регистрация / вход

Субъективная сторона преступления

Понятие и значение субъективной стороны преступления. Вина и ее формы, преступление с двумя формами вины. Факультативные признаки субъективной стороны состава преступления, его мотив и цель. Примеры практики по уголовным делам Верховного Суда России.

Содержание

Введение. 2

1. Понятие и значение субъективной стороны преступления. 4

2. Понятие вины и ее формы.. 7

3. Преступление с двумя формами вины. Мотив и цель преступления. 13

4. Факультативные признаки субъективной стороны состава преступления 14

5. Юридические и фактические ошибки и их значение. 16

6. Примеры практики по уголовным делам Верховного Суда России. 20

Заключение. 24

Библиографический список литературы.. 26

Введение

Современное уголовное право России исходит их того, что важнейший принцип виновной ответственности является необходимым условием правильной социально-правовой оценки человеческого поведения. Положение о субъективном вменении является требованием действующего материального (УК РФ) и процессуального (УПК РФ) законодательства.

Являясь важным и самостоятельным элементом состава преступления, признаки субъективной стороны служат одними из оснований уголовной ответственности, существенно влияют на общественную опасность и, следовательно, правовую оценку содеянного, выступают факторами разграничения различных преступлений в процессе их квалификации, влияют на индивидуализацию ответственности и наказания. Они учитываются в качестве условий применения практически всех уголовно-правовых институтов Общей части, принимаются во внимание при решении других актуальных вопросов уголовно-правовой теории и практики применения, как общеуголовного, так и специального военно-уголовного законодательства.

Действительно, коль скоро существуют особенности объективной действительности, то они же должны быть адекватно отражены в процессе субъективного познания.

Преступление как общественно опасное деяние совершается при взаимной обусловленности объективных и субъективных признаков. К числу первых относятся объект и объективная сторона, к числу вторых - субъект и субъективная сторона. Общим для названных признаков является то, что они с разных сторон характеризуют одно и то же социальное явление (преступление).

В отличие от объективной, субъективная сторона отражает внутренние процессы, происходящие в сознательной и волевой сферах лица, совершающего либо готовящегося совершить преступление. В реальной жизни обе стороны преступления существуют неразрывно, обусловливая само деяние, в одном месте, в одно время, совершаемые одним и тем же лицом. Однако при теоретическом анализе представляется возможным рассмотреть объективную и субъективную стороны преступного деяния раздельно, не забывая при этом об их внутреннем единстве.

Актуальность темы курсовой работы состоит в том, что субъективная сторона преступления имеет важное юридическое значение.

Во-первых, как составная часть основания уголовной ответственности она отделяет поведение преступное от непреступного.

Во-вторых, субъективная сторона позволяет отличить друг от друга преступления, сходные по объективным признакам.

В-третьих, фактическое содержание факультативных признаков субъективной стороны преступления, даже если они не указаны в норме Особенной части УК, определяет степень общественной опасности как преступления, так и лица, его совершившего.

Таким образом, исследование содержания субъективной стороны: формы вины, содержания и направленности умысла, мотивов и целей преступления имеет значение и для обоснования уголовной ответственности, и для квалификации преступления, и для назначения наказания.

Основная цель курсовой работы состоит в исследовании правового значения субъективной стороны преступления.

В соответствии с данной целью в исследовании были поставлены следующие задачи:

1. Раскрыть понятие и значение.

2. Дать понятие вины и раскрыть содержание ее форм.

3. Рассмотреть понятие двойной формы вины, а также раскрыть понятие факультативных признаков субъективной стороны - мотива и цели.

4. Раскрыть содержание юридических и фактических ошибок.

5. Привести примеры практики по уголовным делам Верховного Суда РФ.

1. Понятие и значение субъективной стороны преступления

Содержанием субъективной стороны является психическая деятельность лица, связанная с совершением преступления. Субъективная сторона - обязательный элемент состава преступления. Она представляет собой субъективное основание уголовной ответственности наряду с объективным - действием или бездействием, общественно опасными последствиями и причинной связью между ними.

К признакам, ее характеризующим, относятся вина, мотив и цель преступления. Эти признаки, выражая различные формы психической деятельности, органически связаны между собой и взаимозависимы. В совокупности они дают представление о том внутреннем процессе, который происходит в психике лица, и отражают связь его сознания и воли с совершаемым общественно опасным деянием.

Вместе с тем, вина, мотив и цель - это самостоятельные психологические явления с самостоятельным содержанием, ни одно из них не включает в себя другие в качестве составной части.

Обязательный признак субъективной стороны - это вина. Вина составляет ядро субъективной стороны преступного деяния и выражается в психическом отношении лица к совершаемому им общественно опасному деянию. Нет вины - нет и субъективной стороны, а следовательно, и состава преступления. [11]

Факультативными признаками субъективной стороны считаются мотив и цель. Такие признаки указывают на то, в результате чего, из каких побуждений человек совершил преступление.

К факультативным признакам субъективной стороны относятся также эмоции, т.е. переживания лица, сопровождающие подготовку преступления и процесс его совершения. Как обязательный признак они редко указываются в нормах закона, но их наличие может повлиять на квалификацию либо назначение наказания. Эмоции, выражающие отношение к уже совершенному преступлению (удовлетворение или раскаяние, страх перед наказанием и т.п.) не являются признаком субъективной стороны. [7]

Уголовно-правовое значение признаков субъективной стороны неодинаково.

Вина в форме умысла или неосторожности является обязательным признаком всякого преступления. Без вины нет уголовной ответственности, какими бы тяжелыми ни были последствия общественно опасного деяния.

Факультативные признаки - мотив, цель и эмоции - становятся обязательными лишь при условии, что законодатель включает их в таком качестве в конструкцию данного состава преступления. В остальных случаях они могут влиять на квалификацию деяния либо учитываться при индивидуализации наказания как обстоятельство, смягчающее или отягчающее ответственность.

С учетом сказанного можно дать следующее определение: субъективная сторона - это элемент состава преступления, дающий представление о внутренних психических процессах, происходящих в сознании и воле лица, совершающего преступление, характеризующийся конкретной формой вины, мотивом, целью и эмоциями.

В некоторых случаях законодатель прямо определяет элементы субъективной стороны в диспозициях уголовно-правовых норм Особенной части, например, в составе убийства, которым признается умышленное причинение смерти другому человеку.

На форму вины указывается в ст.109 "Причинение смерти по неосторожности", в ст.111 "Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью", в ст.168 "Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности" и др.

Хулиганские и корыстные мотивы указаны в ст.245 "Жестокое обращение с животными", цель сбыта - в ст.186 "Изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг" и т.д. В УК РФ 1996 г. законодатель стремится к наиболее полному описанию элементов субъективной стороны, хотя это не всегда удается.

Значение субъективной стороны определяется ее значимостью для квалификации и отграничения одного преступления от другого, сходного с первым по другим признакам состава. Содержанием субъективной стороны во многом определяются характер и степень общественной опасности содеянного.

В некоторых случаях анализ субъективной стороны позволяет отграничить от преступления иное правонарушение. Это возможно тогда, когда уголовная ответственность наступает только за умышленное совершение данного деяния. Например, при превышении пределов необходимой обороны ответственность наступает только за умышленное превышение, неосторожное преступлением не признается.

Правовое значение субъективной стороны состоит в том, что она позволяет:

1) установить основания для привлечения к уголовной ответственности;

2) обеспечивает точную квалификацию преступления;

3) дает возможность разграничить смежные составы преступлений, сходные по объекту и объективной стороне;

4) влияет на установление степени общественной опасности деяния и, как следствие, на индивидуализацию уголовного наказания.

Все это, в свою очередь, способствует осуществлению принципов законности, справедливости, гуманизма и вины, прямо зафиксированных в уголовном законе.

Принцип вины гласит:

"1. Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается" (ст.5 УК).

Границы и условия применения принципа вины определяются во многих нормах Общей и Особенной части УК.

2. Понятие вины и ее формы

Уголовный Кодекс употребляет понятие вины, но не дает его законодательного определения.

Вина [1] , будучи ведущей категорией субъективной стороны, представляет собой психическое отношение к деянию и его последствиям в виде умысла или неосторожности. Вина включает в себя интеллектуальные и волевые компоненты.

Интеллектуальные компоненты отражают познавательные процессы, происходящие в психике человека. Это его способность осознавать значимость своего поведения и его последствий.

Волевые компоненты отражают сознательное направление человеком своих умственных и физических усилий на достижение определенных целей, на конкретное поведение, выбор того или иного варианта поведения.

Разное сочетание интеллектуальных и волевых признаков, степень их выраженности используются законодателем при конструировании форм вины.

В уголовно-правовой науке есть две основные теории вины: [11]

1) оценочная (нормативная, этическая), когда вина лица за совершенное деяние сводится к оценочной (социальной, нравственной, политической) характеристике ее судом, формулируемой в его упреке;

2) психологическая, представляющая собой субъективное (внутреннее, психическое) отношение лица к своим общественно опасным и противоправным действиям или бездействию и их общественно опасным последствиям.

Отечественная наука и практика склоняются к психологическому пониманию вины, которая в этой связи рассматривается как психологическая категория, свободная от влияния политических, социальных и нравственных оценок, чреватых тяготением к объективному вменению. Подобные оценки возможны лишь в отношении деяния в целом.

Согласно психологической теории вины каждое общественно опасное и противоправное действие (бездействие) вменяемого человека считается волевым и сознательным. Всякое волевое и сознательное деяние мотивированно и целенаправленно, т.е. совершается по определенному мотиву и для достижения конкретных целей.

Мотивация и целеполагание лица раскрывают то, ради чего оно в ущерб интересам других лиц, общества и государства совершает общественно опасное и уголовно-наказуемое деяние. Мотивы и цели не являются обязательными признаками вины, но именно через них открывается психологическая суть внутреннего отношения виновного к деянию. От их точного установления зависит практическая реализация принципа вины.

Юридическое значение формы вины разнообразно: [11]

Во-первых, форма вины является объективной границей, отделяющей преступное поведение от непреступного.
Во-вторых, форма вины определяет квалификацию преступления, если законодатель дифференцирует уголовную ответственность за совершение общественно-опасных деяний, сходных по объективным признакам, но различающихся по форме вины.
В-третьих, форма вины во многих случаях служит основанием законодательной дифференциации уголовной ответственности.
В-четвертых, вид умысла или вид неосторожности, не влияя на квалификацию, может служить важным критерием индивидуализации уголовной ответственности и наказания.
В-пятых, форма вины предопределяет условия отбывания наказания в виде лишения свободы, определяет вид исправительного учреждения.

В зависимости от степени "охвата" юридически значимых действий (бездействия) и наступивших последствий мотивами и целями субъекта при одной и той же объективной стороне могут быть разными формы его вины. Смерть человеку, наступившая от выстрела из ружья, в зависимости от конкретного содержания мотивов и целей стрелявшего лица, может быть причинена умышленно или неосторожно, а может быть и невиновно.

Субъективное (внутреннее, психическое) отношение лица к совершаемому им общественно опасному и уголовно-противоправному деянию, адекватно отражая основную суть его виновности, в своем конкретном выражении может быть многогранным.

Поэтому согласно ст.24 УК виновным в совершении преступления может быть признано только то лицо, которое совершило общественно опасное и уголовно-противоправное деяние умышленно или неосторожно.

Каждая форма вины имеет определенное значение для квалификации деяний, индивидуализации наказания виновных, освобождения от уголовной ответственности и т.д. Поэтому они четко разграничены между собой, прежде всего, нормативно.

Формы вины (умысел и неосторожность), а также виды умышленной вины (прямой и косвенный умысел) и неосторожной вины (легкомыслие и небрежность) отличаются друг от друга соотношением сознания и воли к самому деянию (действию или бездействию) и наступившим последствиям

Прямой умысел включает в себя три взаимосвязанных признака: [9]

1) осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия);

2) предвидение возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий;

3) желание их наступления.

Косвенный умысел тоже предполагает три признака:

1) осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия);

2) предвидение возможности наступления общественно опасных последствий;

3) нежелание, но сознательное допущение этих последствий либо безразличное к ним отношение.

Первым общим признаком обоих видов умысла является осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия).

Применительно к умышленной вине конкретных лиц это понятие употребляется в номинальном и упрощенном значении. Лицу достаточно лишь в общих чертах осознавать, что совершаемое им действие (бездействие) причиняет вред личности, собственности, общественному порядку и другим общественным отношениям, охраняемым уголовным законом.

В реальной действительности осознание общественной опасности и уголовной противоправности традиционно преступных деяний (убийств, краж, грабежей и т.д.) практически не вызывает каких-либо сомнений. Оно формируется в процессе социализации, приобретения жизненного опыта, получения образования, чтения художественной литературы, просмотра кино и видеофильмов и т.д.

Второй признак умысла - предвидение - не полностью совпадает при прямом и косвенном умысле. При прямом умысле имеется предвидение возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий, а при косвенном умысле - только предвидение возможности их наступления.

Вероятность предвидения при прямом умысле выше, чем при косвенном. Осознание общественной опасности деяния и предвидение вероятности наступления общественно опасных последствий осуществляются на рациональном уровне и образуют интеллектуальный момент умышленной вины, оценка которого должна быть адекватной.

Третьим и наиболее важным признаком умышленной вины является желание или нежелание наступления прогнозируемых общественно опасных последствий. По этому признаку прямой умысел существенно отличается от косвенного.

При прямом умысле виновный желает наступления общественно опасных последствий, которые он предполагает достигнуть в результате своих общественно опасных действий (бездействия). Наступившие последствия могут и не отражать конечных целей виновного, а служить лишь средством достижения более отдаленных целей, как преступных, так и не преступных.

При косвенном умысле лицо не желает наступления общественно опасных последствий, но осознанно допускает их либо относится к их наступлению безразлично. Нежелание наступления общественно опасных последствий связано с иными более важными для субъекта желаниями (целями), при стремлении к которым наступление прогнозируемых лицом общественно опасных последствий является для него вероятностно прогнозируемым, но побочным результатом. [8]

Практическое значение разграничения прямого и косвенного умыслов проявляется, прежде всего, при решении вопросов об ответственности за неоконченное преступление. Готовиться к совершению преступления (ч.1 ст.30 УК) и покушаться на преступление (ч.3 ст.30 УК) можно, лишь имея прямой умысел. Так, если убийство (ст.105-107 УК) может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда действия виновного свидетельствовали о том, что он осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел наступление смерти, желал этого, но смертельный исход не наступил в силу обстоятельств, от него не зависящих. [4]

Неосторожность представляет собой самостоятельную, наряду с умыслом, форму вины, которая может быть двух видов - легкомыслием или небрежностью.

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий (ч.2 ст.26 УК).

Интеллектуальный момент легкомыслия состоит в предвидении возможности наступления общественно опасных последствий. Волевой момент легкомыслия заключается в том, что лицо рассчитывает на их предотвращение, хотя этот расчет и оказывается необоснованным, самонадеянным. Необоснованность расчета может быть связана с самонадеянным расчетом на свои физические свойства, на действие механизмов или на другие обстоятельства.

Легкомыслие как вид неосторожности нередко смешивают с косвенным умыслом, поскольку их общими чертами являются предвидение возможности наступления последствий и нежелание их наступления. Однако в отличие от косвенного умысла при легкомыслии следует говорить о предвидении не реальной, а лишь абстрактной возможности наступления общественно опасных последствий. Предвидение при легкомыслии отличается от предвидения при косвенном умысле меньшей степенью определенности. Кроме того, при легкомыслии лицо не просто не желает последствий, но и рассчитывает на определенные обстоятельства, способные воспрепятствовать их наступлению, т.е. по отношению к ненаступлению последствий при легкомыслии более активное отношение в то время, как при косвенном умысле они субъекту преступления безразличны.

Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия (ч.3 ст.26 УК).

Интеллектуальный момент небрежности состоит в непредвидении возможности наступления последствий, волевой - в волевом поведении лица и в отсутствии стремления к предотвращению последствий в силу того, что лицо действует невнимательно или непредусмотрительно. Важно отметить, что при небрежности лицо было обязано и имело возможность предвидеть наступление общественно опасных последствий, в противном случае ответственность исключена.

3. Преступление с двумя формами вины. Мотив и цель преступления

Статья 27 УК формулирует ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины, то есть умышленно и неосторожно.

В реальной и правовой действительности такие случаи нередки. Действующий уголовный закон содержит около тридцати составов с двойной формой вины. Все они по конструкции относятся к сложным составам с квалифицирующими признаками.

Например, преступлениями, совершаемыми с двумя формами вины, являются умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч.4 ст.111), незаконное производство аборта, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью (ч.3 ст.123), похищение человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия (ч.3 ст.126) и т.д.

Наступление дополнительного, более тяжкого последствия, относительно которого у виновного существует неосторожная форма вины, в нормах Особенной части является квалифицирующим признаком состава преступления.

Исключительно важным является указание в этой статье, что подобные преступления в целом следует считать совершенными умышленно со всеми вытекающими отсюда последствиями, связанными с категоризацией преступлений (ст.15 УК), установлением рецидива (ст.18 УК), соучастия в преступлении (ст.33 УК), отменой условного осуждения (ч.5 ст.74 УК) или условно-досрочного освобождения (ч.7 ст.79 УК).

От преступлений с двумя формами вины следует отличать неосторожные преступления, связанные с нарушением определенных правил предосторожности или безопасности. [4] Так, например, не является преступлением с двумя формами вины нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека (ч.1 ст.264).

Само по себе нарушение специальных правил является не преступлением, а административным правонарушением, поэтому действовал субъект умышленно или по неосторожности, не имеет значения для квалификации. Уголовная ответственность наступает за причинение определенной тяжести вреда здоровью человека, а по отношению к этим последствиям виновный действовал неосторожно. Поэтому преступление в целом неосторожное.

4. Факультативные признаки субъективной стороны состава преступления

Любое волевое действие вменяемого человека, в том числе и преступное, исходит из определенных мотивов и направляется на достижение определенной цели. Кроме того, деяния имеют различную эмоциональную окраску.

Мотив преступления - это обусловленное определенными потребностями и интересами внутреннее побуждение, вызывающее у лица решимость совершить преступление. Мотив - побуждение осознанное, обусловленное желанием достичь определенную цель. Он тесно связан с виной, но не совпадает и не сливается с ней. Воздействуя на сознание человека, мотив формирует направленность его воли, обусловливает характер его действий. Мотивы характерны для всех преступлений, совершаемых с прямым умыслом, их наличие просматривается и при совершении действий (бездействия) с косвенным умыслом. Можно говорить о мотивах даже в неосторожных преступлениях, однако это уже мотивы общественно опасного поведения, приведшего к преступному результату, а не мотивы заранее предусмотренного, рассчитанного преступления. [5]

Для правильной квалификации преступления большое значение имеет классификация мотивов. В основу классификации мотивов следует положить характер и степень их общественной опасности, проявляющиеся в совершении умышленных преступлений. В соответствии с этим мотивы преступления можно подразделить на следующие виды:

1) человеконенавистнические,

2) корыстные, или низменные,

3) личные (ревность, зависть, карьеризм и т.п.).

Мотивы должны быть установлены, четко зафиксированы в процессуальных документах и учтены при рассмотрении уголовного дела. Правильное установление мотивации преступных действий играет большую роль и в деле исправления осужденного. Методика работы с осужденным, имеющим корыстную ориентацию, существенно отличается от работы с лицом, имеющим насильственную либо смешанную ориентацию.

Цель преступления - это мысленное представление, модель общественно опасных последствий, к достижению которых стремится лицо, совершающее преступление. Цель и мотив тесно связаны между собой. Однако по времени мотив возникает, как правило, раньше цели. Цель как осознанное стремление к удовлетворению возникает из потребности, появляется на основе преступного мотива. Вместе эти элементы субъективной стороны формируют интеллектуальную и волевую деятельность лица по совершению преступления.

Эмоции - это испытываемые человеком переживания по поводу собственного состояния, совершаемого деяния или событий окружающей действительности. Они не являются источником действий человека, их функции связаны, главным образом, с повышением активности его деятельности. Они придают психическим процессам особый фон, способствуют возникновению мотива, ориентируют человека на постановку определенной цели'.

В качественном отношении эмоции полярны, они делятся на положительные и отрицательные, первые связаны с удовлетворением потребностей или возможностью такого удовлетворения, а вторые - с тем, что этому препятствует. Отсюда и формирование мотивов - положительных либо отрицательных. Определенное влияние эмоции могут оказать и на форму вины.

Эмоции характеризуются различной степенью интенсивности, напряженности, выступая как определенные эмоциональные реакции, среди которых наиболее часто встречаются реакции гнева, радости, тоски, страха. Интенсивность эмоциональных реакций и степень их влияния на психологическую деятельность человека выражаются в рамках таких понятий, как эмоциональный отклик, эмоциональная вспышка, аффект. [12]

5. Юридические и фактические ошибки и их значение

Ошибка представляет собой неправильную оценку лицом, совершающим преступление, своего поведения или его последствий. В науке уголовного права различают юридическую и фактическую ошибки.

Юридическая ошибка - это заблуждение лица по поводу наказуемости или ненаказуемости его действия (бездействия) и юридических последствий. Таких ошибок три.

1. Мнимое преступление. Лицо считает, что совершаемые им действия (бездействие) - преступны, в то время как уголовный закон их таковыми не считает.

2. Лицо не считает свои действия преступными, в то время как закон расценивает их как преступление. Ответственность за совершенное преступление наступает по правилу: "Незнание закона не освобождает от ответственности".

3. Неправильное представление лица о юридических последствиях совершения преступления, о его квалификации, виде и размере наказания, которое может быть назначено за совершение этого деяния. Названные обстоятельства не входят в содержание умысла, они не являются обязательным предметом сознания, поэтому их ошибочная оценка не влияет на форму вины и не исключает уголовной ответственности.

Общее правило, касающееся всех видов юридических ошибок, сводится к тому, что уголовная ответственность лица, допускающего ошибки относительно юридических свойств и правовых последствий совершаемого деяния зависит не от его субъективной оценки, а от оценки законодателя, выраженной в конкретных статьях УК. Юридическая ошибка не влияет на решение вопроса об уголовной ответственности.

Фактическая ошибка представляет собой заблуждение лица относительно фактических обстоятельств, относящихся в основном к двум элементам состава преступления - объекту и объективной стороне. В уголовно-правовой литературе выделяются, кроме того, ошибки в характере совершаемого действия, обстоятельствах, отягчающих ответственность, и др.

К фактической ошибке относится ошибка в объекте преступления, при которой лицо полагает, что причиняет вред одним общественным отношениям, в то время, как в действительности вред причиняется другим отношениям.

Например, лицо передает деньги или ценное имущество руководителю коммерческого банка для того, чтобы тот помог ему получить кредит на выгодных условиях, при этом лицо полагает, что дает взятку должностному лицу. Таким образом, лицо считает, что причиняет вред государственной власти, интересам государственной службы и службы в органах местного самоуправления (см. гл.30), а фактически вред причинен другим отношениям - интересам службы в коммерческих и иных организациях (см. гл.23).

В подобных случаях действия виновного лица квалифицируются по направленности умысла, однако в силу того, что в реальности вред предполагаемым отношениям не причинен, лицо несет ответственность за покушение, а не оконченное деяние. Помимо этого, лицо будет отвечать и за оконченное преступление, которое было фактически совершено. В нашем примере лицо понесет ответственность за покушение на дачу взятки (ч.3 ст.30, 291) и за коммерческий подкуп (ч.1 ст. 204).

Ошибка в предмете преступления. Суть ее состоит в том, что ущерб (вред) виновный причиняет тому объекту, которому и намеревался, но ошибается в предмете. Так, участвуя в краже из контейнеров, перевозимых на открытых платформах железной дороги, воры взяли три ящика, в которых, по их мнению, находились малогабаритные японские транзисторы. Фактически же в похищенных ящиках оказались дезодоранты и туалетная вода в коробках, похожих по форме на упаковку транзисторов. Происшедшая ошибка в предмете посягательства не влияет на решение вопроса об уголовной ответственности лиц, причинивших ущерб объекту - чужой собственности.

Ошибка в личности потерпевшего также влияет на квалификацию только в том случае, когда связана одновременно с заблуждением лица в объекте преступления. Например, лицо, считая, что совершает посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст.317), в действительности совершает убийство другого человека (ст.105). Ответственность и в этом случае наступает по направленности умысла субъекта преступления, т.е. за покушение на первое преступление (ч.3 ст.317) и оконченное второе преступление (ч.1 ст.105). Если же лицо, намереваясь совершить убийство А., по ошибке убивает Б., то оно несет ответственность за оконченное убийство человека (ст.105). Подмены объекта не происходит: и в том, и в другом случае им является жизнь человека, независимо от того, какова личность потерпевшего.

Ошибка относительно общественно опасных последствий может касаться либо качественной, либо количественной характеристики этого объективного признака.

Ошибки, относящиеся к объективной стороне состава преступления, могут касаться любого юридически значимого признака объективной стороны.

В теории уголовного права к данному виду относят:

1) ошибку в развитии причинной связи;

2) ошибку в средствах совершения преступления.

Суть ошибки в развитии причинной связи состоит в том, что лицо, совершая преступление, заблуждается относительно хода развития причинно-следственных связей между своим действием и наступлением общественно опасных последствий. В результате вред виновно причиняется одновременно нескольким объектам уголовно-правовой охраны.

Так, владелец автомашины, нарушив правила дорожного движения, сбил велосипедиста, ехавшего по обочине дороги, что вызвало болевой шок и потерю сознания потерпевшего. Считая его мертвым и желая скрыть преступление, виновный, не удостоверившись в смерти, сбрасывает тело в речку, а велосипед забрасывает в кусты. Однако, как показывает судебно-медицинское вскрытие трупа, велосипедист скончался от асфиксии (попадания воды в дыхательные пути). Виновный должен отвечать за вред, причиненный в условиях фактической ошибки в развитии причинной связи по двум статьям УК: ст.264 - за нарушение правил дорожного движения, повлекшее причинение тяжкого вреда здоровью, и ст.109 УК - за причинение смерти по неосторожности.

Ошибка в средствах выражается в использовании лицом иного, чем было запланировано, средства для совершения преступления.

Данный вид возможен при следующих ситуациях:

1. По ошибке используется другое средство, столь же пригодное для достижения преступного результата. Например, исполнитель мошеннического получения товаров по поддельной накладной уверен, что пособник изготовил для него полностью новый документ, тогда как фактически в подлинной накладной были подделаны лишь некоторые реквизиты, дающие возможность получить товары обманным путем. Эта ошибка в средствах не имеет юридического значения.

2. Для совершения преступления используется средство, сила которого по ошибочному представлению субъекта представляется заниженной. Оградив забор вокруг дачи проволокой, и пропустив через нее ток напряжением в 60 вольт, лицо считает, что такое напряжение не может быть опасным для жизни похитителей, а способно лишь отпугнуть их. Случайно дотронувшийся до мокрой после дождя проволоки мальчик был убит током. Ответственность в этом случае наступает, при наличии всех остальных условий, как за неосторожное преступление.

3. Для совершения преступления по ошибке используется средство, оказавшееся непригодным.С., решив по мотивам мести убить Ш., прицелился в него из ружья и нажал спусковой крючок. Выстрела не произошло из-за неисправности спускового механизма. Виновный должен нести ответственность за покушение на убийство, так как использованное им для этой цели средство сказалось негодным лишь в данном случае. Его действия общественно опасны и наказуемы.

6. Примеры практики по уголовным делам Верховного Суда России

В соответствии с нормативной базой в сфере воздействия на преступность Верховный Суд Российской Федерации в своих разъяснениях неоднократно обращает внимание на необходимость выяснения в каждом конкретном случае вида вины, мотивов целей, эмоциональных состояний, а также доказательств, на основании которых суд пришел к убеждению, что те или иные обстоятельства имели либо не имели место в действительности.

УПК РФ, определяя в ст.73, 220, 225, 307 необходимость установления мотива преступления, не предусматривает конкретных способов его отражения в процессуальных актах.

Это, однако, не означает, что отсутствие в процессуальных документах слова "мотив" по формальному основанию необходимо всегда и безусловно расценивать как нарушение названных норм уголовно-процессуального закона.

К тому же мотив (как побуждение) не следует смешивать с мотивировкой (как с объяснением того или иного решения). Тем более, что мотивировка может быть присуща как суду, так и подсудимому (который вместо мотива также может оперировать мотивировкой).

Определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 29 сентября 1999 г. констатировано, что "нарушение требования ст.73 УПК РФ об обязательном доказывании мотива преступления повлекло отмену приговора".

Однако следует учитывать, что такая констатация имела место по делу об убийстве, где мотив является квалифицирующим признаком и от его содержания существенно зависит оценка содеянного в широком диапазоне от ст.105 до ст.108 УК.

Как специально отмечено в цитируемом определении, при обстоятельствах, когда мотив преступления, являющийся предметом доказывания (т.е. признаком состава преступления), не установлен, приговор не может быть признан законным, он подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

При квалификации преступлений, совершенных с двумя формами вины, когда необходимо очень точно оценить психическое отношение виновного к нескольким различным материальным последствиям содеянного, образующего в целом один умышленный состав преступления.

В этой связи показательным может являться дело Карлова, в свое время рассматривавшееся военным судом. Карлов был признан виновным в том, что, будучи недоволен отказом Осипенко ответить на его вопрос, нанес ему со значительной силой два удара кулаком в грудь, повлекшие рефлекторную остановку сердца и смерть потерпевшего ( ч.4 ст.111 УК РФ).

Пленум Верховного Суда указал, что для признания лица виновным в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения, повлекшем смерть потерпевшего по неосторожности, необходимо установить, что оно, совершая противоправные действия, предвидело возможность причинения тяжкого телесного повреждения и желало либо сознательно допускало наступление этого последствия; по отношению же к смерти потерпевшего его вина должна характеризоваться как неосторожная.

Однако в ситуации рефлекторной остановки сердца потерпевшему не причинялось никаких телесных повреждений и вреда здоровью. Иначе говоря, обнаружилась логическая несогласованность выводов: невозможно желать или сознательно допускать остановки сердца, но не желать при этом смерти потерпевшего. С учетом изложенного Пленум Верховного Суда констатировал, что, нанося удары кулаком в грудь потерпевшему, Карлов должен был и мог предвидеть возможность наступления тех последствий, которые фактически наступили, и переквалифицировал содеянное на статью о причинении смерти по неосторожности (ст.108 УК РФ).

Правильное установление формы и вида умысла влияет на квалификацию деяния и назначения наказание за преступление. Судом Ханты-Мансийского АО Б., П., и С. признаны виновными в умышленном причинении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего. Но, как видно из заключения эксперта, смерть наступила от закрытой черепно-мозговой травмы, которая могла возникнуть от не менее шести ударов тупым, твердым предметом, после получения которой потерпевший был без сознания. По материалам дела установлено, что труп потерпевшего был зарыт в снег и сами осужденные показывали, что они его убили и закопали. Эти обстоятельства, имеющие существенное значение для определения направленности умысла виновных и правильной квалификации их действий судом учтены не были, что и привело к отмене приговора. [4]

Верховный суд Российской Федерации также указал, что при решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество и характер, локализацию телесных повреждений, а так же поведение виновного, предшествующее и последующее за преступлением, взаимоотношения виновного и потерпевшего.

Включение законодателем обстоятельств, характеризующих личность потерпевшего, в составы отдельных преступлений показывает, что эти обстоятельства важны для уголовно-правовой квалификации содеянного, но их переоценка либо недооценка ведет к негативным явлениям в судебной практике, как это имело место в следующем примере. Г., увидев, что его жена спит на одной кровати с Х., на почве ревности ударом ножа убил его, а затем нанес жене несколько ударов, в том числе бутылкой по голове, причинив легкие телесные повреждения без расстройства здоровья. Судом первой инстанции Г. осужден по ст. ст.105, 115 УК РФ. При квалификации содеянного суд не оценил должным образом поведение потерпевших, посчитав, что Г. подозревал и ранее жену в неверности и для него такое поведение жены и спавшего в ее постели X. не было неожиданным, а поэтому не могло вызвать у него внезапно возникшего сильного душевного волнения. Это утверждение в приговоре Президиум Верховного Суда РФ обоснованно отверг, признав такое поведение потерпевшего тяжким оскорблением для виновного, вызвавшим у него внезапно возникшее сильное душевное волнение. [3]

Заключение

В результате проведённого исследования по теме: "Субъективная сторона преступления" можно сделать ряд выводов:

1. Субъективная сторона преступления - это связь преступного деяния с сознанием и волей лица. Чтобы деяние стало преступным, надо чтобы оно связывалось с сознанием и волей лица. В отличие от объективной стороны, представляющей собой внешнюю картину преступления, субъективная сторона является его внутренней сущностью.

2. Содержание субъективной стороны преступления включает в себя один обязательный признак - вину, в форме умысла либо неосторожности, и три факультативных признака: мотив, цель, а также эмоциональное состояние виновного в момент совершения преступления. Перечисленные признаки характеризуют единый внутренний процесс происходящий в психике субъекта преступления, они неразрывно связаны. Однако в рамках субъективной стороны каждый сохраняет самостоятельность. Их юридическое значение не одинаково.

3. Содержание применяемых в уголовном праве признаков субъективной стороны определяется их естественной социальной и психологической природой.

Являясь основой сознательного волевого акта, мотив, цель и обусловленная ими вина определяют поведение субъекта в обществе, влияют на психологическую структуру его личности и поэтому безусловно должны учитываться при конструировании и применении норм как общеуголовного, так и военно-уголовного законодательства.

Будучи представлены в уголовном законодательстве, признаки субъективной стороны реализуют в праве свои социальные функции, которые при этом приобретают качество уголовно-правовых - как общих, так и специальных.

4. Общая их функция и заключается в том, что рассматриваемые признаки составляют основу волевого поведения субъекта. Содержание и антиобщественная направленность волевого процесса определяется глубиной антисоциальной мотивации (установкой) личности.

5. Вина - это предусмотренное уголовным законом психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому деянию и его последствиям, выражающее отрицательное или безразличное отношение к интересам личности и общества.

Умысел как форма вины гораздо чаще предусматривается законодателем, чем неосторожность. В реальной жизни удельный вес умышленных преступлений составляет более 90%. Умысел включает интеллектуальный и волевой момент (момент осознания и момент воли).

6. Неотъемлемыми и самостоятельными составляющими субъективной стороны преступлений выступают мотив и обусловленная им цель.

Об их факультативности возможно говорить лишь в рамках общего учения о составе преступления и неприемлемо это утверждать, когда речь идет о составе конкретного преступления, предусмотренного определенной статьей Особенной части УК РФ, в частности нормами гл.33 УК о преступлениях против военной службы.

В последнем случае обязательными являются все признаки, содержащиеся в соответствующей уголовно-правовой норме, независимо от способа их законодательного описания и от того, встречаются ли они в составах других преступлений или нет.

7. Ошибкой в уголовном праве признается неправильное представление (заблуждение) лица о фактических свойствах (признаках) совершаемого им деяния. В настоящее время общепринятой классификацией признается классификация в зависимости от заблуждения лица относительно отдельных признаков преступления. В соответствии с этим различаются юридическая и фактическая ошибки.

Библиографический список литературы

1. Конституция РФ.

2. Уголовный кодекс РФ (в ред. Федерального закона от 08.12. 2003 N 162-ФЗ).

3. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1998. - N 11. С.4.

4. Постановление Пленума ВС РФ от 27.01.99 N 1"О судебной практике по делам об убийстве" // Информационный бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, № 1, 1999.

5. Абельцев С. Мотивация особо тяжких преступлений против личности. // Российская юстиция – 1998. - № 11. С.29.

6. Бикеев И. Актуальные проблемы учения о субъективной стороне преступления // Уголовное право. - 2002. - №3. -С.9-14.

7. Истомин А.Ф. . Общая часть уголовного права. - М., 1998.

8. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации /отв. ред.В.М. Лебедев – 3-е изд., доп. и испр. М.: Юрайт-Издат, 2004.

9. Смирнов К.П. Умысел как форма вины. // Российская юстиция –1997. - № 3.

10. Уголовное право / Общая часть/ под редакцией Рарога А.И. - М., 2003.

11. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник для юрид. вузов / Под ред. Б.В. Здравомыслова. - М.: Юрист, 2001.

12. Уголовное право. Часть общая. /Издательская группа ИНФРА - М - НОРМА - М, 1998.


[1] ВИНА - проступок, преступление, источник чего-либо неблагоприятного.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий