регистрация / вход

Сущность государства

Понятие и признаки государства. Плюрализм в понимании и определении государства: причины и характеристика основных подходов. Государственная власть как разновидность социальной власти. Сущность государства и основные закономерности его эволюции.

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

БЕЛГОРОДСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Кафедра государственно-правовых дисциплин

Дисциплина Теория государства и права

Реферат

по теме: «Сущность государства»

Подготовил:

Слушатель 454 группы

Зайцев А.А.

Белгород

2008 г.


План лекции

Вступительная часть

1. Понятие и признаки государства. Плюрализм в понимании и определении государства: причины и характеристика основных подходов.

2. Государственная власть как разновидность социальной власти.

3. Сущность государства: основные подходы.

4. Основные закономерности эволюции государства.

5. Заключительная часть

Вводные замечания

Определить и объяснить основные характеристики государства, иначе — указать его главные признаки и, тем самым, раскрыть приро­ду государства, сформировать его понимание (понятие), составляет одну из основных задач теории государства. Познать природу государ­ства - значит выявить главное и определяющее в его функциониро­вании и развитии, в его социальной ценности и назначении. Это значит понять государство в единстве всех многообразных и противо­речивых свойств, сторон и форм, как самостоятельный и целостный социальный институт.

Раскрытие природы государства на этапе его существования, функционирования и развития требует дальнейшего теоретического продвижения в этом направлении, предполагает анализ государства как политической организации зрелого, сформировав­шегося общества. Таким образом, современная теория го­сударства рассматривает два тесно взаимосвязанных, протяжных во времени процесса в государственной организации человечества процесс его существования, функ­ционирования и развития.


1. Понятие и признаки государства

Многогранность такого феномена, как государство, предопределяет множественность научных подходов к пониманию его сущности. Государство может рассматриваться с точки зрения социологии, политологии, этнологии и т. д. В юридической науке феномен государства также не имеет однозначной интерпретации. Термин "государство", как указывал Г. Кельзен, может употребляться в нескольких аспектах.

Во-первых, в юридическом смысле. Государство в данном случае может быть представлено как юридическое лицо, правовой феномен, как своеобразная корпорация. От других корпораций государство отличается при этом "лишь установленным в масштабе нации или страны правовым порядком"1 . Государство выглядит не иначе как такой образ действий и порядок поведения людей, который обычно называют правовым порядком.

Во-вторых, понятие государства может употребляться в социологическом смысле. В данном аспекте государство должно рассматриваться как некая социологическая общность, социальная реальность, существующая независимо от правового порядка и правовой реальности. Для государства, рассматриваемого в социологическом смысле, характерной чертой является исходное (с момента его возникновения и функционирования) рассредоточение власти по различным органам2 , в результате чего возникает несколько доминирующих в обществе групп и отношений.

В-третьих, понятие государства может определяться как "система норм", "нормативный порядок" или же как "политически организованное общество". Государство проявляется как политическая организация прежде всего потому, что оно устанавливает порядок использования силы, принуждения, власти1 .

В российской литературе различных периодов также можно найти немало определений государства. Например, государство "как объективный факт нашей планеты" представлялось в виде "социального явления кооперативного выполнения за счет населения и для населения страны непременных условий проявления и развития индивидуальной жизни". Государство определялось и как организованное общение людей, связанных между собой духовной солидарностью и не только признающих эту солидарность, но и поддерживающих ее силой патриотической любви, достойными и мужественными поступками2 . Оно рассматривалось и в качестве союза свободных людей, живущих на определенной территории и подчиняющихся принудительной и самостоятельной верховной власти.

Л.С.Мамут все имеющиеся представления о государстве предлагает свести в четыре группы. Первую, по его мнению, должны составить мысленные отражения признаков, выражающих публично-властную натуру государства. Вторую – мнения относительно его генезиса. Третью – взгляды, которые сфокусированы на внешний облик государства, на его композицию. Четвертую – соображения относительно его функциональных свойств, роли, выполняемой в жизни людей3 .

Как мы видим, в специальной литературе разрабатывается множество оп­ределений понятия государства, которые отражают следующие его аспекты:

— государство как организация политической власти;

— государство как аппарат власти;

— государство как политическая организация всего общества.

Каждый из указанных аспектов заслуживает внимания. Дей­ствительно, понимание государства как организации политичес­кой власти подчеркивает, что среди других субъектов полити­ческой системы оно выделяется особыми качествами, представ­ляет собой официальную форму организации власти, причем единственную организацию политической власти, управляющую всем обществом. Вместе с тем политическая власть — один из признаков государства. Поэтому нецелесообразно сводить к нему понятие государства.

С внешней стороны государство выступает как механизм осуществления власти и управления обществом, как аппарат власти. Рассмотрение государства через непосредственное воп­лощение политической власти в аппарате, системе органов — также не раскрывает полностью его понятия. При таком рас­смотрении не учитывается деятельность системы органов мест­ного самоуправления и других.

Государство есть особая политическая реальность. Раскры­вая содержание понятия государства, следует подвести его под такое родовое понятие, как политическая организация. Если го­сударство до середины XIX века можно определять как полити­ческую организацию господствующего класса, то позднейшее, и особенно современное, государство — это политическая орга­низация всего общества. Государство вновь пытаются определять как организацию или институт всех и для всех. В данном случае государство рассматривается как единая политическая организация общества, которая распространяет свою власть на всю территорию страны и ее население, располагает для этого специальным аппаратом управления, издает обязательные для всех веления и обладает суверенитетом1 . Государство сегодня - социальный организм, политический способ существования гражданского общества. Это, в свою очередь, означает, что государство призвано существовать не для подавления и угнетения. Назначение государства заключается в осуществлении солидарных интересов людей.

Таким образом, неоднозначность восприятия государства - его идеи, представления о нем, о его понятии, роли и назначении - обусловлена, прежде всего, самим временем, в рамках которого оно возникает и развивается, а следовательно, уровнем развития общества, общественного сознания и мышления.

Государство становится не просто вла­стью, основанной на принуждении, а целостной организацией общества, которая выражает и охраняет индивидуальные, груп­повые и общественные интересы, обеспечивает организованность в стране на основе экономических и духовных факторов, реали­зует главное, что дает людям цивилизация, — народовластие, экономическую свободу, свободу автономной личности.

Определить общее понятие государства, которое бы отража­ло все без исключения признаки и свойства, характерные для каждого из его периодов в прошлом, настоящем и будущем, невозможно. Вместе с тем любое государство обладает набором таких универсальных признаков, которые проявляются на всех этапах его развития. К таким признакам относятся: государственная территория, институт гражданства, публичная политическая власть и государственный суверенитет.

Рассмотрим перечисленные признаки более подробно:

1. Наличие государственной территории

Понятие государственной территории сформировалось в «процессе исторически обусловленного и необходимого распределения географической среды между историческими группировками человеческого общества».1

В современной юридической науке под государственной территорией принято понимать пространственную сферу государственной юрисдикции, или, иначе говоря, пространство, на которое распространяется государственный суверенитет. Причем внутренний суверенитет предполагает, что в пределах своей территории государство выступает в качестве субъекта, наделенного высшими властными полномочиями, обладающего возможностью издания императивных предписаний, обязательных для всех категорий населения и обеспечиваемых силой государственного принуждения. Внешний суверенитет государства закрепляет принцип неприкосновенности его территории, недопустимости насильственных действий, направленных на завладение государственной территорией либо ее насильственное расчленение.

Территория представляет собой необходимую материальную основу государственности, подразумевающую наличие естественных материальных ресурсов, и в первую очередь естественных богатств, являющихся предметом труда (уголь, нефть, металлы и т. д.). Без наличия территории невозможно развитие экономических отношений, необходимых для существования и нормального функционирования государства.1

Территория государства включает сухопутные, водные, подземные и воздушные пространства. Кроме того, в теоретическом государствоведении существует разделение государственной территории на фактическую и юрисдикционную территории.

По мнению М.Ф. Орловой, территория государства является своего рода материальной базой любого государства, без которой оно не может существовать. Будучи пространственной сферой осуществления государственной власти, указывает она, территория государства предполагает территориальное верховенство его власти, то есть исключительное право государственной власти распространять свое действие на людей, предприятия, учреждения и организации в пределах территории государства. Таким образом, по ее мнению, территория как признак государства представляет собой пространство, в пределах которого осуществляется государственная власть 1 .

Фактическая территория – это пространственная сфера в пределах, определенных государственными границами.

«Составными элементами фактической территории являются:

1. Сухопутная территория, т. е. вся суша в пределах государственных границ.

2. Водная территория, охватывающая:

– внутренние воды, т. е. собственные воды государства (национальные реки, озера, каналы, внутренние моря);

– пограничные воды, т. е. воды рек, озер и каналов, по которым проходит государственная граница;

– территориальное море – полоса прибрежных морских вод, ширина которых согласно Конвенции по морскому праву 1982 г., не должна превышать 12 морских миль.

3. Воздушное пространство над сухопутной и водной территорией, а также территориальным морем»2 .

Юрисдикционная территория – это территория, на которую распространяется юрисдикция данного государства (пространство, в пределах которого действует национальное законодательство). Юрисдикционная территория государства складывается из фактической территории, а также территорий с «особым правовым режимом» – участков местности, в географическом смысле не относящихся к данному государству, однако подпадающих под его юрисдикцию вследствие правил, установленных в международно-правовых актах. В качестве подобных территориальных образований могут рассматриваться «зоны экстерриториальности»,[1] а также оккупированные территории.[2]

2. Институт гражданства (подданства)

Сущность данного признака заключается в возникновении в государственно-организованном сообществе качественно нового (по сравнению с кровнородственным) типа социальных связей. В государстве людей объединяет сам факт наличия у них гражданства (в республиках) или подданства (в монархиях). Становясь гражданами (подданными) государства, индивиды теряют абсолютную свободу передвижения и выбора места жительства. Взамен они получают право требовать от государства защиты своих субъективных прав и свобод, как в самом государстве, так и за его пределами.

В отечественной юридической науке гражданство определяется как «устойчивая политико-правовая связь человека с государством, в соответствии с которой на него распространяется суверенная государственная власть, как в пределах государства, так и вне его границ».3 В законодательстве закрепляется схожая дефиниция, в, соответствии с которой гражданство выступает как устойчивая правовая связь лица с Российской Федерацией, выражающаяся в совокупности их взаимных прав и обязанностей.4

Из нормативного определения с достаточной очевидностью вытекает, что факт устойчивой политико-правовой связи человека с государством (наличие у человека гражданства (подданства) данного государства) означает не что иное, как возникновение у гражданина (подданного) особой группы гражданских прав (гражданской прерогативы), которыми не обладают (либо обладают не в полной мере) неграждане государства. К исключительным правам, обладание которыми напрямую зависит от обладания гражданством (подданством) государства, относятся: право избирать и быть избранным в представительные органы власти, осуществлять определенные виды деятельности, занимать должности в органах государственной власти и др.

Взаимодействие государства и личности в сфере приобретения и осуществления гражданства (подданства) регулируются действующим законодательством. Так, например, в Российской Федерации действуют такие основополагающие начала (принципы) гражданства, как: 1) единство и равенство гражданства; 2) открытый и свободный характер гражданства; 3) запрет на лишение гражданства; 4) сохранение гражданства лицами, проживающими за пределами Российской Федерации; 5) недопустимость автоматического изменения гражданства без должного волеизъявления лица (при заключении или расторжении брака с лицом, не принадлежащим к гражданству Российской Федерации; при изменении гражданства другим супругом); 6) защита и покровительство граждан Российской Федерации, находящихся за пределами Российской Федерации и др.1

3. Аппарат публичной политической власти

Важнейшим признаком государства является наличие аппарата публичной политической власти. Сущность данного института заключается в сосредоточении властных полномочий в руках профессиональных управленцев, выделение которых в относительно самостоятельную группу есть не что иное, как четвертое крупное разделение труда. В этом смысле следует признать весьма точным утверждение Ф. Энгельса о том, что «существенный признак государства состоит в публичной власти, отделенной от массы народа».2

Аппарат государственной власти как организация, осуществляющая деятельность в сфере социального управления, обладает публичным характером – властные предписания, принятые от имени государства, одинаково обязательны для всех членов сообщества, независимо от того, принимали они непосредственное участие в подготовке и принятии этих предписаний или нет. Более того, не имеет значения внутреннее отношение (согласие или несогласие) субъекта к устанавливаемому от имени государства общезначимому правилу поведения, действенность которого гарантируется всем государственным механизмом (в том числе и механизмом принуждения) и которое санкционируется государством (за нарушение установленного предписания предусматриваются адекватные причиненному вреду меры юридической ответственности).

Деятельность государственной власти направлена на реализацию важнейших функциональных полномочий государства в правотворческой, правоприменительной, правоохранительной и надзорно-контрольной сферах. Таким образом, государственную власть от иных властных структур внутригосударственного и международного характера отличает монопольное право на законотворчество, правосудие, государственное принуждение.

4. Государственный суверенитет

Являясь комплексным признаком и важнейшим условием жизнедеятельности государства, суверенитет выступает как совокупность факторов, с одной стороны, характеризующих верховенство государственной власти по отношению ко всем другим видам власти в самом государстве (так называемая внутренняя форма проявления суверенитета), а с другой стороны, означающих право государства на независимость в международной сфере, самостоятельность в определении и реализации основных направлений внутренней и внешней политики (внешняя форма проявления суверенитета).

В ст. 2. Декларации о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 12 июня 1990 г. государственный суверенитет рассматривается как «естественное и необходимое условие существования государственности России, имеющей многовековую историю, культуру и сложившиеся традиции».

Как важнейшая конституционно-правовая и международно-правовая категория принцип государственного суверенитета закрепляется в основах конституционного строя различных государств и в международных правовых актах.1 Данный принцип закреплен и в ст. 4. Конституции Российской Федерации 1993 г., где говорится:

«1. Суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию.

2. Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации.

3. Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории».

Таким образом, конституционно закреплены внутренняя и внешняя формы государственного суверенитета – юридическое верховенство государственной власти внутри государства (ч. 2) и ее внешнеполитическая независимость (ч. 3).

Можно выделить ряд признаков характеризующих государственный суверенитет как самостоятельный политико-правовой феномен.

Во-первых, суверенитет тесно связан с понятием политической власти, т. е. с реальной способностью субъекта проводить свою волю в политике.2

Во-вторых, суверенитет характеризует верховенство власти. Собственно, термин «суверенитет» происходит от латинского слова superanus, перешедшего в старофранцузское sovereins, т. е. верховный.3 Автор данного понятия французский политический мыслитель Жан Боден (1530-1596) утверждал, что «суверенитет есть абсолютная и постоянная власть».

В-третьих, суверенитет характеризуется независимостью.1 При этом следует отметить, что независимость должна рассматриваться не буквально (вряд ли можно себе представить полностью независимые друг от друга субъекты социальных отношений), а как возможность принимать самостоятельное решение, причем, как правило, в политико-правовой сфере.

В-четвертых, некоторыми авторами не без основания выделяются еще и такие свойства, как единство и неотчуждаемость,2 т. е. как признак государства суверенитет не может быть частично передан другим субъектам политико-правовых отношений или поделен между ними. Суверенитет – это целостная политико-правовая категория, он либо есть, либо его нет вовсе.

5. Издает и претворяет в жизнь юридически обязательные веления.

Именно государству присущи правовые формы и средства организации публичной власти, поскольку без правовых начал, законодательства, правотворческих, правоприменительных и правоохранительных органов государство не становится таковым и не способно выполнять свои функции по руководству обществом.

Обладание правом дает государству возможность применять для реализации его решений официальное принуждение на легальных основаниях посредством специально создаваемых органов (администрации, судов, органов внутренних дел, служб безопасности, вооруженных сил, налоговых и таможенных органов и т. п.).

С помощью общеобязательных юридических норм государ­ство упорядочивает общественную жизнь, способно обеспечить и защищать права человека и гражданина, разрешать социальные конфликты и противоречия, проводить необходимую ему полити­ку в экономической, социальной, правовой, культурной и иных сферах жизни;

1. Финансово-денежная система и налогообложение.

Фискальный (от лат. fiscus - государственная казна) признак государства также следует рассматривать в качест­ве одной из его исключительных прерогатив. Государство изыски­вает денежные средства, в том числе осуществляя (и в принуди­тельном порядке) материальные сборы с населения в виде налогов, займов, пошлин, тарифов, - для финансового обеспечения свой политики. Деньги идут на содержание государственного аппарата, реализацию экономических проектов, осуществление программ в социальной, правовой, образовательной, культурной, экологической и иных сферах, погашения внутренних и внешних долгов страны, покрытия других традиционных или экстраординарных ходов государства1 ;

2. Официальная символика.

Политико-правовая характеристика государства не будет полной без таких «условных знаков» суверенной власти, как государственные символы. Традиционно в них включают гимн (торжественную песню программного характера), герб (отличительный знак или эмблема государства, изображаемая официальных документах, бланках и печатях государственных нов, на денежных знаках и т. п.) и флаг (полотнище определенного цвета или цветов, символизирующих нацию и государства). Нередко на них указывают конституции, чаще всего, описывая содержание этой символики.

В то же время современный перечень установленных офи­сных атрибутов довольно обширен и может включать и иные символы государственности. В частности, Конституция Франции и ст. 2 перечисляет «язык Республики» - французский, «национальную эмблему» в виде трехцветного флага, «национальный гимн» - «Марсельезу», а также «девиз Республики»: «Свобода, Равенство, Братство». В той же стране принято в государственных учреждениях, банках и муниципалитетах устанавливать бюсты Марианны как официальный символ Франции. Столь же симво­личными могут быть названия самого государства, официальной денежной единицы (валюты), столица страны, официальное ме­стопребывание высших органов государственной власти (резиден­ция главы государства, здание парламента) и т. п.;

Перечисленные признаки государства позволяют сформулировать следующее определение: государство — суверенная политико-территориальная орга­низация общества, обладающая властью, которая осуществляет­ся государственным аппаратом на основе юридических норм, обеспечивающих защиту и согласование общественных, груп­повых, индивидуальных интересов при опоре, в случае необхо­димости, на легальное принуждение.


2. Государственная власть как разновидность социальной власти.

Государственная власть — фундаментальная категория государствоведения и самый труднопостижимый феномен об­щественной жизнедеятельности людей. В понятиях "государ­ственная власть", "властеотношения" преломляются важней­шие стороны бытия человеческой цивилизации, отражается суровая логика борьбы классов, социальных групп, наций, политических партий и движений. Не случайно проблемы власти волновали в прошлом, и волнуют ныне ученых, бого­словов, политиков, писателей.

Будучи разновидностью социальной власти, государ­ственная власть обладает всеми признаками последней. Вме­сте с тем она имеет немало качественных особенностей, важ­нейшая особенность государственной власти заключена в ее политической и классовой природе. В научной и учебной ли­тературе термины "государственная власть" и "политичес­кая власть" обычно отождествляются. Такое отождествле­ние, хотя и не бесспорно, допустимо. Во всяком случае, го­сударственная власть всегда является политической и со­держит элемент классовости.

Основоположники марксизма характеризовали государ­ственную (политическую) власть как "организованное наси­лие одного класса для подавления другого"1. Для классово-антагонистического общества такая характеристика, в общем и целом, верна. Однако любую государственную власть, тем более демократическую, вряд ли допустимо сводить к "орга­низованному насилию". В противном случае создается пред­ставление, что государственная власть — естественный враг всему живому, всякому творчеству и созиданию. Отсюда неизбежно негативное отношение к органам власти и ли­цам, ее олицетворяющим. Отсюда и далеко не безобидный социальный миф о том, что всякая власть — зло, которое общество вынуждено терпеть до поры до времени. Этот миф является одним из источников разного рода проектов свер­тывания государственного управления, вначале умаления роли, а затем и уничтожения государства.

Между тем функционирующая на научной основе под­линно народная власть — великая созидательная сила, об­ладающая реальной возможностью управлять действиями и поведением людей, разрешать социальные противоречия, согласовывать индивидуальные или групповые интересы, подчинять их единой властной воле методами убеждения, стимулирования, принуждения.

Особенностью государственной власти является и то, что ее субъект и объект обычно не совпадают, властвующий и подвластные чаще всего отчетливо разделены. В обществе с классовыми антагонизмами властвующим субъектом выс­тупает экономически господствующий класс, подвластны­ми — отдельные лица, социальные, национальные общнос­ти, классы. В демократическом обществе возникает тенден­ция сближения субъекта и объекта власти, ведущая к их частичному совпадению. Диалектика этого совпадения состоит в том, что каждый гражданин является не только подвлас­тным; как член демократического общества он вправе быть индивидуальным первоносителем и источником власти. Он имеет право да и должен активно участвовать в формирова­нии выборных (представительных) органов власти, выдви­гать и выбирать кандидатуры в эти органы, контролировать их деятельность, быть инициатором их роспуска, реформи­рования. Право и долг гражданина — участвовать в приня­тии государственных, региональных и других решений че­рез все виды непосредственной демократии. Словом, при демократическом режиме нет и быть не должно только вла­ствующих и только подвластных. Даже высшие органы го­сударства и высшие должностные лица имеют над собой верховную власть народа, являются одновременно объек­том и субъектом власти.

Вместе с тем и в демократическом государственно-орга­низованном обществе полного совпадения субъекта и объек­та нет. Если демократическое развитие приведет к такому (полному) совпадению, то государственная власть утратит политический характер, превратится в непосредственно об­щественную, без органов государства и государственного управления.

Государственную власть отличают следующие свойства:

1. Для государственной власти силой, на которой она базируется, является государство: никакая другая власть подобными средствами воздействия располагает.

2. Государственная власть публична, т.е. выступает от имени всего общества и имеет "публичную" основу своей деятельности - имущество, налоги и т.д.

3. Государственная власть реализуется через государствен­ное управление — целенаправленное воздействие государ­ства, его органов на общество в целом, те или иные его сферы (экономическую, социальную, духовную) на основе познанных объективных законов для выполнения стоящих перед обществом задач и функций.

4. Еще одна важнейшая особенность государственной вла­сти состоит в том, что она проявляется в деятельности госу­дарственных органов и учреждений, образующих механизм (аппарат) этой власти. Она потому и называется государствен­ной, что ее практически олицетворяет, приводит в действие, претворяет в жизнь, прежде всего механизм государства. Видимо, поэтому государственную власть часто отождеств­ляют с органами государства, особенно высшими. С научной точки зрения такое отождествление недопустимо. Во-пер­вых, государственную власть может реализовать сам вла­ствующий субъект. Например, народ через референдум и другие институты непосредственной (прямой) демократии принимает важнейшие государственные решения. Во-вто­рых, политическая власть изначально принадлежит не го­сударству, его органам, а либо элите, либо классу, либо народу. Властвующий субъект не передает органам государ­ства свою власть, а наделяет их властными полномочиями.

5. Государственная власть суверенна, что означает ее независимость вовне и верховенство внутри страны. Верховенство государственной власти прежде всего состоит в том, что она выше власти всех других организаций и общностей страны, все они должны подчиняться власти государства.

6. Государственная власть универсальна: она распространяет свою силу на всю территорию и на все население страны.

7. Государственная власть обладает прерогативой, то есть исключитель­ным правом на издание общеобязательных правил поведения - юридических норм.

Таким образом, государственная власть - представляет собой публично-политические, волевые отношения, складывающиеся между государственным аппаратом и субъектами политической системы на основе правовых норм, при опоре в случае необходимости на государственное принуждение.

При характеристике государственной власти следует остановиться на легитимности и легальности государственной власти.

Термин «легитимность» иногда переводят с французского как «законность» или «узаконенность». Такой перевод является не совсем точным. Представляется, что законность, принимаемая как действие в соответствии с законом, отражается категорией «легальность». «Легитимность» и «легальность» – это близкие, но не тождественные понятия. Понятие легитимности скорее носит оценочный, этический и политический характер, легальность – формально-юридический и этически нейтральный. Государственная власть, пусть и не популярная у граждан, всегда легальна. В то же время она может быть нелегитимной с точки зрения признания и практической реализации, исходящих от нее властных предписаний.

Легитимность государственной власти – это социальное признание ее права на руководящую роль в обществе. Власть чрезвычайно необходима для достижения государственных целей, ибо государственное функционирование вряд ли будет эффективным, если не соблюдаются соответствующие правила. Именно потому, что легитимность играет важную роль, властвующий или претендующий на власть субъект стремится обосновать свою власть, опираясь на определенные принципы. Он пытается создать социальную ситуацию, в которой властные предписания исполнялись и соблюдались инициативно или по крайней мере «с пониманием», с верой в нравственную правоту решений и законов, так как власть не может рассчитывать на длительное и эффективное функционирование, полагаясь только на аппарат государственного принуждения. В этой связи следует согласиться с мнением П. Бурдье, согласно которому легитимная власть «есть власть, которую тот, кто ей подчиняется, дает тому, кто ее осуществляет… Это власть, которая существует лишь потому, что тот, кто ей подчиняется, верит, что она существует».1

На различных этапах политического (государственного) развития общества процесс легитимации власти осуществляется в соответствии с разными критериями. Но в качестве основного критерия следует выделить соответствие рациональному или иррациональному началу.

В широком смысле легитимность — это принятие вла­сти населением страны, признание ее права управлять со­циальными процессами, готовность ей подчиняться. В узком смысле легитимной признается законная власть, образован­ная в соответствии с процедурой, предусмотренной право­выми нормами.

Следует отличать легитимность первоисточника власти и легитимность органов государственной власти. Легитимность первоисточника власти (властвующего субъекта) находит отражение и юридическое закрепление в конституции стра­ны. Так, п. 2 ст. 3 Конституции Российской Федерации гла­сит: "Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонацио­нальный народ". Значит, Конституция провозглашает и оп­ределяет многонациональный народ России первоносителем и первоисточником государственной власти, тем самым, под­черкивая ее легитимность.

Государственные органы приобретают свойство легитим­ности по-разному. Представительные органы становятся ле­гитимными на основе проведения предусмотренных и регла­ментированных законом выборов. Эти органы получают вла­стные полномочия непосредственно от первоисточника вла­сти. Органы управления приобретают. легитимность путем конкурсного отбора, назначения их чаще всего представи­тельными органами и в порядке, предусмотренном законом.

Легитимными должны быть и осуществляемые органа­ми государства властные полномочия, методы деятельнос­ти, особенно метод государственного принуждения.

Нелегитимная власть признается узурпаторской. В уз­ком смысле слова узурпация — насильственный противозаконный захват власти каким-либо лицом или группой лиц, а также присвоение себе чужих властных полномочий. Узур­пацией признается, например, нарушение правовых проце­дур при проведении выборов или их фальсификация. Узур­пировать можно и легитимно образованную власть, если ею злоупотреблять, т.е. использовать в противозаконных целях во зло обществу и государству, превышать властные пол­номочия и т.д. В п. 4 ст. 3 Конституции Российской Федера­ции сказано: "Никто не может присваивать власть в Рос­сийской Федерации. Захват власти или присвоение власт­ных полномочий преследуется по федеральному закону".

Юридическим выражением легитимности власти служит ее легальность, т.е. нормативность, способность воплощать­ся в нормах права, ограничиваться законом, функциониро­вать в рамках законности. В обществе возможна и нелегаль­ная, например мафиозно-преступная, власть, тяготеющая к жестким формам принуждения, насилия. Легальная власть стремится стабилизировать общество, утвердить в нем по­рядок, нелегальная же подобна раковым клеткам, поража­ющим и уничтожающим здоровую ткань социума.

Таким образом, государственная власть - представляет собой публично-политические, волевые отношения, складывающиеся между государственным аппаратом и субъектами политической системы на основе правовых норм, при опоре в случае необходимости на государственное принуждение.

Рациональность как основание политической власти подразумевает соответствие неким разумным началам. Это легитимация, поддающаяся интерпретации в терминах разума. Гносеологическая определенность рационального существует только как противоположность иррационального, необъяснимого разумно или объяснимого ссылками на обычай, традицию, авторитет. Критерию рациональности соответствуют такие основания, как этическая оценка (соответствие государственной власти критериям добра и зла), способность привести к «общему благу», степень выражения общих интересов и т. д.

К рациональному типу легитимации относятся идеологическая, политическая, экономическая аргументации власти: доводы о безопасности, оптимальности, безальтернативности, эффективности функционирования и т. д.; особое место в системе рациональной легитимации занимает критерий научности. Органы власти, опирающиеся в процессе реализации своих властных полномочий на научные знания, располагают к доверию. Основанное на принципе научности государственное управление придает самой власти существенный авторитет в глазах населения.

К рациональной легитимации следует отнести юридическую аргументацию, но при этом следует особо отметить, что апелляция к закону, т. е. легальности власти, ее законности, указание на то, что власть образована согласно конституции, и пр. юридические аргументы не всегда придают власти легитимный характер в глазах общества или его политически активной части. Как и в других типах легитимации, в правовой легитимации, несмотря на формальную рациональность, также существует заметный иррациональный момент. Закон может легализовать власть лица, которое общество не принимает, но которому вынуждено повиноваться; правительственный акт может узаконить политические санкции, правовые или экономические меры, которые страна не одобряет, но вынуждена терпеть.

Таким образом, государственная власть есть концент­рированное выражение мощи государства, воплощенное в государственных органах и учреждениях. Она обеспечивает стабильность и порядок в обществе, за­щищает его граждан от внутренних и внешних посяга­тельств путем использования различных методов, в том числе государственного принуждения и военной силы.


3. Сущность государства: основные подходы.

Возникновение государства становится возможным только при наличии ряда условий – предпосылок. При этом формирование данного типа социальной организации предполагает достижение ряда целей и решение комплекса задач. Целевые установки, определяемые для конкретного типа государства, наряду с наиболее общими закономерностями формирования и функционирования государственного механизма, принципами взаимоотношения государства, общества, индивидов в совокупности характеризуют социальную сущность (природу) государства. Таким образом, в наиболее общем виде сущность государства может быть определена как его социальное предназначение.

Попытки выявить социальную сущность государства усматриваются еще в учениях античных мыслителей. Так, Платон видел социальное предназначение государства в достижении единой цели – блага всего полиса. Философ выстраивал теоретическую модель идеального государства, вся деятельность которого направлена на достижение счастливого существования причем «не в отдельно взятой его части, не так, чтобы лишь кое-кто в нем был счастлив, но так, чтобы оно было счастливо все в целом».1

Аналогичные идеи о сущности государства высказывал и Аристотель. В своем труде «Политика» он, так же как и Платон, усматривает основное предназначение государства в достижении общего блага. «Поскольку, как мы видим, – пишет философ, – всякое государство представляет своего рода общение, всякое же общение организуется ради какого-либо блага (ведь всякая деятельность имеет в виду предполагаемое благо), то, очевидно, все общения стремятся… к тому или иному благу, причем больше других и к высшему из всех благ стремится то общение, которое является наиболее важным из всех и обнимает собой все остальные общения. Это общение и называется государством или общением политическим».2

В средневековых учениях сущность государства связывается, прежде всего, с божественным волеустановлением. Наиболее ярким выражением политико-правовой мысли данного периода является теологическое учение святого Августина (Августина Блаженного). Мыслитель фактически выдвинул идею прогрессивного развития общества, целью которого является счастье, воплощенное в Боге.1 Некоторым сходством с учением Августина обладает теологическая концепция Фомы Аквинского. По его мнению, важнейшая задача государства в лице монарха – вести граждан к добродетельной жизни. Для этого необходимо сохранение мира и обеспечение благосостояния граждан. Но конечной целью и смыслом существования социального бытия является достижение небесного блаженства и к этой цели ведет человека уже не государство, а церковь.2

Политико-правовая мысль эпохи Возрождения характеризуется диаметрально противоположным подходом к феномену «государство». Вместо одностороннего и однозначно теологического воззрения концепции государства и права этого периода в целом исходили из земных интересов и потребностей человека.

Данная тенденция не могла не отразиться и на понимании социальной сущности государства. Как и в эпоху Античности политико-правовая мысль Возрождения, а затем и Просвещения усматривает основное предназначение государства в служении земным интересам, земному благу. Своей кульминации это подход достиг в доктрине народного суверенитета Ж.-Ж. Руссо. Рассматривая суверенитет как «общую волю» народа, Руссо выделяет три составляющие народного суверенитета: 1) неотчуждаемость; 2) неделимость; 3) верховенство.3 Из концепции народного суверенитета французский философ выводил и сущность государства, предназначение которого он усматривал именно в выражении общей воли народа.

Новым этапом в исследовании проблемы сущности государства стал марксизм. В данном учении особый акцент делался на классовой сущности государства, которое, сообразно классовой теории, «есть машина для поддержания господства одного класса над другим».1 При этом отмечалось, что «если политическая власть в государстве находится в руках такого класса, интересы коего совпадают с интересами большинства, тогда управление государством действительно согласно воле большинства возможно. Если же политическая власть находится в руках класса, интересы коего с интересами большинства расходятся, тогда всякое правление по большинству неизбежно превращается в обман или подавление этого большинства».2

В рамках современного государствововедения широкое распространение получил подход, в соответствии с которым сущность государства усматривается в обеспечении безопасности социума, интересы которого оно выражает. В этой связи весьма показательна, например, концепция датского исследователя Т. Хойрупа, который видит основное социальное предназначение государства в защите соответствующей социальной системы. По его мнению, первым условием, которое позволяет вообще говорить о государстве, является то, что мы имеем дело с субъектом, который обладает способностью защитить себя, чтобы оставаться признанным членом мировой государственной системы. В таком смысле понятие государства теоретически является конечной точкой в теории государственных отношений. Ученый подкрепляет свою точку зрения следующей логически последовательной теоретической конструкцией: «Без борьбы за признание или освободительных войн не может быть взаимного признания суверенности или государственной системы. Без суверенности нет государства. Таким образом, способность защитить себя и является первой теоретической детерминантой концепции государства. Все другие теоретические детерминанты государственной системы, а также ее категории предполагают наличие возможности защиты и с теоретической точки зрения являются производными от нее».1

Проделанный исторический экскурс позволяет заключить, что в рамках различных политико-правовых концепций отмечалось, что государство в своей деятельности стремится к установлению определенного порядка, позволяющего обеспечивать реализацию интересов представителей различных социальных групп или общества в целом, сохранять стабильность социальной системы, противостоять тенденциям деструктивного, разрушительного характера. В зависимости от того, интересы каких социальных групп отстаивает государство, различают общесоциальную (общечеловеческую) и классовую сущность государственной деятельности. Направленность государственной деятельности на обеспечение интересов всех членов общества предполагает общесоциальную (общечеловеческую) сущность государства. В том случае, если основной задачей государства объявляется защита интересов представителей одного класса за счет ущемления интересов других классов, то речь идет о классовой природе государственной деятельности.

Рассмотрение государства как машины «для поддержания господства одного класса над другим» в рамках классовой теории происхождения государства и права ограничивало социальную природу государства интересами господствующего класса эксплуататоров. Такой подход в силу своей односторонности, обеднял и, в известной мере, искажал представление о государстве, так как ориентировал исследователя на приоритет принудительной, насильственной стороны данного явления, обострение классовых противоречий и, как следствие, невозможность достижения классового компромисса. Справедливости ради следует отметить, что подобный «ортодоксально классовый» подход к определению социальной сущности государства характерен в большей степени для «практиков коммунистического строительства», которые в своих работах отстаивали необходимость силового обеспечения классовых интересов пролетариата и силового же слома сопротивления враждебного окружения. Что же касается классиков теоретического марксизма, и прежде всего его идейных «отцов-основателей», то здесь допускался определенный плюрализм воззрений. В частности, в «Капитале» К. Маркса высказывается мысль о том, что государство охватывает своей деятельностью два момента: и выполнение «общих дел», вытекающих из природы всякого общества, и специфические классовые функции.1 Подобная точка зрения представляется оптимальной в плане соотношения публичных и частных интересов, имеющих место в любой политико-правовой системе.

Действительно, любое государство, будучи на практике представлено относительно небольшим по количеству управленцев аппаратом государственной власти, в процессе функционирования совершенно естественно заботится о самом себе (обеспечивает стабильность и устойчивость властных структур, добивается расширения системы льгот и привилегий в отношении государственных чиновников, стремится не допустить усиления недовольства властью, а в случае открытой конфронтации использует силовые механизмы для подавления сопротивления противоборствующих социальных групп).

Вместе с тем наряду с решением сугубо корпоративных (классовых) задач государство выполняет общечеловеческую миссию, целью которой является реальная забота о нуждах рядовых граждан. Пренебрежение своими обязанностями по отношению к подвластному населению неминуемо приводит к кризису государственной власти, а нередко и к ее краху.

Практически любое государство наряду с решением сугубо классовых задач, выполняет и общесоциальные задачи

Общесоциальная сущность государства в более широком смысле состоит в том, чтобы обеспечивать компромисс интересов различных социальных групп, смягчать и преодолевать классовые противоречия, осуществлять поиск путей достижения согласия и сотрудничества государства и общества.

Естественно, что соотношение общесоциального и классового начал государственной деятельности определяется рядом факторов (историческим типом государства, формой политического режима, национальным характером – менталитетом и т. д.).

Сущность современного демократического государства предполагает приоритет общечеловеческих ценностей по отношению к интересам той или иной социальной группы, при этом государство выступает в качестве инструмента классового примирения, гаранта социальной стабильности, механизма обеспечения устойчивого поступательного развития общества.

Большинство государств современного мира являются демократическими. Демократическое государство - это публично-властным способом устроенное общество, достигшее в своем развитии стадии цивилизации, т.е. публично-властная организация народа. Именно государство как публично-властная структура имеет определение "социальное".

Центральное звено организованной структуры государства - государственный аппарат. В число его полномочий входит аккумулирование и распределение национальных богатств, сообразно задачам, решаемым обществом. Однако государственный аппарат не единственный объект социальной деятельности, монопольно занимающийся ею. Практически все граждане государства в той или иной форме участвуют в этой деятельности, создавая всю массу материальных и социокультурных благ, которая затем аккумулируется и перераспределяется государственным аппаратом. Социальная деятельность современного государства, в которую вовлечено и которой охвачено все его население, мотивируется рядом причин. Заниматься ею государственно-организованное общество заставляет необходимость: 1) поддерживать некий доступный уровень жизни членов общества; 2) уменьшать остроту свойственной любому обществу социальной напряженности, предотвращать социальные конфликты и расколы в обществе; 3) соблюдать общечеловеческие ценности и международные стандарты цивилизованного общежития, выполнять международные договоренности; 4) выполнять предписания нравственного долга, претворять в жизнь моральные установки: альтруизм, милосердие, благотворительность1 .

Все эти причины суть объективные, надличностные необходимости, которые детерминируют бытие государственно-организованного общества. Без их осознания, перевода в законы и официальные общеобязательные нормы поведения, воплощения в практические действия людей сохранение, развитие и устойчивость государства практически невозможны.


6. Основные закономерности эволюции государства.

Выявление и анализ повторяющихся, т. е. закономерных, связей, определяющих ход развития государства, позволяют и увидеть настоящее, и заглянуть в будущее данного феномена.

Государству как относительно самостоятельному явлению присущи собственные закономерности развития. Однако главные импульсы к движению вперед оно получает от взаимодействия с динамично развивающимся обществом.

Одна из основных закономерностей эволюции государства заключается в том, что по мере совершенствования цивилизации (как совокупности материальных и духовных достижений общества) и развития демократии оно превращается из примитивного, «варварского» образования принудительно-репрессивного характера в политическую организацию общества, где активно функционирует весь комплекс институтов государства в соответствии с принципом разделения властей.

Демократически развивающееся общество нуждается в том, чтобы его разносторонние объективные потребности были в центре внимания государства, оно стимулирует развертывание общесоциальных функций государства. Пожалуй, здесь исток новой закономерности развития современного государства — возрастание его роли в жизни общества. Названная закономерность проявилась в полной мере во второй половине XX в. Государство стало распространять свою организующую и направляющую деятельность на экономическую, социальную и культурную сферы жизни общества через вновь создаваемые учреждения и органы — министерства экономики, труда, культуры, образования и др.

В этой связи небесспорно мнение С. С. Алексеева о том, что в «развитии государства может быть отмечен и ряд других тенденций: "уход" государства от экономики, все большее его отдаление от хозяйственной жизни, от выполнения функций собственника». Практика показала, что именно сегодня в силу многих причин государство «пришло» в экономику и тем самым стабилизировало экономическую жизнь, оградило ее от экономических потрясений во многих странах мира. Поэтому высказывание С. С. Алексеева может быть применимо только к нашей стране, где разгосударствление общества, его экономики привело, к сожалению, к умалению, минимизации роли государства во всех сферах жизни, в том числе экономической. Вследствие этого наше общество оказалось отброшенным на несколько десятилетий назад.

Под воздействием научно-технической революции и начавшегося процесса мировой интеграции, создания мирового рынка в развитии государства появилась новая закономерность — сближение различных государств, их взаимообогащение в результате взаимодействия. Так, в свое время западные государства в той или иной мере восприняли от социалистических государств социальную направленность их деятельности, планирование. Сегодня Россия учится у западных государств разделению властей, парламентской культуре, строительству правового государства. Под влиянием данной закономерности уходят в прошлое острая конфронтация, идеологическая война, недоверие и подозрительность.

Правда, названные закономерности представляют собой общие тенденции, главные линии эволюции государств нашей планеты. Развитие конкретного государства нередко бывает весьма противоречивым. Зигзаги, повороты назад, непредсказуемые шарахания из крайности в крайность, особенно когда государственная власть используется в личных, групповых, клановых интересах, подчиняется узкопартийным целям и задачам, иной раз делают это развитие весьма противоречивым.

Таким образом, Выявление и анализ повторяющихся, т. е. закономерных, связей, определяющих ход развития государства, позволяют и увидеть настоящее, и заглянуть в будущее данного феномена.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На определенной ступени развития первобытного общества возникает государство.

Государство — это особая организация публичной, полити­ческой власти господствующего класса (социальной группы, блока классовых сил, всего народа), располагающая специаль­ным аппаратом управления и принуждения, которая, представ­ляя общество, осуществляет руководство этим обществом и обеспечивает его интеграцию.

Государство руководит обществом, осуществляет политичес­кую власть в масштабах всей страны. Для этой цели использует­ся государственный аппарат, который не совпадает с общест­вом, отделен от него. Для содержания этого аппарата государ­ство использует налоги, собираемые с населения.

Власть всегда означает, с одной стороны, навязывание чьей-то воли, а с другой — подчинение ей. Государство диктует свою волю гражданам и соответственно обществу в целом. Поэтому государственную власть определяют как руководство общест­вом при помощи государственного аппарата при опоре на особые отряды вооруженных людей, на специальные принуди­тельные учреждения.

В разных обществах и государствах характер государственной власти различен: в одних руководство со стороны государства означает прямое насилие, в других — скрытое принуждение, в третьих — организаторскую деятельность. Имеет место и со­четание разных средств проведения государственной воли. Если законы, издаваемые законодательной ветвью, не исполняются, принимаемые правительственными учреждениями постановле­ния и приказы в жизнь не претворяются, если вовремя и с долж­ным эффектом не выносятся или не исполняются приговоры и решения судебных властей, то имеет место атрофия государ­ственной власти, наблюдаются анархия (безвластие) или воз­вышение какой-то иной власти. Большое значение имеет легити­мность государственной власти, т. е. формирование ее на ос­нове закона и с учетом общественного волеизъявления.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конституция Российской Федерации. – М. 1993.

2. Устав Организации Объединенных Наций // Международное право в документах. М., 2005. Ст. 1, 2.

3. Федеральный закон РФ «О гражданстве Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. № 22. Ст. 2031. вредот 18.07. 2006 г.

4. Альхименко В. В. Понятие и конституционно-правовое регулирование гражданства // Конституционное право: Учебник /Под ред. В. В. Лазарева. М., 2006.

5. Арзамаскин Н.Н. Общее и особенное в понятиях «государство» и «переходное государство» //Адвокатская практика. 2006. № 3.

6. Аристотель. Соч.: В 4 т. Т. 4. М., 1983.

7. Бабурин С. Н. Территория государства: правовые и геополитические проблемы. М., 1997.

8. Барсегов Ю. Г. Территория в международном праве. М., 1958.

9. Бурдье П. Социология политики. М., 1993.

10. Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 1908.

11. Жильская Л.В. Социальное государство с точки зрения права //История государства и права. 2006. № 1.

12. Зиновьев А. В. Конституционное право: Конспект лекций. СПб., 1998. С. 26;

13. Ильин И. Путь к очевидности. М., 1993.

14. История философии в кратком изложении. М.: Мысль, 1991.

15. Коркмасова К. Национальная государственность в СССР. Ростов, 1970.

16. Ленин В. И. О государстве // Полн. собр. соч. Т. 39. С. 73.

17. Ленин В. И. О конституционных иллюзиях // Полн. собр. соч. Т. 34.

18. Мамут Л. С. Государство: полюсы представлений // Общественные науки и современность. 1996. № 4.

19. Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. М., 1999.

20. Оксамытный В.В. Теория государства и права: Учебник. –М.: Изд-во «ИМПЭ-ПАБЛИШ». 2004.

21. Орлова М.Ф. Территория и границы субъекта Российской Федерации: На примере Астраханской области: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002.

22. Платон. Собрание сочинений: В 4 т. Т. 3. М., 1994.

23. Протасов В.Н. Проблемы теории государства и права. М., 2001.

24. Руссо Ж.-Ж.. Педагогические сочинения. Т. 2. М., 1981.

25. Теория государства и права / Отв. ред. М.Н. Марченко. М., 2005.

26. Философский энциклопедический словарь. М., 1983.

27. Хойруп Т. Модели жизни. Проблемы гносеологии, истории культур и теории государства. СПб., 1998.

28. Шевцов В. С. Суверенитет советского государства. М., 1972. Судницын Ю. Г., Скуратов Ю. И. Народный и национальный суверенитет в советском государстве // Правоведение. 1979. № 4.

29. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21.

30. Kelsen H. General Theory of Law and State. New York. 1966. Р. 181.

31. *Венгеров А.Б. Теория государства и права. - М., 1998. Гл. 4.

32. *Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах / Под ред. М.Н. Марченко. - М., 1998. Т. 1. Гл. IV.

33. *Теория государства и права / Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. - М., 2003. Гл. 9, 10.

34. *Теория государства и права / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. - М., 2003. Лекция. 3, 7.

35. *Теория государства и права: Учебник / Пиголкин А.С, Головистикова А.Н., Дмитриев Ю.А., Саидов А.Х.; Под ред. А.С. Пиголкина. — М.: Юрайт-Издат, 2005. Гл. 7-8.

36. *Байтин М.И. О понятии государства // Правоведение. 2002. № 3. С. 4-16.

37. *Малый А.Ф. Государственная власть как правовая категория // Государство и право. 2001. № 3.

38. *Мамут Л.С. Государство как публично-властным образом организованный народ // Журнал российского права. 2000. № 3.

39. *Савин В.Н. Ответственность государственной власти перед обществом // Государство и право. 2000. № 12.

40. *Тихомиров Ю.А. Государственно-правовая интеграция // Право и политика. 2001. № 6.

41. *Чеснов И.Л. Природа и этапы развития государственности // Правоведение. 1998. № 3.


1 Kelsen H. General Theory of Law and State. New York. 1966. Р. 181.

2 Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. М., 1999. С. 65.

1 Арзамаскин Н.Н . Общее и особенное в понятиях «государство» и «переходное государство» //Адвокатская практика. 2006. № 3.

2 Ильин И. Путь к очевидности. М., 1993. С. 260.

3 См.: Мамут Л. С. Государство: полюсы представлений // Общественные науки и современность. 1996. № 4. С. 7–54.

1 См., например: Теория государства и права / Отв. ред. М.Н. Марченко. М., 2005. С. 40; Протасов В.Н. Проблемы теории государства и права. М., 2001. С. 44.

1 Барсегов Ю. Г. Территория в международном праве. М., 1958. С. 10.

1 В научной и учебной литературе иногда встречаются попытки обосновать положение о том, что возможно государство, не обладающее собственной территорией. При этом в качестве примеров приводятся государства кочевников, Организация освобождения Палестины и т. д. Однако все приводимые примеры вряд ли можно назвать удачными. Так, например, «государства кочевников» – это, по сути, ничто иное, как конгломерат племен, а Организация освобождения Палестины – это всего лишь политическая организация, еще только борющаяся за государственность представляемого ею народа.

1 См.: Орлова М.Ф. Территория и границы субъекта Российской Федерации: На примере Астраханской области: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 14.

2 Бабурин С. Н. Территория государства: правовые и геополитические проблемы. М., 1997. С. 34–35, 82.

[1] Там же С. 108–109.

[2] Там же С. 118.

3 См.: Альхименко В. В .Понятие и конституционно-правовое регулирование гражданства // Конституционное право: Учебник / Под ред. В. В. Лазарева. М., 1998. С. 83.

4 См.: Федеральный закон РФ «О гражданстве Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. № 22. Ст. 2031. в ред от 18.07. 2006 г.

1 Там же.

2 Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 118.

1 См., например: Устав Организации Объединенных Наций // Международное право в документах. М., 1982. Ст. 1, 2.

2 Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 85.

3 См.: Еллинек Г .Общее учение о государстве. СПб., 1908. С. 326–327.

1 См.: Коркмасова К. Национальная государственность в СССР. Ростов, 1970. С. 22; Шевцов В. С. Суверенитет советского государства. М., 1972. С. 33; Судницын Ю. Г., Скуратов Ю. И. Народный и национальный суверенитет в советском государстве // Правоведение. 1979. № 4. С. 4; и др.

2 Зиновьев А. В. Конституционное право: Конспект лекций. СПб., 1998. С. 26; Конституционное право / Под ред. В. В. Лазарева. М., 1998. С. 205; и др.

1 Оксамытный В.В. Теория государства и права: Учебник. –М.: Изд-во «ИМПЭ-ПАБЛИШ». 2004. С. 191.

1 Бурдье П . Социология политики. М., 1993. С. 208–209.

1 Платон. Собрание сочинений: В 4 т. Т. 3. М., 1994. С. 189.

2 Аристотель . Соч.: В 4 т. Т. 4. М., 1983. С. 376.

1 История философии в кратком изложении. М.: Мысль, 1991. С. 214.

2 Там же. С. 267.

3 Руссо Ж.-Ж.. Педагогические сочинения. Т. 2. М., 1981. С. 174.

1 Ленин В. И. О государстве // Полн. собр. соч. Т. 39. С. 73.

2 Ленин В. И. О конституционных иллюзиях // Полн. собр. соч. Т. 34. С. 39.

1 Хойруп Т. Модели жизни. Проблемы гносеологии, истории культур и теории государства. СПб., 1998. С. 17.

1 См., например: Маркс К., Энгельс Ф .Соч. Т. 25. Ч. 1. С. 422.

1 Жильская Л.В. Социальное государство с точки зрения права //История государства и права. 2006. № 1.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий