регистрация / вход

Тактика допроса

Допрос как процесс получения показаний от лица, обладающего сведениями, имеющими значение для расследуемого дела. Общие положения процессуального характера. Порядок допроса свидетелей и потерпевших. Особенности тактики допроса подозреваемых и обвиняемых.

§ 1. Понятие, значение и виды допроса

Допрос — это процесс получения показаний от лица, обладающего сведениями, имеющими значение для расследуемого дела. Это самое распространенное, но и самое сложное следственное действие. И дело не только в том, что следователю нередко противостоит человек, не желающий говорить правду или вообще давать показания; ошибаться, заблуждаться может и искренне стремящийся сообщить все известное ему по делу. Искажение и вымысел надлежит своевременно обнаружить и учесть при оценке и использовании показаний. Для следователя показания — источник доказательств, а содержащиеся в них фактические данные — доказательства. Для подозреваемого и обвиняемого показания — средство защиты от возникшего против них подозрения или предъявленного обвинения. Это необходимо учитывать, оценивая значение допроса как следственного действия. Допрос представляет собой процесс передачи информации о расследуемом событии или связанных с ним обстоятельствах и лицах. Эта информация поступает к допрашиваемому в момент восприятия им тех или иных явлений или предметов, запоминается и затем при допросе воспроизводится и передается следователю. Процесс формирования показаний — от восприятия до передачи информации — носит психологический характер; на всем его протяжении на психику человека влияют многочисленные объективные и субъективные факторы, действие которых в конечном счете так или иначе отражается на полноте и достоверности показаний. Такими, например, объективными факторами, препятствующими восприятию расследуемого события или его элементов, являются неблагоприятные погодные условия, отдаленность наблюдателя от места события, кратковременность этого события или наблюдения и т. п. Точно так же влияют и субъективные факторы: сильное возбуждение, страх, утомление, произвольность или непроизвольность внимания, отсутствие или наличие интереса к наблюдаемому и т. п. Действие всех этих факторов, специально изучаемых наукой судебной психологии, должно быть хорошо известно следователю. Он также должен знать основанные на данных судебной психологии тактические приемы, позволяющие ослабить вредное влияние этих факторов на полноту и объективность показаний, оживить память о воспринятом, упорядочить воспроизведение хранящейся в памяти допрашиваемого информации. Для того, чтобы успешно осуществить допрос, следователь должен четко представлять себе, какую информацию и с помощью каких приемов и средств он намерен получить. Круг тех обстоятельств, которые следователь намерен выяснить, называется предметом допроса, К их числу относятся обстоятельства, связанные с самим событием преступления (его способом, местом совершения, временем, последствиями и пр.); устанавливающие или опровергающие виновность определенных лиц и мотивы их действия, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, а также относящиеся к характеру и размеру ущерба, причиненного преступлением. В предмет допроса могут входить обстоятельства, способствовавшие совершению преступного акта, любые другие данные, значимые для установления истины по расследуемому делу. Предмет допроса зависит как от процессуального положения допрашиваемого, так и от того, какой информацией он может располагать. В зависимости от процессуального положения различают допрос: свидетеля; потерпевшего; подозреваемого; обвиняемого; эксперта. Особым видом является допрос на очной ставке. Каждый вид допроса имеет свою процессуальную регламентацию и тактически проводится по-своему. Однако существуют и некоторые общие положения.

Общие положения процессуального характера

Процессуальный порядок допроса предусматривает, что это следственное действие может быть проведено по месту производства следствия или по месту нахождения допрашиваемого, как правило, в дневное время. Допрашиваемые дают показания наедине со следователем, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом (присутствие защитника, педагога, законных представителей или близких родственников несовершеннолетнего допрашиваемого). Перед допросом следователь при необходимости удостоверяется в личности допрашиваемого, разъясняет ему его права и обязанности, выясняет нужные сведения анкетного характера. Допрос по существу дела начинается с предложения лицу рассказать все известное по делу, после чего следователь может задать вопросы. Показания записываются в протокол в первом лице и по возможности дословно. В Случае необходимости записываются и заданные допрашиваемому вопросы, и его ответы. После этого допрашиваемый может (по своей инициативе) написать свои показания собственноручно. По окончании допроса протокол предъявляется ему для прочтения или по его просьбе прочитывается следователем. Правильность фиксации показаний удостоверяется подписями допрошенного и следователя.

К общим положениям тактики допроса следует отнести его активность, целеустремленность, объективность и полноту, необходимость учета свойств личности допрашиваемого. Активность допроса заключается в том, что следователь прочно удерживает в своих руках инициативу, умело использует все необходимые тактические приемы. Применительно к лицам, уклоняющимся от дачи правдивых показаний, допрос носит наступательный характер: с помощью всех имеющихся в его распоряжении законных средств следователь стремится получить правдивые показания, а не быть простым регистратором сообщенных ему сведений. Целеустремленность допроса означает проведение его с заранее обдуманной целью, для получения определенной, а не всякой информации. Целеустремленность обеспечивается наличием у следователя твердого представления о предмете допроса.

Объективность и полнота проявляются в том, что следователь не вправе по собственному усмотрению сокращать полученные показания, изменять их в соответствии со своими представлениями о ходе вещей, навязывать допрашиваемому эти представления. Одной из законодательных гарантий объективности допроса является запрет задавать наводящие вопросы, а полноты — требование по возможности дословно изложить показания. Успех допроса зависит от того, насколько полно следователь учтет и использует — для установления психологического контакта — особенности личности допрашиваемого — его психики, культурного и образовательного уровня, профессии, мировоззрения и т. п. Под психологическим контактом понимают создание такой атмосферы, при которой допрашиваемый проникается уважением к следователю, пониманием его задач и обязанностей, исключает всякие личные мотивы в его действиях. Учет психологических особенностей личности допрашиваемого необходим и для правильного выбора тактических приемов допроса.

Различают первоначальный, повторный и дополнительный допрос. При первоначальном допросе его предмет выясняется в полном объеме (за исключением тех случаев, когда по тактическим соображениям следователь считает необходимым не касаться тех или иных обстоятельств, выяснение которых связано с предварительным проведением других следственных действий). При повторном допросе следователь вновь обращается к выяснению всех или некоторых обстоятельств, о которых допрашиваемый уже давал показания. Целями повторного допроса являются: детализация ранее полученных показаний, их уточнение; получение повторных показаний для сравнения их с первоначальными на предмет выявления возможных противоречий; склонение допрашиваемого изменить позицию и дать правдивые показания. В отличие от повторного дополнительный допрос — это процесс выяснения тех обстоятельств дела, о которых раньше речь не шла. Его задача — восполнить уже полученные показания. Поэтому дополнительный допрос может строиться по вопросно-ответной схеме, без свободного рассказа. Тактика допроса как раздел криминалистической тактики имеет своим предметом анализ таких положений, которые характерны для каждого вида' допроса. Особенности же тактики допроса по различным видам преступных посягательств разрабатываются методиками их расследования.

§ 2. Подготовка к допросу

Подготовка к допросу включает: а) собирание исходных данных;

б) тактическое обеспечение; в) выбор момента и места, определение способа вызова на допрос; г) техническое обеспечение.

Собирание исходных данных предопределяет успех и эффективность допроса. По своим источникам и содержанию эти данные неоднородны — прежде всего выделим те, которые относятся к предмету допроса.

При подготовке к допросу следователь должен определить круг обстоятельств, в отношении которых предстоит получить показания. При отсутствии у следователя четкого представления об этих обстоятельствах допрос лишится целеустремленности, в показаниях, с одной стороны, неизбежно будут пробелы, а с другой — ненужная информация.

Информация, относящаяся к предмету допроса, может носить специальный характер, требовать ознакомления со специальной литературой, теми или иными технологическими процессами, порядком документе и товарооборота на предприятии, системой учета и отчетности и др. В таких случаях следователь вправе использовать консультации специалистов, данные, содержащиеся в заключениях экспертов по делу, справочные материалы. Информация, относящаяся к предмету допроса, может быть получена и из оперативных источников. Используется она с соблюдением специальных правил и с учетом того, что имеет не доказательственное, а лишь ориентирующее значение. К числу исходных для допроса данных относятся сведения о личности допрашиваемого. Объем таких данных зависит от процессуального положения лица, обстоятельств дела, предмета предстоящего допроса и значимости показаний. Особую важность приобретает изучение личности обвиняемого, необходимое не только для успешного допроса, но и для расследования в целом. Данные о личности допрашиваемого связаны с его психофизиологическими свойствами и состоянием, общественно-политической и трудовой деятельностью, отношением к коллективу и коллектива к нему, моральным обликом и поведением в быту, отношением к другим лицам, проходящим по делу. Они могут быть почерпнуты из материалов дела и оперативных источников либо получены специальными методами, рекомендуемыми для этой цели психологической наукой: наблюдение за субъектом, беседа, анализ деятельности (в том числе и способ совершения и сокрытия преступления), обобщение независимых характеристик, даваемых субъекту разными лицами, по разным поводам и в разных ситуациях. Изучение личности допрашиваемого помогает следователю определить особенности, которые приобретает у него процесс формирования показаний и выработать нужную тактику допроса. Изучение личности допрашиваемого в тех случаях, когда это необходимо, следует начать сразу, же, как только принимается решение о его допросе. И здесь следует остановиться на данных, полученных из оперативных источников. Оперативная информация может ориентировать следователя:

о преступных действиях допрашиваемого или о его аморальных, позорящих поступках; о его взаимоотношениях с соучастниками и другими связями, о его роли в преступном сообществе;

о действиях посторонних для допрашиваемого лиц по сокрытию преступления;

об акциях или намерениях различных лиц по противодействию расследованию.

Использовать эту информацию при допросе можно по-разному: учитывая ее при определении очередности вопросов и их формулировке, для достижения превосходства в ранге рефлексии, для восполнения картины события при демонстрации осведомленности о деталях преступления и роли в его совершении допрашиваемого.

Письменный план предпочтительно составлять при допросах, связанных с выяснением широкого круга обстоятельств, с использованием значительной исходной информации, в том числе и оперативной, трудной в тактическом отношении. План составляется в произвольной форме, в качестве одного из образцов которой можно рекомендовать следующую:

Обстоятельства, подлежащие выяснению Имеющиеся данные (источник, листы дела) Вопросы допрашиваемому Заметки о тактике

При подготовке к простым допросам допустимо мысленное планирование или составление плана по упрощенной форме, иногда в виде перечня вопросов. Предусмотреть все вопросы невозможно; заранее планируются только наиболее важные, а также такие, для которых особое значение имеет формулировка (например, если они исходят из оперативных данных, которые должны остаться неизвестными для допрашиваемого) или очередность, связь с предыдущими и последующим вопросами. Криминалистической науке и следственной практике известны следующие разновидности вопросов, которые могут быть заданы допрашиваемому: дополняющие, уточняющие, напоминающие, контрольные, изобличающие.

Дополняющие — это вопросы, задаваемые с целью восполнить полученные показания, ликвидировать имеющиеся в них пробелы. Они могут быть направлены на детализацию показаний, например: "Вы сказали, что были в кино. Какой фильм Вы смотрели и были ли Вы в кино до конца сеанса?"

Уточняющие вопросы также могут быть заданы с целью детализировать показания, но чаще — для конкретизации полученных сведений, например: "Вы показали, что нож лежал около трупа. Не можете ли сказать, с какой стороны и на каком расстоянии от трупа лежал нож?"

Напоминающие вопросы преследуют цель оживить память допрашиваемого, вызвать в ней те или иные ассоциации. Напоминающих вопросов обычно задается несколько, чтобы способствовать процессу последовательного припоминания. Например, зная, что событие произошло в день рождения допрашиваемого, о чем тот забыл, следователь спрашивает: "Как Вы отмечали свой день рождения в этом году?", "Что Вы делали после того, как разошлись гости?", "В каком месте парка Вы гуляли?", "Почему Вы пересели на другую скамейку?", "Когда же, следовательно, Вы впервые увидели обвиняемого Иванова?" Напоминающие вопросы -надо отличать от наводящих, т. е. таких, формулировка которых содержит в себе ответ, желаемый для спрашивающего: "Был ли на Иванове в тот вечер серый плащ с металлическими пуговицами?" В силу того, что наводящие вопросы оказывают внушающее воздействие на допрашиваемого, ориентируют его в том, какой ответ хотел бы услышать от него следователь, и поэтому могут помешать установлению истины, они запрещены законом.

Контрольные вопросы задаются с целью проверить полученные показания или получить данные для такой проверки, например: "На основании чего Вы утверждаете, что все, о чем Вы рассказали, произошло 15 сентября?"

Изобличающие вопросы призваны вскрыть ложь, очевидную для следователя. Их постановка связана обычно с предъявлением допрашиваемому достоверных доказательств, опровергающих его показания. Такой вопрос, как правило, состоит из двух частей. В первой фиксируется предъявление допрашиваемому того или иного доказательства, вторая содержит предложение объяснить это доказательство или связанное с ним обстоятельство: "Вам предъявляется заключение дактилоскопической экспертизы о том, что на стекле, лежащем на столе в квартире потерпевшего Иванова, обнаружены отпечатки пальцев Вашей правой руки. Каким образом они там оказались, если Вы утверждаете, что никогда не были в квартире Ивановых?"

Формулировка вопросов должна быть такой, чтобы исключить возможность односложного ответа (типа "да" и "нет"). Вопросы должны быть четкими, конкретными, понятными и относиться к предмету допроса. Важна их логическая последовательность и обоснованность.

К тактическому обеспечению допроса относится выбор приемов, которые следователь предполагает использовать при допросе. Эти приемы должны: а) не противоречить закону, принципам расследования;

б) соответствовать нормам нравственности; в) не ограничивать свободу волеизъявления допрашиваемого, возможность выбора им линии поведения на допросе. В литературе называют и другие требования к тактическим приемам допроса: они должны быть логичными, эффективными, т. е. "срабатывать" на достижение определенной цели, обеспечивать активность допроса со стороны следователя и оказывать избирательное воздействие, т. е. влиять лишь на лиц, действительно обладающих значимой для следствия информацией.

Выбор момента и места допроса. Момент допроса определяется с учетом важности сведений, которыми обладает допрашиваемый, его процессуального положения, роли в расследуемом событии, связей с другими лицами, подлежащими допросу по делу. В отношении некоторых категорий лиц этот момент в известном смысле определяется законом: задержанного или арестованного подозреваемого надлежит допросить в течение 24 часов с момента задержания или ареста, обвиняемого — немедленно по предъявлении обвинения.

На выбор момента допроса влияют и избранная последовательность допроса тех или иных лиц, и интересы, сохранения следственной тайны, сила и характер переживаний, испытанных допрашиваемым. Не рекомендуется допрашивать лиц, находящихся в состоянии сильного волнения, растерянности, подавленности, кроме исключительных случаев, не терпящих отлагательства. Решение вопроса о том, где допрашивать, т. е. о месте допроса (по месту производства расследования или по месту нахождения допрашиваемого), зависит от конкретной ситуации. Однако во всех случаях следователь должен стремиться, чтобы место соответствовало требованиям, предъявляемым к обстановке допроса, — было удобным для проведения этого следственного действия, способствовало установлению необходимого психологического контакта с допрашиваемым, сосредоточенности его внимания на предмете допроса, обеспечивало сохранение следственной тайны. Желательно, чтобы в комнате, где производится допрос, в это время не находились другие следователи (занятые своими делами) и тем более посторонние лица, чтобы на столе у следователя не было никаких лишних предметов, был отключен телефон, если только не предполагается специально использовать его для целей допроса.

Определение способа вызова на допрос. Из числа предусмотренных законом способов вызова на допрос (по телефону, телеграммой, повесткой, приводом) свидетелей, потерпевших, а также обвиняемых, не находящихся под стражей, следователь избирает тот, который в данной ситуации оптимально содействует установлению психологического контакта с допрашиваемым, сохранению в тайне от других лиц самого факта вызова на допрос, проведению допроса в намеченное время и в нужном месте.

Техническое обеспечение допроса. Сюда входит: приготовление необходимых бланков протоколов, бумаги, пишущих принадлежностей, пишущей машинки; обеспечение стенографистки, если допрос предполагается стенографировать; подготовка средств магнитной записи; обеспечение приема информации диктофонным центром; обеспечение необходимых транспортных средств и охраны, если они могут потребоваться; подготовка помещения для допроса.

§ 3. Общие положения тактики допроса свидетелей и потерпевших

Предметом допроса свидетелей являются любые обстоятельства, подлежащие установлению по делу, в том числе относящиеся к личности обвиняемого и потерпевшего и к взаимоотношениям с ними свидетелей (ст. 74 УПК РСФСР).

Любое лицо, которое способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания, может быть свидетелем. Исключение составляет лишь защитник обвиняемого, который не может быть допрошен об обстоятельствах дела, ставших ему известными в связи с выполнением своих обязанностей.

Возраст, по достижении которого лицо может быть допрошено в качестве свидетеля, законом не установлен. Способность малолетнего или несовершеннолетнего свидетеля правильно воспринять событие и дать о нем показания зависит, помимо общих факторов, которые упоминались ранее, от степени развития ребенка или подростка, понимания им происходящего, что необходимо учитывать при оценке его показаний.

Свидетелем может быть как человек, непосредственно воспринимавший событие преступления или другие значимые для дела обстоятельства, так и тот, кто знает о них со слов других лиц или из документов. В последнем случае он должен сообщить источник своих сведений. Потерпевший, т. е. лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, как и свидетель, может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию по делу, а также q своих взаимоотношениях с обвиняемым. Однако его заинтересованность, а также возможность ошибочного восприятия фактов в силу обстановки события и опасности, которой он подвергался, должны быть учтены при допросе и оценке показаний. ,В остальном тактика допроса потерпевшего и свидетелей настолько близки, что их можно рассматривать совместно. Допрос свидетелей и потерпевшего можно разделить на четыре этапа: установление психологического контакта; свободный рассказ; постановка вопросов; ознакомление допрашиваемого с протоколом и магнитной записью показаний. На установление контакта влияют обстановка допроса, манера поведения следователя, умение владеть собой, его тон, внешний вид. Определенное значение имеет также и форма предупреждения допрашиваемого об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу ложных показаний. Выполнять это требование закона нельзя шаблонно. В зависимости от личности допрашиваемого и его ожидаемого поведения следователь и выбирает форму предупреждения: от строго официальной с акцентом на возможную ответственность перед законом до осторожного разъяснения с подчеркиванием того, что эти требования относятся ко всем свидетелям и потерпевшим и не обусловлены недоверием. В целях установления контакта с допрашиваемым может быть использована и та беседа, которую ведет с ним следователь при заполнении анкетной части протокола допроса. При этом следователь может выходить за рамки протокола, интересоваться не только анкетными, но и иными данными, его окружением, условиями жизни и работы, психофизическими качествами. Таким образом следователь получает и дополнительную информацию о личности допрашиваемого.

При затрудненном контакте рекомендуется:

а) проявить подчеркнуто чуткое, внимательное, уважительное отношение к допрашиваемому, спокойствие и уравновешенность в обращении с ним;

б) выразить потерпевшему сочувствие и понимание;

в) провести беседу на второстепенную, нейтральную тему; подробно расспросить об образе жизни, связях, увлечениях, круге интересов и т. п.;

г) помочь советом, сообщить номер служебного телефона для срочной связи в случае необходимости;

д) выяснить мотивы, по которым допрашиваемый отказывается давать показания, и попытаться преодолеть их; об этом будет сказано подробнее.

Далее следователь предлагает допрашиваемому рассказать все известное по делу. Начинается этап допроса, именуемый свободным рассказом. Свободный рассказ — это изложение лицом известных ему фактов в той последовательности, которую ему рекомендует следователь или которую он избирает сам. Этот этап допроса является необходимым по следующим основаниям:

следователь не всегда представляет себе, какими данными и в каком объеме располагает свидетель или потерпевший. При свободном рассказе он может сообщить такую важную информацию, о характере и наличии которой следователь и не предполагал и которую не стремился бы получить путем постановки вопросов;

изложение допрашиваемым тех или иных данных в удобной для него последовательности облегчает их припоминание, способствует более полному воспроизведению запечатленного;

свободный рассказ помогает следователю составить более полное и правильное, представление о взаимоотношениях допрашиваемого с другими проходящими по делу лицами, об избранной им линии поведения на следствии, о степени его фактической осведомленности.

Следователь может рекомендовать определенный порядок (последовательность) изложения, когда допрашиваемому предстоит дать показания по большому количеству эпизодов или обстоятельств и сам он затрудняется в выборе такого порядка (иногда даже спрашивает, с чего ему начать рассказ). В некоторых случаях следователь из тактических соображений может предложить допрашиваемому сначала осветить определенный факт, а уж потом рассказать обо всем остальном. В криминалистике такой тактический прием получил название "деление темы свободного рассказа". Цель этого приема двоякая: либо направить его рассказ по определенному руслу — на выяснение наиболее важных обстоятельств, либо удержать его от дачи ложных показаний, если такая опасность вероятна. В последнем случае, дав правдивые показания об одном факте, допрашиваемый будет вынужден, чтобы не противоречить самому себе, правдиво рассказать и об остальных.

Как правило, следователь не должен прерывать свободный рассказ репликами или вопросами. Подобное вмешательство может сбить допрашиваемого, порядок его изложения окажется нарушенным, и, как следствие, он может запутаться в показаниях, упуская при этом важные для дела данные. Только когда следователь убедится, что допрашиваемый очень отклонился от предмета допроса и что такое отклонение не является необходимым для припоминания значимых для дела фактов, он может предложить допрашиваемому держаться ближе к существу. Не рекомендуется останавливать рассказ для того, чтобы потребовать от допрашиваемого изложить те или иные данные более подробно, указать какие-то детали освещаемого им факта. Все это можно будет сделать на следующем этапе допроса, не рискуя прервать нить воспоминаний. По ходу свободного рассказа протоколирование не рекомендуется, поскольку неминуемо приводит к перерывам, отвлекает допрашиваемого, ослабляет его усилия по припоминанию тех или иных фактов, нарушает возникшие у него ассоциативные связи. На этом этапе допроса следователь должен делать лишь заметки о соображениях, возникших у него по ходу свободного рассказа, пропусках в нем, вопросах, которые нужно будет задать впоследствии. Допрашиваемый должен постоянно чувствовать заинтересованность в его показаниях. Это укрепит его в сознании важности исполняемого им гражданского долга, оказываемой им помощи следствию и послужит дополнительным стимулом к даче правдивых показаний. И следователь при этом сможет полнее воспринимать свободный рассказ допрашиваемого, четче его анализировать и оценивать. После окончания свободного рассказа, который, как правило, не исчерпывает предмета допроса, следователь путем постановки вопросов восполняет и уточняет полученные показания, выявляет новые факты, которые не упоминались в свободном рассказе, получает контрольные данные, необходимые для проверки показаний, помогает свидетелю или потерпевшему вспомнить забытое. Если полученные показания, по оценке следователя, являются ложными, то на этом этапе допроса он должен:

при добросовестном заблуждении допрашиваемого — помочь ему исправить ошибки, при умышленной даче ложных показаний — изобличить его и побудить дать правдивые показания.

В целях "оживления" памяти свидетеля или потерпевшего (эти приемы могут быть использованы также и при допросе подозреваемого и обвиняемого, искренне стремящихся вспомнить то или иное обстоятельство) применяются следующие тактические приемы допроса.

1. Допрос с использованием ассоциативных связей. Представления, возникающие в сознании свидетеля или потерпевшего в связи с воспринимавшимся событием, вступают друг с другом в определенные связи, называемые ассоциативными. Поэтому за припоминанием одного факта "всплывают" и связанные с ним — предшествующие, сопутствующие, последующие либо сходные или контрастные. С целью появления таких связей следователь задает допрашиваемому вопросы, относящиеся не к искомому, а к смежным с ним фактам, помогает установить сначала их (они могут хорошо сохраниться в памяти допрашиваемого), а затем, по ассоциации, и искомый.

2. Допрос на месте. Это разновидность допроса с использованием ассоциативных связей, когда их "оживлению" служит не задаваемый следователем вопрос, а повторное восприятие той обстановки, в которой происходило расследуемое событие. Допрос на месте не следует смешивать с другим следственным действием — проверкой и уточнением показаний на месте, о котором речь пойдет в дальнейшем. Это обычный допрос, только проводится он на месте события (место допроса при этом не осматривается, показания с обстановкой не сопоставляются).

Сходный с допросом на месте прием — предъявление допрашиваемому для повторного восприятия тех или иных предметов, связанных с интересующими следствие обстоятельствами. Такие предметы могут оказаться своеобразным стимулятором в припоминании забытого: их вид вызовет связанные с ним ассоциации, которые и приведут к припоминанию искомого факта. Этим же целям может послужить графическое изображение допрашиваемым определенной ситуации, например схемы расположения предметов на описываемом им месте или участников события либо изображение какого-либо объекта. Сам процесс изготовления схемы, плана, чертежа, рисунка может рождать нужные ассоциации.

3. Повторный допрос по ограниченному кругу обстоятельств. Воспроизводя показания повторно, допрашиваемый может вспомнить упущенные или забытые им при первом допросе факты. Это объясняется явлением реминисценции, под которым в психологии понимают усиление в памяти новых смысловых связей при отсроченном воспроизведении. Как показали опыты, примерно в 40% случаев повторное воспроизведение было полнее первоначального. Это вовсе не значит, что практика повторных допросов должна стать правилом; но, во-первых, повторный допрос иногда служит целям припоминания забытого и, во-вторых, не следует непременно подозревать допрашиваемого в нечестности, если при повторном допросе он расскажет о фактах, которые ранее упустил.

Ассоциативные связи могут быть использованы и в тех случаях, когда свидетель или потерпевший дает на допросе неверные показания, искренне считая, что говорит правду. Такое заблуждение может быть результатом воздействия упоминавшихся объективных и субъективных факторов, в том числе влияния других лиц, собственных переживаний, фантазий. Задача следователя заключается в том, чтобы отделить все эти "наслоения" от подлинно воспринятого, попытаться устранить причины искажения истины и восстановить в представлении допрашиваемого картину события в том виде, в каком оно происходило в действительности. Помимо ассоциативных связей могут быть использованы и такие средства, как ознакомление допрашиваемого (в необходимых пределах) с показаниями других лиц о тех же обстоятельствах и очная ставка.

§ 4. Общие положения тактики допроса подозреваемых и обвиняемых

Значение допроса обвиняемого определяется той ролью, которую играют его показания, являющиеся, как известно, не только источником доказательств, но и средством защиты от предъявленного обвинения. К этому можно добавить, что показания выражают оценку содеянного, знать которую необходимо для эффективности мер по исправлению преступника.

Как и допрос свидетелей или потерпевшего, допрос обвиняемого, помимо подготовки к нему, включает в себя установление психологического контакта, свободный рассказ, постановку вопросов, ознакомление допрашиваемого с протоколом допроса и фонограммой. Дополнительно к сказанному в § 2 о подготовке необходимо упомянуть лишь об особенностях допроса ранее судимого. Такой обвиняемый обычно хорошо знаком с процедурой допроса и со своими правами; ему могут быть знакомы и многие тактические приемы. Это необходимо учесть при разработке тактики предстоящего. Известным ориентиром для следователя могут служить данные, почерпнутые из архивных уголовных дел; о позиции, которую он занимал; о его личности и связях; реакции на предъявление уличающих доказательств; ухищрениях, к которым обвиняемый прибегал для дезориентирования следствия, маскировки содеянного, преуменьшения степени своей вины. Эти данные полезно выписать на отдельную карточку, которая позволит оперативно их использовать при допросе. Существенным подспорьем может оказаться и схема связей допрашиваемого с его соучастниками или иными лицами, проходящими по делу, составленная при компоновке плана расследования. Готовясь к допросу, следует изучить протоколы осмотра вещественных доказательств и заключения экспертиз, особенно уличающие допрашиваемого в присутствии на месте происшествия или в совершении тех или иных действий. Подбираются все те доказательства, предъявление которых может потребоваться по ходу допроса (подготавливаются требуемые вещественные доказательства, выписываются номера листов дела, относящихся к доказательствам или содержащих те или иные показания и т. п.). При этом заранее следует предусмотреть меры обеспечения сохранности доказательств, т. е. не допустить попыток допрашиваемого насильственно их уничтожить, повредить и т. д. Для этого изготавливают ксерокопии нужных документов и предъявляют их, а не подлинники. Свою специфику при допросе обвиняемого имеет и установление психологического контакта. Лицо, впервые совершившее преступление, нередко еще до допроса испытывает угрызения совести, чувство стыда, сожаления о содеянном. Видя в лице следователя человека сопереживающего, такой обвиняемый проникается доверием к нему и его словам, что чистосердечное признание вины и правдивый рассказ о случившемся явится смягчающим вину обстоятельством. Идея обоюдной заинтересованности в даче правдивых показаний является в подобных случаях основой установления контакта. Важную роль играет и эмоциональное состояние следователя, его настроенность и обусловленный ими тон допроса. Беспристрастность, которая должна определять действия следователя, вовсе не означает бесстрастности. В литературе совершенно правильно отмечалось, что гнев и презрение, испытываемые следователем при допросе преступника, — закономерные чувства. Речь должна идти о форме их проявления, о недопустимости унижения обвиняемого, грубости, оскорблений. Ровный, спокойный тон — лишь один из тактических приемов, применяемый чаще всего тогда, когда обвиняемый преднамеренно стремится создать конфликтную ситуацию. В остальных случаях следователь вправе в разумных пределах пользоваться всей гаммой интонаций, а в исключительных случаях — и повышенным тоном. Проявление следователем своего отношения к обвиняемому и им содеянному не только не препятствует установлению нужного контакта, но подчас активно способствует этому, ибо допрашиваемый видит в следователе не сухого чиновника, а живого человека, принимающего к сердцу то, с чем его столкнули служебные обязанности. Повторяем, что все дело в форме проявления переживаемых следователем эмоций. Более сложным может оказаться установление контакта с обвиняемым, настроившимся на дачу заведомо ложных показаний, да еще и ранее судимым. Иногда в подобной ситуации контакт установить не удается. Допрос приобретает характер противоборства, и в таких условиях психологическая задача следователя — лишить обвиняемого надежды обмануть следствие. Свободному рассказу предшествует вопрос о том, признает ли он себя виновным в предъявленном ему обвинении. Свободный рассказ, по существу, и начинается с ответа на этот вопрос. Обвиняемый может признать себя виновным полностью, частично пли не признать вообще. Следует сразу оговориться, что признание вины вовсе не означает, что его показания правдивы, как и непризнание вины еще не позволяет во всех случаях оценить показания как ложные. Допрос обвиняемого, полностью признающего себя виновным, как правило, носит бесконфликтный характер, за исключением случаев самооговора или попыток скрыть от следствия или преуменьшить вину кого-либо из соучастников. Однако бесконфликтность ситуации не сводит роль следователя к простой фиксации. Обвиняемый должен дать подробные показания по всем обстоятельствам, подлежащим доказыванию по делу. Это не должны быть общие заявления о виновности и о характере совершенного преступления. Активно ведя допрос, следователь получает детальные данные не только о самом преступлении, но и о его причинах, мотивах, подготовке, обстоятельствах, способствовавших его совершению, способах сокрытия следов преступления и преступника. Известно, что последовательность (порядок) изложения обвиняемым обстоятельств преступления может быть различной. При хронологическом порядке повествование ведется от обстоятельств, предшествовавших преступлению, до наступления преступного результата и последующих действий обвиняемого. Если избран логический порядок, то рассказ ведется от причин совершения тех или иных действий к их следствиям (по фактам или эпизодам). Наконец, если следователь избрал для свободного рассказа тактический порядок (последовательность), то он предлагает обвиняемому сначала рассказать о том факте, который, по мнению следователя, тактически целесообразнее осветить вначале. Затем речь идет о других фактах. Направляющая роль следователя на этом этапе допроса обвиняемого и заключается в определении порядка изложения допрашиваемым обстоятельств дела во время свободного рассказа; без особой необходимости он не должен прерывать допрашиваемого, торопить его, делать замечания.

По окончании свободного рассказа следователь задает вопросы. При этом очень важно не только восполнить и уточнить полученные показания, но и получить данные, с помощью которых они могут быть проверены, подтверждены иными доказательствами. Это необходимо уже в силу того, что признание, не подтвержденное иными доказательствами, не может лечь в основу обвинительного приговора. Такими контрольными данными могут быть сведения о лицах, подтверждающих показания обвиняемого; местах сокрытия орудий преступления, похищенных ценностей, документов и иных объектов, обнаружение которых подтвердит показания; упоминание о таких обстоятельствах, которые объективно подтверждают показания (например, о скандале в кинотеатре, при котором присутствовал обвиняемый, или об аварии автомашины), так как эти факты во всех деталях могли быть известны допрашиваемому только в том случае, если он действительно находился в указанном месте.

Следует иметь в виду, что вопросы, задаваемые обвиняемому, должны быть сформулированы так, чтобы исключить предположительный ответ, а также простое утверждение или отрицание. Нужно внимательно отнестись и к последовательности вопросов. Допрос обвиняемого, признающего вину частично, отличается от описанного тем, что наряду с правдивыми показаниями следователю приходится иметь дело в рамках одного допроса и с показаниями ложными, а значит, решать задачу изобличения допрашиваемого во лжи, как и при допросе обвиняемого, полностью отрицающего свою вину. Особенности тактики допроса в этих случаях будут рассмотрены в следующем параграфе. Здесь же остановимся на другой форме противодействия — отказе от дачи показаний. Закон не обязывает обвиняемого давать показания, как и не запрещает ему давать ложные показания. Этим законодатель, как представляется, возлагает на следователя обязанность установить истину независимо от показаний обвиняемого, учитывая вероятность ложных показаний, в том числе и самооговора. Но следователь должен всегда помнить, что обвиняемый, как правило, лучше чем кто бы то ни было знает обстоятельства подготовки, совершения и сокрытия преступления, его мотивы и цель. Содержащиеся в его показаниях доказательства могут оказаться незаменимыми, и тогда их отсутствие отразится на полноте расследования. Кроме того, получение полных и правдивых показаний обвиняемого существенно ускорит расследование, так как из них следователь узнает о существовании других источников доказательств, на розыск которых ему не потребуется тратить силы и время. Все это определяет задачу не только изобличить обвиняемого во лжи, если он избрал такой способ противодействия следователю, но и преодолеть отказ от дачи показаний.

Тактическими приемами преодоления отказа являются:

убеждение обвиняемого в неправильности занятой им позиции;

сообщение о том, что соучастники обвиняемого дают показания, в том числе такие, которые его изобличают;

использование противоречий между интересами соучастников. Для: того чтобы убедить обвиняемого в неправильности занятой им позиции, следователь должен разъяснить ему, к каким последствиям приведет его отказ: затяжка расследования, трудности в определении степени виновности соучастников, в выявлении обстоятельств, смягчающих его вину или исключающих ответственность. Сообщая обвиняемому о том, что соучастники его изобличают, знакомить его с содержанием таких показаний (до дачи показаний им самим) не следует. Наконец, обвиняемый может изменить свою позицию из опасения опоздать с признанием, если следователю удалось его убедить, что выгоднее дать показания до того, как заговорят соучастники, и во всяком случае не последним.

Тактика допроса подозреваемого имеет некоторую специфику. Последняя объясняется тем, что данные о личности подозреваемого, которыми располагает следователь, обычно скуднее; в распоряжении еще нет такого количества доказательств, как при допросе обвиняемого. Но зато на стороне следователя — особенно при первом допросе подозреваемого — фактор внезапности: допрашиваемый не успел еще продумать линию защиты, не представляет, какими доказательствами его вины располагает следователь.

Как в процессе допроса подозреваемого, так и обвиняемого решается еще одна задача — выявить данные о преступлениях, совершенных или замысленных другими лицами. Решение этой задачи, которую можно назвать разведывательной, очень важно как для раскрытия преступлений прошлых лет, так и для предупредительной работы по материалам расследования.

§ 5. Особенности тактики допроса при изобличении во лжи

Ложные показания могут относиться к любому обстоятельству дела и быть даны любым из допрашиваемых, причем как в своих интересах, так и в ущерб им (например, самооговор).

Мотив дачи ложных показаний свидетелем:

боязнь испортить отношения с другими лицами, проходящими по делу; боязнь мести со стороны подозреваемого, обвиняемого, их знакомых и родственников;

стремление скрыть свои собственные неблаговидные поступки, аморальное поведение, трусость;

желание выгородить или смягчить вину подозреваемого или обвиняемого в силу родственных, семейных, дружеских отношений или из корыстных соображений, либо, наоборот, усугубить вину этих лиц — из мести, ревности или иных побуждений;

ошибочная оценка своих действий как преступных и стремление скрыть их или описать иначе;

нежелание в последующем выступать в качестве свидетеля, опознающего или участника иного следственного действия, быть вызванным в суд и т. д.

Мотив ложных показаний потерпевших:

боязнь мести со стороны преступника, его родственников, знакомых;

дружеские в прошлом, родственные или семейные отношения, преступная связь с подозреваемым или обвиняемым (совместно совершенные преступления, оставшиеся нераскрытыми);

стремление преувеличить причиненный ему преступлением ущерб как из чувства мести, так и из корысти и иных побуждений (ревность, злоба и др.);

желание занизить причиненный ему материальный ущерб, чтобы скрыть источник приобретения утраченных ценностей;

стремление скрыть собственное неблаговидное поведение (супружескую неверность, стяжательство, трусость и пр.);

скептическое отношение к возможности органов дознания и следствия раскрыть преступление, обеспечить компенсацию материального ущерба, безопасность потерпевшего.

Мотивами дачи ложных показаний подозреваемым и обвиняемым являются: желание избежать ответственности за содеянное или преуменьшить свою вину либо понести наказание не за совершенное, а за менее тяжкое преступление — действительное или мнимое; выгородить или смягчить вину соучастников в силу дружеских, семейных или родственных связей, из корыстных соображений; оговорить соучастников из мести или в целях обеспечения собственной безопасности в будущем, а также оговорить себя в силу болезненного состояния психики, либо исходя из желания попасть в особые условия жизни — по причинам семейного, служебного и иного характера, либо из бахвальства и т. п. Самооговор возможен при желании скрыть неблаговидное, в том числе и преступное, поведение близкого человека. В криминалистике разработаны специальные рекомендации разоблачения самооговора, когда подозреваемый или обвиняемый берет на себя всю или часть вины соучастников или вообще обвиняет себя в преступлении, которого не совершал. При наличии данных о самооговоре следует:

а) скрупулезно проанализировать показания, останавливаясь на неправдоподобных деталях, противоречиях, совпадениях слов допрашиваемого со слухами, циркулирующими в данной местности и не соответствующими материалам дела, форме изложения;

б) провести тщательный анализ протокола допроса с целью проверки, нет ли в показаниях признаков, характерных для самооговора: чрезмерное словесное совпадение показаний, данных на разных допросах;

слишком общий характер, схематичность показаний; обилие противоречий между показаниями, в том числе данных на разных допросах;

в) вновь изучить материалы дела и дополнительные данные о личности допрашиваемого, в том числе личные записи в дневнике, письмах, отзывы родственников, сослуживцев, друзей, заключения судебно-психиатрической и судебно-психологической экспертиз, если они проводились; учесть волевые качества, характер, темперамент допрашиваемого, склонность к внушению; .

г) провести повторный допрос (допросы) с соблюдением иной последовательности выяснения обстоятельств дела по существу (это мешает воспроизведению стереотипа показаний);

д) выяснить, что явилось причиной самооговора (намерение взять на себя ответственность соучастников или преуменьшить ее, самопожертвование, оказание воздействия и др.), кто, где и когда незаконно воздействовал на лицо с целью склонить к самооговору; чем объективно может быть подтверждено заявление о самооговоре.

Сомнения, в достоверности показаний могут возникнуть у следователя как во время, так и после допроса. В процессе допроса такие сомнения порождаются противоречивостью показаний, их изменением, отсутствием внутренней логики, явным несоответствием известным обстоятельствам дела, имеющимся в распоряжении следователя доказательствам. Ложность полученных показаний может быть обнаружена в ходе иных следственных действий (проверка и уточнение показаний на месте, проведение следственного эксперимента, очной ставки и др.). Ложность показаний выявляется и при допросах других лиц, и на основании новых вещественных доказательств, заключений экспертов. Дача ложных показаний определяет конфликтный характер ситуации, в которой протекает допрос. Установление контакта с допрашиваемым во время изобличения его во лжи затруднено или невозможно. Как допрашиваемый, так и следователь обычно находятся в состоянии эмоционального напряжения, их реакции обостряются. Возможны психологические срывы со стороны допрашиваемого и провокация следователя. Тактические приемы изобличения по своему характеру и направленности могут быть разделены на три группы: приемы эмоционального воздействия, приемы логического воздействия, тактические комбинации. Разумеется, это деление условно, так как один и тот же прием в одной ситуации может оказаться эффективным именно ввиду своего эмоционального воздействия на допрашиваемого, в другой — стать средством логического убеждения.

Приемы эмоционального воздействия. К их числу при изобличении свидетеля и потерпевшего относятся: убеждение в неправильности занятой позиции; разъяснение вредных последствий для близких лиц из числа потерпевших, подозреваемых, обвиняемых; воздействие на положительные стороны личности допрашиваемого — чувство собственного достоинства, благородство, идейность и т. п.

Приемы эмоционального воздействия на подозреваемого или обвиняемого:

побуждение раскаяться и чистосердечно признаться путем разъяснения как вредных последствий запирательства и лжи, так и благоприятных последствий признания своей вины и активного содействия следствию, в том числе по преступлениям прошлых лет, оставшихся нераскрытыми;

воздействие на положительные стороны личности допрашиваемого, использование его привязанностей, увлечений, высокого профессионального мастерства и заботы о профессиональном авторитете и т. п.;

использование антипатии, питаемой допрашиваемым к кому-либо из соучастников, его зависимости от них, унижающей его достоинство, его сомнений в их "надежности" и способности до конца придерживаться ранее обусловленной линии поведения на следствии;

использование фактора внезапности путем постановки неожиданных вопросов в ситуации, когда допрашиваемый таких вопросов не ждет, внутренне демобилизовался, успокоенный безопасным с его точки зрения содержанием и направлением допроса (иногда этот прием именуют постановкой "лобовых" вопросов). Этот прием может быть элементом тактической комбинации, сочетаясь с нейтральным, притупляющим бдительность допрашиваемого фоном, на котором задается неожиданный вопрос.

Приемы логического воздействия заключаются в демонстрации несоответствия показаний действительности. К их числу относятся:

предъявление доказательств, опровергающих показания допрашиваемого. Известны два порядка предъявления доказательств допрашиваемому: последовательно, в соответствии с их доказательственной силой — от менее веских к более веским; предъявление сразу наиболее важного доказательства. Выбор порядка зависит от личности допрашиваемого и характера доказательств;

предъявление доказательств, требующих от допрашиваемого детализации показаний, которая приведет к противоречиям между ним и соучастниками;

логический анализ противоречий, имеющихся в показаниях допрашиваемого;

логический анализ противоречий между интересами допрашиваемого и его соучастников;

доказательство бессмысленности занятой позиции. Приемы логического воздействия с успехом могут быть использованы и в случаях так называемой "пассивной лжи" допрашиваемого, когда он скрывает правду, заявляя "не знаю", "не помню", "не видел" и т. п. Они весьма эффективны и при разоблачении ложного алиби.

Существует несколько способов создания ложного алиби. Так, преступник, предвидя возможность своего ареста, договаривается с близкими о даче ими ложных показаний. В этом случае опровержение достигается путем детального допроса этих лжесвидетелей с целью обнаружить существенные противоречия в их показаниях, поскольку невозможно согласовать все детали вымышленного события; к тому же ложь запоминается плохо и при повторном допросе нередко воспроизводится в другом варианте. Другой способ создания ложного алиби более изощрен и разоблачается с трудом. Преступник проводит с избранными им лицами какое-то время, например участвует в совместном чаепитии и т. п., но условливается, что время будет указано иное, нежели в действительности. Средством установления истины в этом случае служит также детальный допрос плюс тщательное исследование того, где в действительности могли находиться эти лица в названное следователю время. Наконец, преступник может ввести лиц, подтверждающих его алиби, в заблуждение относительно того времени, когда он с ними был. В этом случае свидетели будут искренне считать, что говорят правду. Следователь должен выяснить, как определяют такие свидетели время, о котором дают показания, обнаружить причину их заблуждения и таким образом опровергнуть ложное алиби.

Тактические комбинации. Под тактической комбинацией при допросе понимается создание ситуации, рассчитанной на неправильную оценку ее допрашиваемым, что объективно приводит к его изобличению. Тактические комбинации не следует смешивать с обманом допрашиваемого. Обман — это сообщение ложных сведений или извращение истинных фактов. Тактические комбинации — это создание ситуации на основе истинных фактов, которые могут быть двояко — правильно или неправильно — истолкованы самим допрашиваемым. При тактических комбинациях используют:

приемы, преследующие цель скрыть от допрашиваемого осведомленность следователя о тех или иных обстоятельствах дела;

метод косвенного допроса, который заключается в постановке вопросов, второстепенных с точки зрения допрашиваемого, но фактически маскирующих главный вопрос — о причастности к преступлению. Например, если на месте происшествия обнаружены следы пальцев рук обвиняемого, то сначала задаются вопросы, ответы на которые затем исключают возможность утверждать, что эти отпечатки оставлены не в момент преступления, а раньше или позже;

приемы, направленные на создание ситуации, при которой допрашиваемый проговаривается: его побуждают пространно изложить свои объяснения события в расчете на то, что среди ложной информации он сообщит достоверные данные, попавшие в его показания вследствие непонимания их значимости;

предложение допрашиваемому, утверждающему, что он говорит правду, сказать своему соучастнику или связанному с ним предварительным сговором свидетелю фразу примерно такого содержания: "Я сказал всю правду, расскажи правду и ты". Допрашиваемый попадает в сложную ситуацию: отказ будет означать признание в даче ложных показаний, согласие же может привести к его изобличению.

Тактические комбинации, осуществляемые в процессе допроса, относятся к классу простых и бывают трех видов: рефлексивные, обеспечивающие и контрольные. В большинстве своем это рефлексивные комбинации, преследующие либо цель получить информацию от допрашиваемого, либо, кроме того, создать такие условия, при которых допрашиваемый сам сформирует себе неправильное представление о степени осведомленности следователя по поводу тех или иных обстоятельств дела, или о его планах и намерениях, или о состоянии расследования.

Рефлексивные комбинации проводятся при допросах недобросовестных свидетелей (потерпевших) и дающих ложные показания подозреваемых (обвиняемых); обеспечивающие и контрольные тактические комбинации могут быть осуществлены при допросе любого лица. Целью обеспечивающей комбинации может быть сохранение в тайне факта допроса (например, замаскированный вызов на допрос), оказание помощи добросовестному допрашиваемому в припоминании существенных для дела фактов и т. п. Цель контрольной комбинации — получить в процессе допроса данные для оценки показаний или ориентирующей информации, позволяющей следователю выяснить правильность линии своего поведения при допросе и т. д.

Содержание тактических комбинаций составляют приемы допроса. Поскольку их сочетание в тактических комбинациях даже в рамках одного следственного действия настолько велико, что практически не поддается описанию, то целесообразно, на наш взгляд, обратиться к отдельному рассмотрению тех приемов, которые могут быть использованы с наибольшим успехом.

Внезапность. Суть этого приема трактуется как неожиданная постановка допрашиваемому вопроса, не связанного с предыдущими, на который он должен дать немедленный ответ.

Не отрицая принципиальной допустимости таких вопросов, следует учесть обоснованные опасения, высказанные А. Н. Васильевым. Добросовестный допрашиваемый, будь то обвиняемый или свидетель, воспримет это как проявление недоверия к его показаниям, а иногда и как обман, что может вызвать настороженность и нарушение психологического контакта. Г.Ф. Горский и Д.П. Котов совершенно справедливо замечают, что "внезапный вопрос должен всегда опираться не на "голую" следственную интуицию, не на оперативные данные, не закрепленные процессуальным путем, а на какие-либо доказательства. Тогда в любом случае следователь не попадает в неудобное положение. Даже если внезапный вопрос "не прошел", следователь всегда может объяснить обвиняемому, почему этот вопрос был задан, сославшись на доказательства, которые лежали в основе вопроса".

О других формах использования фактора внезапности уже говорилось в гл.31.

Последовательность. Прием заключается в последовательном предъявлении допрашиваемому доказательств в порядке нарастания их силы. Иногда можно встретить рекомендацию предъявлять доказательства в обратном порядке — начиная с самого веского. Этот совет весьма сомнителен: если самое веское доказательство оказало должное воздействие, незачем предъявлять остальные; если же предъявление самого веского доказательства не дало нужного эффекта, то вряд ли он будет достигнут предъявлением менее веских.

В тактической комбинации этот прием сочетается с другими — "допущение легенды" и "пресечение лжи".

Создание напряжения обеспечивается путем предъявления множества доказательств, напоминанием о нравственной оценке совершенного преступления. В тактической комбинации этот прием может сочетаться с приемом, именуемым "снятие напряжения", что достигается различными средствами: голосом, интонацией, репликами следователя и т. п. Г. Ф. Горский и Д. П. Котов, считая эти приемы нравственно допустимыми, справедливо полагают, что "иногда целесообразно", объединяя приемы, сперва создать напряжение, а затем снять его. Однако создание напряжения не должно происходить за счет грубости или иного психологического насилия со стороны следователя.

"Допущение легенды" — допрашиваемому предоставляется возможность беспрепятственно излагать свою ложную легенду. Данный прием сочетается с другими приемами, такими, как "пресечение лжи", внезапность, последовательность, повторность допроса.

Косвенный вопрос, упоминавшийся ранее, комбинационно может сочетаться с приемом "форсирование темпа допроса" и "инерция". Под последним понимают незаметный перевод допроса из одной сферы в другую в расчете на то, что допрашиваемый "по инерции" проговорится.

По поводу этичности расчета на проговорку допрашиваемого также существуют полярные мнения. Г.Ф. Горский и Д.П. Котов выражают мнение большинства криминалистов, когда указывают, что "данный прием можно считать нравственным, ибо опора здесь делается не на случайную оговорку, а на проговорку об обстоятельствах, как правило, известных только лицу, причастному к преступлению".

В основе многих тактических комбинаций при допросе лежит такой прием, как создание условий для неправильной оценки недобросовестным допрашиваемым переживаемой ситуации. Как элемент рефлексивного управления, этот прием рассчитан на возможную ошибочную оценку того или иного обстоятельства допроса лицом, действительно причастным к этому обстоятельству. Здесь нет ни обмана, ни принуждения допрашиваемого к выбору одной, ошибочной позиции, ни воздействия, носящего наводящий характер. Дезинформация допрашиваемого, которая может явиться следствием применения этого приема, — "дело рук" самого допрашиваемого. Следует согласиться с А.Р. Ратиновым и Ю.П. Адамовым, указывающими, что "следователю нет нужды прибегать к ложным утверждениям, в его распоряжении имеется неограниченный запас таких средств, как прямой отказ в сообщении данных, которые хотят выведать заинтересованные лица, умолчание, реплики и заявления, допускающие многозначное толкование, создание ситуаций, скрывающих действительное положение дела, разнообразные вопросы, которые способны породить те или иные догадки у допрашиваемого. Такой образ действий, на наш взгляд, не противоречит... критериям допустимости тактических приемов". Выжидание заключается в том, что в допросе делается перерыв для того, чтобы в психическом состоянии допрашиваемого произошли изменения под влиянием оказанного воздействия; создание "заполненности" — это подчеркивание следователем невыясненных мест в деле, вызывающее у допрашиваемого стремление "заполнить" пробелы в соответствии с логикой; вызов преследует цель побудить допрашиваемого к объяснению логическим путем обстоятельств, обеспеченных доказательствами. Рассматриваемый прием хорошо комбинируется с такими тактическими ходами, как выжидание, создание "заполненности", вызов. В заключение остановимся на одной из разновидностей оперативно-тактических комбинаций, непосредственно связанной с допросом подозреваемого. Мы имеем в виду комбинацию с использованием так называемых трансферов — специальных приспособлений для защиты различных объектов путем оставления на субъекте посягательства следов его преступных действий. Трансферты могут быть химического действия, могут представлять собой устройство для получения фото- и киноизображения преступника в момент его деяния и т. п.

Действие большинства трансферов рассчитано не на захват преступника с поличным (хотя могут быть и такие варианты), а на последующее изобличение с использованием комбинации следственных действий:

задержания подозреваемого, его освидетельствования с целью обнаружить признаки воздействия на тело или одежду трансферов, допроса. В процессе этого допроса могут быть использованы все упоминающиеся приемы, причем наиболее эффективным, как показывает практика, оказываются последовательность, создание и снятие напряжения, допущение легенды в сочетании с пресечением лжи.

Изобличение допрашиваемого во лжи может привести к последствиям двоякого рода: к даче им правдивых показаний либо к замене новыми ложными. Во втором случае процесс изобличения во лжи должен быть продлен, но уже с помощью других тактических приемов.

§ 6. Особенности тактики допроса несовершеннолетних

Тактика допроса несовершеннолетних в значительной степени обусловлена особенностями их психики (повышенной внушаемостью и самовнушаемостью, склонностью к фантазированию, высокой эмоциональностью, неустойчивостью поведения и др.), незначительным жизненным опытом, что нередко приводит к неправильной оценке ими расследуемого события в целом или отдельных его элементов. Следователь, готовясь к допросу несовершеннолетнего, должен обратить особое внимание на степень развития ребенка или подростка, влияния на него взрослых, особенностей его характера. От этого в первую очередь зависит выбор места допроса. Детей младшего возраста целесообразно допрашивать в привычной для них обстановке: в школе, детском учреждении, иногда у них дома. Наоборот, на несовершеннолетних в возрасте 15—17 лет официальная обстановка места допроса оказывает положительное влияние: проникаясь чувством ответственности, они скорее скажут правду. Учитывая быструю утомляемость ребенка, его неспособность долгое время сосредоточивается на одном и том же объекте, следователь не должен затягивать допрос. Если допрос все же оказывается продолжительным, то целесообразно устраивать специальные перерывы, во время которых малолетним следует предоставить возможность отвлечься, отдохнуть за игрой, успокоиться. Ложные показания несовершеннолетних в возрасте до 14 лет, помимо сознательного отказа говорить правду, могут объясняться самовнушением, повышенным влиянием взрослых, в чем несовершеннолетние не отдают себе отчет, могут быть плодом их фантазии или следствием немотивированного желания солгать. При фантазировании в показаниях несовершеннолетних ложь мешается с правдой или придуманными нелогичными подробностями. Основным средством изобличения во лжи малолетних являются приемы эмоционального воздействия, ибо средства логического убеждения могут оказаться малоэффективными как вследствие непонимания допрашиваемым самого факта изобличения, так и в силу "духа противоречия", свойственного детям и приводящего к упрямому повторению явно бессмысленной лжи. Эффективным может оказаться и повторный допрос с учетом следующих моментов. Если на повторном допросе ребенок (подросток) слово в слово повторяет ранее данные показания, употребляя при этом выражения, не свойственные его возрасту, следователь вправе предположить, что такие показания являются результатом воздействия взрослого. Существенные отличия в деталях указывают на фантазирование ребенка: выдуманные детали обычно плохо удерживаются в памяти и заменяются новыми. Однако следователь должен при этом учитывать и внушающее воздействие собственных вопросов, поэтому особенно важно правильно формулировать вопросы и определять их последовательность. При допросе несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых следователь должен держаться спокойно, уверенно и вместе с тем дружелюбно, но не в ущерб настойчивости и твердости. Такая манера поведения способствует необходимому контакту с подростком, располагает его. Нервозность следователя, его срывы скорее, чем при допросе взрослых, приведут к тому, что допрашиваемый ожесточится, замкнется или от испуга и волнения начнет путаться и лгать. Страх перед следователем может побудить к самооговору.

Несовершеннолетнему следует облегчить переход от ложных показаний к правдивым. Это достигается установлением причин лжи и разъяснением возможности и необходимости изменить свою позицию как в интересах следствия, так и для облегчения собственной участи.

Порядок привлечения в качестве обвиняемого

1. При наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого.

2. В постановлении должны быть указаны:

1) дата и место его составления;

2) кем составлено постановление;

3) фамилия, имя и отчество лица, привлекаемого в качестве обвиняемого, число, месяц, год и место его рождения;

4) описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с пунктами 1 - 4 части первой статьи 73 настоящего Кодекса;

(в ред. Федерального закона от 04.07.2003 N 92-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

5) пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающие ответственность за данное преступление;

6) решение о привлечении лица в качестве обвиняемого по расследуемому уголовному делу.

3. При обвинении лица в совершении нескольких преступлений, предусмотренных разными пунктами, частями, статьями Уголовного кодекса Российской Федерации, в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого должно быть указано, какие деяния вменяются ему по каждой из этих норм уголовного закона .

4. При привлечении по одному уголовному делу в качестве обвиняемых нескольких лиц постановление о привлечении в качестве обвиняемого выносится в отношении каждого из них.

Порядок предъявления обвинения

1. Обвинение должно быть предъявлено лицу не позднее 3 суток со дня вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого в присутствии защитника, если он участвует в уголовном деле.

2. Следователь извещает обвиняемого о дне предъявления обвинения и одновременно разъясняет ему право самостоятельно пригласить защитника либо ходатайствовать об обеспечении участия защитника следователем в порядке, установленном статьей 50 настоящего Кодекса.

3. Обвиняемый, содержащийся под стражей, извещается о дне предъявления обвинения через администрацию места содержания под стражей.

4. Обвиняемый, находящийся на свободе, извещается о дне предъявления обвинения в порядке, установленном статьей 188 настоящего Кодекса.

5. Следователь, удостоверившись в личности обвиняемого, объявляет ему и его защитнику, если он участвует в уголовном деле, постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого. При этом следователь разъясняет обвиняемому существо предъявленного обвинения, а также его права, предусмотренные статьей 47 настоящего Кодекса, что удостоверяется подписями обвиняемого, его защитника и следователя на постановлении с указанием даты и времени предъявления обвинения.

6. В случае неявки обвиняемого или его защитника в назначенный следователем срок, а также в случае, когда место нахождения обвиняемого не установлено, обвинение предъявляется в день фактической явки обвиняемого или в день его привода при условии обеспечения следователем участия защитника.

7. В случае отказа обвиняемого подписать постановление следователь делает в нем соответствующую запись.

8. Следователь вручает обвиняемому и его защитнику копию постановления о привлечении данного лица в качестве обвиняемого.

9. Копия постановления о привлечении в качестве обвиняемого направляется прокурору.

Допрос обвиняемого

1. Следователь допрашивает обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения с соблюдением требований пункта 9 части четвертой статьи 47 и части третьей статьи 50 настоящего Кодекса.

2. В начале допроса следователь выясняет у обвиняемого, признает ли он себя виновным, желает ли дать показания по существу предъявленного обвинения и на каком языке. В случае отказа обвиняемого от дачи показаний следователь делает соответствующую запись в протоколе его допроса.

3. Допрос проводится в порядке, установленном статьей 189 настоящего Кодекса, с изъятиями, установленными настоящей статьей.

4. Повторный допрос обвиняемого по тому же обвинению в случае его отказа от дачи показаний на первом допросе может проводиться только по просьбе самого обвиняемого.

Протокол допроса обвиняемого

1. При каждом допросе обвиняемого следователь составляет протокол с соблюдением требований статьи 190 настоящего Кодекса.

2. В протоколе первого допроса указываются данные о личности обвиняемого:

1) фамилия, имя и отчество;

2) дата и место рождения;

3) гражданство;

4) образование;

5) семейное положение, состав его семьи;

6) место работы или учебы, род занятий или должность;

7) место жительства;

8) наличие судимости;

9) иные сведения, имеющие значение для уголовного дела.

3. В протоколах следующих допросов данные о личности обвиняемого, если они не изменились, можно ограничить указанием его фамилии, имени и отчества.

Изменение и дополнение обвинения. Частичное прекращение уголовного преследования

1. Если в ходе предварительного следствия появятся основания для изменения предъявленного обвинения, то следователь в соответствии со статьей 171 настоящего Кодекса выносит новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявляет его обвиняемому в порядке, установленном статьей 172 настоящего Кодекса.

2. Если в ходе предварительного следствия предъявленное обвинение в какой-либо его части не нашло подтверждения, то следователь своим постановлением прекращает уголовное преследование в соответствующей части, о чем уведомляет обвиняемого, его защитника, а также прокурора.

Место и время допроса

1. Допрос проводится по месту производства предварительного следствия. Следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого.

2. Допрос не может длиться непрерывно более 4 часов.

3. Продолжение допроса допускается после перерыва не менее чем на один час для отдыха и принятия пищи, причем общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов.

4. При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача.

Порядок вызова на допрос

1. Свидетель, потерпевший вызывается на допрос повесткой, в которой указываются, кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, дата и время явки на допрос, а также последствия неявки без уважительных причин.

2. Повестка вручается лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передается с помощью средств связи. В случае временного отсутствия лица, вызываемого на допрос, повестка вручается совершеннолетнему члену его семьи либо передается администрации по месту его работы или по поручению следователя иным лицам и организациям, которые обязаны передать повестку лицу, вызываемому на допрос.

3. Лицо, вызываемое на допрос, обязано явиться в назначенный срок либо заранее уведомить следователя о причинах неявки. В случае неявки без уважительных причин лицо, вызываемое на допрос, может быть подвергнуто приводу либо к нему могут быть применены иные меры процессуального принуждения, предусмотренные статьей 111 настоящего Кодекса.

4. Лицо, не достигшее возраста шестнадцати лет, вызывается на допрос через его законных представителей либо через администрацию по месту его работы или учебы. Иной порядок вызова на допрос допускается лишь в случае, когда это вызывается обстоятельствами уголовного дела.

5. Военнослужащий вызывается на допрос через командование воинской части.

Общие правила проведения допроса

1. Перед допросом следователь выполняет требования, предусмотренные частью пятой статьи 164 настоящего Кодекса. Если у следователя возникают сомнения, владеет ли допрашиваемое лицо языком, на котором ведется производство по уголовному делу, то он выясняет, на каком языке допрашиваемое лицо желает давать показания.

(в ред. Федерального закона от 04.07.2003 N 92-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Задавать наводящие вопросы запрещается. В остальном следователь свободен при выборе тактики допроса.

3. Допрашиваемое лицо вправе пользоваться документами и записями.

4. По инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица в ходе допроса могут быть проведены фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка, материалы которых хранятся при уголовном деле и по окончании предварительного следствия опечатываются.

5. Если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе и пользуется правами, предусмотренными частью второй статьи 53 настоящего Кодекса. По окончании допроса адвокат вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля. Указанные заявления подлежат занесению в протокол допроса. (в ред. Федерального закона от 04.07.2003 N 92-ФЗ)

Протокол допроса

1. Ход и результаты допроса отражаются в протоколе, составляемом в соответствии со статьями 166 и 167 настоящего Кодекса.

2. Показания допрашиваемого лица записываются от первого лица и по возможности дословно. Вопросы и ответы на них записываются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса. В протокол записываются все вопросы, в том числе и те, которые были отведены следователем или на которые отказалось отвечать допрашиваемое лицо, с указанием мотивов отвода или отказа.

3. Если в ходе допроса допрашиваемому лицу предъявлялись вещественные доказательства и документы, оглашались протоколы других следственных действий и воспроизводились материалы аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки следственных действий, то об этом делается соответствующая запись в протоколе допроса. В протоколе также должны быть отражены показания допрашиваемого лица, данные при этом.

4. Если в ходе допроса проводились фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка, то протокол должен также содержать:

1) запись о проведении фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки;

2) сведения о технических средствах, об условиях фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки и о факте приостановления аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки, причине и длительности остановки их записи;

3) заявления допрашиваемого лица по поводу проведения фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки;

4) подписи допрашиваемого лица и следователя, удостоверяющие правильность протокола.

5. Допрашиваемым лицом в ходе допроса могут быть изготовлены схемы, чертежи, рисунки, диаграммы, которые приобщаются к протоколу, о чем в нем делается соответствующая запись.

6. По окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения либо по его просьбе оглашается следователем, о чем в протоколе делается соответствующая запись. Ходатайство допрашиваемого о дополнении и об уточнении протокола подлежит обязательному удовлетворению.

7. В протоколе указываются все лица, участвовавшие в допросе. Каждый из них должен подписать протокол, а также все сделанные к нему дополнения и уточнения.

8. Факт ознакомления с показаниями и правильность их записи допрашиваемое лицо удостоверяет своей подписью в конце протокола. Допрашиваемое лицо подписывает также каждую страницу протокола.

9. Отказ от подписания протокола допроса или невозможность его подписания лицами, участвовавшими в допросе, удостоверяется в порядке, установленном статьей 167 настоящего Кодекса.

Особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля

1. Допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте до четырнадцати лет, а по усмотрению следователя и допрос потерпевшего и свидетеля в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет проводятся с участием педагога. При допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля вправе присутствовать его законный представитель.

2. Потерпевшие и свидетели в возрасте до шестнадцати лет не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. При разъяснении указанным потерпевшим и свидетелям их процессуальных прав, предусмотренных соответственно статьями 42 и 56 настоящего Кодекса, им указывается на необходимость говорить правду.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий