регистрация /  вход

Учение о государстве и праве в России в период развития феодализма (стр. 6 из 11)

Симфония властей

Теорию совмещения властей духовной и светской он полностью отрицает, выступая сторонником их разделения с четким разграничением сферы действия каждой из них .

Отказ от традиционной линии в политической литературе в данном вопросе вытекает из последовательно проводимого Иваном IV принципа безграничности царской власти – ее он не хотел делить ни с кем, и с наместниками Бога в том числе. Нигде и ни при каких обстоятельствах он не ставил власть “священства” выше власти “царства”.

Возвеличивая значения царской власти, он усиливает и элементы сакрализации в определении ее сущности и назначения, пытаясь наиболее непосредственно воспроизвести связь царя и Бога, минуя церковь как посредницу в этих взаимоотношениях. Многоструктурность светской власти неоспорима. Церковь может быть использована только как инструмент, усиливающий своим авторитетом и сакральный ореол власти, но она совершенно не нужна для участия или даже соучастия во властных полномочиях и функциях государства.

По мысли Ивана IV, при организации формы власти недопустимо никакое коллегиальное начало. Высший суд в государстве принадлежит только царю, как непосредственному наместнику Бога. Вид и меру наказания определяет не закон, а лично сам царь, равно как и степень вины наказуемого . Шкала жесточайших наказаний, применяемых царем, произвольна и черпается в основном из примеров “различных благочестных царей”, а отнюдь не из законодательного материала, при этом она не имеет каких-либо ограничений и пределов в изобретении видов наказаний.

Царь теоретически обосновывает также и свое право судить и наказывать не только за дела, но и за мысли , утверждая, что “лукавые замыслы еще опаснее, когда царства распадутся от беспорядков и междоусобных браней”.

Ответственность царя

Весьма своеобразную интерпретацию получило в теории Ивана IV традиционное для русской политической мысли положение об ответственности властителя перед подданными . Он полностью отрицает вообще возможность ответственности царя за свои действия перед людьми. Ответственность возможна только перед Богом, а наказание за царскую вину ложится в основном на подданных царя, а не на него самого.

Царь не может быть преступен по самой своей природе , он может быть только грешен, а наказание греха – прерогатива небесной власти и небесного суда. Если царь “заблудихом душевне и телесне и ста согрешником перед Богом и человеки всяким законопреступлением еже не мочно писанием исписати и человеческим языком изглаголати”, то все это будет определяться только как грех и наказываться Всевысшим.

Понятие царской грозы

Иван IV усиливает наказательный аспект в содержании этого понятия, поскольку пытается с помощью утвердившегося в сознании общественного мнения термина обосновать свою карательную политику. Понятие “грозы” у него полностью очищается от всей внешней атрибуции, оно более не предусматривает борьбу с внешними врагами государства. Не стоит вопрос о защите человека и о восстановлении нарушенной справедливости. Речь идет только об устрашении собственных подданных – безусловное и безоговорочное подчинение царской власти оборачивается “грозой”, принявшей реальную и осязаемую форму в виде одетых в черную одежду, сеющих повсюду “страх” опричников.

Вывод: Таким образом, политическая доктрина Ивана Грозного не имела оснований в социально-политических условиях его времени. В истории русской политической мысли она вступила в противоречие со сложившимися традиционными представлениями, выработанными предшествующей политической теорией, и не была воспринята современниками.

Период политической деятельности и воинской службы князя Андрея Михайловича Курбского совпадал с интенсификацией государственного строительства в России. В этой исторической ситуации сформировались две тенденции в развитии государственности и сопровождавшей его политической идеологии, которые отвечали идеалам различных социальных групп господствующего класса. Князь Курбский, принимавший активное участие в деятельности правительства (Избранной Рады), в своей политической теории развивал положения первой из упомянутых тенденций, выражающие взгляды оппозиционные, по своему содержанию, идеалам феодальной группы во главе с царем, в руках которых сосредоточивалось реальное обладание властью.

Курбский был выходцем из старинной, но “захудалой и задолжавшей фамилии”. Своего положения при царском дворе он добился исключительно благодаря личным заслугам, воеводской службой и правительственной деятельностью.

В конце 50-х – начале 60-х гг. ХVI в. между Иваном IV и правительством (Избранной Радой) возникают серьезные разногласия по вопросу о внешнеполитическом курсе страны. Курбский был отслан наместником в Юрьев. Объективно оценив значение царской немилости, Курбский решил бежать, поступив на службу к польскому королю, он отказывался вести политику против своей родины.

Форма изложения политических взглядов у Курбского теологизирована, но в содержании увеличивается количество светских мотивов и внимание автора сосредоточивается в основном на раскрытии социально-политических категорий.

Учение о власти

Источником власти в государстве традиционно объявляется Божественная воля: “цари и князи от всевысшнего помазуются на правление…”.

Цель верховной власти усматривается в справедливом и милостивым управлении державой ко благу всех ее подданных в праведном (правосудном) разрешении всех дел.

Нынешняя власть, по мнению боярина, уклонилась от выполнения задач, возложенных на нее Высшей волей, поэтому он лишает ее Божественного ореола, называя “безбожной” и “беззаконной”. На царском престоле оказался человек, не подготовленный ни образованием, ни воспитанием к управлению государством . Упадок в делах царства и сопутствующие ему военные неудачи Курбский связывает с падением правительства и введением опричнины. Роспуск правительства означал полное и безусловное сосредоточение ничем не ограниченной власти в руках Ивана IV. Далее Курбский дает побробную критику общего социально-политического состояния государства. В обществе процветает клевета, в результате которой хватают и осуждают не только подозреваемое лицо, но всех его “друзей и соседов знаемых и мало знаемых, многих же отнюдь не знаемых”. Весь социальный порядок в государстве нарушен: купечество и земледельческие чины пострадали от налогов, мздоимство и казнокрадство; многие крестьяне разорились и снялись с земли, иные люди продавали своих детей в рабство. Другие в отчаянии кончали жизнь самоубийством. Государственный аппарат стал работать плохо, служебный долг исполнялся недобросовестно.

Такую власть Курбский называет законопреступной . Ивана IV он сравнивает с царем Иродом, чье тираническое правление стало нарицательным синонимом жестокости.

Правоприменительная практика

Курбский развернул также основательную критику суда и судопроизводства , широко поставленную еще его современниками: Максимом Греком, Зиновием Отенским и Иваном Пересветовым, добавив к ней еще и критику законодательства . Он анализировал не только правоприменительную, но и правотворческую практику в государстве, дав анализ содержания законодательных предписаний. Оперируя традиционными понятиями “правды”, справедливости и закона, Курбский ставит вопрос о том, что закон, принятый государственной властью, не всегда следует неукоснительно соблюдать, ибо он по своему содержанию может не соответствовать тем критериям, которые должны характеризовать юридические установления высшей власти.

Правоприменительная практика рассмотрена Курбским, как и Пересветовым как в судебном, так и во внесудебном ее вариантах. Современный ему суд и практика объективного вменения, которая также рассматривается как проявление беззакония.

Уделяет внимание Курбский и критике различных форм внесудебной расправы с неугодными лицами. В государстве не стало свободы и безопасности для подданных, не говоря уже о том, что царь ввел “постыдный обычай”, затворив все “царство русское… словно в адовой твердыне”, и если кто из “земли твоей поехал… в другие земли… ты того называешь изменником”.

Правопонимание

Анализ правопонимания Курбского показывает, что у него, очевидно, прослеживается представление о тождестве права и справедливости .Только справедливое, утверждает он, может быть названо правовым, в законе должны быть воплощены справедливость и правда, а насилие является лишь источником беззакония.

Излагая свои требования к правотворчеству , Курбский подчеркивает, что закон должен содержать реально выполнимые требования, ибо беззаконие – это не только соблюдение законов, но и принятие жестких законов. Подобное правотворчество, по мнению Курбского, преступно. Насилие по самой своей природе не может быть источником права , не существует таких законов (по природе своей), которыми можно было бы оправдать террор и беззаконие.

В рассуждениях Курбского на данную тему явно уже прослеживается элементы естественно-правовой концепции , которая пробивает серьезную брешь в общем контексте теологизированных рассуждений о добре и зле, правде и справедливости, ибо все эти категории воспринимаются как составные элементы естественных законов, посредством которых Божественная воля сохраняет на земле свое высшее творение – человека.

Право на сопротивление

Результатом такого правления Курбский считает оскудение царства, падение его международного престижа и внутренне недовольство и смута. Причину “искривления” некогда правильного управления царством Курбский традиционно усматривает в приближении к царю “злых советников”.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]
перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта - спам опубликован не будет

Ваше имя:

Комментарий

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?
Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.

Узнать стоимость написания работы
Оставьте заявку, и в течение 5 минут на почту вам станут поступать предложения!