регистрация / вход

Уголовная ответственность за кражу

Кража как разновидность уголовного преступления, принципы и порядок отграничения ответственности за нее от смежных составов преступлений и правонарушений. Квалифицирующие признаки кражи, их характеристика и порядок определения меры ответственности.

КУРСОВАЯ РАБОТА

по курсу «Уголовное право»

по теме: «Уголовная ответственность за кражу»

Введение

Определение дефиниции «кража» как «тайного похищения чужого движимого имущества» – известно еще русскому дореволюционному уголовному праву.

Как отмечал известный дореволюционный ученый-юрист В.И. Сергеевич кража – тайное заведомо противозаконное изъятие чужой вещи из хранилища другого лица с намерением присвоить ее себе, известна нашим древним памятникам под именем татьбы. Действительно «кража» – одно из самых древних преступлений и составов преступлений, получивших закрепление в нормах права.

«Татьба» как правовой термин широко употреблялся до середины 19 века и окончательно уступил место «краже» ко времени первой кодификации российского уголовного законодательства (т. 15 Свода законов Российской империи 1832 г.).

По Уголовному уложению под татьбой и кражей (X, 222) понимается тайное похищение чужого имущества.

Уложение знало: 1) обыкновенную татьбу, за которую полагается (за первую) потеря левого уха, кнут, тюремное заключение на два года, а затем ссылка в украйные города в какой чин пригодится (XXI, 9); 2) квалифицированную, за которую налагается более тяжкое наказание, и, наконец, 3) несколько таких видов татьбы, которые или вовсе не наказываются, или наказываются легче, чем обыкновенные.

К квалифицированной татьбе относилась церковная кража, за которую полагается смертная казнь (XXI, 14), и кража лошади на службе, которая карается отсечением руки (VII, 29). Последнее постановление взято из градских законов (XXXIX, 53).

К ненаказуемой татьбе относится кража из сада – яблок и деревьев; эти действия ведут только к вознаграждению убытков (X, 221).

К кражам, наказуемым легче, относится: 1) кража во дворе царского величества (III, 9); 2) кража овощей из огорода (X, 211); 3) кража с поля хлеба или сена (XXI, 89) и 4) рыбы из пруда или садка (XXI, 90). Первая и третья кражи ведут к наказанию кнутом, четвертая – батогами, о второй сказано: «за кражу учинити наказание, смотря по делу».

Итак, дореволюционные ученые-юристы и уголовный закон понимали под кражей тайное похищение чужого движимого имуществаhttp://www.allpravo.ru/library/doc101p0/instrum5475/item5480.html - _ftn4#_ftn4, различаются квалифицированные виды кражи.

В период советского государства и права кража также определялась как «тайное похищение имущества, находящегося в обладании, пользовании или ведении другого лица или учреждения». Попытка ревизии такого определения была предпринята лишь однажды. В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. «Об усилении охраны личной собственности граждан» кража определялась как «тайное или открытое похищение личного имущества граждан», поглотив таким образом и грабеж без насилия. Данное противоречивое определение кражи действовало 13 лет, затем закон вновь вернулся к традиционному пониманию кражи как тайного похищения (ст. 89 и 144 УК 1960 г.). При этом допускалась двойственность терминологии. Если в тексте ст. 89 и 144 УК говорилось о «тайном похищении», то в заголовке ст. 89 употреблялось выражение «хищение… путем кражи». Противопоставление понятий «хищение» и «похищение» не имело под собой достаточного основания с точки зрения как языковых норм, так и юридической. С постепенным распространением понятия «хищение» на преступления против личной собственности такая двойственность стала особенно нетерпимой. Уголовный кодекс 1996 г. впервые в законодательном определении кражи употребил слова «тайное хищение». Новая формулировка положила конец терминологической путанице, равно как и попыткам противопоставления понятий «хищение» и «похищение».

В данной работе анализируется ответственность за кражу чужого имущества. Работа состоит из двух разделов. В первом разделе кража как уголовное преступление отграничивается от других видов хищения, в частности, от грабежа; анализируется также разница между кражей и мелким хищением. Во втором разделе рассматриваются квалифицирующие признаки кражи.


1. Отграничение ответственности за кражу от смежных составов преступлений и правонарушений

Уголовный кодекс РФ (ч. 1 ст. 158 УК РФ) определяет кражу как «тайное хищение чужого имущества». Более расширенное определение кражи можно найти в п. 2 постановления пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», где закреплено: «как тайное хищение чужого имущества (кража) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них».

Из легального определения кражи можно сделать следующие выводы. Во-первых, кража является формой хищения, следовательно, ей присущи все признаки хищения. Во-вторых, ключевым признаком кражи как формы хищения является тайный способ совершения преступления. В противовес тайному хищению – открытым хищением чужого имущества является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет (ст.161 УК РФ).

Объективная сторона кражи – совершение деяния – тайного изъятия и обращения виновным чужого имущества в свою пользу или в пользу других лиц.

Деяние как объективный признак кражи выражается в активных действиях (в изъятии и обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц). При этом такое изъятие является противоправным и безвозмездным. При краже указанное изъятие и обращение, составляющие в сочетании переход имущества в обладание виновного, осуществляются против или помимо воли собственника или иного владельца. Этим кража отличается, в частности, от присвоения и растраты, при совершении которых лишь обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц осуществляется против или помимо воли собственника или иного владельца, тогда как изъятие происходит по воле последних и состоит в добровольной передаче ими имущества во владение виновного.

Как уже отмечалось, кража – хищение совершаемое тайно. Именно «тайность» кражи и является базисным признаком отграничения кражи от иных видов хищения.

В науке уголовного права выделяются объективный и субъективный критерии тайного и открытого способов хищения. Применительно к объективной стороне преступления данный критерий характеризуется обстоятельствами, внешними по отношению к виновному, – хищение осуществляется[1] :

1) при отсутствии на месте совершения преступления каких-либо потенциальных свидетелей, посторонних лиц;

2) в отсутствие на месте совершения преступления посторонних;

3) в присутствии на месте совершения преступления посторонних, однако они не наблюдают факт хищения;

4) в присутствии на месте совершения преступления посторонних, однако они не расценивают происходящее как хищение или не осознают его;

5) факт совершения хищения наблюдается посторонними людьми, однако виновный этого не знает.

Верховный суд РФ неоднократно обращал внимание судов на недопущение ошибок, связанных с неправильным толкованием понятий тайного и открытого хищений чужого имущества. Как пояснил пленум ВС РФ в своем постановлении от 27 декабря 2002 г. №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (п.п. 2-4): «как тайное хищение чужого имущества (кража) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. При этом необходимо учитывать, что в том случае если присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лицо не сознает противоправность этих действий либо является близким родственником виновного, который рассчитывает в связи с этим на то, что в ходе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное следует квалифицировать как кражу чужого имущества».

Если же указанные выше лица принимали меры к пресечению хищения чужого имущества (например, требовали прекратить эти противоправные действия), то ответственность виновного за содеянное наступает по статье 161 УК РФ. Приведем показательный пример из практики: «Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала тайным, а не открытым хищением чужого имущества действия З., который, придя со своей знакомой М. в квартиру Л. для распития спиртного и оставшись там ночевать, предложил М. совершить кражу магнитолы, принадлежащей матери Л. После отказа М. в ее присутствии и в одиночку совершил эту кражу, осознавая, что М. для него близкий человек, и будучи уверен в сохранении тайны хищения и не воспрепятствовании хищению с ее стороны».

В юридической литературе констатируется, что объективный критерий тайны хищения должен совпадать с моментом совершения деяния. Проиллюстрируем сказанное примером: «Жительница небольшого поселка П., проходя по улице, заметила на крыльце одного из соседних домов К., известного пьяницу и нечистого на руку человека. Ей показалось подозрительным поведение К. Она спросила К., что он делает на чужом крыльце, на что последний в грубой форме ответил, что это ее не касается, и потребовал, чтобы П. шла своей дорогой. Через некоторое время П., находясь у себя дома, в окно увидела К., который шел по улице с большим свертком на плече. Вечером обнаружилась у соседей пропажа домашних вещей. П. сообщила о виденном ею и о своих подозрениях в милицию. При обыске у К. были найдены похищенные вещи, и он признался в хищении. Следственные органы квалифицировали действия К. как открытое хищение чужого имущества (грабеж), поскольку П. видела виновного, когда он готовился проникнуть в чужое жилище и когда нес похищенное. Однако суд не согласился с такой квалификацией и расценил действия К. как кражу, поскольку сам момент непосредственного изъятия имущества никто не видел»[2] .

Не является тайным хищением – хищение, когда его совершение замечено потерпевшим, но последний не успевает заметить, например, лица субъекта преступления. В юридической литературе уже закрепилось понятие «рывок», когда преступление совершается так быстро, что жертва не успевает своевременно осознать происходящее и соответственно среагировать, например, у потерпевшего вырывает сумку проезжавший мимо велосипедист[3] .

Базисным признаком объективной стороны кражи – является ненасильственный характер посягательства. Данный признак специально не выделяется ни в ст. 158 УК РФ, ни в полномочных разъяснениях ВС РФ, между тем, систематический анализ ст.ст. 158, 161, 162 УК РФ позволяет сделать вывод, что именно ненасильственный характер – является легальным критерием кражи от иных форм хищения, в частности, разбоя.

В том случае если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание, и прибегает к насилию, содеянное следует квалифицировать как грабеж или как разбой (п. 4 Постановления пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»).

Таким образом, в тех случаях, когда изъятие имущества сопровождалось насилием либо насилие предшествовало тайному изъятию, либо тайное изъятие переросло в насилие, содеянное не может квалифицироваться как кража, а является грабежом (ст. 161 УК РФ) или разбоем (ст. 162 УК РФ) – в зависимости от степени причинения вреда жизни и здоровью.

Заметим, что в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» (Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. данное постановление признано утратившим силу) было закреплено: «Введение в организм потерпевшего опасных для жизни веществ с целью приведения его таким способом в беспомощное состояние и завладение государственным, общественным или личным имуществом должно квалифицироваться как разбой. В случае если с той же целью в организм потерпевшего введены вещества, не представляющие опасности для его жизни и здоровья, содеянное надлежит квалифицировать в зависимости от последствий как грабеж, соединенный с насилием, либо покушение на это преступление». По мнению Семенова в описанной ситуации, должна быть также оценены условия «введения веществ» в организм, поскольку насильственное введение даже безвредных веществ уже является, в определенной мере, проявление насилия[4] .

Последствие в качестве объективного признака кражи состоит в причинении ущерба собственнику или иному владельцу имущества в момент окончания хищения.

Как справедливо отмечают эксперты, ущербом признается лишь положительный материальный ущерб в размере стоимости имущества, изъятого и обращенного в пользу виновного или других лиц. В размер ущерба не включаются иные убытки, определенные в ч. 2 ст. 15 ГК РФ[5] .

Последствием кражи, предусмотренной ч. 1 ст. 158 УК РФ, является ущерб на сумму, превышающую один минимальный размер оплаты труда (МРОТ). Если причиненный ущерб меньше этой суммы, то совершивший данное деяние подлежит административной ответственности согласно статьи 7.27 КоАП РФ. Еще в 2000 году, когда новый КоАП принимался, депутат А.Е. Баранников (СПС) добился принятия поправки, увеличивающий размер мелкого хищения с одного МРОТ до 5-ти. Следовательно, исключалось уголовное преследование за кражи на сумму менее 5 МРОТ и тем самым, особенно с учетом увеличения МРОТ до 400 рублей, сокращалось тюремное население. Однако с принятием в 2003 году поправок к статье 158 УК была изменена ст. 7.27 КоАП и «границей», отделяющей мелкое хищение от кражи, вновь стал 1 МРОТ.

Субъектом кражи является физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста (ст.20 УК РФ). Таким образом, не может быть субъектом кражи лицо младше 14 лет, лицо невменяемое.

Наряду с указанными исключающими признаками, можно выделить еще один легальный признак, исключающий признание лица субъектом кражи, а именно, «субъектом кражи может быть только такое лицо, которое не обладает никакими правомочиями в отношении похищаемого имущества». Так, например, тайное изъятие вверенного виновному имущества представляет собой не кражу, а присвоение. Вполне логично, что субъектом кражи не может быть лицо, которое имеет полномочия собственника или иного владельца похищаемого имущества.

На практике может возникнуть логичный вопрос: как быть если кража совершена ребенком младше 14 лет, но по подстрекательству взрослого – кто из них будет являться субъектом преступления?

Как пояснил пленума ВС РФ в постановлении от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» если лицо совершило кражу посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, его действия (при отсутствии иных квалифицирующих признаков) следует квалифицировать по ч. 1 ст. 158 УК РФ как непосредственного исполнителя преступления (ч. 2 33 УК РФ). Лицо, организовавшее преступление либо склонившее к совершению кражи, грабежа или разбоя заведомо не подлежащего уголовной ответственности участника преступления, в соответствии с частью второй статьи 33 УК РФ несет уголовную ответственность как исполнитель содеянного. При наличии к тому оснований, предусмотренных законом, действия указанного лица должны дополнительно квалифицироваться по статье 150 УК РФ (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления).

Таким образом, в рассмотренной ситуации организатор (подстрекатель) будет являться субъектом преступления, даже, несмотря на то, что кража совершена третьим лицом.

Субъективная сторона кражи характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Лицо осознает, что тайно завладевает чужим имуществом, и желает этого, преследуя цель обогащения.

Субъективный критерий тайного способа отражает внутреннее отношение самого виновного к совершаемому им; лицо полагает, что действует тайно, и имеет на это объективные причины.

В тех случаях, когда потерпевший или иные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное является тайным хищением чужого имущества.

Важно акцентировать внимание, что если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание, содеянное следует квалифицировать как грабеж, а в случае применения насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия – как разбой (п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»).

Согласимся с исследователями констатирующими, что в случае конфликта объективного и субъективного критерия тайны хищения, приоритет имеет субъективный критерий, то есть осознание преступного деяния как тайного[6] .

Следующий элемент субъективной стороны преступления корыстная цель.

Корыстная цель может быть направлена как на личное обогащение, так и на обогащение других лиц.

Пленум ВС РФ в своем постановлении от 27 декабря 2002 г. №29 обратил внимание на то, что не образуют состава кражи противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по статье 330 УК РФ или другим статьям УК РФ.

Таким образом, необходимо детально исследовать все обстоятельства дела, и, прежде всего, умысел виновного и наличие корысти, цель изъятия имущества.

В тех случаях, когда незаконное изъятие имущества совершено при хулиганстве, изнасиловании или других преступных действиях, необходимо устанавливать, с какой целью лицо изъяло это имущество.

Если лицо преследовало корыстную цель, содеянное им в зависимости от способа завладения имуществом должно квалифицироваться по совокупности как соответствующее преступление против собственности и хулиганство, изнасилование или иное преступление.

Совершение кражи без наличия квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 158 УК) наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет. До изменения в 2003 году ст. 158 УК, кража по ч. 1 данной статьи наказывалась в том числе лишением свободы на срок до трех лет. В настоящий момент кража, подпадающая под ч. 1 ст. 158 УК является преступлением небольшой, а не средней тяжести, как раньше.

2. Квалифицирующие признаки кражи

К квалифицированным видам кражи (ч. 2 ст. 158 УК РФ) действующее уголовное законодательство относит тайное хищение чужого имущества совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище;

в) с причинением значительного ущерба гражданину;

г) из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем.

Рассмотрим подробным образом каждый из признаков.

а) Кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору;

Как следует из ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Необходимы две составляющих для квалификации кражи по п.«а» ч.2 ст. 158 УК РФ: предварительный сговор и совместное участие.

При квалификации действий виновных как совершение хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору суду следует выяснять, имел ли место такой сговор соучастников до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества, состоялась ли договоренность о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, а также какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления. В приговоре надлежит оценить доказательства в отношении каждого исполнителя совершенного преступления и других соучастников (организаторов, подстрекателей, пособников) (п. 9 Постановления пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»).

Исходя из смысла части второй статьи 35 УК РФ уголовная ответственность за кражу, грабеж или разбой, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу части второй статьи 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по статье 33 УК РФ.

Действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить препятствия, не связанные с оказанием помощи непосредственным исполнителям преступления, сбыть похищенное и т.п., надлежит квалифицировать как соучастие в содеянном в форме пособничества со ссылкой на часть пятую статьи 33 УК РФ.

Если организатор, подстрекатель или пособник непосредственно не участвовал в совершении хищения чужого имущества, содеянное исполнителем преступления не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору. В этих случаях в силу части третьей статьи 34 УК РФ действия организатора, подстрекателя или пособника следует квалифицировать со ссылкой на статью 33 УК РФ.

Не являются совместным участием пассивные действия, даже если лицо после свершения кражи присвоило часть похищенного. Также на практике необходимо учитывать, что при квалификации действий двух и более лиц, похитивших чужое имущество путем кражи, грабежа или разбоя группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, судам следует иметь в виду, что в случаях, когда лицо, не состоявшее в сговоре, в ходе совершения преступления другими лицами приняло участие в его совершении, такое лицо должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершенные им лично (п.11 Постановления Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»).

На практике необходимо учитывать, что в случае совершения кражи несколькими лицами без предварительного сговора их действия подпадают под квалификацию п. «а» ч. 2 ст. 58 УК РФ по признаку «группа лиц», если в совершении этого преступления совместно участвовало два или более исполнителя, которые в силу ст. 19 УК РФ подлежат уголовной ответственности за содеянное.

б) Кража, совершенная с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище.

Современное уголовное законодательство в качестве квалифицирующих видов кражи выделяет: кража совершенная с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище и кражу совершенную с незаконным проникновением в жилище.

Кража, совершенная с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище, а также с незаконным проникновением в жилище, представляет повышенную общественную опасность, так как преступник посягает на имущество, как правило, наиболее ценное, в отношении которого объективно обеспечены более надежные меры сохранности.

В соответствии с п. 3 примечания к ст. 158 УК РФ под помещением понимаются строения и сооружения независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях.

Не относится к хранилищам обычная тара, упаковка. Относительно участков территории в судебной практике утвердился взгляд, что неогражденная и неохраняемая площадка, используемая для складирования материалов, не может считаться «иным хранилищем»[7] . Но и не всякая охраняемая территория (например, территория завода) может быть признана «иным хранилищем». Им считаются лишь специально отведенные и оборудованные для хранения материальных ценностей участки. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении по делу Варламова и Яковлева не посчитала иным хранилищем территорию колхозного сада, поскольку площадь сада предназначалась не для хранения имущества, а для выращивания яблок. По другому делу Верховный Суд РСФСР признал правильным осуждение за кражу с проникновением в иное хранилище лиц, которые ночью сорвали навесной замок с дверцы автофургона и похитили ящики с водкой. В то же время кража с открытой платформы вагона может быть квалифицирована как совершенная из «иного хранилища», если платформа охранялась[8] .

Как видно, пространная формулировка подп. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ вызывает неоднозначный поход к содержанию «иное хранилище», в виду чего, представляется, рациональным выработка единой позиции по данному вопросу ВС РФ.

Приведем пример из практики, когда действия лица ошибочно расценены судом как кража с проникновением в иное хранилище.

«Ковылкинским районным судом Республики Мордовия 13 января 2000 г. Кривцов осужден по пп. «а», «б», «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Согласно приговору Кривцов признан виновным в том, что 4 июня 1999 г. совместно с Рузаевым совершил кражу колес с автомашин, принадлежащих Гурееву и Жалнову, а в июне и августе 1999 г. из салонов автомашин Киреева и Ефремова тайно похитил их имущество.

Хищение из салонов автомашин суд признал как совершенное с незаконным проникновением в иное хранилище.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Мордовия приговор в отношении Кривцова оставила без изменения.

Президиум того же суда протест в порядке надзора прокурора Республики Мордовия об исключении из приговора в отношении Кривцова п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ оставил без удовлетворения, а судебные решения – без изменения.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора, считая, что суд при квалификации действий Кривцова по эпизодам совершения краж имущества из автомашин, принадлежащих Кирееву и Ефремову, неправильно применил уголовный закон, излишне вменил квалифицирующий признак – незаконное проникновение в иное хранилище.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 24 ноября 2000 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Как видно из материалов дела, автомашины потерпевших не находились в отведенном для их хранения месте, а стояли на улице. Сами автомашины являются не хранилищем ценностей, а средством передвижения.

В связи с этим из судебных решений подлежит исключению указание об осуждении Кривцова по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, в остальной части они оставлены без изменения»[9] .

Как пояснил Пленум ВС РФ в постановлении от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (п. 18): «под незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище следует понимать противоправное тайное или открытое в них вторжение с целью совершения кражи… Проникновение в указанные строения или сооружения может быть осуществлено и тогда, когда виновный извлекает похищаемые предметы без вхождения в соответствующее помещение.

При решении вопрос о наличии в действиях лица, совершившего кражу…, признака незаконного проникновения в жилище, помещение или иное хранилище, судам необходимо выяснять, с какой целью виновный оказался в помещении (жилище, хранилище), а также когда возник умысел на завладение чужим имуществом. Если лицо находилось там правомерно, не имея преступного намерения, но затем совершило кражу…, в его действиях указанный признак отсутствует. Этот квалифицирующий признак отсутствует также в случаях, когда лицо оказалось в жилище, помещении или ином хранилище с согласия потерпевшего или лиц, под охраной которых находилось имущество, в силу родственных отношений, знакомства либо находилось в торговом зале магазина, в офисе и других помещениях, открытых для посещения гражданами».

В случае признания лица виновным в совершении хищения чужого имущества путем незаконного проникновения в жилище дополнительной квалификации по статье 139 УК РФ не требуется, поскольку такое незаконное действие является квалифицирующим признаком кражи, грабежа или разбоя.

Если лицо, совершая кражу…, незаконно проникло в жилище, помещение либо иное хранилище путем взлома дверей, замков, решеток и т.п., содеянное дополнительной квалификации по статье 167 УК РФ не требуется, поскольку умышленное уничтожение указанного имущества потерпевшего в этих случаях явилось способом совершения хищения при отягчающих обстоятельствах.

в) Кража совершенная с причинением значительного ущерба гражданину.

Семенов В.М. отмечает не совсем удачную формулировку данного квалифицирующего признака[10] . Закон говорит о значительном ущербе, а не «размере ущерба», как, это сделано для других оценочных категорий «крупный размер» и «особо крупный размер». Представляется, что указанная легальная формулировка должна быть заменена на «значительный размер», поскольку дефиниция ущерб может вызвать противоречия в теории и на практике.

Данный квалифицированный признак действует в отношении только одной категории собственников – физических лиц, поскольку в новой редакции квалифицирующего признака речь идет о значительном ущербе гражданину и предполагает дифференцированный подход к финансовому положению граждан, что вызывает критику в теории[11] . Исследователи считают, что, нельзя в современных условиях исходить из прежних идеологических представлений о том, что собственность граждан, имеющих разный уровень материального благосостояния, должна охраняться уголовным законом по-разному. Конституция РФ гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина, независимо от его имущественного положения (ч. 2 ст. 19).

Рассматриваемый признак соответствует формулировке Уголовного кодекса 1960 г., возрождает прежние трудности квалификации и обостряет их в новых условиях; порождает произвол в оценках значительного ущерба; открывает путь к объективному вменению, поскольку обычно преступник не осведомлен об имущественном положении потерпевшего; означает скачкообразное возрастание санкций при переходе от некрупного размера (ч. 1 ст. 158 УК) к крупному размеру (ч. 3 ст. 158 УК) при иных категориях потерпевших, кроме гражданина. Очевидно, требуется аутентическое толкование данного признака либо совершенствование нормы[12] .

В примечание (п. 2) к ст. 158 УК РФ закреплено, что «значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей». Пленум ВС РФ в Постановлении от 25.04.95 № 5 рекомендовал судам при решении вопроса о наличии в действиях виновного признака причинения значительного ущерба собственнику или иному владельцу имущества исходить как из его стоимости, так и из других существенных обстоятельств. К таковым Пленум, в частности, отнес: материальное положение физического лица, значимость утраченного имущества для собственника или иного владельца.

При квалификации действий лица, совершившего кражу или грабеж, по признаку причинения гражданину значительного ущерба необходимо ориентироваться именно на факте размера ущерба гражданину, а не делить такой ущерб на количество субъектов кражи (в случае соучастия).

На практике, решая вопрос о квалификации действий лиц, совершивших кражу чужого имущества в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору либо организованной группы по признаку «причинение значительного ущерба гражданину» либо по признаку «в крупном размере», следует исходить из общей стоимости похищенного всеми участниками преступной группы[13] . Причинение значительного ущерба должно охватываться умыслом всех субъектов хищения при соучастии.

г) Кража, совершенная из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем.

Данный подпункт направлен, прежде всего, против так называемых «карманников». Характеризуя данный признак, исследователи отмечают, что усиление ответственности за нее обусловлено повышенной степенью общественной опасности карманных и подобных тайных хищений, которая, в свою очередь, объясняется, как правило, высоким преступным профессионализмом лиц, совершающих такие хищения. Главное в характеристике этой кражи – преступление совершается не просто в присутствии потерпевшего, не замечающего тайного хищения, а при физическом контакте с ним (при хищении из одежды – карманов) или с предметами, которые потерпевший держит в руках, или которые находятся в непосредственной близости от него и в поле его зрения. Таким образом, это тайное хищение отличается особой дерзостью виновного[14] .

Данный вид кражи должен быть совершен из одежды, сумки или другой ручной клади (коробка, сумка, сверток, рюкзак, чемодан и т.д.), находившихся при потерпевшем.

Для рассмотренных квалифицированных видов кражи установлено наказание: штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательные работы на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительные работы на срок от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

К особо квалифицированным видам кражи ч.3 ст.158 УК РФ действующее законодательство относит – кражу, совершенную с незаконным проникновением в жилище либо в крупном размере. Рассмотрим данные признаки.

Первый признак – проникновение в жилище.

Как уже подчеркивалось, базисным элементом данного признака, является незаконность проникновения.

Нельзя признать проникновением в жилище кражу, совершенную без вторжения в жилое помещение. Приведем пример из практики: «В вечернее время К., проезжая на велосипеде по улице, заметил на подоконнике открытого окна сверток и решил его похитить. С этой целью он прошел через огород к дому и, убедившись, что его никто не видит, похитил с подоконника сверток, в котором находились: чайный сервиз, набор рюмок, комплект постельного белья.

К. лишь протянул руку к подоконнику открытого окна, где находился сверток с вещами, и взял его, не проникая в дом.

Проникновение в жилище – это вторжение в жилище с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Оно может совершаться не только тайно, но и открыто, как с преодолением препятствий или сопротивления людей, так и беспрепятственно, а равно с помощью приспособлений, позволяющих виновному завладеть чужим имуществом.

К. же совершил кражу вещей путем изъятия их с подоконника открытого окна, без вторжения в жилое помещение и применения каких-либо приспособлений для завладения имуществом.

При таких обстоятельствах надлежит признать, что в действиях Кирикова содержится состав преступления, предусмотренный ч. 3 ст. 158 УК РФ»[15] .

Таким образом, нет оснований для квалификации как кражи «с проникновением в жилище» хищений личного имущества с перил балконов, особенно расположенных в домах на первом этаже, из подвалов и кладовых многоквартирных жилых домов.

Согласимся с А.В. Федотовым отмечающим, что «закон усилил уголовную ответственность не просто за кражу в отношении имущества граждан из жилища безотносительно к способу их совершения, а за совершение их с проникновением в жилище и именно поэтому представляющих повышенную общественную опасность, так как в случае «физического» проникновения виновного в жилище он, одновременно нарушая неприкосновенность жилища, оказавшись внутри него, может похитить не просто плохо лежащие, а наиболее ценные вещи, которые с помощью крючка, шланга и иных приспособлений из форточки окна, отверстия двери практически невозможно похитить»[16] .

Заметим, что судебная практика относит к жилищу не только жилое помещение, легальное определение которого дается законодателем в ЖК РФ, но и иные помещения, которые фактически используются для проживания (Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 января 2005 г. № 66-004-126. Кража совершалась из служебного помещения, которое одновременно считалось и жилищем, поэтому действия осужденных были признаны как совершение кражи с незаконным проникновением в жилище). Судебная практика не включает в понятие «жилище» не используемые для проживания людей надворные постройки, погреба, амбары, гаражи и другие помещения, обособленные от жилых построек.

В качестве легального критерия должно применяться примечание к ст.139 УК РФ, где указывается на то, что «под жилищем понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания».

Заметим, что отдельные исследователи предлагают ответственность за кражу, совершенную с незаконным проникновением в жилище, «максимально дифференцировать в зависимости от целой системы объективных и субъективных обстоятельств, усиливающих или смягчающих ответственность»[17] . Так, по мнению А.В. Федотова, к квалифицированным признакам кражи, совершаемой с незаконным проникновением в жилище, необходимо отнести совершение этого преступления с использованием следующих условий: технических средств; общественного бедствия; беспомощного состояния потерпевшего. В качестве смягчающих обстоятельств совершения кражи с проникновением в жилище необходимо учитывать обстоятельства, при которых данное преступление совершается: вследствие крайней нужды; в небольшом размере; у лиц, приобретающих имущество незаконным путем; совершение ее близкими родственниками; совершение преступления в отношении общей вещи.

По мнению Наумова А.В. ч. 3 ст. 158 УК РФ не нуждается в дополнительной дифференциации, однако, указанные признаки, безусловно, должны учитываться на практике[18] .

Следующий особо квалифицированный признак – совершение кражи в крупном размере.

Согласно п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ крупным размером признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей.

Заметим, что до 10 декабря 2003 года действовала редакция УК РФ согласно которой крупный размер (как и «значительный ущерб») определялся в привязке минимальному размеру оплаты труда, что вызывало обоснованную критику в теории. Вопрос о конституционности норм уголовного закона, регламентирующих порядок определения размера хищения в зависимости от минимального размера оплаты труда, неоднократно рассматривался Конституционным Судом Российской Федерации.

В действующем законодательстве крупный размер определяется в примечании к ст. 158 УК РФ, изменение крупного размера может быть внесено только законодателем, и только в Уголовный кодекс РФ.

Обратимся к вопросам определения крупного размера на практике.

Как хищение в крупном размере должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которых превышает двести пятьдесят тысяч рублей, если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном размере (п. 25 Постановления пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»).

Определяя размер похищенного имущества, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов.

Рассматривая крупный размер кражи, как особо квалифицирующий признак необходимо акцентировать внимание на том, что нужно проводить разграничение между «крупным размером» и «предметами имеющими особую ценность», т.к. согласно УК РФ, хищение предметов имеющих особую ценность составляет отдельный состав преступления (ст. 164 УК РФ).

Как отмечается в п. 9 Постановления пленума ВС РФ от 25.04.95 №5 особая историческая, научная и культурная ценность похищенных предметов или документов определяется на основании экспертного заключения с учетом не только их стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории, науки, культуры.

Таким образом, необходимо проводить многостороннюю оценку объекта кражи с целью установления его рыночного размера и значения с точки зрения исторической, научной и культурной ценности. Такая оценка должна быть обязательна исходить от экспертов и выражена в документальном виде.

Кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище либо в крупном размере, – наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок от двух до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

К особо квалифицированным видам кражи ч. 4 ст. 158 УК РФ действующее законодательство относит – кражу, совершенную организованной группой либо в особо крупном размере. Рассмотрим данные признаки.

Как закреплено в ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Такая группа характеризуется, как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками и т.п.

Об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей).

При признании этих преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на статью 33 УК РФ.

При этом как отметил Пленум ВС РФ в постановлении от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», если лицо подстрекало другое лицо или группу лиц к созданию организованной группы для совершения конкретных преступлений, но не принимало непосредственного участия в подборе ее участников, планировании и подготовке к совершению преступлений (преступления) либо в их осуществлении, его действия следует квалифицировать как соучастие в совершении организованной группой преступлений со ссылкой на часть четвертую статьи 33 УК РФ.

Заметим, что квалификация по признаку совершения кражи группой лиц по предварительному сговору является излишней и подлежащей исключению из приговора, когда она охватывается квалификацией по признаку совершения кражи организованной группой.

Как следует из п. 4 примечания к ст. 158 УК особо крупным размером признается стоимость имущества, превышающая один миллион рублей.

Кража, совершенная организованной группой либо в особо крупном размере наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

Заключение

Построение в современной России демократического правового государства предполагает строжайшее соблюдение прав и свобод человека и гражданина, действенную и эффективную защиту государственных и общественных интересов. Одним из наиболее значимых социальных институтов, содержание которого предопределяет основу всего общественного развития на каждом из его этапов, является собственность.

Самыми опасными преступлениями против собственности справедливо признаются хищения, среди которых основное место ввиду своей распространенности занимают кражи, составляющие около половины из числа всех преступлений, совершаемых в нашей стране. При этом их доля в общей структуре преступности остается неизменной за незначительными отклонениями уже на протяжении нескольких лет. Согласно сведениям ГИЦ МВД РФ в 2005 году в нашей стране было зарегистрировано 1 413 810 краж, что составляет 47, 2% всех преступлений.

Провозглашение в Конституции РФ (ч. 2 ст. 8) равенства всех форм собственности обусловливает необходимость выработки различных, в том числе и уголовно-правовых, механизмов, обеспечивающих их действенную защиту, в том числе, защиту от краж – тайного хищения Основным средством уголовно-правовой борьбы с кражами, является закрепление и правильное применение уголовной ответственности, которая предусмотрена в нормах ст. 158 Уголовного Кодекса РФ.

Список использованных источников

1. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ.

2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ.

3. Постановление Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

4. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. №2.

5. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2005. №4.

6. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. №7.

7. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. №6.

8. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. №9.

9. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный)/В.К. Дуюнов и др., отв. ред. Л.Л. Кругликов. – Волтерс Клувер, 2005.

10.Курс уголовного права. Том 3. Особенная часть / Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н. Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С. Комисcарова – М.: ИКД «Зерцало-М», 2002.

11.Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование. – М., Волтерс Клувер, 2005.

12.Постатейный Комментарий к Уголовному кодексу РФ 1996 г. (под ред. Наумова А.В.) – М., «Гардарика», Фонд «Правовая культура» 2001.

13.Семенов В.М. Квалификация кражи при наличии особо квалифицирующих признаков // Российский судья. 2005. №10.

14.Семенов В.М. Тайность как способ хищения при совершении кражи // Российский следователь. 2005. №6.

15.Уголовный закон в практике мирового судьи: Научно-практическое пособие/Под ред. к.ю.н., доц. А.В. Галаховой. – М., Норма, 2005.


[1] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный)/В.К. Дуюнов и др., отв. ред. Л.Л. Кругликов. – Волтерс Клувер, 2005. С. 139.

[2] Курс уголовного права. Том 3. Особенная часть / Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комисcарова – М.: ИКД «Зерцало-М», 2002. С. 322.

[3] Семенов В.М. Тайность как способ хищения при совершении кражи // Российский следователь. 2005. №6.

[4] Семенов В.М. Тайность как способ хищения при совершении кражи // Российский следователь. 2005. №6.

[5] Уголовный закон в практике мирового судьи: Научно-практическое пособие/Под ред. к.ю.н., доц. А.В. Галаховой. – М., Норма, 2005. С. 197.

[6] Семенов В.М. Тайность как способ хищения при совершении кражи // Российский следователь. 2005. №6.

[7] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. №9.

[8] Там же.

[9] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. №7. С.16.

[10] Семенов В.М. Квалификация кражи при наличии особо квалифицирующих признаков // Российский судья. 2005. №10.

[11] Курс уголовного права. Том 3. Особенная часть / Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н. Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С. Комисcарова. – М.: ИКД «Зерцало-М», 2002. С. 209.

[12] Там же.

[13] Семенов В.М. Квалификация кражи при наличии особо квалифицирующих признаков // Российский судья. 2005. №10.

[14] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный)/В.К. Дуюнов и др., отв. ред. Л.Л. Кругликов. – Волтерс Клувер, 2005 г. С. 159.

[15] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. №6.

[16] Федотов, А. В. Кража, совершаемая с незаконным проникновением в жилище :Уголовно-правовые и криминологические аспекты : Автореферат диссертации. – М.: 2004.

[17] Федотов, А. В. Кража, совершаемая с незаконным проникновением в жилище: Уголовно-правовые и криминологические аспекты : Автореферат диссертации. – М.: 2004.

[18] Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование. – М., Волтерс Клувер, 2005. С. 109.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 3.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий