регистрация / вход

Уголовное преследование

Понятие и сущность уголовного преследования. Обвинительная власть. Виды обвинения, уголовного преследования. Частное и публичное обвинения. Порядок и формы реализации уголовного преследования. Частное, публичное и частно-публичное уголовные преследования.

ПЛАН

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. Понятие и сущность уголовного преследования

ГЛАВА 2. Обвинительная власть.

ГЛАВА 3. Виды обвинения и уголовного преследования.

§1. Частное обвинение

§2. Публичное обвинение

§3. Смещенные виды обвинения

ГЛАВА 4. Порядок и формы реализации уголовного преследования.

§1. Публичное уголовное преследование

§2. Частно - публичное уголовное преследование

§3. Частное уголовное преследование

§4. Прекращение уголовного преследования

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРА


ВВЕДЕНИЕ

Смена законодательства всегда порождает изменения в юридической терминологии. Тем более существенны эти изменения, когда происходит не просто смена закона, а меняется тип права.

Принятие УПК РФ представляет собой серьезную попытку реформи­рования российского уголовно-процессуального права в состязательном направлении. Переход от «инквизиционной» правовой идеологии к состя­зательной отразился в понятийном аппарате и в средствах юридической техники.

К числу важнейших понятий состязательного ряда, введенных новым УПК РФ, следует отнести понятия: "сторона", "сторона обвинения", "сто­рона защиты", "досудебная подготовка материалов уголовного дела", "функция обвинения", "функция защиты от обвинения" и ряд других. Не­разрывно связано с принципом состязательности (ст. 15 УПК РФ) и поня­тие "уголовное преследование".

Уголовное преследование - это деятельность стороны обвинения на всех стадиях, хотя происходит она в различных порядке и формах. УПК РФ не случайно содержит отдельную главу (третью), посвященную уго­ловному преследованию. В понятии "уголовное преследование" отражает­ся суть состязательного способа подготовки и поддержания обвинения. Этим обусловлен ответ на коренной вопрос о том, кто, когда и какими средствами приводит в действие механизм уголовного судопроизводства. В состязательном процессе это делает сторона обвинения ("обвинительная власть") посредством досудебной подготовки оснований уголовного иска, предъявление уголовного иска и поддержания его в суде. Органы уголов­ного преследования двигают дело, преследуя цель изобличения лица, со­вершившего но их предположению преступление, доказывая его вину, предъявляя и обосновывая в суде обвинение и т.д. Это и является актуальность рассматриваемой темы.

Введение в научный оборот понятия "уголовное преследование" тре­бует переосмысления некоторых важных уголовно-процессуальных поня­тий в новом идеологическом (состязательном) контексте. Мы полагаем, что в теоретическом плане уголовное преследование в досудебный период есть деятельность, направленная на подготовку, процессуальное обосно­вание материально-правовых притязаний обвинительной власти к. лицу, предположительно совершившему преступление.

Уголовное преследование, таким образом, есть односторонняя обви­нительная деятельность, нацеленная на обоснование уголовного иска.

Целью курсовой работы является рассмотрения уголовного преследования, как части уголовного процесса.

В курсовой работе будут рассмотрены следующие задачи.

- Понятие и сущность уголовного преследования;

- Рассмотрения понятие обвинительная власть;

- Виды обвинения и уголовного преследования.


ГЛАВА 1

ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

Термин "уголовное преследование" был введен в текст УПК РСФСР Федеральным законом от 20 марта 2001 г. Однако до этого его можно было встретить в других нормативных актах. Так, согласно ст. 31 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации», осуществляя уголовное преследова­ние, органы прокуратуры проводят расследование по делам о пре­ступлениях, отнесенных уголовно-процессуальным законодательством РФ к их компетенции. В соответствии со ст. 35 указанного закона проку­рор, осуществляя уголовное преследование в суде, выступает в качестве государственного обвинителя.

Представляется, что в термине "уголовное преследование" закрепи­лись итоги реформы отечественного уголовного процесса последних лет. Напомним некоторые из них. Во-первых, судебная власть по мере своего укрепления отобрала у следственной власти и у прокурора полномочия, которые должны быть присущи только ей в состязательном процессе; пре­жде всего полномочия на применение мер процессуального принуждения, ограничивающих конституционные права и свободы граждан. Во-вторых, суды теперь полностью лишены обвинительной функции. В-третьих, суд вправе рассмотреть жалобу стороны защиты на любое решение и действие.[1]

ФЗ от 20.03.2002 г. «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодатель­ные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав че­ловека и основных свобод"//Российская газета. 2001. 23 марта, должностного лица, осуществляющего предварительное расследование, и прокурора. В четвертых, стороны обвинения и защиты вполне сложились и наделены процессуальными полномочиями для реализации своих функ­ций. В-пятых, привлечение в качестве обвиняемого на предварительном расследовании не признается актом привлечения к уголовной ответствен­ности. Право на защиту гражданина гарантировано с момента возбуждения против него уголовного преследования.

Развернутое определение уголовного преследования было дано уже в проекте УПК РФ, принятом в первом чтении. Пункт 21 статьи 5 проекта указывал, что: «уголовное преследование - деятельность, осуществляемая прокурором, следователем, органом дознания, дознавателем с целью изо­бличения на основе собранных доказательств подозреваемого, обвиняе­мого в совершении преступления либо запрещенного уголовным законом общественно-опасного деяния в состоянии невменяемости».

Новый УПК РФ прибегнул для расшифровки указанного понятия к более компактной формулировке. В соответствии с п-55 ст-5 УПК РФ «уголовное преследование - это процессуальная деятельность, осуществ­ляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обви­няемого в совершении преступления»[2] .

К термину «уголовное преследование» законодатель обращается и при определении других нормативных понятий. Так, согласно п.45 ст-5 УПК РФ "стороны в деле - это участники уголовного судопроизводства, выполняющие на основе состязательности функцию обвинения (уголовно­го преследования) или защиты от обвинения».

Как видим, законодатель напрямую увязывает понятие уголовного преследования с функцией обвинения, а через нее и со стороной обвине­ния. Из п.47 ст.5 УПК РФ вытекает, что к стороне обвинения относится прокурор, а также следователь, дознаватель, частный обвинитель, потер­певший, его законный представитель и представитель, гражданский истец и его представитель.

Кто же подвергается уголовному преследованию? Прежде всего это "обвиняемый" (в широком смысле, т.е. лицо, в отношении которого обви­нительная власть в связи с производством по уголовному делу предприняла какие-либо действия, ограничивающие его права и свободы, в связи с возникшим предположением о его причастности к совершению преступле­ния. Кроме того, к субъектам, подвергаемым уголовному преследованию, можно отнести: подозреваемого (ст.46 УПК РФ); лицо, подозреваемое в совершении преступления (п.5 ч. З ст-49 УПК РФ)'; обвиняемого (ч-1 ст-47 УПК РФ); подсудимого (ч.2 ст-47 УПК РФ); осужденного/оправданного (4.2 с'г.47 УПК РФ), когда приговор обжалован стороной обвинения в вы­шестоящий суд по мотивам ухудшения положения этих лиц; свидетеля, допрашиваемого по обстоятельствам, которые могут быть использованы в дальнейшем против него (п.6 ч. З ст,5б, ч.5 ст. 189 УПК РФ); лицо, в жи­лище которого производится обыск (ч.11 ст.182 УПК РФ): других лиц, на чье имущество наложен арест (ч. З ст.115 УПК РФ).

Еще раз подчеркнем, что понятие уголовного преследования нераз­рывно связано с понятием обвинения. Уголовное преследование есть реа­лизация функции обвинения. Именно сторона обвинения осуществляет уголовное преследование. В этой связи необходимо рассмотреть понятие "обвинение", чтобы отграничить его от уголовного преследования и дру­гих схожих правовых явлений. Это позволит выявить сущность уголовного преследования.[3]

Понятие "обвинение" имеет ключевое значение для определения модели уголовного процесса. Законодатель определяет его (обвине­ние), как утверждение о совершении определенным лицом деяния, за­прещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном УПК (п.22ст.5УПКРФ).

Легко заметить, что в ходе предварительного следствия подобное ут­верждение делается стороной обвинения дважды: первый раз в постанов­лении о привлечении в качестве обвиняемого, второй раз в обвинительном заключении. При производстве дознания утверждение о совершении опре­деленным лицом преступления делается в обвинительном акте.

Таким образом, можно заключить, что в УПК РФ предусмотрены два порядка обвинения: смешанный и судебный. При предварительном рас­следовании в форме следствия обвинение складывается из двух актов: (1) предварительного (следственного) обвинения: которое включает в себя вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предъ­явление этого постановления обвиняемому и (2) обвинительного заключе­ния, утверждаемого прокурором и направляемого им в суд. При дознании обвинением является обвинительный акт, представляемый органом уго­ловного преследования мировому судье. Именно обвинительное заключе­ние (обвинительный акт) с теоретической позиции следует рассматривать как обвинение в собственном смысле, поскольку это утверждение о со­вершении определенным лицом преступного деяния адресовано суду[4] .

Следственное обвинение не является предметом судебного контроля. Оно лежит в сфере прокурорского надзора. Постановление о привлечении в качестве обвиняемого, очевидно, не может быть обжаловано стороной защиты в суд. Все это позволяет рассматривать порядок обвинения на предварительном следствии отступлением от принципа состязательности.

Для более детального представления об обвинении необходимо об­ратиться к теории этого явления. Спектр мнений относительно "обвине­ния" в научной литературе более чем широк. Приведем лишь наиболее распространенные толкования, представляющие указанное понятие как:

- уголовно- процессуальную функцию; иначе, как совокупность про­цессуальных действий, направленных на то, чтобы изобличить в соверше­нии преступления привлеченное к уголовной ответственности лицо и обеспечить применение к нему мер заслуженного наказания;

- деятельность обвинителя, выступающего в суде в качестве сторо­ны;

- предмет обвинения, содержание обвинения; иначе, обвинительный тезис, утверждение о виновности обвиняемого в совершении преступле­ния;

- сторону обвинения, наименование обвинителя, выступающего в суде';

- совокупность, инкриминируемых лицу противоправных и общест­венно опасных действий или бездействия;

- обвинительную деятельность, поддержание обвинения в суде уполномоченными на то лицами и сущность, содержание обвинения в кон­кретном преступлении;

- доказанное, закрепленное в процессуальном документе и направ­ленное на реализацию уголовной ответственности утверждение органа дознания, следователя, прокурора, судьи или суда о совершении преступ­ления данным лицом;

Некоторые ученые обвинением считают деятельность прокурора при кассационном рассмотрении дела, а также процессуальное отношение.

Впрочем, П.С.Элькинд указывает, что "во всех этих случаях речь идет о различных сторонах единого целого - института обвинения".

На наш взгляд, для понимания сущности обвинения, регламентируе­мого УПК РФ, необходимо принять во внимание ряд обстоятельств. Пер­вое - судебный контроль (глава 16 УПК РФ), а также закрепление в каче­стве принципа права участников уголовного процесса, имеющих призна­ваемый законом интерес в деле, обжаловать действия и решения суда, про­курора, следователя, органа дознания и дознавателя (ст. 19 УПК РФ). Ука­занные новеллы, заставляют рассматривать обвинение, как элемент судеб­ного механизма.

Второе обстоятельство связано с закреплением состязательности в качестве уголовно-процессуального принципа (ст-15 УПК РФ). Часть тре­тья указанной статьи гласит, что суд не является органом уголовного пре­следования, не выступает на стороне обвинения или защиты- Суд создает необходимые условия для выполнения сторонами их процессуальных обя­занностей и осуществления предоставленных им прав. В этой же статье за­креплено, что стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Указанные факторы не укладываются в рамки ранее принятой кон­цепции обвинения в советском процессе.

Теперь обратимся к оценке юридического значения акта предъявле­ния обвинения на предварительном следствии в свете отмеченных факто­ров.

С позиции теории уголовного иска предъявление обвинения на пред­варительном следствии, предусмотренное УПК РФ следует рассматривать как предварительное обвинение, не порождающее правовых последствий для суда. В связи с этим, акт привлечения в качестве обвиняемого на пред­варительном следствии, но нашему мнению, нельзя рассматривать как акт привлечения к уголовной ответственности.[5]

Другое дело, обвинительное заключение (обвинительный акт). Это процессуальный акт, завершающий предварительное расследование и формулирующий его итоги, на основании которых обвиняемый подлежит преданию суду. В контексте состязательной модели уголовного процесса данный процессуальный акт следует расценивать как публичный уголов­ный иск. В этом состоит материально-правовое значение обвинительного заключения (акта). Публичный уголовный иск - это предъявляемый по по­воду и в связи с предполагаемым преступлением право притязательный акт, состоящий в требовании публичного обвинителя (прокурора) к суду о при­знании конкретного лица виновным в совершении данного преступления и эвентуально о пределах наказания к нему, которое вправе применить к не­му исполнительная власть согласно уголовному закону.

По мнению Н.Н. Полянского, уголовный иск - это требование о за­щите объективного правопорядка, подразумевающее и защиту признанных этим правопорядком субъективных прав граждан. Через уголовный иск го­сударство прибегает к уголовной репрессии.

Обвинение по юридической природе, по социальной сущности пред­ставляет собой иск, иск уголовный. Мы разделяем точку зрения, что пуб­лично-правовая природа судебной защиты права против его нарушения яв­ляется родовой чертой любого иска. В этом заключается конструктивное значение искового понимания обвинения. Суть его состоит в том, что су­дебная проверка основательности правопритязания предшествует призна­нию и принудительному осуществлению последнего[6] .

Уголовный же иск всегда адресуется суду, т.е. обвинение происхо­дит перед судом. Уже одним этим предопределяется состязательный строй судопроизводства. Иными словами, посредством исковой формы задается определенный алгоритм действий власти в отношении индивида в связи с предполагаемой реализацией в отношении него уголовной репрессии.

Н.Н. Полянский отмечал: "Суд по общему правилу разрешает иск. Всякий иск есть утверждение, что какому-либо физическому лицу, корпо­рации, учреждению, или даже самому государству - принадлежит какое-либо право, например, право наказывания. Это утверждение нуждается в проверке со стороны суда".

По мнению М.Л. Шифмана, государственное обвинение начинается с предъявления уголовного иска. Требование прокурора о судебном пресле­довании преступника находит свое выражение не только в составлении об­винительного заключения, но и предъявлении его суду. Именно примени­тельно к данному процессуальному моменту и следует говорить об уго­ловном иске.

Обвинение - это уголовный иск, поскольку иск не только правовое средство защиты субъективного частного права, но и права публичного.

Таким образом, обвинение в состязательном уголовном процессе, в том числе и государственное обвинение - это уголовный иск. В уголов­ном процессе обвинение может осуществляться разными субъектами (об­винителями), в различных интересах.

Прокурор осуществляет публичное уголовное преследование в пуб­личных интересах. Это не мешает рассматривать его как субъекта искового права. Напротив, только такой подход к трактовке процессуального поло­жения прокурора, естественным образом вытекающий из его процессуаль­ного статуса стороны в деле, позволяет занять правильную позицию при истолковании его правомочий по распоряжению материальным правом на уголовный иск в форме отказа от поддержания государственного обвине­ния в суде, прекращения дела по некоторым основаниям, применения осо­бого порядка принятия судом решения, регламентированного главой 40 УПК и т.п.

Исковая деятельность обвинителя - это главным образом судебная деятельность. Однако совершенно очевидно, что обвинительная деятель­ность в широком смысле этим не исчерпывается. Понятно, что предъявле­ние и поддержание уголовного иска в суде является продолжением той об­винительной деятельности (уголовного преследования), что была начата в досудебный период.

Досудебная подготовка уголовного иска есть обвинительный розыск, деятельность по собиранию обвинительных доказательств, принятие мер процессуального принуждения и иных мер, реально ограничивающих пра­ва и свободы или (и) ставящих их под угрозу ограничения, с целью уста­новления лица, совершившего преступление, изобличения этого лица, пре­сечения его преступных действий, обеспечения возмещения вреда, причи­ненного его преступными действиями, обоснование обвинения.[7]

В процессуальном смысле обвинение предстает как уголовное пре­следование. Уголовное преследование - это деятельность, осуществляемая прокурором и другими органами уголовного преследования (участниками стороны обвинения) по привлечению к уголовной ответственности подоз­реваемого, обвиняемого в совершении преступления.

Уголовное преследование в досудебный период есть деятельность, направленная на процессуальную подготовку, обоснование материально-правовых притязаний обвинительной власти. В суде уголовное преследо­вание имеет форму поддержания обвинения обвинителем, как публичным, так и частным.

Представляется, что к понятию уголовного преследования следует отнести и "розыскные меры", принимаемые дознавателем, следователем, а также органом дознания по поручению дознавателя или следователя для установления лица, подозреваемого в совершении преступления (п.38 ст.5 УПК РФ). Кроме того, из смысла термина "момент фактического задержания" (п. 15 ст.5 УПК РФ) вытекает, что законодатель связывает возможность начала уголовного преследования не только с началом про­цесса (возбуждением уголовного дела). Очевидно, что оперативно-розыскная деятельность органа дознания по выявлению признаков престу­пления (основания для возбуждения уголовного дела) также должна быть квалифицирована как уголовное преследование. На это косвенно указыва­ет еще ряд норм. В частности, норма в ч-2 ст.6 УПК РФ, согласно которой уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказа­ния в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных. Очевидно, что отказ в возбуждении уголовного дела может быть формой отказа от процессу­ального уголовного преследования, также как и отказ обвинителя от под­держания обвинения в суде.[8]

Получается, что уголовное преследование шире понятия предвари­тельного расследования, последнее является процессуальной формой (од­ной из форм) уголовного преследования.

Законодатель в п.5б ст-5 УПК РФ разъясняет, что уголовное судо­производство включает в себя досудебное и судебное производство по уголовному делу. Досудебное производство - это уголовное судопроиз­водство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу (п.9 ст.5 УПК РФ). Следует связывать уголовное преследование со всем досу-дебным судопроизводством, включая в него до процессуальную проверку оснований для возбуждения уголовного дела, в том числе и деятельность, предшествовавшую составлению рапорта об обнаружении преступления.

В судебном производстве уголовное преследование реализуется в новых формах. Обвинение в суде - это также форма уголовного преследо­вания (ч-1 ст-20 УПК РФ). Поддержание обвинения в суде есть судебное уголовное преследование.

Имеет смысл сделать замечание относительно того, что следует по­нимать под выражениями "функция обвинения", "обвинительная деятель­ность", поскольку они также соотносятся с уголовным преследованием.

Из смысла п.43 ст.5 УПК РФ вытекает, что законодатель фактически отождествляет функцию обвинения и уголовное преследование (на что мы обращали внимание выше). С этим нельзя согласиться. Функция обвине­ния является направлением деятельности ряда участников процесса, преж­де всего прокурора. Понятие функции неразрывно связано и с характери­стикой властных полномочий прокурора но уголовному преследованию. Одним словом речь идет о направлении деятельности прокурора (возмож­ности таковой), но не самой деятельности в ее реальном воплощении.

Термин "'функция обвинения" имеет, таким образом, свой смысл, от­личный от понятия "уголовное преследование". Последнее есть форма реализация функция обвинения. Уголовное преследование дает бытие функции обвинения прокурора. Прокурор имеет функцию обвинения, но осуществляет ее посредством уголовного преследования лиц, подозревае­мых (том числе фактически, а не только в процессуальном порядке), обви­няемых в совершении преступления. Уголовное преследование распадается на досудебное и судебное - в форме поддержания государственного об­винения.

Очевидно, понимаемое в широком смысле "обвинение" может трак­товаться как обвинительная деятельность. Под термином "обвинительная деятельность" мы будем иметь ввиду все смысловые вариации термина "обвинение" применительно к современному уголовному процессу: дея­тельность по предъявлению и поддержанию уголовного иска, осуществ­ляемую гражданами в состязательном уголовном суде, а также и досудебную деятельность по подготовке данного уголовного иска - уголовный ро­зыск и досудебную подготовку материалов уголовного дела[9] .

Таким образом, обвинительная деятельность, т.е. обвинение в широ­ком смысле этого слова, совпадает с уголовным преследованием. Предъяв­ление и поддержание уголовного иска в суде является продолжением того, что было начато в досудебный период. Поэтому, если в тесном смысле слово «обвинение» можно понимать, как уголовный иск, то в широком смысле обвинение охватывает деятельность обвинителя и до суда, и в суде. Для обозначения обвинительной деятельности, которая имела место до су­да, причем как в процессуальной, так и в не процессуально и форме (опера­тивно-розыскная деятельность) следует использовать термин «досудебное уголовное преследование». Очевидно, можно сказать, что публичное досу­дебное уголовное преследование - это досудебная деятельность прокурора и иных органов уголовного преследования по подготовке уголовного ис­ка.

Законодатель различает досудебное уголовное преследование и под­держание государственного обвинения в суде (ч.1, 2, 4 с'г.37 УПК РФ). В то же время из ч-1 и ч.5 ст.37 УПК РФ вытекает, что функция уголовного преследования является по существу единой для прокурора.

Следовательно, можно сказать, что обвинительная деятельность -это процессуальная и организационная деятельность обвинителя, направ­ленная на привлечение к уголовной ответственности предполагаемого ви­новника преступления, собирание обвинительных доказательств на досу-дебной подготовке материалов уголовного дела, обеспечение интересов обвинения в ходе судебного контроля на стадии предварительного рассле­дования, и доказывание вины подсудимого в суде как первой инстанции, так и в вышестоящих инстанциях, а также на реализацию наказания в от­ношении осужденного по приговору суда.

Субъекты обвинительной деятельности и субъекты уголовного пре­следования - это, на наш взгляд, одни и те же государственные органы. Этого нельзя сказать о субъектах права на обвинение. Применительно к государственному обвинению очевидно различие в их правовом статусе. Прокурор в уголовном деле выступает как субъект материального права на уголовный иск. Он обладает диспозитивными полномочиями по распоря­жению этим правом и другими своими процессуальными правами. Иные органы уголовного преследования выступают как помощники, процессу­альные «слуги» прокурора- Это в полной мере относится и к должностным лицам органов дознания, наделяемых прокурором правом на поддержание государственного обвинения в суде. Прокурор обладает монополией на должностное официальное государственное обвинение. В то же время, по­лагаем не только допустимой, но и полезной конкуренцию прокурорского обвинения с частным обвинением (в виде дополнительного или субсиди-арного обвинения).

В состязательном уголовном суде публичное уголовное преследова­ние преобразуется в деятельность по поддержанию государственного об­винения - требования, предъявляемого обвинителем к суду о привлечении к уголовной ответственности лица, совершившего преступление[10] .


ГЛАВА 2. ОБВИНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ

С понятием уголовное преследование неразрывно связано понятие "обвинительная власть". Термин "обвинительная власть" появился в рус­ской научной литературе в ходе проведения судебной реформы 1863 г. Он нашел закрепление в законодательстве - ст. 510, 511 Устава уголовного су­допроизводства; статьи 3 и 4 Устава уголовного судоустройства. Н.А.Буиковский, Н.В.Муравьев, И.Г.Щегловитов, другие видные деятели царской прокуратуры и ученые определяли через понятие обвинительной власти концепцию пореформенного русского прокурорского надзора.

Так, Н.А.Буцковскнй отмечал, что поскольку власть обвинительная должна быть отделена от судебной, постольку обнаружение и преследова­ние виновных необходимо предоставить прокурорам.

По мнению Н.В.Муравьева, прокуратура как судебное уголовное уч­реждение облечена обвинительной властью, которая проявляется вообще в уголовном преследовании и, в частности, в обвинении на суде. Под "обви­нительной властью" подразумевается сам институт прокуратуры и сово­купность субъективных прав и обязанностей прокуратуры по уголовным делам. Понятием "обвинительная власть" охватывается и совокупность, облеченных этой властью деятелей, осуществляющих уголовное преследо­вание.

Разделение уголовно-судебных функций (на судебную, защитную и обвинительную) в состязательном уголовном судопроизводстве и потреб­ность в специальном государственном органе, полномочным на реализацию публичного уголовного преследования, делает прокуратуру органом обвинительной власти, а само уголовное преследование - важнейшим предметом ведения прокурорского надзора.

Функция уголовного преследования должна быть преобладающей в деятельности прокуратуры, как органе, наделенном обвинительной вла­стью.

На наш взгляд обвинительную власть можно определить как систему государственных органов, возглавляемых прокуратурой, наделенных соот­ветствующими процессуальными, а также иными властными полномочия­ми, и их деятельность по осуществлению уголовного преследования в уго­ловном судопроизводстве и в ходе доследственной проверки.

Обвинительная власть имеет комплексный характер и осуществляется совокупностью разнообразных органов (большинство из них - это так на­зываемые правоохранительные органы, органы правительства), имеющих общую цель: борьбу с преступностью, и выполняющих функцию уголов­ного преследования. Она распространяется исключительно на сферу уго­ловного процесса и оперативно-розыскной деятельности.[11]

Судебная власть по законному и обоснованному требованию обвини­тельной власти применяет уголовный закон в форме привлечения виновно­го к уголовной ответственности. Органы обвинительной власти, действуя в процессуальной и непроцессуальной форме, раскрывают преступления, изобличают лиц, их совершивших, предъявляют и поддерживают в суде обвинение. Таким образом, обвинительная власть призвана через посред­ство судов добиваться реализации уголовной репрессии, поддержания упорядоченности общественной структуры уголовно-правовыми средства­ми. Обвинительную власть следует рассматривать и как репрессивный ап­парат, осуществляющий социальную защиту общества правовыми средст­вами от преступлений.

Обвинительная власть находит свое организационное выражение в прокуратуре. Прокуратура как полномочный носитель обвинительной вла­сти должна дистанцироваться от органов остальных ветвей власти, быть независимой от них. Уполномоченными обвинительной властью являются органы дознания, предварительного следствия и оперативно-розыскные органы. Их полномочия на проведение уголовного преследования следует рассматривать в качестве производных от власти прокурора. Таким обра­зом, прокуратура должна рассматриваться как номинальный носитель об­винительной власти. Из этого вытекает ее полномочие на распоряжение уголовным преследованием. Прокурор является субъектом права на уго­ловный иск. Другие государственные органы, осуществляющие уголовное преследование, находятся в процессуальном подчинении у прокурора. Субъектами, осуществляющими уголовное преследование, помимо прокурора, являются следователь, дознаватель, орган дознания, должностное лицо органа дознания, уполномоченное прокурором на поддержание госу­дарственного обвинения, по делу, по которому предварительное расследо­вание осуществлялось в форме дознания, начальник следственного отдела, а также органы, которые проводят оперативно-розыскные мероприятия с целью изобличения на основе собранных данных лица в совершении пре­ступления. Все они - агенты и орудия прокурора[12] .

Понятие "обвинительная власть" позволяет охарактеризовать право­вое положение прокурора в уголовных делах, где интерес общества заклю­чается в наказании лица, виновного в совершении преступления, чья вина доказана в порядке, установленном законом. Нормальная форма уголовно­го процесса, единственно разумная и справедливая, сводится к юридиче­скому спору в суде обвинительной власти, официальным представителем которой призван быть прокурор, с обвиняемым, свободно защищающим себя по вопросам виновности и наказания. В 'этом споре прокуратуре при­надлежит право и обязанность от имени государства доказать виновность и требовать наказания, т.е. власть обвинительная или уголовное обвинение. Прокурору же принадлежит право отказаться от обвинения, в том числе в видах целесообразности (например, по основаниям, предусмотренным в ст.ст-23, 25, 26, 28, 427 УПК РФ).


ГЛАВА 3

ВИДЫ ОБВИНЕНИЯ И УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

В основу классификации обвинения кладутся публичное и частное начала. В соответствии с этими началами различаются его виды. Отличи­тельными признаками «вида обвинения» являются: 1) интерес, который преследуется обвинителем, и 2) правовой статус субъекта обвинительной функции.

Имеются два основных вида обвинения:

1) частное обвинение - когда уголовное преследование осуществля­ется частным лицом, пострадавшим от преступления:

2) публичное обвинение - когда идеальным субъектом преследова­ния выступает общество или государство во имя отвлеченного блага и об­щественных интересов.[13]

§1. Частное обвинение

Старейшей (частно-состязательной) форме уголовного процесса со­ответствует старейший вид обвинения. Он состоит в сохранении обвине­ния за отдельными частными лицами, потерпевшими от преступного дея­ния. Этот старейший вид обвинения называется частным.

Указанный вид обвинения имеет два главных удобства. Первое за­ключается в том, что он значительно облегчает работу государственных органов, второе - дает право удовлетворять естественные чувства обиды потерпевшего вследствие содеянного против него или его близких престу­пления. Личная заинтересованность гарантирует надлежащую со стороны обвинителя энергичность в уголовном преследовании. Но этой разновид­ности уголовного обвинения присущи и недостатки. Ведь далеко не по ка­ждому уголовному делу найдется потерпевший, способный возбудить уго­ловное преследование и вести его перед судом. Для этого требуется и сво­бодное время, и имущественные средства, и желание быть обвинителем. Причиной доминирования частного обвинения на раннем этапе развития уголовного процесса процессуалисты традиционно считают слабость и не­развитость исполнительных структур государства.

В современном публичном уголовном процессе частное обвинение играет незначительную роль и производится только по узкой категории уголовных дел. Часть 2 ст-20 УПК РФ допускает частное обвинение только по четырем составам преступлений, предусмотренным ст.115. 116. 129 ча­стью первой и 130 УК РФ[14] .

Дела частного обвинения - это такие дела, возбуждение и производ­ство по которым полностью зависит от воли потерпевшего от преступного деяния. Роль государства в лице мирового судьи сводится единственно к созданию условий для состязания сторон и разрешению уголовно-правового спора между частными лицами.

§2. Публичное обвинение

Доминирующим видом обвинения в современном процессе является публичное обвинение. Имеется несколько его разновидностей.

Народное обвинение - это такая разновидность обвинения, когда гражданин, реализуя свое право на уголовное преследование любого пре­ступления в публичных интересах, производит розыск и досудебную под­готовку уголовного иска, а затем предъявляет этот иск в суд и поддержи­вает его там.

Механизм народного обвинения основывается на том, что каждый гражданин как таковой пользуется правом и несет нравственную обязан­ность преследовать в общем интересе преступление, не имеющее к нему никакого отношения. У нас народное обвинение было введено Декретом о суде № 1 и просуществовало до мая 1918 года.

Можно говорить также о таком специфическом субъекте права на публичное уголовное преследование, как общественные объединения.

Другая разновидность публичного обвинения - это должностное об­винение. В этом случае публичное уголовное преследование делается пра­вом и обязанностью назначаемых государством должностных лиц.

По субъекту, осуществляющему должностное уголовное преследо­вание, его можно разделить на: 1) уголовное обвинение, осуществляемое следственно-розыскными органами: судьей, следователем - в инквизици­онной форме; 2) прокурорское обвинение - в состязательной (смешанной) процессуальной форме; 3) обвинение, осуществляемое органом дознания, действующим на правах представителя прокуратуры; 4) обвинение, осуще­ствляемое иным органом власти.

Следственное обвинение вверяется тому же судье инквиренту, кото­рый в одном лице, выступая как следователь, обвинитель, защитник и су­дья, совмещает различные функции уголовного процесса: расследования, обвинения, защиты и разрешения дела по существу[15] .

В следственно-инквизиционной форме процесса начатие и ход уго­ловного дела, а также и сам обвиняемый предоставлены в полное распоря­жение следователя - судьи, как, например, это было в Уставе уголовного су­допроизводства.

Прокурорское обвинение, существующее в смешанном или состяза­тельном уголовном процессе. При прокурорском уголовном преследова­нии деятельность обвинителя состоит в собирании данных для обвинения перед судом. При такой форме организации обвинения уголовное пресле­дование возлагается на особо назначенные к тому государственные учреж­дения, отделенные от судебной власти (но иногда состоящие при суде) под именем прокурора (прокуратуры). Прокурорское обвинение производится вполне или отчасти в порядке более или менее состязательном. Имеется в виду, что в досудебный период (на предварительном расследовании) обви­нительная функция состоит в отыскании доказательств виновности, оценка их и привлечение к суду обвиняемого. Далее прокурорское уголовное пре­следование осуществляется в форме разрешаемого судом состязания про­курора с обвиняемым.

По словам Н.В.Муравьева, главная задача обвинительной власти в лице прокуратуры состоит в публичном уголовном преследовании, под ко­торым понимается деятельность, направленная к изобличению лица, ви­новного в совершении преступления, с целью подвергнуть это лицо назна­ченному в законе наказанию.

Обвинение, производимое представителем органа дознания, произ-водно от прокурорского обвинения. Оно есть продукт такой организации уголовного преследования, которое получило название прокурорское доз­нание.

Кроме основных, так сказать «чистых» видов уголовного обвинения теория и практика уголовного процесса знает и примеры «смешения» не­скольких «чистых» видов обвинения.

§3. Смещенные виды обвинения

К числу таких «смешанных» видов мы должны отнести следующие:

- субсидиарное уголовное обвинение;

- дополнительное уголовное обвинение;

- общественное обвинение по советскому уголовно-процессуальному законодательству;

- частно-публичное обвинение.

Субсидиарное уголовное обвинение — требование потерпевшего о за­щите своих субъективных прав и законных интересов, нарушенных пре­ступлением, сопряженное с требованием о привлечении к уголовной от­ветственности лица, совершившего это преступление, предъявляемое в суд, в случае отказа государственного обвинителя от поддержания обвине­ния по уголовному делу частно-публичного или публичного характера.

Относительно субсидиарного обвинения можно сказать, что эта форма сочетает в себе компромиссные черты частного преследования по­терпевшего и прокурорского обвинения. Суть его состоит в том, что по­терпевшему предоставляется право на обвинение в случае отказа от обви­нения по данному делу прокурора[16] .

Субсидиарное обвинение потерпевшего было предусмотрено норма­ми, содержавшимися в ст-53, 430 УПК РСФСР. Детальному регулирова­нию подвергся этот институт в проекте УПК РФ (1997 г.). Однако в на­стоящее время отношение законодателя к субсидиарному обвинению изменилось. Из текста нового УПК РФ "выпали" все нормы, предусматри­вающие право потерпевшего поддерживать обвинение в суде после отказа от государственного обвинения прокурора.

Это следует считать главным изменением в правовом статусе потерпевшего по сравнению с тем, как он был зафиксирован в проек­те УПК (1997 г.) и даже в УПК РСФСР.

Хотя ст.22 УПК РФ закрепляет право потерпевшего на участие в уголовном преследовании: "потерпевший, его законный представитель и (или) представитель имеют право участвовать в уголовном преследова­нии обвиняемого, а по уголовным делам частного обвинения - право вы­двигать и поддерживать обвинение в порядке, предусмотренном настоя­щим Кодексом", остается неясным вопрос: как он это может сделать? Если прокурор прекращает уголовное преследование, то потерпевшему, кото­рый не согласен с таким исходом производства, остается только обжало­вать решение в кассационном порядке. Если же прокурор отказался от поддержания государственного обвинения в суде, то согласно ч.9 ст-246 УПК РФ потерпевший вправе потребовать пересмотра судебного решения лишь при наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Ликвидация института субсидиарного обвинения снижает демокра­тичность и состязательность процесса. Это следует расценивать, как от­ступление от тех начал, которые первоначально были заложены в ст-47 Конституции РФ и Проекте УПК РФ.

Дополнительное обвинение - это обвинение потерпевшего от престу­пления, поддерживаемое им наряду с поддержанием государственным об­винителем государственного обвинения. Дополнительный частный обви­нитель не замещает прокурора или иной государственный орган в качестве стороны обвинения, а действует вместе с ним. В силу этого его требование о привлечении к уголовной ответственности подсудимого не может быть признано самостоятельным. Это касается и собственно частно-правовых притязаний потерпевшего, выступающего в качестве дополнительного ча­стного обвинителя по делам публичного и частно-публичного обвинения. Этот вид обвинения закреплен в п.16 ст.42, ст-22 УПК РФ.

На наш взгляд, субсидиарное и дополнительное уголовное обвине­ние можно признать вполне жизнеспособными институтами для осуществ­ления функции обвинения, т.к. они имеют под собой в качестве основы смешанный вид уголовного процесса, а в качестве элемента взаимодейст­вия - прокурорское уголовное преследование[17] .

Этого нельзя сказать о советском общественном обвинении (ст.250 УПК РСФСР). Данный правовой институт, бывший порождением совет­ской правовой идеологии, отмер и теперь является лишь историческим па­мятником.

Частно-публичное обвинение, на наш взгляд, является ни чем иным как способом ограничения частного обвинения потерпевшего должностным обвинением прокурора. Частный жалобщик здесь имеет только ини­циативу в начатии должностного следственного уголовного преследова­ния, но сам при этом не приобретает черт обвинителя.

ГЛАВА 4

ПОРЯДОК И ФОРМЫ РЕАЛИЗАЦИИ УГОЛОВНОГО

ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

§1. Публичное уголовное преследование

Из ч-2 ст.6 УПК РФ вытекает, что уголовное преследование и назна­чение виновным справедливого наказания является одной из целей уго­ловного судопроизводства. Эта цель достигается при реализации стороной обвинения уголовного преследования в различных формах и различными способами.

Прокуратура, как номинальный носитель обвинительной власти, осуществляет уголовное преследование в досудебный период подготовки материалов уголовного дела и в суде. Досудебное уголовное преследова­ние может осуществляться органами прокуратуры непосредственно и в опосредованной форме - как надзор за соблюдением законов органами предварительного следствия, дознания и органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность[18] .

Прокурор возбуждает или дает согласие на возбуждение всех дел публичного и частно-публичного обвинения (п.2 ч-2 ст.37, ст. 146 УПК РФ), он также вправе возбудить уголовное дело в случаях, предусмотрен­ных ч.4 ст.20, ч.З ст.318 УПК РФ. Прокурор утверждает обвинительное за­ключение или обвинительный акт по делам публичного и частно-публичного обвинения, принимает решение о направлении их в суд. Он утверждает решения органов предварительного расследования о прекра­щении публичного и частно-публичного обвинения (п. 13 ч.2 ст.37 УПК РФ). Прокурор реализует также и другие полномочия по надзору за испол­нением законов и процессуальному руководству органами уголовного пре­следования.

Уголовное преследование по делам публичного и частно-публичного обвинения начинается с момента возбуждения уголовного дела в отноше­нии конкретного лица или с момента предъявления обвинения, или с мо­мента фактического задержания лица по подозрению в совершении пре­ступления, или с момента начала осуществления иных мер процессуально­го принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих пра­ва и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления (см.: ст-46, 49, п.б 4.4 ст.56 УПК РФ).

Публичное уголовное преследование прекращается или в связи с прекращением уголовного дела, или в связи с прекращением уголовного преследования (ч.З ст. 4 УПК РФ).

Отказ от осуществления уголовного преследования обвиняемого яв­ляется отказом официального органа уголовного преследования от реали­зации функции обвинения. Отказ органа уголовного преследования о г публичного обвинения является основанием для прекращения уголовного дела.

Формы публичного обвинения - это процессуальные и организацион­ные формы реализации прокурором функции обвинения на различных ста­диях уголовного процесса. Реализация функции обвинения всегда означает распоряжение прокурором своими процессуальными правами и выполне­ние им своих процессуальных обязанностей. Так что формы обвинения включают в себя и формы обвинительной деятельности прокурора, и спо­собы реализации им своих полномочий: материального права на уголов­ный иск и процессуальных прав и обязанностей стороны в деле[19] .

Как уже указывалось, следует выделять две основные процессуаль­ные формы обвинения в широком смысле (т.е. с включением деятельностного аспекта): это досудебное уголовное преследование и поддержание го­сударственного обвинения в суде.

Имеются основания и для спецификации обвинительной деятельно­сти прокурора в рамках указанных основных форм обвинения.

Кроме того, мы считаем нужным указать, что обвинительная функ­ция прокуратуры имеет место также и в последующих стадиях процесса, включая стадию исполнения приговора, а также (в некоторых случаях) и в стадии надзорного производства и стадии возобновления дела ввиду от­крытия новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Так, в тех случаях, когда кассационное или апелляционное представ­ление направляется прокурором в вышестоящую инстанцию для пересмот­ра судебного приговора, постановления о прекращении уголовного дела или иного судебного решения с целью ухудшения положения осужденного (оправданного) - он (прокурор) тем самым объективно выполняет обвини­тельную функцию, т.е. осуществляет уголовное преследование.

Аналогичный критерий следует применять и при квалификации про­курорского надзора, как обвинительной деятельности, на стадии возобнов­ления дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Если процессуальная деятельность прокурора направлена на изобличение лица и привлечение его к уголовной ответственности (объективно направлена на изменение его положения в худшую сторону) - это уголовное преследование. А соответ­ствующие акты прокурорского реагирования, в которых он выражает свое требование к суду о необходимости отменить приговор по мотивам, ухуд­шающим положение осужденного, - это есть реализация уголовного пре­следования.

Наконец, на стадии исполнения приговора осуществление прокурор­ского надзора за исполнением законов может являться продолжением уго­ловного преследования. Поскольку прокуратура, обладая обвинительной властью, имеет право на уголовный иск, т.е. осуществление уголовного преследования с целью привлечения к уголовной ответственности винов­ника преступления, постольку закономерно считать, что прокурор облада­ет и правом на наказание. После того, как суд конституирует в своем обви­нительном приговоре право государства на наказание виновника, прокурор должен принять меры к тому, чтобы это наказание было применено над­лежащим образом. В таком случае прокурорский надзор за законностью в сфере исполнения наказаний и назначенных судом мер принудительного характера следует считать формой уголовного преследования. Завершаю­щей формой, где происходит реализация права государства, представите­лем которого является прокурор, на наказание в рамках материального уголовно-правового отношения, существующего между государством и преступником[20] .

§2. Частно - публичное уголовное преследование

В ч-З ст.20 УПК РФ содержится перечень дел частно-публичного об­винения. Право распоряжения обвинением по делам данной категории принадлежит частному обвинителю только частично: по его волеизъявле­нию уголовное дело возбуждается. Без заявления потерпевшего деяние не может считаться преступным и уголовное дело не может быть возбуждено.

Круг дел частно-публичного обвинения по сравнению с УПК РСФСР (ч.2 ст-27) расширен. К ранее существовавшим (по ч.2 ст-27 УПК РСФСР) прибавились дела о преступлениях, предусмотренные ст. 136 частью пер­вой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 145 УК РФ.

Уголовные дела о преступлениях, указанных в ч.З ст.20 УПК РФ, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, но производ­ство по таким уголовным делам ведется в общем порядке (см. ком. к ч.1 ст. 147 УПК РФ).

Органы публичного уголовного преследования вправе возбудить уголовное дело по признакам преступления, указанного в ч.З ст.20 УПК РФ, при наличии обстоятельств указанных в ч.4 ст.20, ч-2 ст. 147 УПК РФ.

По делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 частью первой, 136 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 ча­стью первой, 145, 146 частью первой и 147 частью первой производится предварительное следствие следователями прокуратуры (п.1 ч.2 ст. 151 УПК РФ).

Таким образом, после возбуждения уголовного дела по заявлению потерпевшего дальнейшее производство по данному делу осуществляется компетентными государственными органами независимо от воли потер­певшего, в обычном порядке. Прекращению дела частно-публичного обвинения в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных ст-25 УПК РФ.

Согласно ст-25 УПК РФ суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, против которого впервые осуществляется уголовное преследование по подозрению или обвинению в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загла­дило причиненный ему вред.

При этом по делам о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.131 УК РФ, уголовные дела по основанию, предусмотренному ст.25 УПК РФ, прекращению не подлежат.

Для суда и органов уголовного преследования основание, преду­смотренное ст-25 УПК РФ, создает только право, а не обязанность для пре­кращения уголовного дела. Поэтому суд и орган уголовного преследования вправе отказать сторонам в удовлетворении ходатайства о прекращении дела частно-публичного обвинения в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Аналогичным образом вправе поступить суд и орган уголов­ного преследования, если потерпевший отказался от своего заявления, ссылаясь на то, что он не желает осуждения и наказания обвиняемого.

§3. Частное уголовное преследование

Потерпевший, являющийся частным обвинителем, обладает полной свободой распоряжения обвинением: по его волеизъявлению уголовное преследование возбуждается мировым судьей. Согласно ч.б ст.144 УПК РФ заявление потерпевшего по уголовным делам частного обвинения рассматривается судьей в соответствии со ст.318 УПК РФ. Порядок возбуждения и производства по делам частного обвинения регламен­тирован СТ.318-319УПКРФ[21] .

Потерпевший вправе в любой момент судебного разбирательства (но до момента удаления мирового судьи в совещательную комнату для поста­новления приговора) отказаться от обвинения, в том числе путем прими­рения с обвиняемым, что влечет прекращение уголовного дела.

Уголовное дело частного обвинения может быть прекращено в соот­ветствии с ч.2 ст.20 УПК РФ (см. также п.5 ч-1 ст.24 УПК РФ) по заявле­нию потерпевшего - частного обвинителя. Согласия обвиняемого на пре­кращение уголовного дела в такой ситуации не требуется. Однако в подоб­ном случае сторона защиты вправе обжаловать постановление о прекра­щении уголовного дела в апелляционном порядке.

Формой отказа от частного уголовного преследования, влекущего прекращение уголовного дела, является неявка без уважительных причин потерпевшего в суд (п.2 ч.1 ст.24, ч. З ст-249 УПК РФ). Хотя по ходатайству подсудимого, дело в подобных случаях может быть рассмотрено но су­ществу и в отсутствие потерпевшего (ст.249 УПК РФ).

По делам о преступлениях, предусмотренных статьями 115, 116, 129 частью первой и 130 УК РФ, возможно проведение предварительного рас­следования в форме дознания только с согласия прокурора при наличии оснований, предусмотренных ч.4 ст-20 УПК РФ. О проведении публичного уголовного преследования в форме дознания по делам данной категории говорится также в п.1 ч-З ст. 150 УПК РФ.

Дела частного обвинения рассматриваются и разрешаются мировым судьей.

Понятие "потерпевший по делу частного обвинения" отличается от понятия "потерпевший", которое определено в ч-1 ст-42 УПК РФ. Следует полагать, что речь идет о разных участниках уголовного процесса, имею­щих право на частное уголовное преследование.

В соответствии с ч.1 ст-42 УПК РФ потерпевшим является физиче­ское лицо, которому преступлением причинен физический, имуществен­ный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о при­знании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следова­теля, прокурора или суда. Таким образом, он определен в материально-формальном смысле (лицо, которому причинен вред и которое признано потерпевшим в установленном законом порядке). Потерпевший обладает правом на дополнительное частное уголовное преследование наряду с прокурором (п-16 ч.2 ст.42УПКРФ)[22] .

"Потерпевший но делу частного обвинения" по смыслу ст-22, 43, 318 УПК РФ - это лицо, подавшее заявление в суд по уголовному делу частно­го обвинения в порядке, установленном ст.318 УПК РФ, и поддерживаю­щее обвинение в суде. Как самостоятельно, так и вместе с прокурором, ес­ли последний вступил в дело в силу ч.4 ст.20 УПК РФ. Таким образом, "потерпевший по делу частного обвинения" - это обвинитель но делу ча­стного обвинения, заявивший частный уголовный иск в связи с предпола­гаемым фактом совершения против него преступления, указанного в ч-2 ст-20 УПК РФ. Это частный обвинитель (ст-43 УПК РФ).

Процессуальный статус "потерпевшего" лицо приобретает с мо­мента принятия мировым судьей его заявления. В соответствии с ч.7 ст.318 УПК РФ с момента принятия судом заявления к своему производ­ству лицо, его подавшее, является частным обвинителем. Ему должны быть разъяснены права, предусмотренные статьями 42 и 43 УПК РФ, о чем составляется протокол, подписываемый судьей и лицом, подавшим заявление.

Следует также отметить, что частно-исковая форма уголовного об­винения, закрепленная в ст.23 УПК РФ, примыкает к частно-публичному обвинению.

Здесь субъектом права на частный уголовный иск является руково­дитель коммерческой или иной организации, не являющейся государст­венным или муниципальным предприятием.

Право частной собственности обуславливает диспозитивный харак­тер правомочий собственника, которыми он наделен законом для защиты этого своего права. Государство не может принудить собственника к защи­те его нарушенного права частной собственности, поэтому публичное уго­ловное преследование в тех случаях, когда преступлением был нарушен только частный интерес, должно производиться только для защиты прав и законных интересов собственника и только в тех пределах, которые он по­считает необходимыми.

Законодатель ограничивает публичное уголовное преследование во­лей частного лица по делам о преступлениях, предусмотренных ст.201, 202, 203, 204 УК РФ, в тех случаях, когда преступный вред причинен ис­ключительно частным интересам.

Порядок возбуждения уголовного дела в случаях, предусмотренных ст.23 УПК РФ, похож на процедуру возбуждения дела частно-публичного обвинения. Поэтому в некоторых моментах допустима аналогия закона (в частности, ст. 147 УПК РФ) при применении порядка уголовного преследо­вания, предусмотренного ст.23 УПК РФ.

Уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя организа­ции или с его согласия, однако дальнейшее производство по делу произво­дится в общем порядке - публично-правовом.

На заявление, подаваемое в порядке ст.23 УПК РФ, распространяют­ся требования, аналогичные тем, которым должно отвечать заявление потерпевшего по делу частно-публичного обвинения[23] .

Прокурор, а также дознаватель, следователь с согласия прокурора, обязаны возбудить уголовное дело при наличии признаков преступлений, предусмотренных ст.201, 202, 203, 204 УК РФ, а также при согласии руко­водителя организации или по его заявлению о привлечении к уголовному преследованию виновного в преступном причинении вреда.

По делам данной категории законодатель ставит возбуждение дела публичного обвинения в зависимость от согласия на это руководителя ор­ганизации при даче согласия прокурора на возбуждение уголовного дела (ч-1 ст. 146 УПК РФ). Согласие коммерческой (или иной негосударствен­ной и немуниципальной) организации на возбуждение уголовного дела и привлечение к уголовной ответственности виновника преступления со­ставляет обязательное условие для возбуждения публичного уголовного преследования.

Под "привлечением к уголовному преследованию", о котором гово­рится в ст.23 УПК РФ, следует понимать возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица.

§4. Прекращение уголовного преследования

Одним из способов реализации уголовного преследования является его прекращение.

Согласно ч.З ст. 133 и ч 2 ст.212 УПК РФ в перечень так называемых реабилитирующих оснований прекращения уголовного преследования входят основания, предусмотренные пунктами 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и пунктами 1 и 4 - 8 ч. 1 ст. 27 УПК РФ,

Следует полагать, что нереабилитирующими основаниями прекра­щения уголовного дела (иногда только уголовного преследования) являют­ся те, что указаны в ст. ст. 25, 26, 28, 427, п.п. 3, 4 ч. 1 ст. 24 и п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Прекращение уголовного преследования по п. 2, 5, 6 части первой статьи 24, пунктами 2, 4-8 части первой статьи 27, предусматривающие реабилитирующие основания освобождения от уголовной ответственно­сти, не освобождает лицо от иной ответственности за причинение вреда своими действиями.

Указания законодателя относительно того, в чем состоит смысл по­добного разграничения, весьма противоречивы. С одной стороны, согласно ч.З ст.24 УПК РФ прекращение уголовного дела влечет одновременно пре­кращение уголовного преследования. Из содержания статьи 212 УПК РФ также вытекает, что законодатель связывает прекращение уголовного пре­следования с прекращением уголовного дела.

С другой стороны, есть косвенные указания на то, что прекращение уголовного преследования не всегда влечет за собой прекращение уголов­ного дела. Так, согласно ч. 4 ст. 27 УПК РФ допускается прекращение уго­ловного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого без прекращения уголовного дела в случаях, предусмотренных, частью пер­вой указанной статьи.

По основаниям, предусмотренным п.п.1, 3-8 ч. 1 ст.27 УПК РФ, уго­ловное преследование в отношении конкретного лица прекращается, одна­ко, это не влечет за собой прекращение уголовного дела.

Отказ от прекращения уголовного преследования обвиняемого явля­ется отказом от функции обвинения органа уголовного преследования. Между тем, как решение о прекращении уголовного дела может оконча­тельно быть принято только непосредственно судом (ст. 427 УПК РФ) или же опять же судом в опосредованной форме - через реализацию судебного контроля в порядке ст. 214 УПК РФ (речь идет об основаниях прекращения уголовного преследования, предусмотренных, например, ст. 26, ч. 2 ст. 27, 28 УПК РФ).

Далее, из содержания ст. 27 УПК РФ следует, что в перечень основа­ний прекращения уголовного преследования не входят основания, преду­смотренные ст. 25 и 26 УПК РФ. В то же время из содержания одной из этих статей (ст. 26 УПК РФ) вытекает, что прекращение уголовного дела влечет за собой и прекращение уголовного преследования. Что совершен­но логично применительно и к ст. 25, 26 УПК РФ[24] .

Следуя букве закона, можно сделать вывод, что прекращение уго­ловного преследования по ст. 28 УПК РФ влечет за собой прекращение уголовного дела.

Несмотря на противоречивость указаний законодателя относительно оснований прекращения уголовного дела и прекращения уголовного пре­следования, определенный резон в подобном различении есть. В самом де­ле, препятствия для ведения обвинительной деятельности в отношении конкретного лица, которые предусмотрены п. 1, 3-8 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. носят так сказать процессуальный характер. Они создают формальную невозможность привлечения к уголовной ответственности лица, подозревае­мого в совершении преступления. Но для производства по уголовному де­лу в целом препятствий нет, по крайней мере, на момент прекращения уго­ловного преследования. Более того, есть вероятность того, что в после­дующем такого рода формальные препятствия (например, предусмотрен­ные п.п. 1, 4, 5, 6, 7. 8} отпадут и уголовное преследование лица в рамках того же уголовного дела будет возобновлено.

Во всяком случае можно утверждать, что прекращение уголовного дела с необходимостью обуславливает прекращение уголовного преследо­вания. Но прекращение уголовного преследования не обязательно влечет за собой прекращение уголовного дела. Это подтверждается и смыслом ст. 239, 254 УПК РФ.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Государственные органы, ведущие уголовное дело, такие, как проку­рор, следователь, дознаватель, а также орган дознания, начальник следст­венного отдела, должностное лицо органа дознания, уполномоченное про­курором на поддержание государственного обвинения у мирового судьи, являются органами публичного уголовного преследования по делам пуб­личного и частно - публичного обвинения. Из этого следует, что указанные органы осуществляют на стадии предварительного расследования уголов­ное преследование. По смыслу закона получается, что функции предвари­тельного расследования больше нет, поскольку законодатель ее не называ­ет.

Поскольку состязательность пронизывает все стадии уголовного процесса, постольку и понятие "сторона" распространяется на досудебное производство. Из этого следует, что состязательная деятельность стороны обвинения в лице государственных органов, осуществляющих уголовное преследование, имеет место не только в суде, но и на досудебном этапе.

В суде уголовное преследование имеет форму поддержания обвине­ния обвинителем, т.е. представляет собой исковую деятельность. Конечно, в УПК РФ такая модель нашла закрепление лишь частично, поскольку предварительное расследование нельзя сделать целиком состязательным. И коль скоро законодатель сохраняет подобную форму, значит он тем самым кладет предел состязательности. Однако, несмотря на сохранение предва­рительного расследования, указанную форму досудебного производства теперь нельзя трактовать как деятельность официальных органов государ­ственной власти, направленную на "всестороннее, полное, объективное" установление всех обстоятельств дела.

В курсовой работе мы рассмотрели понятия и сущность уголовного преследования, поговорили о видах обвинения в уголовном преследовании, а также затронули тему связанную с порядком и формами уголовного преследования.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРА

1. Александров А.С. Каким не быть предварительному следствию // Государство и право. - 2001. - № 9. – 468 с.

2. Александров А.С. Субсидиарное обвинение // Государство и пра­во.-2000.-№ 3. Ст. 25

3. Александров А.С., Гущев В.Е. Народное обвинение в уголовном суде. - Н.Новгород: НЮИ МВД РФ, 1998. – 465 с.

4. Александров А.С., Гущев В.Е. Субсидиарный уголовный иск. -Н.Новгород: НЮИ МВД РФ, 1999. – 458 с.

5. Белов С.Д. К вопросу о понятии "уголовное преследование'' // Проблемы юридической науки в исследованиях докторантов, адъюнктов и соискателей: Сборник научных трудов: в 2 ч. - Н.Новгород: НА МВД РФ, 2001. - Вып. 7. - Ч. 1. – 568 с.

6. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правовые отношения, - М., 1976, - 428 с.

7. Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. – М., 1989. - 150 с.

8. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общ. ред. В.В. Мозякова. - М.: «Издательство «Экзамен XXI», 2002. – 542 с.

9. Комментарий к УПК РФ / под ред. В.М.Лебедева; научн. ред. В.П-Божьев. – М.: Спарк, 2002. – 597 с.

10. Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. - Во-ронеж, 1971. – 538 с.

11. Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. – М. 1989. – 759 с.Багаутдинов Ф., Васин В. Уголовное преследование и правоза­щитная функция суда // Российская юстиция. - 2000. - № 8. – 237 с.

12. Савицкий В.М. Стержневая функция прокуратуры - осуществле­ние уголовного преследования // Российская юстиция. - 1994. - № 10. – 128 с.

13. Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. – М.: Изд-во Академии наук, 1999. – 286 с.


[1] Белов С.Д. К вопросу о понятии "уголовное преследование'' // Проблемы юридической науки в исследованиях докторантов, адъюнктов и соискателей: Сборник научных трудов: в 2 ч. - Н.Новгород: НА МВД РФ, 2001. - Вып. 7. - Ч. 1. – С. 238.

[2] Александров А.С. Субсидиарное обвинение // Государство и пра­во.-2000.-№ 3. Ст. 25

[3] Александров А.С., Гущев В.Е. Народное обвинение в уголовном суде. - Н.Новгород: НЮИ МВД РФ, 1998. – С. 103.

[4] Александров А.С. Каким не быть предварительному следствию // Государство и право. - 2001. - № 9. – С. 257.

[5] Комментарий к УПК РФ / под ред. В.М.Лебедева; научн. ред. В.П-Божьев. – М.: Спарк, 2002. – С. 197.

[6] Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. – М. 1989. – 759 с.Багаутдинов Ф., Васин В. Уго-ловное преследование и правозащитная функция суда // Российская юсти-ция. - 2000. - № 8. – С. 192.

[7] Савицкий В.М. Стержневая функция прокуратуры - осуществле­ние уголовного преследования // Российская юстиция. - 1994. - № 10. – С. 386.

[8] Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. – М.: Изд-во Академии наук, 1999. – С. 89.

[9] Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. – М. 1989. – 759 с.Багаутдинов Ф., Васин В. Уголовное преследование и правоза­щитная функция суда // Российская юстиция. - 2000. - № 8. – С. 129.

[10] Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. - Во-ронеж, 1971. – С. 92.

[11] Белов С.Д. К вопросу о понятии "уголовное преследование'' // Проблемы юридической науки в исследованиях докторантов, адъюнктов и соискателей: Сборник научных трудов: в 2 ч. - Н.Новгород: НА МВД РФ, 2001. - Вып. 7. - Ч. 1. – С. 56.

[12] Александров А.С., Гущев В.Е. Субсидиарный уголовный иск. -Н.Новгород: НЮИ МВД РФ, 1999.

– С. 137.

[13] Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правовые отношения, - М., 1976, - С. 238

[14] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общ. ред. В.В. Мозякова. - М.: «Издательство «Экзамен XXI», 2002. – С. 137

[15] Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правовые отношения, - М., 1976, - С. 199

[16] Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. - Во-ронеж, 1971. – С. 301.

[17] Савицкий В.М. Стержневая функция прокуратуры - осуществле­ние уголовного преследования // Российская юстиция. - 1994. - № 10. – С. 46.

[18] Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. – М.: Изд-во Академии наук, 1999. – С. 153.

[19] Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. – М. 1989. – 759 с.Багаутдинов Ф., Васин В. Уголовное преследование и правоза­щитная функция суда // Российская юстиция. - 2000. - № 8. – С. 107.

[20] Комментарий к УПК РФ / под ред. В.М.Лебедева; научн. ред. В.П-Божьев. – М.: Спарк, 2002. – С. 132

[21] Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. – М.: Изд-во Академии наук, 1999. – С. 267

[22] Савицкий В.М. Стержневая функция прокуратуры - осуществле­ние уголовного преследования // Российская юстиция. - 1994. - № 10. – С. 128

[23] Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. – М. 1989. – 759 с.Багаутдинов Ф., Васин В. Уголовное преследование и правоза­щитная функция суда // Российская юстиция. - 2000. - № 8. – С. 239

[24] Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. - Во-ронеж, 1971. – С. 197.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий