регистрация / вход

Уголовно–правовая борьба с незаконным обладанием оружия

История развития законодательства об ответственности за преступления, связанные с незаконным приобретением, передачей, сбытом, хранением, перевозкой или ношением оружия в период Советской власти и становлении независимого правового государства РК.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ИМЕЮЩИЕ СВОИМ ПРЕДМЕТОВ ОРУЖИЕ И КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

1.1 История развития законодательства об ответственности за преступления, имеющие своим предметов оружие в период Советской власти и становлении независимого правового государства Республики Казахстан

1.2 Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенные группой лиц по предварительному сговору или неоднократно

1.3 Деяния совершенные организованной группой

2. ПОНЯТИЕ ОРУЖИЯ, БОЕВЫХ ПРИПАСОВ, ВЗРЫВЧАТЫХ· ВЕЩЕСТВ И ВЗЫРЫВНЫХ УСТРОЙСТВ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

2.1 Понятие боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств, огнестрельного ·и холодного оружия и классификация

2.2 Владение и применение оружия, взрывчатых веществ и взрывных· устройств - их правовой режим

3. ЮРИДИЧЕСКИИ АНАЛИЗ НЕЗАКОННОГО ПРИОБРЕТЕНЯ, ПЕРЕДАЧИ, СБЫТА, ХРАНЕНИЯ, ПЕРЕВОЗКИ ИЛИ НОШЕНИЯ ОРУЖИЯ, БОЕПРИПАСОВ, ВЗРЫВЧАТЫХ ВЕЩЕСТВ И ВЗРЫВНЫХ УСТРОЙСТВ

3.1 Объект и объективная сторона преступления

3.2· Характеристика субъективной стороны и субъект преступлений

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


ВВЕДЕНИЕ

Прошло восемнадцать лет с того времени, когда перестало существовать такое государство как СССР. Казахстан перестав существовать в качестве союзной социалистической республикой, став независимым суверенным государством нуждался, прежде всего в формировании новой правовой базы, а именно Конституции – основного закона Республики и других важных законодательных актов.

Первая Конституция января 1993 года претерпела неудачу и просуществовала до 30 августа 1995 года.

30 августа 1995 года народ Казахстана, принял Конституцию, которая провозгласила построение независимого, демократического, светского, правового государства, высшими ценностями которого является человек, его жизнь, права и свободы [1] .

В нынешнее время наше государство переживает сложный этап государственности, политического и экономического реформирования. Реформы сопровождаются крупными издержками социального и правового порядка, такими как – имущественное расслоение общество, безработица, рост преступности.

Преступность, как социальное явление становится фактором, серьезно тормозящим процесс экономических реформ и способствующим росту социальной напряженности в обществе. Ее все более характеризует ярко выраженный насильственный и корыстный характер. Растет число преступных посягательств на жизнь и здоровье граждан, они приобретают дерзкий и жестокий характер и нередко осуществляются с применением оружия.

Не самым лучшим образом складывается обстановка в Вооруженных Силах Республики Казахстан. За последние годы массовый характер приобрели факты дезертирства, нарушений уставных правил, растаскивания воинского имущества, в том числе оружия и боеприпасов.

В современных условиях ни у кого не вызывает сомнения, что важным этапом в борьбе с преступностью является преодоление такого негативного явления, как вооружение преступных элементов. Незаконные действия с различными видами оружия, особо опасными веществами и устройствами представляют серьезную опасность для общества. Выход указанных предметов из – под контроля государства, вне зависимости от использования или же не использования их по целевому назначению, угрожает общественной безопасности. В целях недопущения такого факта в отношении вышеуказанных предметов, государство установило разрешительную систему и предусмотрело специальные правила обращения с ними, а к их нарушителям применяют строгие меры правового характера. Так, 30 декабря 1998 года был принят Закон Республики Казахстан «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия», где определяются общие начала производства, приобретения, использования отдельных видов оружия и контроля за ним на территории нашей Республики.

В целях предупреждения и борьбы с незаконным обладанием предметов оружия, уголовный кодекс предусматривает ответственность в соответствии со ст. 251 УК РК. В группе преступлений посягающих на общественную безопасность и общественный порядок одним из наиболее опасных является незаконное ношение, хранение, приобретение, передача, сбыт и перевозка оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

За последние годы число преступлений, заключающихся в незаконном обращении с оружием неуклонно растет. Так, по данным военной коллегии Верховного Суда Республики Казахстан за незаконное хранение, ношение, приобретение, изготовление и сбыт оружия в целом по республике осуждено в 2003 г. – 788, в 2004 г. – 1064, в 2005 г. – 1260, в 2006 г. – 2375, в 2007 г. – 3125 человек, в том числе огнестрельного оружия в 2004 г. – 424, в 2005 г. – 416, в 2006 г. – 620, в 2007 г. – 742 человека, в то время как исходя из сущности самого деяния, уровень латентности этого преступления достаточно высок [2] .

Особую тревогу вызывает заметное увеличение числа, преступлений, совершаемых с применением оружия, добытого преступным путем. Почти половина преступлений, ответственность за которые предусмотрена в Особенной части УК может быть совершена с применением оружия.

Актуальность уголовно – правовой борьбы с незаконным обладания оружия возрастает и в связи с назревшими неблагоприятными тенденциями в преступности. Это рост групповой, организованной преступности, где наличие оружия – одно из, условий формирования и деятельности преступных групп. К тому же научно – технический прогресс, рост технической подготовленности молодежи облегчает кустарное изготовление оружия, также нельзя предвидеть и возможность появления новых их разновидностей.

Данная дипломная работа состоит из введения, четырех глав и заключения. В первой главе затронуты вопросы истории развития законодательства об ответственности за преступления, имеющим своим предметом оружия, начиная с первых лет Советской власти и по нынешнее время, также сделана попытка анализа зарубежного опыта борьбы с незаконным обращением с оружием. Вторая глава раскрывает понятие предметов преступления – огнестрельного, холодного оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств и определяется правовой режим содержания этих предметов. Третья глава посвящена подробному юридическому анализу состава рассматриваемого преступления, определению условий освобождения от ответственности лиц, незаконно хранивших оружия. В четвертой главе освещены такие квалифицирующие признаки ст.251 УК РК, как совершение деяния группой лиц по предварительному сговору или неоднократно, а также совершенные организованной группой.

В качестве источниковедческой базы использованы: Конституция Республики Казахстан(принята на республиканском референдуме 30 августа 1995 года), (с изменением от 21.05.2007года), Уголовный Кодекс Республики Казахстан, вступивший в силу с 1 января 1998 года, (с изменением от 30.09.2008года), Уголовный Кодекс Российской Федерации вступивший в силу с 1 января 1997 года, Основы Уголовного законодательства Союза ССР и республик, принятые 2 июля 1991г., Закон Республики Казахстан «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия» от 30 декабря 1998 г., (с изменением 2007года), Федеральный Закон Российской Федерации «Об оружии» от 13 ноября 1996 г., Постановления Пленумов Верховного Суда РК от 21 июля 1999 г., №4 «О судебной практике по делам о хищении огнестрельного оружия, боевых припасов, вооружения и взрывчатых веществ, незаконном приобретении, ношении, хранении, изготовлении или сбыте их, и небрежном хранении огнестрельного оружия », №5 «О судебной практике по делам о хулиганстве» а также труды Литвина А.П., Тихого В.Г., Рустамбаева М.Х., Соколова Л.Ф. и многих других ученых. В предлагаемой работе также используются материалы судебной практики, а также некоторые данные, полученные учеными в результате проведенных ими исследований. Сформированные здесь положения и выводы базируются на анализе норм Законов Республики Казахстан и Российской Федерации, действующего уголовного законодательства Республики Казахстан опираются на соответствующие руководящие Постановления Пленума Верховного Суда Республики Казахстан по вопросам незаконного обращения с предметами оружия.

1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ИМЕЮЩИЕ СВОИМ ПРЕДМЕТОВ ОРУЖИЕ И КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

1.1 История развития законодательства об ответственности за преступления, имеющие своим предметов оружие в период Советской власти и становлении независимого правового государства Республики Казахстан

После революции 1917 года в стране находилось огромное количество неконтролируемого оружия. Основная масса оружия находилась в руках бандитов и противников новой власти, которые пытались дискредитировать власть Советов, а также совершить другие преступления, воспользовавшись несовершенством нового законодательства и правоохранительных органов.

В связи с этим в первых законодательных актах Советского государства правовое регламентирование правил пользования оружием осуществлялось в целях борьбы с наиболее опасными контрреволюционными преступлениями с посягательствами на основы общественной безопасности, таких как массовые беспорядки, разбой, грабежи, бандитизм и другое. При этом создавалась юридическая база для учреждения действительного контроля над оружием, которая смогла быть способной для предупреждения таких серьезных преступлений, как убийства, телесные повреждения, вооруженный разбой и т.д.

Примером служит декрет ВЦИК от 20 июня 1918 г. «Об изъятии из общей подсудности отдельных категорий уголовных дел в местностях, объявленных на военном положении », где органом ВЧК было предоставлено полномочие на право непосредственной расправы (вплоть до расстрела) за различного рода серьезные преступления, в том числе за сокрытие в контрреволюционных целях боевого оружия.

Два года спустя декретом СНК РСФСР от 12 июля 1920 года «О выдаче и хранении огнестрельного оружия и обращении с ним» предусматривалась довольно подробная регламентация правовых оснований обращения с оружием и его использования. Так, §4 вышеуказанного декрета предписывает привлекать к судебной ответственности и немедленно задерживать, карая лишением свободы на срок не менее шести месяцев по приговору суда лиц, виновных в: a) хранении огнестрельного оружия без законного на него права, даже если хранение не имело преступных целей; б) стрельбе в воздух без особой необходимости в местах скопления народа; на площадях, улицах и т.п.; в) беспричинной стрельбе часовыми, постовыми милиционерами и т.д.; г) незаконной выдаче оружия лицам, не имеющим на то права, или лицу, которому оружие

не присвоено и т.д.; д) небрежном обращении с огнестрельном оружием, следствием чего явился несчастный случай.

Этот декрет 5 и 6 параграфами устанавливает ответственность лиц, виновных в прицеливании на улице, где может быть опасность для других лиц, хотя выстрела бы не последовало...,а также за выдачу оружия лицам, не умеющим владеть им, если в следствии этого упущения произошел несчастный случай.

Структура названных правовых норм декрета имеет много общего со структурой современного законодательства. Так, декрет предусматривал, что хранение огнестрельного оружия влечет уголовную ответственность, даже если оно (хранение) не имело преступных целей. Статья 251 ч. 1 УК РК имеет такую же субъективную сторону преступления.

Далее, декрет устанавливает уголовную ответственность за небрежное обращение с оружием (в том числе и за небрежное хранение) которая наступает лишь тогда, когда вследствие этого произошел несчастный случай. Статья 253 УК РК устанавливает ответственность за деяние, «… если это повлекло тяжкие последствия». В обоих случаях прослеживается материальный состав преступления.

Уголовный кодекс РСФСР 1922 года содержал ряд составов преступлений, квалифицирующий признак которых – оружие: ст.58 УК РСФСР – «Организация в контрреволюционных целях вооруженных отрядов или банд...»; ст. 75 УК – «Участие в массовых беспорядках..., если при этом участники беспорядков были вооружены »; ст. 76 УК – «Организация и участие в бандах (вооруженных шайках)»; ст. 93 УК – «Изготовление, приобретение, хранение или сбыт взрывчатых веществ или снарядов без соответствующего разрешения »; ст. 106 ч.2 УК – «Превышение власти, сопровождающееся применением оружия »; ст. 220 УК – «Хранение огнестрельного оружия без надлежащего разрешения» [3] .

Следует заметить, что ст.220 УК вскоре была декриминализирована. Постановлением 2 – й сессии ХI созыва ВЦИК от 16 октября 1924г. «О дополнениях и изменениях Уголовного кодекса РСФСР », была установлена административная ответственность за незаконное хранение огнестрельного оружия.

Спустя некоторое время происходит дальнейшее совершенствование соответствующих уголовно – правовых норм, посвященных оружию. Например: в уголовном кодексе РСФСР1926 г. ст. 182 была сформулирована следующим образом: «Изготовление, хранение, покупка и сбыт взрывчатых веществ или снарядов, а равно хранение огнестрельного (не охотничьего) оружия без разрешения ».

Спустя некоторое время происходит дальнейшее совершенствование соответствующих уголовно – правовых норм, посвященных оружию. Например: в уголовном кодексе РСФСР1926 г. ст. 182 была сформулирована следующим образом: «Изготовление, хранение, покупка и сбыт взрывчатых веществ или снарядов, а равно хранение огнестрельного (не охотничьего) оружия без разрешения ».

Затем диспозиция вышеуказанной статьи вновь подверглась изменению со стороны ВЦИК и СНК соответствующим Постановлением от 10 апреля 1932 г., и в окончательной редакции в соответствии с Постановлением ВЦИК и СНК от 20 марта 1933 года, диспозиция статьи имела следующий вид «Изготовление, хранение, покупка и сбыт взрывчатых веществ и снарядов, а равно огнестрельного (кроме охотничьего) оружия без надлежащего разрешения...».

Изменения в значительной степени затронули и санкции статей. Так, если предыдущим Постановлением ВЦИК предусматривались принудительные работы или штрафы до 1000 рублей, то Постановлением от 20 марта 1933 года наказание за совершение вышеуказанного преступления усиливается до пяти лет лишения свободы.

Наконец, Постановлением ВЦИК и СНК от 10 июня 1935 года установлена уголовная ответственность за – «Изготовление, хранение, сбыт и ношение кинжалов, финских ножей и другого холодного оружия без разрешения НКВД в установленном порядке ».

Уголовные кодексы союзных республик, принятые в 1959 – 1961 г.г. содержали ряд норм, в квалифицирующем признаке, которых фигурирует оружие. Так, ст. 63 УК Каз. ССР 1959 г. в числе обязательных признаках банды признает ее вооруженность; ст. 64 УК – определяет огнестрельное оружие, боеприпасы и воинское вооружение в качестве предмета контрабанды, совершенной при особо отягчающих обстоятельствах; в ст. 65 в качестве одного из признаков, характеризующих объективную сторону массовых беспорядков, указано оказание «виновниками вооруженного сопротивления власти ». [4] .

Оружие, как квалифицирующий признак предусмотрен в некоторых составах воинских преступлений УК РК: сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей с применением оружия (ст. 368 ч.2 п.б УК РК); утрата, умышленное и неосторожное уничтожение или повреждение оружия, боевых припасов и т.д. (ст. ст. 387, 388, 389 УК РК).

В уголовных кодексах союзных республик принятых в 1959 – 1961 г.г. подробная регламентация деяний, имеющих своим предметом оружие содержалось в главе о преступлениях против общественной безопасности, общественного порядка и народного здравия (гл. IХ УК Каз. ССР): незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ (ст.202 УК Каз. ССР); хищение огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ (ст. 203 УК Каз. ССР); небрежное хранение огнестрельного оружия (ст. 204 УК Каз. ССР); хулиганство с применением или попыткой применения огнестрельного, газового оружия (ст. 200 ч.2 УК Каз. ССР).

В нынешнем уголовном кодексе, вступившем в законную силу с 1 января 1998 г. произошли некоторые изменения в отношении вышеназванных составов преступлений. Например в ст.251 УК РК преступным деянием является передача и перевозка оружия а незаконное изготовление оружия выделено в отдельную статью УК (ст.252 УК РК), также появился новый предмет преступления – взрывные устройства; в ст.255 УК РК помимо хищения уголовная ответственность также наступает за вымогательство оружия.

Ознакомление с содержанием уголовных кодексов союзных республик того времени приводит к выводу, что даже в аналогичных составах преступлений речь идет о различных видах оружия. Для разрешения этой проблемы Президиум Верховного Совета СССР издал Указ от 11 февраля 1974 г., который на территории всех союзных республик ввел в действие уголовно – правовую норму, предусматривающую ответственность за незаконное хранение, ношение, приобретение, изготовление и сбыт оружия и взрывчатых веществ.

Уголовная ответственность за хищение оружия подвергалась изменениям в 1967, в 1995 и 1997 годах. В Указе Президиума Верховного Совета Каз. ССР от 10 августа 1967 г. изменения в основном касались квалифицирующих признаков данного преступления, а Указом Президента РК, имеющим силу закона, от 12 мая 1995 г. был расширен круг предметов этого преступления. Так, предметом преступления, предусмотренного ст.203 УК Каз. ССР, наряду с огнестрельным оружием, боевыми припасами и взрывчатыми веществами являются и «вооружение », также 16 июля 1997 г. Президент Республики Казахстан утвердил новый УК, в котором присутствует такой предмет преступления как – «взрывные устройства ».

Учитывая большое количество случаев причастности к хищению оружия должностных лиц, которые по долгу службы обязаны отвечать за его сохранность, законодатель выделил хищение оружия «с использованием служебного положения» к перечню совершенных при отягчающих обстоятельствах.

При определении виновности лица в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 251, 252, 255 УК РК важно правильно определить, являются ли изъятые у виновного те или иные предметы оружием, боевыми припасами, взрывчатым веществам или взрывным устройством, за незаконное хранение, ношение, приобретение, изготовление, передачу, сбыт, перевозку или хищение предусматривается уголовная ответственность указанными статьями.

Для решения этого вопроса судебно – следственная практика обычно обращалась к руководящим разъяснениям высших судебных органов. Пленум Верховного Суда СССР дважды обращался к данному вопросу и принимал соответствующие Постановления: «О судебной практике по делам о хищении огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ и небрежном хранении огнестрельного оружия », от 20 сентября 1974 г., и от 29 марта 1991 г.: «О выполнении судами Постановления Пленума Верховного Суда СССР №7 от 27 сентября 1974 г. ». Но в связи с принятием Постановления №4 Пленума Верховного Суда Республики Казахстан от 21 июля 1995 г. «О судебной практике по делам о хищении огнестрельного оружия, боевых припасов, вооружения и взрывчатых веществ, незаконном приобретении, ношении, хранении, изготовлении или сбыте их, и небрежном хранении огнестрельного оружия» вышеуказанные Постановления Пленума Верховного Суда СССР признаны недействующими.

Следует также заметить, что определенную положительную роль в единообразном понимании норм уголовного закона, устанавливающих ответственность за деяния, имеющие своим предметом оружие, сыграл Закон Республики Казахстан «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия» от 30 декабря 1998года [5] .

В соответствии с законодательством производство и промышленный ремонт оружия должно осуществляться исключительно на предприятиях, имеющих ко всему прочему специальную лицензию на производство и ремонт оружия. Так, как изготовление оружия, под которым понимается создание или восстановление его утраченных поражающих свойств, а также переделка каких - либо предметов (ракетниц, стартовых, пневматических или строительных пистолетов, предметов бытового назначения), в результате чего, они приобрели свойства огнестрельного оружия, то по сравнению с другими видами незаконных действий с оружием (ношение, хранение, приобретение, перевозку, передачу и сбыт) представляет более повышенную общественную опасность. Учитывая это, казахский законодатель выделил, такое преступное деяние, как незаконное изготовление оружия в отдельную норму уголовного кодекса РК (ст. 252 УК РК).

Ранее по этому пути пошли российские законодатели, также выделив изготовление оружия в самостоятельную статью закона (ст.223 УК РФ).

Аналогичная ситуация наблюдается и в дальнем зарубежье. Так, в 1994 году федеральный Закон США «О контроле над насильственной преступностью и право применяющих органах» наложил уголовно – правовой запрет на производство, продажу и хранение 19 -ти видов полуавтоматического оружия, которые производя большое количество выстрелов не требуют перезаряживания. Характерно, что конгресс США, принимая этот Закон, восприпятствуя незаконному обороту оружия, рассматривал его как одно из необходимых условий для успешной борьбы с насильственной преступностью [6] .

Учитывая, что преступность насильственного характера в нашей Республике имеет тенденцию роста, то зарубежный опыт борьбы данной проблемой заслуживает внимания.

Следует, также отметить, что новый уголовный кодекс Республики Казахстан является более совершенным законодательством, устанавливающим ответственность за преступления, имеющие своим предметом оружие, так как в нем более конкретизирован перечень неправомерных деяний.

Изучение и анализ уголовного законодательства, дает понять, что, устанавливая уголовную ответственность за незаконные действия с оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами, государство руководствуется тем обстоятельством, что опасность этих преступлений определяется риском использования его в более тяжких преступлениях. В связи с этим незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ рассматривается как преступление против общественной безопасности и общественного порядка.

1.2 Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенные группой лиц по предварительному сговору или неоднократно

Статья 251 часть2 УК Республики Казахстан предусматривает такой квалифицирующий признак, как совершение деяния группой лиц по предварительному сговору.

Для того чтобы раскрыть понятие группы лиц и предварительного сговора, обратимся к ст.31 ч.2 УК РК, где говорится что «преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившееся о совместном совершении преступления» [7] .

Такого мнения об этом квалифицирующем признаке, придерживаются и российские толкователи закона. Мы также, считаем, что данная точка зрения является наиболее правильной, поскольку сговор является обязательным признаком соучастия в преступления. Как мы знаем из курса уголовного права Общей его части, что соучастие предполагает участие в совершении преступления двух и более лиц, при чем следует, чтобы все соучастники были вменяемы и достигли возраста уголовной ответственности. В противном случае если лицо невменяемо или не организованной и не относящейся к категории преступной организации) характерно отсутствие предварительного сговора т.е. сговора, состоявшегося заранее, а именно до совершения преступления. Итак, если преступления совершено группой лиц, но не предварительному сговору, то квалифицирующий признак - совершения преступления по предварительному сговору группой лиц отсутствует.

Характерно, что если имеет место, продолжаемое или длящееся преступление, то оно будет считаться совершенным группой лиц по предварительному сговору и в том случае, когда отдельно участники группы «примкнули» к остальным участникам уже после начала совершения преступления (но в любом случае до его окончания).

Следует добавить, что соучастие в преступлении в форме совиновничества (исполнитель-пособник; исполнитель-подстрекатель; исполнитель-организатор.) квалифицируется с учетом того, что такая форма соучастия не образует группы лиц (в смысле соответствующего квалифицирующего признака). При этом действия исполнителя квалифицируется без ссылки на соответствующую статью Общей части УК, а действия пособника, подстрекателя или организатора со ссылкой. Основанием соответственности в данном случае, является соответственно состав пособничества, подстрекательства или организационной деятельности.

Группа лиц по предварительному сговору – этот вид соучастия – классический пример совиновничества. В данном случае организатором может выступать лицо, по чьей инициативе создана эта группа, который ее возглавлял и сам непосредственно участвовал в преступлении а качестве соисполнителя.

Обратим внимание, что в части 2 ст. 251 УК РК, помимо совершения преступления группой лиц по предварительному сговору имеется также, такой признак как неоднократность.

Согласно ст.11 УК РК под многократностью преступлений признается совершение двух и более деяний, предусмотренных одной и той же статьей или частью статьи Особенной части настоящего Кодекса, если лицо не было освобождено от уголовной ответственности, либо не снята или погашена судимость или же не истекли сроки давности привлечения за такое преступление.

Из смысла данной статьи вытекает, что неоднократно в нашем случае преступление будет совершенно, лишь в том случае, если лицо ранее совершило преступление, предусмотренное ст.251 УК РК, причем не имеет значение какое из действий перечисленных в диспозиции оно совершило, а также предмет преступления, будь то хранение оружия или сбыт финского ножа.

В данном случае имеет значение освобождено ли лицо от уголовной ответственности, погашена ли судимость, истекли ли сроки давности.

Кодекс оговаривает сроки давности и погашения судимости. Поскольку ст.251 ч.ч.1,4. УК РК являются согласно ст.10 УК РК – средними по степени тяжести, а части 2 и 3 ст.251 УК РК – тяжкими преступлениями, то сроки давности будут равны пяти годам в первом случае и десяти годам во втором (согласно ст.69 ч.1 п. б) и в)). Сроки погашения судимости согласно ст.86 п. б) и в) будут равны одному году после, отбытия лишения свободы за преступление небольшой или средней тяжести и к трем годам после отбытия лишения свободы за тяжкое или особо тяжкое преступление соответственно.

Согласно ст.54 ч.1 п. а) и в), неоднократность и совершение преступления по предварительному сговору, является обстоятельством, отягчающим уголовную ответственность и наказание. Поэтому законодатель вывел их в отельную часть статьи, соответственно ужесточив срок наказания.

1.3 Деяния совершенные организованной группой

Уголовным кодексом предусматривается ответственность за незаконное приобретение, передачу, сбыт, перевозку или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенные организованной группой (ст.251 ч.3 УК РК). В комментарии Уголовного кодекса Российской Федерации на сей счет говорится, что «Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений» [8] .

У нас не вызывает сомнений в правильности данного толкования, но для полного определения квалифицирующего признака части 3 ст. 251 УК РК этого недостаточно. Попробуем дать более широкое определение организованной группы. Организованная преступная группа – есть устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений, предусмотренных

УК РК. устойчивость группы определяется с учетом таких признаков, как сплоченность соучастников, относительно постоянный состав группы, распределение ролей, предварительный сговор, продолжительность существования группы, направленность на совершение преступлений, требующих соответствующей подготовки, планирования действий, наличие групповой дисциплины, подчинения ей участников, активная организационная деятельность и т.п.

Из данного определения мы видим, что такая форма соучастия представляет собой серьезную угрозу общественной безопасности и общественному порядку т.к. в отличии от преступных групп, как с предварительным сговором, так и без такового, здесь мы замечаем, что организованная группа объединяется ради совершения преступлений, прием планирует свои преступные действия. Достижение положительного результата в совершении преступлений, получается в соорганизованности всех членов группы, в соответствии с строгой дисциплине и иерархии в группе.

То есть изучая понятие организованной преступной группы мы можем обозначить два основных ее признака: а) организованность и б) устойчивость. Организованность по мнению законодателя выражается прежде всего в устойчивости до совершения первого преступления. Устойчивость предполагает довольно высокий уровень, который выражается в том, что ее деятельность рассчитана в первую очередь на более или менее длительное существование и преступную деятельность. Такая деятельность может выражаться в подготовке и совершении определенных преступлений. Как уже говорилось выше у организованной преступной группы присутствуют их отличительные элементы: целенаправленность, организованность, руководство, дисциплина среди участников.

Во главе таких групп стоят наиболее авторитетные преступники, которые вырабатывают планы, руководят преступлениями на месте их совершения, а зачастую сами являются основными исполнителями.

Соответственно организатор организованной группы отвечает за: а) создание организованной группы или руководство преступной группы, а также б) за все совершенные группой преступления, если последние охватывались умыслом организатора, т.е. совершены в соответствии с общими целями и задачами группы, определяемые организатором или при его непосредственном участии.

Другие участники группы несут ответственность: а) за участие в группе и б) за те конкретные преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

При квалификации ст.251 ч.3 УК РК, организованную группу нельзя путать с преступным сообществом (бандиты, шайки), «для которой характерны три признака: а) устойчивость, б) сплоченность, в) совершение тяжких и особо тяжких преступлений» [9] .

Наряду с внешне похожими признаками организованной группы в данной форме соучастия «складываются определенные стойкие организационные формы связи преступников, вырабатываются определенные методы преступной деятельности, создается сплоченная организация, целью которой является занятие преступной деятельностью» [10] .

Данная форма соучастия представляет собой более усовершенствованную модель преступного объединения, следствием чего является особо опасная угроза обществу.

Итак рассмотрев квалифицирующие признаки преступления, ответственность за которые предусмотрена ст.251 ч.2,ч.3 УК РК, можно сделать следующие выводы. Такие признаки как группа лиц по предварительному сговору, неоднократность и организованная группа представляют собой отягчающие обстоятельства, при которых совершается преступление. Такие формы соучастия как группа лиц с предварительным сговором и организованная группа, являют собой объединение двух и более лиц в совершении преступления, что облегчает его доведение до положительного результата. Предварительный сговор таких групп, говорит заранее обдуманном умысле на совершение преступлений, а наличие руководителя дает понять о скоординированности действий и строгой дисциплине.

Неоднократность, объясняет нам то, что лицо не перевоспиталось (эту цель предполагает наказание), и не исправилось и то обстоятельство, когда лицо вновь стало на преступный путь, дает понять, что такое деяние создает угрозу для общества, его безопасности и порядка.

В заключении, следует добавить, что выше указанные квалифицирующие признаки, не применительны к кинжалам, финским ножам или другому холодному оружию. На наш взгляд такое отсутствие квалифицирующих признаков, как группа лиц по предварительному сговору, неоднократность и организованная группа в ч.4 ст.251 УК РК кажется неправильным, т.к. перечисленное в части 4 оружие также при наличии указанных в части 2 и 3 признаков может представлять одинаковую особо опасную общественную опасность как владении огнестрельным оружием, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.


2. ПОНЯТИЕ ОРУЖИЯ, БОЕВЫХ ПРИПАСОВ, ВЗРЫВЧАТЫХВЕЩЕСТВ И ВЗЫРЫВНЫХ УСТРОЙСТВ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

2.1 Понятие боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств, огнестрельного и холодного оружия и классификация

Ныне действующее законодательство Республики Казахстан устанавливает ответственность за ряд преступлений, совершаемых с применением оружия.

В связи с этим возникает проблема в классификации и определении типа и вида, какого либо оружия.

Хотя следует отметить, что научные работники в исследовании данной проблемы достигли неплохих результатов. Однако, многие аспекты этой проблемы остаются спорными. Это в какой – то мере относится к понятию оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Такое внимание обусловлено тем, что наличие у субъекта преступления данных либо их применение является обязательным или квалифицирующим признаком целого ряда преступлений, в связи, с чем важное значение приобретает точное определение соответствующих понятий в законодательной базе и в теории уголовного права.

Итак, попробуем раскрыть понятие огнестрельного оружия.

Для начала обратимся к юридическому словарю, где под огнестрельным оружием понимаются винтовки, автоматы, пистолеты, карабины (т.наз. ручное оружие), пулеметы, минометы и т.п. Оружие станкового типа, как заводского изготовления, так и самодельное

Конечно же, такое определение никак не может быть полным и содержательным, по крайней мере применительно к уголовно – правовым нормам. В настоящее время существует ряд различных устройств, стрельба из которых осуществляется посредством воспламенения пороха или иных взрывчатых веществ, например, сигнальные ракетницы, стартовые пистолеты и другие, которые, однако, не могут быть отнесены к огнестрельному оружию.

Следует отметить, что на определенной позиции при освещении этого вопроса в теории уголовного права стоят такие авторы как Л.Ф.Соколов, Б.А.Куринов, В.П.Тихий, В.О.Малков.

Взглянем на мнение Л.Ф.Соколова, который считает, что: «Огнестрельным оружием, как стреляющий предмет может быть признан лишь при условии, если воспламенение пороха или других взрывчатых веществ он выбрасывает в определенном направлении со значительной силой твердое тело (пулю, дробь, картечь и т.п.)» [11] .

Но на наш взгляд в этом определении отсутствует четкая граница в понятии «твердое тело ». Ведь к твердым телам могут относится такое множество предметов, которые и не имеют никакого отношения к криминалистики. Более завершенным определением можно считать мнение В.А.Куринова – «Под огнестрельным оружием следует понимать все виды оружия, поражающие свойства которого производятся снарядом, получающим ускорение силой пороховых газов: винтовки, карабины, пистолет – пулемет, артиллерийские орудия, минометы, нарезные охотничьи ружья, малокалиберное спортивное оружие и т.п.» [12] .

Подробного рода определения дают и другие авторы в своих работах [13] .

Действительно, эти определения содержат основные признаки огнестрельного оружия, тем не менее хотелось бы более конкретезировоного определения, такого какое зачастую требуется для криминалистической оценки оружия.

При изучении, Закона РК «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия», можно выделить основной признак огнестрельного оружия – его предназначение для механического поражения цели [14] .

Аналогичное определение мы раскрываем в федеральном законе Российской Федерации «Об оружии» [15] .

Но на наш взгляд, такая формулировка не пригодна для применения уголовно – правовых норм, т.к. требуется установить конкретную цель применения огнестрельного оружия. Обратим внимание на более убедительное определение в отношении цели применения оружия Рустамбаева М.Х.: «Основным признаком огнестрельного оружия является его предназначенность для поражения живой цели и спортивных мероприятий, связанных с производством выстрела и поражением цели» [16].

По этому признаку можно разграничить понятие огнестрельного оружия от предметов, которыми могут быть причинены телесные повреждения и даже смерть, если они не предназначены Рустамбаев М.Х. Ответственность за незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление и сбыт оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ. – Ташкент., – 1985 г. с – 7. для такой цели при их изготовлении, если даже для производства выстрела в них была использована сила пороховых газов.

К числу этих предметов следует отнести, например, сигнальные, стартовые, строительные пистолеты, ракетницы и иные имитационно –пиротехнические и осветительные средства. Перечисленные выше предметы имеют иное, хозяйственно – бытовое либо производственное предназначение, что исключает отнесение их к оружию.

Но нам кажется, что следовало бы отнести к перечисленным целям у Рустамбаева М.Х., такие как виды огнестрельного оружия предназначенные для поражения техники и сооружений, например, артиллерийское орудие, минометы и т.п.

Следовательно, более полным и содержательным определением целей поражения огнестрельным оружием будет: «.... устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой цели, техники,...» [17].

Следующим существенным признаком огнестрельного оружия, исходя из определенных ранее названных автором, является выброс снаряда (пули) в определенном направлении энергии пороховых газов. Данный признак охватывает все существующие виды и системы огнестрельного оружия. Эти признаки отсутствуют у ряда стреляющих устройств, не являющихся оружием, таких как например, как строительные, стартовые, газовые пистолеты, пневматические оружья.

Так, в пневматическом ружье выброс пули из канала ствола производится за счет энергии сжатого воздуха. В стартовых и газовых пистолетах вообще не происходит выброса снаряда, в данном случае пороховой заряд здесь требуется для возникновения звука в первом случае и выброса определенной дозы газа во втором случае. Лишь при выстреле из строительного пистолета происходит выброс специальных гвоздей (дюбелей), но не снаряда (пули), эти пистолеты предназначены исключительно для производственно – строительных работ (например: для пробивания твердой поверхности).

Для признания предмета огнестрельным оружием в судебно – следственной практике не имеет значения способ (заводской или кустарный) его изготовления. В практике нередко встречаются уголовные дела о преступлениях, совершенных с применением огнестрельного оружия.

Так при проведении оперативно – розыскных мероприятий был задержан гр. Б. У которого изъят револьвер самодельного изготовления и четыре патрона калибра 5,6. Баллистическая экспертиза признала револьвер, изъятый у гр. Б., самодельным короткоствольным, гладкоствольным оружием, предназначенным для стрельбы патронами калибра 5,6 и пригодным для использования (ст.251 ч.1 УК РК) т.е. стрельбы. Гр. Б осужден по ст.202 ч.1 УК Каз ССР за ношение огнестрельного оружия.

Для признания таких предметов огнестрельным оружием, решающее значение имеет их убойная сила, т.е. наличие определенной дульной энергии, которая бы выполнила основную цель огнестрельного оружия – поражение живой цели.

Смерть может наступить, по мнению Рустамбаева М.Х. от производства выстрела, в результате которого дульная энергия снаряда (пули) достигает 2 кг/м.1 В связи с этим нам представляется правильным определение, что в каждом отдельном случае следует устанавливать «определенный рубеж дульной энергии снаряда (пули), ниже которого стреляющий предмет не может быть признан огнестрельным оружием, т.к. будет способствовать безошибочной квалификации незаконного обладания огнестрельного оружия по предмету преступления» [18] .

По классификации огнестрельное оружие очень разнообразно (по назначению, калибру, устройству, способу изготовления и др.). В отношении способа изготовления, а именно заводского оружия обычно не возникает сомнений и не приходится, как правило, прибегать к судебно – баллистической экспертизе. Но в случаях, когда судебно – следственные органы сталкиваются с оружием кустарного или самодельного производства, здесь нередко и возникают трудности при решении этого вопроса. Так, А.И. Кардава, применительно к хищению огнестрельного не признает таковым предмет, если он изготавливался кустарным способом, в связи с чем, не находится на государственном учете и контроле.

Но по нашему мнению эта точка зрения никак не может являться верной.

Данный признак не может считаться определяющим, т.к. он не влияет на сущность и характерные признаки огнестрельного оружия. Повышенная общественная опасность преступления не меняется из-за такого признака как, способ изготовления оружия.

«... огнестрельное оружие может быть как заводского производства, так и самодельного» [19] .

Нам так же предоставляется, что изготовленные кустарным способом предметы, которые являются экспонатами музейных ценностей, если он пригодны для производства выстрела и обладают убойной силой снаряда (пули), должны быть признаны огнестрельным оружием.

Другими словами, всякое устройство из которого можно произвести выстрел способный нанести вред здоровью (жизни) должно признаваться в уголовно – правовом смысле огнестрельным оружием. В некоторых случаях виновные для совершения преступления используют только ствол оружия, прочную трубку, либо другой аналогичный предмет, приспосабливаемый ими для выстрела.

Любое оружие, даже если оно после первого выстрела разрушается, может быть использовано для совершения преступления, вплоть до убийства, стать причиной несчастных случаев, а что самое главное – это умысел виновного, который уже при изготовлении оружия был направлен на применение оружия для поражения живой цели, т.е. совершения преступления.

Заметим, что для состава многих преступлений, где оружие выступает в качестве предмета, вообще не требуется его использование. Примером служат преступления, предусмотренные ст. ст. 237, 251, 252, 255 УК РК. Так изучение уголовных дел о бандитизме, проведенные Дубининой М., показало, что в 75,5% случаев банда была вооружена огнестрельным оружием заводского изготовления, в 24,5% – кустарным [20] .

Здесь мы видим из приведенных статистических данных нельзя не дооценивать оружие изготовленное кустарным способом.

Далее в определении понятия огнестрельного оружия, нам следовало бы решить вопрос об отношении к нему гладкоствольного охотничьего оружия. Здесь следует учесть что немаловажным условием квалификации деяния по ст. 251. УК РК является наличие у виновного такого оружия, на которое распространяется специальный правовой режим. Предметом данного преступления не может быть признано гладкоствольное охотничье оружие, незаконное приобретение и хранение которого может повлечь за собой только административную ответственность.

Охотничье гладкоствольное оружие как оружие, поражающее действие которого производится снарядом, выталкиваемым из гладкоствольного ствола энергией пороховых газов и предназначенное для любительской и промысловой охоты. Данная формулировка представляется вполне убедительной, т.к. четко обозначена цель и принцип производства выстрела из оружия.

Однако обрез, изготовленный из охотничьего ружья, признается огнестрельным оружием, и уже влечет за собой уголовную ответственность. Подтверждая это, Малков В.Д. отмечает: что «Охотничье ружье, переделанное на обрез, утрачивает свое специальное назначение и приобретает новые качества, характерные для пистолетов, револьверов и другого подобного огнестрельного оружия» [14] .

Данный аспект находит свое отражение и в Постановление №4 Пленума Верховного Суда Республики Казахстан от 21 июля 1999 года: «Изготовление обреза из охотничьего ружья, т.е. изменение его свойства по прямому назначению с переделки охотничье гладкоствольное ружье теряет свое первоначальное мирное назначение, в нем уже преобладают боевые свойства, позволяющие использовать его (обрез) только для поражения живой цели с близкого расстояния, для охоты обрез совершенно не пригоден, что подтверждается анализом судебных – криминалистических экспертиз, проведенным Малковым В.Д. На основании данных экспертиз, он сделал вывод, что на расстоянии 5-10 метров вести из об приданием качеств боевого огнестрельного оружия...» [17] .

В результате реза прицельную стрельбу практически невозможно, в силу чего он совершенно не пригоден для охоты.

Итак, с учетом изложенного огнестрельным оружием должно признаваться всякое средство или предмет, обладающее убойной силой, предназначенное для поражения живой цели, техники, в котором выталкивание (выброс) снаряда или пули производится энергией пороховых газов.

Наличие или применение холодного оружия является обязательным признаком ряда преступных деяний, ответственность за которые устанавливает уголовный кодекс. Таковыми, например, являются преступления как, бандитизм ст.237 УК РК, незаконные ношение или сбыт кинжалов, финских ножей или другого холодного оружия ст.251 ч.4 и др.

Между тем, в действующем законодательстве и в теории уголовного права отсутствует четкое определение холодного оружия и критериев, позволяющих отнести те или иные предметы к таковому. В связи с этим, нередко возникает необходимость в получении по этому вопросу заключение экспертов – криминалистов, которые так же далеко не всегда имеют возможность руководствоваться достаточно четкими критериями. Недостаточная разработка вопроса, касающегося холодного оружия, отсутствие официального руководства по установлению его признаков нередко приводит к различного рода ошибкам. В одних случаях остаются безнаказанными лица, действия которых представляют общественную опасность, в других случаях, необоснованно привлекаются к уголовной ответственности лица, в действиях которых отсутствует состав преступления, т.к. изъятые у них предметы в действительности не являются холодным оружием. Наконец, необоснованное признание или непризнанием холодным оружием того или иного предмета нередко являются причиной ошибочной квалификации деяний, совершенных с его применением. В связи с этим, на наш взгляд актуальной проблемой остается выработка критериев, позволяющих ограничить холодное оружие от колющих, рубящих, режущих, раздробляющих предметов хозяйственно – бытового назначения.

На наш взгляд холодным оружием, о котором идет речь в ряде статей УК РК на наш взгляд, должны признаваться предметы, специально предназначенные для поражения живой цели путем непосредственного соприкосновения с телом потерпевшего. Так, из определения Б.А.Блиндера вытекает, что «Холодным оружием являются предметы, предназначенные для поражения живой цели при непосредственном соприкосновении этих предметов с поверхность тела» [21] .

Справедливо мнение ряда авторов, которые замечают, что нельзя смешивать такие понятия как «Назначение предмета и использование предмета. Известно, любой предмет имеет определенное, только ему свойственное назначение, но использован он может быть по разному» [22] .

Таким образом, предназначенность для поражения живой цели на наш взгляд является основным критерием для признания предмета холодным оружием. В ряде случаев это обстоятельство вытекает из того, что данный предмет используется только как боевое оружие, как например сабли, штыки, шашки, кинжалы, кистени, кастеты и т.д. Все эти перечисленные предметы в силу присущему им качеств предназначены для нанесения вреда здоровью и жизни людей. Так же холодным оружием могут признаваться и иные предметы, порой не имеющие специального назначения, если они обладают определенными признаками, которые свидетельствуют об их предназначенности исключительно для поражения живой цели. Так М. и А. Виновные в совершении хулиганских действий в отношении С., которые применили при этом струну от гитары, предварительно приспособив ее для нанесения вреда здоровью путем соприкосновения ее с телом потерпевшего, небольшие по размерам габариты позволили виновным носить струну незаметно. Согласно акта криминалистической экспертизы данный предмет признан холодным оружием режущего действия. М. и А. осуждены по ст.257 ч.3 и ст. 251 ч.4 УК РК [23] .

Большое количество преступлений совершаются с использованием ножей кустарного производства, отнесение которых к разряду холодного оружия, также вызывает определенные трудности. Обратимся к статистике, судебная практика изученная мною в архиве Сарыаркиского районного суда г.Астана показывает, что в период с 1994 по1997г.г. из числа лиц осужденных по ст.202 ч.3 УК Каз.ССР в 63,5% случаев виновные были осуждены за деяния с использованием ножей, из них 42,3% с использованием ножей кустарного производства, а 21,2% – заводского изготовления.

В связи с этим, в свое время судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР разъяснила: «Закон... прямо называет кинжалы и финские ножи потому, что их принадлежность к холодному оружию не вызывает сомнения ввиду заранее известных признаков, определяющих их основное назначение – быть использованными в качестве оружия. Но если и другие виды ножей, равно как и другие предметы, имеют аналогичные конструктивные признаки, предопределяющие их основное назначение быть использованными в качестве оружия, то Закон тоже предусматривает уголовную ответственность и за их ношение» [24] .

В этой формулировке мы видим решение актуальной проблемы в работе судебных и следственных органов с преступлениями, связанных с использованием ножей.

Однако, трудности при отнесении предметов к холодному оружию возникают порой, когда внешние формы и свойства исследуемого предмета не позволяют со всей категоричностью сделать вывод, что он специально изготовлен для поражения живой цели. Эксперты – криминалисты в таких случаях делают вывод о признании предмета холодным оружием на основании таких признаков, как наличие лезвия, острия, рукоятки, клинка, обуха, скоса обуха и т.п., что само по себе далеко не всегда может служить достаточным основанием для признания предмета холодным оружием.

Хотелось бы заметить, что в большинстве уголовных дел о преступлениях с использованием холодного оружия, на вопрос следователя эксперту – криминалисту: «Относится ли, данный предмет к холодному оружию ? », последний просто, как по шаблону описывал представленные предметы, не указывая, какие именно признаки присущие данному предмету, позволили сделать вывод о признании его холодным оружием.

Итак, чтобы признать или не признать предмет холодным оружием, судебно – следственные органы должны это сделать на основании совокупности обстоятельств дела, заключения экспертизы, а так же субъективной оценки виновным данного предмета как оружия, т.е. сознания им того, что этот предмет является холодным оружием.

В различных источниках содержатся многочисленные определения холодного оружия, в которых сделана попытка более четко ограничить оружие от иных предметов, сходных по ряду конструктивных признаков с холодным оружием, обеспечить правильную квалификацию преступлений, обязательным или факультативным признаком которых является наличие у лица или использовании им холодного оружия. «Холодным оружием называется предмет, не имеющий прямого производственного или хозяйственно – бытового назначения, специально изготовленный или приспособленный для нанесения им телесных повреждений при нападении и активной обороне; соответствующий этим целям по конструктивным особенностям своих частей, их размерам и свойством материалов (прочность, твердость, упругость); по способу действия являющийся рубящим, колющим, режущим, колюще – режущим, ударным или смешанного типа» [25,26,27] .

Данное определение, нам представляется правильным, раскрывает понятие холодного оружия с разных критериев (предназначение, цель применения, размер, свойство материалов), дает краткую классификацию оружия, а также позволяет ограничить его от предметов, не являющихся холодным оружием.

Во многих других определениях, приведенных некоторыми учеными содержится указание на отдельные признаки холодного оружия, которые должны учитываться при решении вопроса об отнесении предмета к таковому [28,11] .

Мы считаем, что при решении судебно – следственными органами вопроса об отнесении предмета к холодному оружию они должны исходить, прежде всего из предназначенности соответствующего предмета, с учетом того, что для признания предмета холодным оружием он должен быть предназначен исключительно для поражения живой цели. Верховный Суд РСФСР в этой связи разъяснил: «Изготовление, хранение самодельного ножа, предназначенного для хозяйственных надобностей, не дает основания для применения ст.218 ч.2 УК РСФСР (ст.252 УК РК, хранение холодного оружия ныне декриминализировано), хотя бы изготовленный нож по типу своему Соглашаясь с такой формулировкой, мы учитываем конструктивные особенности предмета, такие как наличие характерного лезвия и твердой поверхности металла, достаточно для нанесения телесных повреждений. Производным от этих признаков является правовой признак распространения на данный предмет правил разрешительной системы. Игнорирование любого из этих признаков может привести к ошибкам в квалификации действий лица. Так, гр. Т. походил на финский ».

Сарыаркинским районным судом г.Астаны в 1997 году был осужден по ст. 202 ч. 3 УК Каз ССР. Из материалов дела следует, что гр. Т. изготовил в собственном гараже нож, который он намеривался использовать в хозяйственных целях. То обстоятельство, что нож внешне был схож с кинжалом, Т. объяснил тем, что хотел сделать красивую вещь. Родственники, друзья и соседи подтвердили, что данный нож они видели у гр. Т. и им пользовались исключительно для бытовых нужд. Областной суд, рассмотревший дело по протесту прокурора оправдал гр. Т. т.к. нож, изготовленных Т. предназначался исключительно для хозяйственно бытовых нужд, и в силу этого обстоятельства не мог быть признан холодным оружием [23] .

Исторически сложились и приняли определенную форму различные виды холодного оружия. В зависимости от способа и характера нанесения удара, по мнению Рустамбаева М.Х. представляется следующая классификация холодного оружия: «Существует холодной оружие клинковое и ударно – раздробляющего действия, холодное оружие с длинным клинком для нанесения ударов с дальнего оружие с коротким клинком предназначено для нанесения удара с близкого расстояния, для удобства незаметного ношения и внезапного использования. Холодное оружие с длинным клинком в свою очередь подразделяется на холодное оружие с прямым клинком (мечи, шпаги, палаши) и изогнутым (сабли, шашки, ятаганы). К холодному оружию с коротким клинком относятся кортики, кинжалы, ножи, штыки, стилеты. Разновидностями ударно – раздробляющего оружия являются кастеты, наладонники, кистени, дубинки, булавы» [18] .

Данная расстояния и с целью обезопасить себя от ответного удара. Холодное классификация по нашему мнению является правильной и позволяет уяснить понятие холодного оружия, как явление разновидное.

Характерно, что холодное оружие ударно – раздробляющего типа специфично тем, что оно в отличие от клинкового оружия не может быть использовано для хозяйственно – бытовых или производственных целей. По своим конструктивным признакам оно предназначено исключительно для причинения вреда здоровью. Пленум Верховного Суда СССР указал, что такой предмет, как свинцовые перчатки предназначенные исключительно для причинения телесных повреждений, они должны рассматриваться как холодное оружие изготовление, хранение, сбыт и ношение которого... должны квалифицироваться по ст. 182 ч.4 УК РСФСР (ст. 251 ч.4 УК РК (частично), ст.252 ч.4 УК РК) [29] .

Указание Пленума представляется правильным, поскольку иное предназначение свинцовым перчаткам, чем причинение вреда здоровью не имеет смысла.

Итак, решение такого важного вопроса как определение предмета, как холодного оружия и его классификация, является необходимым условием для правильного применения ст.251 ч.4 и рода других статей УК РК.

В литературе уголовно правового характера, не уделяется должного внимания преступлениям, предметом которых являются боевые припасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства, хотя данные преступления по степени общественной опасности являются значительными.

Это, в частности относится к понятию боевых припасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Внимание к ним обусловлено необходимостью правильной квалификации преступлений.

Следует отметить рост преступности в данной области, это подтверждает так же статистика по Акмолинской области где в период с 1994 по 1997г.г. данные преступления имеющие своим предметом боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства, совершаются с ростом на 1,5 раза больше, чем в предшествующем году [23] .

Наиболее распространенной точкой зрения в теории уголовного права, относительно понятия боеприпасов считается та, в которой авторы рассматривают боеприпасы, как «предметы предназначенные для производства выстрела из артиллерийских орудий и стрелкового оружия всех видов, а так же бомбометания », а так же как «предметы, предназначенные для производства выстрела из артиллерийского оружия всех видов, а так же для бомбометания в целях нанесения поражения живой цели противника или разрушения ряда сооружений и укреплений ».

К примерно такой же формулировки относительно боевых припасов придерживаются и другие авторы.

С нашей точки зрения это определение достаточно полное и содержательное, т.к. вполне аргументировано раскрыто понятие предметов, относящихся к боевым припасам. В дополнении этого в Постановлении Пленума Верховного Суда РК за № 4 от 21 июля 1995 г. перечисляются указанные предметы: «Под боевыми припасами понимаются: боевые части ракет, бомбы, мины, реактивные снаряды, артиллерийские, минометные, гранатометные выстрелы, ручные и реактивные гранаты и запалы к ним, патроны стрелкового оружия, взрыв пакеты, детонаторы, сигнальные, осветительные, имитационные средства и иные изделия и взрывчатые устройства в сборе, снаряженные взрывчатым веществом и предназначенные для стрельбы из огнестрельного оружия соответствующего вида или производства взрыва ».

Хотя с введением на территории Республики Казахстан нового Уголовного кодекса, а в частности понятия взрывные устройства, то некоторые предметы, ранее относившиеся к боевым припасам, как бы «отошли» к понятию – «взрывные устройства », но об этом будет речь идти далее в работе.

Изучая, данный вопрос, Герасимов В.Н., ставит назревшую проблему: «Анализ судебной практики свидетельствует о нередко

возникающих трудностях при квалификации незаконного владения боевыми припасами к гладкоствольному охотничьему оружию ». Разрешая эту проблему Пленум Верховного Суда РК разъяснил: «По смыслу закона ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт боевых припасов к гладкоствольному охотничьему оружию ношение образует состава преступления, предусмотренного ст.202 ч.1 УК Каз. ССР (ныне ст.251 ч.1 УК РК). На наш взгляд, такое решение вопроса вытекает из того, что согласно ст. 251 ч.1 УК РК уголовно ненаказуемо незаконное владение охотничьим гладкоствольным оружием, а следовательно ношение наказуемо совершение тех же действий в отношении боевых припасов к такому оружию.

Рассматривая вопрос о боеприпасах и сравнивая с понятием огнестрельного оружия, мы обнаружили, что в целом, боеприпасы обладают совокупностью признаков, характерных для огнестрельного оружия. Это, во первых, их предназначенность исключительно для поражения живой цели и техники, разрушений зданий и сооружений и т.д.; во – вторых распространение на них действия разрешительной системы.

На наш взгляд, Герасимов В.Н. правильно определил классификацию боеприпасов: «Боевые припасы к артиллерийскому и стрелковому оружию (снаряды, патроны); патроны к мелкокалиберному, нарезному и гладкоствольному охотничьему оружию, к самодельному оружию; боеприпасы взрывного действия (мины, бомбы, гранаты и кроме того она совпадает с перечисленными в Постановлении Пленума Верховного Суда РК за №4 от 21.06.95г. предметами отнесенными к боевым припасам [30] .

Исходя из основного признака боевых припасов, мы отмечаем, что ношение могут рассматриваться в качестве предмета преступления, предусмотренного ст.251 УК РК учебные гранаты, мины, холостые патроны, предназначенные для учебных целей т.к. они не содержат т.п.)» взрывчатых веществ, следовательно не предназначены для поражения живой цели, техники и сооружений, и таким образом не создают угрозы для общества.

В отношении понятия взрывчатых веществ, на определенной позиции стоят авторы, утверждающие, что это: «соединения или смеси, способные к быстрому самораспространяющему химическому превращению (взрыву)», «... к взрывчатым веществам относятся естественные или искусственные вещества, обладающие способностью взрываться под воздействием внешних факторов и попадающие под действие разрешительной системы» [18] .

Такого же мнения придерживаются и современные российские ученые: «К взрывным веществам относятся порох, динамит, тротил и другие химические соединения или смеси, обладающие способностью к взрыву в результате зажигания, удара или детонации, изготовленные фабричным или самодельным путем» [8] .

Последнее определение более совершенно, и нам видится более убедительной, т. к. появление понятия взрывчатых веществ связано с бурным развитием химической промышленности, что является неоспоримым фактом. В уголовно – правовом смысле соответствует Постановлению Верховного Суда РК за № 4 от 21 июля 1995 г., где сказано, что это химические вещества и смеси, обладающие способность к взрывным реакциям, на приобретение и хранение которых требуется специальное разрешение.

В связи с развитием научно – технического прогресса и химической индустрии на данный момент существуют множество разновидностей взрывчатых веществ: к выше перечисленным пороху, динамиту и тротилу добавим пироксинин, нитрогликоль, нитроглицерин, аммонит, аммонал, пироксилин и др.

При изучении уголовных дел по г. Астана, о преступлениях, предусмотренных ст.251 УК РК, было установлено, что 7% из числа осужденных были признаны виновными только за хранение взрывчатых веществ. В основном, это были – динамит, порох, который как утверждали виновные, они хотели использовать для глушения рыбы.

Так, например, Т. осужден по ст.251 ч.1УК РК за незаконное хранение 5 килограммов динамита, который был найден им, как он утверждал, на берегу реки и он намеревался использовать его чтобы «глушить рыбу ».

В уголовном кодексе вообще и в ст. 251 УК РК, появился новый термин, как взрывные устройства, которые являются предметом преступления, предусмотренной данной статьей взрывными устройствами понимают механизмы предназначенные для взрыва, срабатывания боеприпаса при определенных внешних воздействиях или в требуемый момент.

Под механизмами на наш взгляд понимается совокупность средств позволяющих обеспечить срабатывание боеприпаса при каком Российские авторы комментария к уголовному кодексу РФ под– либо воздействии человеком или в требуемый момент. Это достигается например путем передачи радиоволн на приемник установленный непосредственно на боеприпасе, детонаторе и др. Или же боеприпас может быть снабжен часовым механизмом срабатываемый в требуемое время (сюда также можно отнести примеры взрывных устройств срабатываемые от прикосновения, поворота ключа зажигания и т.д.)

Введение данного предмета в перечень особо опасных предметов преступления, предусмотренного ст.251 УК РК, не является случайностью, т.к. развитие научно – технического прогресса позволяет преступным элементам, все более широко использовать взрывные устройства при совершении более тяжких преступлениях как убийство по найму (ст.96 ч.2 п.з. УК РК), терроризм (ст.233 УК РК) и т. д. Введение понятия «взрывные устройства» позволяет так же более правильно квалифицировать деяния виновного.

2.2 Владение и применение оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств – их правовой режим

В целях обеспечения общественной безопасности, предотвращения совершения преступлений с использованием оружия, а равно несчастных случаях явившихся следствием данных преступлений, государством установлена разрешительная система на производство, реализацию, приобретение, хранение, ношение, перевозку и передачу оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Разрешительная система, регулируя порядок содержания оружия, играет большую роль в деле предупреждения преступлений, совершенных с применением оружия, обеспечивая эффективность борьбы с ними, профилактику несчастных случаев, причиняющих нередко значительный вред жизни и здоровью граждан, а также чужому имуществу.

Что же такое разрешительная система?

Разрешительная система – это установленный законодательством Республики Казахстан порядок производства, реализации, приобретения, хранения, ношения, передачи, перевозки и использования оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, в соответствии с которым совершение любого из перечисленных действий, допускается только при наличии соответствующих разрешений или лицензий, выдаваемых органами внутренних дел или органами уполномоченными Правительством Республики Казахстан.

Естественно, общие правила разрешительной системы не распространяются на воинские части, органы и подразделения Министерства обороны, Республиканской Гвардии, службы охраны Президента, Министерства внутренних дел, Главного таможенного управления, Министерства финансов РК, Комитета национальной безопасности, Прокуратуры РК и других должностных групп относящихся к высшей и первой категории государственных служащих которые приобретают и хранят оружие и боеприпасы в порядке, определенном Правительством Республики Казахстан и нормативными актами этих ведомств[31] .

Всеми другими организациями, учреждениями, предприятиями,

учебными заведениями, оружие и боеприпасы могут приобретаться в строго установленном порядке и для определенных нужд, как например охраны учреждений, организаций, предприятий, имущества, для военной подготовки учащихся, проведения спортивных мероприятий и т.п. В некоторых случаях, лица могут награждаться оружием в знак долголетней, безупречной службы, за боевые заслуги перед Родиной и т.д.

Хотелось бы по подробней остановиться на владении оружием на основании награды. Наградное оружие, изъятое из оборота, регистрируется в органах внутренних дел. Тем самым лицо приобретает право на ношение, хранение, перевозку, однако оно (оружие) является собственностью государства, о чем вносится запись в удостоверение, выдаваемом владельцу наградного оружия. Поэтому лицо, имея разрешение на ношение, хранение и перевозку оружия, тем не менее, не имеет права его передавать во владение другим лицам, продавать, обменивать, т.е. другими словами оружие ни при каких обстоятельствах не должно выходить из обладания лица, которому выдано соответствующее разрешение. В случае смерти владельца наградного оружия, оно вместе с разрешением на его хранение, ношение и перевозку изымается органами внутренних дел.

В Республике Казахстан все оружие разделяется на три группы: воинское, служебно – штатное и так называемое гражданское. Именно последний тип оружия может иметь в своем распоряжении совершеннолетний граждан Республики при условии соблюдений им определенных требований, условия которых изложены в Законе РК «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия ». Прежде всего, следует отметить, что к гражданскому оружию согласно закону относятся газовые пистолеты и револьверы, аэрозольные устройства (баллончики), охотничье и спортивное оружие. Однако на территории Казахстан запрещается: 1. Использование в качестве гражданского оружия: а) охотничьего огнестрельного оружия общей длиной менее 800 мм, а также имеющего конструкцию, которая позволяет его складывать, разбирать и при этом не теряется возможность производства выстрела; б) огнестрельного оружия, которое имеет форму, имитирующую другие предметы; в) кистеней, кастетов и других предметов ударно – дробящего действия; г) боеприпасов с пулями бронебойного, зажигательного или разрывного действия; д) оружия, поражающее действие которого основано на использование электрической энергии; е) газового оружия, снаряженного нервно-паралитическими, отравляющими и другими сильнодействующими веществами. 2. Хранение и использование вне спортивных объектов и приобретение гражданами пневматического оружия калибром 4,5 мм, а также огнестрельного и холодного оружия.3. Установка на гражданское оружие приспособлений для бесшумной стрельбы и ночных прицелов. 4. Пересылка оружия. 5. Ношение оружия без разрешения (лицензии) в качестве принадлежности к национальному костюму». Данные ограничения установлены законодательством на оборот гражданского оружия в целях предотвращения совершения тяжких преступлений с применением таковых.

Хотелось, бы поподробней осветить вопрос об условиях приобретения, ношения, хранения оружия гражданами.

Так, для приобретения газового оружия (к таковым, кстати, не относятся аэрозольные устройства) следует получить специальное разрешение. Для чего в органы внутренних дел предоставляются справки наркологического и психоневрологического диспансеров и справка о сдаче зачета по знанию мат. части и правил применения оружия. После приобретения газового оружия необходимо в двухнедельный срок зарегистрировать в органах внутренних дел по месту жительства, а также оформить разрешение на его хранение и ношение.

Охотничье огнестрельное оружие с нарезным стволом имеют право приобретать только охотники – промысловики, либо те любители, которые ежегодно участвуют в товарных отстрелах диких животных. Для приобретения гладкоствольного охотничьего оружия также получает специальное разрешение в органах внутренних дел, которое действительно в течение трех лет. Срок действия разрешения на хранение и ношение оружия следует продлевать каждые три года.

Согласно ст.19 Закона РК «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия », не выдается разрешение на приобретение, хранение и ношение оружия, а выданное ранее аннулируется, если лиц: не представило медицинского заключения об отсутствии противопоказаний к владению оружием, связанных с нарушением зрения, психическим заболеванием, алкоголизмом или наркоманией; имеет не погашенную или не снятую в установленном законом порядке судимость за нарушение умышленного преступления; не имеет постоянного жительства; не имеет надлежащих условий для хранения оружия (отсутствует сейф или металлический шкаф или иное сооружение, исключающее доступ к оружию посторонних лиц); не представило в органы внутренних дел документы, подтверждающие прохождение проверки знания правил безопасного обращения с оружием. Из этого следует, что если лицо желающее приобрести, хранить или носить оружие, не попадает ни под одно из перечисленных пунктов, то оно имеет полное право владением оружия.

Изготовление оружия, по закону является прерогативой только предприятия, имеющего лицензию на производство оружия.

Продажа оружия и боевых припасов осуществляется предприятиями имеющими лицензию (разрешение) на производство или продажу (ст.10 вышеуказанного Закона).

Право собственности лиц, владеющих на основании соответствующего разрешения органов внутренних дел оружием, а так же боевых припасов существенно ограничено, а именно – им разрешено продавать либо передавать оружие во временное пользование другим лицам.

Таким образом, для всех видов оружия установлена единая разрешительная система, однако, представляется правильным нам отметить некоторые особенности в правовом режиме отдельных видов оружия.

Так, если боевое огнестрельное оружие и холодное оружие вообще изъято из гражданского оборота и незаконное владение ими во всех случаях (кроме приобретения, передачи, хранения, перевозки холодного оружия) влечет уголовную ответственность, то нарезное охотничье оружие и боеприпасы к ним могут в некоторых случаях приобретаться гражданами по специальному разрешению. Что же касается незаконного владения охотничьим гладкоствольным, газовым и соответствующими боеприпасами к ним, то оно не влечет за собой уголовной ответственности. (ст.251 УК РК)

Некоторые виды взрывчатых веществ, как например, порох, могут приобретаться гражданами в специализированных магазинах с разрешения органами внутренних дел при предъявлении охотничьего билета.

Инструкции Госгортехнадзора СССР «О порядке хранения, использования, учета взрывных материалов», «О порядке получения разрешений на право производства взрывных работ; а также свидетельств на приобретение или перевозку взрывчатых материалов », устанавливают, что разрешение на приобретение или владение взрывчатыми веществами выдают органы внутренних дел в соответствии с заявками организаций, предприятий. Органы внутренних дел также регистрируют количество полученных взрывчатых веществ и осуществляют контроль за их сохранностью [32] .

Что же касается взрывных устройств, то уголовная ответственность за приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение гражданскими лицами наступает в полной мере согласно ст.251 УК РК. В иных случаях владения взрывными устройствами регулируется нормативными актами, как например порядок владения и применения взрывными устройствами на горных работах.

Правила правового режима содержания оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств являются определяющими при решении вопроса о законности владения субъекта этими предметами.


3. НЕЗАКОННОЕ ПРИОБРЕТЕНИЕ, ПЕРЕДАЧА, СБЫТ, ХРАНЕНИЯ, ПЕРЕВОЗКА ИЛИ НОШЕНИЕ ОРУЖИЯ, БОЕПРИПАСОВ, ВЗРЫВЧАТЫХ ВЕЩЕСТВ И ВЗРЫВНЫХ УСТРОЙСТВ

3.1 Объект и объективная сторона преступления

Для рассмотрения всего комплекса вопросов, относящихся к определению признаков конкретного состава преступления, для его квалификации особое значение имеет выявление и уяснения объекта посягательства, раскрытие сути и содержания общественных отношений, на которое посягает данное деяние. Общим объектом для всех преступлений являются охраняемые уголовным законом общественные отношения [33] .

Однако, это общее определение, будучи безусловно правильным по существу, этого недостаточно для решения вопросов, касающихся определения характера степени общественной опасности конкретного деяния, его квалификации. На наш взгляд, все эти вопросы могут быть правильно решены лишь при условии точного определения родового и непосредственного объекта преступлений. Под родовым объектом понимаются общественное отношение или комплекс таких отношений на которые посягает группа однородных преступлений, нормы об ответственности за которые объединены обычно в одной главе Уголовного кодекса.

Определившись с понятием родового объекта, нам необходимо определить родовой объект для деяния, предусмотренного ст. 251 УК РК.

В уголовном кодексе РК вступившем в законную силу с 1 января 1998 года, ст. 251 включена в главу 9 – Преступления против общественной безопасности и общественного порядка.

В литературе ранее высказывалось мнение, согласно которому «преступления против общественной безопасности и народного здравия» (глава УК Каз ССР) имеют единый родовой объект, каковым являются общественная безопасность, общественный порядок и народное здоровье.

Мы не согласны с такой точкой зрения т.к. вряд ли конкретные преступления, предусмотренные в этой главе (глава 9 УК РК), как посягают одновременно на общественную безопасность и общественный порядок. Анализ и изучение преступлений, входящих в эту главу, позволяет сделать вывод, согласно которому родовой объект может быть общим не для всех преступлений, входящих в ту или иную главу УК, а лишь для группы однородных преступлений. Именно таковыми являются преступления, посягающие на общественную безопасность. Общественные отношения, которые охватывают этим понятием и составляют родовой объект рассматриваемых преступлений. «Общественная безопасность, родовой объект преступлений представляет собой определенную систему общественных отношений, обеспечивающих предотвращение и устранение общественной опасности насильственного причинения вреда правоохранительным интересам в целом (безопасности граждан, чужому имуществу, а также нормальной деятельности предприятий, учреждений и организаций), гарантирующих тем самым их устойчивость и надежность ».

Таким образом, непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 251 УК РК, являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность в сфере оборота оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Эти отношения, представляют собой элемент общественной безопасности в целом. Таким образом, родовой и непосредственный объект не совпадают по объему, как не совпадает часть и целое.

Анализ состава любого преступления предполагает, прежде всего, выявление непосредственного объекта, что имеет важное значение для определения степени и характера общественной опасности преступления, его отграничения от смежных правонарушений, для правильной квалификации.

Устанавливая ответственность за нарушение порядка владения оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами, законодатель ставит своей целью, предотвращение случаев завладения этими предметами как преступными элементами, так и другими лицами, которые не имеют права на их хранение, с тем чтобы «исключить возможность совершения умышленных или осторожных преступлений с применением соответствующих предметов, несчастных случаев, и обеспечить их использование по прямому назначению и пользы общества» [34] .

Общественная опасность преступления, предусмотренного ст. 251 УК РК, определяется тем, что оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства неправомерно оказываются в руках у частных лиц и это само по себе, независимо от наступления каких-либо последствий, ставит под угрозу непосредственный объект.

Предметами преступления, предусмотренного ст. 251 УК РК, является оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства. Эти средства являются источниками повышенной опасности преступления – общественную безопасность и незаконное обладание ими создает угрозу для жизни и здоровья граждан, чужому имуществу, безопасности производства. Проведенное Стукановым А. анкетирование осужденных позволяет сделать вывод, что именно наличие оружия у преступных элементов способствует укреплению у них решимости совершить преступление, создает уверенность в успешности достижения преступной цели, облегчает его совершение и во многих случаях помогает избежать задержания. Так, на вопрос анкеты «Какую цель Вы преследовали изготовляя, сохраняя оружие ?», 24,07% осужденных указали на цель совершения других преступлений [35] .

Анализ сделанный Нарикбаевым А. уголовных дел о преступлениях, совершенных с использованием оружия, показало, что 1,28% из них были совершены с использованием автоматического оружия, 9,7% – пистолетов, 18,28% с применением другого огнестрельного оружия, в 16,14% случаев были использованы финские ножи, 54,6% – ножи, признанные холодным оружием [36] .

Из этого следует, что подавляющее число преступлений было совершено с использованием холодного оружия. Нельзя недооценивать общественной опасности этих преступлений, именно с его применением обычно совершаются наиболее опасные преступления.

В главе 2 данной работы уже было дано понятие соответствующих преступлению, предусмотренного ст.251 УК РК предметов. Отметим, что лишь оружие и другие предметы данного преступления, должны быть пригодными к использованию в соответствии с их предназначением. Приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка ил ношение неисправного или учебного оружия может влечь ответственность по 251 статье УК РК, только если будет установлено, что виновный имел реальную возможность привести его в пригодное состояние, т.е. если для этого не требовался его капитальный ремонт, замена узлов, важных деталей и т.п.

Акт человеческого поведения, совершаемого в объективном мире, имеет внешние и внутренние признаки. Внешние признаки общественного поведения образуют объективную сторону. Следовательно, в самой общей форме под объективной стороной преступления следует понимать внешнее проявление человеческого поведения, вызывающее опасные для общества изменения в окружающей действительности. Названные изменения оказывают отрицательное воздействие на общественные отношения и их участников. Вместе с тем внешнее проявление общественно опасного поведения полностью не раскрывает его внутренней сущности. Так, при двух внешне сходных случаях лишения жизни, в сознании виновного могут протекать различные по содержанию психические процессы: в одном случае виновный сознает, что совершает убийство из-за кровной мести, в другом – из хулиганских побуждений.

Конкретизируя понятия общественно-опасного деяния, уголовное законодательство в отдельных случаях ограничивает его определенным отрезком времени или указанием на способ, обстоятельство и местом совершения.

Под объективной стороной преступления следует понимать внешнее проявление конкретного общественно – опасного поведения, причинившего или способного причинить существенный вред общественным отношениям, охраняемым Уголовным законом, а также условия времени, обстановки причинения данного вреда.

Значение объективной стороны преступления в первую очередь обуславливается тем, что точное ее установление является залогом правильной квалификации общественно – опасного оружия.

Формулируя объективную сторону преступления, законодательство выделяет те или иные внешние его признаки, которые главным образом и определяют содержание, характер и степень общественной опасности деяния. Из всей массы изменчивых признаков, реально существующей объективной стороны преступления уголовно-правовая норма закрепляет некоторые «узловые» моменты. Такими признаками в одних случаях являются способы действий преступники, в других – наступивший результат, в третьих – несколько последовательных этапов преступной деятельности, в четвертых – средства применяемые преступником и т.п.

Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств – однако из опасных преступлений в группе преступлений против общественной безопасности, имеющих своим предметом различные виды оружия.

В рассматриваемом преступлении формулируется объективная сторона, где главное внимание уделяется характеристике совершаемых действий. Объективная сторона преступления, согласно диспозиции ст.251 УК РК, состоит в приобретении, передачи, сбыте, хранении, перевозке или ношении огнестрельного оружия (кроме гладкоствольного охотничьего), боевых припасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств без соответствующего разрешения(ст.251 ч.1 УК РК), а также в незаконном ношении или сбыте кинжалов, финских ножей или другого холодного оружия, за исключением, когда ношение холодного оружия связано с охотничьим промыслом (Приобретение, передача, хранение и перевозка холодного оружия в нынешнее время декриминизировано,ст.251 ч.4 УК РК).

Диспозиция рассматриваемых норм является альтернативной и поэтому для наличия состава преступления достаточно совершения любого из перечисленных действий.

Однако, по каждому делу должно быть конкретно установлено в чем выразились действия виновного.

Судебная практика Сарыаркинского районного суда г.Астана показывает, что за период с 1994 по 1997г.г. ношение огнестрельного оружия имело место в 12,2% случаев, холодного в 21,7%; изготовление огнестрельного оружия в 6,8%, холодного – 22,5%; хранение огнестрельного оружия – 5,2%, холодного – 10,3%; приобретение огнестрельного оружия – 6,2%, холодного оружия – 15,1% [23] .

Ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, является самой опасной формой рассматриваемого преступления. Его повышенная опасность состоит в том, что этими действиями создается непосредственная угроза применения оружия в целях совершения других, более тяжких преступлений, а нередко его ношение становится причиной несчастных случаев.

Так, по мнению Стуканова А. каждый десятый из осужденных применил имевшееся у него оружие при совершении злостного хулиганства, разбойного нападения, вымогательства, преступлений против жизни и здоровья граждан [35] .

Незаконное ношение – длящееся преступление, оно начинается с момента приобретения, изготовления оружия и оканчивается только с наступления каких – либо событий, которые прерывают его совершение (задержание, явка с повинной), или когда соответствующие предметы выбывают из владения виновного.

Ношение огнестрельного и холодного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств законодательством понимается как фактическое обладание данными предметами, если они находятся при виновном – не имеет значения, носил ли виновный эти предметы при себе, или же в какой – либо емкости (чемодан, ящик, портфель, сумка, багажник автомашины), носил скрытно или не принимал мер к его сокрытию, т.е. речь идет о любых ситуациях, когда предметы эти находятся при виновном, так сказать «под рукой ».

В литературе существует мнение, согласно которому ношение оружия связывается с местом нахождения виновного, т.е. ношение оружия, с этой точки зрения обязательно предполагает нахождение его при виновном вне его постоянного места жительства.

С таким категорическим утверждением трудно согласиться. Ведь возможны случаи задержания лица в квартире, во дворе, саду, когда оружие находиться при нем и способ его ношения свидетельствует о том, что лицо носит оружие при себе более или менее постоянно. Едва ли то

обстоятельство, что субъект в данный момент находится у себя исключает ответственность за ношение оружия. В процессе проведенного опроса осужденных Васенцовым А., на вопрос, где они носили оружие, были получены следующие ответы: в кармане куртки, пальто, пиджака – 79,14%, за поясами – 10,86%, в сумке, рюкзаке, портфеле – 9,7%. Остальные не отвечали на этот вопрос [37] .

Таким образом, подавляющее большинство осужденных не использовали для ношения оружия каких – либо специальных емкостей.

Под хранением огнестрельного оружия (кроме гладкоствольного охотничьего), боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств следует понимать фактическое обладание ими, в случаях, когда эти предметы находятся не при виновном, а в ином месте, например, в квартире, во дворе дома, в сарае, спрятаны в лесу и т.д., этой точки зрения придерживаются многие авторы,и нам она также видится убедительной [38, 39] .

По изученным материалам уголовных дел, по факту хранения оружия, усматривается, что большинство осужденных хранили оружие не при себе, а зачастую у знакомых, в гараже, на работе, во дворе, в саду, в доме.

Судебная практика исходит из того, что деяния квалифицируется как незаконное хранение оружия независимо от того, хранилось ли оно дома у виновного или в ином известном ему месте, было спрятано или хранилось открыто и даже использовалось в качестве предметов хозяйственно – бытового назначения.

Ответственность за хранение оружия, как уже отмечалось, не исключается и в тех случаях, когда субъект хранил его у своих знакомых. Лица, хранившие оружие по его поручению, на наш взгляд, в такой ситуации также должны нести ответственность по ст.251 УК РК.

Хранение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, также как и ношение таковых, является длящимся преступлением и заканчивается с наступлением событий, которые прерывают его совершение (добровольная сдача соответствующих предметов, обнаружение оружия, утраты его по причинам от субъекта независящим и т.п.). Время продолжительности хранения для квалификации значения не имеет.

В ныне действующем законодательстве, в частности Уголовном кодексе декриминализировано хранение холодного оружия. На наш взгляд такое изменение может привести к еще большему росту преступности. Нельзя недооценивать общественной опасности этого деяния, т.к. большинство преступлений «на бытовой почве» совершаются с применением холодного оружия, хранившегося у хозяина дома.

Под приобретением оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств законодатель понимает покупку, обмен, принятие в виде подарка и иные формы получения, т. е. Получение во владение любым способом (кроме хищения или вымогательства, т.к. хищение либо вымогательство огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств представляет собой самостоятельное преступление). Приобретение оружия может быть возмездным или безвозмездным, на время, постоянно или на определенный срок. Преступление, охватываемое ст.251 УК РК, с формальным составом и признается оконченным с момента приобретения оружия. Оно в большинстве случаев совпадает с переходом предметов вооружения во владение, когда либо носит их или изготовляет, или хранит.

Следует отметить, что в Уголовном кодексе РК 1998 г. не предусмотрена уголовная ответственность за незаконное приобретение холодного оружия, что на наш взгляд, является не правильным. Правовая система – это гибкий инструмент государства, которая должна «идти в ногу со временем ». На данный момент, когда насильственные преступления продолжают расти, государству необходимо контролировать оборот оружия и карать тех, кто совершает незаконные действия с предметами вооружения (в том числе и с холодным оружием).

Взглянем на изучение материалов судебно – следственной практики Стукановым А., которое показало, что осужденные называли различные источники приобретения оружия, боевых припасов, и взрывчатых веществ: 40,81% сообщили, что купили оружие, в том числе на базаре – 14%; на улице – 0,57%; у знакомых – 11,1%; у незнакомых лиц – 15,14%; похитили со складов (в том числе военных) – 37,12%; похитили из учреждений милиции – 0,85%; нашли – 6,85%; получили в подарок от знакомых – 9,57%; от родственников – 1.33% [35] .

Из этих данных можно сделать вывод, что в большинстве случаев, осужденные оружие купили, либо подарено знакомыми или похищено. Однако, эти версии в большинстве случаев не проверяются судом, не устанавливается истинный источник приобретения оружия, его прежние владельцы не привлекаются к уголовной ответственности, хотя они и устанавливаются. По мнению Стуканова А., только в каждом десятом случае суд устанавливал прежних владельцев этих предметов и привлекал их к уголовной ответственности.

Это обстоятельство само по себе отрицательно сказывается на борьбе с рассматриваемыми преступлениями, затрудняет устранение условий, способствующих их совершению. Приводит к тому, что остаются безнаказанными лица, виновные в незаконном сбыте этих предметов. Сбыт оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, означает передачу в любых формах в постоянное владение другим лицам, например, продажу, дарение, обмен, в уплату долга, проигрыш и т.п.

По мнению Романова А.П., безвозмездная передача оружия не должна признаваться сбытом [34] .

Однако, с такой точкой зрения трудно согласится. Ведь независимо от того, продаются или же передаются без вознаграждения перечисленные предметы, незаконное владение ими в одинаковой мере может причинить ущерб общественной безопасности.

В литературе правильно отмечается, что не является сбытом предоставление оружия во временное пользование другим лицам.

Сбыт предполагает переход права собственности к другому лицу. А под предоставлением во временное пользование, следует понимать передачу оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств другим лицам.

Сбыт и передача оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств считается окончательной с момента, когда приобретатель получает в свое владение соответствующие предметы. Так гр. Д. был задержан работниками Сарыаркинского УВД г.Астана, в момент, когда на рынке торговец фруктами А. приобрел у него револьвер за 150 долларов США. Д. и А. были осуждены по ст.251 УК РК. Д. за незаконный сбыт, А. за незаконное приобретение огнестрельного оружия.

Следует заметить, также, что в новом уголовном законодательстве появился новый термин в ст.251 УК РК как перевозка оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Ранее такое понятие было введен в Законе РК «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия» от 27 октября 1993 г., где статья 15 Закона определяет порядок перевозки и установленная законодательством ответственность, наступающая в случае нарушения порядка перевозки оружия. Ранее также, Российский законодатель в ст.222 УК РФ предусмотрел ответственность за незаконную перевозку предметов вооружения, под которой понимается действие по перемещению предметов оружия независимо от способа транспортировки (автомобилем, поездом, самолетом и т.п.) [40] .

В ст.251 ч.4 УК РК законодателем предусмотрены обстоятельства, при наличии которых ношение холодного оружия не влечет за собой уголовной ответственности. В этой части статьи содержится оговорка, согласно которой, не влечет уголовной ответственности ношение холодного оружия, иногда оно связано с охотничьим промыслом. На ношение холодного оружия в таких случаях не требуется предварительного разрешения органов внутренних дел.

Изучив судебную практику, Малков В.Д. поднимает вопрос об ответственности лиц, которым разрешено хранение, ношение определенного оружия, за изготовление, приобретение и сбыт еще и другого оружия, разрешения на хранение которого лицо не имеет.

Разрешительная система предлагает получение разрешения в отношении определенного оружия. И поэтому на наш взгляд, ношение, хранение и другие действия других предметов, не вписанных в разрешение, должны влечь за собой уголовную ответственность. Что же касается сбыта, то он является противоправным и в случаях когда он имеет место в отношении законно хранимого оружия, т.к. разрешение на хранение и ношение не означает права на сбыт.

Хотя рассматриваемое преступление может быть совершено любым из перечисленных в этом параграфе действий, уяснение и правильное определение конкретных действий, в которых нашла свое выражение его объективная сторона, является необходимым условием правильной квалификации содеянного, установления характера и степени его общественной опасности.

Важным моментом в квалификации преступления является определения границ окончательного преступления. Так, как по своей конструкции преступление имеет формальный состав, то при совершении незаконного приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношении оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств не имеет значения, наступят ли общественно–опасные последствия или нет. Перечисленные незаконные действия совершенные лицом уже являются оконченным преступлением.

3.2 Характеристика субъективной стороны преступления

Субъективная сторона конкретного преступления представляет собой психическое отношение лица к совершенному им общественно-опасному деянию и к его общественно опасным последствиям, которое характеризуется виной, мотивом, целью.

Важное значение для выявления субъективной стороны имеет установление мотива и цели. Это касается и рассматриваемого преступления: «При оценке степени общественной опасности содеянного и определении меры наказания необходимо учитывать цели и мотивы действий виновного.....».

Под мотивом преступления следует понимать то побуждение, которым руководствовалось лицо при совершении преступного деяния. Установление мотива и цели конкретного преступления имеет значение не только для его квалификации, но и для характеристики степени общественной опасности совершенного деяния, назначения соразмерного и справедливого наказания.

Субъективная сторона незаконного приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств предполагает наличие у виновного прямого умысла. При этом сознанием виновного должно охватываться, что предметы которые он приобретает, предает, сбывает, хранит, перевозит, или носит, представляют собой оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства и он совершает перечисленные выше действия не имея на то разрешения. При этом умыслом виновного должно также охватываться то, что соответствующие предметы находятся в исправном состоянии, пригодны к применению или могут быть легко приведены в пригодное для применения состояние. Практическую важность, на наш взгляд, представляет вопрос о влияние на ответственность виновного о заблуждении относительно характера предметов, которые хранит, носит и т.д. и относительно их правового режима.

В ходе проведенного Стукановым А. анкетирования осужденных, многие в своих ответах писали: «Я не знал, что малокалиберная винтовка считается оружием », «Даже не знал, что этот нож относится к разряду холодного оружия», «не предполагал, что этот предмет является холодным оружием» и т.п.

Исключает ли такое незнание, уголовную ответственность по ст.251 УК РК? В судебной практике этот вопрос, как правило, решается отрицательно, т.е. не в пользу виновного, а порой вообще не исследуется.

Разумеется, то обстоятельство, что лицо не осознает противоправность своих действий, не исключает уголовную ответственность за их совершение. Юридическая ошибка на форму вины и ответственности не влияет. Однако, ситуация, о которой идет речь не однозначна.

В одних случаях лицо не осознает фактические обстоятельства, являющиеся неотъемлемым элементом субъективной стороны преступления, не осознает, что данный предмет, является оружием или относится к боеприпасам. С такой ошибкой приходиться сталкиваться когда лицо, заблуждаясь, полагало, что например данный нож является хозяйственным и может быть отнесен к холодному оружию, либо, что предметы, которыми он владеет, не пригодны к использованию в качестве оружия. Здесь ошибка в фактических обстоятельствах, должна исключать уголовную ответственность.

Ошибка может касаться пригодности оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств к применению. Так, субъект может владеть оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами, непригодными к использованию в соответствии с их целевыми назначениями, добросовестно заблуждаясь на свой счет. Такие действия должны квалифицироваться как оконченное покушение на преступление предусмотренное ст.251 УК РК. Так, А. был правильно осужден по ст.15 и ст.202 ч.1 УК РК КАЗ.ССР (соответственно ст.24 и 251 ч.1 УК РК) за незаконное хранение взрывчатого вещества (тротила). Между тем, как это было установлено экспертизой, взрывчатое вещество, обнаруженное в его квартире, которое он хранил, якобы для рыбной ловли, утратило свои боевые качества и не могло быть использовано по назначению [34] .

В литературе высказано единодушное мнение, согласно которому цель и мотив рассматриваемого преступления не имеет значения для его квалификации. Для рассматриваемого преступления не характерно многообразия целей и мотивов. Ближайшая цель, например: при приобретении оружия, которую ставит перед собой виновный – это стремление иметь оружие, а при сбыте – реализовать его. Сбыт оружия или взрывчатых веществ, боеприпасов и взрывных устройств может быть совершен как из корыстных побуждений, так и без таковых, безвозмездно, например, в виде подарка. Наличие корыстного мотива должно учитываться при назначении наказания в соответствии с ст.54 УК РК. Особое рассмотрение заслуживает вопрос о квалификации предусмотренных в ст. 251 УК РК действий, когда они совершены с целью использовать (применить) оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства для совершения другого преступления. Такие действия должны квалифицироваться по ст.251 УК РК и как приготовление (ст.24 УК РК) к соответствующему преступлению, а если оно было совершено – как оконченное преступление. В этой связи спорной представляется точка зрения Романова А.П., согласно, которой действия виновных, дополнительной квалификации, по совокупности по ст.218 УК РСФСР не требуют, поскольку применение оружия является неотъемлемым признаком вооруженного разбоя. Аналогичная точка зрения высказывалась применительно к особо злостному хулиганству [41] .

Нам представляется правильным, что незаконное владение оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами до использования их в разбойном нападении или при совершении хулиганства является оконченным преступлением, т.к. «хранение или ношение оружия уже является самостоятельным преступлением, которое имеет место, как правило, до совершения разбойного нападения или хулиганства.

К моменту применения оружия при разбойном нападении виновный уже является лицом, совершившим преступление, предусмотренное ст.218 УК РСФСР. Поэтому изготовление, хранение или ношение оружия должно получить самостоятельную квалификацию ».

Аналогично решает этот вопрос применительно к особо злостному хулиганству – Калмыков В.Т. Только в преступлениях, в которых наличие, а не применение оружия является необходимым элементом состава преступления, действия виновных не должны квалифицироваться по совокупности по ст.251 УК РК. Например: таким составом в действующем уголовном законодательстве является бандитизм (ст.237 УК РК).

При рассмотрении вопроса о взаимоотношениях состава и стадий совершения преступлений необходимо отметить своеобразные случаи, когда оконченный состав одного из преступлений может вместе с тем явиться приготовительной стадией к другому преступлению. Так, например, хищение оружия может при наличии соответствующих данных явится также и приготовлением к террористическому акту [42] .

Также этот вопрос решает и Пленум Верховного Суда РК, который указал, что «В случаях хищения огнестрельного оружия, боевых припасов, вооружения или взрывчатых веществ, а также их ношение, хранение, приобретение и изготовление с целью совершения другого преступления, содеянное должно квалифицироваться, как совокупность приготовления к совершения иного преступления и оконченного хищения огнестрельного оружия, боевых припасов, вооружения и взрывчатых веществ либо незаконного их ношения, хранения, приобретения или изготовления ».

Рассмотрев субъективную сторону незаконного приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, мы пришли к выводу, что выяснение психического отношения лица к совершаемому деянию имеет важное значение при квалификации преступления. Так, например, одно и тоже действие, если в одном случае совершенное с прямым умыслом, то оно признается преступлением, а в другом с косвенным – тогда это, действие не влечет за собой уголовной ответственности.

В уголовно-правовой литературе понятие субъекта преступления определяется, как вменяемое физическое лицо, совершившее общественно опасное деяние и способное в соответствии с законом понести за него уголовную ответственность, достигшее к моменту совершения преступления как правило с – 16-летнего возраста, а по некоторым видам преступлений – с 14 лет.

Первым обязательным признаком, которым должен обладать субъект преступления, является вменяемость.

Вменяемость – это есть способность лица отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими и связанная с нею способность быть ответственным за совершенные общественно-опасные действия. Понятие невменяемости «определяет совокупность условий, исключающих уголовную ответственность лица, вследствие нарушений его психической деятельности, вызванных болезнью» [43] .

Здесь нельзя не отметить, что психическая болезнь лица и обусловленная его невменяемость не исключает целенаправленной деятельности, и поэтому вполне возможны случаи, когда такие лица, одержимые какой-то навязчивой идеей, стремятся к обладанию оружием, то они разумеется, не могут нести уголовную ответственность, поводом для назначения судебно-психиатрической экспертизы в таких случаях может быть никчемность или несуразность целей, для достижения которых лицо завладевает оружием, объективная невозможность их осуществления, а также наличие данных о психических заболеваниях лица в прошлом и т.п.

Способность сознавать общественно-опасный характер своих действий и руководить ими является предпосылкой признания лица способным нести уголовную ответственность за совершение им общественно опасного действия. С учетом этих обстоятельств и определен в ст.15 УК РК возраст, с которого лицо может быть привлечено к уголовной ответственности.

Субъектом незаконного приобретения передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, могут быть лица, достигшее к моменту совершения преступления 16-летнего возраста. Как, правило, в этом возрасте лицо уже способно сознавать общественную опасность и противоправность соответствующих действий.

Особую тревогу вызывает, что к уголовной ответственности стало больше привлекаться несовершеннолетних. Так, ранее судимый за совершение кражи, несовершеннолетний С. Изготовил из железа двуручный меч, который в ходе предварительного расследования, актом криминалистической экспертизы был признан холодным оружием, самодельного изготовления, колюще-рубящего действия. За обещанное вознаграждение, он в костюме «нинзя» пришел в квартиру своего приятеля, где в ходе совершения злостного хулиганства, нанес троим квартиросъемщикам резаные раны. Его действия судом были квалифицированы по ст.202 ч.3 и ст.200 ч.2 УК Каз. ССР (ст.251 ч.4 и ст.257 ч.3 УК РК соответственно) за изготовление холодного оружия и совершения злостного хулиганства с применением оружия и причинением телесного повреждения средней тяжести.

Однако, изучение судебной практики в целом по республике показало, что если ранее за незаконное хранение и ношение оружия привлекалось значительное число несовершеннолетних, действия которых объяснились озорством, то в последнее время к совершению этих преступлений более подвержены лица в возрасте от 20 до 40 лет, что свидетельствует о зрелости намерений и о сознательности виновных лиц. Каждый третий из них имел судимость, не работал и не учился [44] .

Необходимо отметить, что приобретение, сбыт, хранение, передача, перевозка и ношение оружия является исключительно мужским «занятием ».

Так, проведенное Стукановым А., изучение уголовных дел о незаконном обращении с оружием, показало, что из числа осужденных 72% – мужчины в возрасте до 35 лет. Отмечается и такая закономерность: чем выше образовательный уровень у человека, тем меньше желания ходить по улице с ножом в кармане; 37% из осужденных составляют лица нигде не работающие; осужденные «кооператоры» составили 22%. Каждый пятый - иногородний, среди них наибольшее число – «гости» с Кавказа, приехавшие торговать на рынок.

Наибольшую опасность представляют пьяные, имеющие в руках оружие. Среди задержанных их 21%. Ранее судимы – 21% Таким образом, основной контингент осужденных по ст.251 УК РК, составили лица мужского пола молодого и зрелого возраста, ранее судимые, имеющие не высокий образовательный уровень, ведущие паразитический образ жизни. Узость кругозора, примитивизм интересов таких лиц способствует их концентрации на стремлении доминировать среди окружающих с помощью силы, а нередко и с помощью оружия и других предметов указанных в ст.251 УК РК.

Также важно заметить, что законом предусмотрены условия освобождения от уголовной ответственности лиц, незаконно владевшим оружием.

Так, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 11 февраля 1974 года «Об ответственности за незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление и сбыт огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ» установил, что «лицо, добровольно сдавшее огнестрельное оружие, боевые припасы или взрывчатые вещества, хранившие у него без соответствующего разрешения, освобождается от уголовной ответственности ».(ст.1 ч.2 Указа) [45] .

Указ был издан, как отмечалось в его преамбуле, в целях повышения эффективности борьбы с преступлениями, связанными с применением огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ. Его отражение нашло в примечании ст.251 УК РК, с указанием также на взрывные устройства.

В соответствии с примечанием ст.251 УК РК, лицо освобождается от уголовной ответственности при наличии следующих обязательных условий: лицо, сдающее оружие, не использовало его для совершения иного преступления; должно быть сдано все незаконно хранившиеся у лица огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства; незаконно хранимые предметы должны быть сданы добровольно, по воле лица, хранившего их без соответствующего разрешения, без каких-либо требований со стороны органов внутренних дел и до его обнаружения ими. В связи с этим нам нельзя согласиться с точкой зрения, в соответствии с которой считается сдача оружия добровольной «если она последовала в следствии предложения представителей власти или иных должностных лиц» [7] .

Если к конкретному лицу предъявлено требование о сдаче определенного оружия, то выдача его не является добровольной. Но если такое требование обращено к группе лиц или представляет собой своеобразную рекомендацию, предупреждение, и лицо, реагируя на него, сдает оружие, то такая сдача должна признаваться добровольной.

Так, Постановлением Президента Республики Казахстан от 17 марта 2007г. «О неотложных мерах по борьбе с преступностью и укреплению правопорядка» [46] .

и была объявлена добровольная сдача незаконно хранившегося оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ.

Это было вызвано ростом количества преступлений, совершаемых с применением огнестрельного оружия. В 2006г. в результате профилактической работы среди населения произошло снижение таких преступлений на 35% по Акмолинской, также по городу Астана за 2007 год гражданами добровольно сдано 84 единиц огнестрельного оружия, 5,2 килограмма взрывчатых веществ, 2 гранаты [47] .

Добровольная сдача оружия – частный случай явки с повинной и, следовательно, она должна иметь место по инициативе субъекта. В случаях же, когда лицо сдает оружие по требованию соответствующих органов или должностных лиц, это не исключает уголовной ответственности, а может лишь рассматриваться как смягчающее обстоятельство. Инициатива лица здесь может быть обусловлена не только внутренним убеждением, но и стимулироваться другими лицами, в том числе действующими в связи с исполнением служебных обязанностей.

Сдачу оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, следует считать добровольной когда лицо, незаконно хранящее эти предметы, сдает их хотя и никто не препятствует ему и далее владеть ими. При этом мотивы добровольной сдачи значения не имеют (советы, упреки родственников или знакомых, чувство раскаяния, воздействие правовой пропаганды, отпадения надобности в оружии, страх перед угрозой наказания и т.п.).

На наш взгляд представляется правильным, что лицо освобождается от уголовной ответственности в случае добровольной сдачи данных предметов независимо от продолжительности их хранения. Однако этот случай освобождения от уголовной ответственности не является вариантом добровольного отказа, во-первых, уже потому, что добровольный отказ возможен лишь на стадии либо приготовления, либо покушения, т.е. до момента окончания преступления. Добровольный отказ исключает уголовную ответственность лишь в случаях, когда в деянии лица отсутствует состав оконченного преступления, а добровольная сдача имеет место, когда преступление, предусмотренное ст.251 УК РК, уже окончено. «Следовательно, о добровольной сдаче оружия, как специальном виде освобождения от уголовной ответственности, предусмотренном в примечании к ч.1ст.218 УК РСФСР (примечание к ст.251 УК РК), может идти речь только в том случае, когда уже добровольный отказ невозможен» [48] .

Раскрывая смысл ст.251 УК РК, мы констатируем, что в ней речь идет о лицах, незаконно хранивших огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства. Однако, в большинстве случаев такое хранение невозможно без его незаконного приобретения, ношения, поскольку более 70% случаев хранения огнестрельного холодного оружия сопровождалось систематическим ношением таковых.

Разумеется, есть все основания для определения понятия хранения оружия, о котором идет речь в ст.251 УК РК. Здесь имеется в виду лица, которые незаконно эти предметы приобрели, носили, хранили. В связи с этим нам представляется правильным исходя из смысла ст.1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 11 февраля 1974г. «Об ответственности за незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление и сбыт огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ» определить, что в случае добровольной сдачи огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств от уголовной ответственности освобождаются лица, которые хранили их без соответствующего разрешения, а также приобрели или носили [49] .

Лицо освобождается от уголовной ответственности независимо от того в какие государственные органы или общественные организации оно сдало соответствующие предметы. Это могут быть органы внутренних дел, прокуратуры, администрация по месту работы, учебы и т.п.

В связи с анализом ст.202 ч.2. УК Каз. ССР (ныне ст.251 УК РК) Рустамбаев М.Х. поднимает вопрос – распространяется ли ее действие на случаи добровольной сдачи похищенного огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ [18] .

Мы считаем, что ответ на этот вопрос должен быть отрицательным, ведь такое лицо уже совершило другое преступление, предусмотренное ст.255 УК РК и в Законе не предусмотрено, что явка с повинной исключает уголовную ответственность за это преступление. Добровольная сдача оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, которые были похищены, может быть учтена лишь при назначении наказании, как смягчающее обстоятельство, а в отдельных может служить основанием освобождения от ответственности лица, но не на основании ст.251 УК РК, а на основании ст.68 УК РК, в связи с тем, что деяние или лицо его совершившее потеряло общественную опасность.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В Постановлении Пленума Верховного Суда Республики Казахстан говориться, что: «преступления, связанные с незаконным приобретением, изготовлением, ношением, хранением и сбытом огнестрельного оружия, боеприпасов, вооружения и взрывчатых веществ, представляют серьезную угрозу для общественной безопасности» [50] .

И хотя данное Постановление вышло немного ранее нового уголовного законодательства, данное преступление изменившись в редакции также представляет угрозу общественной безопасности и общественному порядку.

Общественная опасность данного преступления заключается в том, что незаконно приобретенное, переданное, сбытое, хранимое, перевозимое или носимое оружие представляют возможным или облегчают возможность преступных элементов, совершения других, более тяжких преступлений.

На борьбу с незаконным обладанием предметов оружия и направлена ст.251 УК РК.

Разумеется, что уголовный кодекс Республики Казахстан, является качественно новым и совершенным на данный период законодательством в области регулирования уголовно правовых отношениях. Данный кодекс вобрал в себя лучшее из существовавших ранее и ныне Законов нашей Республики, а также Российской Федерации в частности в области правоотношений связанных с владением оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Анализируя ст.202 УК Каз.ССР 1960 г. и ст.251 УК РК 1998 г. мы находим немало нововведений в новом законодательстве, такие действия как передача и перевозка предметов оружия, а также мы видим новые в этой статье квалифицирующие признаки состава преступления. Это деяния совершенные группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, совершенные организованной группой. Все эти нововведения связаны с реалиями времени, с разгулом преступности, а также с большим количеством оружия имеющегося на руках у граждан.

Но нам непонятно почему законодатель декриминализировал, такие преступные действия как приобретение, передача, хранение, перевозка кинжалов, финских ножей или другого холодного оружия. Ведь общественная опасность этих деяний столь же высока, как и с обращением иных видов оружия, и они могут также привести к еще большему росту преступности. В данной работе мы приводили статистические данные относительно приобретения и хранения холодного оружия по городу Астана, и к слову сказать эти данные не утешают. Поэтому целесообразней было бы внести поправку в УК, которая криминализировала бы незаконные действия с кинжалами, финскими ножами и другим холодным оружием наравне с огнестрельным оружием (кроме гладкоствольного охотничьего оружия), боеприпасами, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами.

Мы также считаем необходимым расширить круг предметов, рассматриваемого преступления, включив в него понятие «вооружение », которое разъясняется Пленумом Верховного Суда РК как боевая техника наземного, воздушного, морского и речного базирования с установленными на ней штатными средствами поражения целей, минирования и разминирования с обеспечивающими ее применение по прямому назначению (оптические приборы, радиолокационные и радиотелефонные станции и пр.).

Основанием для отнесения вооружения к предметам преступного посягательства, предусмотренной ст.251 УК РК, является соответствие основному признаку оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств – боевое предназначение для поражения живой силы, техники, сооружений.

Совершенные типы оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств обладают в высокой степени способностью к поражению живой силы и разрушению любых объектов. Их использование в преступных целях может привести к тяжким последствиям. Поэтому государство заинтересовано в установлении строжайшего контроля за хранением, выдачей и правильным использованием оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, в привлечении к ответственности лиц за совершение преступлений против общественной безопасности и общественного порядка путем незаконного приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки и их ношения.

Изучение и анализ уголовного законодательства, дает понять, что, устанавливая уголовную ответственность за незаконные действия с оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами, государство руководствуется тем обстоятельством, что опасность этих преступлений определяется риском использования его в более тяжких преступлениях. В связи с этим незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ рассматривается как преступление против общественной безопасности и общественного порядка.

Следует добавить, что выше указанные квалифицирующие признаки, не применительны к кинжалам, финским ножам или другому холодному оружию. На наш взгляд такое отсутствие квалифицирующих признаков, как группа лиц по предварительному сговору, неоднократность и организованная группа в ч.4 ст.251 УК РК кажется неправильным, т.к. перечисленное в части 4 оружие также при наличии указанных в части 2 и 3 признаков может представлять одинаковую особо опасную общественную опасность как владении огнестрельным оружием, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Важным моментом в квалификации преступления является определения границ окончательного преступления. Так, как по своей конструкции преступление имеет формальный состав, то при совершении незаконного приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношении оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств не имеет значения, наступят ли общественно–опасные последствия или нет. Перечисленные незаконные действия, совершенные лицом уже являются оконченным преступлением.

В заключение хотелось бы привести слова Президента Республики Казахстан Н.А.Назарбаева, которые являются своеобразным напутствием народу Казахстана: «К 2030 году, я уверен Казахстан станет Центрально–азиатским Барсом и будет служить примером для других развивающихся стран». При выполнении всех поставленных задач и программ, а также выше указанные мною, предполагаемые внесения изменения в уголовном законодательство, и начнутся реальные улучшения жизни обществами процветание его благосостояния, то со временем, я считаю, это приведёт к поэтапному снижению роста преступности с дальнейшим ее полным искоренением, путём преумножения богатства нашей страны, а также нравственного оздоровления общества[51] .

И поэтому, чтобы достичь определенных успехов за столь сравнительно короткий срок, государству следует ликвидировать рост преступности, и в частности в области незаконного оборота оружия.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Конституция Республики Казахстан (принята на республиканском референдуме 30 августа 1995 года), (с изменением от 21.05.2007года)

Обзор практики применения судами Республики Законодательства об ответственности за хищение огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ, незаконном их хранении, ношении и приобретении, изготовлении и сбыте., (Вестник Верховного Суда Республики Казахстан).– 2008.,– №3.

Уголовный Кодекс РСФСР.- Москва.-1920.

Уголовное право Каз.ССР. Часть общая.– Алма-Ата,– 1986.

Закон Республики Казахстан “О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия”.: от 30 декабря 1998 г. Казахстанская правда.– №5,– 1999.– 08 января., (с изменением 2007года)

Никифоров А.С. США: сентябрьский (1994) Закон о контроле над насильственной преступностью. Криминологические и уголовно – правовые идеи борьбы с преступностью.– Москва,– 1996.

Уголовный кодекс Республики Казахстан (вступивший в законную силу 1 января 1998 года).– Алматы – 1998., (с изменением от 30.08.2008года)

Научно – практический комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации.– (под ред. П.Н.Панченко).– Н. Новгород,: НОМОС. – 1996.

Уголовный Кодекс Российской Федерации.– Москва.– 1996., (с изменением 20.01.2006года)

Курс советского уголовного права (под ред. Меньшагина В.Д., Дурманова Н.Д. и др.),– Москва: Московский Университет.– 1984.

Соколов Л.Ф. Уголовный Закон об оружии.– Омск, – 1976.

Комментарий к Уголовному Кодексу Республики Казахстан ( под ред. Борчашвили И.Ш., Рахимжанова Г.К.).– Караганда. КНБ РК КВШ: 2006.

Тихий В.П. Уголовная ответственность за незаконное владение оружием.– Харьков,– 1987.

О внесении и изменений и дополнений Закон Республики Казахстан «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия ».-Алматы.-2007.

(Малков В.О. Хищение огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ. Учебное пособие. – Москва., – 1971.– с– 10.)

Федеральный Закон Российской Федерации “Об оружии”.: Юридическая газета.– №3 (273),– 2006г.,– 13 декабря.

Постановление №4 Пленума Верховного Суда Республики Казахстан от 21 июля 1999 года “О судебной практике по делам о хищении огнестрельного оружия, боевых припасов, вооружения и взрывчатых веществ, незаконном приобретении, ношении, хранении, изготовлении или сбыте их, и небрежном хранении огнестрельного оружия”.(Сборник Постановлений Пленумов Верховного Суда Республики Казахстан).– Алматы,– 2000.

Рустамбаев М.Х. «Ответственность за незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление и сбыт оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ.– Ташкент»,– 1985.

Постановление №3 Пленума Верховного Суда Республики Казахстан от 02 июля 2007 года “О судебной практике по делам о хищении огнестрельного оружия, боевых припасов, вооружения и взрывчатых веществ, незаконном приобретении, ношении, хранении, изготовлении или сбыте их, и небрежном хранении огнестрельного оружия”.(Сборник Постановлений Пленумов Верховного Суда Республики Казахстан).– Алматы,– 2008.

Дубинина М. Ответственность за незаконное владение огнестрельным оружием: Социалистическая законность.– 1975.,–№2.-с.-43.

Блиндер Б.А. Понятие холодного оружия.:– Советская юстиция.,– 1985.,–№16,– с.21 – 23.

Устинов А.И., Портнов М.З., Денисов Е.Н., Холодное оружие., – Практическое пособие под общ. редакцией профессора Винберга А.И., – ВШ МВД РСФСР., – 1961.– с.– 7.

Материалы с Архива Сарыаркинского районного суда г.Астана, в период 1994 – 1998г.г.

Бюллетень Верховного Суда РСФСР.,– 1979.– № 2.– с.– 12.

Любарский М.Г. Понятие – холодное оружие. Бюллетень №1., Л.: (ПЦЛСЭ), – 1959.– с.– 321.

Тихонов Б.Н. Криминалистическое понятие огнестрельного оружия. – Томск,– 1977.

Курс советского уголовного права (под ред. Глистина В.К., Грабовской Н.П.,т.5,– Ленинград.– ЛСУ,– 1981.

Рассейкин Д.П. Экспертиза холодного оружия по делам и преступлениях против жизни., – Саратов.,1969., – с.131.

Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховных Судов СССР и РСФСР (под ред. проф. Бородина С.В.) 1938 – 1978., 3-е изд. перераб. и дополн. Юр. лит. – 1980.– с.– 262.

Герасимов В.Н. Классификация боеприпасов к оружию.– Советская Юстиция. – 1989.– №16, – с.– 22.

Ст.6 Закона РК «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия» от 30 декабря 1998 г. – Казахстанская правда № 5 от 08.01.1999г.)

Единые правила безопасности при взрывных работах. – Москва., Недра– 1967.– с.– 155 - 156.

Уголовное право Российской Федерации: часть Общая. Учебник. – М: Юристъ.,– 1996.,– с.– 110.

Романов А.П. Борьба с хищениями оружия, незаконным обращением с ним. – Москва,– 1979.

Стуканов А. Незаконное владение оружием: вопросов больше, чем уголовных дел.– Законность,– 1993.– № 3.– с.– 26.

Нарикбаев А. Преступность принимает «угрожающий характер ».– Юридическая газета,– 1996.– №12.– с.– 17.

Васенцов А. Квалификация преступлений, соверш. с прим. оружия. – Сов. Юстиция – 1981. – №13 – с.– 20.

Литвин А.П. Борьба органов Внутренних Дел с незаконным обладанием предметами вооружения. Уч. пособие.– Киев. КВШ МВД СССР – 1990. с.25.

Тихий В.П. Уголовная ответственность за незакон. владение оружием. Харьков, 1978.– с.– 11.Уголовное право России. Особ. часть. М.,(под ред. Рарота А.И.) – 1996.–с.252

Уголовное право России. Особенная часть. Под ред. профессора Рарога.– Москва.,– 1996.– с.–252.

Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления.– М.,– 1957.– с.–305.

Лунц Д.Р. Проблемы невменяемости в теории и практике судебной психиатрии.– М:, Медицина,– 1988.– с.–18.

Обзор практики применения судами Республики законодательства об ответственности за хищение огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ, незаконном их хранении, ношении и приобретении, изготовлении и сбыте.– Вестник Верховного Суда РК.,–2005.– с.–52-53.

Указ Президента Республики Казахстан “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты”: Индустриальная Караганда.– 2007.– 20 марта.

Постановление Президента РК от 17 марта 2007г. «О неотложных мерах по борьбе с преступностью и укреплению правопорядка ».– Казахстанская правда.–2007г.,– 18 марта.)

«Сдайте оружие !».– Акмолинская правда.– 07.02.00.)

Тихий В.П. Условия освобождения от уголовной ответственности за незаконное владение огнестрельным оружием.– Социалистическая законность.– М.,–1978., №1– с.–40.

Ведомости Верховного Совета СССР.– 1989., №7– с.–116.

Постановление №5 Пленума Верховного Суда Республики Казахстан от 21 июля 1999 года “О судебной практике по делам о хулиганстве”.(Сборник Постановлений Пленумов Верховного Суда Республики Казахстан).– Алматы,– 2000.

Н.А.Назарбаев «Казахстан 2030» – послание Президента народу Казахстана.– Казахстанская правда 11 октября 2007г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий