регистрация / вход

Уголовный процесс

Понятие, сущность и задачи уголовного процесса. Содержание и значение доказательств, порядок их сбора, проверки и оценки. Анализ практической реализации судебно-правовой реформы. Особенности доказывания обстоятельств, исключающих производство по делу.

Введение

Потребность в новом регулировании уголовного процесса стала ощущаться особенно остро после принятия в декабре 1993 г. Конституции РФ. Рассчитанный на социалистический уклад государственной и общественной жизни Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, будучи для своего времени добротным, лишенным внутренних противоречий законом, во многом не соответствовал политическим и социальным реалиям постсоциалистической России. Однако подготовка и принятие нового УПК оказались непростым делом. Эта работа проводилась в течение нескольких лет большой группой ученых-юристов, практических работников, депутатов Федерального Собрания РФ, сотрудников Администрации Президента РФ.

Принятый в 2001 г. Уголовно-процессуальный кодекс РФ явился большим вкладом в практическую реализацию судебно-правовой реформы. Он решил многие проблемы перевода уголовного процесса на принятые в правовых государствах стандарты. В нем реализованы конституционные требования защиты прав и свобод граждан, самостоятельности судебной власти и независимости судей, обеспечения доступности и прозрачности правосудия.

УПК РФ, с одной стороны, выражает преемственность традиций отечественного уголовно-процессуального законодательства, с другой - учитывает достижения юридической науки и международного правового регулирования деятельности по государственному противодействию уголовной преступности.

Весьма важным достоинством УПК РФ является последовательное проведение принципа состязательности сторон на всех стадиях уголовного преследования. Кодекс реализовал многие из прямых требований Конституции РФ: о судебном порядке санкционирования арестов и обысков, сокращении до 48 часов срока содержания под арестом подозреваемых, о допустимости только добытых законным путем доказательств и т.д.

Существенно расширены права участников процесса. Пользоваться помощью адвокатов могут не только обвиняемые, но и потерпевшие, и свидетели.

Вместе с тем по ряду позиций новое процессуальное законодательство встречает неоднозначные оценки. Так, критические замечания вызвал отказ законодателя от участия в уголовном судопроизводстве народных заседателей, что ведет к бюрократизации уголовного процесса и снижает уровень общественного контроля за отправлением правосудия. Сокращение сферы коллегиального рассмотрения уголовных дел, заложенное в Кодексе, повышает вероятность судебных ошибок.

Критиковались нормы, позволяющие под предлогом обеспечения безопасности потерпевших и свидетелей закрытие данных о них для адвокатов и обвиняемых, допрос их в суде «вне визуального наблюдения» либо оглашение в суде их показаний на предварительном следствии без вызова свидетелей в суд.

Объект исследования – уголовный процесс.

Предмет исследования – доказывание обстоятельств, исключающих производство по делу.

Цель исследования – изучить особенности доказывания обстоятельств, исключающих производство по делу.

Задачи исследования:

1. Рассмотреть понятие уголовного процесса.

2. Проанализировать сущность и задачи уголовного процесса.

Структура работы: работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.

Теоретической основой данной работы послужили работы таких авторов, как: Безлепкин Б.Т., Власова Н.А., Малахова Л.И., Божьев В.П., Радченко В.И. и других.


Глава 1. Понятие, сущность и задачи уголовного процесса

1.1 Понятие уголовного процесса

Уголовное законодательство Российской Федерации устанавливает, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями, их виды и наказания, а также иные меры уголовно>правового характера за их совершение. Однако эти меры могут быть применены только тогда, когда в государстве разработан и действует обязательный для судов, органов прокуратуры, органов предварительного расследования и соответствующих должностных лиц порядок обнаружения и раскрытия преступления, изобличения лица, его совершившего, и его наказания. Этот порядок чаще называют уголовным процессом.

Однако понятия «уголовный процесс» законодательство не определяет. В УПК РФ есть лишь упоминание о нем в п. 58 ст. 5. В учебной и научной литературе уголовный процесс трактуется как «уголовное судопроизводство (процесс), равно «производство

Семантически уголовное судопроизводство представляет собой производство по уголовному делу в суде. Подтверждение тому содержится в Конституции РФ, которая устанавливает, что посредством, в частности, уголовного судопроизводства осуществляется судебная власть (ч. 2 ст. 118). Оно является одновременно разновидностью правосудия (ч. 1 ст. 118). Очевидно, поэтому в Уголовном кодексе Российской Федерации (далее - УК) используются термин «правосудие» (гл. 31 «Преступления против правосудия») и производные от него словосочетания - «осуществление правосудия» (ст. 294-296), «отправление правосудия» (ст. 295, 297 ч. 2, 298 ч. 1, 311 ч. 1), «деятельность суда в целях осуществления правосудия» (ст. 294 ч. 1 и 2), а также «судебное разбирательство» (ст. 297 ч. 1, 307 - примечание), «рассмотрение делили материалов в суде» (ст. 296 ч. 1 и 2, 298 ч. 1).

Но наряду с этим в уголовном законе, вопреки ч. 1 ст. 118 Конституции РФ, предусмотрены: расследование дела (ст. 294 ч. 2), предварительное расследование (ст. 310), «производство предварительного расследования» (ст. 294 ч. 1, 295 ч. 1, 296 ч. 1 и 2, 298 ч. 2, 307 ч. 1), «осуществление предварительного расследования» (ст. 295 ч. 1), дознание (ст. 298, 300) и «ход дознания» (ст. 307 - примечание), «ход предварительного следствия» (ст. 307 - примечание), заведомо ложный донос (ст. 306) и процессуальные действия - незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей (ст. 301), а также «предварительное заключение» (ст. 313 ч. 1).[1]

Справедливости ради нужно отметить, что в УК РФ содержится и термин «уголовный процесс». Он отражен в ст. 311 «Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса». Эта статья предусматривает уголовную ответственность за разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, судебного пристава, судебного исполнителя, потерпевшего, свидетеля, других участников уголовного процесса, а равно в отношении их близких, если это деяние совершено лицом, которому эти сведения были доверены или стали известны в связи с его служебной деятельностью.

Однако дальше этого уголовный закон не идет. Хотя в тексте уголовного закона преступления против правосудия подразделяются на преступления в связи с «осуществлением правосудия» и преступления, совершаемые «в ходе дознания или предварительного следствия», представление об уголовном судопроизводстве как разновидности правосудия, во всяком случае, сохраняется. Получается, что уголовное судопроизводство представляет собой по существу разбирательство уголовных дел в судах, иначе - судебное производство (ст. 5 п. 56, часть третья УПК РФ, ст. 227-419).

Но судебное производство составляет лишь часть судопроизводства. В соответствии с ч. 2 ст. 1 УПК устанавливаемый уголовно-процессуальным законом порядок уголовного судопроизводства является обязательным не только для судов, но и для иных участников уголовного судопроизводства. Именно поэтому п. 56 ст. 5 УПК определяет, что «уголовное судопроизводство» представляет собой досудебное и судебное производство по уголовному делу», иначе - производство по уголовному делу. Данное понятие является обобщающим для обоих указанных в данном пункте производств. Из этого следует, что именно производство по уголовному делу - законодатель признает основным содержанием уголовного процесса. В итоге вполне допустима такая логическая конструкция:

уголовный процесс = уголовное судопроизводство = производство по уголовному делу.

Естественно, возникает вопрос: а что означает производство по уголовному делу? В УПК на него нет ответа. В уголовном законе оно обозначено как деятельность прокурора, следователя или «лица, производящего дознание», «в целях всестороннего, полного и объективного расследования дела», а также осуществление правосудия судом (ст. 294 УК).[2]

Очевидно, что уяснить «производство по уголовному делу» можно только тогда, когда имеется четкое представление о составных частях данного словосочетания. Этому в наибольшей степени способствует семантический и логический анализ терминов «производство», «дело» и «уголовное дело».

«Производство» означает, в частности, деятельность, работа. Интерес представляют два обозначения слова «дело». Первое - событие, обстоятельство, факт; действие человека, поступок, в том числе предосудительный, наконец «преступленье». Второе - это собрание документов, относящихся к действию или лицу, сосредоточенных в папке, «заведенном на кого-либо деле».

1.2 Сущность и задачи уголовного процесса

Одним из важнейших средств борьбы с преступностью являются уголовно-правовые меры, возникновение и развитие которых связано с реакцией общества и государства на преступления, т. е. правонарушения против личности, общества или государства, признаваемые государственной властью наиболее опасными и запрещенными уголовным законом под угрозой наказания.

Поэтому в уголовном законе даны не только общее нормативное понятие преступления, полный их (преступлений) перечень, но и признаки каждого из них. УК РФ определил пределы должного и возможного применения мер уголовного наказания, а при определенных основаниях, указанных в уголовном законе, - освобождения виновных от уголовной ответственности или уголовного наказания. Но нормы уголовного права не могут автоматически воздействовать на лиц, совершивших преступление. Вот почему право государственной власти на применение уголовной ответственности предполагает ее возможность в каждом конкретном случае на проведение специальной деятельности, направленной на установление оснований и условий применения норм уголовного права.

Чтобы применить установленное уголовным законом наказание за содеянное, надо установить: в чем состоит это деяние, кто его совершил, каким образом, с каким умыслом, какие наступили последствия преступления и т. п. Для этого в каждом случае обнаружения (получения) данных, указывающих на признаки преступления, соответствующий государственный орган выносит постановление о возбуждении уголовного дела (см., напр., ч. 2 ст. 140, ч. 1 ст. 146 УПК РФ). В целях установления названных обстоятельств и применения норм уголовного кодекса необходимы органы судебной власти, исполнительные органы уголовного преследования и т. п. Также важно предусмотреть: кто, с помощью каких средств вправе и обязан проводить действия, направленные на достижение вышеуказанных целей. В рамках уголовного дела указанные законом участники уголовного судопроизводства (процесса) проводят допросы, обыски, осмотры и другие следственные и судебные действия.[3]

Производство по уголовному делу представляет собой уголовный процесс (уголовное судопроизводство), а порядок его осуществления регулируется федеральным уголовно-процессуальным законом. В литературе иногда встречаются и другие взгляды по поводу предназначения уголовного судопроизводства. Например, утверждается: «…уголовный процесс самоценен как гарант справедливого разбирательства всякого обвинения и вовсе не выступает формой реализации уголовного закона».

Не удивительно, что главное достоинство суда присяжных подобные авторы усматривают в том, что присяжные выносят вердикт о невиновности (оправдательный) вопреки нормам уголовного закона при установлении деяний, ответственность за который установлен уголовным кодексом. Однако такие представления не отражают сущность деятельности по осуществлению правосудия, а их авторы уходят от ответа на вопросы о предназначении уголовного процесса и регулирующего его закона, о том, как осуществляется применение норм уголовного права.

Высказанные соображения приводят к выводу: для обеспечения задач, стоящих перед уголовным правом, существует уголовно-процессуальное право и регулируемый им уголовный процесс, который, как и уголовно-процессуальное право, детерминирован уголовным правом.

Среди специальных мер, направленных на борьбу с преступностью, важное место занимают уголовно-процессуальные меры, которые в рамках конкретного уголовного дела направлены на раскрытие преступления и установление лиц, его совершивших, осуществление в отношении этих лиц уголовного преследования, установление их виновности и применение к ним в строгом соответствии с уголовным и уголовно-процессуальным законами наказания либо освобождение от уголовной ответственности.

Государство вынуждено применять меры принуждения там, тогда и постольку, где, когда и поскольку одного убеждения недостаточно. Поэтому существует необходимость в деятельности государственных органов, способных раскрыть преступление, установить виновных и применить к ним установленные законом меры уголовного наказания. Эта деятельность протекает в уголовно-процессуальных формах, в рамках уголовного процесса. Нередко действия субъектов уголовного процесса, ответственных за ведение уголовного дела, осуществляются во взаимодействии с оперативно-розыскными службами и при их содействии.

Уголовный процесс - один из видов реализации государственной власти, специфика которой обусловлена особенностью задач, осуществляемых в сфере борьбы с преступностью. Она регулируется нормами уголовно-процессуального права, осуществляется с момента получения информации о преступлении и на протяжении всего производства по уголовному делу, а в ряде случаев - даже и после его завершения (в стадии исполнения приговора) Эта деятельность протекает в рамках уголовно-процессуальных отношений. Их совокупность и система представляют собой сущность уголовного процесса.[4]

Деятельность различных субъектов уголовного процесса - это не сумма отдельных разрозненных и разобщенных действий. Напротив, они представляют собой «звенья одной цепи», систему взаимосвязанных и последовательно приводимых процессуальных действий (возбуждение уголовного дела, проведение следственных действий по собиранию доказательств, привлечение лица в качестве обвиняемого, допрос обвиняемого и т. п.). Но даже указанная система еще не дает полного представления о понятии уголовного процесса.

При производстве предварительного расследования, в судебном разбирательстве и даже после вынесения приговора в уголовно-процессуальных действиях, совершаемых в рамках правоотношений, участвуют граждане (обвиняемые, потерпевшие, свидетели, понятые и др.). В ходе производства по уголовному делу между гражданами, с одной стороны, и государственными органами - с другой, а также между самими государственными органами (судом и прокурором, следователем и органом дознания, следователем и начальником следственного отдела и т. п.) возникают различные отношения, регулируемые нормами уголовно-процессуального права.

Следовательно, уголовный процесс - это установленная уголовно-процессуальным законом и основанная на конституционных принципах система отношений, ответственных за ведение уголовных дел государственных органов между собой, с гражданами и другими субъектами в связи с выполнением задач уголовного судопроизводства. Его содержанием является основанная на уголовно-процессуальном законе деятельность процессуальных субъектов.[5]

Характерными особенностями деятельности государственных органов в сфере судопроизводства являются, во-первых, строго определенный круг субъектов - суд, судья, прокурор, следователь, начальник следственного отдела, дознаватель, орган дознания, во-вторых, установление ее форм, методов и средств нормами уголовно-процессуального закона. Особая роль суда обусловлена тем, что только он осуществляет такой вид государственной власти, как власть судебная (ст. 10, 118 Конституции РФ). При этом ход процесса определяют не частные начала (как это имеет место в гражданском процессе), а публичные, государственные интересы; решения по уголовному делу принимаются только государственными органами. Это не означает, что государственные органы не учитывают, например, заявления и интересы обвиняемого и потерпевшего.

В связи с этим можно указать на обязанность лиц, ведущих уголовное дело, разъяснить участвующим лицам права и обеспечить их осуществление; на обязанность этих же субъектов обеспечить в установленных случаях обязательное участие защитника. В ряде случаев без согласия обвиняемого (ст. 25, 26, 28 УПК), а иногда и потерпевшего (ст. 25 УПК) не может быть прекращено уголовное дело. Вместе с тем при их согласии следователь или прокурор вправе не прекращать дело, если оно (это решение) не соответствует государственным интересам (см. ст. 25, 26, 28 УПК РФ).

Наряду с этим, однако, законом предусмотрено, что по делам частного обвинения воля потерпевшего имеет решающее значение для возбуждения уголовного дела, последующего его рассмотрения и прекращения. Но, во-первых, особый порядок производства по делам частного обвинения допускается лишь по пяти не представляющим существенной опасности преступлениям (ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129, ч. 1 и ч. 2 ст. 130 УК). Во-вторых, даже при производстве по этим делам (частного обвинения) действуют (хотя и в ограниченных пределах) определенные публично-правовые начала (ч. 2 ст. 20, ч. 3 ст. 318 УПК).

Выдающийся русский ученый-юрист И.Я. Фойницкий обоснованно утверждал, что публичное начало уголовного судопроизводства (в отличие от гражданского) состоит в том, что уголовное судопроизводство осуществляется «в общегосударственных интересах, требующих не осуждения обвиняемого во что бы то ни стало, а правильного приложения закона, путем полного раскрытия истины; наказание невиновных вредит государству еще более, чем оправдание виновных. Отсюда необходимость ограничения государством в уголовном процессе произвола сторон...».[6]

Эти глубокие идеи выдающегося ученого, высказанные им более ста лет назад, не утратили актуальности до сих пор. В приведенном положении органически увязана связь уголовного и уголовно-процессуального права, государственных начал и интересов личности. С учетом сказанного представляется малопродуктивной попытка задачи уголовного процесса сконцентрировать исключительно на защите прав и законных интересов личности (ст. 6 УПК РФ).

Это положение верно, но оно недостаточно, оно не учитывает тех государственных задач, которые не могут не присутствовать в такой отрасли публичного права, как уголовно-процессуальное право и регулируемое им уголовное судопроизводство. Уголовный процесс не может выполнить своих задач, не учитывая задач уголовного права.

Между тем в УК РФ подчеркнуто, что его задачами являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя России от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений (ч. 1 ст. 2).

Конечно, указанные задачи материального права не могут быть механически воспроизведены в уголовно-процессуальном законе. Для этого существуют соответствующие процессуальные средства. Но, безусловно, и то, что задачи уголовного процесса не могут игнорировать задачи, поставленные государством перед уголовным правом. В противном случае в значительной мере не может быть реализована государственная уголовная политика.

Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к положениям УПК РФ, устанавливающим:

а) основания возбуждения уголовного дела (ст. 140);

б) обстоятельства, входящие в предмет доказывания (ст. 73);

в) основания привлечения лица в качестве обвиняемого (ст. 171);

г) требования, предъявляемые к обвинительному заключению (ст. 220);

д) вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора (ст. 299) и др.

Конституция РФ провозгласила высшей ценностью человека, его права и свободы (ст. 2). Она исходит из универсальной обязанности государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина. Естественно, такая обязанность в сфере уголовного судопроизводства лежит на судебной власти, прокуратуре, органах предварительного расследования.

Основываясь на приведенных конституционных положениях, можно сделать вывод, что среди задач, стоящих перед уголовно-процессуальным правом (а через него и перед уголовным процессом) важное место занимает обеспечение и защита прав и свобод, участвующих в судопроизводстве граждан. Однако надо иметь в виду, что эта задача не может быть противопоставлена другим задачам: установлению в процессе производства по уголовному делу преступления, лиц, его совершивших, а также масштабов уголовной ответственности.

Моделируя в нормах уголовно-процессуального права возможные в ходе производства по уголовному делу общественные отношения, уголовно-процессуальное право (а следовательно, и уголовный процесс) тем самым обеспечивает реализацию уголовным правом охранительных функций. А поскольку нормы уголовного права могут быть применены только в рамках уголовного процесса, невозможно выполнение уголовным правом охранительных функций без уголовного процесса и уголовно-процессуального права. Следовательно, уголовно-процессуальное право, взаимодействуя с уголовным правом, осуществляет охранительную функцию. Реализуя ее, уголовное право и уголовный процесс охраняют в числе других объектов жизнь, здоровье, интересы и свободы граждан.


Глава 2. Доказательства и доказывание в уголовном процессе

2.1 Понятие и виды доказательств

Доказательство - любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в определенном в законе порядке устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, и иных обстоятельств, имеющих значение для дела (ст. 74 УПК).

Виды доказательств:

1) прямые и косвенные;

2) первичные и вторичные;

3) обвинительные и оправдательные;

4) вещественные и личностные.

Источники доказательств: показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы.

Критерии оценки доказательств: допустимость; относимость; достоверность.

Допустимость - это соответствие процесса обнаружения, закрепления, приобщения к делу доказательств (процессуальной формы) требованиям УПК.

Относимость - наличие или отсутствие логической связи между полученными по делу сведениями и обстоятельствами, подлежащими доказыванию по уголовному делу, а также иными обстоятельствами, имеющими значение для дела.

Достоверность - это качественная характеристика доказательства, указывающая на то, что доказательства соответствуют объективной действительности и не имеют субъективного налета.

Деление доказательств на виды представляет собой такую классификацию, в соответствии с которой они распределяются исходя из специфических и наиболее существенных особенностей их формы и содержания. Самостоятельные виды образуют такие доказательства, форме и содержанию которых присущи существенные особенности, определяющие только им свойственный процессуальный режим получения и использования в уголовном процессе. Эти особенности касаются:

1) источника фактических данных доказательства. Будучи существенным, но не единственным элементом уголовно-процессуальной формы доказательств, источник фактических данных не может рассматриваться вне связи с другими элементами доказательства;

2) способа собирания доказательства - следственного или судебного действия с установленными для него законом основаниями, участниками, порядком проведения и процессуального оформления. Каждому самостоятельному виду доказательств присущ строго определенный способ собирания;

3) процессуального положения источника доказательства совокупности прав, обязанностей (а в ряде случаев и ответственности) лиц, дающих показания, производящих следственные и судебные действия, экспертов, авторов иных документов;

4) содержания доказательства - характера и объема сведений о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для дела, свойственных различным видам доказательств. Именно исходя из особенностей содержания в законе определяется предмет допроса подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, предмет экспертизы, выделяется специфика содержания вещественных доказательств, проводится разграничение между протоколами следственных (судебных) действий и иными документами.[7]

С учетом перечисленных особенностей содержания и формы доказательства в уголовном процессе делятся на шесть видов:

1) показания обвиняемого и подозреваемого;

2) показания свидетеля и потерпевшего;

3) заключение эксперта;

4) вещественные доказательства;

5) протоколы следственных и судебных действий;

6) иные документы.

Понятие вида доказательств выступает звеном между общим понятием доказательства, данным в законе (ст. 74 УПК), и единичным доказательством.

Уяснение понятия вида доказательств позволяет при собирании, проверке и оценке доказательств применять соответствующие процессуальные режимы, учитывающие особенности формы и содержания, свойственные различным видам доказательств. Их соблюдение способствует формированию доброкачественных доказательств, обеспечению прав, свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства, повышению эффективности следственных и судебных действий.

2.2 Доказывание: понятие, содержание и значение

Понятие доказывания в значительной мере предопределено в ст. 85 УПК. В соответствии со сказанным в ней доказывание - это регулируемая уголовно-процессуальным законом деятельность уполномоченных государственных органов и должностных лиц по собиранию, проверке и оценке доказательств с целью установления обстоятельств, образующих предмет доказывания по уголовному делу.

Доказывание - сложный и непрерывный процесс, охватывающий все стадии уголовного судопроизводства. В нем выработанные многовековым общечеловеческим опытом гносеологические приемы и способы познания объективной действительности сочетаются с установленными уголовно-процессуальным законодательством правилами, детально регламентирующими надлежащее разрешение уголовных дел при неуклонном обеспечении правомерных интересов общества и государства, а равно при соблюдении прав и свобод лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство в том или ином качестве (подозреваемых, обвиняемых, потерпевших и т.п.).

С философской точки зрения доказывание при производстве по уголовному делу является не чем иным, как процессом познания, в ходе которого из незнания возникает знание, восстанавливается подлинная картина события или явления, состоявшегося в прошлом, выявляются правда, истина. Уголовно-процессуальное доказывание не может осуществляться при игнорировании общих гносеологических закономерностей. В нем, как и в других видах человеческого познания, реализуются все элементы такого познания - от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике.

Субъекты доказывания в уголовном процессе, так же как и в другой области познания, осуществляют переход от чувственно воспринятых внешних свойств, фактов и объектов, играющих роль доказательств, к рациональному мышлению - принятию решений об относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств для постановления законного, обоснованного и справедливого решения по существу уголовного дела.

Но уголовно-процессуальное доказывание как познание, осуществляемое в специфических условиях деятельности по выявлению преступлений и изобличению виновных в их совершении, имеет свои, по сравнению с познанием в других сферах, особенности. Они выражаются прежде всего в том, что закон (УПК) предустанавливает многое из того, к чему можно и нужно прибегнуть при производстве по уголовному делу.

Существенная особенность уголовно-процессуального доказывания заключается также в том, что оно должно протекать в условиях, ограждающих права и законные интересы участников процесса: запрещается совершать действия, которые опасны для жизни и здоровья граждан или унижают их честь и достоинство. При доказывании не допускается производство следственных действий в ночное время, за исключением случаев, не терпящих отлагательства, а также применение насилия, угроз и иных незаконных мер (ст. 9, ч. 3-4 ст. 164 и др. УПК).[8]

Доказывание, как отмечено выше, осуществляется во всех стадиях уголовного процесса, начиная со стадии возбуждения уголовного дела вплоть до стадий, призванных обеспечивать проверку приговоров и иных судебных решений, вступивших в законную силу. В каждой стадии оно имеет свои особенности, определяемые конкретными задачами, кругом подлежащих установлению обстоятельств, составом участников, процессуальной формой и итоговыми документами.

Здесь достаточно отметить, что наиболее ответственными этапами в уголовно-процессуальном доказывании является то, что происходит в стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства.

Особенности доказывания при предварительном расследовании обусловлены в первую очередь тем, что в данной стадии ставится задача проверки на основании совокупности относимых, допустимых, достоверных и достаточных доказательств всех предусмотренных ст. 73 УПК обстоятельств. По результатам такой проверки делается вывод о возможности предъявления обвинения лицу в совершении преступления с последующим направлением дела в суд либо о прекращении дела или уголовного преследования. Но при этом следует особо отметить, что собранные доказательства в досудебных стадиях и, соответственно, принятые на их основе решения не являются окончательными.

Доказывание в судебном разбирательстве имеет решающее значение. Именно в этой стадии и только суд правомочен признать лицо виновным в совершении преступления и назначить ему наказание по приговору, вынесенному в установленном законом порядке.

В судебном разбирательстве все собранные на предварительном расследовании доказательства и все предварительные выводы органов расследования подвергаются тщательному исследованию. Каждая из сторон получает возможность изложить суду свою позицию по делу на основе собранных, проверенных и оцененных ею доказательств, и убедить суд в необходимости вынесения решения, которое она считает правильным. Ведущая роль суда в судебном разбирательстве, его самостоятельность и независимость от сторон обвинения и защиты позволяют вынести законный, обоснованный и справедливый приговор.

Статья 85 УПК связывает понятие доказывания с образующими его элементами: собиранием, проверкой и оценкой доказательств. Каждый из элементов имеет свое существо, а в совокупности они образуют то, что является доказыванием.[9]

Приведенная в законе последовательность элементов доказывания не дает основания для характеристики доказывания в виде определенных этапов, последовательно сменяющих друг друга, где оценка завершает все процессуальное доказывание. На самом деле доказывание - это процесс, все элементы которого настолько связаны между собой и переплетаются так, что в практической деятельности в целом трудно выделить этап только обнаружения, только закрепления, проверки или оценки доказательств, идущих в определенной последовательности друг за другом.

2.3 Собирание доказательств

Собирание доказательств - это осуществление уполномоченными органами и лицами деятельности по обнаружению, истребованию, получению и фиксации в установленном законом порядке доказательств.

Собирание доказательств происходит главным образом в стадиях предварительного расследования, подготовки судебного заседания и судебного разбирательства путем совершения следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных законом.

Основная работа по собиранию доказательств на досудебных стадиях приходится на долю дознавателя, следователя, прокурора. От их усилий зависит многое. Они готовят процессуальные основания для вынесения приговора. Допускать ошибки в своей деятельности они не должны, так как исправить их, когда дело поступит в суд, крайне затруднительно из-за потери времени и высокой вероятности исчезновения следов преступления, а главное - из-за того, что суд не уполномочен восполнять пробелы в доказательствах своими силами или поручать это прокурору путем возвращения дела для дополнительного расследования.

Вместе с тем суд полностью не исключен из числа участников уголовного судопроизводства, наделенных полномочиями по выявлению и собиранию доказательств (ч. 1 ст. 86 УПК). Он в ходе предварительного слушания поступившего от прокурора уголовного дела вправе: удовлетворить ходатайство защиты о вызове свидетелей для подтверждения алиби обвиняемого, истребовать дополнительные доказательства, допросить любых лиц для решения вопроса об исключении доказательств, признанных недопустимыми (ст. 234, 235 УПК).

При рассмотрении дел частного обвинения по ходатайству сторон мировой судья вправе оказывать им содействие в собирании таких доказательств, которые не могут быть получены сторонами самостоятельно (ст. 319 УПК). В судебном разбирательстве любого уголовного дела суд может назначать по собственной инициативе судебную экспертизу, осматривать вещественные доказательства (ст. 283, 284 УПК). Он может также проводить такие судебные действия, как осмотр местности и помещения, следственный эксперимент, освидетельствование, предъявление для опознания (ст. 287-290 УПК). Все эти действия осуществляются с целью как собирания, так и проверки доказательств.[10]

При производстве следственных и судебных действий, связанных с обнаружением и фиксацией доказательств, допускается использование достижений науки и техники. В соответствии с прямыми предписаниями закона такое использование может проявиться, например, в производстве различных видов экспертиз, привлечении специалистов, призванных содействовать в осуществлении конкретных следственных и судебных действий, применении новейших средств звуко- или видеозаписи, использовании специально разработанных приемов и материалов для выявления и фиксации следов, которые могут стать доказательствами, изготовлении слепков, оттисков.

Несколько иная роль в собирании доказательств отведена подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям. В соответствии с ч. 2 ст. 86 УПК им дано право собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Представленный ими предмет или документ станет доказательством лишь при том условии, что ходатайство об их приобщении к делу будет удовлетворено дознавателем, следователем, прокурором или судом.

Примерно такая же роль отведена и защитнику подозреваемого, обвиняемого. В ч. 3 ст. 86 УПК сказано, что он вправе получать предметы, документы и иные сведения, опрашивать лиц с их согласия, а также истребовать справки, характеристики, иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны представлять запрашиваемые документы или их копии. Однако все то, что может собрать защитник, не приобретает статуса уголовно-процессуального доказательства. Чтобы сведения, выявленные и собранные защитником, стали доказательствами, необходимо придать им процессуальную форму. Для этого защитник должен заявить ходатайство о приобщении к делу предметов, документов, справок и о допросе опрошенного защитником лица в качестве свидетеля или потерпевшего. Если дознаватель, следователь, прокурор, суд удовлетворят это ходатайство, то собранные сведения обретут статус доказательства.

В связи с характеристикой собирания доказательств как одного из элементов доказывания весьма важно иметь представление о месте и значении в уголовно-процессуальном доказывании результатов, получаемых при проведении оперативно-розыскных действий.

В УПК данный вопрос решен весьма лаконично: в его ст. 89 говорится лишь о том, что такого рода результаты запрещено использовать в процессе доказывания, «если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом». Другими словами, речь идет о том, что сведения, получаемые при проведении оперативно-розыскных мероприятий, должны быть проверены и оформлены в порядке, установленном УПК.

Естественно, при подобной проверке должно учитываться прежде всего соблюдение установленных правил осуществления оперативно-розыскных действий. И такие правила предусматриваются прежде всего Законом об оперативно-розыскной деятельности.

Кроме того, важно учитывать и предписания межведомственной Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд от 13 мая 1998 г. В ней сказано, в частности, что «результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные для использования в доказывании по уголовным делам, должны: содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на источник получения предполагаемого доказательства или предмета, который может стать доказательством, а также данные, позволяющие проверить в условиях судопроизводства доказательства, сформированные на их основе» (п. 7).[11]

В этой же Инструкции предусмотрено, что полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий документы специально уполномоченные должностные лица представляют органу дознания, следователю, прокурору или в суд вместе со справкой или рапортом, объясняющим, при каких обстоятельствах и кем они обнаружены.

Значение источника доказательств такой документ приобретает лишь в случае приобщения его к делу с соблюдением правил, установленных УПК, дознавателем, следователем, прокурором или судом.

2.4 Проверка доказательств

Проверка доказательств - самостоятельный элемент доказывания, состоящий в выявлении достоверности сведений о преступлении и доброкачественности источника их получения.

Она осуществляется в ходе доказывания на всех стадиях процесса. Ее способы могут меняться, но сущность остается неизменной.

Проверке подвергаются все собранные доказательства, как сведения об искомых фактах, так и источники их получения, как каждое доказательство в отдельности, так и в совокупности с другими доказательствами.

Осуществляется она с помощью следственных действий и логическим путем. В ст. 87 УПК сказано, что проверяемое доказательство необходимо сопоставить с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, получить иные доказательства, подтверждающие или опровергающие проверяемое доказательство.

При проверке доказательств можно использовать любое следственное действие, в том числе очную ставку, следственный эксперимент, проверку показаний на месте, судебную экспертизу.

При проверке доказательств путем их сопоставления следует исходить из положений закона, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (ч. 2 ст. 17).

Закон адресует проверку доказательств дознавателю, следователю, прокурору, суду, государственным органам и должностным лицам, от которых зависит принятие процессуальных решений. Другие субъекты процесса лишь принимают участие в проверке доказательств, заявляя ходатайства об устранении противоречий в доказательствах или оспаривая в пределах предоставленных им прав достоверность сведений, доброкачественность носителя доказательственной информации или обращая внимание на нарушение процессуальной формы.

2.5 Оценка доказательств

Оценка доказательств имеет своим назначением определение относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств для разрешения уголовного дела (ст. 88 УПК).

Оценку доказательств нельзя относить к завершающему этапу доказывания. Она охватывает всю уголовно-процессуальную деятельность по собиранию и проверке доказательств.

Оценка доказательств - непрерывный процесс определения свойств и значения доказательств для установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК. В пределах одной стадии можно говорить о предварительной и окончательной оценке доказательств субъектом доказывания. Оценка может быть предварительной потому, что нет еще необходимой совокупности доказательств для окончательного определения значения и качества доказательств. Как только такая совокупность появляется, дознаватель, следователь, прокурор, суд получают возможность дать окончательную оценку, в результате которой формируется вывод по делу.

Относимость доказательства - одно из свойств, которое свидетельствует прежде всего о его связи с существом дела, а равно с т.н. промежуточными фактами, т.е. с фактами, установление которых необходимо для подтверждения или опровержения обстоятельств, включаемых по закону в предмет доказывания.

Другими словами, доказательство должно иметь значение для правильного разрешения конкретного дела. Оно считается относимым, когда имеет отношение к делу, т.е. к установлению или опровержению обстоятельств, входящих в предмет доказывания в целом, а следовательно, к принятию законного, обоснованного и справедливого итогового решения.

Под допустимостью доказательства обычно понимается его процессуальная доброкачественность, соответствие закону. Как отмечено в ч. 2 п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г., доказательства считаются полученными с нарушением закона, недоброкачественными (недопустимыми), когда при их «собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами». Это разъяснение дано Верховным Судом РФ на основании ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, установившей, что «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона».[12]

УПК 2001 г. в принципе продолжил линию на такую трактовку допустимости доказательств. Но он внес и некоторые уточнения, которых ранее уголовно-процессуальное законодательство не знало. В соответствии с его ст. 75 (ч. 2) недопустимыми объявлены не только «доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса», но и некоторые другие доказательства:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности.

Признание доказательства недопустимым означает, что оно не имеет юридической силы и не может быть положено в основу обвинения, а также использовано для доказывания любого из обстоятельств, входящих в предмет доказывания.[13]

Весьма принципиальный вопрос о порядке признания доказательства недопустимым в УПК решен лишь частично. Такой порядок установлен только для тех случаев, когда данный вопрос решается по правилам, предусмотренным ст. 229, 234, 235, ч. 4 ст. 236 УПК, после того, как уголовное дело поступает в суд. Что касается досудебных стадий судопроизводства, то в ч. 2 ст. 88 УПК сделано весьма неконкретное указание, что прокурор, следователь, дознаватель могут признать доказательство недопустимым, но при этом ничего по поводу порядка, который должен соблюдаться, не сказано.

Под достоверностью доказательства чаще всего понимают соответствие сведений, используемых для установления или опровержения обстоятельств, подлежащих доказыванию, тому, что на самом деле было в действительности. В силу данного свойства доказательством может считаться лишь правдивая, соответствующая истине информация.

Внутреннее убеждение при оценке доказательств необходимо рассматривать в двух аспектах: как метод оценки доказательств и как ее результат. Как метод оценки доказательств внутреннее убеждение гарантируется прежде всего отсутствием правил о преимуществах одного вида доказательств перед другими. Внутреннее убеждение как результат оценки доказательств означает уверенность дознавателя, следователя, прокурора, судьи в соответствии оцениваемых доказательств тем свойствам, которые предусмотрены для них законом, и в правильности выводов, которые делаются этими должностными лицами по итогам уголовно-процессуального доказывания.


Заключение

Понятие доказательства в уголовном судопроизводстве относится к числу основных положений, имеющих теоретическое и практическое значение. Таким значением данное понятие обладает в связи с тем, что в силу особенностей установления события преступления, виновности обвиняемого и других обстоятельств, которые произошли в прошлом и не могут быть воспроизведены во всех деталях повторно, доказательства являются единственно допустимой возможностью ретроспективного познания того, что произошло в объективной реальности.

Средством познания обстоятельств совершенного преступления доказательства являются потому, что в основе их формирования лежит способность одного предмета или явления под воздействием другого изменяться или сохранять специфические свойства, черты, признаки воздействующего предмета. Взаимодействие различных объектов создает предпосылку возможности передачи информации. Следы - отражения, несущие сведения о происшедшем событии, сами по себе не являются доказательствами по уголовному делу. Они приобретают доказательственное значение, только получив процессуальную форму. Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает правила собирания, проверки и оценки различной информации и придания ей доказательственного значения.

Как отмечено выше, стремление завершать разбирательство уголовных дел установлением подлинной картины того, что привело к судебной тяжбе и привлечению к ответственности лица, нарушившего закон, существовало еще со времен, когда уголовный процесс только зарождался. Однако такое стремление практически не могло быть реализовано в древнем и инквизиционном процессе, поскольку средства, используемые для этого (ордалии, заклинания, присяги, а потом и формализованные доказательства), не способствовали достижению желанного результата - познанию правды, истины. Целью доказывания считались проверка способности лица, привлекаемого к ответственности, выдержать соответствующее испытание или поединок, произнести заклинание, дать клятву либо установление соответствия доказательств формальным требованиям.

С утверждением системы доказательств, основанной на свободной их оценке по внутреннему убеждению, существенно изменились и взгляды на цель доказывания в судопроизводстве. Вместо истины формальной стали требовать устанавливать в суде истину материальную. Последнюю, в отличие от формальной истины, стали понимать как такое знание, в истинности которого должен убедиться, удостовериться сам судья на основе свободной оценки доказательств по своей совести. Чтобы не смешивать материальную истину с истиной формальной, ее обычно стали именовать не просто истиной, а судебной достоверностью (по уголовным делам - уголовно-судебной достоверностью). Причем такую достоверность обычно трактовали как высокую степень вероятности. Это отождествление устанавливаемой судом истины и вероятности получило широкое распространение во многих странах, в том числе и в пореформенной России. Его продолжают придерживаться во многих странах и поныне.

Примерно такое отождествление устанавливаемой судебным приговором истины и вероятности долгое время было распространено и в советский период. Постепенно, однако, пришло понимание в науке и на практике, что любую истину, в том числе и истину, являющуюся целью доказывания по уголовному делу, недопустимо отождествлять ни с вероятностью, ни с достоверностью.

Требование установления истины в уголовном процессе основывается на объективных закономерностях познания объективного мира. В основе вывода о возможности установления происходивших в прошлом явлений лежит отражение, которым обладает вся живая и неживая материя. Материалистическое учение о познаваемости мира относится и к уголовному судопроизводству.


Список использованной литературы

1. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. Общая часть и досудебные стадии (курс лекций). - М.: Международный университет бизнеса и управления, 2008.

2. Власова Н.А. Уголовный процесс: курс лекций. - М.: Щит, 2008.

3. Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс: Учебник. – М.: Изд-во «Эксмо», 2008.

4. Малахова Л.И. Уголовно-процессуальная деятельность: Общие положения. - Воронеж, 2007.

5. Современный гуманитарный университет. Уголовно-процессуальное право (уголовный процесс). - М., 2008

6. Томин В.Т. Уголовное судопроизводство: революция продолжается. - Дзержинск, 2008.

7. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. В.И. Радченко.-24е изд., перераб. и доп. - М.: «Юридический Дом «Юстицинформ», 2006..

8. Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Под ред. В.П. Божьева. - М.: Спарк, 2009.

9. Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. – M.: Изд-во «Зерцало», 2008.

10. Уголовный процесс / Под ред. А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского. – М.: Юрист, 2009.


[1] Томин В.Т.Уголовное судопроизводство: революция продолжается. - Дзержинск, 2008.-С.147.

[2] БезлепкинБ.Т.Уголовный процесс России. Общая часть и досудебные стадии (курс лекций).-М.: Международный университет бизнеса и управления, 2008.-С.173.

[3] Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Под ред. В.П. Божьева. - М.: Спарк, 2009.-С.235.

[4] Власова Н.А.Уголовный процесс: курс лекций.- М.: Щит, 2008. –С.178.

[5] Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко.. – М.: Изд-во «Зерцало», 2008.-С.264.

[6] Уголовный процесс / Под ред. А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского. – М.: Юрист, 2009.-С.126.

[7] Уголовный процесс: Учебник для вузов/ Под общ. ред. В.И. Радченко.—24е изд., перераб. и доп. — М.: «Юридический Дом «Юстицинформ», 2006..- С.176.

[8] Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс: Учебник. – М.: Изд-во «Эксмо», 2008.-С.218.

[9] Современный гуманитарный университет. Уголовно-процессуальное право (уголовный процесс). - М., 2008.-С.241.

[10] Уголовный процесс: Учебник для вузов/ Под общ. ред. В.И. Радченко.—24е изд., перераб. и доп. - М.: «Юридический Дом «Юстицинформ», 2006.-С.184.

[11] Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов /Под ред. К.Ф. Гуценко. – М.: Изд-во «Зерцало», 2008.-С.271.

[12] БезлепкинБ.Т.Уголовный процесс России. Общая часть и досудебные стадии (курс лекций). - М.: Международный университет бизнеса и управления, 2008.-С.156.

[13] МалаховаЛ.И. Уголовно-процессуальная деятельность: Общие положения. - Воронеж, 2007.-С.184.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий