регистрация / вход

Фикция в семейном праве

Понятие фикции в семейном праве. Фикция как правовая конструкция, позволяющая признавать юридическими несуществующие факты. Примеры использования фикций с определенной практической целью в римском праве. Признание родства ребенка как юридическая фикция.

Содержание

Введение

1. Понятие фикции в праве

2. Фикции в семейном праве

Заключение

Список литературы

Введение

В России в соответствии с Конституцией 1993 г. начало активно обновляться законодательство о семье и браке. Первый Семейный кодекс Российской Федерации вступил в силу с 1 марта 1996 г. Его появление и общее реформирование семейного законодательства связаны с коренными изменениями в политической, социальной и экономической жизни страны, прямо воздействующими на такие важные социальные институты общества, как брак и семья.

Семейный кодекс основывается на российских социальных правовых традициях, на конституционных нормах о защите семьи, материнства, отцовства и детства государством. Его основными целями являются укрепление семьи, обеспечение эффективной правовой защиты ее членов в новых социально-экономических условиях, приоритетная охрана интересов несовершеннолетних детей и нетрудоспособных членов семьи.

В любой отрасли права имеются такие явления, как вымыслы и предположения. Некоторые теоретики выделяют четыре вида отклонений от нормального порядка вещей: юридические презумпции, юридические фикции, мнимые сделки, притворные сделки.

В данной работе рассматриваются фикции в семейном праве.

Фикции довольно часто встречаются во всех отраслях права. Не обошло стороной это явление и семейное право. По данной теме имеется небольшое количество учебного материала.

Цель работы рассмотреть такое понятие как фикции в семейном праве.

Задачи работы:

1. дать понятие фикции в праве

2. выявить и рассмотреть юридические фикции в семейном праве.

1. Понятие фикции в праве

Фикция - несуществующее, мнимое, ложное. Фиктивный - мнимый, выдаваемый за действительное[1] .

Фикции представляют собой правовую конструкцию, которая позволяет признавать юридическими фактами либо вовсе не существующие, либо лишь вероятно существующие факты.

Множество примеров использования фикций с совершенно ясной практической целью дает римское право.

Множество примеров использования фикций с совершенно ясной практической целью дает римское право. Возьмем римский брак cum manu - под властью мужа. Гегель заметил: "Мы не находим у римлян семейных отношений, основанных на любви и на чувстве, но вместо доверия проявляется принцип суровости, зависимости и подчинения. В сущности, брак в его строгом и формальном виде вполне имел характер вещного отношения: жена принадлежала мужу, и брачная церемония основывалась на соemptio в той форме, в какой эта формальность могла соблюдаться и при всякой другой покупке". Сoemptio означала покупку жены у ее paterfamilias. Как и всякая покупка, она совершалась в форме manсipatio в присутствии 5 свидетелей, весовщика. Жених произносил соответствующую формулу, а затем передавал металл домовладыке невесты. Помимо формы соemptio, брак мог быть установлен путем usu, т.е. фактически брачным сожительством в течение года. Во всех этих случаях мы имеем применение к семейным отношениям фикций: продажи, виндикации, давности, которые позволяли решать вопросы, возникающие в семейных отношениях в Древнем Риме, другими способами не решаемые вовсе либо решаемые более сложным путем.

Юридическая фикция со времен римского права прочно вошла в правовую традицию как юридико-технический прием. Широко используется она и в российском праве.

Под фикцией в праве понимают такой прием, допускаемый или прямо предписываемый правовой нормой и состоящий в признании известного несуществующего факта существующим или, наоборот, существующего обстоятельства несуществующим.

Фикции лучшую питательную среду имеют в достаточно развитых и стабильных правовых системах. Давно было замечено, что две наиболее практические во всемирной истории нации (римляне и англичане) охотно допускали помощь воображения в деле правосоздания. Добавим, что в Древнем Риме и в Англии законодательство эволюционировало в течение столетий. Однако включением в механизм правового регулирования искусственных конструкций могут преследоваться принципиально различные цели. Фикции, основанные на аксиомах прецедентного права, и фикции, покоящиеся на аксиомах романо-германской правовой семьи, имеют больше различий, чем общих признаков.

Так, фикции, вводимые в английском праве, преследовали три цели. Первая цель - смягчение жестокости норм средневекового уголовного права, вторая - расширение перечня приказов суду, третья - дать судьям возможность обходить требования общего права о подсудности дел. Континентальному праву эти цели не были присущи[2] .

Юридические фикции сходны с такой математической категорией, как мнимые величины - не существующие в действительности, но позволяющие решать самые разнообразные прикладные и теоретические задачи. Среди специалистов устоялась парадигма, что под юридической фикцией понимается прием, состоящий в нормативно-правовом признании существующими в действительности несуществующих фактов или, напротив, несуществующими существующих.

В законодательстве отсутствуют какие-либо термины, определенно указывающие на то, что перед нами фикция. Ближе всего к этому значению слово "считается", которое часто используется в законодательстве. Этот термин может обозначать фикцию или презумпцию, или используется в значении определенного вывода, итога. Когда утверждается, что договор заключен или расторгнут при определенных условиях, то делается логический вывод о том, что данное последствие обязательно наступает при наличии тех или иных фактов. При использовании этого термина для обозначения фикции наличие определенных фактов не ведет к определенному выводу, здесь законодатель дает установку: "Пусть будет так, хотя это не так".

Фикции используются во всех без исключения отраслях права. Фикции вызваны в свет необходимостью удовлетворять новым потребностям имеющимися правовыми средствами.

Фикции - это изначально выраженные императивно ложные положения, которые никогда не могут быть опровергнуты, поскольку в этом просто нет смысла.

2. Фикции в семейном праве

Вот некоторые нормы, которые, по моему мнению, относятся к разряду фикций в семейном праве.

Одной из фикций в семейном праве является признание родства ребенка. Происхождение ребенка от родителей (родителя) удостоверяется внесением органом загса сведений о родителях (родителе) в запись акта о рождении ребенка. В соответствии с записью акта о рождении орган загса выдает свидетельство о рождении ребенка. Содержащиеся в свидетельстве сведения о родителях (родителе) ребенка, внесенные на основании записи акта о рождении, являются доказательством происхождения ребенка от указанных в свидетельстве родителей (родителя). Исключения составляют случаи, когда сведения об отце ребенка в книге записей рождений внесены по заявлению матери, не состоящей в браке (п.3 ст.51 СК РФ), а также когда сведения об отце или матери ребенка в книге записей рождений записываются по указанию усыновителя (п.3 ст.134 СК РФ) [3] . Такие сведения - фикция, которая доказательством происхождения ребенка от указанного в записи лица в действительности не является, а только предполагается законом.

Имущество, приобретенное совместно лицами во время нахождения в браке, который признан недействительным, считается их общей долевой собственностью и может быть разделено по соглашению между ними. Данное положение фикция. При разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами , что тоже фикция, так как считая, что супруги имея одинаковые права на общее имущество, на самом деле могут иметь разные доли вклада в это общее имущество.

Брак прекращается вследствие смерти или вследствие объявления судом одного из супругов умершим (ст.16 СК РФ). Положение в части объявления судом одного из супругов умершим можно считать фикцией, так как человек, объявленный умершим, фактически может оказаться живым.

Объективное право может закрепить ту или иную фикцию, но с течением времени с расширением сферы правового регулирования фикция может утратить свое значение, будучи заменена нормами реального содержания. Возьмем для примера нормы, связанные с усыновлением (удочерением).

Усыновленный ребенок должен быть максимально приближен в правовом смысле к родным детям усыновителя.

Полное приравнивание усыновленного ребенка в личных и имущественных правах и обязанностях к родным детям усыновителя происходит на основании произведенного в соответствии с требованиями закона усыновления. Акт усыновления устанавливает как для усыновителя (и его родственников), так и для усыновленного (и его потомства) такие же права и обязанности, как и предусмотренные законом в отношении родителей и детей, связанных кровным родством. Усыновители наделяются родительскими правами и обязанностями, которые утрачивают кровные родители ребенка.

Закон запрещает браки между усыновленным и усыновителем. Другие родственные связи, создаваемые в результате усыновления, не являются препятствием к заключению брака. Так, может быть заключен брак между усыновленным и родной дочерью усыновителя.

Несмотря на полное прекращение правовых отношений между усыновленным и его кровными родственниками, сам факт родства, следовательно, и препятствия биологического характера для заключения брака сохраняются. Поэтому, несмотря на усыновление, факт кровного родства остается препятствием для заключения брака между близкими родственниками[4] .

Усыновленные дети и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам, а усыновители и их родственники по отношению к усыновленным детям и их потомству приравниваются в личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях к родственникам по происхождению. Усыновленные дети утрачивают личные неимущественные и имущественные права и освобождаются от обязанностей по отношению к своим родителям (своим родственникам) [5] .

Эта норма - фикция к родственникам приравниваются те, кто таковыми заведомо не являются, и исключаются из состава родственников действительные родственники. Данная фикция предоставляет большие фактические и законодательные удобства. В тексте нормативных актов, упоминая родных детей, не нужно специально оговаривать права и обязанности усыновленных (удочеренных), в любых правоотношениях с участием усыновленных (удочеренных) достаточно доказательства факта усыновления (удочерения), чтобы определить статус ребенка и т.д. Поэтому, когда закон говорит, что родители являются законными представителями своих детей без специальных полномочий, или что членами семьи собственника жилища признаются постоянно совместно проживающие супруги и их дети, то ясно, что под детьми имеются также в виду усыновленные (удочеренные).

Однако законодатель может пойти по пути прямой регламентации прав и обязанностей усыновленных (удочеренных) лиц. Тогда, при том же правовом результате, какой достигается установлением упомянутой фикции, меняется юридический инструментарий. Уже в процитированных статьях закона заметен зародыш отступления от чистой фикции, поскольку в них говорится не только о приравнивании статуса усыновленных к детям, но и дается определенная расшифровка прав и обязанностей, и, следовательно, происходит замена правовой конструкции фикции на иной юридический инструмент - прямое нормативное регулирование.

Заключение

Фикция - несуществующее, мнимое, ложное. Фикции представляют собой правовую конструкцию, которая позволяет признавать юридическими фактами либо вовсе не существующие, либо лишь вероятно существующие факты.

Правовые фикции - сформулированные в законодательстве положения о несуществующих фактах, которые признаются существующими, а потому имеющими определенные юридические последствия[6] .

История России, Советского Союза и постсоветских государств в ХХ веке не имела ни стабильной, ни развитой правовой системы. Прерывистость (дискретность) исторического развития заставляла прибегать не к фикциям, а к реальному упорядочению отношений. Нехватка норм восполнялась не фикциями, а революционным правосознанием, аналогией права и закона.

В настоящее время фикции в российском законодательстве используются во всех без исключения отраслях права.

В законодательстве отсутствуют какие-либо термины, определенно указывающие на то, что перед нами фикция. Ближе всего к этому значению слово "считается". Этот термин может обозначать фикцию или презумпцию.

В семейном праве можно выделить фикции:

признание родства ребенка при записи в свидетельство о рождении;

получение фамилии одного из супруга другим при вступлении в брак;

общее имущество и раздел данного имущества супругов;

прекращение брака вследствие объявления судом одного из супругов умершим;

правоотношения, связанные с усыновлением детей.

Список литературы

1. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (с изм. и доп. от 15 ноября 1997 г., 27 июня 1998 г., 2 января 2000 г., 22 августа, 28 декабря 2004 г) // СПС Гарант.

2. Диденко А. Фикции и презумпции в гражданском праве // Журнал ЮРИСТ №8 (50) 2005 г.

3. Королев Ю.А. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации - М.: "Юридический Дом "Юстицинформ", 2003

4. Наследственное право / Под ред. К.Б. Ярошенко. - М.: "Волтерс Кливер", 2005 г.

5. Новейший энциклопедический словарь / Под ред. Е.А. Варшавской. - М., 2004. - 1424 С.


[1] Новейший энциклопедический словарь / Под ред. Е.А Варшавской. – М., 2004. – С. 1306.

[2] Диденко А. Фикции и презумпции в гражданском праве //Журнал ЮРИСТ №8(50) 2005 г.

[3] Наследственное право / Под ред. К.Б. Ярошенко. – М.: "Волтерс Клувер", 2005 г.

[4] Королев Ю.А. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации - М.: "Юридический Дом "Юстицинформ", 2003

[5] Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (с изм. и доп. от 15 ноября 1997 г., 27 июня 1998 г., 2 января 2000 г., 22 августа, 28 декабря 2004 г.) // СПС Гарант – ст.

[6] Денисов Г.И. Юридическая техника: теория и практика // Журнал российского права, № 8, август 2005 г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий