регистрация / вход

Формационный и цивилизационный подходы к типологии государства

Типология государства: понятие и назначение. Сущность формационного подхода. Понятие формации и её структура. Понятие цивилизации. Сущность цивилизационного подхода и его отличие от формационного. Классификации государств по разным подходам.

Введение

Типология государства: понятие и назначение. Тип государства.

Важнейшее значение в теории государства и права придаётся классификации государств на определенные типы, объединяющие государства со сходными признаками на основании тех или иных факторов.

Проблема типологии государства долгое время является актуальной в рамках теории государства и права. Типология государства неразрывно связана с учением о форме государства, но не совпадает с ним.

Особенности государства конкретного исторического периода определяются состоянием и уровнем развития общества. При неизменности формальных признаков (территории, публичной власти, суверенитета) государство по мере общественного развития претерпевает серьезные изменения.

Особенности исторических периодов (этапов, эпох) в развитии государственно-организационного общества у различных народов в различное историческое время позволяют, тем не менее, выявить существенные общие черты, характерные для всех государств данного периода. Первые попытки такого обобщения, несмотря на отсутствие исторического опыта государственного строительства, были предприняты Аристотелем и Полибием.[1]

Аристотель считал, что основными критериями разграничения государств являются: количество властвующих в государстве; осуществляемая государством цель. По первому признаку он различал правление одного, правление немногих, правление большинства. По второму признаку все государства делились на правильные (в них достигается общее благо) и неправильные (в них преследуются частные цели). Отвлекаясь от конкретных условий того времени, Аристотель считал главное различие государств в том, в какой мере государство обеспечивает свободу и личные интересы каждого.[2]

Полибийговорил, что развитие государства, смена его типов (разновидностей) – естественный процесс, определяемый природой. Государство развивается по бесконечному кругу, который включает фазы зарождения, становления, упадка и исчезновения. Эти фазы переходят одна в другую, и цикл повторяется вновь. История подтверждает, что цикличность в развитии государственно-организованного общества – закономерный процесс. Тем не менее, главное в воззрениях Полибия состоит в том, что за основу смены циклов в развитии государства он принимал изменения в соотношении государственной власти и человека.[3]

Разнообразие научных подходов в оценке этого чрезвычайно сложного и неоднозначного общественного явления стало объективной основой концептуального плюрализма типологии государств.

Сама по себе «типология» – это учение о классификации, т.е. распределении объектов какого-либо рода на взаимосвязанные типы, классы, виды, группы в соответствии с наиболее общими и существенными признаками и свойствами объектов данного рода; это учение об упорядочении и систематизации сложных объектов (в нашем случае таким сложным объектом является государство). Исходя из этого, можно дать определение непосредственно самой типологии государства

Типология государства – это научная классификация государств по определенным типам на основании их общих признаков, отражающая свойственные данному типу государств общие закономерности возникновения, развития и функционирования.

Типология государств необходима для «разделения» всех государств, которые существовали в истории человечества или существуют сейчас, на такие группы, чтобы это дало возможность раскрыть их социальную сущность. В связи с большим количеством государств в многовековой истории человечества и в современном мире, огромное значение имеет проблема научной классификации государств. Такая классификация, отражающая логику исторического развития государств, позволяет объединить их в группы на основе определенных критериев, и называется типологией.

Центральным в типологии государства является понятие «типа государства». Понятие «тип государства» служит для обозначения наиболее общих черт различных государств, дающих возможность определить типовую принадлежность государства, то есть его родство с другими государствами. Тип государства – это совокупность общих, наиболее устойчивых сторон и свойств, характерных для определённых групп государств, существовавших (или существующих) в определённую эпоху.[4] Для всех государств этой исторической эпохи характерны одни и те же сущностные черты.

В отечественной науке понятие "тип государства" долгое время понималось как исторический тип государства. Исторический тип государства - это совокупность основных, важнейших черт государства определённой общественно-экономической формации, выражающих его сущность и социальное назначение (а также совокупность государств, относящихся к одной общественно-экономической формации и имеющих единую сущность).[5] При таком подходе смена одних типов государства другими рассматривалась как историческая закономерность, в силу которой социалистическое государство возникает как последний и высший тип.

Категория "тип государства" в советской науке использовалась для выявления классовой сущности государства: все государства подразделялись на эксплуататорские (рабовладельческое, феодальное и капиталистическое) и антиэксплуататорские (социалистическое или коммунистическое).

В настоящее время категория "тип государства" служит для характеристики государственности путем установления сходства различных государств на основании их родственных черт. Основу типологии, в настоящее время, составляют два наиболее значимых и известных подхода - формационный и цивилизационный. Давайте рассмотрим каждый из этих подходов более подробно.

Глава 1. Формационный подход к типологии государства

§1.1 Сущность формационного подхода. Понятие формации и её структура. Смена формаций

Как известно марксистско-ленинская типология государства основывается на категории общественно-экономической формации. Именно понятие общественно-экономической формации является ключевым для данного подхода к типологии государства. Формация -это исторический тип общества, основанный на определённом способе производства.[6] По-другому (более развёрнуто), понятие формации можно определить следующим образом: формация -это исторически определённый тип общества, рассмотренный в органической взаимосвязи всех его сторон и сфер и возникающий на основе определённого способа производства материальных благ.

В структуре каждой формации выделяются два основных элемента: экономический базис и надстройка. Экономический базис (или производственные отношения) - совокупность общественных отношений, которые складываются между людьми в процессе производства, распределения, обмена и потребления, материальных благ. Согласно формационному подходу наиболее важными, определяющими сущность формации, являются отношения собственности на средства производства. Другим элементом формации является надстройка , под которой понимается совокупность политических, правовых, идеологических, религиозных, культурных и иных взглядов, учреждений и отношений, не охватываемых базисом.[7] Однако тип надстройки определяется характером базиса, что ограничивает её относительную самостоятельность.

Производственные отношения (т.е. экономический базис) и производительные силы составляют способ производства. В понятие «производительные силы» входят люди как производители материальных благ (с их знаниями, умениями, трудовыми навыками) и средства производства (орудия, предмет и средства труда). Производительные силы являются динамичным и постоянно развивающимся элементом способа производства, в то время как производственные отношения относительно статичны и меняются крайне медленно на протяжении многих веков. Уровень развития производительных сил определяет материально-техническую базу общества, а производственные отношения, складывающиеся на однотипной форме собственности на средства производства, составляют экономический базис общества, которому соответствуют определённые политические, государственно-правовые и другие надстроечные явления.[8]

Переход от одной общественно-экономической формации к другой происходит, когда производительные силы перестают развиваться в рамках тех или иных производственных отношений. Тогда на место прежних, отживших производственных отношений приходят новые, более совершенные, способные удовлетворить потребностям развивающихся производительных сил. Качественные изменения экономического базиса с необходимостью влекут за собой коренные преобразования в надстройке. Вывод о том, что решающей силой исторического процесса являются материальные производственные отношения, дал «твёрдое основание для представления развития общественных формаций естественно - историческим путём»[9] .

Таким образом, понятие исторического типа в формационном подходе связывается с установлением закономерной зависимости классовой сущности государства и права от развития экономических отношений господствующих в определённом обществе, в определённую историческую эпоху. Исторический тип государства в данном случае выражает единство классовой сущности всех государств, обладающих общей экономической основой (которой является тип собственности на средства производства). Кроме того единство экономического строя всех стран заключается не только в экономическом господстве одного типа собственности, но и в экономическом господстве определённого класса (обладателя этой собственности).[10]

Господство производственных отношений одного типа в различных странах, относящихся в силу этого к одной общественно-экономической формации, обуславливает общность классовой сущности государства в этих странах. Тип государства определяется на основании того, какой экономический базис это государство защищает, интересам какого господствующего класса оно служит. При таком подходе государство приобретает классовую определённость, выступая в качестве организации диктатуры одного класса над другим.

Таким образом, подводя итоги можно выделить несколько основных принципов, на основании которых строится формационный подход к типологии государства:

· представление об истории как о закономерном, внутренне обусловленном, прогрессивно-поступательном, всемирно-историческом и телеологическом (т.е., направленном к цели – построению коммунизма) процессе смены общественно-экономических формаций;

· представление о решающей роли материального производства (экономического базиса) в жизни общества;

· необходимость соответствия производственных отношений производительным силам;

· неизбежность перехода от одной общественно-экономической формации к другой.

§1.2 Типология государств по формационному подходу

В соответствии с формационным критерием, лежащим в основе формационного подхода можно выделить две типологии государства. В работах К.Маркса выделяются три большие формации: первичная (или архаическая), вторичная (или экономическая, включающая в себя все общества, основанные на частной собственности, т.е. рабовладельческое, феодальное и капиталистическое) и коммунистическая (с этапом социализма). Однако наибольшее распространение (особенно в советском обществознании) получила другая типология государств, получившая название так называемой «пятичленки»: «Истории известно, - писал Сталин, - пять основных типов производственных отношений: первобытнообщинный, рабовладельческий, феодальный, капиталистический и коммунистический».[11] Давайте рассмотрим каждый из этих типов (или формаций) подробнее:

Первобытнообщинная формация . На данной стадии государства не существует т.к. нет частной собственности, преимущества одних над другими, а, следовательно, и классов, интересы которых оно должно защищать.

Рабовладельческая формация . Ей соответствует рабовладельческий тип государства - исторически первая государственно-классовая организация общества, возникшая в результате разложения первобытнообщинного строя и представлявшая собой политическую организацию экономически господствующего класса рабовладельцев.[12]

Первые рабовладельческие государства европейского типа возникли в 9-8 вв. до н.э. К этому времени в условиях Северного Средиземноморья распались сельскохозяйственные общины, и возникла частная собственность на землю. Это привело к распаду общества на антагонистические классы, отличия между которыми заключались, прежде всего, в разнице по отношению к средствам производства. Экономическим базисом общества на данном этапе его развития является полная собственность рабовладельцев не только на орудия производства, но и на работников производства – рабов. Рабовладельческая собственность – первая форма собственности. Государство в данном случае выполняет функции охраны, укрепления и развития собственности рабовладельцев, как орудие их диктатуры и классового господства.[13] Государство необходимо рабовладельцам для удержания под своим контролем огромных масс рабов, подавления их восстаний и сопротивления. По своей сущности это машина организованного насилия рабовладельцев, главное средство охраны, укрепления и развития рабовладельческого экономического базиса.

Однако следует отметить, что положение рабов в разных государствах не было одинаковым. В демократических Афинах, например, закон запрещал избиение или убийство раба, в Риме же таких ограничений не было. Кроме физического принуждения действовали и идеологические методы, а также меры экономического стимулирования труда. На некоторых этапах развития рабовладельческого государства положение рабов улучшалось. Например, в Риме в императорский период рабы выполняли функции врачей, учителей, могли заниматься ремеслом и торговлей, а, следовательно, и богатеть. Вольноотпущенники нередко занимали крупные посты в системе государственной власти[14] .

Сталинская интерпретация формационной теории относит к рабовладельческому типу помимо античных государств – Афинского и Римского – многочисленные государства Древнего Востока: Египет, Вавилон, Ассирию, Хеттское государство, Индию и Китай. В качестве разновидностей рабовладельческого типа государства называют, например, города-государства Древней Греции, Римскую империю (I в. до н.э.) и Спарту.

Феодальная формация . Ей соответствует феодальный тип государства. Феодальное государство – особая политическая организация класса феодалов, при которой экономический базис государства, производственных отношений, составляет собственность феодалов на землю как на главное средство производства, сочетавшаяся с собственностью лично зависимых от них крестьян на необходимые для обработки земли сельскохозяйственные орудия труда и их трудом на собственников земли – феодалов.[15] Крестьяне за пользование землёй феодала должны были отдавать ему часть урожая и безвозмездно работать на него (уплачивая феодальные повинности - оброк и барщину). С развитием феодального общества такая экономическая зависимость крестьян от феодалов нередко дополнялась и мерами государственного принуждения: крестьяне прикреплялись к земле и не могли покинуть своё хозяйство. Социальное неравенство закреплялось законом. Практически крестьяне никакого участия в управлении государством не принимали.

Таким образом, феодальное государство с позиций марксистского формационного подхода есть орудие организованного насилия над крепостными крестьянами, орган диктатуры феодалов, важнейшее средство охраны, укрепления и развития экономического базиса данного общества. Сущность такого государства заключается в диктатуре класса феодалов (т.е. собственников земли). Политическая власть в феодальном обществе, его политическая организация – это не что иное, как атрибуты феодального землевладения.[16]

Государства феодального типа возникли в Европе в 6-9 вв. н.э., но и до сего времени в ряде стран существуют остатки феодальных отношений. К основным разновидностям феодального исторического типа государства, например в Европе, формационный подход относит раннефеодальные государства периода феодальной раздробленности (княжества, герцогства, графства), пришедшие им на смену сословно-представительные, абсолютистские, дуалистические монархии и свободные торговые города типа Венеции, Генуи, Новгорода и другие (т.е. городские феодальные республики).

Капиталистическая формация . Ей соответствует капиталистический (или буржуазный) тип государства. Первые буржуазные (капиталистические) государства возникли в Европе и Северной Америке 200-300 лет назад, а после Великой французской революции, буржуазная система быстро завоевала мир.

Буржуазное государство – третий исторический тип государства, закрепляющий и защищающий буржуазный экономический строй, при котором основу буржуазной эксплуатации составляет частная собственность на орудия и средства производства. Независимо от своей формы такое государство выступает как орудие господства капитала над трудом. Суть данного типа государства состоит в том, что оно представляет собой диктатуру буржуазии, комитет, управляющий её общими делами, машину в руках капиталистов, держащую в подчинении рабочий класс и другие трудящиеся классы и слои.[17]

Однако возникновение буржуазного государства и буржуазной демократии означает движение вперёд по сравнению со Средневековьем. Оно часть политической надстройки над таким экономическим базисом, который предполагает личную свободу работника, его независимость как личности от капиталиста. При капитализме не применяются внеэкономические средства принуждения к труду, как это было в условиях государств рабовладельческой и феодальной формаций. Главную роль здесь играет экономическое принуждение. Более того первые конституционные документы государств капиталистического типа (например, Декларация независимости США, Декларация прав человека и гражданина и др.) провозглашали, что все люди рождаются равными и наделены равными правами. Поэтому сословное неравенство, которое мы видели в двух предыдущих типах государств, заменяется неравенством социальным (когда одни обладают средствами производства, а другие, не обладающие этими средствами, вынуждены продавать свою рабочую силу).[18]

В своём развитии буржуазное общество проходит ряд стадий, а вместе с ним меняется и государство.

На первой стадии (называемой периодом свободной конкуренции) класс буржуазии состоит из огромного количества собственников, обладающих более или менее равным объёмом собственности. Механизмом выявления их общеклассовых интересов и воли и становится буржуазное государство, основанное на буржуазной демократии, парламентаризме, законности. Однако демократия в этот период носит чётко выраженный классовый характер: запрещаются различные объединения рабочих (включая профсоюзы), ограничивается участие трудящихся в управлении государством (посредством введения различного рода цензов: имущественного, образовательного, ценза осёдлости и др.) Таким образом, закреплялось политическое неравенство, а государство выполняло, прежде всего, классовые функции (общесоциальные же играли незначительную роль).[19]

Второй этап развития буржуазного общества – период монополистического капитализма (конец XIX – начало XX вв.). Данный период в развитии капиталистического государства характеризуется тем, что наряду с множеством разрозненных мелких предпринимателей на основе объединения разного рода капитала (промышленного, торгового, финансового) с широким использованием акционирования монополизируются различные виды производства и распределения. В результате этого возникают такие крупные объединения как тресты, картели, синдикаты, корпорации и т.п. В руках уже не очень многочисленной монополистической буржуазии сосредотачивается основная часть общественного богатства и политическая власть. Отпадает надобность в демократических реформах: немногочисленные монополисты располагают иными средствами определения общих интересов. В отдельных случаях это приводит к возникновению антидемократических режимов, выражающих и защищающих волю монополистов (например, фашистские режимы в Италии и Германии и др.). В других случаях наоборот оказывается выгодным сохранение демократических институтов, и даже их развитие (в виде отмены цензов, введения всеобщего избирательного права и др.).[20]

В 30-х гг. XX столетия буржуазное государство вступает в современный этап своего развития, который, по-видимому, является переходом к ещё более высокой общественно-экономической формации.[21] Причины изменений были связаны с одной стороны, с ростом революционного рабочего движения, а с другой - с началом научно-технической революции, приведшей к необходимости повышения квалификации большинства работников. Всё это приводило к повышению оплаты труда и уровня жизни большинства населения. Это же в свою очередь привело к значительному росту производительности труда. В современном западном обществе за счёт всё усиливающегося акционирования постепенно сокращается доля «чистой» частной собственности, т.е. меняется экономическая основа общества. Постепенно уменьшается класс пролетариата, становится меньше неимущих и всё больше акционеров. Большую часть общества (в развитых странах капиталистического типа) составляет так называемый «средний» класс. Усиливается положение простых граждан в отношении их участия в управлении государством (что связано с развитием всеобщего и равного избирательного права). Всё большее значение приобретают право и законность, а вместе с тем осуществляется движение к созданию правового и социального государства (увеличивается объём и содержание общесоциальных функций государства: осуществляются социальные программы, улучшается уровень жизни населения).[22]

Главные разновидности буржуазного типа государства – домонополистические буржуазно – демократические государства, империалистические государства государственно – монополистического капитализма и современные государства Запада.

Социалистическая формация . Ей соответствует социалистический (коммунистический) тип государства. Оно представляет собой организацию политической власти трудящихся во главе рабочим классом.[23] Идея такого типа государства первоначально возникла в теории – в работах К.Маркса, Ф.Энгельса, В.И.Ленина – как противопоставление государствам других типов, в которых вся власть принадлежит господствующему классу эксплуататоров и используется для подавления сопротивления эксплуатируемых классов.

Возникновение социалистического государства связывалось с осуществлением социальной революции, возглавляемой пролетариатом (рабочим классом), со сломом старого государственного строя и установлением диктатуры пролетариата. Предполагалось, что в начальный период власть будет принадлежать рабочему классу, который будет использовать её в первую очередь для организации трудящихся с целью построения социалистического общества, а также для подавления сопротивления свергнутых классов. Считалось, что главными условиями, которые приведут к росту производительности труда, народного благосостояния, культуры, сделают всех трудящихся строителями новой жизни и привлекут всех к участию в управлении делами государства и общества, станут освобождение рабочих и крестьян от власти капиталистов и помещиков и национализация средств производства. Поскольку представители формационного подхода считали, что государство – это орудие насилия одних классов над другими, а социалистическое государство не будет угнетать большинство в интересах меньшинства, данный тип называют «полугосударством», которое постепенно отомрёт и будет заменено органами народного самоуправления.[24]

Таким образом, сущность социалистического государства можно выразить в следующих чертах:

1. Экономическим базисом социалистического государства являются социалистические формы собственности и социалистическая система хозяйства;

2. Социалистическое государство (в противопоставление предыдущим типам государств) является орудием уничтожения и подавления всякой эксплуатации, а также причин её порождающих;

3. Социалистическое государство обладает более широкой социальной базой, чем другие типы (т.к. государством управляют не представители привилегированного меньшинства, а трудящиеся массы).[25]

Однако большинство этих теоретических прогнозов не подтвердилось на практике. Национализация средств производства не привела к тому, что люди почувствовали себя их хозяевами. Проводимая политика «уравниловки» лишила труд необходимых стимулов, в значительной степени сделав его принудительным. Определённые успехи (в области науки, промышленности, сельского хозяйства) зачастую были достигнуты «силовыми» методами и массовыми репрессиями.

В результате образовались общество и государство, основанные на единой государственной собственности. Реальным собственником средств производства стал партийно-государственный аппарат, а точнее его верхушка, которая со временем приобрела фактически неограниченную власть.

Участие народа в осуществлении власти, его личные и политические права и свободы стали во многом формальными, как и деятельность демократических институтов (например, Верховного Совета в СССР и других представительных органов). На определённом этапе социалистическое общество перестаёт развиваться и приобретает застойный характер. Ярким примером этого является бывший СССР, а также страны восточной Европы.

В настоящее время идея социалистического государства пока не нашла своего реального воплощения на практике, осталась утопией, мечтой, а попытки её реализации ни к чему не привели. Тем не менее, всё это не отвергает идей социализма. Возможно, они будут реализованы в будущем, в условиях высокого уровня развития техники, экономики, науки и культуры. Следует отметить, что в современном мире признаками такого типа государства обладают Китайская Народная Республика и Куба.[26]

В основе формационного подхода лежит представление о прогрессивном развитии исторического процесса. Таким образом, каждый следующий тип государства становится более высоким по сравнению с предыдущим, т.е. феодальное государство стоит выше рабовладельческого, буржуазное – феодального, социалистическое - буржуазного.

Рассматривая сущность государств разных типов, формационная теория подразделяет их на эксплуататорские (рабовладельческое, феодальное и буржуазное) и неэксплуататорские (социалистическое или коммунистическое). Возникает даже понятие «эксплуататорский тип государства» в отличие от неэксплуататорского (социалистического) типа государства. Смена одного исторического типа государства другим происходит закономерно, в результате социальной революции.

Как уже упоминалось в самом начале, в формационном подходе существует и другая применяемая самим Марксом типология государств. В ней основу научной периодизации истории и государственно-правовой жизни общества составляет совсем другое членение мировой истории, а именно на три большие макроформации, основными критериями выделения которых выступают наличие или отсутствие таких признаков, как частная собственность, классы и товарное производство:

· первичная (архаическая) – все три признака отсутствуют;

· вторичная (экономическая) – наличествуют все три признака;

· теоретичная (коммунистическая) – признаки отсутствуют.[27]

Эти макроформации получили название общественных формаций.

В предельно сжатом виде суть подлинной формационной теории Маркса изложена в «Предисловии к критике политической экономии» (1859г). «В общих чертах, - пишет Маркс в этой работе, - азиатский, античный, феодальный и современный, буржуазный, способы производства можно обозначать как прогрессивные эпохи экономической общественной формации».[28]


§ 1.3. Переходный тип государства.

В марксистском понимании исторический тип государства определяется зависимостью классового содержания государственной и правовой организации общества от типа экономического базиса классового общества. Что же касается специфического пути развития государственности ряда стран и народов Азии и Африки, то применение общих методологических принципов требует всестороннего учёта исторических и национально-этнографических особенностей различных стран. В этой связи вводится понятие переходного типа государства[29] .

Переходное государство не вписывается в рамки формационной типологии. Оно представляет собой государственность, возникающую в результате национально-освободительной борьбы зависимых народов и опирающуюся на разнотипные производственные отношения. В дальнейшем, по мере преобладания господствующей формы собственности, подобные государства должны примкнуть к определённому историческому типу государства. Экономическую основу данного типа государств составляет многоукладная экономика при преобладании примитивных форм собственности (полуфеодальной, смешанной и др.).[30]

Концепцию переходного государства разработал В.И. Ленин. В контексте закономерного развития классовой борьбы он сделал вывод о возможности перехода отдельных стран к социализму, минуя капиталистическую стадию. Эти страны, опираясь на поддержку мирового социализма, могут осуществить переход к социализму, «перешагнув» традиционные этапы общественного развития. «С помощью пролетариата передовых стран, - писал Ленин, - отсталые страны могут перейти к советскому строю и через определённые ступени развития – к коммунизму, минуя капиталистическую стадию развития»[31] .

Подтверждением правильности данной концепции считалась победа социалистической революции в Монголии, социалистический путь развития народов Средней Азии, советского Севера и Дальнего Востока, которые переходили к социализму от родоплеменных и раннефеодальных отношений. Подобная общественная практика позволила позже выдвинуть и обосновать тезис о государстве социалистической ориентации как переходном к социалистическому типу.

В качестве примера переходного государства формационная теория приводит государства, возникавшие в период перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую. В такие периоды возникали (хотя и ненадолго) государства революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. В первые годы после Второй мировой войны переходную природу имели восточноевропейские государства народной демократии, которые позже, как правило, мирно эволюционировали в ту или иную разновидность социалистического государства.


§ 1.4 Преимущества и недостатки формационного подхода.

Формационный подход к типологии государства имеет ряд преимуществ и недостатков в отношении цивилизационного. Начнем с его преимуществ.

Во-первых, благодаря ему была установлена зависимость типа государства, классовой принадлежности власти - от экономики, способа производства - от характера общественно-экономической формации. Власть в государстве, как правило, принадлежит экономически господствующему классу, в руках которого находятся средства производства.[32]

Во-вторых, были объединены в одни классификационные группы государства, имеющие единый – по отражению классовых интересов – характер власти. На этой основе были выделены государства рабовладельческие, феодальные, буржуазные и социалистические, власть в которых принадлежала соответственно рабовладельцам, феодалам, буржуазии и трудящимся во главе с рабочим классом.

В-третьих, появилась возможность выявлять общее и особенное в организации, целеполагании, функционировании и развитии государств, входящих в указанные типы.[33]

И наконец, в-четвёртых, были выявлены закономерности смены одного типа государства другим – соответственно сменам общественно-экономических формаций: вслед за рабовладельческим приходит феодальное государство, а его сменяет буржуазное. И хотя прогноз смены буржуазного государства социалистическим может вызвать в настоящее время определённые сомнения, но закономерность смены предыдущих типов государства является реальностью.

В то же время формационная типология государства имеет ряд объективных недостатков, и сегодня, в начале XXI века, становятся очевидными её недостаточность и ограниченность, невозможность её использования в качестве единственной методологической и философской основы познания государственно-правовых форм общественного бытия.

Первым недостатком формационного подхода к типологии государства является – его догматизация и прямолинейность. В основе этого подхода лежит знаменитая «пятичленка» - членение истории на пять общественно-экономических формаций: первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, буржуазную, социалистическую (коммунистическую).[34] Между тем в истории известны случаи, когда данная последовательность осуществлялась не всегда. Некоторые государства, например древнерусское и франкское, миновали в своём развитии стадию рабовладения и переходили от первобытнообщинного строя к раннефеодальным отношениям. Это было во многом связано с неблагоприятным климатом, который делал невыгодным содержание рабов.

Другим недостатком формационной типологии является проблема восточного государства (или азиатского способа производства). Учёные-юристы в большинстве своём либо вообще замалчивали особенности таких государств, либо относили их к «восточному варианту» рабовладельческого или феодального типа. Между тем восточные государства принципиально, коренным образом отличаются от западных. В западных государствах политическая власть принадлежит экономически господствующему классу, т.е. государственная власть производна от власти экономической, от характера собственности на основные средства производства. Совершенно иное дело в восточных государствах: там первична именно государственная власть, а власть в экономической сфере, возможность распоряжаться средствами производства, результатами труда эксплуатируемых проистекает от политического господства. Поэтому отнесение восточных государств к классическим (европейским) типам, либо соединение их в один «докапиталистический» тип вместе с рабовладельческим и феодальным государством вряд ли правомерно.[35]

Наряду с этим нельзя не видеть, что восточные государства сами имеют существенные различия: в некоторых (как в Китае) рабовладения фактически не было, в других (как в Египте или Ассирии) оно играло весьма существенную роль. Различным было и положение в системе государственной власти духовенства, серьёзно отличались друг от друга правовые системы. Поэтому, хотя типология восточных государств изучена слабо, видимо, можно говорить о существовании западной и восточной ветвей-типов, внутри которых объединены различные типы государств и правовых систем.

Как уже было отмечено, не всякая государственная власть имеет классовый характер. Она нередко принадлежит более или менее узкой социальной группе (верхушке государственного аппарата, партийно-государственной элите и т.п.), которая не может рассматриваться в качестве социального класса. Такая группа, естественно, может выражать (и часто выражает) интересы какого-то класса – тогда классовое содержание власти и, следовательно, тип государства будут очевидны. Однако зачастую эта группа выражает в наибольшей степени свои собственные, узко групповые, кастовые интересы. Не имея глубинной социальной опоры, она может опираться на традиции, религию (как в государствах Востока), балансировать между равными по силе или, напротив, одинаково бессильными классами (как бонапартизм во Франции), может осуществлять тотальное подавление - физическое и идеологическое – любого сопротивления, любого инакомыслия (как в Гитлеровской Германии). Здесь возникает проблемный вопрос: к какому типу относить государство, которое отражает в первую очередь интересы государственного (или партийно-государственного) аппарата.[36]

Ответить на этот вопрос можно рассмотрев характер государства в странах, освободившихся от колониальной зависимости. В таких странах чаще всего складывается положение, когда ни один класс не бывает настолько силён и организован, чтобы единолично взять и удержать власть. Как считалось в нашей науке, в таких странах возникает блок классовых сил, объединяющий национальную буржуазию, рабочий класс, крестьянство, интеллигенцию, промежуточные слои (ремесленники, мелкие торговцы и т.п.). Основой объединения служат общенациональные интересы: завоевание и удержание независимости, развитие национальной экономики, культуры и проч. Поскольку такое объединение носит временный характер и по мере решения общенациональных задач начинают преобладать классовые интересы, такое государство вскоре (в историческом смысле) приходит к одному из основных типов государства (власть обычно завоёвывает буржуазия). Поэтому такой тип государства получил наименование «переходного».[37]

Подобная оценка является во многом идеализированной. Фактически же в большинстве случаев власть принадлежит не «блоку классовых сил», а небольшой группе партийной, военной или иной элиты, которая, осуществляя (как и всякая государственная власть) общесоциальные функции, тем не менее, выражает, прежде всего, свои собственные интересы. Такое государство действительно является «переходным»: посредством коррупции, присвоения национального достояния члены господствующей верхушки резко обогащаются и осуществляют «переход» к буржуазному обществу, каким оно было на ранних этапах своего развития.

В данной концепции есть, однако, рациональное зерно: это выделение особого «переходного» типа государства, указывающего на то, что данное государство не принадлежит ни к одному из основных типов и что его существование исторически кратковременно, поскольку оно перерождается в государство одного из основных типов. В частности, история свидетельствует о недолговечности бонапартистских и тоталитарных систем. Восточная бюрократическая замкнутая элита обычно расширяется за счёт вовлечения более широкого округа чиновников и служителей культа и становится социальным классом и заменяется.[38]

Существенным недостатком догматизированной формационной теории как научной основы исследования сущности государства является и апологетика социалистического государства, представление о нём как о высшем, неэксплуататорском типе государства, «отмирающем» государстве.[39] Этот изъян обусловлен исходным положением данной теории, которым выступает принцип последовательного, с железной необходимостью осуществляемого восхождения от одного строго определённого типа государства к другому, более прогрессивному. Очерёдность появления таких типов государств из недр безгосударственного общества устанавливается практически раз и навсегда. Более того, последовательное появление на авансцене социальной жизни подобных типов государств рассматривается в качестве едва ли не главного проявления исторического прогресса.

С изъянами формационной теории связаны и не совсем точные представления о смене типов государств. В соответствии с этими представлениями смена этих типов осуществляется в результате революции и поэтому должна иметь определённую последовательность и постоянность (что в действительности подтверждалось не всегда).[40]

И, наконец, формационная типология государств не объясняет тех весьма важных, сущностных различий, которые имеют место между государствами одной и той же общественно-экономической формации.

Здесь имеются в виду различия связанные с отношениями между той частью общества, которой реально принадлежит государственная власть, с остальным населением, т.е. его большей частью. В этом плане может быть применена классификация государств, широко используемая в науке: их деление на тоталитарные, авторитарные, либеральные и демократические (имея в виду, конечно, существование и многих промежуточных форм).[41]

Указанная выше сторона формационной типологии нуждается в серьёзной доработке (как и все другие её недостатки). Однако уже сейчас она существенно дополняет типологию, основанную исключительно на классовом подходе, позволяет выделить особенности государств в рамках общепринятых типов, соответствующих общественно-экономическим формациям.


Глава 2. Цивилизационный подход к типологии государства

§2.1 Понятие цивилизации. Сущность цивилизационного подхода и его отличие от формационного

Сегодня наряду с формационным подходом к решению вопроса о соотношении государства и социально-экономического строя применяется и другой подход, получивший в общественных науках название цивилизационного.

Понятие «цивилизация» утвердилось в европейской науке в эпоху Просвещения и с тех пор приобрело такую же многозначность, как и понятие «культура». С учётом этой многозначности и разрабатывается сегодня цивилизационный подход учеными Запада и Востока. В своих исследованиях они опираются на труды таких крупнейших представителей философско-социологической мысли, как О. Шпенглер, А. Тойнби, М. Вебер, С. Эйзенштадт, П. Сорокин, М. Зингер и др., которые внесли огромный вклад в развитие данного подхода. В самом общем виде понятие цивилизация (от лат. «civilis» - «гражданский», «общественный», «государственный») можно определить как социокультурную систему, обеспечивающую высокую степень дифференциации жизнедеятельности в соответствии с потребностями сложного, развитого общества и вместе с тем поддерживающую его необходимую интеграцию через создание регулируемых духовно-культурных факторов и необходимой иерархии структур и ценностей.[42] Это и синоним культуры, и уровень, ступень развития материальной и духовной культуры, и даже эпоха деградации и упадка культуры в противовес её целостности, ограниченности.[43]

Поэтому, в настоящее время, понятие цивилизации всё чаще рассматривается в нескольких аспектах. В первом аспекте понятия "культура" и "цивилизация" трактуются как синонимы. Во втором цивилизация определяется как овеществление вещественно-технических и социально-организационных инструментов, обеспечивающих людям их достойную социально-экономическую организацию общественной жизни, относительно высокий уровень потребления комфорта. В третьем аспекте цивилизация рассматривается как историческая ступень развития человечества, следующая за варварством.

Основное отличие понятия «цивилизация» от понятия «формация» состоит в возможности раскрытия сущности любой исторической эпохи через человека, через совокупность господствующих в данный период представлений каждой личности о характере общественной жизни, о ценностях и целях её собственной деятельности. Цивилизационный подход ориентирован на познание прошлого через все формы деятельности человека: трудовую, политическую, социальную – во всём многообразии общественных связей. Человек при таком подходе стоит в центре изучения прошлого и настоящего общества как подлинно творческая и конкретная личность, а не как классово обезличенный индивид.[44]

Концепция цивилизации оказывается намного шире и богаче формационного подхода в изучении общественной жизни. Она позволяет различать не только противостояние классов и социальных групп, но и сферу их взаимодействия на базе общечеловеческих ценностей, не только проявление классовых противоречий, но и общность духовных принципов, пронизывающих всё поведение людей в различных областях человеческой деятельности. Цивилизация формирует такие нормы общежития, которые, при всём их различии, имеют огромное значение для всех культурных и социальных групп, удерживая их тем самым в рамках единого целого.[45]

Цивилизационный подход позволяет, таким образом, видеть в государстве не только инструмент политического господства эксплуататоров над эксплуатируемыми. В политической системе общества государство выступает как важнейший фактор социально-экономического и духовного развития общества, консолидации людей, удовлетворения разнообразных потребностей человека.

Цивилизационный подход к решению вопроса о соотношении государства и социально-экономического строя исходит из стремления покончить с абсолютизацией материально-экономического начала, из взгляда на государство с предельно широких позиций определяющего воздействия на него, прежде всего духовно-нравственных и культурных факторов общественного развития.[46] В отличие от формационной теории, обосновывающей наличие тотальной детерминации государства экономическими причинами, цивилизационная теория доказывает наряду с ней и существование столь же общей детерминации духовными факторами. Духовно-культурные и нравственные факторы могут блокировать или, наоборот, поощрять развитие государства.

Сторонники данного подхода аргументируют это следующим. В основе государства лежат экономические факторы, но влияние на эти экономические факторы достигается выработкой таких стереотипов поведения, которые либо способствуют, либо мешают производительному труду. А стереотипы поведения, трудовая мораль, менталитет человека формируются именно в сфере человеческой деятельности, которая обозначается термином «культура» или «цивилизация». В итоге «цивилизация», её уровень, её ценности влияют и на социальную, в том числе государственную, организацию общества.[47] Иными словами, культурно-идеологические принципы жизни вполне способны ослабить влияние способа производства и тем самым прервать поступательное формационное развитие, как производства, так и обусловленного им процесса формирования и функционирования государства. Свидетельство этому – примеры циклического развития государственных форм в странах арабского мира, Китае, Америке до IX в. и т.д. И наоборот, социокультурные, духовные факторы могут резко усилить формационный процесс экономики и государственно-правовой сферы. Классический пример последнего – Европа, в которой, например, протестантская церковь с её культом труда и трудовой этики сыграла роль катализатора капиталистической эволюции региона и вызревания, адекватных ей государственно-правовых начал, а так же современная Япония.

Каждое отдельное государство становится полем борьбы двух видов воздействия на него: формационного, т.е. материально-производственного, и культурно-духовного, цивилизационного. Какой из них победит, заранее сказать нельзя. Именно с этим связаны альтернативность и многовариантность развития в государственной и других сферах общественной жизни. Вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что правильное понимание соотношения государства с социально-экономическим строем предполагает использование обоих подходов: формационного и цивилизационного. Однако исторический опыт государственности, обобщённый на теоретическом уровне, показывает, что жёсткая привязка природы того или иного государства к социально-экономической формации ещё не даёт ответа на многие вопросы, возникающие в сфере государственности.[48]

Тут лежит мощный пласт цивилизационных, социокультурных, национальных факторов и традиций наряду, разумеется, и с экономическими факторами.

В работах А. Тойнби, С. Хантингтона и других выделяются те культурные и цивилизованные критерии, которые позволяют классифицировать различные виды государств, понимать события сотрудничества, противостояния, даже мощного противоборства между ними. Например, у С. Хантингтона выделяются христианские, особенно православные, и мусульманские цивилизации, которые, по прогнозу С. Хантингтона, уже вошли в противостояние. Такой подход наполняет определённым, политико-правовым и экономическим содержанием такие категории, как «Восток-Запад», «Север-Юг».

Согласно цивилизационной теории тип государства, его социальная природа определяются, в конечном счёте, не столько материальными (как в формационном подходе), сколько идеально духовными, культурными факторами. Как пишет в своём фундаментальном труде «Постижение истории» известный английский историк и философ А. Тойнби, «культурный элемент представляет собой душу, кровь, лимфу, сущность цивилизации; в сравнении с ним экономический и тем более политический планы кажутся искусственными, несущественными созданиями природы и движущих сил цивилизации».[49]

Таким образом, подводя итог, можно обозначить три важных принципа соотношения государства и духовно-культурной жизни общества, которые выделяет цивилизационный подход.

1. Природа государства определяется не только реально существующим соотношением сил, но и накопленными в ходе исторического процесса и передаваемыми в рамках культуры представлениями о мире, ценностями, образцами поведения. Рассматривая государство, необходимо учитывать не только социальные интересы и действующие силы, но и устойчивые, нормативные образцы поведения, весь исторический опыт прошлого.

2. Государственная власть как центральное явление мира политики может рассматриваться в то же время как часть мира культуры. Это позволяет избежать схематизации государства и особенно проводимой им политики как результата отвлечённой игры сил и, наоборот, раскрыть связь государственной власти и престижа, морали, ценностных ориентаций, сложившегося мировоззрения, символики и т.д.

3. Разнородность культур – во времени и пространстве – позволяет понять, почему некоторые типы государств, соответствующие одни условиям, останавливались в своём развитии в других условиях. В сфере государственной жизни особое значение придаётся различиям, вытекающим из своеобразия национальных культур и черт национального характера.[50]


§2.2 Классификации государств по цивилизационному подходу

Для уяснения цивилизационного подхода чрезвычайно важно иметь в виду следующее. Исторический процесс привёл к складыванию свыше двух десятков цивилизаций, отличающихся друг от друга не только утвердившимися в них системами ценностей, господствующей культурой, но и характерным для них типом государства. Согласно одной из классификаций цивилизации проходят в своём развитии несколько этапов:

1. локальные цивилизации, каждая из которых имеет свою совокупность взаимосвязанных социальных институтов, включая государство (древнеегипетская, шумерская, индская, эгейская и др.);

2. особенные цивилизации (индийская, китайская, западноевропейская, восточноевропейская, исламская и др.) с соответствующими типами государств;

3. современная цивилизация с её государственностью, которая в настоящее время только складывается и для которой характерно совместное существование традиционных и современных социально-политических структур.[51]

Один из основоположников цивилизационного подхода, английский историк А. Тойнби выделял 21 цивилизацию – египетскую, китайскую, западную, православную, арабскую, мексиканскую, иранскую, сирийскую и др.[52]

Существуют и другие самые различные основания для типологизации цивилизаций и их государственности: хронологические, генетические, пространственные, религиозные, по уровню организации и т.п. В соответствии с этими и другими критериями можно выделить различные классификации цивилизаций и соответствующие им типы государств, такие как:

· восточные, западные и смешанные (промежуточные);

· древние, средневековые и современные;

· крестьянские, промышленные и научно-технические;

· доиндустриальные, индустриальные и постиндустриальные (в соответствии с теорией «трёх стадий»);

· открытые и закрытые;

· исламские, православные и католические и др.[53]

Западноевропейская наука, как правило, классифицирует государства в зависимости от характера взаимоотношений между государственной властью и индивидом. По этому признаку выделяются два типа государственности: демократия и автократия. Г. Кельзен считал, что в основе типизации современных государств находится идея политической свободы. В зависимости от того места, какое занимает индивид в создании правопорядка, различаются два типа государства. Если индивид принимает активное участие в создании правопорядка, то это демократия, если же нет – автократия. Отвлекаясь от других типологических признаков государства, Кельзен концентрирует внимание на человеческом факторе, который в основном и определяет и демократизм государственной власти[54] .

Подобную трактовку типологии государств даёт американский профессор Р. Макайвер. Он также делит государства на два типа: 1) династические (антидемократические), где общая воля (государственная) не выражает воли большинства населения; 2) демократические, в которых государственная власть отражает волю всего общества или большинства его членов и в которых народ либо непосредственно правит, либо активно поддерживает правительство. В первую группу Макайвер включает «классово-контролируемые государства» (империи), а также псевдодемократические государства, в которых правительство комплектуется привилегированной частью общества. Ко второй группе он относит те современные государства, в которых отношения между властью и гражданином строятся на началах справедливости и взаимной ответственности, где государство обеспечивает человеку максимальную свободу и процветание[55] .

Немецкий политолог Р. Дарендорф, подразделяя все государства на антидемократические и демократические, делает вывод, что в результате постепенной демократизации общество классовой борьбы становится обществом граждан, в котором хотя и нет недостатка в неравенстве, но создана общая для всех основа, и которое делает возможным цивилизованное общественное бытие[56] .

В настоящее время одним из наиболее распространённых в цивилизационном подходе является так называемое технологическое направление, согласно которому тип государства связывается с той ступенью (стадией) научно-технического прогресса и жизненного уровня населения, определяемого потреблением и оказанием услуг, которой соответствует данное государство.[57]

Одной из наиболее распространённых для этого направления цивилизационного подхода является «теория стадий экономического роста», автор которой известный американский социолог и политический деятель Уолт Ростоу. Согласно этой теории все общества по экономическому развитию можно отнести к одной из пяти стадий:

1. традиционное общество (с преобладанием сельского хозяйства);

2. переходное общество (где закладываются основы для «сдвига» в области обрабатывающей промышленности);

3. общество, переживающее процесс сдвига (стадия «взлёта» в промышленности и в сельском хозяйстве);

4. созревающее общество (или стадия «зрелости»);

5. общество, достигшее высокого уровня народного потребления.

В соответствии с рассматриваемой концепцией именно на пятой стадии возникает общество, которое можно назвать «государством всеобщего благоденствия».[58]

Для понимания типологии государств с цивилизационной точки зрения наибольший интерес представляет ещё одна классификация цивилизаций и соответствующих государственно-политических институтов по уровню их организации. Подобная классификация означает деление цивилизаций (а, следовательно, и их государств) на первичные и вторичные.[59] Государства в первичных и вторичных цивилизациях резко отличаются друг от друга по своему месту в обществе, выполняемой роли, социальной природе.

Первичные цивилизации принимают государственно-страновой, хотя нередко и имперский характер. Обычно к ним причисляют древнеегипетскую, шумерскую, ассиро-вавилонскую, иранскую, бирманскую, сиамскую, кхмерскую, вьетнамскую, японскую и другие цивилизации. Их научно-исторический анализ показывает огромную роль государства как объединяющей и организующей силы, не определяемой социальными и экономическими структурами, а определяющей их. Отличительной особенностью этих обществ было соединение государства с религией в политико-религиозном комплексе, где государство – более чем государство, так как оно связано с духовным производством, а религия прямо включает в себя обожествлённого правителя. В первичных восточных цивилизациях государство было составной частью не только политической надстройки, но и базиса, что было связано с обеспечением им как политического, так и хозяйственного, социального функционирования общества.

Иное место занимает государство во вторичных цивилизациях – западноевропейской, североамериканской, восточноевропейской, латиноамериканской, буддийской и др. Здесь проявилось отчётливое различие между государственной властью и культурно-религиозным комплексом. Власть оказывалась уже не такой всемогущей и всепроникающей силой, какой она была в первичных цивилизациях. Но и здесь с цивилизационной точки зрения государство было компонентом, во много подчинённым культурно-религиозной системе.[60]

Во вторичных цивилизациях положение правителя, олицетворявшего государство, было двойственным. С одной стороны, он средство утверждения сакральных принципов и заветов и в качестве такового достоин всяческого повиновения, с другой – он сам не вправе нарушать эти заветы, а в противном случае его власть будет незаконной. Его власть – служение, должное соответствовать идеалу, поэтому она вторична.

Таким образом, цивилизационный подход, в отличие от формационного, предоставляет возможность выделения различных вариантов классификации типов государств (в зависимости от критерия, лежащего в основании данной классификации). Именно это затрудняет возможность составления единой типологии подобной формационной.


§2.3 Преимущества и недостатки цивилизационного подхода

Цивилизационный подход также как и формационный имеет определённые преимущества и недостатки. Давайте рассмотрим основные преимущества цивилизационного подхода по отношению к формационному.

К числу наиболее значимых достоинств данной типологии следует отнести особое внимание к культуре, проявления которой рассматриваются в качестве важных факторов государственности.

Цивилизационный подход позволяет различать сферу взаимодействия классов и социальных групп на базе общечеловеческих ценностей, общность их духовных принципов (а не только противостояние и противоречия между этими группами). Более того, цивилизация формирует такие нормы общежития, которые, объединяют все культурные и социальных группы в рамках единого целого.

Другим плюсом цивилизационного подхода является то, что он позволяет увидеть в государстве важнейший фактор социально-экономического и духовного развития общества, консолидации людей, удовлетворения разнообразных потребностей человека, а не только инструмент политического господства эксплуататоров над эксплуатируемыми.

Теперь же давайте рассмотрим основные недостатки цивилизационного подхода.

При рассмотрении цивилизационного варианта типологии государств, можно выделить три основных проблемных момента. Во-первых, в данной типологии не выделяется то главное, что характеризует государство, - принадлежность политической власти. Во-вторых, это размытость и аморфность границы между понятиями «культуры» и «цивилизации».[61] И, наконец, в-третьих, это недостаточная разработанность такой типологии, о чём свидетельствует, множественность оснований для выделения самих цивилизаций и соответствующих им типов государства. Не случайно, что в работах, базирующихся на таком подходе, рассмотрение конкретных типов государства, их смены идёт в конкретном ключе, основанном на формационном подходе, а о «цивилизованных» типах говорится вскользь[62] .

Кроме этих основных недостатков можно выделить и ещё один так же не менее важный. Основное внимание в цивилизационном подходе уделяется культуре. Поэтому если формационная теория начинает постижение общества "снизу", выдвигая на первое место материальное производство, то сторонники цивилизационного подхода начинают постижение общества, его истории "сверху", т.е. с культуры во всем многообразии ее форм и отношений (религия, искусство, нравственность, право, политика и проч.). Посвящая анализу культуры все свое внимание и энергию, сторонники цивилизационного подхода часто вообще не обращаются к материальной жизни. Таким образом, здесь появляется опасная возможность развития в данной теории признаков монизма - жесткой привязки к духовно-религиозному или психологическому началу.

Таким образом, цивилизационный подход к типологии государства, также как и формационный нуждается в тщательной доработке, дополнении и усовершенствовании.


Заключение

Соотношение формационного и цивилизационного подходов в современном мире.

Рассматривая вопрос о соотношении и соперничестве цивилизационного и формационного подходов, необходимо отметить, прежде всего, что это две разные категории: первая – социокультурная, вторая – социоэкономическая. За формацией стоит прерывность, дискретность, исторического процесса, за цивилизацией – его преемственность, непрерывность. Формация раскрывает природу общественного строя, цивилизация – полноту его исторического бытия. Формация концентрирует внимание, на универсальном, общем, повторяющемся, устойчивом; цивилизация – на локально-региональном, особенном, своеобразном, неповторимом. Формация может быть качественно определённым периодом или фазой в развитии цивилизации: рабовладение, феодализм, капитализм в рамках западной цивилизации. В то же время одна и та же формация может объединять различные цивилизации: США и Япония, например, - разные цивилизации, но одна, единая формация.[63]

Вместе с тем надо сказать, что цивилизация и формация очень близки друг к другу. В одинаковой мере они применимы как к человечеству в целом, так и к отдельным континентам, регионам, обществам. Цивилизация и формация во многом дополняют и взаимно ограничивают друг друга. Более того, резонно полагать, что формация является экономически структурированной (сведение всех общественных детерминаций к материальному производству) цивилизацией. В данном плане она кажется даже более стройной и последовательной, нежели цивилизация, которая рыхла и аморфна в отношении того, чем конкретно определяется её целостность, где берут начало силовые линии её интеграции. В этой рыхлости и аморфности, однако, есть и своё преимущество: выбирая цивилизацию, мы чувствуем себя более свободными и раскрепощёнными – не вообще, конечно, а в изучении или анализе истории. И поэтому в данном отношении уже цивилизационный подход, по сравнению с формационным, является более привлекательным, так как в нём больше методологического потенциала и исследовательской эвристики.

Таким образом, нельзя говорить о явном преимуществе какого либо из подходов – формационного или цивилизационного. Каждый из рассматриваемых подходов необходим и важен, но недостаточен сам по себе. Цивилизационный подход не может сам объяснить причины и механизмы перехода от одной фазы цивилизационного развития к другой, а в рамках формационного подхода сложно описывать различие стран Запада и Востока. Отчётливо видно, что каждый из них имеет свои преимущества и недостатки по отношению к другому, но, как указывалось выше, оба подхода играют важную роль в понимании и развитии типологии государства.

Эти два подхода не исключают, а, наоборот, взаимно дополняют друг друга и настоящее время всё более усиливается тенденция, и осуществляются поиски в направлении их взаимного синтеза. Одной из предпосылок такого синтеза формационного и цивилизационного подходов является сложный, спиралевидный характер формационной теории общественного развития (а не линейно-стадиальный, как это многие себе представляют).[64] Она может многое дать цивилизационной теории, указывая на единство развития мировой совокупности цивилизаций как целостной системы, а также может быть плодотворно приложена к задачам крупномасштабного членения исторического процесса, и к анализу исторической деятельности различных народов, протекающей в определенных географических, социально-экономических и культурных условиях.

Приложение

В данной работе мною были рассмотрены теории двух подходов к типологии государства – формационный и цивилизационный. Были проанализированы их сущность и смысл. Однако для понимания состоятельности этих подходов необходимо ещё и соотнесение их с реальной практикой мировой истории. Без этого они останутся лишь гипотетическими, предположительными.

Что касается формационного подхода, то типология государств, представленная им, практически полностью подтверждена реальной практикой. Действительно, в мировой истории ярко выделяются такие типы государств как рабовладельческое, феодальное и буржуазное (капиталистическое). Единственным изъяном, нарушающим (в данном отношении) стройность теории, является социалистический (коммунистический) тип государства. Данный тип государства так и не был подтверждён в мировой практике, хотя попытки этого как осуществлялись (как, например, в бывшем СССР и социалистических странах Восточной Европы), так и осуществляются и по сей день (КНР, Куба). Тем не менее, данный изъян не опровергает формационной теории. Возможно социалистическое государство, при наличии определённых условий, будет построено в будущем.

Что же касается цивилизационного подхода, то типология государств, предложенная им, получила больше примеров, на практике и в мировой истории. Сложность здесь составляет множественность критериев, по которым выделяют типы государств. Для примера, приведём ниже несколько классификаций типов государств по данному подходу.

Возьмем теорию «трёх стадий» (Арон, Белл, Ростоу). В соответствии с ней выделяются три стадии развития общества (доиндустриальная, индустриальная и постиндустриальная), которым соответствуют, аналогичные типы государств. И действительно, в мировой истории выделяются все три вышеуказанных стадии, причём последняя из них (постиндустриальная) наступила совсем недавно (в последней четверти XX века).

Возьмём другую, наиболее популярную, теорию классификации государств цивилизационного подхода. В соответствии с ней все государства можно разделить на два типа: первичные (в которых верховная власть сливается с духовно-религиозным комплексом) и вторичные (в которых эти две организации существуют отдельно друг от друга). В мировой истории к первичным странам можно отнести страны Древнего Востока, а к вторичным европейские, североамериканские и др. Этой теории близка другая, делящая типы государств на восточные (те же первичные), западные (те же вторичные) и смешанные (к которым можно отнести Россию, Японию и др. страны). Однако здесь в качестве критерия лежит в основном путь возникновения государства (на востоке власть-собственность, на западе собственность-власть).

Таким образом, оба подхода имеют практические примеры. Однако каждый из них имеет и практические недостатки или недочёты.


Список используемой литературы.

1. Я.М. Бельсон, В.Е. Гулиев, М.П. Карева и др. / Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Исторические типы государства и права. – Москва, Издательство Юрид. лит. 1971 г.

2. И.В. Сталин «История Всесоюзной коммунистической партии. Краткий курс» Москва. Издательство «Политиздат»,1938г.

3. К. Маркс «Предисловие к критике политической экономии». Москва. Издательство «Политиздат», 1985 г.

4. К.Маркс, Ф.Энгельс Сочинения, том13.Москва. Издательство «Политиздат», 1988 г.

5. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 1. Москва. Издательство «Политиздат», 1963 г.

6. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т.41. Москва. Издательство «Политиздат», 1963 г.

7. Советский Энциклопедический Словарь. Москва. Издательство «Советская Энциклопедия», 1980 г.

8. Тойнби. А.Дж. Постижение истории. Москва. Издательство «Норма», 1997 г.

9. Макайвер Р. Современное государство. Оксфорд, 1964.

10. Кельзен Г. Общая теория государства и права. Кембридж, 1946

11. Дарендорф Р. Фрагменты нового либерализма. Штутгарт, 1987.

12. Учебник под редакцией В.В. Лазарева «Общая теория права и государства». Москва. Издательство «Юрист», 2007 г.

13. А.Б. Венгеров. «Теория государства и права». Учебник (4-е издание, стереотипное). Москва. Издательство «Омега-Л», 2007 г.

14. В.Н. Хропанюк «Теория государства и права»: Учебное пособие для высших учебных заведений/Под редакцией В.Г. Стрекозова. Москва. Издательство «Интерстиль», 1999 г.

15. Учебник Теория государства и права/Под ред. А.Б. Венгерова. Ч.1. Теория государства. Москва. Издательство «Омега-Л», 1995 г.

16. Г.Х. Шахназаров, А.Д. Боборыкин и др. «Обществоведение», учебник для выпускного класса средней школы и средних специальных учебных заведений (20-е издание) Москва. Издательство «Политиздат»,1982 г.

17. «Теория государства и права: курс лекций» под редакцией Н.И. Матузова и А.В. Малько(2-е здание). Москва. Издательство «Юрист», 2004г.

18. П.К. Гречко «Введение в обществознание», учебное пособие для поступающих в вузы. Москва. Издательства «Уникум-Центр» и «Поматур», 1999 г.

19. Учебник для вузов под редакцией В.М. Корельского и В.Д. Перевалова: «Теория государства и права». Москва. Издательство «Норма-Инфра М», 1998г.

20. Е.М. Гиляров Теория государства и права: учебное пособие. Москва. МИФИ, 2004г.


[1] См.: В.Н. Хропанюк «Теория государства и права»: Учебное пособие для высших учебных заведений/Под редакцией В.Г. Стрекозова. «Интерстиль», Москва,1999 г. С. 89-90.

2 См.: Там же.

[3] См.: В.Н. Хропанюк «Теория государства и права»:Учебное пособие для высших учебных заведений/Под редакцией В.Г. Стрекозова. «Интерстиль», Москва,1999 г. С. 90.

[4] См.: Е.М. Гиляров Теория государства и права: Учебное пособие. Москва, МИФИ, 2004. С.24

[5] См.: Учебник под редакцией В.В. Лазарева «Общая теория права и государства». Москва, «Юрист», 2007 г. С. 375.

[6] См.: В.Н. Хропанюк «Теория государства и права»:Учебное пособие для высших учебных заведений/Под редакцией В.Г. Стрекозова. «Интерстиль», Москва,1999 г. С. 90.

[7] См.: Г.Х. Шахназаров, А.Д. Боборыкин и др. «Обществоведение», учебник для выпускного класса средней школы и средних специальных учебных заведений (20-е издание) Москва, «Политиздат», 1982 г. С. 56-57.

[8] См.: К.Маркс, Ф.Энгельс Сочинения, том13.Москва, «Политиздат», 1988 г. С.6-7.

[9] См.: В.И. Ленин Полное собрание сочинений, том 1.Москва, «Политиздат», 1963 г. С.138.

[10] См.: В.Н. Хропанюк «Теория государства и права»:Учебное пособие для высших учебных заведений/Под редакцией В.Г. Стрекозова. «Интерстиль», Москва,1999 г. С. 91.

[11] См.: И.В. Сталин «История Всесоюзной коммунистической партии. Краткий курс» Москва, «Политиздат»,1938г. Глава 4.

[12] См.: А.Б. Венгеров. «Теория государства и права». Учебник (4-е издание, стереотипное). Москва, «Омега-Л», 2007 г. С. 105

[13] См.: Там же С. 105.

[14] См.: Учебник под редакцией В.В. Лазарева «Общая теория права и государства». Москва, «Юрист», 2007 г. С. 382.

[15] См. Теория государства и права/Под ред. А.Б. Венгерова. Ч.1. Теория государства. Москва, «Омега-Л», 1995 г. С. 107.

[16] См.: А.Б. Венгеров. «Теория государства и права». Учебник (4-е издание, стереотипное). Москва, «Омега-Л», 2007 г. С. 107.

[17] Там же.

[18] См.: Теория государства и права/Под ред. А.Б. Венгерова. Ч.1. Теория государства. Москва, 1995 г. С.108.

[19] См.: Учебник под редакцией В.В. Лазарева «Общая теория права и государства». Москва, «Юрист», 2007 г. С. 385.

[20] См.: Учебник под редакцией В.В. Лазарева «Общая теория права и государства». Москва, «Юрист», 2007 г. С. 385-386.

[21] Учебник для вузов под редакцией В.М. Корельского и В.Д. Перевалова «Теория государства и права». Москва, «Норма-Инфра М», 1998г. С. 174.

[22] См.: Учебник для вузов под редакцией В.М. Корельского и В.Д. Перевалова «Теория государства и права». Москва, «Норма-Инфра М», 1998г. С. 175

[23] См.: Теория государства и права/Под ред. А.Б. Венгерова. Ч.1. Теория государства. Москва, «Омега-Л» 1995. С. 108.

[24] А.Б. Венгеров. «Теория государства и права». Учебник (4-е издание, стереотипное). Москва. Издательство «Омега-Л», 2007 г. С. 109.

[25] См.: Там же.

[26] См.: Учебник под редакцией В.В. Лазарева «Общая теория права и государства». Москва, «Юрист», 2007 г. С. 388.

[27] См.: А.Б. Венгеров. «Теория государства и права». Учебник (4-е издание, стереотипное). Москва, «Омега-Л», 2007 г. С.111.

[28] См.: К. Маркс «Предисловие к критике политической экономии».1985 г. Стр.12.

[29] См.: Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Исторические типы государства и права. / Бельсон Я.М., Гулиев В.Е., Карева М.П. и др. – Москва, Юрид. лит. 1971. С.15

[30] См.: В.Н. Хропанюк «Теория государства и права»:Учебное пособие для высших учебных заведений/ Под редакцией В.Г. Стрекозова. Москва, «Интерстиль», 1999 г. С. 93.

[31] См.: Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т.41. Москва, «Политиздат», 1963 г. С.246.

[32] См.: Учебник под редакцией В.В. Лазарева «Общая теория права и государства». Москва, «Юрист», 2007 г. С. 375.

[33] См.: Учебник под редакцией В.В. Лазарева «Общая теория права и государства». Москва, «Юрист», 2007 г. С. 375.

[34] См.: А.Б. Венгеров. «Теория государства и права». Учебник (4-е издание, стереотипное). Москва, «Омега-Л», 2007 г. С. 110-111.

[35] См.: Учебник под редакцией В.В. Лазарева «Общая теория права и государства». Москва, «Юрист», 2007 г. С. 376.

[36] См.: Учебник под редакцией В.В. Лазарева «Общая теория права и государства». Москва, «Юрист», 2007 г. С. 376.

[37] См.: См.: Теория государства и права/Под ред. А.Б. Венгерова. Ч.1. Теория государства. Москва, «Омега-Л» 1995. С. 110.

[38] См.: Учебник под редакцией В.В. Лазарева «Общая теория права и государства». Москва, «Юрист», 2007 г. С. 377.

[39] См.: А.Б. Венгеров. «Теория государства и права». Учебник (4-е издание, стереотипное). Москва, «Омега-Л», 2007 г. С. 114.

[40] См.: А.Б. Венгеров. «Теория государства и права». Учебник (4-е издание, стереотипное). Москва, «Омега-Л», 2007 г. С. 115.

[41] См.: Учебник под редакцией В.В. Лазарева «Общая теория права и государства». Москва, «Юрист», 2007 г. С. 378.

[42] См.: А.Б. Венгеров. «Теория государства и права». Учебник (4-е издание, стереотипное). Москва, «Омега-Л», 2007 г. С. 101-102.

[43] См.: Советский Энциклопедический Словарь. Москва, Изд-во Советская Энциклопедия, 1980 г С. 1486.

[44] См.: В.Н. Хропанюк «Теория государства и права»:Учебное пособие для высших учебных заведений/Под редакцией В.Г. Стрекозова. Москва, «Интерстиль», 1999 г. С. 98.

[45] См.: В.Н. Хропанюк «Теория государства и права»:Учебное пособие для высших учебных заведений/Под редакцией В.Г. Стрекозова. Москва, «Интерстиль», 1999 г. С. 98.

[46] См.: А.Б. Венгеров. «Теория государства и права». Учебник (4-е издание, стереотипное). Москва, «Омега-Л», 2007 г. С. 102.

[47] См.: Там же.

[48] См., напр.: Теория государства и права/Под ред. А.Б. Венгерова. Ч.1. Теория государства. М., 1995. С.103

[49] Тойнби. А.Дж. Постижение истории. Москва. 1997 г. С. 429.

[50] А.Б. Венгеров. «Теория государства и права». Учебник (4-е издание, стереотипное). Москва, «Омега-Л», 2007 г. С. 104.

[51] Учебник под редакцией В.В. Лазарева «Общая теория права и государства». Москва, «Юрист», 2007 г. С.373.

[52] Тойнби. А.Дж. Постижение истории. Москва. 1997 г. С.29.

[53] См.: первую сноску.

[54] См:. Кельзен Г. Общая теория государства и права. Кембридж, 1946.

2См.: Макайвер Р. Современное государство. Оксфорд, 1964.

[56] См:. Дарендорф Р. Фрагменты нового либерализма. Штутгарт, 1987.

[57] См.: «Теория государства и права: курс лекций» под редакцией Н.И. Матузова и А.В. Малько(2-е здание). Москва, «Юрист», 2004 г. С. 57.

[58] См.: стр.31, ссылку №4.

[59] А.Б. Венгеров. «Теория государства и права». Учебник (4-е издание, стереотипное). Москва, «Омега-Л», 2007 г. С. 117-118.

[60] А.Б. Венгеров. «Теория государства и права». Учебник (4-е издание, стереотипное). Москва, «Омега-Л», 2007 г. С. 118.

[61] Учебник под редакцией В.В. Лазарева «Общая теория права и государства». Москва, «Юрист», 2007 г. С.374.

[62] См., напр.: Теория государства и права/Под ред. А.Б. Венгерова. Ч.1. Теория государства. Москва, «Омега-Л», 1995 г. С. 98.

[63] П.К. Гречко «Введение в обществознание», учебное пособие для поступающих в вузы. Москва. Издательства «Уникум-Центр» и «Поматур», 1999 г. С. 129.

[64] П.К. Гречко «Введение в обществознание», учебное пособие для поступающих в вузы. Москва. Издательства «Уникум-Центр» и «Поматур», 1999 г. С. 129.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий