регистрация / вход

Формирование правового государства

История зарождения и развития идеи правовой государственности в России, исходные положения современной теории правового государства и ее основные признаки. Особенности конституционной модели российской государственности, проблемы ее формирования.

Оглавление

Введение

1. Общетеоретическая характеристика правового государства

1.1 Становление и развитие идеи правового государства в России

1.2 Понятие и признаки правового государства

2. Практика и условия формирования правового государства в РФ

2.1 Условия формирования правового государства в РФ

2.2 Практика построения правового государства в РФ

3. Проблемы и перспективы становления правового государства в РФ

Заключение

Библиография

Введение

Тема «Правовое государство» заинтересовала меня тем, что при ее освещении необходимо постоянно проводить сравнение между продекларированными законодательством идеями и реальной жизнью. Мы живем в стране, которая по Конституции Российской Федерации является правовым государством. Но то, что пишется в основном законе, не дает нам повода утверждать, что это именно так. На мой взгляд, у нас еще не все полностью осознают, что для создания правового государства необходимо возникновение ряда определенных предпосылок, важнейшей из которых является гражданское общество, то есть соответствующая зрелость традиционного общества. А в России общество еще не совсем созрело, чтобы обеспечить для себя условия, удовлетворяющие и реализующие свои разнообразные потребности и интересы.

Актуальность моего исследования обусловлена тем, что Россия, преодолев тяжелейший период постсоветской реформации, является очень молодой преемницей основ правовой государственности. Отследить динамику этого процесса и отразить объективную картину на современном этапе я попытаюсь в данной работе.

Цель исследования: изучить и систематизировать теоретические основы концепции правового государства, и на примере Российской Федерации отследить феномен становления правового государства.

Идея правового государства, при этом, была актуальной и волновала умы передовых людей всегда. Сам же термин «правовое государство» сформировался и утвердился довольно поздно – в немецкой юридической литературе в первой трети XIX века в работах К.Т. Велькера, Р. фон Моля и др. Однако, споры вокруг правового государства (как вокруг идеи, так и вокруг практики) ведутся с самого зарождения этой политико-юридической конструкции. При этом, не подлежит никакому сомнению, что теория правового государства занимает достойное место среди достижений человеческой цивилизации, потому, что она сориентирована на утверждение такого государственного союза, в котором взаимоотношения личности и государства строились бы на строгих основах права и исключали бы взаимный произвол.Но правовое государство – не что-то раз и навсегда данное, а это скорее идея, которая реализуется постепенно с учётом уровня развития экономики, политики и культуры в каждом государстве. Поэтому в Российской Федерации нужно реализовать идею правового государства в объёмах и формах, соответствующих уровню развития экономики, политики и культуры именно в нашем государстве, а значит нельзя слепо копировать формы и структуры, заимствованные в других странах. Вопросы правового государства широко обсуждаются и в наше время. Основная причина такого внимания к правовому государству заключается не только в гуманизме самой идеи его возникновения, но и в поисках путей её наиболее адекватного оформления и эффективного осуществления.

Правовое государство – объект изучения в работе – это и определенная философско-правовая теория, и соответствующая практика организации политической власти и обеспечения прав и свобод человека. Его общечеловеческая ценность определяет и современные установки, устремления и усилия по формированию и развитию начал правовой государственности в посттоталитарной России. Что также говорит об актуальности обращения к данной теме.

Специфика феномена правовое государство в процессе формирования правовой государственности в России выступит предметом нашего рассмотрения.

Исходя из цели и учитывая специфику предмета исследования, задачи исследования определены следующим образом:

1. Анализ теоретических основ концепции правового государства, включающий: краткий экскурс в историю зарождения и развития идеи правовой государственности в России и знакомство с исходными положениями современной теории правового государства.

2. Рассмотрение особенностей конституционной модели российской правовой государственности.

3. Выделение проблем формирования правового государства в России.

4. Формулировка выводов.

Эмпирическую базу исследования составили:

а) правовые положения, изложенные в Конституции РФ (1993 г.);

б) научные работы и тематические исследования в области государствоведения в целом и посвященные концепции правового государства в частности таких авторов, как И. Кант, Гегель, П.И. Новгородцев, Н.М. Коркунов, Б.А. Кистяковский, В.М. Гессен, В.С. Нерсесянц, И.Ю. Козлихин, Е.А. Лукашева, Л.С. Мамут, М.Н. Марченко, О.В. Родионова, Н.С. Серегин, Н.Н. Шульгин, В.А. Четвернин и др.;

в) публикации по теме исследования в специализированных изданиях: «Собрание законодательства РФ», «Законодательство», «Государство и право».

Сегодня, когда Россия решает задачу формирования государственно-организованного общества на правовых началах, требующую дальнейшей фундаментальной теоретической разработки соответствующей концепции в условиях проведения в нашей стране экономической и политической реформ, несомненно, предлагаемая работа будет представлять практический интерес, так как посвящена концепции правового государства, которую надлежит рассматривать как потребность не только осознания особенностей функционирования российского общества, но и анализа взаимодействия личности и субъектов политической системы с точки зрения оптимизации их взаимоотношений, обеспечения правовой защищенности, равенства всех перед законом, а также усиления взаимной ответственности.


1. Общетеоретическая характеристика правового государства

1.1 Становление и развитие идеи правового государства

Развитие элементов правового государства в истории России прослеживалось на протяжении тысячи лет, но не привело к формированию законченной и оформленной системы.

Процесс формирования ранней государственности на Руси был долгим и противоречивым. Когда, по преданию, славяне в V веке спустились с Карпат и стали осваивать просторы Приильменья и Приднепровья, они уже находились на стадии разложения первобытной родовой общины. На новых местах расселения утверждается соседская община («вервь», «мир») – основа самобытности нарождавшейся государственности и соборной духовности русского народа.

Начала государственности, воспринятые варварами, завоевавшими территорию Западной Римской империи, были органически чужды обитателям восточноевропейских просторов. Здесь наивысшего расцвета достигла «военная демократия» – предгосударственное общественное устройство ряда европейских и азиатских народов. Она обеспечивала участие всех взрослых мужчин – членов общины в решении важнейших вопросов ее жизни, контроль вольных общинников за деятельностью племенной верхушки, всеобщее вооружение соплеменников, гласное назначение военачальников и других лиц, выполнявших общественно значимые функции. Высшим органом власти, опиравшейся на силу обычая и нравственных норм, было народное собрание, созывавшееся как племенной верхушкой (старейшинами), так и рядовыми соплеменниками.

Народное собрание (вече) утверждало обязательные для всех членов племени правила, которые после их идеологической легитимации жрецами приобретали характер категорических предписаний, установленных божественным промыслом. Эти предписания подлежали безоговорочному исполнению. Другие решения (народного собрания, старейшин, племенного вождя) могли опротестовываться. Они, как правило, не имели принудительного характера. Византийский историк Прокопий Кесарийский, характеризуя общественное устройство восточных славян той эпохи, отмечал, что они «не управляются одним человеком, издревле живут в народоправстве».

В эпоху самодержавного произвола такие принятые в Западной Европе понятия, как закон и право, в российской правовой мысли отсутствовали. «…Самое слово «право» было у нас неизвестно в западном его смысле, но означало только справедливость, правду». Слово «закон» так же, как и право, заимствованное у западных славян, было синонимом слова «завет». Обозначало оно божественное или традиционное, исходящее от предков установление, с которым обязаны были считаться все, боящиеся кары за совершаемые смертные грехи.

Именно так трактует закон первый русский политический мыслитель Илларион в своем «Слове о Законе и Благодати» (XI век). Он понимает под законом высшее установление – предписание, регулирующее насильственными мерами поведение человека в обществе. Исходит это установление непосредственно от Бога или, по Его внушению, от избранных им лиц (пророка, правителя и т.д.).

Но в правовых актах этого и более ранних периодов содержится указание и на законы, которые исходят одновременно и от Бога, и от выполняющих Его волю людей. Так, в договорах, заключенных Киевской Русью с Византией в X веке, говорится о русском законе, который, разумеется, принимается не князем, не народным собранием, а создается обычаями и традициями, в том числе порождаемыми божественным промыслом.

Между тем на связь закона с обычаем давно уже обратили внимание многие исследователи. Так, И.И. Срезневский в трехтомном труде «Материалы для словаря древнерусского языка» указывает, что закон – «установление, исходящее от власти, противоположное обычаю, покону». В действительности же «закон» и «покон» (обычай) – однокорневые существительные. Их общий корень присутствует в таких словах, как «конец», «исконный», «испокон». Так что если закон – это предел, установленный Богом, природой, властью, то обычай (покон) – это способ взаимодействия с таким пределом, выработанный на опыте ряда поколений.

В эту систему правовых ценностей легко, почти органично, включается понятие «указ». Закон – это предел. Обычай – опыт взаимодействия с таким пределом. Указ – конкретная задача, выдвигаемая правителем и подлежащая выполнению в рамках закона с учетом накопленного опыта взаимодействия с ним. Иначе говоря, закон – фундаментальная основа любой правовой системы, обычай – способ его применения на разных этапах развития такой системы, указ – ограниченный законом и обычаем правовой акт, выражающий те или иные намерения и устремления субъекта права. Закон и обычай – объективный фундамент правовой системы, указ – ее субъективная, изменчивая часть. Потому и народ привык с большим довернем относиться к закону, нежели к меняющимся и порой непредсказуемым указам и распоряжениям начальников разного уровня. Русская традиция: закон – от Бога, от разума, от воли народа; указ – от прихоти, амбиций, а то и просто дури начальства.

При Иване IV окончательно утвердилась законодательная формула: «Царь указал и бояре приговорили». Разновидностями законов были уставы, жалованные грамоты, судебники и т.д. Принимались они царем по совету с Боярской думой, ставшей официальным, но не закрепленным законом государственным институтом. Царь мог утвердить закон и бездумой.

В период царствования Ивана IV стали созываться Земские соборы из выборных сословных представителей. Они передавали отношение подданных к действиям царской администрации. Земский собор 1613 года избрал нового царя – Михаила из рода Романовых. Приговоры Боярской думы, решения Земских соборов носили законодательный характер. Но в правовой сфере царил указ, принимавшийся царем. Среди царских указов был и знаменитый указ о заповедных летах, усиливавший закабаление крепостного крестьянства.

Самым выдающимся правовым актом допетровской эпохи было Соборное уложение Алексея Михайловича (1649 г.). В нем были собраны воедино действующие царские указы и боярские приговоры (Боярская дума принимала решения, не утверждавшиеся царем, их правовая значимость была ниже значимости царских указов), а также соответствующие статьи судебников. К составлению Уложения была привлечена большая группа образованных людей, работавших в приказах. Окончательный текст обсуждался Боярской думой, после чего его утвердили выборные люди (Земский собор). Две главы Уложения посвящались защите престижа царской власти.

Петровские реформы были попыткой соединить самодержавно-крепостническое государственное устройство с некоторыми достижениями Западной Европы в области развития правовой системы. Они сохраняли признание богоданности царской власти, но соединяли его с рационалистическим представлением о передаче людьми верховной власти монарху в целях самосохранения (царь – отец народа). Суть этих реформ выразил Феофан Прокопович: «Его величество есть самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответ дать не должен». Особенность петровского законодательства – ориентация на активное усвоение западного опыта, прежде всего установление четко определенного законом правового порядка, ограничивающего волю и произвол субъектов управления. Ведущим стал принцип законности, потеснивший господствовавшие до этого обычаи и традиции.

Для повышения качества законотворческой деятельности Петром I создается Правительствующий Сенат. Но разделения правовых актов на законы и указы еще не произошло. Царь издавал указы, указами же утверждал акты, являвшиеся по своему значению законами.

Екатерина II, имевшая обширную переписку с мыслителями эпохи Просвещения (Вольтером, Дидро и другими), первой задумалась о соотношении закона и воли государя. Осознание этого факта вызвало к жизни идею созыва представителей различных сословий для выработки проекта оптимального политического устройства страны. В 1767 г. была образована Уложенная комиссия – прообраз российского парламента.

В нее вошли представители (как правило, выборные) от дворянства, городов, правительственных учреждений, государственных крестьян, казачества, национальных групп, ведущих оседлый образ жизни, то есть от всего населения страны (за исключением духовенства, частновладельческих крестьян, кочевников и солдат, не занимавшихся пахотой). К сожалению, в условиях усиливающегося абсолютизма работа этой комиссии оказалась безрезультатной.

Лишь при внуке Екатерины II Александре I идея представительных учреждений парламентского типа нашла воплощение в проекте М.М. Сперанского о создании законодательного собрания – Государственной думы – из представителей, выбранных через посредство волостных, окружных и губернских дум, но проект не осуществился.

После расширения законодательных функций Сената (1802 г.) в области разработки царских указов был создан в 1810 г. Государственный совет, главной задачей которого стало рассмотрение законодательных актов. Четко определялись три вида таких актов: законы, уставы и учреждения. В статье III царского Манифеста, изданного по этому поводу, указывалось: «Никакой Закон, Устав и Учреждение не исходит из Совета и не может иметь своего совершения без утверждения Державной Власти». Таким образом, впервые закон был выделен из всех правовых актов как возглавлявший их иерархию юридический документ.

Дальнейшим шагом в изменении взаимоотношений закона и указа стали реформы, проводимые Александром II. В пореформенную эпоху это новое соотношение выразилось в значительном возрастании роли закона как основного источника права. Но законодательные органы европейского типа в России XIX в. так и не были созданы. Лишь в начале XX в. страна обрела свой парламент – Государственную думу.

Проверку на прочность не выдержала и дооктябрьская государственно-правовая структура: лишь только в обществе нарастала напряженность, самодержавная власть тут же покушалась на власть представительную в лице Думы. Вспомним обстоятельства разгона I и II Дум, в частности третьеиюньский переворот Столыпина (1907 г.), осуществленный с прямым нарушением даже самих основ самодержавного указного права, в частности октябрьского (1905 г.) Манифеста царя, согласно которому ни один закон не мог быть принят без согласия Думы. Ряд законов, в том числе об изменении избирательной системы, был принят именно помимо Думы. Аналогичные явления наблюдались и в период первой мировой войны, когда деятельность Думы была приостановлена. Фактическое прекращение царем думской деятельности осуществлялось всякий раз, как только Дума обнаруживала стремление перейти от позиции одобрения царских указов к их конструктивной критике.

Создание законодательного учреждения, чем-то походившего на западные парламенты, заложило первые предпосылки для возвышения роли закона в иерархии правовых актов. Конечно, о разделении властей, как говорилось в главе I, речь еще не шла. Но материальная база законотворчества в лице Государственной думы возникла. Если для монарха, органов исполнительной и судебной власти законотворческий процесс – это одно из направлений (отнюдь не главное) их деятельности, то парламентские институты как раз и создаются для осуществления и совершенствования законодательной работы.

Так как любой закон вступал в силу только с санкции царя (преодолеть царское вето Дума не могла), то западноевропейская традиция верховенства закона в правовом поле России еще не утвердилась, по-прежнему в нем господствовал указ. Но правовая мысль, опережая реальную практику, активно работала над определением положения закона в правовой системе. При этом российские теоретики-правоведы, следуя за своими европейскими и североамериканскими коллегами, отводили закону место основного источника права, на который должны ориентироваться все остальные правовые акты, в том числе и царские указы.

Ряд конституционных проектов, в том числе и подготовленных при участии отдельных представителей разных общественно-политических направлений, носили половинчатый характер. Среди них конституция, написанная еще в XVIII в, Н.И. Паниным совместно с Д.И. Фонвизиным (она предлагала передать законодательную власть Верховному Сенату, состоящему из выборных представителей дворянства и лиц, назначаемых царем), конституционная хартия Н.Н. Новосильцева (1820 г.), конституционные проекты П.А. Валуева (1863 и 1866 гг.), основанный на них проект М.Т. Лорис-Меликова, одобренный Александром II за несколько дней до гибели (он предусматривал создание представительного органа, часть членов которого назначалась, а часть избиралась для обсуждения проектов законов). Все эти проекты в конечном счете отвергались. Даже предложение выдающегося дипломата Н.П. Игнатьева о созыве Земского собора вызвало такой отпор со стороны правящей верхушки, что Александр III вынужден был отправить в отставку царедворца с поста министра внутренних дел.[1]

Естественно, что идеи представителей революционно-демократического направления искоренялись самым беспощадным образом. А.Н. Радищев разделял положение Ж.‑Ж. Руссо о том, что издавать законы призван народ. Причем, если Руссо сравнивал законы с костылями, которые позволяют передвигаться старику, в молодости (т.е. в «золотой век» древности) прекрасно обходившемуся без них, то Радищев считал стремление человека жить в обществе и быть связанным с ним естественным. Закон трактовался им как средство достижения свободы человека, чей разумно понятый интерес совпадает с общественным интересом, отраженным в законе.

Идеи Радищева получили развитие в программных документах декабристов. Конституция Н.М. Муравьева предусматривала ограничение царской власти созданием высшего законодательного органа – двухпалатного Народного вече. «Русская Правда» П.И. Пестеля утверждала идею республиканского устройства, при котором все правительственные акты принимаются с ведома народа и при совете с ним. С этого момента борьба за республику стала основным критерием принадлежности того или иного деятеля к революционно-демократическому направлению.

Царская власть жестоко расправлялась со сторонниками республики. Даже вынужденная пойти на уступки народу в условиях начавшейся революции 1905 г., она отстаивала идею самодержавной монархии.

В Манифесте от 17 октября 1905 г. устанавливалось «как незыблемое правило, чтобы никакой закон не мог воспринять силу без одобрения Государственной думы». Это был огромный прорыв на пути превращения России в демократическое государство. Но сразу же последовали и оговорки. В феврале 1906 г. царь наделил не избираемый Государственный совет законодательными функциями, превратив его в высшую законодательную палату с правом наложения вето на решения Думы.

В начале XX в. указы продолжали издаваться, но уже в сравнительно ограничительном виде, то есть их действие было направлено на проведение сугубо конкретных правовых акций или преобразований. Разработка же фундаментальных правовых актов осуществлялась в виде подготовки законов. Именно закон, а не указ становится основным регулятором поведения всех граждан, а не отдельных сословий. Закон и указ как бы меняются местами.

Закон, а не указ становится основным правовым регулятором и всей экономики страны. Соответственно, правовая регламентация хозяйственной жизни перемещается от одного лица – царя, как это было на протяжении XVII–XIX вв., к трем лицам – Госдуме, Госсовету, царю, то есть усложняется структура самого института законодателя, становится более гибкой, учитывающей значительно более широкие интересы и представительство общественных слоев.

Начавшаяся в августе 1914 г. первая мировая война фактически прервала благотворный процесс делегирования закону основных полномочий законотворчества. Чрезвычайные обстоятельства, продиктованные военным временем, и растущая строптивость депутатов Госдумы как реакция на неспособность самодержавия к адекватному ситуации правовому поведению привели к фактическому распаду триединой структуры института законодательства. Дума была отстранена царем от принятия важнейших правовых решении, а в феврале 1917 г. и вовсе распущена. Бездействовал и Госсовет. Последствия этого известны – февральская революция 1917 г. и уход с политической арены династии Романовых.

Однако с отстранением от власти творца указного права его традиции не прекратились. Они нашли свое отражение сначала в правовых актах Временного правительства, ставших с февраля по октябрь 1917 года главным источником так называемого революционного права, а затем в декретах Советской власти.

Для Временного правительства было характерно стремление сохранить дореволюционную правовую традицию и юридическую практику.

Июльские события и корниловский путч, приведшие к стремительной большевизации Советов, выступавших мощным конкурентом Временного правительства, сперва дезориентировали Временное правительство, а затем и окончательно лишили его властной дееспособности.

Октябрьская революция, победившая под флагом слома старой государственной машины, ликвидировала сам принцип разделения властей. Руководствуясь противоположным принципом соединения в одном органе законодательной и исполнительной властей (как в Конвенте времен Французской революции), то есть признанием того, что закон должны проводить в жизнь те, кто его принимает, большевики, проведя по разработанному Временным правительством положению выборы в Учредительное собрание, тут же распустили его, убедившись, что в нем верх взяли противостоящие им политические силы. Таким образом, закону была предпочтена так называемая революционная целесообразность, которая на практике, особенно на местном уровне, зачастую оборачивалась произволом.

Вынужденная отбиваться от многочисленных внутренних и внешних врагов Советская власть в качестве главного источника права избрала не закон, а декрет, то есть все тот же приснопамятный указ. То, что в отличие от царских указов декрет выступал в виде коллективной формы правотворчества (Совнаркома, ЦК или Политбюро), сути дела не меняло. Декрет широко использовался в практике работы Временного правительства, всех без исключения правительств, возникавших на территории страны во время гражданской войны и в первые годы восстановительного периода. А если уж говорить о первооткрывателях декрета, то ими являются законодатели периода Французской революции 1789 г.

После разгона Учредительного собрания единственным высшим органом власти в стране стал Всероссийский съезд Советов. Этот орган под разными редакциями названия в качестве высшего властного органа просуществовал в СССР до декабря 1991 г., когда в результате Беловежских соглашений между тогдашним руководством Российской Федерации, Украины и Белоруссии был ликвидирован Советский Союз, а в России – до декабря 1993 г., когда после расстрела российского парламента была принята новая Конституция Российской Федерации. В перерывах между сессиями Всероссийского съезда Советов высшим органом власти был Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК). Съезд избирал правительство – Совет Народных Комиссаров (СНК).

На основе этого правосознания были приняты Конституция РСФСР 1918 г., ряд кодексов об актах гражданского состояния, о труде, брачном, семейном и опекунском праве, руководящие начала по уголовному праву и др.

В годы гражданской войны нарождавшаяся новая законность была существенно ограничена. Роль права сплошь и рядом сводилась на нет. Массовые репрессии, внесудебная расправа стали обычным явлением как у «белых», так и у «красных». Лишь с окончанием гражданской войны по инициативе В.И. Ленина началось восстановление законности.

Концепция соединения законодательства и управления в первые годы Советской власти не позволила выделить закон в юридическом смысле этого слова. Это произошло позднее с принятием Конституции СССР 1936 года в было закреплено в Конституции СССР 1977 года. Кодификации законодательства 20‑х в 60‑х годов были заметными правовыми реформами, в результате которых закон «оттеснял» подзаконные акты и вводил новые регуляторы. Однако уже назревал период воскрешения идеи верховенства закона. Он наступил в условиях полного обновления законодательства не только Союза ССР, но и республик с середины 80‑х – начала 90‑х годов. Закон стал приобретать значение первичного регулятора общественных отношений, «переворачивая» тем самым всю правовую систему.

В политической науке выделяют советский тип государственности. Советское государство создавалось в конкретных исторических условиях и на основе марксистских теоретических представлений.

Оно складывалось как полная противоположность государству буржуазно-правовому. Недооценивались принципы правового государства: разделение властей на законодательную, исполнительную, судебную, реальное верховенство закона над властью, контроль гражданского общества за властными органами. По форме правления советское государство было республикой. Однако особенность его состояла в объединении всех ветвей власти в Советах, в которых депутаты одновременно принимали законы, исполняли их и контролировали их исполнение в интересах трудящихся.

Особенностью советского государства была руководящая роль Коммунистической партии. Партия осуществляла подбор кадров на все руководящие государственные должности с помощью механизма номенклатуры. Руководство партии принимало все важнейшие решения, которые в форме директив передавались Советам. Советы осуществляли эти директивы как свои решения или совместные с партией постановления, поскольку цели были общие.

Руководящая роль Коммунистической партии выражалась в наличии реальной и авторитарной власти Генерального секретаря ЦК. Власть Генерального секретаря представляла собой одну из разновидностей президентской диктатуры. Советское государство не выработало механизма периодической передачи власти от одного вождя к другому, что создавало напряжение в обществе всякий раз, когда умирал очередной вождь.

Создавая советское государство, его основоположники полагали, что оно быстро будет отмирать. Поэтому, понимая пролетарское государство как средство подавления эксплуататорских классов, Сталин акцентировал внимание на репрессивной функции. Для этого была создана разветвленная система карательных органов, учреждена строжайшая трудовая дисциплина, установлен идеологический контроль за средствами массовой информации.

Правда, будучи не правовым, советское государство смогло реализовать социальную функцию. Успехи системы здравоохранения, образования и воспитания, культуры, политика поддержки семьи и материнства, занятости и т.д., созданные в советском государстве, были признаны во всем мире. Отмена руководящей роли КПСС привела к развалу государства и социальных гарантий.

К вопросам теории правового государства обращались крупнейшие русские юристы, в том числе Б.Н. Чичерин, П.И. Новгородцев, М.М. Ковалевский, Н.М. Коркунов, Б.А. Кистяковский. Специальные исследования посвятили этой теме А.С. Алексеев, В.М. Гессен, С.А. Котляревский и другие государствоведы.

Современное российское государство несет на себе отпечаток черт традиционной государственности: стремление контролировать различные стороны жизни, выступать в роли главного распределителя средств, номенклатурный принцип подбора руководящих кадров. Появились демократические начала в его деятельности: свободные выборы как способ формирования верховной государственной власти, политический плюрализм, разделение властей, формальное следование Конституции.

Процесс создания правового и социального государства в России займет много времени. Движение к этой цели в значительной мере будет зависеть от решения ряда первоочередных проблем: укрепления государственной власти, федерализма, развития гражданского общества, соблюдения, принципов социальной справедливости.

1.2 Понятие правового государства и его признаки

Для того чтобы понять глубинную суть правового государства, недостаточно ограничиться набором хотя и важных, но все же внешних характеристик, определенной системой принципов и норм. Суть государства правового – именно в характере законов, их соответствии правовой природе вещей, направленности на обеспечение суверенитета личности. Еще Гегель подчеркивал, что хорошие законы ведут к процветанию государства. В настоящее время существует множество определений правового государства. У них одна суть, но подчеркивают они разные грани одного многоугольника.

Правовое государство – это демократическое государство, где обеспечивается господство права, верховенство закона, равенство всех перед законом и независимым судом, где признаются и гарантируются права и свободы человека и где в основу организации государственной власти положен принцип разделения законодательной, исполнительной и судебной властей.

В отечественной юридической науке содержатся определения правового государства, теоретическая значимость которых объясняется актуальностью, рассматриваемой темы. Обратим внимание на некоторые определения и выводы учёных.

По мнению А.В. Малько, «правовое государство – такое государство, в котором создаются условия для определённых ограничений с помощью права деятельности политической власти в целях недопущения злоупотреблений».[2]

А.Ф. Черданцев кратко выражает суть правового государства так: «правовое государство – государство, деятельность которого осуществляется на основе и в рамках законов и, которое признаёт и охраняет права и свободы граждан».[3]

В.А. Четвернин полагает, что «правовое государство – государство, в котором власть максимально ограничена естественными и неотчуждаемыми правами и свободами человека и гражданина».

Как видно, названные положения, относящиеся к правовому государству, объединяют наиболее значимые показатели, свойственные этому феномену. Нельзя отрицать того, что правовое государство – системообразующая структура, включающая ряд составляющих элементов. В этой связи можно предложить следующее определение правового государства: это такая форма организации и деятельности государственной власти, которой свойственны демократический режим конституционного правления и законности, развитая прогрессивная правовая система, разделение властей и их взаимоконтроль, признание и гарантирование прав и свобод человека и гражданина, взаимная ответственность государства и личности.[4]

В нынешней российской ситуации правовое государство находится в стадии становления. Основой его формирования стала ориентация общества на верховенство права, на ценности прав человека, на постепенное утверждение в современной России демократических ценностей.

Первым, и, пожалуй, одним из основных признаком правового государства является верховенство закона. Его суть заключается в том, что ни один государственный орган, должностное лицо, коллектив или общественная организация, ни один человек не вправе посягать на закон. За его нарушение они несут строгую юридическую ответственность. Когда мы ведем речь о верховенстве закона как нормативно-правового акта, обладающего высшей юридической силой, то имеем в виду, что все подзаконные акты должны строго соответствовать ему, а должностные лица не уклонятся от его исполнения и тем более не нарушать его. Также недопустимо «обогащать» закон подзаконными актами, вкладывать в его содержание такой смысл, который не был бы предусмотрен законодателем. Кроме того, все рядовые граждане должны в своем поведении руководствоваться законом. А для этого помимо всего прочего, они должны быть информированы о его содержании.

Верховенство закона означает и определенную иерархию нормативных актов, исключающую противоречие между ними. В государстве законы должны соответствовать нормам международного права. Основной закон (Конституция) является главенствующей в этой иерархической лестнице и все остальные нормативные акты должны ей соответствовать и не противоречить. Недопустимо ее постоянное изменение, дополнение и обновление. Ибо тогда она перестает быть Основным Законом государства, обладающим долгосрочным характером. Вот почему бесконечные изменения, которые вносил Верховный Совет Российской Федерации в Конституцию Российской Федерации противоречили природе правового государства и делали нестабильной внутриполитическую обстановку в обществе. Если конституция выражает государственную волю общества, то ее изменение, обновление должно осуществляться в соответствии с ней. Отступление от конституции, пренебрежение к закону создают удобную атмосферу для различного рода злоупотреблений, произвола и преступлений. Растет организованная преступность. Целые районы выходят из-под контроля законов. Правоохранительные органы не могут противостоять этим явлениям, и сами оказываются пораженными деформационными процессами. Вот почему формирование правового государства связано, прежде всего, с верховенством закона, а для этого необходимо, чтобы закон, в первую очередь конституция, имел значение непосредственно действующего права.

Не последнюю роль здесь играет необходимость придания законам, в том числе и Конституции, прямого действия. По мнению А. Венгерова, «в духовной сфере, в правосознании, в мировосприятии прямое действие Конституции выполняет роль «мотора», преобразователя. Десятилетиями насаждавшееся утопическое общественное сознание через мифологический этап устремляется ныне к сознанию рациональному, деятельному, побуждающему. А в нравственной сфере возврат к доброму и разумному религиозному ядру моральных заповедей и начал, которые содержатся не только в православии, но и у всех религиозных систем, также находят опору в Конституции».[5]

П. 1 статьи 15 устанавливает высшую юридическую силу Конституции, её прямое действие и применение на всей территории Российской Федерации. Также в ряде статей Конституции РФ (статьи 4, 15, 76 и др.) закреплено верховенство Конституции РФ и федеральных законов на всей территории России.

«Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства». Статья 2 Конституции РФ указывает нам на второй признак правового государства: защита и ценность прав и свобод граждан.

Верховенство закона подразумевает не столько приоритет закона как разновидности нормативно-правового акта в отношении подзаконных актов, сколько широкий аспект прав и свобод, закрепленных за членами общества действующим законодательством. В правовом государстве любое ущемление прав человека недопустимо. Более того, правовое государство обязано последовательно и неукоснительно обеспечить реализацию этих прав и защищать их. В этой связи принципиальное значение приобретает проблема правового равенства в различных сферах жизни общества и государства. Ее решение предполагает создание государством надежных гарантий, обеспечивающих такое равенство.

Перечень прав и свобод человека и гражданина, свойственный правовому государству, содержится в международных актах. Это, прежде всего, Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Международный пакт о гражданских и политических правах, принятых на ХХI сессии Генеральной Ассамблеи ООН 16 декабря 1966 г.

Перечень прав и свобод, провозглашенных в указанных актах, закреплен и гарантирован в конституциях правовых государств. Особое значение в них придается юридической защищенности личности, которая немыслима без презумпции невиновности. Презумпция же невиновности означает, что подлинно демократическое государство признает, что все вопросы, связанные с виновностью или невиновностью граждан в совершении того или иного преступления, следует решать только в судебном порядке. Более того, при рассмотрении уголовных дел, по которым может быть вынесен смертный приговор, гражданин вправе требовать, чтобы его судил суд присяжных. В Российской Федерации это право отражено в ст. 49 Конституции РФ.

Также этот признак отражён в статьях 2, 6–8, 13,14 и полностью в главе 2 Конституции РФ.

Как писал некогда известный французский государствовед А. Эсмен, – «Индивидуальные права представляют все одну общую черту: они ограничивают права государства, но не требуют от него никаких положительных услуг, никаких жертв в пользу граждан. Государство должно воздерживаться от вмешательства в известные области, предоставляя свободный простор личной деятельности, но индивидуум больше ничего не может требовать на этой почве»

Иными словами, государство не несёт юридической обязанности по отношению к гражданам, за исключением одной: предусмотреть правовые механизмы защиты этих прав от покушения со стороны государственных органов и их должностных лиц, общественных объединений, других граждан.

Но любое общество встает перед проблемой того, каким образом защитить провозглашенные права и свободы граждан. Гарантии прав и свобод – это условия, средства, меры, направленные на обеспечение практического их осуществления, на их охрану и защиту. Гарантии должны быть экономические, политические, правовые. Правовые гарантии – это, прежде всего, нормативно-правовые акты, издаваемые государством, устанавливающие порядок реализации прав и свобод, предусматривающие меры по их охране и защите, ответственность за их нарушения.

Верховенство закона подразумевает не только приоритет закона, но и широкий аспект прав и свобод, закрепленных за членами общества действующим законодательством. В правовом государстве любое ущемление прав человека недопустимо. Более того, оно обязано последовательно и неукоснительно обеспечить реализацию этих прав и защищать их. В этой связи принципиальное значение приобретает проблема правового равенства в различных сферах жизни общества и государства. Ее решение предполагает создание государством надежных гарантий, обеспечивающих такое равенство.Перечень прав и свобод человека и гражданина, свойственный правовому государству, содержится в международных актах. Это, прежде всего Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Международный пакт о гражданских и политических правах, принятых на ХХI сессии Генеральной Ассамблеи ООН 16 декабря 1966 г.Всеобщая декларация прав и свобод человека, принятая ООН в 1948 году состоит из 30 статей. В ней провозглашается, что «все люди рождаются свободными и равными по своему достоинству и правам. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства». Декларация также провозглашает, что никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию, что каждый человек имеет право на равную защиту закона, на гласный, справедливый и беспристрастный суд. В Декларации также указывается на недопустимость произвольного вмешательства в личную и семейную жизнь граждан, посягательства на неприкосновенность их жилища, тайну корреспонденции и т.п. Она закрепляет и другие права и свободы человека, которые должны быть признаны и уважаться всеми государствами (свобода мысли, совести и религии, свобода передвижения в пределах каждого государства, право убежища в других странах, право на труд, на равную оплату, право на свободный выбор профессии, право на защиту от безработицы, право на создание профсоюзов и т.д.).В числе международных документов о правах человека также следует указать Международный пакт о гражданских и политических правах, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Конвенцию о правах ребенка.В закреплении основ правового положения человека и гражданина большое значение имеет Декларация прав и свобод человека и гражданина, принятая Верховным советом РСФСР 22 ноября 1991 г. Декларация закрепляет новое важное положение: общепризнанные международные нормы, относящиеся к правам человека, имеют преимущества перед законами Российской Федерации и непосредственно порождают права и обязанности граждан Российской Федерации.Перечень прав и свобод, провозглашенных в указанных актах, закреплен и гарантирован в конституциях правовых государств. Особое значение в них придается юридической защищенности личности, которая немыслима без презумпции невиновности. Презумпция же невиновности означает, что подлинно демократическое государство признает, что все вопросы, связанные с виновностью или невиновностью граждан в совершении того или иного преступления, следует решать только в судебном порядке. Более того, при рассмотрении уголовных дел, по которым может быть вынесен смертный приговор, гражданин вправе требовать, чтобы его судил суд присяжных. В Российской Федерации это право отражено в ст. 49 Конституции Российской Федерации.[6] Значительное внимание в Конституции РФ уделено личным, гражданским и политическим правам, а также гарантиям этих прав. Право частной собственности охраняется законом (ст. 35). Закрепляется право частной собственности на землю (ст. 36), а также право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности и иной, не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 34), что обеспечивает создание надежной конституционной базы для продвижения экономической реформы, стабильного развития рыночной экономики.К сожалению, в реальной жизни повсеместно нарушаются права и свободы граждан, и не только в нашей стране, но и во всем мире. Это выражается в преступлениях геноцида, различных способах расовой дискриминации, преступлениях апартеида, военных преступлениях.Политический и идеологический плюрализм – отличительный признак правового государства. Без такого плюрализма оно просто немыслимо. Функционируя в условиях плюрализма, различные социальные силы в лице своих политических организаций ведут борьбу за власть в государстве цивилизованными методами, в честном политическом противоборстве со своими противниками. Идеологический плюрализм обеспечивает им возможность свободно излагать свои программные установки, беспрепятственно проводить пропаганду и агитацию в пользу своих идеологических концепций.Политический и идеологический плюрализм является выражением и олицетворением демократизма общества, позволяет каждому его члену самому решать вопрос о своей приверженности к той или иной политической организации. Отсюда становится понятным, почему государство не должно навязывать обществу какую-то одну идеологию или создавать преимущество для той или иной политической организации.

Взаимная ответственность государства и личности – неотъемлемый признак правового государства. Государство, провозглашая права и свободы граждан, наделяет их и обязанностями, т.е. личность и государство вступают в правоотношения, т.е. отношения, в которых субъекты реализуют свои права и обязанности. На сколько равноправны стороны в этих отношениях, по этому можно судить о правовом государстве. В недемократическом государстве признается только ответственность гражданина перед государством. Оно как бы дарует ему права и свободы и определяет его статус. В правовом же государстве, напротив, делается акцент на ответственности государственных органов и должностных лиц перед гражданами за их посягательство на их права и свободы. Эта ответственность обретает реальный характер только при наличии соответствующих нормативно-правовых актов, закрепляющих процедуру привлечения к ней должностных лиц, виновных в нарушении прав и свобод граждан и предусматривающих жесткие санкции за это (ч. 3 ст. 41, статьи 52, 53 Конституции РФ).

Отношения между государством как носителем политической власти и гражданином как участником ее формирования и осуществления должны исключают административный произвол. К ним относятся: ответственность депутатов перед избирателями, ответственность правительства перед представительными органами, дисциплинарная и уголовная ответственность должностных лиц государства любого уровня за невыполнение своих обязанностей перед конкретными субъектами права.

На тех же правовых началах строится ответственность личности перед государством. Применение государственного принуждения должно носить правовой характер, не нарушать меру свободы личности, соответствовать тяжести совершенного правонарушения.

Правовой характер взаимной ответственности государства и личности – это важная составная часть складывающегося в обществе права.

Еще И. Кант говорил, что «каждый гражданин должен обладать той же возможностью в отношении властвующего к точному и безусловному исполнению закона, что и властвующий в его отношении к гражданину». Иначе говоря, законодатель так подзаконен, как и любой гражданин.

Основным принципом организации и деятельности правового государства является разделение властей. Это принцип разделения власти между законодательными, исполнительными и судебными органами государства. Данный принцип означает, что ни одному из государственных органов не принадлежит вся государственная власть в полном объеме. Каждый из них осуществляет только свою, присущую ему функцию и не имеет права подменять деятельность другого органа. Такое разграничение направлено на то, чтобы удержать власть от возможных злоупотреблений и не допустить возникновения тоталитарного управления государства, не связанного правом. Законодательная власть облекает в закон основные направления внутренней и внешней политики, обеспечивает верховенство закона в обществе. Исполнительная власть в лице своих органов занимается непосредственной реализацией правовых норм, принятых законодателем. Судебная же власть призвана охранять право, правовые устои государственной и общественной жизни от любых нарушений, кто бы их не совершал.[7]

Статья 10 Конституции РФ гласит: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». С помощью разделения властей правовое государство организуется и функционирует правовым способом: государственные органы действуют в рамках своей компетенции, не подменяя друг друга; устанавливается взаимный контроль, сбалансированность, равновесие во взаимоотношениях государственных органов, осуществляющих законодательную, исполнительную и судебную власть.

Принцип разделения властей означает, что каждая из властей действует самостоятельно и не вмешивается в полномочия другой. При его последовательном проведении в жизнь исключается всякая возможность присвоения той или иной властью полномочий другой. Принцип разделения властей становится жизнеспособным, если он еще и обставляется системой «сдержек и противовесов» властей. Подобная система «сдержек и противовесов» устраняет всякую почву для узурпации полномочий одной власти другой и обеспечивает нормальное функционирование органов государства.[8]

Таковы основные признаки правового государства. Конечно, в литературе существует ещё множество признаков, но они, как правило, являются частными из вышеперечисленных признаков.

К числу дополнительных факторов и условий становления правового государства можно отнести следующие:– преодоление правового нигилизма в массовом сознании;– выработка высокой политико-правовой грамотности;– появление действенной способности противостоять произволу;– разграничение партийных и государственных функций;– торжество политико-правового плюрализма;– выработка нового правового мышления и правовых традиций.

2. Практика и условия формирования правового государства в РФ

2.1 Условия формирования правового государства

Верховенство легитимного закона складывается тогда, когда тому способствуют экономические, социальные и политические предпосылки: раскрепощённый производитель, независимый потребитель, равноправный гражданин, свободная личность, демократическая политическая система в целом. Поэтому, мне кажется, трудно говорить о правовом государстве в России, принимая во внимание уровень нашей экономики. Безусловно, нельзя говорить о независимости России с точки зрения экономики. Что же касается развитости частной собственности, в ст. 35 Конституции сказано: «Право частной собственности охраняется законом». Гражданское общество в подлинном смысле – это общество частных собственников. В Конституции утверждены такие права, свободы и обязанности, как: право частной собственности; право на предпринимательскую и иную не запрещённую законом экономическую деятельность (ст. 34); право на землю (ст. 36); право на жилище (ч. 1 ст. 40), обязанность платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57). К правам в социальной области можно отнести право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ч. 1 ст. 37); право на защиту от безработицы (ч. 3 ст. 37); право на отдых (ч. 5 ст. 37); право на социальное обеспечение (ст. 39); право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41); право на благоприятную окружающую среду (ст. 42); обязанность сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (ст. 58). Далеко не все эти права соблюдаются. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах является, согласно ч. 4 ст. 15 Конституции, составной частью правовой системы России. Право граждан на защиту от безработицы не соблюдается. А установленные методы исчисления и размер пенсий не гарантируют даже самого основополагающего права: права на жизнь.

Другим немаловажным условием существования правового государства является достижение высокого уровня политического и правового сознания людей, выработка у них необходимой для активного участия в политической и общественной жизни общечеловеческой культуры. Важным представляется выработка у населения навыков, потребностей и достаточно высокого уровня компетенции для сознательного участия их в управлении государственными и общественными делами; утверждение принципа плюрализма мнений и суждений во всех сферах жизни общества и государства; развитие системы самоуправления народа в центре и на местах; последовательное расширение и углубление в сфере экономики, политики, культуры, науки, в социальной сфере жизни общества принципов реальной демократии.

Под правовой культурой принято понимать совокупность знаний, правопредписаний, умений и навыков их правомерного использования в своей повседневной жизни и деятельности и убеждённость, стремление, желание действовать так, как того требуют законы и подзаконные акты. Из данного определения видно, что держателем правовой культуры, культурным с позиции закона, может быть признан только тот член общества, который знает законодательство, умеет им воспользоваться не в ущерб государству, обществу, народу. Правовая культура есть средство достижения должного уровня правосознания, важное направление в борьбе за государство во главе с законом, который не будет делить граждан на важных, главных и второстепенных. Законы, законопредписания могут и должны делить членов общества лишь на две категории: законопослушных и правонарушителей.

Необходимо расширить правовое воспитание российских граждан, постоянно информируя их о правах, возможностях защиты, утвердить в них веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой жизни. Сложность становления правовой культуры в России состоит в том, что в настоящее время не сформировано правовое мировоззрение, соответствующее нынешнему состоянию российского общества. Правовое мировоззрение, господствующее в государствах с развитой правовой культурой и базирующееся на понимании права как важнейшего средства защиты прав личности от возможного произвола со стороны государства, к сожалению, не может быть в полной мере воспринято россиянами в исторически короткий отрезок времени. Концепция переходного периода в формировании правовой культуры должна учитывать разность, даже полярность мировоззренческих взглядов российских граждан, оказавшихся в тяжелейших условиях революционного обновления общества.

Я, безусловно, согласна, с мнениями современных юристов по поводу повышения правовой культуры, но, мне кажется, в нынешних условиях трудно заставить население страны поверить в права и свободы гражданина, их защищённость и гарантированность, реальную возможность защиты человека от возможного произвола со стороны властей, поскольку нынешняя экономическая ситуация просто не позволяет полностью осуществлять права и свободы, закреплённые в Конституции, по крайней мере в ближайшее время. Сформулированные в нашей Конституции правовые начала и требования характерны для прочно сложившегося буржуазно-демократического строя и могут быть реализованы в условиях, как минимум, развитого капитализма, развитого буржуазного общества и государства, развитого буржуазного права и т.д. Отсутствие таких условий порождает большой разрыв между соответствующими конституционными положениями и реально складывающейся действительностью.

Важными условиями и предпосылками формирования правового государства в России является также создание внутренне единого, непротиворечивого законодательства. Существующие ныне противоречия в правовой системе, возникающая время от времени борьба федеральных законов и законодательных актов, издаваемых на местах, только отдаляют страну от правового государства. «Конституционная модель российской правовой государственности остаётся ещё не сформированной до конца. Поэтому первоочередной является задача доведения до конца процесса формирования всех конституционных институтов и принятие всех предусмотренных Конституцией федеральных конституционных и федеральных законов. Существенное значение имеет формирование авторитетной и независимой судебной власти – мощной защитницы конституционализма, конституционной законности и правопорядка в стране. Независимая судебная власть (включая Конституционный Суд РФ) должна укрепить правовой профиль российской государственности, значительно облегчить нагрузки двух первых властей, понизить напряжённость в их взаимоотношениях, усилить момент их согласованного взаимодействия».

Одним из существенных условий формирования и функционирования правового государства является наличие в стране гражданского общества. В отечественной и зарубежной литературе существует довольно много не совпадающих друг с другом представлений о понятии гражданского общества и о характере его соотношения с государством. Нередко, например, гражданское общество понимается как система противостоящих государству и «конкурирующих между собой взглядов, интересов и воззрений отдельных социальных групп и индивидов», как комплекс различных общественных объединений и движений, связанных между собой личными и общественными интересами, «экономическими взаимозависимостями», а также правовыми и неправовыми правилами и обычаями. Среди составных частей гражданского общества при этом выделяются прежде всего такие ассоциации, как клубы, университеты, церковь, семья, объединения бизнесменов и др. Все имеют относительную самостоятельность по отношению друг к другу, а также независимость от государства.

Гражданское общество рассматривается не только как гарант последовательного и непрерывного развития цивилизации, но и как важнейшее условие, гарант существования и развития самого правового демократического государства, поскольку оно имеет своим главным назначением не только внимательно наблюдать за действиями государства с тем, чтобы они не выходили за рамки законности и конституционности, но одновременно и принимать все дозволенные законом меры для того, чтобы заставить государство и его органы, в случае нарушения ими действующих правовых актов, вернуться на стезю закона.

2.2 Практика становления правового государства в России

В ч. 1 ст. 1 Конституции РФ закреплено, что «Российская Федерация – Россия есть демократическое правовое федеративное государство с республиканской формой правления». Несмотря на то что в данной статье прямо указывается, что правовое государство уже есть в России, думается, это скорее пока лишь цель, к которой необходимо стремиться.

Под правовым государством обычно понимается «практический институт обеспечения и защиты свободы, чести и свободы личности, средство борьбы с бюрократией, местничеством и ведомственностью, форма существования народовластия». Если следовать этому определению, то Россия не может являться правовым государством, так как на данный момент Россия является чисто бюрократическим государством.

Бюрократическая машина мешает в полной мере защите свобод граждан, осуществлению народовластия. Государство, по своей структуре являющееся бюрократическим, не может эффективно бороться с бюрократией, так как это был бы полный абсурд: борьба бюрократии с бюрократией.

Подлинное же правовое демократическое государство означает, что граждане должны воспринимать себя хозяевами жизни, активными участниками управления общественными делами, должны научиться управлять «слугой-государством», усиливать его позитивные качества и снижать негативные. Правовое государство – это одна из наиболее совершенных форм взаимоотношения гражданина и государства, где последнее должно действовать в правовых рамках, управляться законом, правами человека.

Процесс становления правовой государственности занимает длительное историческое время. Он совершается вместе с формированием гражданского общества и требует целенаправленных усилий. Правовое государство не вводится единовременным актом (даже если этот акт является демократической Конституцией) и не может стать результатом чистого законодательства. Весь процесс должен быть органически пережит обществом, если оно для этого созрело.

Необходимо коренным образом преобразовать социально-экономическую и политическую системы, «сократить огромный разрыв между богатыми и бедными слоями населения, минимизировать безработицу, обеспечить выполнение социальных программ – иначе говоря, устранить социальную почву роста преступности и нарушений законности. Но одновременно нельзя упускать из виду и обширный комплекс мер государственно-правового порядка, без которых достижение этих целей также не может быть обеспечено. Речь идет прежде всего об укреплении российской государственности в самом широком смысле, включая решение запутанных проблем федерализма и национальных отношений, прекращение «войны законов», повышение профессионализма, демократизацию отношений с гражданами».

Россия в современный период находится в состоянии кризиса, что обостряет те трудности и препятствия, которые стоят на пути движения к правовому государству. Среди них особое беспокойство у общественности вызывает положение в области прав человека, коррупция, расцвет бюрократизма, рост преступности и т.п.

В правовом государстве власть рассматривается как сила, стоящая «на службе у права» (Ж. Бюрдо), которая нужна прежде всего для того, чтобы обеспечить действие законов и соответственно выраженных в них общественных интересов. На этих основах и решаются многие проблемы. В сегодняшней же России системы законов как реально действующей силы еще нет. Господствует, как известно, «указное право», что в конечном счете обрекает на беспомощность и унижения и простого человека, и бизнесмена, и политика.

В правовом обществе личность и государство рассматриваются как равные партнеры, у нас же сейчас, к сожалению, взаимная ответственность пока только на бумаге.

«Необязательное» поведение нашего государства порождает цепную реакцию. Российские граждане точно так же начинают относиться и к выполнению своих обязанностей, «платят государству той же монетой»: отказываются от гражданской ответственности, от участия в выборах и референдумах (как общегосударственных, так и региональных), уклоняются от военной службы, от уплаты налогов, от оплаты за квартиру и за проезд на общественном транспорте и т.д. и т.п.

Для того чтобы вернуть доверие народа, власть должна доказать свою состоятельность (в том числе и финансовую), пойти на кардинальные перемены. Речь идет прежде всего о существенном сокращении громоздкого государственного аппарата, который слабо контролируем, и возложении на чиновников реальной ответственности за осуществление их функциональных обязанностей; о расширении сферы гласности в деятельности президентских структур и исполнительной власти; о трансформировании «суперпрезидентской» республики в нормальную президентскую республику, в которой президент возглавлял бы правительство и в случае неудачи вместе с ним бы уходил в отставку; об «оживлении» института импичмента (сейчас он является заведомо «испорченной игрушкой»); о расширении полномочий парламента; о максимальном учете опыта становления правового государства в других странах и т.п.

Для нашей ситуации актуально осознание различия между формой и содержанием правового государства. К форме правового государства можно отнести наличие демократического права, субъективных усилий агентов власти и нарождающихся носителей гражданских отношений. Содержанием правового государства выступает развитое рыночное пространство, гражданский процесс и осуществление управления посредством правовых механизмов.

Прежде всего, непременным условием правового государства является достижение высокого уровня общей и, в частности, правовой культуры населения, искоренение правового нигилизма, оздоровление нравственности общества. Граждане должны стремиться к исполнению законов, принимать активное участие в управлении государством. На практике же в России наблюдается разочарование населения в государственной власти, нежелание ходить на выборы, стремление обойти закон с извлечением из этого выгоды. Причём в правовом смысле большая часть населения России фактически не образована. Нельзя, сказать, что отсутствуют юридические разделы в средствах массовой информации, но все они допускают досадные погрешности (начиная с опечаток и оговорок и заканчивая сознательным или неосознанным односторонним рассмотрении вопроса). Знание основ законодательства предусмотрено учебными планами учебных заведений, но не даёт глубоких знаний (за исключением юридических факультетов), так как слабо подкрепляется СМИ. Основная же часть населения, не вовлечённая в систему обучения и переобучения, остаётся за пределами правовой культуры. Юридическая литература выпускается, но основной массе людей она не доступна в силу разного масштаба цен и заработной платы. Газеты и журналы наполнены чем угодно, только не освещением правовых вопросов (хотя встречаются и редкие исключения).

Важным условием и предпосылкой правового государства является создание внутренне единого и непротиворечивого законодательства. В России процесс создания такого законодательства проходит очень медленно. Нередко законодательные акты на местах противоречат федеральным законам. Проводится работа по устранению этого недостатка, что является положительным фактором в движении к правовому государству. Содержание законов зачастую трудно понять рядовым гражданам, некоторые нормативные акты имеют неоднозначное толкование. Население практически не может оказывать влияние на разработку и принятие законов, хотя каждый имеет право обратиться со своим законопроектом к субъекту, обладающим правом законодательной инициативы. Почему же такое происходит? Одна из причин этого – медлительность бюрократической машины. В результате – законопроекты устаревают, утрачивают значимость и т.п. [9]

Для правового государства свойственно преобладание среднего класса, заинтересованного в развитии и стабильности общества и достаточно материально обеспеченного. Но в действительности произошло размывание среднего класса. Общество расслоилось на очень богатых и очень бедных (хотя, не отрицаю, в последнее время появляются люди со средним достатком). Большой рост безработицы и неплатежей приводит к росту экономических преступлений (краж, грабежей), преступлений против личности (убийств); низкий уровень заработной платы – к снижению исполнительской дисциплины, а в государственном аппарате зачастую и к коррупции.

Формируя правовое государство, нужно проводить преобразования во всех сферах жизни общества одновременно. Нельзя улучшать законодательство, но в то же время ставить население в ещё более плохие экономические условия. К сожалению, пройдёт ещё не один десяток лет, прежде чем идея правового государства воплотиться в действительность. Ведь, страны, вышедшие на самый высокий уровень экономического развития в мире, имеющий многолетний опыт формирования правового государства, не могут похвастаться, что они уже в действительности являются правовыми. Положительный результат зависит от того, насколько успешно будут преодолеваться обстоятельства, препятствующие созданию правового государства.

В Российской Федерации отсутствует эффективная система защиты человека от произвола государства. Граждане России не всегда могут защитить свои права, отстоять свои законные интересы. До сих пор многие государственные и муниципальные органы власти ещё не могут привыкнуть к тому, что не только граждане, но и власть ограничена правом. Не адаптировались к новой обстановке, складывающейся в России и многие граждане, которые не знают, как отстаивать свои права, к кому обращаться в тех или иных ситуациях, а государственные и муниципальные органы не оказывают должной помощи гражданам в их ориентации в окружающей социальной среде.[10]

По теории, одним из основных признаков правового государства является защита и ценность прав и свобод гражданина. Хотя в реальной жизни, этот признак повсеместно нарушается (и не только в нашей стране, но и во всем мире). Это выражается в нарушении международных актов, относящихся к правам народов, нарушении правового равенства граждан, использовании прав и свобод в антиконституционных целях экстремистскими силами, элементарным невыполнением законов. В России отсутствуют специальные правовые механизмы, обеспечивающие права и свободы российских граждан, их реальную гарантированность. Фактически права и свободы граждан только провозглашаются, но реально в жизни нередко происходит вопиющее нарушение самых элементарных прав и свобод. К подобным нарушениям можно отнести преступления геноцида, различные способы расовой дискриминации, преступления апартеида, военные преступления, а также преступления против человечества

Необходимо упомянуть и о несоответствии теории с реальностью в принципе разделения властей.

Прежде всего, потому, что в институте президентства оказались сосредоточенны важнейшие функции как исполнительной, так и законодательной власти. Теоретики спорят о том, соответствует ли принципу разделения властей такое сосредоточение власти в руках президента, причём в условиях, когда он не относится ни к органам законодательной, ни к органам исполнительной власти, тем более он, естественно, не относится и к органам судебной власти. Президент как бы координирует все три власти. На мой взгляд, здесь прослеживается явное противоречие.

Также «единоличное» право президента без согласия парламента назначать ключевых министров и даже практически произвольно распускать Государственную Думу выходит за рамки существующего принципа. Подобный «передел» власти в пользу президента и исполнительных структур не уравновешивает их с законодательной и судебной властями, нарушает систему взаимных «сдержек и противовесов», что оставляет соблазн при удобном случае воспользоваться этим с корыстными побуждениями, в целях восстановлении справедливости перераспределить эту власть, в том числе и в произвольном порядке. Поэтому, в современной России принцип разделения властей только провозглашен, на практике же он фактически не действует.

Странным также выглядит предложение Президента РФ В.В. Путина о назначении губернаторов «сверху». Таким образом, постепенно народ отстраняется от участия в политической жизни страны. В то же время в Конституции РФ указано, что «носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ» (ст. 3 Конституции РФ).

В России отсутствует система отзыва народных представителей из законодательных (как местных, так и центральных) органов власти. Таким образом, не в полной мере исполняется принцип выборности и сменяемости центральных и местных органов.

Для формирования правового государства в РФ требуются преобразования в экономической, политической, правовой и идеологической сферах.

В экономической сфере предстоит создание развитой рыночной экономики. Здесь сделаны значительные шаги: признано равенство разных форм собственности; большая часть государственной собственности приватизирована; сформировалась система субъектов рыночной экономики. Однако это не привело к экономическому росту. Наблюдается спад производства, рост безработицы, неплатежей и т.д. Среднее и мелкое предпринимательство полной свободы не получило, подвержено воздействию коррумпированного чиновничества и криминальных структур.

В политической сфере необходимо дальнейшее развитие демократических, федеративных начал, местного самоуправления, создание оптимального баланса ветвей власти, формирование подлинного политического плюрализма, повышение уровня участия народа в политических процессах и т.д. Между тем общеизвестно, что демократические системы сохраняют стабильность и жизнеспособность именно в силу активного участия граждан в делах общества.

В правовой сфере сделаны определённые шаги в формировании правового государства. В значительной мере обновлено законодательство. В основном создана правовая база рыночной экономики, приняты многие законы, связанные с совершенствованием политической системы, судебной системы, с охраной прав и свобод граждан и т.д. В числе новых законов следует назвать, прежде всего, Конституцию РФ, конституции республик и уставы областей, краёв, автономных округов как субъектов федерации, новые гражданский, уголовный, семейный, трудовой кодексы, законы о судах, о прокуратуре и т.д. Однако формирование правовой системы далеко не закончено.

Актуальной проблемой является укрепление законности. Экономическая реформа, переход к рыночной экономике, приватизация, передел собственности, безработица и другие факторы породили невиданную ранее в стране организованную преступность, коррупцию, снижение уровня исполнительной дисциплины в государственном аппарате, новые виды экономической преступности, преступления против личности, нарушение трудовых прав граждан. Очевидно, что без существенных успехов в деле снижения уровня преступности говорить о правовом государстве не приходится.

В идеологической сфере непременным условием для правового государства являются повышение уровня политической и правовой культуры, искоренение правового нигилизма, прежде всего в государственном аппарате, оздоровление нравственного климата в государстве.

Таким образом, можно сказать, что Россия на современном этапе не является правовым государством. Правовое государство-то, к чему должны стремиться все цивилизованные государства мира. Недостаточно просто объявить государство правовым. Необходимо соответствовать этому названию.

Следует признать, что в настоящее время в большинстве государств, объявивших себя правовыми, имеется определённый разрыв между предлагаемыми и постулируемыми идеологическими установками, порождающие определённые социальные иллюзии, и действительностью, зримо обнажающей практическое несоответствии реальной практике многих провозглашённых идей и принципов.

Очевидно, что в содержательном плане Россия к правовому государству подойдет не скоро. Поэтому в начальной стадии реформирования политической системы можно говорить только о правовой форме. Во-первых, необходимо создать такое правовое пространство, которое позволило бы при сохранении демократической формы политики развивать рыночное содержание. Вопрос этот для нашей страны будет долго открытым, а к правотворчеству будут предъявляться все более строгие требования. Нынешняя Конституция в основном декларирует права и обязанности субъектов правового пространства, являясь пока, по сути дела, законом о выборах и формах осуществления высшей власти.

Во-вторых, существует потребность в правовой ориентации политической элиты. До тех пор пока не заработают правовые институты, необходимы сверхусилия высших субъектов власти, направленные на сохранение начал правовой организации. В настоящее время функции гаранта конституционного права взял на себя Президент Российской Федерации. В то же время он является руководителем исполнительной власти, которая испытывает серьезные трудности в управлении страной. Проблемы исполнительной власти создают предпосылки для абсолютизации власти, сохранения моментов тоталитарной политики.

В-третьих, без гражданского общества нельзя создать правовых отношений. Гражданский контроль, гражданская экспертиза, гражданское участие являются необходимыми формами движения к правовому государству. Для развития гражданских отношений требуется наличие свобод, осуществление прав человека, развитие рыночной инфраструктуры.

В целом можно говорить о том, что в России в 90‑е гг. появились, формальные предпосылки для движения к правовому государству. К этим предпосылкам относятся элементы демократического политического пространства, идеология части правящей элиты, ее субъективные усилия по демократизации политической науки, гласность, свобода слова, совести, печати, собраний и т.д. Можно говорить о возникновении содержательных предпосылок правового государства в виде института частной собственности и элементов рыночных отношений. В то же время содержательные основания недостаточны для упрочения правовых отношений.


3. Проблемы и перспективы становления правового государства в России

Итак, Россия была долгое время типичным традиционным обществом. По мнению В.С. Степина она переходила на путь техногенного развития благодаря процессам модернизации, которые предполагали прививки западного опыта на традиционалистскую почву. Наиболее важными вехами на этом пути были реформы Петра I и Александра П. Большевистская революция и советская эпоха, решившие задачу ускоренного индустриального развития страны, также могут быть рассмотрены в качестве особой, «догоняющей модернизации». В такие эпохи происходило особенно активное заимствование элементов западной культуры, прежде всего науки, технологии и обеспечивающей их системы образования.

Прежде всего, надо уяснить на каком этапе строительства правового государства мы находимся. Формирование правового государства в нашей стране закреплено в Конституции. Однако, при практической реализации продекламированного факта возникает масса объективных и субъективных причин, которые порождают проблемы формирования и отодвигают перспективы правового государства.

Объективные причины – это наследство исторического пути развития российского государства и населения. Многое досталось нам от образа жизни в социалистическом государстве. Прежде всего, это выражается в устойчивых стереотипах, системе ценностей, сформированных коммунистическим режимом, которые отторгают многие экономические, социальные и культурные предпосылки гражданского общества. У значительной части (если не у большинства) населения вызывают психологический дискомфорт такие фундаментальные, базовые ценности, на которых строится гражданское общество, как частная собственность, экономическое и социальное неравенство, конкуренция, а также отсутствие многих социальных гарантий, которые были прежде. Внедрение этих универсальных ценностей в сознание российских граждан осуществляется в условиях постоянного падения уровня жизни большинства населения. Это и определяет его реакцию отторжения важнейших ценностей – конкуренции, демократии, рынка.

Другой причиной является то, что СССР был специфическим типом государства, во многом отличным от классической империи, хотя и сохраняющим имперские традиции и замашки в своей политике, часто движимой мессианской идеологией. Геополитическая специфика страны является фактором, прямо влияющим на государственное и общественное устройство.[11]

Считаю, что наибольшее и непосредственное воздействие на формирование правового государства оказывает политическая культура. Она выступает тем фокусом, в котором воздействие разнообразных природных, социальных, антропологических и других факторов концентрируется и конвертируется в непосредственные детерминанты политического поведения людей.

В многочисленной научной, публицистической и художественной литературе отмечаются лежащие в основе отечественной политической культуры черты русского менталитета, национального характера, которые оказывают влияние на характер государственного устройства и политическую жизнь в целом. Прежде всего, к ним относится антирационалистичность, проявляющаяся в нелюбви, пренебрежении к планированию, расчетливости и рациональной организации собственной жизни, в беспечности, нежелании предвидеть события, думать о будущем, в надежде на «авось». Это также низкая самодисциплина, робость и подавленность перед чем-то возвышенным, грандиозным, будь то бескрайние пространства или государственная машина, социальная апатия, неверие в возможность что-либо изменить, недостаток инициативы и т.д.

Затяжная весна и короткое лето, за которое нужно все успеть, порождали склонность к длительной летаргии, пассивности, неожиданно сменяемым бурной активностью, сверхэнтузиазмом, повышенной эмоциональностью. С этим связана традиционная ориентация отдельных людей и всего государства на неритмичность, аврал, штурмовщину, сверхнапряжение сил, массовый героизм, склонность к крайностям.

Неумеренность, неритмичность, склонность к крайностям обычно выражаются в политике в форме радикализма, резкого перехода от смиренности к бунтам и революциям. Российскому государству, имеющему весьма радикалистское прошлое, необходимо обратить особое внимание на создание надежных механизмов, предохраняющих от новых революционных бурь и потрясений.

Одним из проявлений повышенного радикализма русского характера являются такие его черты, как забвение прошлого, нигилизм, пренебрежительное отношение к истории, неразвитость чувства ее самоценности. Своего рода оборотной стороной антирационалистичности русского менталитета являются мечтательность, романтизм, стремление к высоким идеалам, чему-то абсолютному, склонность к самокопанию, максимализм в желаниях и требованиях.

Ориентация на внутреннюю духовную жизнь, личностные переживания, к которым неприменимы чисто логические критерии, обусловила высокую значимость в российской культуре духовности, понимаемой как стремление к высоким религиозно-нравственным идеалам, жизненной истине, правде.

Формирование русской культуры неразрывно связано с влиянием православия. Однако его восприятие российским сознанием было преимущественно символическим, делающим религию высоким идеалом, смыслоопределяющим мировоззренческим фактором, но н непосредственным ориентиром и мотиватором поведения в повседневной жизни.

Ослабленное в годы коммунистического правления православие, и ранее не отличавшееся умением работать с людьми, не смогло дойти до сердца и ума большинства россиян, часто уступая место в такого рода попытках западным проповедникам. Образовавшийся вследствие крушения старых и отсутствия новых символов веры ценностно-идеологический вакуум под воздействием кризисной или даже катастрофической социально-экономической и политической ситуации привели к резкому падению значимости социальных норм и к криминализации общества, что негативно отразилось на состоянии государственности.

Наличие в российской культуре ярко выраженного религиозно-идеологического компонента необходимо учитывать в государственном строительстве. Нашему государству и обществу нужны новые ценности, даже символы веры, способные оградить личность от нравственного распада и эгоцентризма, интегрировать российский народ, мотивировать поддержку политических реформ, уважение к государству и закону.

Глобализм мышления, стремление к целостности, к нахождению первооснов, единых источников многообразия жизни – отличительные черты российского национального характера. Такой глобализм находит разные проявления. Одно из них – широко распространенное нежелание заниматься «мелочами жизни», стремление осчастливить все человечество, идея мессианства.

Российской политической культуре свойственен коллективизм, выражающийся прежде всего в формах общинности и соборности. Коллективизм может сдерживать развитие личности, проявление индивидуальной инициативы и ответственности. В то же время такие его черты, как солидарность, взаимовыручка, чувство личной безопасности и защищенности, причастности к общему делу и личной значимости, общительность, духовное единение людей, высокая мобилизационная способность для достижения общих целей необходимы для создания сильного, сплоченного государства и жизнестойкой демократии.

Одной из особенностей русского национального характера является невысокий ценностный статус частной собственности и сравнительно благожелательное отношение к собственности общественной. Настороженное отношение граждан к частной собственности, усилившееся вследствие экономически неэффективной, полукриминальной приватизации, требует внимательного учета не только при разработке программ рыночного реформирования экономики, но и в государственном строительстве, в частности, при определении социальной базы государства, его роли как коллективного собственника и регулятора общественных отношений, а также при прогнозировании социально-политических конфликтов.

Русскому народу присущи редкая долготерпимость, покорность перед власть имущими, слабое осознание прав личности, и в то же время стремление к свободе (воле), часто понимаемой как вседозволенность, отсутствие всяких внешних и внутренних ограничений, как необремененность внешним миром, независимость от него.

Реальное сознание русского народа достаточно противоречиво и тяготеет к двум полюсам – к крайней государственности, отдаче гражданами своих сил и энергии, а нередко и жизней огромному централизованному государству – с одной стороны, и к анархизму, отрицанию всякой государственности, стремлению к неограниченной свободе, воле – с другой. В России веками бытовало убеждение, что государство – хотя и внешняя, чуждая подавляющему большинству населения сила, однако же, необходимо народу для того, чтобы уберечь его от самого себя, от склонности к анархии и беспорядкам и обеспечить «душевную дисциплину», безопасность и подчинение людей общему делу. Отношения подданных к власти в России традиционно носили личный, патриархальный характер. Причем власть имущие традиционно пользовались большими почестями и имели немало привилегий.

Личностное восприятие властных отношений снижает возможности их рационализации, контроль и требовательность к должностным лицам и их ответственность, благоприятствует развитию протекционизма и круговой поруки, осложняет строительство правовой демократической государственности.

Поэтому четкая формализация политико-управленческих отношений должна стать у нас приоритетной задачей государственного строительства. Русские традиционно отличаются от западноевропейцев относительно слабой способностью к самоорганизации.

Отношение россиян к демократии достаточно противоречиво. Несмотря на преобладание авторитаризма, в российской истории и характере народа присутствуют традиции демократизма. Они основывались на существовании в стране таких демократических форм, как общинное самоуправление, народное вече, земской собор, земство, советы, производственная демократия, элементы демократии в коммунистической политической системе и т.д. Даже в условиях самодержавия в государстве веками существовала «бытовая демократия».[12]

Российское понимание демократии имело свою специфику, проявляющуюся, прежде всего в отождествлении демократии с прямыми формами народного волеизъявления и в доминировании общего, коллективного начала над индивидуальным, личностным, отражаемого, в частности, в понятии соборности.

Несмотря на свое относительное историческое постоянство, характер народа, его культура подвержены постепенным изменениям. В новейшей истории России наблюдается расширения влияния индивидуалистической морали и ценностей на российское общественное сознание и политику. Несмотря на определенные изменения характера российского народа, его типичные черты сохраняются и сегодня. Как показывает опыт многих стран, в том числе и России, недостаточный учет менталитета, состояния политической культуры, может либо завести государство на исторически тупиковый путь развития, либо обречь политические реформы и реформаторов на поражение, либо изменить первоначальные политические цели и идеалы до неузнаваемости.

Будучи зависимым от типа политической культуры, государство, в свою очередь, может активно воздействовать на нее. Его призвание как важнейшего инструмента саморегулирования общества состоит в том, чтобы учитывать и по возможности нейтрализовывать слабости национального характера, находить и использовать его позитивные черты, целенаправленно культивировать передовые качества.[13]

Сегодняшние экономические, социальные, политические и культурно-информационные реальности России коренным образом отличаются от предпосылок формирования правовой государственности в странах Запада. Поэтому прямая ориентация процесса политического реформирования России на западные образцы формирования современной правовой государственности научно необоснованна.

Успешное строительство у нас правового государства возможно только при нахождении собственных, адекватных реальной ситуации путей формирования необходимых предпосылок и элементов конституционализма и, прежде всего, гражданского общества.[14]

На развитие правового государства в России также оказывают субъективные причины. Таковыми являются политическое безволие руководства страны, коррумпированность чиновников всех уровней, неспособность поставить заслон преступности и другие.

Экономической основой режима является номенклатурная собственность, которая возникла в результате приватизации государственного имущества. По заранее отработанным схемам высшие должностные лица страны, региональная элита, директорский корпус, чиновники всех мастей провели приватизацию в интересах самих себя, своих семей и родственников. Демократическая номенклатура в одночасье захватила в свою собственность львиную долю имущества, созданную трудом многих поколении. Рядовые граждане успели «обогатиться» лишь пустыми ваучерами. На глазах у изумленной публики номенклатура постепенно превращается в самую мощную, самую разветвленную мафиозно-экономическую структуру.

Законодательные органы лишили возможности осуществлять сколь-нибудь эффективный контроль за исполнительной властью.

В стране созданы чисто номенклатурные партии и избирательные блоки, которые объединяют в своем составе руководителей центральных ведомств, лидеров национальных элит, чиновников администраций краев и областей, но никак не простых людей. Все они финансируются из внебюджетных фондов правительства и региональных органов исполнительной власти, средств предприятий и коммерческих банков. Им открыт неограниченный доступ к средствам массовой информации.

В России нарушения Конституции и законов возведены в ранг государственной политики. Примерами может служить разгон конституционных органов власти в октябре 1993 года, приостановление деятельности Конституционного Суда РФ, развертывание кровавой бойни в Чечне.

Такому мнению наверняка найдутся оппоненты, это естественно. Но факты вещь упрямая, к тому же они не в защиту понятия правового государства.

Что же касается политического строя России, то при всех его изменениях он всегда был далек от идеалов демократии и прав человека. Каждая «догоняющая модернизация» проводилась сильной деспотической властью, насильственно насаждавшей нормы, привычки, способы деятельности, которые были чаще всего чужды устоявшимся стереотипам народного сознания. «Догоняющие модернизации» сопровождались видоизменением этих стереотипов, и в то же время сохраняли, воспроизводили их некоторое сохраняющееся ядро. В России никогда народ не чувствовал себя и не осознавал себя живущим в едином для всех правовом поле, и, конечно же, не верил в правовое государство. Привычную для России систему бесправия народ характеризовал в известных поговорках: «с сильным не судись, с богатым не рядись», «закон, что дышло» и т.д.

В советский период также не было создано предпосылок формирования правового государства. Система политической юстиции, практика массовых репрессий, нарушения конституции во имя политической целесообразности и т.п. – все это выступало явным антиподом правовому обществу.

Идея правового государства и соблюдения прав человека возникла в среде интеллигенции и выступала в форме альтернативы господствующей идеологии советской эпохи. В период перестройки эта идея стала лозунгом борьбы с партократией. Однако путь от идеи до ее практической реализации оказался чрезвычайно непростым.

В настоящее время Россия стремится к тому, чтобы стать демократической державой. Во всех сферах общественного бытия приходят сложные и противоречивые процессы. Все более очевидны как позитивные результаты перемен, так и сопровождающие их негативные явления, отголоски тоталитаризма. Это находит, по сути, зеркальное отражение в делах с правами человека – универсальном демократическом институте, выработанном за столетия цивилизованным человечеством. И хотя сегодня в России они подвергаются серьезным испытаниям, они звучат все ярче. Население и власть утверждаются в мысли, что права человека есть неотъемлемые возможности жизнедеятельности человека, вытекающие из его природы. Права, определяя меру свободы людей, все более осознаются как источник прогресса и удовлетворения важнейших индивидуальных потребностей и интересов в их гармоничном сочетании с общественными. [15]

При сложившихся общих весьма демократических законодательных реалиях и тенденциях воплощения в жизнь прав и свобод человека остается ряд проблем соотношения внутригосударственного законодательства и международных положений о правах человека, адекватного понимания таких положений и их практического применения. Как справедливо отмечено, едва ли сегодня можно обнаружить какую-либо национальную систему, которая идеально бы взаимодействовала с международным правом, но расстояния, отделяющие разные государства в этом плане, неодинаковы. Сложность проблемы для России в значительной мере вызвана относительной новизной ситуации, поскольку действие международного права на территории СССР допускалось лишь в виде исключения.

По мнению авторитетных ученых, непосредственно занимающихся правозащитной работой, эффективность конституционной формулировки о примате международного права над внутригосударственным станет реальностью только при создании государственно-правового механизма его реализации. Возникающие в правоприменительной практике споры о соответствии норм одного нормам другого должны рассматриваться в широком плане Конституционным Судом России и в частных ситуациях обычными судами всех уровней. В нашем государстве все еще издаются сотни нормативных актов, тем или иным образом затрагивающие права и законные интересы личности. Таким актам следует придавать обязательную юридическую силу только после правовой экспертизы на предмет соответствия не только законодательству страны, но и нормам международного права. В свою очередь, если международными соглашениями права и свободы личности признаются или закрепляются в меньшем объеме, нежели в российском законодательстве, то они не должны умаляться правоприменителем подданным предлогом.[16] Для сегодняшней России, пожалуй, самая сложная проблема: как создать правовое государство и сильную демократическую власть, где власть не деспотична, где она не над правом, не над народом, а подчиняется праву. Какие-то шаги сделаны последнее десятилетие. Например, первое лицо в государстве стало объектом публичной критики. Это очень важно, потому что в правовом государстве к нему должны относиться не как к святому, который Богом дан, а как к нанятому чиновнику, который должен хорошо выполнять свои функции, и, если он плохо их выполняет, надо его критиковать.

Важным шагом является и создание основ разделения властей (законодательной, исполнительной, судебной). Но самое трудное состоит в формировании и поддержке в массовом масштабе реальных образцов правового поведения граждан. И в этом процессе важны не только государственно-правовые акции (в том числе и неукоснительное наказание за правонарушения), но и социальная поддержка образцов правового поведения общественными объединениями граждан.

Образцы поведения и деятельности в любой культуре выступают основной формой трансляции социального опыта, формирования и воспроизводства традиции. И если посмотреть на реальные образцы поступков, приводивших к материальному и социальному успеху людей в последние годы, то в большой своей массе они вряд ли подходят под идеал правового поведения. Мы не создали правового общества. Реально – это было довольно противоречивое соединение авторитаризма с анархией и формированием клановых интересов.

При советской власти не было и гражданского общества. В то время у нас была не только структура государственно-партийной регуляции социальной жизни (государственные органы, парткомы, профсоюзы и различные официальные общественные организации, контролируемые партией), но и структуры, регулирующие жизнь трудовых коллективов посредством неписанных правил и стандартов поведения, во многом воспроизводящих хотя и в особой, модифицированной форме некоторые традиции русской общинной жизни. То, что именовалось социалистическим производственным коллективом, было не только производственным объединением людей, но и особой системой неформального общения, когда люди после работы общались, чаевничали, выпивали, обсуждали домашние и политические ситуации, помогали друг другу в переездах на новую квартиру, в похоронах близких, отмечали юбилеи и т.д. У нас не было жесткого разграничения между работой и внерабочей жизнью. Недаром бытовала шутка, что в России, в отличие от Запада, на работе обсуждают домашние дела, а дома говорят о работе. Важно выяснить, предполагает ли гражданское общество разрушение этих прежних форм солидарности, или же оно может вырастать, опираясь на эти формы и модифицируя их.

Процесс становления правовой государственности занимает длительное историческое время. Он совершается также вместе с формированием гражданского общества и требует целенаправленных усилий. Правовое государство не вводится единовременным актом (даже если этот акт является демократической конституцией) и не может стать результатом чистого законодательства. Весь данный процесс должен быть органически пережит обществом, если оно для этого созрело.

Проблема здесь не только юридическая, хотя создание совершенной законодательной системы, способной «связать» государство, к формированию которой мы всего лишь приступили, – задача первостепенной важности. Необходимо коренное преобразование социально-экономической и политической систем, в первую очередь преобразование собственности, ибо при безраздельном господстве монопольной бюрократической государственной собственности, неизбежно требующей жесткой административно-командной власти, правовое государство в принципе невозможно.[17]

Вместе с тем нельзя думать, что чисто механическое заимствование сугубо западных идей (а идея правового государства западного происхождения) привнесет в Россию согласие, порядок, демократию. С одной стороны, этого, бесспорно, не произойдет, если рассматриваемые теоретические конструкции не адаптировать к российской действительности, характеризующейся невысоким уровнем политической и парламентской культуры, правовым нигилизмом, слабостью демократических традиций, чиновничье-аппаратным засильем.

Если и можно для России признать пригодной концепцию правового государства западного образца, то, разумеется, с целым рядом оговорок, учитывая отношение россиян к праву как к социальному инструменту, историческую приверженность к сильному государству, низкую «природную» правовую активность и инициативу.

С другой стороны, не абсолютизируя роль права, следует «реальнее» относиться и к самой идее правового государства, ибо «в действительности политическая власть всегда стремится вырваться из правовых рамок и «правовое государство» – это скорее идеальный тип…»

Таким образом, ставя задачу формирования правового государства в российском обществе, мы не должны идеализировать, а тем более копировать устоявшуюся на современном Западе модель правового государства. Разработка концепции правового государства как наиболее полно соответствующей обществу цивилизованной формы организации политической государственной власти предполагает не только отрицание устоявшихся догм, но и использование общечеловеческих ценностей при анализе путей формирования в обществе устойчивого правопорядка, законности и конституционности, места и роли правоохранительных органов в системе расширяющегося народного самоуправления, утверждение во всех сферах жизни плюрализма мнений и суждений, словом, обеспечение всестороннего развития личности в условиях социальной справедливости.

Главное в итоге – какое место занимает человек в системе ценностей того или иного государственного или общественного строя, какие реальные возможности ему предоставлены обществом, какими правами он пользуется, какое качество жизни ему обеспечивается. Именно данные критерии определяют преимущества и перспективы той или иной социально-политической системы. Это особенно актуально в современных условиях изменяющегося с космической скоростью мира, когда в нашем обществе в процессе его обновления все более остро встает проблема гуманизации системы общественно-политических отношений.

Многие вопросы, связанные с формированием правового государства, останутся без ответа, если мы не определимся: какова роль личности в этих процессах; что нужно сделать, чтобы освободить ее от чрезмерной опеки; какие существуют противоречия между личностью и государством и каков механизм их разрешения.

Ряд публикаций последнего времени показывает актуальность этой проблемы, причем подчеркивается, что личность со всеми ее социальными свойствами (правами и обязанностями, свободой и ответственностью, сознанием, культурой, нравственно-гуманистическими началами) качественно характеризует правовое государство, ибо в проводимых преобразованиях активизировался человеческий фактор. В силу этого личностная проблематика крайне обострилась, стала одной из наиболее чувствительных.

Все государственные органы должны стать реальным средством обеспечения достойных условий жизни гражданина в экономической, социальной, политической и духовной сферах жизни общества: гражданин, в свою очередь, обязан освободиться от иждивенческо-выжидателъных позиций, активизировать предприимчивость в реализации индивидуального интереса, сопряженного с общественным.

В целом такой подход со стороны законодателя, с нашей точки зрения, повышает гражданскую и политическую активность личности, усиливает ее ответственность за результаты своей деятельности. В то же время практика реализации прав личности в нынешних условиях требует и более широкого использования основополагающего принципа правового регулирования: «дозволено все, что прямо не запрещено законом», т.е. перехода от разрешающей к регистрирующей форме правового регулирования, что в свою очередь требует активизации разработки как правореализующих, так и правоохранительных юридических норм, направленных на защиту свободы личности, ее неприкосновенности и безопасности. Это нашло отражение в концепции действий в сфере прав человека, содержащейся в российской Декларации прав и свобод человека и гражданина.

Это вполне соответствует ст. 5 выдающегося документа Французской революции – Декларации прав человека и гражданина 1789 г., где отмечалось, что «все то, что не воспрещено законом, то дозволено, и никто не может быть принужден к действию, не предписанному законом» [18] Следовательно, закон должен воспрещать лишь такие деяния, которые вредны для общества.

Реализация данной стратегической линии с необходимостью включает перевод идей на язык конкретных нормативных правовых актов, практических решений, так как право опосредует взаимоотношения личностей в рамках как социальной, так и политической системы общества.

В обновленном обществе каждый человек является общественной ценностью, выступает самостоятельным субъектом в различных отношениях с участием государства, наделен реальными правами и возможностями обеспечивать себя всем необходимым, действуя в рамках закона и только на основании закона. Если общественные и личные интересы противоречат друг другу, то должны вырабатываться и проводиться в жизнь компромиссные решения. При несовпадении интересов большинства и меньшинства принимаемое решение при всех условиях не должно вести к ущемлению прав меньшинства, провозглашенных Всеобщей декларацией прав человека и Конституцией Российской Федерации.

Правовое государство – это гарантия продолжения демократизации общества, его обновления. Становление гражданского общества, формирование культурных предпосылок власти будут способствовать активизации функционирования личности в политической системе, росту ее творческого потенциала и инициативы.

России предстоит пройти долгий и сложный путь формирования структур гражданского общества и новых принципов отношений власти и граждан, учитывая при этом, что даже общества, обеспечивающие высокий уровень материальных благ и всеобщие гражданские права, далеко не идеальны, так как в них не достигнуто реальное равноправие: существуют проблемы равноправия женщин, социальных меньшинств и т.п.

В нынешних политологических, историко-философских и даже правовых дискуссиях мелькают две мысли: 1) правовое государство – конструкция, устаревшая для постиндустриального общества; 2) эта идея вообще не органична российским традициям и ментальности. Ни с той, ни с другой позицией, по мнению М.А. Краснова [19] нельзя согласиться.

Человечество даже в постиндустриальную эру не располагает столь уж широким веером социальных возможностей, а потому, отказываясь от идеи правового государства, общество неизбежно обращается к такой государственности, где закон не основан на естественном праве и где его «господином» является власть. Если что и целесообразно пересматривать в постиндустриальную, информационную эпоху, так это традиционную конструкцию демократии, искать её модель, наиболее подходящую для нынешнего состояния цивилизации. А вот правовое государство – достижение, не подлежащее пересмотру и тем более отказу от него.

Есть возражения и против второй позиции. Да, в России не очень популярна идея законопослушания. Но было бы ошибкой утверждать, что правовой нигилизм присущ природе россиян, а потому создание у нас правового государства фатально бесперспективно. Наоборот, как ни покажется странным, именно в России существуют благоприятные условия для реализации такой идеи. Более того, перспективы формирования правового государства в России благоприятны. Но такая государственность станет возможной лишь тогда, когда право позитивное начнет сближаться с правом естественным – как в нормотворчестве, так и в правоприменении.

Насколько очевидны проблемы прав и свобод личности в России, настолько ясно и то, что именно они способны сегодня и в обозримом будущем стать одним из важнейших объединяющих российское общество элементов. Только на основе законности, справедливости, утверждения прав и свобод человека возможно построение правового государства – гармоничное сочетание интересов личности и государства, центра и регионов, народностей, различных политических сил, общественных воззрений и настроений.

К реальному благополучию, стабильности и безопасности держава может прийти не посредством установления режима силы, а посредством силы права, достижения широкого социального консенсуса в вопросе уважения и защиты прав человека. При этом предполагается свобода каждого в выборе собственного жизненного пути сообразно индивидуальным потребностям, воззрениям, иным условиям. Гарант тому – права человека.

Другими словами, достойная жизнь может и должна строиться как на основе отечественных традиций, реалий, так и с учетом общечеловеческих ценностей, исторически осмысленных и выраженных международным сообществом в правах человека, а ныне признанных Российской Федерацией в полном объеме и органично дополняемых правами ее граждан.

«Стабильность и долгосрочность конституционной модели Российского правового государства являются необходимыми условиями ее успешной практической реализации» Поэтому принципиально важно, чтобы необходимые для изменения и корректировки исходной конституционной модели российской государственности осуществлялись на основе принципов, норм, механизмов и процедур нынешней Конституции – в рамках ее толкования, поправок и дополнений к ней.

А для реализации идеи правового государства должна существовать более высокая ступень развития системы социально-экономических отношений, только это даст возможность в полной мере реализовать положения, заложенные в концепции правового государства.

По моему мнению, в РФ формирование правового государства идет очень

медленно, к тому есть свои объективные и субъективные причины. В такой ситуации важна гражданская позиция каждого человека, необходимо защитить элементы правового государства, поднять на это все созидательные силы – либеральные, демократические, социалистические и, прежде всего, ограничить самодержавие, укрепить парламент. Следующая задача – не допустить коррозии свободы слова. Если действительно СМИ попадут в руки нечистоплотных людей, то можно будет поставить крест на демократии. Важнейшей задачей также является укрепление судебно-правовой системы, развитие института суда присяжных.

И тогда, преодолевая различные трудности и препятствия, Россия постепенно создаст свой образ правового государства, который будет адекватен ее истории, традициям и культуре, что и позволит ей стать подлинно свободным демократическим обществом.

И хочется надеется что, слова сказанные Президентом Дмитрием Медведевым на ежегодном послании – «Мы стремимся к справедливому обществу свободных людей. Мы знаем – Россия будет процветающей, демократической страной. Сильной и в то же время комфортной для жизни. Лучшей в мире для самых талантливых требовательных, самостоятельных и критически настроенных граждан» – будут реализованы на практике как можно быстрее. [20]


Заключение

Правовое государство, которому посвящено мое исследование – это не только одна из высших социальных ценностей, призванных утвердить гуманистические начала в его взаимоотношениях с личностью, но и практический инструмент обеспечения и защиты жизни, здоровья, чести, свободы, достоинства граждан, средство борьбы с бюрократией, местничеством и ведомственностью, форма осуществления самоуправления и народовластия. Ценностный смысл идеи правового государство состоит в утверждении суверенности народа как источника власти, в гарантированности его свободы, в подчинении государства обществу.

Правовое государство – идеал, к которому стремится Россия. Понимание сути происходящих перемен в сфере российской государственности, предполагает детальное рассмотрение основ правового государства, что собственно и послужило целью моей работы. Правовое государство – часть правового общества. В нашем обществе пока не существует не только привычки к справедливому, на основе закона и с помощью правосудия, разрешению социальных противоречий, но и даже устойчивой практики, которая такую привычку могла бы сформировать. А ведь, по существу, правовое государство и есть механизм разрешения социальных противоречий. Такая ситуация, когда провозглашение прав и свобод человека высшей ценностью является чисто декларированным, во многом определяется стихийностью процессов, связанных с разрушением тоталитарного государства, отсутствием чётких представлений о характере новой государственности, неподготовленностью общества к произошедшим переменам, что привело к расколу общества и политической конфронтации. У людей, привыкших к определённым постулатам, коммунистическим принципам, при смене ценностной картины происходит искажение в нравственном сознании.

Теперь мы можем сказать, что разработки теоретиков правового государства представляют значительный интерес для понимания современных проблем России.

Многие современные исследователи и политики, особенно прокоммунистической ориентации, склонны относиться к теории правового государства как к некой абстрактной, кабинетной, безжизненной фантазии. Но при всей академичности теории правового государства она ценна своим рациональным зерном – максимальными гарантиями естественных прав личности. Поэтому, опираясь на материал, изложенный работы, констатируем:

под правовым государством следует понимать не некое абстрактное государство господства права, а государство, максимально гарантирующее естественные права личности, причем не только через механизмы судебной защиты, но и через автоматизм действия законов, защищающих данные права;

цель правового государства – это расширение прав личности, совершенствование конституционно-правовых механизмов их реализации и защиты;

правовая государственность как символ и социальный идеал представляет собой, прежде всего, прогрессивную идеологию гражданского общества, постепенная объективация которой на нормативном уровне обусловлена уровнем общественного правопонимания.

Приведенные в работе характеристики правового государства подчеркивают его главный аспект: вся система отношений в обществе и государстве должна строиться на правовых началах. Образно говоря, общественные отношения должны быть освящены правом.

Раскрывая взаимосвязь гражданского общества и правового государства уместно высказать идею о том, что правовое государство должно быть элементом гражданского общества, а не превращаться в самоцель. Необходимо, следовательно, создать сильное, жизнеспособное, свободное общество, которое в состоянии не допустить узурпации власти и дать действенный отпор любым антидемократическим, авторитарным посягательствам.

Идеологи правового государства, как стало ясно, выделяют определенные признаки правового государства. Но сегодня правовое государство с названными признаками предстает в большей степени как конституционный принцип, лозунг, социальный идеал, не получая пока своего полного воплощения в какой-либо стране. Ближе других к реализации данной идеи на практике подошли такие государства, как Германия, Франция, Швейцария, США и др.

Современному российскому обществу еще далеко до достижения идеалов правового государства, но двигаться в этом направлении необходимо.

Суммируя все изложенное, подчеркнем:

1. Смысл правового государства как явления многогранен и неоднозначен, толкуется учеными по-разному. Однако ясно, что не любое государство, где действует право, является правовым. Например, советское общество никогда не было и не могло быть ни правовым, ни гражданским, равно как и российское еще не стало таковым. Но современная Россия провозгласила эту цель.

2. Правовое государство не может быть введено сверху, учреждено декретом, законом, указом. Оно – продукт длительного развития самого общества, социального прогресса, культуры, цивилизации. Это особый стиль жизни, мышления и общения, особый экономический уклад. Такие условия в нашей стране пока не сложились.

3. В России правовое государство будет формироваться с учетом отечественной специфики, сложившихся культурно-исторических традиций. Но в любом случае это будет развитое, стабильное, благоустроенное общество с достаточно высоким уровнем жизни людей.В настоящее время в России заложены и развиваются основы формирования правового государства. Но при практической реализации продекламированной идеи возникает множество объективных и субъективных причин, тормозящих формирование правового государства в РФ. Объективные причины, прежде всего, обусловлены исторически сложившейся правовой культурой, чертами русского менталитета и национального характера. Субъективные причины определяются политическим безволием и коррумпированностью руководства страны всех уровней.Однако, построение правового государства в России возможно. Этот

процесс займет много лет, но только при консолидации всех созидательных сил общества и при ответственной гражданской позиции каждого человека. Надо воспитывать глубокое уважение к Конституции и закону, формировать высокую правовую культуру и правосознание. Без этого невозможно создать цивилизованное общество, построить правовое государство.

В заключение заметим: в конечном счете, теория правового государства имеет смысл, если она реализуется и начинает осуществлять функцию защиты человека как личности, его достоинства и присущей ему свободы. Изначальное традиционное понимание правового государства, обращенного к человеку, мыслящему и планирующему свой мир, сейчас как можно скорее необходимо очистить от всяческих идеологических примесей и возродить. Изменяются цивилизации, человечество ищет новые пути цивилизационного развития, поэтому понятия демократии, правового государства и прав человека в России также должны быть с этими процессами соотнесены – они не могут оставаться прежними.

Библиография

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 №6‑ФКЗот 30.12.2008 №7‑ФКЗ)

2. Федеральный Конституционный закон от 26 февраля 1997 г. №1‑ФКЗ «Уполномоченный по правам человека в РФ» (в ред. от 10 июля 2008 г.)

3. Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.

4. Ежегодное послание Президента РФ Федеральному Собранию от 05.11.2008 г.

5. Алексеев С.С. Общая теория права. В 2‑х т. Т. 2. М., 2002.

6. Алексеев С.С. Проблемы теории права: Курс лекций. Свердловск, 2003.

7. Бабаев В.К., Баранов В.М., Толстик В.А. Теория государства и права в схемах и определениях М., 2005.

8. Бар В.М. Правовое государство: идея, концепция, реальность. СПб, 2005.

9. Большой юридический словарь под редакцией А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских // М 2006.

10. Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. – М.: Новый Юрист, 2006

11. Голощапов А.М. Конституционные основы становления государственно-правовой стратегии Российской Федерации // Государство и право. 2005. №11.

12. Горбуль Ю.А. Проблемы совершенствования законотворчества в Российской Федерации // Журнал российского права. 2008. №6.

13. Григонис Э.П. Теория государства и права: курс лекций СПб 2007.

14. Енгибарен Р.В., Краснов Ю.К. Теория государства и права М 2006.

15. Кабышев В.Т. Защита прав человека – главное направление правовой политики России // Государство и право. 2007. №1.

16. Коваленко А.И. Общая теория государства и права: ТЕИС. 2006.

17. Комаров С.А. Общая теория государства и пава: курс лекций М 2006

18. Комаров С.А. Общая теория государства и права в схемах и определениях. – М.: Юрайт, 2006

19. Конституция, закон, подзаконный акт / Отв. ред. Ю.А. Тихомиров – М. -2005.

20. Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: учебник для вузов М 2005.

21. Лившиц Р.З. Теория права. М., 2006.

22. Любашиц В.Я. Теория государства и права (учебный курс), М., изд. «Март», 2002 г.

23. Люшер Ф. Конституционная защита прав и свобод личности. М., 2005.

24. Мазутов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. – М., 2007.

25. Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: Учебник. М.: ТК Велби; Проспект, 2006.

26. Морозова Л.А. Теория государства и права: учебник М 2002.

27. Мухаев Р.Т. Теория государства и права: учебник для вузов М 2001.

28. Назаренко Г.В. Теория государства и права: учебное пособие М 2006.

29. Нерсесянц В.С. История идей правовой государственности. М., 2003.

30. Никеров Г.И. Судебная власть в правовом государстве // Государство и право. 2001 №3

31. Общая теория государства и права: учебник для юридических вузов / под радакцией А.С. Пиголкина. М 2006.

32. Общая теория права: Курс лекций / Под ред. В.К. Бабаева. Нижний Новгород, 2005.

33. Омельченко О.А. Идея правового государства: истоки, перспективы, тупики. М., 2007.

34. Серебрякова М.Ю. Личность в правовом государстве // Юридическая газета. №11.

35. Правовая реформа: Проблемы, коллизии, тенденции развития: Доклады и сообщения Международной научно-практической конференции (2004. 18 мая) / Под ред. А.В. Хорошилова, А.А. Романова, В.Н. Белоновского. М.: МЭСИ, 2004.

36. Проблемы общей теории государства и права / Под общей редакцией В.С. Нерсесянца М 2006

37. Соколов А.Н. Правовое государство. Идея, теория, практика. Курск., 2004.

38. Сырых. В.М. Теория государства и права: учебник М 2001.

39. Теория государства и права / Под. ред. А.И. Денисова. М. – 2003.

40. Теория государства и права // под ред. А.Б. Манова. – М., 2005.

41. Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. М.Н. Марченко. – М. – 2008.

42. Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов. // под ред. В.М. Карельского и В.Д. Павлова. – М.: Издательская группа Норма-Инфра. М., 2006.

43. Теория государства и права. Под ред. А.И. Королева. СПб.: Юрист, 2007

44. Теория государства и права: учебник / Ответственный редактор Г.Н. Манов. М 2006.

45. Теория государства и права: Учебник для вузов / Под ред. М.М. Рассолова, 2007.

46. Теория государства и права: учебник для высших учебных заведений, М.И. Абдулаев, Магистр-Пресс, 2006.

47. Теория государства и права: учебник. А.В. Мелехин, Маркет ДС, 2008.

48. Теория права и государства. Учебник. Под ред. проф. В.В. Лазарева. – М.: Новый Юрист, 2007

49. Учебное пособие по теории государства и права // Диаконов В.В. – 2008

50. Хропанюк В.Н. Теория государства и права. Учебное пособие. – М., 2008.

51. Хропанюк В.Н. Теория государства и права: Хрестоматия. Под ред. проф. Т.Н. Редько. – М.: Просвещение, 2006

52. Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Учебное пособие. М.: – Юрайт, 2007.

53. Честнов И.Л. Теория государства и права как наука // Проблемы теории государства и права: Курс лекций / Под ред. В.П. Сальникова. СПб., 2004.

54. Юридический энциклопедический словарь (Румянцева О.Г., Додонов В.Н.). – М.: Инфра. – М., 2003

55. Якушев. А.В. Теория государства и права: конспект лекций М. 2007.


[1] Нерсесянц В.С. История идей правовой государственности. М.,2003

[2] Мазутов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. — М., 2007.с.129

[3] Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Учебное пособие. М.:-Юрайт, 2007.с.156

[4] «Правовое государство и гражданское общество: пути формирования современной России», М., 2006 г., с. 6

[5] Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. — М.: Новый Юрист, 2006.с.232

[6] И. Нестеровский. Судебная защита прав и свобод граждан //Дисс. канд. юр. наук. Закон и право №4.,2009.

[7] Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: Учебник. М.: ТК Велби; Проспект, 2006.

[8] Козлихин И.Ю. «Идея правового государства. История и современность», СПб, 2003 г.,с.46

[9] Назаренко Г. В.Теория государства и права: учебное пособие М 2006.

[10] Хропанюк В.Н. Теория государства и права:Хрестоматия.Под ред. проф. Т.Н. Редько. — М.: Просвещение, 2006

[11] Мазутов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. — М., 2007, с. 157-159.

[12] Теория государства и права: учебник для высших учебных заведений, М.И. Абдулаев, Магистр-Пресс, 2006. с.295.

[13] Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: Учебник. М.: ТК Велби; Проспект, 2006.с.289.

[14] Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. М. Н. Марченко. - М. – 2008, с. 253.

[15] Комаров С.А. Указ. соч. С. 160.

[16] Карташкин В.А. Права человека в международном и внутригосударственном праве. М., 2005. С, 19.

[17] Алексеев С. С. Проблемы теории права: Курс лекций. Свердловск, 2003.с135.

[18] Декларация прав человека и гражданина 1789 года // Антология мировой правовой мысли: в 5 т. М., 1999. Т.З: Европа, Америка. ХIX-ХХ вв. С. 246..

[19] Краснов М.А. Указ. соч. С.59-60.,

[20] Ежегодное послание Президента Федеральному Собранию от 05.11.2008г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий