регистрация / вход

Холопство в России

Общая характеристика холопства. Правовое разнообразие их видов в России. Холопы как субъекты и объекты правоотношений. Особенности их правового положения и контроль за ними. Значение холопства и взгляды на его существование. Истоки русского холопства.

Федеральное агентство по науке и образованию

Сибирский Федеральный Университет

Институт естественных и гуманитарных наук

Юридический факультет

Кафедра истории государства и права

Холопство в России

(курсовая работа)

Защищена «___»___________2007г.

с оценкой ______________________

Кацанашвили Сергей Иосифович,

группа Ю-12

Научный руководитель

Богунова О.В.,

кандидат исторических наук

_______________________________ (подпись)

Красноярск 2007

Содержание

Введение

Глава 1. Холопство как правовой институт и его юридическое закрепление

1.1. Общая характеристика холопства

1.2. Истоки русского холопства

1.3. Источники законодательства о холопстве

Глава 2. Разнообразие видов холопства, особенности правового положения и контроль за ними

2.1. Правовое разнообразие видов холопства в России

2.2. Холопы – субъекты и объекты правоотношений

2.3. Учреждения и органы государственной власти, ведавшие холопами

Глава 3. Значение холопства и взгляды на его существование

3.1. Конец и значение холопства в России

3.2. Концепции и взгляды на холопство в России

Заключение

Литература

Приложения

Введение

Человечество прошло много этапов своего развития: от Человека Умелого к Человеку Разумному, от первобытности к цивилизации, от дикости и варварства к высокой культуре и научным достижениям. Однако нельзя не согласиться с тем, что во все времена для любой цели, любыми способами и методами с появлением человеческого общества люди эксплуатировали друг друга. Таким образом, появился правовой институт рабства. Рабство претерпевало много изменений. Во всемирной истории этому есть множество подтверждений: узаконенное патриархальное рабство в Древнем Египте и Вавилоне, классическое рабство в Греции и Риме. Даже в Средневековой Европе институт рабства продолжал сохранять свои пережитки.

В этом отношении не стало исключением и Русское государство, начиная с Древней Руси и заканчивая Российской империей. Рабство существовало на территории нашей страны достаточно длительный период, только называлось оно самобытно – «холопство». О существовании рабства (холопства) в России начала нового времени не слишком хорошо известно. Многие знают о существовании крепостничества и часто смешивают крепостничество и холопство. О существовании холопства известно относительно мало еще и потому, что на протяжении большей части советского периода господствовавшая доктрина утверждала, что рабство совершенно не соответствует духу русской истории, и поэтому едва ли существовало.

В русском государстве, по-видимому, было много холопов. Но это рабство, тем не менее, не стало основой общественного производства. В конкретных исторических условиях восточнославянского общества рабство осталось лишь одним из укладов, первенствующее значение получили феодальные производственные отношения.

До сих пор идет глубочайший спор среди историков права о том, кем же на самом деле были холопы: действительными рабами или полузависимой частью населения? До сих пор непонятно, когда в России зародилось холопство, и какое влияние оно оказало на дальнейшее развитие общественной системы нашего государства. Современные концепции о холопстве позволяют говорить о том, что отдельные элементы данного правового института сохранялись достаточно долго на протяжении истории России и на самом деле все эти проблемы до сих пор мало изучены. Поэтому я считаю, что тема моей работы весьма актуальна сегодня. В соответствии с этим, целью своей работы считаю рассмотрение существования правового института холопства в истории России. Согласно поставленной цели, я выделяю следующие задачи:

· Рассмотреть правовые и внеправовые истоки холопства в России

· Выявить источники законодательства о холопстве

· Рассмотреть правовое разнообразие видов холопства

· Проанализировать правовое положение холопов.

· Определить учреждения Руси (России), ведавшие холопами.

· Провести обзор концепций по поводу существования института холопства.

В качестве источниковой базы рассматриваются законодательные акты Русского Государства (Русская Правда и Псковская Судная Грамота, Судебники 1497 и 1550 гг., Соборное Уложение 1649 года); данные периодической печати и журналов (Государство и право, Вестник Московского Университета, История государства и права, Правоведение); монографии специалистов, разработавших современные концепции о холопстве (Р. Хелли, В.М. Панеях, М.Ф. Владимирский-Буданов)

Глава 1 . Холопство как правовой институт и его юридическое закрепление

1.1 Общая характеристика холопства

Рабство – это в первую очередь и, прежде всего, правовой институт, и почти повсеместно закон уделял ему значительное внимание. Русское государство не составляет здесь исключения. Более того, в России начала нового времени закон вообще – важнейший символ и инструмент: непрерывно усиливающаяся центральная власть использует его для достижения своих целей.

Знаменитый русский историк В.О. Ключевский писал, что первоначальным основанием сословного деления русского общества было, по-видимому, рабовладение. Поэтому на ранних этапах развития институт холопства был достаточно устойчивым, так как порабощение шло интенсивно по мере развития феодальных отношений[1] .

В институте холопства в чистом виде проявилась внеэкономическая зависимость холопа-челядина от своего феодала. Поэтому холопство как правовой институт на начальном этапе своего существования представляло устойчивую систему обязанностей холопов и их взаимоотношений с субъектами русского права.

Состояние холопства есть только наибольшее ограничение прав, но не окончательное лишение их; холопы обладали некоторыми правами, почему и речь о них должна быть отнесена к учению о субъектах, а не к учению о вещах (объектах). Даже строжайшее (вообще и в частности к институту рабства) из прав – право римское – не вполне низводит рабов на степень вещи; славянское же, отличающееся мягкостью своих положений, - наиболее очевидно[2] .

Нужно сказать, что в отличие от рабства других государств и даже других цивилизаций, русское холопство имело множество отличий, и это делало его непохожим на привычное для нас рабство. Если мы привыкли думать, что рабство – это полная зависимость одного лица от другого, то в холопстве дела обстояли несколько иначе. Во-первых, рабство не обязательно должно было быть недобровольным. Хотя добровольное холопство было одним из своеобразных видов русского рабства, тем не менее, являлось хорошей лазейкой для уклонения от ответственности. Как пишет Ричард Хелли, перед лицом перспектив экономически ненадежной жизни свободного человека или экономически безопасной жизни раба, выбор в пользу несвободы может показаться вполне разумным. Намного легче было переносить стабильную жизнь в рабском состоянии, работая на хозяина, не обеспечивать свои обязательства, не отвечать за проступки, поскольку за них нес ответственность по большей мере хозяин холопа. Во-вторых, не все рабы были несчастны, и отнюдь не все они жаждали освобождения. Не все рабы обязательно занимали самые низкие ступеньки социальной лестницы. Привилегированные рабы могли иметь чуть ли не самый высокий – после правителя и его приближенных – социальный статус; даже самый обычный раб мог пользоваться в обществе более высоким уважением, чем простой свободный человек, если его хозяин обладал высоким социальным статусом. Социальный статус холопа мог определяться и тем положением, которое холоп занимал в хозяйстве своего хозяина. И, наконец, в-третьих, рабство редко (если вообще когда-либо) означало абсолютно ничем не ограниченную власть хозяина над его рабом[3] . Холопы могли наравне со своими хозяевами вести хозяйство, совершать определенные действия в отношении имущества. Говорить об абсолютно неограниченной власти хозяина над его холопом в целом невозможно потому, что в сфере гражданских правоотношений холопы могли играть важную роль при распоряжении имуществом. Хозяин мог назначить своего холопа управляющим хозяйством. Вследствие этого некоторые холопы были своеобразным прообразом экономов в помещичьем хозяйстве.

Значит, говоря об ограниченной абсолютной власти хозяина над холопом, мы можем сказать, что абсолютная власть распространялась только на определенные правоотношения, которые изначально предполагали рассмотрение холопов в качестве объектов рассматриваемых дел.

Таким образом, мы можем говорить о том, что холопство как правовой институт в Русском государстве представлял из себя несколько иное образование, отличное от древних форм и европейского рабства.

1.2 Истоки русского холопства

Происхождение рабства, а точнее его правовые и внеправовые истоки мы можем встретить еще в первобытном обществе. Среди них мы можем выделить культурологические, социологические, психологические и т.д. Однако, несмотря на такое разнообразие концепций, применительно к холопству мы можем выделить очень мало причин.

Характер обществ, в которых существует рабство, известен хорошо: это такие общества, которые едва поднялись над самым примитивным уровнем, в которых значительна социальная дифференциация (стратификация), имеются экономические излишки, наблюдается заметный недостаток рабочей силы, есть свободная земля (доступные ресурсы) и некоторые формы централизованных правительственных институтов (желающих насаждать право рабовладения)[4] .

Холопы, составлявшие примерно десять процентов населения и, таким образом, вторую по численности социальную группу (после крестьян), во многих отношениях находились на самом дне русского общества.

Нет ни одного значимого определения раба или рабств, которое охватывало бы русский случай. Рабство – это «вид, а не род» несвободного труда. Таким образом, мы можем говорить о том, что отношение к холопству было достаточно неоднозначным. Ричард Хелли в своей монографии одним из истоков холопства в России называет тот факт, что Русское государство, развиваясь и колонизируя обширные территории, постепенно строило развитую систему бюрократического аппарата, после чего степень общественной стратификации повышалась. Вместе с этим он выделяет принадлежность прав в этой системе, прежде всего, чинам, а не людям, и отношение закона к отдельному человеку как к потенциальному нарушителю определенных норм. Отсюда выходит то, что появилась группа населения, которую за нарушение тех или иных прав других лиц стали насильно клеймить и признавать их фактически рабами. Затем это клеймение переросло в эксплуатацию, которая с каждым разом усиливалась[5] .

Далее Р. Хелли указывает такую точку зрения, что институт рабства возник как форма отсрочки: отсрочка казни для военных пленников или приговоренных уголовных преступников, отсрочка принесения в жертву военных пленников или каких-то других людей в тех обществах, где существовали подобные ритуалы. Но есть и другой исток рабства в Русском государстве: Хелли сравнивает русский тип рабства с месопотамским, поскольку подавляющее число холопов были местными уроженцами[6] .

Профессор М.Ф. Владимирский-Буданов отмечал, что истоки рабства (холопства) можно найти в связях с семейным правом. Слово «семия» (по словарю Востокова) означает «рабы», домочадцы. Вместо термина «холоп» с древнейших времен употреблялось слово «сирота». В Московском государстве служилые люди в отношении к государю именовались холопами (вспомним Ивана Грозного), а тяглые – сиротами. Термины «челядь» (чадь, чадо), «раб» (робя, робенец, ребенок), «холоп» (в малоросс. хлопец – мальчик, сын) одинаково применяются как к лицам, подчиненным отеческой власти, так и к рабам. Вследствие такой связи института рабства с семейным правом и самый характер его обусловливается характером последнего. У народов с суровыми семейными отношениями и институт рабства получает строгий характер; напротив, у народов таких, у которых отеческая власть менее сурова, и рабы почти приравнивались к подчиненным членам семьи, в том числе и славяне[7] .

М.Ф. Владимирский-Буданов отмечал и такие истоки, которые являются пережитком первобытных отношений в виде деления на «своих» и «чужих». Если на определенную территорию Русского государства попадали «чужаки», которые вдобавок отличались своими особенностями поведения в виде «важности» и «неподчинения», то они уже причислялись к категории «чужих» и на основе того, что не было правовой защиты иностранных граждан или же пришлых людей, их запросто могли поработить. Отношения к иностранцам в древние времена могли доставлять рабов и независимо от войны, т.е. можно было овладеть личностью иностранца и не в виде военной добычи. У русских только в отношении к азиатским народам это сохранялось довольно долго, но в отношении к европейским народам было предотвращено международными трактатами еще с X века[8] .

В целом, можно говорить о том, что институт холопства создавался достаточно долго (как и институт крепостничества). Однако зарождение рабства уже в Киевской Руси свидетельствовало о ярко выраженном социальном конфликте, который был порожден внутренними противоречиями в социальном устройстве.

Истоки формирования холопства были разнообразными. В то же время, следует отметить, что в России они были недостаточно распространенными. В целом мы пришли к следующим истокам: высокая социальная напряженность русского общества и его дальнейшая стратификация; деление на «своих» и «чужих» как пережиток первобытных отношений; изначальная принадлежность холопов (рабов) своим господам; связь с семейными отношениями; ведение военных действий и захват пленников; «местное похолопление», то есть порабощение местного населения.

1.3 Источники законодательства о холопстве

Говоря о холопстве, нужно заметить, что правительство Русского государства стремилось всячески закрепить бесправное положение холопов, чтобы максимально урезать их в правах и превратить фактически в объектов правоотношений. Отсюда мы можем сделать вывод о многообразии источников законодательства о холопстве, которые создавались по мере необходимости и в соответствии с требованиями исторической ситуации в Русском государстве.

Впервые нормы о правовом положении холопов мы можем встретить в Русской Правде (в Краткой и Пространной редакциях). Вплоть до 1497 года Русская Правда являлась основным действующим сводом законов, который начали составлять в 1016 году, а к середине XII в. она была собрана почти окончательно. Как мы видим, правовые основы холопства в конце XV века мало отличались от тех, что существовали в Киеве на много веков раньше. Ранние своды законов столь неполно отражают характерную для всех рабовладельческих систем совокупность казусов, что заставляют предполагать существование относительно обширного корпуса норм обычного права, применявшихся в распространенных случаях, о которых мы просто ничего не знаем.

Первоначально государство не вмешивалось в отношения рабства; в период Русской Правды нет ясных следов укрепления государственной властью прав господина на новоприобретенного раба: известно только, что приобретение раба посредством купли требовало особого условия в формах заключения договора, но это не означало еще вмешательства государства. А сами холопы не являлись субъектами правоотношений. Скорее, они были объектами, хотя это отнюдь не отражается в Русской Правде.

На основании этих фактов выделим ряд особенностей юридического положения холопов, закрепленных в Русской Правде. Во-первых, холопы официально не являются субъектами права, поскольку не обладают правоспособностью, а участие в правоотношениях за них осуществляют их хозяева. Во-вторых, учитывая, что холопы могли осуществлять мелкие сделки и даже приобретать имущество, мы не можем говорить, что они были объектами правоотношений. Возможно, объектами холопы являлись применительно к конкретным ситуациям, например, при покупке холопа.

В Русской Правде не различаются между собой холопы и челядь. Челядин – термин, не получивший в современной литературе единого толкования. Челядь у Б.Д. Грекова не только рабы, но и все подвластные хозяину зависимые люди, а, следовательно, и холопы. Для С.В. Юшкова челядь – только рабы. А.А. Зимин видит в челяди X – начала XI в. рабов, пленных, а в XI-XII вв. – совокупность холопов и других феодально-зависимых людей[9] .

Все же стоит говорить о том, что Русская Правда положила начало закрепления положения холопов как участников правоотношений, пусть даже в неопределенной форме.

В 1497 году появился первый Судебник, краткий свод из 67 статей, в основном касавшихся процедуры судебного разбирательства; действующие правовые нормы были представлены в нем достаточно слабо. Говорить об указании правового положения холопов не приходится, поскольку они выступают в данном судебнике лишь в качестве участников процессуального права. Однако здесь впервые дается определение холопа как такового. Статья 66 Судебника 1497 года гласит: «Холопом становится человек, продавший себя в полное холопство, поступивший в тиуны или в ключники в сельской местности, независимо от того, оговаривает он свою свободу или нет. Холопом становится тот, кто женится на рабыне, или выходит замуж за холопа, или передается в приданое, или в силу завещания». Данная статья имеет основу ст.110 Русской Правды[10] . В отличие от установившегося мнения, что Судебник 1497 года, отражая стремление феодалов к ограничению полного холопства и замене его зависимым крестьянством, ограничивает источники холопства, Е.И. Колычева дает иную интерпретацию этой статьи. Она считает, что Судебник в вопросе источников холопства является более консервативным, чем Русская Правда. Это утверждение автор основывает включением в Судебник нового источника холопства – по холопе роба. Однако, как справедливо отмечает сама Е.И. Колычева, вряд ли можно считать этот источник полностью новым. В остальном же нельзя не отметить, что Судебник не просто повторяет известные Русской Правде источники холопства, но устанавливает обстоятельства, ограждающие от него[11] .

Что касается Судебника 1550 года в вопросах о холопстве, то здесь мы говорим о том, что по большей части повторяются нормы Судебника 1497 года, но более подробно регламентируется порядок оформления холопства и его прекращения. Другой отличительной особенностью Судебника 1550 г. в отношении к холопству было ограничение и сокращение некоторых источников холопства. Все это заложило начало сокращения холопства, которое осуществлялось различными путями. В 1550 году холопам-родителям было запрещено холопить своих детей, рожденных на свободе. С 1589 года ставится под сомнение холопство свободной женщины, вышедшей замуж за холопа. Судебник 1550 года, как и Судебник 1497 года, в качестве источников холопства уже не упоминал наказание за бегство закупа, разбойное нападение, поджог и конокрадство (как это было в Русской Правде).

Таким образом, в Судебниках конца XV – середины XVI вв. была заложена тенденция к постепенному сокращению холопства и началу превращения части из них в крепостных крестьян.

Холопство в целом занимает важное место в Соборном Уложении 1649 года. Согласно подсчетам А.И. Яковлева, оно регулировалось 213 статьями из 967. А.Г. Маньков снижает эту цифру до 164.[12] Так или иначе, и общее количество, и удельный вес статей с упоминаниями о холопстве велики. Уже одно это обстоятельство выдвигало задачу изучения холопства как бы через призму Уложения 1649 г.

Однако пока сделаны только первые шаги на пути такого исследования и лишь в форме тематических историко-правовых обзоров норм Соборного Уложения. Подобный обзор в книге А.И. Яковлева страдает к тому же излишней лаконичностью. Последний по времени и наиболее развернутый, хотя и не во всем бесспорный, обзор норм Уложения 1649 г., посвященных холопству, проделан А.Г. Маньковым[13] .

Следует учитывать все же, что подобные историко-правовые обзоры, сколь бы исчерпывающими они ни были, недостаточны для изучения холопств в исторической перспективе, поскольку дают статичную картину, мало соотнесенную как с предшествующей политикой властей по холопьему вопросу и практикой отношений между холоповладельцами и холопами, так и со способами реализации закрепленных в законодательстве норм.

Следует признать, что в отношении полных и старинных холопов заимствованные нормы Соборного Уложения в основном восходят к Судебнику 1550 года. Составители Соборного Уложения отказывались от использования таких норм, относящихся к холопству, которые либо давно устарели (о полном и докладном холопстве), либо формально отменялись еще до 1649 года[14] .

Правовое положение холопов Русского государства было закреплено в главе XX Соборного Уложения «Суд о холопех». Холопы и кабальные люди по своему правовому положению начинали все больше сближаться с крепостными крестьянами. Выделяют, что в конце XVI века полных холопов в России было уже немного. Широкое распространение получило кабальное холопство. Еще начиная с Судебника 1550 года, законодательство стремилось оградить служилых людей от служилой кабалы и превращения в холопа. Об этом, в частности, говорится в «Суде о холопах». Землевладельцы переводили часть своих холопов на «землю», и положение переведенных мало, чем отличалось от крепостного крестьянства[15] .

Главное отличие правового положения холопов по Соборному Уложению заключается в следующем: права холопов существенно расширились, что делало возможным участие холопов в различных правоотношениях и уже не в качестве объектов (вещей или предметов рассматриваемых гражданских сделок или уголовных преступлений). Соборное Уложение предусматривало достаточно широкий спектр деятельности холопов в различных сферах их повседневной жизни. Они были активными участниками гражданского оборота, могли заключать сделки и даже отчуждать имущество. Раб (холоп) мог становиться субъектом уголовных правоотношений, если совершил преступление по указанию своего господина.

На основании вышесказанного, можно говорить о том, что положение холопов существенно изменилось с принятием Соборного Уложения. Во многом это было определено тем, что уже в начале XVII века холопство перестало быть однородным. Естественно, это создавало почву для изменения статуса некоторых категорий холопов. Профессор Исаев, к примеру, видит связь кабального холопства и крепостного крестьянства, поскольку издание нескольких документов (в 1555 и 1597 году) определило своеобразное закрепощение кабальных холопов и превращение их в зависимых крестьян[16] .

Соборное Уложение было последним крупным законодательным актом о холопстве и последним перед полным исчезновением холопства как правового института.

Правовой институт холопства складывался в Русском государстве достаточно длительный период: фактически с момента появления государства Киевская Русь с последующим развитием в течение долгого времени. Этот правовой институт достаточно прочно закреплялся в социально-политической жизни государства и в последующем видоизменялся различными способами. Холопство хотя и было одним из видов рабства, но имело, в отличие от других рабских систем свои особенности. Главным образом, как мы указывали выше, это проявлялось в том, что холопы имели множество прав и не полностью зависели от своих хозяев. Свидетельством того, что холопство прочно укреплялось в обществе и государстве, является обилие норм в древних правовых документах, в которых прослеживались малейшие изменения, касающиеся правового положения холопов. Именно на основании всего этого мы можем говорить о том, что правовой институт холопства устойчиво входил в русло всеобщего развития русского общества.

Глава 2 . Разнообразие видов холопства, особенности правового положения и контроль над ними

2.1 Правовое разнообразие видов холопства в России

Существует множество различных классификаций русского холопства в соответствии с их правовым положением. Любая классификация холопства содержит исключения и открыта для пересмотра. Классифицируя холопов по правовому принципу, целесообразнее всего рассмотреть правовое разнообразие московского холопства по Р. Хелли, поскольку на данный период холопство было неоднородным. В Московии существовало восемь видов холопства. В Русском государстве существовали следующие виды холопов: 1. наследственное, не в первом поколении (старинное); 2. полное, также передававшееся потомкам до самого позднего времени; 3. докладное, для привилегированных холопов, в частности, для управляющих поместьями; 4.долговое, отбываемое несостоятельными должниками и преступниками, неспособными уплатить штраф в размере 5 рублей в год со взрослого мужчины, 2,5 рублей в год с женщины и 2 рублей в год с ребенка десяти лет и более; 5. жилое или договорное; 6. добровольное, в которое человек, проработавший на кого-либо от 3 до 6 месяцев, мог быть обращен по просьбе нанимателя; 7.кабальное, которое представляло собой холопство по договору об ограниченной продолжительности; 8.холопы, ряды которых формировались из военнопленных. До середины XVII века существовал еще особый городской тип холопства – закладничество, то есть превращение самого себя в заклад[17] . Типы и численность холопства можно проследить по данным таблиц (см. Приложения 1, 2).

М.Ф. Владимирский-Буданов определяет, что в Русском государстве существовало рабство двоякого рода: временное и вечное или, иначе, неполное и полное. Рабство первого рода отличалось от второго не только продолжительностью, но и существом прав господина. В эпоху Русской Правды временное холопство определялось сроком действия обязательства, из которого оно возникло, в московском же праве (в очень раннюю эпоху) оно получило определенность независимо от обязательств, а именно сделалось пожизненным; предел его обозначался не только смертью холопа, но и смертью его господина, не переходя на наследников того и другого. Этот вид рабства сделался особенным (suigeneris) и самостоятельным под видой служилой кабалы. Он возникает уже по особому договору (кабале) независимо от договора займа или личного найма, хотя прежние признаки личного заклада за долг все-таки сохраняются[18] .

Теперь рассмотрим наиболее важные группы холопов, которые выделяет профессор Хелли.

Докладное холопство было предназначено, в основном, для «холопьей аристократии»; власти начали за плату разбирать такие дела и вести по ним записи гораздо раньше, чем по другим типам холопов, в отношении которых их позиция долго оставалась нейтральной. Закон требовал, чтобы облеченные доверием компетентные люди были холопами – «по ключи холоп» из соображений сохранения субординации. Институт этот, как кажется, возник в конце XV века, а последний пространный документ о докладном холопстве относится к концу XVII века. Указ царя Василия Шуйского Холопьему приказу от 21 мая 1609 года связал докладное и кабальное холопство в том отношении, что оба они должны были прекращаться со смертью хозяина, на чье имя была составлена грамота[19] .

Добровольное холопство было самым причудливым видом порабощения людей в Московии. В указе 1555 года оно упоминается лишь косвенно. На протяжении большей части XVI века было вполне возможным служить хозяину без официального оформления отношений холопа и хозяина. Первоначально, по-видимому, именно такие люди и назывались добровольными холопами – они служили хозяевам, не будучи формально обращенными в холопство. Указ 1555 года касался возможности наказания добровольного холопа по суду за кражу хозяйского имущества и лишал хозяев права возбуждать подобные иски. Добровольное холопство начинает процветать после указа 1586 года, изменившего условия кабального холопства и сделавшего его менее привлекательным. Между 1586 и 1597 гг. добровольное холопство, вероятно, было довольно популярным, замещая кабальное и вызвав временное снижение числа людей, желающих стать кабальными холопами[20] .

Уложение от 1 февраля 1597 года о холопстве призвано было существенно изменить статус добровольной службы и способствовать ликвидации этого института. В нем данная категория наряду с прежними обозначениями («добровольные люди», «служит добровольно»), получает впервые в законодательстве термин «холоп» в противоестественном по существу сочетании – с определением «добровольный», «вольный». Уложением было предписано перевести в течение весьма краткого срока всех без исключения добровольных холопов, прослуживших к 1597-1598 г. не менее полугода, в категорию кабальных людей[21] .

Следующей формой холопства в Московии было долговое, возможно, наиболее знакомое подавляющему большинству обществ. Долговое рабство часто было связано с различными формами карательного рабства, поскольку отказ платить по обязательствам рассматривается как форма воровства. Судебник 1497 года предписывал похолопление для первично осужденных преступников, не имевших средства для возмещения пострадавшему нанесенного им ущерба. Если же злоумышленник наказывался кнутом, то он ни в коем случае не мог быть превращен в холопа истца. 1 октября 1560 года правительство запретило кредиторам получать полные и докладные грамоты на должников, и дало должникам, чьи дома были разрушены пожаром 17 июня 1560 года, пятилетнюю отсрочку платежей. В следующее правление, 8 февраля 1588 года было установлено пятнадцатилетнее ограничение сроков предъявления исков о взыскании невозвращенных ссуд. Эти меры создают впечатление, что «программа властей» была направлена на сокращение долгового холопства[22] .

По Соборному Уложению 1649 года человек, неспособный расплатиться с по признаваемым законом обязательствам (долги, штрафы, оплата исков о краже собственности), мог быть вытребован своим кредитором на время, необходимое для отработки долга: пять рублей за год для мужчин, два с половиной рубля для женщин и два рубля для ребенка старше 9 лет. Устанавливая, запрет, бывший, похоже, нормой и в других обществах, русские провозгласили, что «недоросли младше десяти лет… в таковы лета не работают». Неизвестно, использовалось ли долговое холопство на самом деле как благотворительность, но, учитывая живучесть кабального холопства, можно предположить, что холоповладельцы не слишком стремились использовать формы порабощения, дававшие им меньше преимуществ[23] .

Жилое холопство было старинной формой временного порабощения, известной еще по Русской Правде, и включение некоторых – но отнюдь не всех – старых установлений в Краткую Правду показывает, что в конце XV в. эта форма едва-едва выживала; лучше всего она сохранилась в законах Западной Руси. Жилое холопство было возрождено в XVII веке, когда более старые формы утратили гибкость. По Русской Правде жилой работник (закуп) был, как и в других местах, полусвободным человеком. Во время службы он выступал в некоторых случаях представителем своего хозяина, а временами и от собственного лица. Хозяин не мог обвинить своего жилого холопа в краже. Хозяин не мог отобрать собственность работника, продать жилого третьей стороне или в холопство (статьи 57 и 58 Пространной Правды). Законодательство по жилому холопству было скудным, и те немногие случаи, которые к настоящему времени уже известны, не вполне ему соответствуют, - возможно, менялся со временем сам институт. В законодательстве жилое холопство выглядит средством, позволяющим родителям освободиться от детей, не продавая их в другие формы холопства. Степень зависимости, создаваемая жилыми холопами в Московии, неизвестна; ничего не известно и о том, какую жизнь вели свободные люди после окончания срока жилого холопства. Как бы то ни было, почти не приходится сомневаться в том, что их освобождение с деньгами или собственностью создавало им существенно лучшие условия для независимого выживания, чем большинству других холопов, освобождавшихся без того и другого[24] .

Старинным холопством называлось, как правило, состояние тех, чьи родители были холопами. Документами, подтверждавшими чье-либо старинное холопство в соответствии с Судебником 1550 года, были духовные грамоты или «иные записи». В Соборном Уложении 1649 года список таких документов расширен и включает духовные, данные, приданные, рядные и правые грамоты. Когда такие холопы передавались как часть приданого, а жена умирала без потомства, вдовец должен был вернуть холопов (с их супругами) роду покойной жены, давшему ей приданое. Очень большая доля, возможно, до половины всех холопов были старинными.

В соответствии с Уложением 1649 года, если истец по делу о беглом старинном холопе основывал свои притязании на деловой купчей, и эта купчая не устанавливала, что холоп и его потомство были куплены вплоть до внуков, такие беглый передавался ответчику, имеющему на него кабальную грамоту. Одной из необычных черт московского холопства с точки зрения компаративистики является то, что оно было во многих случаях наследственным. Каковы бы ни были намерения правительства, в конце XVII века старинные холопы продолжали существовать и передаваться из рук в руки.

Полное холопство возникло еще в домосковский период. По Русской Правде (ст.110) известны 3 источника полного холопства: самопродажа не менее чем за полгривны, в присутствии свидетелей, с уплатой пошлины представителю власти; женитьба свободного человека на холопке, если до свадьбы ее хозяину не было предъявлено условие сохранения свободы за ее будущим мужем; поступление в услужение или домоправителем без заранее оговоренного условия сохранения свободы[25] . В московский период полное холопство стало почти исключительно самопродажей. Большинство документов о полном холопстве не содержит ни сведений о продавце холопа, ни о получателе денег. Некоторые прямо указывают, что холоп продает сам себя, и, кажется, можно с уверенностью считать, что большинство случаев полного холопства были случаями самопродажи. Самопродажа является единственным источником полного холопства по закону 1550 года. Несколько реальных норм Соборного уложения 1649 года признавали только кабальное и старинное холопство, но в других указах упоминаются и полные холопы. Потомки полных холопов были наследственными старинными холопами[26] .

Выражение «кабальное холопство» имеет в основе термин «кабала», что означает «письменный контракт». Когда в Московском государстве возникает кабальное холопство, точно не известно. Первые упоминания об этом явлении появляются к концу XV века от духовных членов правящего дома, в которых они приказывают отпустить на волю кабальных людей. Самая давняя служилая кабала дошла до нас от 1510 года с юго-восточной границы Московии с Рязанью. К 1550 году кабальное холопство признается в качестве установившейся и в правовом отношении низшей формы холопства в главном своде законов – Судебнике. В Русском государстве преобладающими формами рабства были полное и кабальное холопство. Кабальное холопство отличалось от полного тем, что попасть туда можно было лишь по собственной воле. Кабалы заключались по инициативе свободных людей, которые, беря ссуду на год (первоначальное ограничение), соглашались отслужить проценты и выплатить основную сумму в конце года. При неспособности расплатиться они становились полными холопами. В 1586 году порядок изменился предположительно потому, что почти никто не мог расплатиться[27] .

Уже сам факт наличия множества видов холопства, дифференцируемых по правовому признаку, свидетельствует о том, что в Русском государстве холопство расслаивалось в связи с развитием социально-экономических отношений. Поскольку изменялись потребности холоповладельцев, то соответственно изменялись и обязанности холопов по отношению к их хозяевам. Это поначалу значительно расширило источники холопства, но со временем послужило поводом для превращения отдельных видов холопов в крепостных крестьян. Тем не менее, разнообразие московского холопства наиболее четко объясняет разнообразие их деятельности и различные источники их формирования. Если добровольные холопы вступали в такое состояние по собственному желанию, то кабальные холопы попадали в зависимость вследствие неуплаты долга.

2.2 Холопы – субъекты и объекты правоотношений

В сфере гражданских и уголовных правоотношений, прежде всего, мы говорим о том, что на первоначальном этапе развития законодательства в Русском государстве холопы представляли собой неопределенное лицо, и мы выделили это выше: не субъекты, но и не совсем объекты гражданских правоотношений. Как пишет Владимирский-Буданов, относительно правоспособности холопов, как и относительно прав на них господина, в памятниках права замечается двойственность. По одним источникам, определяющим положение холопов, последние лишены всякой правоспособности; по другим же, говорящим о фактическом положении их, они являются наделенными некоторыми правами. Русская Правда не допускает для холопов права собственности и вообще имущественных прав (кроме права на то, что находится всегда при нем и с ним). По постановлениям Русской Правды, если холоп в бегах приобретет имущество, то, так как он сам принадлежит господину, и долги, которые он может сделать, падают на господина, и приобретенное имущество принадлежит господину же (ст.119 Пространной Правды)[28] .

Холопы не могли по закону вступать в самостоятельные обязательства: по Русской Правде, если холоп задолжает, то господин обязан или уплатить долги, или выдать кредитору этого холопа, если только кредитор не знает, что имел дело с холопом, а в противном случае он лишался своих денег. Что касается Московских холопов, то здесь уже они пользуются личными правами, а именно на честь. В имущественных правах здесь холопы тоже не были обделены: холопы княжие (великих и удельных князей) владеют вотчинами купленными и пожалованными. По Соборному Уложению испомещенные на землях господина холопы имели право на движимое имущество, необходимое при обработке земли. По наследству это движимое имущество переходило не в руки холопского хозяина, а в руки родственников холопа. Обязательства, заключенные холопами, признаются законом (из указов Михаила Федоровича от 1624 и 1628 гг.). Соборное Уложение упоминает о холопах, которые владели торговыми лавками и дворами в посадах[29] .

Что касается холопов как участников уголовных правоотношений, то здесь мы выделяем то, что холопы обладали правом на жизнь (но уже только по законодательным актам XVI и XVII века), а по Русской Правде их жизнь охранялась в 5 гривен (ст.16 Пространной Правды). Они обладали и правом на личное достоинство, и, как указывает профессор Хелли, это было для холопов значительным правом, поскольку плата за бесчестье – сумма, которую они могли потребовать, если их личные достоинства были ущемлены кем-то со стороны, не хозяином[30] .

Теперь рассмотрим холопов с точки зрения их принадлежности к объектам различных правоотношений. М.Ф. Владимирский-Буданов пишет о том, что первоначально права господина на холопа почти ничем не были ограничены. Однако убийство холопа считалось грехом, что упоминается в Двинской уставной грамоте. Правда, здесь была оговорка – если убийство холопа было непредумышленным, то его хозяин за убийство ответственности не несет[31] . По Соборному Уложению 1649 года, господин уже не имеет права на жизнь своего холопа: «Кому выдадут вновь его беглого холопа, то господину приказать накрепко, чтобы он того беглого своего человека до смерти не убил и не изувечил и голодом не уморил»[32] . Указом 1606 года было определено то, что господин был обязан выдать замуж своих рабынь по достижении ими 18-летия, женить холопов, достигших 20 лет, и овдовевшую рабыню вновь выдать замуж по прошествии двух лет после смерти ее мужа[33] . Поскольку холопы являлись ценным «движимым имуществом», то охранялась государством их жизнь и вмешательство третьих лиц в отношения холопов и холоповладельцев. В частности, в Соборном Уложении указывалось, что укрывательство беглых холопов являлось преступлением и каралось довольно сурово[34] .

Спорным вопросом в определении субъективного или объективного положения холопов является анализ ситуации, когда холопа убивал не его хозяин, а третье лицо применительно к Русской Правде. Не совсем ясно, кто должен был получать виру за убийство холопа – хозяин, князь или родственники. В целом, холопы на протяжении всего своего существования являлись и субъектами, и объектами тех или иных правоотношений. Поэтому их правовое положение носит своеобразный характер, имеющий свою специфичность.

На основании всего этого мы можем сделать вывод о том, что права господ в отношении к холопам постепенно ограничиваются и рабство получает все более мягкий характер.

Охарактеризуем холопов как участников процессуальных правоотношений. Сословность судебного процесса, как в Киевской Руси, так и в Московском государстве, позволяет говорить о том, что для холопов, естественно как низшего и бесправного сословия особых процессуальных «привилегий» предусмотрено не было. Однако так было не всегда. Впоследствии даже холопы получили свои процессуальные права.

По Русской Правде положение со свидетельствами холопов представляется достаточно противоречивым. Статья 66 Пространной Правды явно запрещала холопам выступать свидетелями, за исключением тех случаев, когда свободных свидетелей не было. В подобных случаях можно было использовать в качестве свидетеля привилегированного холопа, управляющего поместьем.

Между эпохой Русской Правды и 1649 годом правоспособность холопа значительно изменилась. В судебных процессах первой половины XVI века холопы были скорее тяжущимися, нежели свидетелями. Кроме этого холопов начинают использовать для сбора письменных свидетельских показаний. А во времена правления Ивана Грозного получил значительное развитие институт, который можно было бы назвать «холопьей адвокатурой». Данное явление профессор Р. Хелли сравнивает с процессами, происходившими в германском обществе, где хозяин мог направить вместо себя в суд своего раба, и раб, наравне с любым свободным человеком, допускался к решению дела Божьим судом, то есть битвой[35] . Это также подтверждается Судебником 1497 года, поскольку холопы могли наниматься в наймиты для участия в судебном поединке. Холопы могли быть послухами, что также закреплено в Судебнике. Однако если рассматривать процессуальные права холопов, то они везде расценивались по-разному в зависимости от их социальной принадлежности. Согласно ст. 22 Новгородской Судной грамоты холопы могли послушествовать только на холопа. И как отмечал Сигизмунд Герберштейн, свидетельство одного человека из благородного сословия значит более чем свидетельства многих людей низкого состояния[36] .

21 августа 1556 г. были изданы указы о судопроизводстве. Они были следующими источниками легитимизации участия холопов в судебном процессе. Один из них требовал, чтобы землевладельцы приказали своим холопам не лгать на судебных допросах, а говорить правду. Указ далее угрожал боярам и детям боярским, чьи холопы будут говорить неправду на суде. При этом наказывались сами холопы, которые были уличены во лжи.

Говоря об окончательном закреплении холопов как действительных участников судебного процесса, мы выделяем по этому поводу такой нормативный акт, как Соборное Уложение 1649 года. Соборное Уложение разрешило получение свидетельских показаний от холопов при всех формах судебного дознания. Холопа следовало привести к присяге перед иконой, и он должен был говорить правду под угрозой наказания на Страшном Суде, если он солжет перед присягой. Однако холопам не разрешалось свидетельствовать против своих хозяев, эта норма была распространена и на вольноотпущенников, которые не могли также свидетельствовать и против своих хозяев.

Холопы были определены законодательными источниками Русского государства как участники правоотношений. Вследствие этого, мы можем говорить о том, что юридическое закрепление холопства в значительной степени давало законные гарантии холоповладельцам и государству в обеспечении их интересов с помощью холопов, а точнее, использования их труда.

2.3 Учреждения и органы государственной власти, ведавшие холопами

Холопство было явлением достаточно распространенным как в Киевской Руси, так и в Московии. Поэтому государство наряду с законодательством учреждало специальные органы, которые наделялись властными полномочиями для осуществления принуждения в отношении холопов. И поскольку холопство сложилось как сложный правовой институт, то следовало его контролировать.

В документах до середины XVI века информации об учреждениях, ведавших холопами, очень мало. Во времена Русской Правды акт продажи в холопство оформлялся в присутствии особого чиновника (мытник, статьи 45 и 48). В XVI веке в соответствии с Судебником 1550 года (статья 66) полные и докладные холопьи грамоты могли выдавать только высшие чиновники – те, кто имел право боярского суда. В статье 66 такими оговоренными лицами являлись наместники и волостели боярского суда[37] . Само определение боярского суда дается в Судебнике 1497 года: Суд осуществляется боярами и окольничими в присутствии дьяков. Судьям запрещается брать за производство суда и ходатайств взятки, а также решать дело несправедливо из-за мести или дружбы со стороной. Таким образом, все вышеперечисленные должностные лица рассматривали дела в суде, в том числе, и с участием холопов[38] . Незначительное число материалов этого времени хранилось в Казне вместе с большинством указов, регулирующих институт холопства[39] .

Судебник 1550 года устанавливал, что отпускные грамоты для холопов могут выдаваться только в 3 основных городах: Москве, Новгороде и Пскове. Следовательно, в иерархии учреждений, ведавших холопами, существовала четкая централизация. Такую централизацию можно наблюдать и в Уложении о холопстве 1597 года, которое возлагало задачу по ведению холопьих дел на Холопий приказ. Документальные сведения активности работы Холопьего приказа сохранились лишь, начиная с 1603 года. Соборное Уложение все вышеперечисленное подтвердило.

Холопий приказ являлся единственным специализированным государственным органом, который занимался всеми вопросами относительно холопства. Это отражает как высокий уровень централизации управления, так и важность холопства для Московии.

В первой половине XVII века деятельность Холопьего приказа не относилась к числу главных забот правящей элиты, поскольку холопство было настолько древним институтом, которое к XVII веку начало потихоньку изживать себя. В Холопьем приказе отсутствовали профессиональные государственные служащие, поскольку данный приказ был мало чем привлекателен для них. Холопий приказ не играл ключевой роли в приказной системе[40] .

Ситуация сильно изменилась во второй половине XVII века, когда кроме традиционных дел, связанных с холопами, Холопий приказ начинает заниматься некоторыми делами о крепостных, но поскольку мы рассматриваем в своей работе институт холопства, а не крепостничества, то данный вопрос мы раскрывать не будем.

Говоря о других учреждениях, ведавших холопами, стоит упомянуть и так называемый «Патриархов двор», который, в целом, тоже курировал вопросы, связанные с холопством, но уже в отдельных случаях, когда дело затрагивало интересы церкви[41] . Очень важный факт выделяет профессор Хелли. Он говорит о том, что во время судебных разбирательств с участием холопов могли всплыть случайным образом государственные учреждения, которые даже близко не могли относиться к холопам, поскольку все же они контролировались Холопьим приказом. Однако этот факт имеет место, и стоит заметить, что другие учреждения, которые не являлись специализированными органами для холопов, могли стать ими «на время» (имеется в виду время проведения судебного процесса)[42] .

Завершая разговор об особенностях правового положения холопов, хотелось бы отметить, что холопы прошли долгий путь от неправоспособных объектов правоотношений до частично правоспособных лиц, которые могли совершать определенные сделки, отвечать за определенного вида преступления, хотя по остальным правонарушениям по-прежнему отвечали только их хозяева. Вполне естественно, что права холопов определялись их принадлежностью к той или иной группе, а многообразие видов холопства объясняется развитием социально-экономических отношений. Институт холопства контролировался сугубо государственной властью, о чем свидетельствует создание Холопьего приказа, который ведал практически всеми вопросами, касающимися холопов.

Глава 3. Значение холопства и взгляды на его существование

3.1 Конец и значение холопства в России

Институт холопства в Русском государстве прошел многовековую историю, много раз его изменяли, дополняли, искажали, тем не менее, его сущность оставалась неизменной – это был самобытный тип русского рабства, который имел свои специфические черты и особенности, далеко не всегда отвечавшие типичным представлениям о рабстве.

Уже приблизительно с XVI века в общественной среде наметилась тенденция к сокращению рабского состояния среди населения. Уже законодательные акты данного периода подтверждают это (выше мы отметили, что тенденция к сокращению холопства начала проявляться в нормах Судебника 1550 года). В XVI веке на окраинах Русского государства образовались свободные общины казаков: донских и днепровских. До начала XVII века эти общины были полезны для государства, особенно в борьбе с мусульманами. Но с течением времени усиливавшиеся побеги холопов в эти общины увеличили их и сделали опасными для государства. Этим государство должно было быть побуждено к вопросу о жизни или смерти института холопства, особенно, когда Смутное время показало все невыгоды его последствий. Холопство уничтожилось путем естественного вымирания за истощением его источников. К началу XVIII века его можно считать окончившим свое существование[43] . Это мнение профессора М.Ф. Владимирского-Буданова является достаточно распространенным, и его поддерживает профессор Хелли, который называет конец холопства в России эволюцией вплоть до вымирания. Большинство авторов сходятся на мнении, что в России начала нового времени наблюдалось слияние крестьянского и холопского статусов в новом институте крепостничества за счет того, что требовалась организованная армия, росло число чиновничьего аппарата, которое требовало увеличения податей с населения[44] .

Весьма важна деятельность Петра I, которая в целом и привела к полному исчезновению института холопства. В 1700 г. правительство объявило, что больше не существует «вольных людей», не приписанные ни к какому состоянию «гулящие люди» постепенно исчезли вследствие прикрепления всякого человека к одному из определенных законом состояний (крепостные крестьяне, горожане, служилые люди и духовенство). Следствием этого процесса было усиление ограничений на возвращение в холопство для вольноотпущенников. Источники холопства значительно сократились и в результате вступления большого числа холопов в армию в течение первых двух десятилетий XVIII века. Институты, сделавшие возможной отмену холопства в петровскую эпоху, исчезли вместе с отменой подобного холопству крепостничества, и условия, вынуждавшие людей продаваться в холопство, возникли вновь, чего и следовало ожидать. Однако эмансипационной мерой императора Александра II было уничтожено не только крепостное состояние, но вместе с ним и прежнее рабство[45] .

Достаточно популярным является то мнение среди историков права, что холопство было ликвидировано благодаря введению Петром I подушной подати. С введением этой подати число плательщиков налогов значительно расширилось, вследствие чего произошла унификация низших сословий. При этом холопы были записаны в «тягло» и таким образом были приравнены к крепостным крестьянам. Поскольку холопы при Петре I представляли из себя промежуточные, «межеумочные слои», то с введением подушного обложения, они перестали быть таковыми. Так в государственный строй вводилось дотоле чуждое ему начало, всесословная повинность [46] .

Холопство было в Русском государстве закономерным проявлением рабства. Однако оно сложилось со своими особыми чертами, которые говорили больше о мягкости русского рабства, нежели институтов рабства других цивилизаций и государств. Значение холопства было велико. Это проявлялось в том, что холопство было предназначено для безвозмездного использования труда бесправных людей в целях «домашнего» обслуживания, а не использования холопов для осуществления государственных нужд в хозяйственном плане. Заметим, что в Русском государстве почти никогда мы не встречались с понятием государственного холопа. Это лишний раз подтверждает тот факт, что холопство не являлось результатом государственного порабощения. Холопство было выгодно всем. Военнопленные получали жизнь вместо того, чтобы быть убитыми. Те, кто продавался в холопство, также выживали вместо того, чтобы умереть с голоду. Холопство использовали почти во всех областях социальной жизни, в частности тот факт, что существовали как простые, так и привилегированные холопы. После 1723 года холопство еще долго продолжало оказывать влияние на крестьянство, дворянство, правительство, а также на умы и ценности русского общества[47] .

Трудно недооценить значение холопства в Русском государстве, поскольку оно действительно играло роль своеобразного регулятора общественных отношений. Вполне закономерно, что рассматриваемый институт просуществовал в России достаточно длительный период: фактически с самого образования Древнерусского государства до II половины XIX века.

3.2 Концепции и взгляды на холопство в России

При рассмотрении института холопства можно выявить массу различных проблемных вопросов, касающихся происхождения холопов, источников формирования, правового положения холопов и т.д. Остановимся на некоторых из них.

Во-первых, проблемным является момент, касающийся источников холопства. Среди самых распространенных источников мы привыкли выделять самопродажу, неуплату долга, женитьбу на холопе или холопке, наем в услужение без оговоренных условий и без составления договора (главным образом, это относится к положениям Псковской Судной грамоты). Казалось бы, вполне привычные источники, которые поддерживают большинство историков. Однако ряд из них выделяют достаточно специфичную точку зрения по поводу того, что наем в услужение в Древней Руси и Московском государстве уже неизменно служил источником холопства. Данное мнение, в частности, разделяет профессор Е.М. Акопова. Она рассматривает тот аспект, что соглашения об образовании личного найма имели два существенных разграничения: Locatioconductiooperarum – личный наем в услужение и Locatioconductiooperis – для совершения известного дела. На основе этого выделяется тот факт, что второе положение к холопству не вело, но встречалось это достаточно редко. Поэтому высказывается мнение, что в России, как и на Западе, на первых порах поступление в услужение было равносильно отречению от свободного состояния и сама мысль о совместимости службы с личной свободой прививалась весьма постепенно[48] . Мысль интересна тем, что не существовало четких разграничений здесь между полномочиями тех, кто получает услуги труда, и прав тех, кто нанимается в услужение. М.Ф. Владимирский-Буданов писал, что право обязывающего лица простиралось на всю личность обязывающегося, приближаясь к вещному праву[49] .

Л.С. Таль, дореволюционный российский историк, имел другую точку зрения по данному поводу. Он считал, что соглашения между принимающим услуги и нанимающимся в услужение (добровольный переход в холопство) – это не что иное, как зачатки консенсуального договора личного найма. Действительно, рассматривая выше служилое (кабальное) холопство, мы выделили, что оно получило в Соборном Уложении 1649г. юридическое закрепление, и такие лица рассматривались не как холопы, а как свободные лица – заемщики, обязанные по «кабале за рост служити», пока долг не будет уплачен или исчерпан по условиям заключенного договора. Таким образом, и здесь мы сталкиваемся непосредственно с трудовым наймом.

Второй проблемный вопрос, раскрывающий концепции о холопстве, заключается в том, что холопство вызвало серьезное противоречие своим существованием. Это противоречие заключалось в следующем. Существование института холопства постоянно сталкивало холоповладельцев друг с другом, а не объединяло их, в отличие от других обществ, где институт рабства, как таковой, подвергался суровой критике со стороны общества. Хотя передача холопов друг другу оказывалась полезной для укрепления связей между разными поколениями одного семейства и разными родами, этот связующий фактор, заложенный в холопстве, почти наверняка существенно перевешивался постоянными конфликтами по поводу собственности на конкретных холопов. Профессор Хелли утверждает, что холопы постоянно были «камнем преткновения» между холоповладельцами, поскольку холопы были ценным «видом движимого имущества»[50] . В самом деле, холопы были необходимы не только как бесплатный рабочий труд, но и как показатель престижа того или иного семейства. Естественно, что борьба за этот ресурс могла быть порой очень острой.

Третьим, на наш взгляд, очень важным проблемным аспектом правового института холопства является интересная идея, которую выдвинул в своей монографии профессор Хелли: «Не является ли свобода игрой с нулевым счетом?» Этот вопрос звучит сегодня все более остро, а история рабства существенно его проясняет. Почему развивалась, скажем, Афинская демократия? А она развивалась благодаря широкому использованию рабского труда. То же самое можно наблюдать и в Риме. Русское холопство начала нового времени выглядит игрой с фиксированным нулевым счетом. При анализе своей концепции профессор Р. Хелли основывался на методе сравнения систем рабства других цивилизаций непосредственно с холопством. Так называемая система «нулевых счетов» проявлялась в том, что своей несвободой рабы, как в Афинах, так и в Риме обеспечивали достаточно широкую свободу привилегированных общественных групп. В этом отношении холопство на первоначальном этапе от других рабских систем отличалось. Сравнительно много свободы имели русские холопы. В начале нового времени, как нами было уже рассмотрено, они могли занимать ведущие должности в правительстве, платить подати, выступать в суде, иметь собственные земли и даже собственных холопов. Гипотеза о том, что свобода – это игра с фиксированным нулевым счетом, была проверена в 1630-х гг., когда крупные землевладельцы заявили свои претензии по поводу расширения привилегий низших сословий. В результате этого и началось закрепощение крестьян, а правовой институт холопства просто стал сходить на нет, либо пополняя ряды крепостных крестьян, либо исчезая полностью[51] .

Очевидно, что холопство сыграло важную роль в сохранении «нулевой системы» в XVII веке. Эту систему сохраняли после исчезновения холопства крепостные крестьяне, обеспечивая свободу, которой располагало дворянство.

Таковы наиболее важные, на наш взгляд, проблемные вопросы, касающиеся рассмотрения института холопства.

Заключение

Холопство было уникальнейшим явлением русской истории и, безусловно, внесло огромный вклад в развитие русского общества, русской нации. Да, может быть, холопство не было таким распространенным явлением, как, скажем, крепостничество, тем не менее, оно подготовило значительную почву для развития самого крепостного права.

Поскольку целью данной работы было рассмотрение правового института холопства, то в результате было выявлено следующее. Во-первых, холопство формировалось из различных источников, причем почти все из них мы можем выделить и в других рабских системах. Во-вторых, холопство всесторонне контролировалось и охранялось государством, поскольку холопы составляли важное звено сословной системы русского общества. В-третьих, правовое положение холопов отличается последовательным расширением прав данных лиц с течением времени и с развитием общественной системы Русского государства. Исчезновение холопства является, на наш взгляд, процессом закономерным, поскольку появились дальнейшие перспективы для развития крепостничества, которые были намного выгоднее для государства. Холопство уже в XVII веке значительно отличалось от того холопства, которое существовало во времена Киевской Руси: холопы в Московском государстве получили много свободы.

Как бы то ни было, подводя итог проделанной работе, хотелось бы сказать, что объективно холопство сыграло неоценимую роль для всего Русского государства. Холопство было самобытным видом русского рабства, отличающимся своими национальными особенностями. И поскольку оно все же исчезло, его необходимость была продиктована временем, а это мы не в силах опровергнуть.

Литература

1. Акопова Е.М. Правовое опосредование отношений найма труда в России / Е.М. Акопова // Государство и право. – №9. – 2001. – С.29-36.

2. Беляев, И.Д. История русского законодательства: для студентов вузов / И.Д. Беляев. – СПб.: Лань, 1999.

3. Владимирский-Буданов, М.Ф. Обзор истории русского права / М.Ф. Владимирский-Буданов. – Ростов-на-Дону.: Феникс, 1995.

4. Государственные учреждения России в XVI–XVII вв.: Сб. статей / Под ред. Н.Б. Голиковой. – М., 1991.

5. Зимин А.А. Холопы Древней Руси / А.А. Зимин // История СССР. – 1989. - №6.

6. Исаев И.А. История государства и права России: Учебник. – 3-е изд. – М.: Юристъ, 2005. – 797 с.

7. История государства и права России: Учебник / под ред. Ю.П. Титова. – М.: «Проспект», 2000. – 544 с.

8. История отечественного государства и права: Учебник / Под общ. ред. О.И. Чистякова. – М.: Юристъ, 2005.

9. Ключевский В.О. Русская история / В.О. Ключевский. – М.: Эксмо, 2005. – 912 с., ил.

10. Колычева Е.И. Русская Правда и обычное право о полных холопах XV-XVI вв. / Е.И. Колычева // Исторические записки. – Т.85 (1970).

11. Колычева Е.И. Холопство и крепостничество (конец XV-XVI век). – М.: Наука, 1971.

12. Кутулько А.М. Судебник 1497 года / А.М. Кутулько // Вопросы истории. – 1999. - №3.

13. Маньков А.Г. Законодательство и право России второй половины XVII века / А.Г. Маньков. – СПб: Наука, 1998.

14. Панеях В.М. Холопство в XVI веке / В.М. Панеях. – Л., 1983.

15. Панеях В.М. Холопство в XVII веке / В.М. Панеях. – Л., 1984.

16. Перевезенцев С.В. Россия. Великая судьба / С.В. Перевезенцев. – М.: Белый город, 2005. – 704 с., илл.

17. Подосенов О.П. Уголовное право России периода сословно-представительной монархии: Учебное пособие / Краснояр. гос. ун-т. – Красноярск, 2000. – 128 с.

18. Развитие русского права в XV – первой половине XVII вв. / Отв. ред. В.С. Нерсесянц. – М.: Наука, 1986.

19. Российское законодательство X-XX вв.: В 9 т. / Под общей ред. – О.И. Чистякова. – М., 1984-1994.

20. Русская Правда и Псковская Судная Грамота: материалы к изучению истории государства и права России / Краснояр. гос. ун-т; Сост. С.А. Бердникова, О.П. Подосенов. – Красноярск, 2002. – 146 с.

21. Свердлов, М.Б. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси. – Л., 1983.

22. Соборное уложение 1649 г.: Тексты и комментарий / Под ред. А.Г. Манькова. – Л., 1987 г.

23. Судебник 1497 года: материалы к изучению истории государства и права России / Краснояр. гос. ун-т, Юрид. ин-т; сост. С.А. Бердникова. – Красноярск, 2005. – 52 с.

24. Хелли Р. Холопство в России 1425 – 1725 гг. / Р. Хелли. – М., 1998

25. Хрестоматия по истории государства и права России / Сост. Ю.П. Титов. – М.: Проспект, 2000. – 472 с.

26. Черепнин Л.В. Образование русского централизованного государства в XIV – XV веках. Очерки социально-экономической истории Руси. – М.: Соцэкгиз, 1960.

27. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права / Г.Ф. Шершеневич. – М., 1995.

28. Юшков, С.В. Общественно-политический строй и право Древней Руси / С.В. Юшков. – М., 1948.

Приложение 1

«Численность холопов по материалам документов XV-XVII вв.»

Тип документов Годы Число холопов Число документов Число холопов на документ
Полные грамоты 1430-1554 210 100 2,1
Закладные 1475-1600 52 28 1,9
Служилые кабалы 1510-1702 3942 2091 1,9
Духовные 1472-1597+1673 223 19 12,4
Данные 1504-1598+1647 414 131 3,2
Сговорные 1512-1593 55 13 2,9
Вольные грамоты 1592-1673 63 22 4,2
Купчие 1585-1597 9 8 1,1
Судебные решения 1518-1597 25 11 2,3
Раздельные 1546-1598 348 23 15,1
Внесудебные мировые 1534-1597+1673 11 5 2,2
Царские указы 1577 4 1 4,0
Судебные дела 1620-1651 69 28 2,5
Грамоты 1592-1597 6 2 3,0
Долговые грамоты 1684-1714 8 3 2,7
Жилые грамоты 1667-1695 13 5 2,6
Регистрации старинных холопов 1593-1598 123 8 15,4
Всего 5575 2499 2,2

Приложение 2

«Численность холопов в начале XVII века»

Типы холопов Число холопов Число документов Среднее число холопов на документ
Старинные 483 91 5,3
Полные 671 192 3,5
Докладные 80 31 2,6
Кабальные 4009 2116 1,9
Долговые 13 5 3,3
Добровольные 1 1 1,0
Жилые 7 3 2,3
Неизвестный 311 60 5,3
Всего 5575 2499 2,2

[1] Ключевский В.О. Русская история / В.О. Ключевский. – М.: Эксмо, 2005. – С.45.

[2] Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права / М.Ф Владимирский-Буданов. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1995. - с.386.

[3] Хелли Р. Холопство в России 1425-1725 / Р. Хелли. – М., 1998. – С.41.

[4] См.: Хелли Р. Указ. соч., с..39.

[5] См.: Хелли Р. Указ. соч., с.36

[6] Там же, с.340.

[7] См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Указ. соч., с.386.

[8] Там же, с.387.

[9] Русская Правда и Псковская Судная грамота: материалы для изучения истории государства и права России / Сост. С.А. Бердникова, О.П. Подосёнов. – Красноярск, 2002. - С.17.

[10] Там же, с.66.

[11] Цитата по: Судебник 1497 года: материалы к изучению истории государства и права России / Краснояр. гос. ун-т, Юрид. ин-т; сост. С.А. Бердникова. – Красноярск, 2005. – С.46-47.

[12] Маньков А.Г. Законодательство и право России второй половины XVIIвека / А.Г. Маньков. – СПб: Наука, 1998. – С.75.

[13] См.: Там же, с. 88.

[14] Панеях В.М.Холопство в XVII веке / В.М. Панеях. – Л., 1984. – С. 196-227.

[15] История государства и права России: Учебник / Под ред. Ю.П. Титова. – М.: Проспект, 2000. - С.93.

[16] Исаев И.А. История государства и права России: Учебник. – М.: Юристъ, 2005. - С.115-116.

[17] См.: Хелли Р. Указ. соч., с.51-52.

[18] См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Указ. соч., с.394-395.

[19] См.: Хелли Р. Указ. соч., с. 54-55.

[20] См.: Хелли Р. Указ. соч., с.56-57.

[21] См.: Панеях В.М.. Указ. соч., с.119-120.

[22] См.: Хелли Р. Указ. соч., с.59.

[23] Там же, с.60-61.

[24] См.: Хелли Р. Указ. соч., с.61-63.

[25] Колычева Е.И. Русская Правда и обычное право о полных холопах XV-XVI вв. / Е.И. Колычева // Исторические записки. – Т.85 (1970).

[26] Там же, с.64-65.

[27] См.: Хелли Р. Указ. соч., с.66-67.

[28] См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Указ. сочинение, с.396.

[29] Там же, с.397.

[30] См.: Хелли Р.. Указ. соч., с.96.

[31] Там же, с.398.

[32] Российское законодательство X-XX вв.: В 9 т. / Под общей редакцией О.И. Чистякова. – М.: Юридическая литература, 1984-1994. - Т.6. – С.175.

[33] См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Указ. сочинение, с.398-399.

[34] См., например: Подосенов О.П. Уголовное право России периода сословно-представительной монархии: Учебное пособие / Краснояр. гос. ун-т. – Красноярск, 2000.

[35] См.: Хелли Р. Указ. сочинение, с.214.

[36] Судебник 1497 года: материалы к изучению истории государства и права России / Краснояр. гос. ун-т, Юрид. ин-т; сост. С.А. Бердникова. – Красноярск, 2005. – С.34.

[37] См.: Российское законодательство X-XXвеков, т.6, с.189.

[38] См.: Судебник 1497 года, с.7.

[39] См.: Хелли Р. Указ. соч., с.283.

[40] См.: Хелли Р. Указ. соч., с.286-287.

[41] См., например: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права / Г.Ф. Шершеневич. – М., 1995.

[42] См.: Хелли Р. Указ. соч., с. 289.

[43] См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Указ. соч., с.400-401.

[44] См., например: Исаев И.А. История государства и права России / И.А. Исаев. – М.: Юристъ, 2005; Хелли Р. Указ. соч..

[45] См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Указ. соч., с.401.

[46] См.: Ключевский В.О. Указ. соч., с.594-595.

[47] См.: Хелли Р. Указ. соч., с.688-689.

[48] Акопова Е.М. Правовое опосредование отношений найма труда в России / Е.М. Акопова // Государство и право. – 2001. - №9. – С.29.

[49] См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Указ. соч. С.578-579.

[50] См.: Хелли Р. Указ. соч., с.634-637.

[51] См.: Хелли Р. Указ. соч., с.682-684.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий