регистрация / вход

Цивилистика и человеческая личность

Право - это наука. Понимание личности. Частное право в России. Гражданское право. Современное бурное "половодье" юридического образования. Российская история богата юристами. В чем смысл деятельности юриста? Судебная система.

ЦИВИЛИСТИКА И ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ

Для нормальной жизни человек нуждается не только в материальных вещах. Есть инстинкт выживания, продолжения рода, инстинкт господства и множество страстей. Чтобы сдерживать и умерять их проявление в обществе, право должно опираться как на науку о нравственности, так и на науки социологические и экономические.

Следует признать право искусством управлять людьми, обеспечивать в образуемых людьми объединениях, обществах господство определенного порядка и известного идеала. Это искусство составлять законы, т.е. правила, которым должны подчиняться люди, живущие в обществе. Для судей это искусство толковать законы и применять их к конфликтам, возникающим между людьми в общественной жизни. Для юриста-практика (адвоката, нотариуса, юрисконсульта) - образование, знание бесчисленных аспектов и фактов повседневной жизни, умение связывать их с общими правилами, установленными теми, кто управляет обществом, а именно законодателями.

Однако право - прежде всего наука, поскольку невозможно найти наилучшие технические приемы, не зная потребностей общества, не исследовав законов, которым подчинены как поведение отдельного человека, так и жизнь человеческих обществ. Право - это наука гуманитарная и социальная, ибо ее предметом является человек, поскольку он является членом общества.

Еще римские юристы утверждали, что гражданское право, в частности, имеет в виду "singulorum utilitatem", т.е. интересы отдельного человека. Таким образом, отдельный, конкретный живой человек представляет собой конечную цель, "целевой субъект" (Zwecksussbiekt) всего гражданского права, ибо только живой человек может страдать и радоваться, чем-то интересоваться. Но люди чрезвычайно разные, разнообразны их психические особенности и вследствие этого - интересы. Как же гражданское право может подойти к этим интересам, как может уловить их?

Когда французские мыслители ХVIII в. говорили о человеке, они имели в виду человека отвлеченного, повсюду имеющего одну и ту же природу, а следовательно, одни и те же потребности и притязания. В этой системе воззрений все частное, своеобразное, особенное устраняется как незаконное и не имеющее нравственного оправдания. Оно рассматривается как досадное противоречие разумному закону, как источник беспорядка и несовершенства. Эта общая предпосылка остается основой целого ряда учений и в XIX столетии (Фейербах, Маркс, Лассаль). Эти мыслители считали исходным пунктом человека, отдельную личность, но не саму по себе, а в ее общей, родовой сущности и в соответствии с этим пришли к подчинению лица объемлющим его союзам. Много сменилось учений. Одни из них обещали людям равенство и свободу, другие полноту нравственного развития, третьи, сверх того, еще и материальные блага. Но при всех различиях все они сходились во взглядах на личность как на родовую сущность и в понимании государства как института, дающего единственную возможность к устроению и усовершенствованию личности.

В XIX в. появилось иное понимание личности: человек рассматривается во всем богатстве его своеобразных особенностей и творческих проявлений. Это новое понимание личности требовало своего осуществления и в гражданском праве. Не человек in abstracto должен быть конечной целью этого последнего, а живая, конкретная человеческая личность.

XXI век выдвинул перед обществом и государством новые задачи. Одна из них - поиск оптимального соотношения в праве публичного и частного, общества и личности.

В последнее десятилетие прошлого и в начале нового века мы резко и динамично двинулись к восстановлению частного права в России. Это можно объяснить не только идеологией, взглядами, теориями, но и (прежде всего) жизненными реалиями. Эксперимент, сутью которого было вытеснение частного права и замена его публичным, потерпел неудачу. Выяснилось, что без частного права строить нормальное общество, нормальные человеческие отношения, создать нормальные условия для жизни граждан, для их прав и свобод невозможно. Попытки применения публичного права для регулирования тех отношений, которые по природе своей являются отношениями частного характера, приводят к колоссальным потерям для общества. История России советского периода наглядно об этом свидетельствует. Обнаружилось, что ограничение сферы применения частного права означает ограничение прав и свобод граждан, следовательно, свободы вообще. Кроме того, экономика советского периода оказалась неэффективной, потому что были утрачены естественные стимулы ее развития.

Характерной тенденцией всякого прогрессирующего гражданского права является признание личности во всей совокупности ее конкретных особенностей. Общество - не стадо однородных человеческих особей, а союз самоценных личностей, имеющих право на индивидуальность. Пусть даже эта индивидуальность значительно отклоняется от среднего типа, если она не вредит другим, то должна охраняться законом. Пусть иногда индивидуальность кажется странностью, чудачеством: даже за чудаком должно признаваться право на существование. Этого требует растущее уважение к человеческой личности, этого требует развивающееся нравственное сознание.

Вместе с тем дальнейшее развитие личности невозможно без развития российской юриспруденции, права, прежде всего гражданского.

Практически значимой задачей сегодня является как можно более скорое и полное восстановление теоретического уровня юриспруденции.

Почему современная российская юриспруденция не может адекватно ответить на потребности общества? Для ответа на этот вопрос обратимся к российской истории. Юрист должен знать эволюцию норм права, для того чтобы понимать и наилучшим образом применять действующие нормы. Более того, необходимо знать и историю юриспруденции той страны, право которой он изучает.

Самый сокрушительный удар революция 1917 г. нанесла по российскому гуманитарному образованию, в том числе юридическому. Юридические факультеты были полностью разгромлены, профессора частично эмигрировали, частично сгинули по воле новых хозяев страны.

В советский период юридических учебных заведений было немного. Проводилась политика ограничения числа юридических вузов (в 30-е годы по всей стране ежегодно выпускалось не более 200 юристов), сопровождаемая свирепым классовым отбором, применявшимся вплоть до самых последних лет. Уничтожение гуманитарной интеллигенции после революции привело к разрыву университетской юридической традиции. В результате были почти утрачены юридическая база и уникальное сочетание строгой нравственности и солидных знаний, которые имелись в стране к началу века. Они до сих пор не восстановлены, хотя энергичные действия в этом направлении ведутся.

Современное бурное "половодье" юридического образования привело к стремительному увеличению числа юристов. Этот поток натолкнулся на менее бурное, но более фатальное встречное движение преподавателей из сферы образования в другие сферы деятельности. Результатом стало несомненное падение качества подготовки выпускников юридических учебных заведений (особенно нетрадиционных) в последние годы.

Современный законодатель декларирует, что человек - центр закона. Гражданское и иное законодательство рассматривают личность как самостоятельную величину. Поэтому юрист, применяющий и изучающий закон, сам в первую очередь должен быть личностью. Особенно это важно для юристов, посвятивших себя науке.

Научная деятельность - это деятельность творческая. А творчество - проявление прежде всего личностных качеств "творца". Понятно, что человек творит не на пустом месте, не с чистого листа, ибо он всегда вольно или невольно опирается на достижения своих предшественников. Но тем и замечательно понятие о творчестве, что предполагает привнесение в саму деятельность и ее результаты чего-то нового, не отмеченного и не замеченного предшественниками. Видимо, это может происходить благодаря индивидуальности творца - писателя, художника, ученого.

И здесь особенно важно, кто встретится начинающему юристу в начале его пути в юриспруденцию. Большая удача, если это будут настоящие Учителя, способные дать мощный запал, пробудить способность к творчеству у молодого юриста.

Российская история богата такими личностями.

Вспомним В.А. Удинцева. Это был очень противоречивый, ищущий и постоянно сомневающийся человек. Такое заключение можно сделать по любой из его работ, отличительными качествами которых является их выполнение на стыке гражданского и торгового, а по сути - частного и публичного права. С одной стороны, мы наблюдаем то самое объединение разнородного материала, к которому в позднее советское время стали прибегать "хозяйственники", с другой - глубокую и принципиальную точку зрения, что право - это единая система, преследующая единую цель. Не может гражданское право то или иное явление поощрять, а торговое осуждать; не могут различные нормы относиться по-разному к одному и тому же деянию только потому, что одна из этих норм публичная, другая - частная. С одной стороны - принципиальная разница, с другой - объединение. Более оригинального взгляда на проблемы единства частного права и разграничение права на публичное и частное в русской литературе, пожалуй, и не встретить.

Блестящим лектором, несшим в сложных условиях сталинского времени традицию вольного духа университетской автономии, был О.С. Иоффе, читавший студентам курс римского, а позже - гражданского права.

Юрист всегда стоит перед дилеммой выбора правовой нормы, позволяющей наиболее адекватно отразить его правовую позицию, мнение по различным коллизиям. И уже как личность юрист самостоятельно осуществляет выбор определенного варианта поведения.

Выбор абсолютно зависит от нас самих. И уже мы сами должны спросить себя, насколько отвечают наши личностные взгляды, принципы нашему поведению, той юридической позиции, которую мы отстаиваем. Способны ли мы открыто отстаивать их, не поступиться ими в угоду мимолетной конъюнктуре, карьере.

Сказанное особенно касается высшей категории юристов - судей, которые порой принимают решения в весьма непростых условиях. При этом необходимо учитывать возможное давление сторон, принимающее различные формы, собственного начальства, ближайшего окружения.

К сожалению, не все могут противостоять этому давлению, не всегда хватает духа оказать сопротивление, остаться честным перед самим собой и сделать выбор, за который не будет стыдно и через много лет.

Примером такой принципиальной позиции в отстаивании своих взглядов является выбор А.Ф. Кони, отказавшегося от предложения стать министром юстиции в дореволюционной России.

В современной России такие примеры, увы, практически отсутствуют. Наоборот, мы наблюдаем желание современных юристов как можно лучше выдвинуться по карьерной лестнице, заработать материальные блага, авторитет даже путем заведомо неправовым. Сможет ли судья, получив от кого-либо благодеяние, в том числе после занятия должности судьи, сохранить беспристрастность при вынесении судебных актов, затрагивающих интересы "благодетеля"? Возможно ли укрепление "властной вертикали" применительно к судебной власти, если выбор делается в пользу личной преданности в ущерб профессионализму?

Колоссальное перепроизводство юристов и их низкая квалификация рисуют самые мрачные перспективы. Известно, что безработные готовы на все. Поэтому ожидать улучшения морального климата в юридической среде не приходится... Талант проявляет активность в иной сфере и нуждается в покое для своего раскрытия. Поэтому, когда идет борьба за выживание на персональном уровне, выигрывают ее отнюдь не лучшие.

В чем смысл деятельности юриста? В России в силу исторически сложившейся практики максимум, чего добиваются юристы, - статус советников в администрациях, коммерческих и иных организациях. Они редко выходят на первый план, становясь "вождями".

Некоторые видят смысл деятельности в выигрыше судебных дел. Иногда говорят, чтобы быть хорошим адвокатом, необходимо уметь хорошо обманывать. Всегда ли это так? И насколько это приемлемо при защите интересов клиента?

Особенно ярко личность юриста раскрывается при столкновении в судебном споре в арбитражных судах и судах общей юрисдикции. Иногда, чтобы оказать влияние на исход дела, юрист "забывает" все, чему его учили. Вот почему в судебных баталиях всегда есть опасность походить на противника.

И здесь необходимо принципиально определиться, что важнее: твоя личная победа при выигрыше дела либо победа права, интересов лица, которого ты защитил.

Поэтому по-настоящему право, правовая защита личности невозможны без независимого и объективного суда, что для России всегда было проблемой.

Описывая состояние судебной системы России до судебной реформы XIX в., А.Ф. Кони отмечал, что суды общие находились в сильной зависимости от административной власти, вмешательство которой в приговоры и решения не сопровождалось ни служебной, ни нравственной ответственностью и приучало общество не питать уважения к незыблемости закона и утешать себя уверенностью, что "на милость суда нет"... Судебная реформа призвана была нанести удар худшему из видов произвола - произволу судебному, прикрывавшемуся маской формальной справедливости. Со старой судебной практикой науке нечего было делать. Представители последней или брезгливо отворачивалось от безгласного суда с его "волокитой" по гражданским делам и с применением старого Уложения, от обильно расточаемых по которому плетей и клейм веяло средними веками, или же пели этому суду раболепные дифирамбы... Вследствие отчужденности или угодливости науки ее влияние на законодательство и судебную практику было совершено ничтожным. Да и само законодательство в значительной мере оправдывало изречение о том, что юриспруденция есть лишь служанка законодательства, но служанка в терновом венце. Только с изданием Судебных Уставов судебная практика и наука пошли рука об руку, в гармоническом взаимодействии.

В настоящее время очень часто решение спора для судьи - это сложная комбинация чисто юридических проблем, карьерных сплетений, политической конъюнктуры (имеются в виду отношения с начальством).

Сейчас для нормального развития российского судопроизводства существуют две наиглавнейшие проблемы: попытки различных органов власти поставить под контроль выносимые судебные акты и попытки представителей российской как федеральной, так и региональной бизнес-элиты повлиять на выносимые решения, затрагивающие их интересы.

Независимая судебная система существует в России сравнительно малое с исторической точки зрения время. А негатива за время активной деятельности классовых пролетарских, рабоче-крестьянских судов, военного коммунизма, сталинских "троек" и прочих изысков режима накопилось более чем достаточно. Созданное ими отношение граждан к правосудию в одночасье не исправишь. Нужна долгая кропотливая, настойчивая, выверенная работа. Главный инструмент здесь - гласность и открытость. В этом смысле в Высшем Арбитражном Суде РФ, во всей системе арбитражных судов сделано и делается немало. Например, все постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда, не говоря уже о решениях пленумов, абсолютно доступны всем без исключения гражданам. Сейчас мы стараемся ускорить размещение соответствующих материалов на наших интернет-сайтах, более того, в ближайшее время начнем публиковать аннотированные анонсы вопросов, выносимых на заседания Президиума и на Пленумы.

Безусловно, судебная система, и в первую очередь суды общей юрисдикции, нуждается в дальнейшем коренном реформировании, и этот процесс неотделим от реформирования всего российского общества и государства.

Прежде всего, хотелось бы, чтобы в судебную систему России пришли молодые и яркие личности, талантливые юристы. Именно то, что во главе судебных реформ XIX в. оказались такие выдающиеся прогрессивные деятели, как Д.Н. Замятин, С.И. Зарудный, А.Ф. Кони, Н.И. Стояновский, Д.А. Ровинский, способствовало продвижению судебных реформ.

Привлечению наиболее способных юристов в судебную систему будет способствовать улучшение материального стимулирования судей. Настало время, когда судьи должны стать одними из самых авторитетных специалистов, элитой юридического сообщества. Существенное увеличение заработной платы позволит привлекать в судебные органы наиболее способных людей со всей страны, которые сейчас, как правило, работают в коммерческих организациях. Ведь далеко не все хотят подчинять свою деятельность узкокорпоративным интересам, однако низкая оплата в государственном секторе деформирует интересы людей, являющихся по своему складу "государственниками", вынуждая их работать в коммерческом секторе.

Возникло мнение, что юриспруденция не является наукой. Мол, право - не наука, а так, свод правил, которые юристы знают лучше, чем другие люди. Открытий, которые могли бы что-то изменить кардинально, в этой области не предвидится.

Если под наукой понимать систематизацию и структурирование неких явлений (с той или иной степенью определенности), то право, безусловно, наука (как и некоторые другие гуманитарные дисциплины - история, например).

Существует мнение, что юриспруденция создает правила, объективно не существующие, и изучает их порочность. Поэтому в строгом смысле гуманитарных наук (философия, литературоведение, юриспруденция и т.п.) не существует, результат исследований гуманитариев - это не объективные знания, а совокупность субъективных мнений.

На протяжении ряда лет стали весьма актуальными вопросы выбора, предпочтения судом определенной правовой позиции из двух и более законных альтернатив, каждая из которых достаточно обоснованна. Такое возможно в случаях наличия противоречий в законодательстве и в судебной практике, различного толкования правовых категорий в научной доктрине.

Процесс поиска верного правового решения часто лишен устойчивого критерия, а значит, требует от судей незаурядной теоретической подготовки. В отличие от доказанности реального события, опирающейся на факт его действительного существования, критерий правильности применения норм права находит свое конечное обоснование в юридической науке, включающей обширную проблематику. Задача принятия единственно законного варианта решения в судебной практике далеко не всегда выполнима. Правильных судебных актов, принятых в результате рассмотрения сложной и неоднозначно решенной законом и наукой проблемы, может быть несколько. Судья любой инстанции в таких случаях сталкивается с тем, что существует ряд законных возможностей ответить на находящийся в правовой лакуне вопрос. Какой же из вариантов ему выбрать? В такого рода ситуациях от суда требуется не столько единственно правильный ответ на спорный вопрос, сколько знание ряда возможных альтернатив, каждая из которых имеет право на существование. Суд не должен искать какое-то одно верное решение, а призван покончить с неопределенностью, т.е. в сложном вопросе применения закона поставить точку, соответствующую уровню развития юридической доктрины.

Вместе с тем закрытие правовых лакун, пробелов в праве - основная задача законодателя. Всегда есть пробелы, которые невозможно закрыть ни судебным толкованием, ни доктриной (особенно это касается разрешения правовых проблем, влияющих на процессы, происходящие ежедневно в экономике страны).

Поиск ответа на поставленные практикой и теорией вопросы составляет смысл юридической деятельности. Постоянный, непрерывный, мучительный поиск. В условиях нестабильного и противоречивого законодательства, отсутствия единой практики применения нормы закона юристы, и прежде всего судьи, должны дать единственно правильный ответ.

Любая правовая проблема, сложная юридическая коллизия должна быть решена законодателем максимально своевременно и определенно. В то же время по такой проблеме у юриста должно быть свое четкое мнение, и он должен его отстаивать, несмотря на оказываемое давление. За это стоит бороться. В этом смысл деятельности юриста.

Человек сам создает право, не имеющее материального воплощения, именно поэтому оно - порождение человека. Каждый из юристов создает свое право, и поэтому право не может существовать без великих юристов, без личностей. Не случайно великий римский юрист Помпоний, составивший во II в. уникальную в римской правовой литературе краткую историю римского права, высказал мысль: "Право не может существовать иначе как при наличии сведущих в праве лиц, посредством которых оно могло бы ежедневно подвигаться к совершенству".

Какова цель права? Обеспечить как можно более эффективное и "справедливое" развитие общества. Простым принятием череды непонятных законов цели не добьешься. Можно не обращать внимание на теорию, но выйдет неэффективно. Все-таки закон должен основываться на теории. Чем сложнее общество, тем логичней, систематизированней и эффективней должно быть право. Поэтому задача современных юристов - вырабатывать эффективное право. Законодатели и суды в идеале должны руководствоваться правовой доктриной (а суды прежде всего вырабатывать единую логичную практику).

Юриспруденция, конечно же, является наукой, потому что обобщает знания, полученные в данной отрасли с древности до наших дней. Более того, данной отраслью научной деятельности привносится принципиально новое понимание и мироощущение. Другое дело, что она не связана с природным началом как таковым, а регулирует межличностные отношения в социуме. Обратим внимание на такое состояние человека, как психическая болезнь. Мы не можем ощутить ее посредством чувств восприятия, но она так же реальна, как насморк или рак. Освобождение от уголовной ответственности в связи с психическим заболеванием привнесено в право не так давно (в XIX в.). Оценим значимость подобной разработки. В совокупности со всем эмпирическим и теоретическим знанием юриспруденция создает такое положение вещей, при котором общественные отношения приобретают четкие границы.

Юридические нормы, понятия и конструкции неподготовленному человеку (т.е. не юристу) кажутся лишь плодом воображения. Но они реальны, поскольку являются порождением человека и продолжением его как личности - самоцельной и в силу этого уникальной.


ЛИТЕРАТУРА

1.ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 13.07.2006 N 49-о06-25
Приговор по делу об убийстве, совершенном на почве ссоры, убийстве человека, заведомо для осужденного находящегося в беспомощном состоянии, с целью сокрытия ранее совершенного убийства и умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества, совершенном путем поджога, оставлен без изменения, поскольку виновность осужденного подтверждена совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, наказание назначено с учетом общественной опасности содеянного, данных о личности и с учетом всех конкретных обстоятельств дела.

2.ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 29.06.2006 N 77-о06-5
Приговор по делу о покушении на причинение смерти другому человеку, сопряженном с разбоем, и разбое с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей оставлен без изменения, поскольку наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о его личности, смягчающих наказание обстоятельств.

3.ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 20.04.2006 N 41-о06-23сп
Приговор с участием присяжных заседателей по делу о похищении человека, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для здоровья, об убийстве, сопряженном с похищением, вовлечении несовершеннолетних в совершение особо тяжкого преступления, в составе преступной группы оставлен без изменения, поскольку виновность осужденного установлена совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, наказание назначено с учетом тяжести содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела.

4.ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 08.12.2005 N 7-о05-24
Приговор суда по делу о похищении человека, мошенничестве и убийстве оставлен без изменения, поскольку суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных на основе совокупности доказательств, которым дал объективную оценку, а наказание назначил с учетом всех обстоятельств дела и личностей осужденных.

5.ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 66-о05-20 от 31.03.2005
Приговор оставлен без изменения, поскольку вина осужденных в совершении преступлений подтверждается материалами дела, их действиям судом дана правильная юридическая оценка, суд обоснованно пришел к выводу о виновности одного из осужденных в умышленных убийствах потерпевших, об отсутствии в действиях осужденных состава преступления - похищение человека, наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности осужденных, смягчающих обстоятельств.

6.[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ]
По делу оспаривается правомерность заключения лица под стражу за отказ предъявить полицейским удостоверение личности. Жалоба признана неприемлемой.
(по материалам Решения Европейского Суда по правам человека от 30.09.2003 по делу N 47244/99)

7.ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 25.09.2003 N 52792/99)
("Бюллетень Европейского Суда по правам человека", 2004, N 1)
По делу оспаривается правомерность задержания лица ввиду его отказа сообщить данные о своей личности. Допущено нарушение положений подпункта "b" пункта 1 Статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

8."ГРЯДЕТ "НОВАЯ ЦИВИЛИСТИКА"
(И. Алещев) ("ЭЖ-Юрист", 2005, N 33)

9."ЦИВИЛИСТИКА: ПРАВО И ПРОЦЕСС (СИНХРОННОСТЬ ПРАВИЛ)"
(Э.М. Мурадьян)

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий