регистрация / вход

Юридическая деятельность в современном белорусском обществе

Понятие, функции и структура юридической деятельности как категории теории государства и права, правовой акт как внешняя ее форма. Разновидности юридической деятельности в современном белорусском обществе, основные пути и направления совершенствования.

введение

В условиях осуществляемой правовой реформы существует необходимость комплексного изучения юридической деятельности. Это объясняется не только тем, что каждая юридическая наука может включить некоторые ее проявления в свой предмет исследования, но и тем, что сама юридическая деятельность представляет довольно сложную высокоорганизованную, самоуправляющуюся и динамичную систему, состоящую из материальных и идеальных, индивидуальных и социальных моментов, процессов субъективации и объективации, опредмечивания и распредмечивания, экстерриторизации. В качестве относительно самостоятельной системы (подсистемы) юридическая деятельность в обществе входит в системы более высокого порядка.

Актуальность выбранной темы «Юридическая деятельность в современном белорусском обществе» заключается в том, что на данном этапе развития нашего государства, очень важно точно и четко определить понятие юридической деятельности, ее элементы и функции.

Понимание вопросов, связанных с юридической деятельностью в методическом плане важно тем, что она является одним из основных факторов, способствующих формированию понятийного аппарата будущего юриста.

Целью дипломного исследования является изучение особенностей осуществления юридической деятельности в современном белорусском обществе.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

- исследовать понятие и особенности юридической деятельности как категории теории государства и права;

- исследовать функции юридической деятельности;

- проанализировать структуру юридической деятельности в белорусском обществе;

- охарактеризовать правовой акт как внешнюю форму юридической деятельности;

- рассмотреть основные виды юридической деятельности в современном белорусском обществе;

- определить основные пути и направления в совершенствовании юридической деятельности.

Объектом исследования выступают общественные отношения, складывающиеся в сфере осуществления юридической деятельности.

Предметом исследования являются нормативные правовые акты, регулирующие юридическую деятельность в современном белорусском обществе.

Теоретическая значимость работы заключается в системном и аналитическом осмыслении юридической деятельности.

Практическая ценность дипломного исследования заключается в определении направлений совершенствования юридической деятельности в Республики Беларусь.

При написании дипломной работы использовались как нормативные правовые акты Республики Беларусь, так и монографические источники российских и белорусских авторов.

1. Юридическая деятельность как категория теории государства и права

1.1 Понятие юридической деятельности

Понятие «юридическая деятельность» в последние два десятилетия используется в теоретической науке о государстве и праве достаточно часто. Однако её содержание в юридической литературе определяется неоднозначно. В связи с этим следует более подробно проанализировать появление категории юридическая деятельность в юридической науке и развитие её содержания. Следует заметить, что оно еще в достаточной степени не сформулировано. Вольно или невольно юридическая деятельность отождествляется с правовым поведением, юридической практикой, активностью, правовыми формами деятельности государства, юридическим процессом, правоотношениями и другими смежными явлениями. Причём, почти все авторы, дающие общее определение юридической деятельности, единодушны в том, что в качестве ее субъектов могут выступать любые субъекты права - отдельные граждане, социальные группы, государственные и общественные организации. Такой подход к юридической деятельности представляется слишком неопределённым. Расширение субъектного состава юридической деятельности не позволяет отразить ее относительно самостоятельную природу как категории общей теории права, понять природу самой юридической деятельности и ее место и роль в правовой системе общества [5,c.77].

Как известно, общетеоретические вопросы правовой деятельности стали разрабатываться в отечественном научном правоведении вслед за "деятельностным" бумом в общефилософской литературе, когда на страницах журнала "Вопросы философии" в 1985 году прошла одна из самых плодотворных дискуссий по данной проблематике. В естественноисторическом аспекте человек выступает как элемент производительных сил и формируется как следствие объективного процесса функционирования и развития способа производства. Тем не менее, в каждом акте жизнедеятельности человек стремится реализовать себя в этом мире, он воплощает в жизнь свои программы, ценности, идеалы. И в этом аспекте, когда субъект выбирает свой путь в определенных объективных условиях, на основе уже сложившейся системы ценностей, его поведение выступает как деятельность. Методологические работы, появившиеся в обществоведении по вопросам деятельности и поведения, не могли, не явится теоретическим источником юридических исследований правовой деятельности [16,c.25].

Более глубоко были разработаны вопросы правового поведения, правовых форм деятельности государства, а также правомерного поведения.

Однако существенное влияние на характер трактовки и использования категорий "правовое поведение" и "правовая деятельность" оказали не столько общефилософские разработки, сколько некоторые научные идеи, получившие ранее развитие в правоведении (в области теории правоотношений и правопорядка) [22,c.134]. Во-первых, более широкое применение поначалу получило понятие "поведение". Во-вторых, анализ деятельности в правовой сфере в основном связывался с изучением тех действий, которые регулируются правом и которыми реализуются правовые нормы, субъективные права и юридические обязанности.

Нетрудно заметить, что понимание в качестве юридической деятельности, урегулированной правом, согласуется с определением правоотношения как общественного отношения, урегулированного правом, столь распространенного в нашей юридической науке. Некоторые авторы, предпринявшие критику данного подхода к рассмотрению правовых явлений, пришли соответственно к выводу, что "чисто" правовой деятельности (как и правовых общественных отношений) со специфическим правовым предметом не существует. В частности, Шагиев Б.В. писал по этому поводу: "Говоря о правореализующей деятельности, следует иметь в виду не какую-то особую разновидность человеческой деятельности, вписанную в нее в качестве одной из структурных единиц наряду с производственной, социально-политической, духовной деятельностью, а перевод соответствующих принципов и норм права из потенциального состояния в поведенческое, процессуальное состояние, в ходе чего решаются экономические, политические, социальные, идеологические задачи» [25,c.85]. Нам же представлялась более привлекательной позиция тех ученых, которые исходили из наличия юридической деятельности как самостоятельной разновидности социальной деятельности. Таковой признавалась прежде всего процессуальная деятельность. В то же время некоторые авторы считали собственно правовой лишь деятельность специальных субъектов (законодательных органов, милиции, суда и т.д.), направленную на организацию и поддержание правопорядка. Карташов В.Н. предпочел использовать для ее наименования термин "юридическая", что позволило ему избежать упреков в чрезмерном ограничении сферы правовой деятельности [15,c.76].

Но другие исследователи полагали, что юридическая деятельность слагается, пожалуй, из всех действий субъектов права в различных сферах жизни, предпринимаемых на основе правовых норм, в соответствии с ними. И хотя эта позиция не может претендовать на окончательное разрешение данной проблемы, нельзя не заметить, что именно Пиголкин А.С. придает юридической деятельности специальный статус в категориальном аппарате юридической науке. Он считает, что с ней сопоставима лишь категория "правовая надстройка", вместе с которой они и составляют особую целостность - правовую реальность [24,c.35]. Кроме того, в плоскости той же реальности следует рассматривать также противоправные действия и бездействие физического или вербального (словесного) характера, образующие правонарушения, а равно злоупотребления правом, когда они не перерастают в правонарушения. Поскольку правовые отклонения образуют язву на "теле" соответствующего правового организма, они не могут не считаться явлениями (хотя и болезненными) правовой действительности. В то же время их нельзя рассматривать в качестве элемента правовой деятельности или правовой надстройки. Впоследствии он к противоправной реальности прибавил объективно-противоправные деяния и правоприменительные ошибки. Нельзя было не заметить и такое определение правовой деятельности как совокупности действий государства в лице его органов, иных общественных организаций и граждан в связи с созданием и реализацией юридических норм, использованием других правовых рычагов при решении социально-экономических задач, как деятельности по внесению организованности в другую, регулируемую деятельность [13,c.74-77].

Своеобразным компромиссом между сторонниками узкого (только собственно юридическая) и широкого (вся правореализационная) понимания правовой деятельности явилось определение правовой деятельности как несущей в себе информацию и волеизъявления субъектов по поводу другой, регулируемой деятельности и в ходе, которой субъектами постоянно совершаются правовые акты, т.е. создаются, закрепляются, защищаются нормы, постоянно "воссоздается" право.

В последние годы наметился еще один аспект научных исследований, в связи с которым возникает проблема правовой деятельности. Имеется в виду активная разработка категории "правовая система". Ее внедрение в научный оборот обосновывается в принципе теми же причинами, что и категории "правовая деятельность": выявлением роли, которую играет в этой системе личность как высшая социальная ценность в нашем обществе и как активный субъект правовой деятельности [17,c.56]. Действительно, если правовую систему рассматривать как весь арсенал юридических средств и всю совокупную правовую деятельность, осуществляемую в обществе в различных формах и сферах, то перед исследователем и предстает сложный и обширный правовой мир, мир бесчисленных человеческих связей, в центре которого находится человек. Правовая система позволяет человеку раскрыть его возможности и способности реализовать свой социальный и нравственный потенциал. Причем во всех работах, где поднимается проблема "правовой системы", неизменно упоминается юридическая деятельность в качестве ее элемента.

В юридической литературе достаточно подробно рассмотрены специфические характеристики юридической деятельности, тем не менее, практически не имеется исследований, анализирующих соотношение юридической и правовой деятельности. Поэтому первым шагом в этом направлении может стать уточнение смысла каждого из этих понятий.

С точки зрения субъектного состава категория "правовая деятельность" шире категории "юридическая деятельность", поскольку призвана охватить не только действия публичных субъектов, осуществляющих государственную власть, но и всех юридических и физических лиц, гарантированные и охраняемые государством. Однако вряд ли будет правильным рассматривать соотношение правовой и юридической деятельности как целого и части. Термины "юридический" и "правовой" выводятся из различных смысловых значений.

Впервые на это обратила внимание Бухтерева М.А., по мнению которой попытка отождествить слова "юридический" и "правовой" этимологически и теоретически несостоятельна. Для обоснования своей позиции Бухтерева М.А. ссылается на авторитет римских юристов и утверждает, что слово jus (право) происходит от justitia (правда, справедливость). А вот термин "юридический" происходит от лат. juridious, то есть судебный [8,c.17].

Обратим внимание на то, что, например, Россия, имела самостоятельный путь правового развития, и длительное время не участвовала в процессе зарождения и формирования европейского права. Лишь значительно позднее, выйдя на путь западной правовой традиции, Россия воспринимает многие ее черты Алексеев С.С. считает, что только после реформ 60-х годов XIX века в России начинается активный процесс развития юридической профессии, юридической науки, юридического образования [4,c.47].

В связи с этим можно согласиться с определением юридической деятельности как деятельности профессиональной. Возвращаясь к вопросу о соотношении правовой и юридической деятельности, можно сделать следующий, весьма предварительный вывод. Категория "правовая деятельность" необходима для фиксации всех деяний, признаваемых нашим обществом и государством правильными, справедливыми, какими бы субъектами они ни осуществлялись. Юридическая же деятельность должна осуществляться лишь на профессиональной основе, юристами, поскольку связана со специальными операциями по поводу правовых явлений, требует особых навыков и умений. В связи с проводимым разграничением правовой и юридической деятельности становятся понятными разногласия, проявившиеся в юридической литературе по поводу предметного характера правовой деятельности. Ряд авторов достаточно долго придерживались мнения о том, что "практическая правовая деятельность не имеет своего самостоятельного предмета, отличного от деятельности в области производства (вещный характер предмета), в области политики (предметом которой являются учреждения), в области социальной жизни (предметом которой является уровень биосоциальной жизни и т.д.)" [21,c.16].

Не все были согласны с этой позицией: "В данном случае упускается из вида предметный характер правовых норм и других нормативно-логических конструкций. Срабатывает привычный стереотип об идеальном, "прозрачном" содержании норм. Между тем в действительности нормативно-логические конструкции имеют предметную, чувственно воспринимаемую знаковую (прежде всего речевую, устную или письменную) оболочку. Знаковые предметы (например, нормативные акты, иски, судебные решения, сделки) являются продуктом деятельности, "опредмеченной" в них. Эту деятельность, которая несет в себе информацию и волеизъявления субъектов по поводу другой деятельности (т.е. той, которая регулируется), следует рассматривать как правовую разновидность социальной деятельности [11,c.256]. В ходе правовой деятельности создаются, закрепляются, защищаются нормы, постоянно "воссоздается" право".

Таким образом, если признать правовую деятельность в качестве деятельности практической, а деятельность, о которой, называя ее юридической, рассматривать как теоретическую. Тем более что и те ученые, которые отказывают правовой (практической) деятельности в предметной самостоятельности, не делают этого в отношении деятельности по изданию нормативных и индивидуальных актов, относя ее к деятельности интеллектуальной, теоретической, и даже именуют ее "чисто юридической", как бы имеющей своим предметом только право. В этом случае различие между теоретической (духовной) и практической деятельностью рассматривается с философских позиций [7,c.128-130].

Правовая деятельность как деятельность практическая представляет собой определенный вид социальной активности, мотивированно осуществляемой субъектами в различных сферах общественной жизни в целях удовлетворения их разнообразных потребностей способом, признаваемым обществом и государством правильным, справедливым, а также, в случае необходимости, - и юридически значимым.

Правовая деятельность в современном обществе не может обходиться без деятельности юридической, обеспечивающей первой необходимую степень "признания". Именно в ходе юридической деятельности создаются правовые тексты, в которых официальные эталоны правовой деятельности возводятся в ранг обязательных (в том числе и для самой юридической деятельности, и для политико-правовой).

Таким образом, юридическая деятельность (правотворческая, правоприменительная и т.д.), будучи в основной своей массе в современном обществе также "правовой", организованной посредством процедурных или процессуальных норм, осуществляется путем принятия государственно-властных решений, как общего, так и индивидуального характера. Значительную роль при этом играет профессиональная и теоретико-прикладная составляющая.

Представляется, что данный функциональный срез вполне может послужить отправной точкой при исследовании основных видов правовой деятельности в современной обществе. В связи с этим нами выделялось несколько схожих разновидностей правовой деятельности. В частности, к ним можно отнести:

-осуществление правовых норм в общественных отношениях;

-разработку и внедрение правовых норм в практику общественной жизни;

-правовое обучение и воспитание, повышение правовой культуры граждан и общества;

-правовое исследование (историческое, теоретическое, фундаментальное или прикладное) [19,c.156].

Для уяснения предлагаемой схемы, в которой находят отражение все существующие типы и виды правовой деятельности, представляется целесообразным затронуть проблему так называемой фактической деятельности, которую отличают от правовой. Чаще всего эту проблему рассматривают в связи с исследованием правовых форм деятельности государства (или правовых способов государственного воздействия на общественные отношения), то есть применительно к юридической деятельности. Но предлагаемый "широкий" спектр направлений правовой деятельности (например, правовые мероприятия сугубо культурно-воспитательного характера, исчерпываемые идеологическим воздействием на людей) свидетельствует о важности данной проблемы и в нашем случае [22,c.76].

Итак, обычно правовые формы деятельности государства сравниваются с его фактической деятельностью, непосредственно не влекущей правовых последствий (организационно-массовая, культурно- и политико-воспитательная, учетно-статистическая и др.). Действительно, хотя правотворчество, правоприменение и другие виды юридической деятельности связаны с фактическим разрешением специфических, относительно самостоятельных и разноплановых задач, имеющих общегосударственное значение, тем не менее, каждая из них регламентируется различными по своей специфике блоками материальных и процедурно-процессуальных норм и сопровождается (завершается) различными правовыми последствиями. Вне этих видов собственно юридической деятельности любая иная деятельность государства, заканчивающаяся проведением в жизнь законов во всех сферах жизни общества, не может претендовать на чисто юридическую форму, хотя она в решающих чертах и основывается на действующем праве. Такая организационная деятельность, которая не требует полного и строгого юридического оформления, не связана с совершением юридически обязательных актов. Обусловлено это тем, что государство не в состоянии учесть во всех деталях постоянные изменения в динамично развивающемся обществе, закрепить их в системе права, да и не все они требуют скрупулезной юридической регламентации. Сказанное не означает, что организационная деятельность никак не регулируется правом. Она осуществляется в рамках действующего законодательства и в пределах компетенции того или иного органа. Однако (и это принципиально) правом здесь регламентируется лишь общая процедура совершения действий. Организационные действия не нуждаются в издании специальных юридических актов и проводятся в порядке текущей, прежде всего управленческой, деятельности. В то же время, как предпосылки, так и результат выполнения организационных действий могут фиксироваться и юридически. В литературе называют следующие направления организационной (фактической) деятельности государства: культурно-массовая, технически-исполнительная, организационно-экономическая деятельность и оборона государства. Помимо собственно организационной деятельности, к неправовым формам относят осуществление материально-технических операций, таких как подготовка материалов для издания юридических актов, составления справок, отчетов, ведение делопроизводства [23,c.69].

Данный вывод можно распространить и на всю правовую деятельность: "Любая правовая деятельность неотделима от фактической, ее нельзя свести к юридическим формам, лишенным живого содержания, или, наоборот, - к фактическим действиям, оторванным от правовых форм" [15,c.76]. Многочисленные организационно-правовые мероприятия, хотя и носящие вспомогательный, дополнительный характер по отношению к собственно правовой деятельности, но оцениваемые в совокупности с последней, приносят ощутимый общественно-политический эффект. Поэтому позитивным представляется предложение не обособлять отдельные разновидности правовой деятельности, а говорить о сложной правовой деятельности, которая включает в себя регулятивные, организаторские и идеолого-психологические способы воздействия на общественные отношения. Сказанное вовсе не означает, что выделение фактических действий, при помощи которых оказывается организационное или идеолого-воспитательное воздействие на общественные отношения, вообще невозможно. Однако следует помнить о том, что юридически оправданные организационные и воспитательные меры всегда предпринимаются "под сенью права". Должное осознание соотнесенности организационных и воспитательных мер с собственно-правовыми способами воздействия на общественные отношения, их неразрывных взаимосвязей в рамках современного общества важно для правильного понимания роли его правовой системы, где организационная и культурно-воспитательная "технология" активности субъектов не может быть оторвана от общих правил "игры", проходящей на правовом поле.

Таким образом, можно сделать следующие выводы по данному разделу:

- юридическая деятельность представляет собой разновидность социально-исторической деятельности. Поэтому ей присущи черты, характерные для любой общественной деятельности;

- вместе с правом и правосознанием юридическая деятельность является важнейшим компонентом правовой системы общества. Без этого вида социальной деятельности немыслимо возникновение, развитие и функционирование правовой системы. Она играет существенную роль в этой системе, связывая в единое целое нормативно-правовые и индивидуально-конкретные предписания, субъективные права и юридические обязанности, правовые идеи и принимаемые на их основе решения и т. п.;

- юридическая деятельность образует существенную часть культуры общества. Дает представление не только о тех или иных конкретных правовых ситуациях, но и об экономике и политике страны в разные периоды ее развития, о социальном и правовом положении населения, государственном и общественном устройстве;

- общественная, коллективная природа юридической деятельности проявляется в том, что, во-первых, она обусловлена другими типами социальной деятельности. Во-вторых, любая юридическая деятельность предполагает соответствующие формы сотрудничества между ее субъектами и участниками, обмен информацией и результатами. В-третьих, накапливаемый социально-правовой опыт является совокупным продуктом совместной деятельности;

- в отличие от теоретической (научной) деятельности, где вырабатываются идеи и понятия, юридическая деятельность направлена на объективно-реальное изменение окружающей действительности. Сознание, которое опосредует любые практические действия, служит внутренней детерминантой юридической деятельности. Оно присутствует здесь во внешне выраженном, опредметченном виде;

- юридическая деятельность способствует целенаправленному изменению общественной жизни. Это достигается при помощи издания новых или изменения уже существующих нормативно-правовых предписаний, их толкования и конкретизации, использования и применения.

- в процессе юридической деятельности возникают разнообразные материальные, политические, социальные и иные изменения;

- юридическая деятельность сама опосредована (урегулирована) правом и иными социальными нормами (нравственными, корпоративными обычаями, традициями и т. п.). Так, нормативно-правовыми предписаниями определяется компетенция ее субъектов, использование ими определенных средств и методов деятельности, способы оформления вынесенных решений и закрепления накопленного опыта. Тем самым обеспечивается ее стабильность, ограничивается субъективизм и волюнтаризм ее субъектов и участников.

1.2 Функции юридической деятельности

Функции юридической деятельности — это относительно обособленные направления гомогенного (однородного) ее воздействия на объективную и субъективную реальность, в которых проявляются и конкретизируются ее природа, творчески-преобразующая роль и социально-правовое назначение в жизни общества.

Функции — это всегда целенаправленное влияние юридической деятельности на общественную жизнь. Поэтому они непосредственно связаны с задачами (целями) самой деятельности.

В функциях выражаются сущность юридической деятельности, особенности ее сторон и свойств. Вместе с тем, изменение функций влияет на структуру деятельности, элементы ее содержания и формы. Именно в функциях особенно четко проявляются организационно-конструктивный и динамичный характер юридической деятельности, ее способность связывать воедино разнообразные элементы правовой системы общества, формировать нормативную базу этой системы, объяснять и конкретизировать правовые предписания, обеспечивать их реализацию. Следует особо подчеркнуть: о функционировании любых правовых явлений можно говорить лишь в том случае, если иметь в виду, что за ними стоят действующие субъекты и участники деятельности.

Правоведами выделяются различные функции юридической деятельности. С.С. Алексеев, например, считает, что таких функций три:

-правонаправляющая (ориентирующая),

-правоконкретизирующая;

-сигнально-информационная [4, c.124].

Р.В. Лукич рассматривает функции формирования права, совершенствования правоприменительной деятельности, воспитательную и правоконкретизирующую [23, c.36]. Особенно большое внимание в литературе уделяется правотворческой функции, судебной и иных разновидностей деятельности.

Анализ отмеченных и других выделяемых в литературе функций показывает, что принятые подходы не всегда достаточно полно и всесторонне раскрывают творчески - преобразующий характер юридической деятельности, не охватывают многие ее созидательные аспекты и направления, опуская важные критерии классификации. Не обращается внимания, скажем, на тот факт, что практически в каждой подвергнутой рассмотрению функции целесообразно выделить ряд подфункций, обозначающих (в отличие от функций, отражающих наиболее общее, ведущее направление, в котором, прежде всего, выражаются сущность, природа и роль деятельности в правовой системе общества) некоторые особые, специфические стороны влияния юридической деятельности на социальную действительность. Например, в правотворческой функции деятельности вычленить правообразующую, правоизменяющую и правопрекращающую ее подфункции [19, c.45].

Одним из существенных критериев классификации рассматриваемых функций является сфера общественной жизни, которая подвергается практическому воздействию. По этому основанию можно выделить экономическую, политическую, социальную, воспитательную, экологическую, демографическую и другие функции. Общесоциальные функции предметно раскрывают управленческую природу юридической деятельности в обществе.

Наиболее ярко сущность и правовое назначение деятельности проявляются в ее специфических функциях, где за основу классификации приняты способы действий, характер деятельности и осуществляемых юридических преобразований либо полученный результат. К такого рода функциям в первую очередь относятся те, которые определяют конкретный тип (вид, подвид) деятельности — правотворческой, правоприменительной, праворазъяснителъной, и др. Это, однако, не означает, что та или иная из обозначенных функций присуща только одноименной разновидности деятельности: она характерна и для всех других разновидностей. Право-применительная деятельность, например, сигнализирует правотворческим органам о неполноте законодательства, его противоречиях и неэффективности, становясь, таким образом, необходимой основой для создания норм права и даже нормативных актов.

По способам воздействия на реальную действительность можно выделять регистрационно-удостоверительную (закрепительную), регулятивно-ориентационную и правоохранительную функции деятельности.

Регистрационно-удостоверительная функция предполагает юридическое закрепление существующих и вновь появляющихся общественных отношений, конкретных социальных ситуаций, удостоверение прав и законных интересов, договоров и сделок, имеющих правовое значение, официальное регистрирование и свидетельствование фактов общественной жизни, официальное оформление и закрепление сложившегося правового опыта (так, ежегодно только нотариат удостоверяет по нескольку десятков миллионов сделок, обязательств и документов) [6, c.46-49]. Регулятивно-ориентационная функция выражается в осуществлении централизованного и автономного, нормативного и индивидуального упорядочения общественных отношений.

Содержание правоохранительной функции деятельности нагляднее всего можно раскрыть через ее подфункции: правообеспечительную, превентивную, правовосстановительную, компенсационную, карательную.

Правообеспечительная подфункция — одно из важных, но не единственных направлений правоохраны. Поэтому их отождествление, допускаемое порой в литературе, не совсем верно. В данном случае с помощью конкретного типа (вида, подвида) юридической деятельности создаются определенные условия, предпосылки, средства и способы, обеспечивающие нормальное функционирование общественных отношений, достижение поставленных целей, осуществление требований правовых предписаний. Эта подфункция обычно связана с обязывающими и запрещающими методами воздействия на общественную жизнь. Юридическая деятельность — важный канал общесоциального, специально-криминологического и индивидуального предупреждения правонарушений, осуществляемого с помощью правотворческих, правоприменительных, праворазъяснительных, контрольных, распорядительных и других юридических средств и мер [4, c.98]. Правовосстановителъная подфункция связана с разработкой и закреплением в законодательном или ином порядке мер правовой защиты, отменой неправомерных действий, решений и актов-документов, фактическим и юридическим восстановлением правопорядка, правоотношений, прав и законных интересов граждан и организаций. Значение компенсационной подфункции заключается в том, что все разновидности юридической деятельности должны быть нацелены на возмещение любого материального, имущественного или морального вреда (ущерба), который причинен противоправными (а иногда и правомерными) действиями отдельным лицам, социальным группам, организациям или обществу и государству в целом. Суть карательной подфункции юридической деятельности проявляется в формулировании и закреплении санкций правовых норм, в разъяснении, конкретизации, в применении к правонарушителям таких мер юридического воздействия, которые связаны с лишениями материального, личного, организационного и иного характера. По времени действия функции юридической деятельности можно подразделить на: постоянные и временные. Определенное значение имеет и классификация ее функций на: основные, главные и неосновные. Такое разграничение необходимо и важно, во-первых, для выделения соответствующих подфункций. Во-вторых, в определенные периоды развития общества акцент может быть сделан на одной или нескольких важнейших сторонах юридической деятельности (например, на экологической функции). В-третьих, в силу специфической природы конкретного типа (вида, подвида) деятельности одни направления воздействия на общественную жизнь (например, для правоприменения — правообеспечительное и индивидуально-регулятивное) выступают в качестве главных, а другие (влияние на правотворчество правоприменительной деятельности) являются производными, сопутствующими. На наш взгляд следует подчеркнуть, что если каждая функция (подфункция) показывает отдельное направление, сторону, аспект социально-преобразующей природы юридической деятельности, то взятые вместе они дают более или менее цельное представление о месте и роли этой деятельности в правовой системе общества [9, c.56].

Таким образом, можно прийти к выводу о том, что по поводу функций юридической деятельности ученые также не пришли к единому мнению.

1.3 Структура юридической деятельности

Под структурой юридической деятельности понимается такое ее строение, расположение основных элементное и связей, которые обеспечивают ей целостность, сохранение объективно необходимых свойств и функций при воздействии на нее разнообразных факторов действительности.

«Юридическая деятельность — образование полиструктурное, включающее, в частности, логико-философскую, пространственную, временную, стохастическую и иные структуры.» [17, c.38].

Рассмотрение логико-философской структуры позволяет отразить взаимосвязи частей и целого, элементов и системы, содержания и формы юридической практики. Последняя, как уже отмечалось, охватывает два основных компонента: юридическую деятельность и социально-правовой опыт. Динамическая сторона выражена преимущественно в деятельности, статическая — в правовом опыте. Каждый из этих компонентов также структурирован. Структурный анализ предполагает исследовать юридическую деятельность в диалектическом единстве ее содержания и формы. Содержание позволяет раскрыть совокупность образующих такую деятельность внутренних свойств и элементов, форма — показать способы организации, существования и внешнего выражения ее содержания. Конституирующими элементами содержания юридической деятельности выступают ее объекты, субъекты и участники, юридические действия и операции, средства и способы их осуществления, принятые решения и результаты действий. Объекты — это то, на что направлены юридические действия и операции ее субъектов и участников. Ими могут быть материальные и нематериальные блага, общественные отношения и конкретные действия (бездействия) людей, другие предметы и явления, включенные в соответствующий юридический процесс и служащие удовлетворению общественных и личных потребностей и интересов. В качестве носителей, управляющих "центров" юридической деятельности выступают ее субъекты и участники. Субъект — основной, ведущий носитель правовых отношений, без которого немыслимо существование юридической деятельности (например, суд в судебной практике). От него непосредственно зависит разрешение юридического дела по существу. Участники юридической деятельности — это отдельные лица (организации), которые, так или иначе, содействуют субъектам в выполнении правовых действий и операций. В качестве участников следственной деятельности выступают, например, свидетели и потерпевшие [20, c.47].

Юридические действия представляют собой внешне выраженные, социально-преобразующие и влекущие определенные правовые последствия акты субъектов и участников (например, подпись документа). Совокупность взаимосвязанных между собой юридических действий, объединенных локальной целью, составляет операцию (например, осмотр места преступления включает самые разнообразные правовые действия).

В качестве средств выступают допускаемые законом предметы и явления, с помощью которых обеспечивается достижение цели и необходимый результат. Они составляют как бы инструментальную часть юридической деятельности и используются для установления и фиксации фактов, анализа юридической "материи", вынесения и оформления решений, организации контроля за их исполнением [14, c.47]. В некоторых случаях определенные средства жестко "привязаны" к конкретным видам деятельности и юридическим операциям. Так, в соответствии с гражданско-процессуальным и уголовно-процессуальным законодательством обстоятельства дела, которые по закону должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут быть подтверждены никакими другими средствами доказывания. Результат воплощает в себе итог юридических операций, позволяющих удовлетворить индивидуальную или общественную потребность. Результатом, например, может быть принятый компетентным органом интерпретационный акт, судебное решение о восстановлении нарушенного субъективного права гражданина Н., возвращение вещи ее законному владельцу. Особое место в содержании юридической деятельности занимает юридический опыт, который может отражать как совокупный итог всей практической деятельности, так и отдельные ее моменты. Он формируется в процессе выделения (отбора; селекции) в юридических действиях и операциях, принятых решениях, социально-правовых результатах деятельности наиболее целесообразного, передового, общего и полезного, имеющего важное значение для правового регулирования общественных отношений и дальнейшего совершенствования юридической деятельности. Составными элементами социально-правового опыта являются правоположения (прецеденты), т. е. такие достаточно устоявшиеся, выработанные, как правило, в ходе многолетней практики предписания общего характера, которые аккумулируют социально-ценные и стабильные фрагменты (стороны, аспекты) той или иной юридической деятельности, Правоположения бывают правотворческими и правоприменительными, распорядительными и разъяснительными, судебными и нотариальными, регулятивными и охранительными, обязательными и рекомендательными. Формы юридической деятельности — это способы организации, существования и внешнего выражения содержания последней [24, c.72-74].

Говоря о форме, целесообразно выделить в ней внутреннюю и внешнюю стороны. Внешней формой здесь выступают разнообразные юридические акты-документы (нормативные и индивидуальные, судебные и следственные, нотариальные и пр.), в которых закрепляются правовые действия, методы и средства их осуществления, вынесенные решения.

К внутренней форме, т. е. способу организации, внутренней связи элементов содержания, относится процедурно-процессуальное оформление деятельности, которое определяет круг ее субъектов и участников, объемы их процессуальных прав и обязанностей, условия вступления в правовой процесс и выбытия из него, порядок оперирования средствами и методами, сроки и время совершения действий, процессуальные гарантии, условия и процедуру принятия и исполнения решений, порядок их закрепления и опротестования (обжалования) и другие процедурные требования, связывающие в единой целое разнообразные свойства и элементы осуществляемой юридической деятельности.

Таким образом, структурными элементами юридической деятельности являются:

- ее объекты;

- ее субъекты и участники;

- юридические действия и операции;

- средства и способы их осуществления;

- принятые решения;

- результаты действий.

1.4 Правовой акт как внешняя форма юридической деятельности

В юридической литературе дано много содержательных характеристик правового акта. Нередко их отождествляют с понятием «нормативные правовые акты», хотя к таковым не относят индивидуальные, иные акты. Главной характеристикой нормативно-правового акта является в них - выражение государственного веления и закрепление решения правотворческого органа о создании, изменении, отмене акта и содержащихся в нем норм и предписаний. Природа, признаки и виды правового акта обстоятельно проанализированы в учебно-практическом и справочном пособии Ю.А. Тихомирова и И.В. Котелевской «Правовые акты» По мнению авторов, для правового акта как разновидности документов характерны, прежде всего, такие общие свойства, как документальное фиксирование информации, ее официально признанное закрепление и выражение в документах строго определенных форм. Вместе с тем правовой акт обладает специфическими признаками, выделяющими его среди других документов. К таким признакам относится прежде всего круг субъектов, управомоченных готовить и принимать правовые акты (носителей властных функций и полномочий). Правовой акт рассчитан на установление норм и их реализацию, т.е. на возникновение, изменение и прекращение правоотношений [25, c.117-118]. Следует отметить, что в соответствии с Законом Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» под нормативо- правовым актом следует понимать - официальный документ установленной формы, принятый (изданный) в пределах компетенции уполномоченного государственного органа (должностного лица) или путем референдума с соблюдением установленной законодательством Республики Беларусь процедуры, содержащий общеобязательные правила поведения, рассчитанные на неопределенный круг лиц и неоднократное применение [2].

Классификацию правовых актов можно построить на основе такого критерия, как их нормативная природа. В этом смысле правовые акты подразделяются на нормативные правовые акты, т.е. правовые акты, содержащие нормы права, регулирующие определенную сферу общественных отношений, и индивидуальные правовые акты, которые порождают права и обязанности только у тех субъектов, которым они адресованы.

Правовые акты различаются также по порядку принятия. Речь идет об актах, принимаемых государственным органом в коллегиальном порядке. Другая группа правовых актов принимается на основе единоначалия - указы и распоряжения Президента Республики Беларусь, распоряжения главы местной администрации и др. Существуют также акты, принимаемые в коллегиальном порядке, но оформленные актами единоличного характера, например, решения коллегий министерств, которые чаще всего проводятся в жизнь приказами министра. В других случаях предварительное коллегиальное обсуждение проектов актов служит способом их апробации, учета позиции специалистов, ученых, организаций-партнеров, а также общественного мнения. Научные, консультативные, экспертно-аналитические, координационные комиссии, советы и центры предназначены для этих целей.

Гарантией действенности правового акта является наделение его юридической силой, понимаемой в смысле общеобязательности в соотношениях с др. актами и непререкаемой обязательности для исполнения всеми гражданами и юридическими лицами.

Правовому акту присущи определенные устойчивые признаки:

а) это письменный документ определенного рода, обладающий особой формой выражения содержащейся в нем информации. Данная форма предполагает:

­структуризацию текста акта и его построение по правилам юридической техники (главы, статьи, элементы, нормы и т.п.);

­формулирование правил поведения длительного или разового характера;

­нормативный язык;

­использование специфически юридических понятий и терминов;

­соблюдение обязательных реквизитов, свойственных каждому акту;

б) правовой акт имеет официальный характер, что проявляется в издании его от имени органа, организации либо государства. Управомоченность названных субъектов принимать правовой акт предопределяется конституцией, законом, положением, уставом, т.е. статутным актом. Отсюда следует важное правило об издании каждым субъектом только тех видов правовых актов, которые за ним закреплены;

в) издание правового акта допускается строго в пределах компетенции управомоченного на его принятие субъекта. Министерство, местная администрация и иные органы государственной власти и местного самоуправления с помощью правового акта реализуют закрепленную за ними компетенцию, действуют в рамках предметов ведения и полномочий;

г) правовой акт обладает целевой ориентацией. В нем выражены в концентрированной форме социальные интересы. Акт может выражать государственную волю (если акт издан от имени государства), волю социальной общности (населения той или иной территории), властное веление (если акт издан государственным органом), согласие и равнопартнерские отношения. В любом случае интерес и воля получают строго определенную и обязательную форму выражения;

д) правовой акт предназначен для регулирования общественных отношений. Это достигается с помощью разных способов: установления правовых норм, возникновения, изменения и прекращения правоотношений, признания, создания и изменения юридического состояния, посредством обеспечения реализации правовых норм, правовой защиты законных интересов;

е) правовой акт обладает общеобязательностью. Это значит, что акт официально признан государством и его институтами. Его обязаны исполнять физические и юридические лица, которым он адресован, с ним они должны сообразовывать свои поведенческие акты и юридические действия. Игнорирование правовых актов, их нарушение, воспрепятствование реализации актов являются нарушениями законности и недопустимы. Они влекут различные способы восстановления баланса актов, их юридической силы и авторитета, с одной стороны, применение мер дисциплинарной, административной, гражданско-правовой, уголовной ответственности к виновным лицам - с другой;

ж) правовой акт есть звено в реальной правовой цепи -правосознание, установки, правовые потребности, правоцелеполагание, правотворчество, правореализация, юридические действия и состояния. Это циклически возобновляемая правовая цепь, и правовой акт служит ее импульсом, выполняя роль и ее цели, и ее средства. Наиболее же отчетливо его предназначение выявляется по завершении процесса правотворчества, когда акт выступает как его конечный продукт. Действие, применение, исполнение правовой акт служат его практической реализации и воплощению норм, предписаний, поручений, установлений в реальной действительности.

Возможны разные классификации правовых актов на основе тех или иных критериев. На практике чаще всего эти классификации совмещаются, если не полностью, то в основном или частично. Ведь акт должен обладать всеми свойствами жизнеспособности. Однако существует базовая классификация, служащая опорной конструкцией для всех вариантов построения системы правовых актов. В ее основе - юридическая форма акта, отражающая все его основные признаки. Формы актов имеют официальный характер и закреплены в конституции и законах. Отступления от такой классификации недопустимы, поскольку она служит обеспечению стабильности правового порядка и укреплению законности. В свою очередь, установленные формы актов как типичные, родовые могут члениться на более конкретные виды.

Нормативно-правовые акты можно классифицировать и по сферам общественных отношений, и по юридической силе, и по субъекту принятия, и по времени действия и по многим другим критериям.

В соответствии со статьей 2 Закона « О нормативных правовых актах Республики Беларусь» закреплены следующие виды нормативно-правовых актов: Конституция Республики Беларусь; решение референдума, программный закон; кодекс Республики Беларусь; закон Республики; декрет Президента Республики Беларусь; указ Президента Республики Беларусь; директива Президента Республики Беларусь; постановления палат Парламента – Национального собрания Республики Беларусь; постановление Совета Министров Республики Беларусь; акты Конституционного Суда Республики Беларусь, Верховного Суда Республики Беларусь (постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь), Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь (постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь), Генерального прокурора Республики Беларусь; постановления республиканского органа государственного управления и Национального банка Республики Беларусь (Правления Национального банка Республики Беларусь, Совета директоров Национального банка Республики Беларусь); регламент; инструкция; правила ; устав (положение); приказ республиканского органа государственного управления; решения органов местного управления и самоуправления [2].

Таким образом, представляется целесообразным рассмотреть особенности нормативных правовых актов и правоприменительных актов более подробно

Анализируя правоприменительные акты, следует обратить внимание на то, что их тоже можно классифицировать по различным основаниям.

Например, по субъекту принятия различают правоприменительные акты:

- органов законодательной власти;

- исполнительной власти;

- судебной власти;

- контрольно-надзорных органов;

- органов местного управления и самоуправления;

- общественных организаций и др.

По способу принятия:

- принятые коллегиально (министерствами, ведомствами, Пленумами Верховного Суда, Советом директоров).

- Принятые единолично (судебные решения, приказ министра, указ Президента).

По форме акта:

- письменные: имеющие вид отдельного документа (приговор, постановление); имеющие вид надписи или резолюции на отдельном документе (утверждение прокурором обвинительного заключения и т.д.)

- устные (наложение штрафа за безбилетный проезд; устное замечание участнику дорожного движения за незначительное нарушение правил; удаление свидетелей из зала суда и т.п.)

По значению:

- основные (приговор) и вспомогательные (определение суда о назначении экспертизы, частные определения).

Правоприменительные акты также характеризуются различными признаками:

1. Не содержат норму права (издаться на основе уже существующих норм права и служат для их исполнения.)

2. Обращены к конкретно указанным лицам, т.е. персонифицированы;

3. Рассчитаны на однократное применение (действуют торлько один раз), т.е. касаются конкретных жизненных случаев;

4. Издаются уполномоченными на то органами;

5. Имеют точно установленную правовую форму;

6. Реализация этих актов обеспечена государственным принуждением.

Несмотря на существенные отличия, следует отметить, что нормативный правовой акт и правоприменительный акты должны иметь четкую структуру, определенный порядок принятия и т.п. Все это свидетельствует о том, что правовой акт, несомненно, связан с юридической деятельностью.

Подводя итог, можно сказать, что правовые и правоприменительные акты являются внешней формой юридической деятельности. Он несет в себе целевую, фиксированную идею и результат работы всех субъектов юридической деятельности.


2. Виды юридичекой деятельности в современном БЕЛОРУССКОМ обществе

2.1 Особенности осуществления юридической деятельности в процессе правотворчества

До недавнего времени белорусская юридическая наука определяла правотворчество, как специальную деятельность компетентных государственных органов (на референдуме - всего народа) по изданию нормативных правовых актов, в результате которой создаются, перерабатываются или отменяются нормы права. Однако в последнее время вместо понятия «правотворчество» белорусское законодательство использует такие понятия, как «нормотворческая деятельность», «нормотворческий орган», «нормотворческий процесс» и др. В совокупности эти понятия аналогичны понятию «правотворчество» или, по крайней мере, заменяют его, наполняя в то же время новым смыслом.

«Нормотворческая деятельность - научная и организационная деятельность по подготовке, экспертизе, изменению дополнению, принятию (изданию) либо отмене нормативных правовых актов. Нормотворческий орган (должностное лицо) — государственный орган (должностное лицо), уполномоченный (уполномоченное) принимать (издавать) нормативные правовые акты. Нормотворческий процесс – нормотворческая деятельность нормотворческих органов (должностных лиц) по разработке и принятию (изданию) нормативных правовых актов, введению их в действие» [2, ст.2].

Из вышесказанного следует, что определяемое ранее понятие «правотворчество» находит в себе такую логическую ошибку, как сужение понятия. Она заключается в том, что субъектом правотворчества может быть не только «компетентный государственный орган», «народ в случае референдума», или «негосударственный орган в случае делегирования ему полномочий», что следовало из определяемого ранее понятия, но также и должностное лицо, наделенное полномочиями издавать нормативные правовые акты. Кроме того, рассматриваемый закон конкретизировал, традиционно использовавшиеся ранее понятия «создание» и «переработка» понятиями «подготовка», «экспертиза», «изменение», «дополнение» и «принятие» нормативных правовых актов. Итак, нормотворчество (правотворчество) - это научная и организационная деятельность компетентных государственных органов (должностных лиц), а также негосударственных организаций в случае делегирования им специальных полномочий и народа в ходе референдума по созданию, изменению и отмене норм права путем издания нормативного правового акта [22, c.19-20].

Следует также отметить, что наряду с нормами права, существуют и другие социальные нормы. Законодатель под нормотворчеством понимает создание именно норм права, а не иных социальных норм. Однако этого не следует из самого используемого понятия. Поэтому понятие «нормотворчество» при детальном рассмотрении находит в себе логическую ошибку слишком широкого определения.

В связи с изменением объема понятия «нормотворчество», изменяется (уточняется) также и классификация данного понятия по субъекту. Это заключается в том, что законодательство наряду с правотворчеством государственных органов выделяет правотворчество должностных лиц, приравнивая, однако, второй вид правотворчества к первому. Таким образом, правотворчество по субъекту делится на следующие виды:

­ правотворчество народа путем референдума;

­ правотворчество компетентных государственных органов и должностных лиц;

­ правотворчество негосударственных организаций в случае делегирования им специальных полномочий.

Следует иметь в виду, что кроме классификации правотворчества по субъектам возможна классификация и по другим основаниям. Так, по юридической силе правотворчество делится на:

­ законотворчество;

­ разработку подзаконных нормативных правовых актов внешнего регулирования;

­ разработку подзаконных нормативных правовых актов внутреннего регулирования.

По содержанию нормотворческая деятельность делится на следующие виды:

­ подготовка, экспертиза и принятие нормативных правовых актов;

­ изменение и дополнение нормативных правовых актов;

­ отмена нормативных правовых актов.

Необходимо отметить, что правотворчество Республики Беларусь придерживается определенных принципов, которые являются достижениями национальной и мировой юридической науки. В Законе «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» определены следующие принципы нормотворчества: демократизм; законность; научная обоснованность; всесторонний учёт и обеспечение прав и свобод личности; учёт интересов всех социальных групп и слоёв общества; сочетание общегосударственных и региональных интересов.[1] Правотворческая деятельность осуществляется на базе основополагающих принципов, выражающих руководящие идеи и организационные начала, которые определяют существо и общие направления этой деятельности. В теории права выделяются следующие наиболее важные принципы правотворчества в современных цивилизованных государствах:

Демократизм. Суть этого принципа заключается в установлении и обеспечении свободного демократического порядка разработки, обсуждения и принятия нормативно-правовых актов любого уровня и в особенности законов. Речь идет, прежде всего, о создании таких законодательных процедур, которые на деле обеспечивали бы выражение в законах истинных, а не мнимых (искаженных) воли интересов народа. Законы должны приниматься легитимным высшим представительным органом, представляющим всё население страны, а не только его часть.

Юридические процедуры должны максимально обеспечивать независимость парламента от каких бы ни было незаконных давлений, влияний, а с другой стороны, предотвращать, исключать произвол законодателей.

Принцип демократизма исключает принятие законов единолично любым должностным лицом государства и возможность наделения его правом абсолютного вето на законопроекты полностью или частично. Исключается также возможность наделения законодательными функциями исполнительной власти.

Этот принцип предполагает широкое участие народа в обсуждении проектов наиболее важных актов с введением порядка государственного учета (регистрации), заслуживающих внимание предложений населения по вынесенным на обсуждение законопроектам. На референдумы должны выноситься проекты таких документов, содержание которых может быть и полной мере доступным для понимания любого участника процедуры голосования и по которым можно сформулировать однозначный ответ. В случае наличия альтернативных предложений должна быть обеспечена равная возможность всестороннего и полного изучения и сопоставления этих материалов. Важным аспектом принципа демократизма в правотворчестве является также недопустимость придания закону обратной силы, если он ужесточает ответственность. Законодатель обязан весьма внимательно относиться к этой процедуре и в тех случаях, когда придание нормативному решению обратной силы может ухудшить правовое положение субъектов.

Процедуры обсуждения и принятия законов должны быть гласными, а тексты принятых актов в полной мере доступны для понимания населения. В первую очередь это относится к актам, затрагивающим права, свободы и обязанности граждан.

Законность. В соответствии с этим принципом нормативно-правовые акты должны приниматься строго в рамках правомочий, предоставленных правотворческому органу. Принцип законности, прежде всего, предполагает обеспечение верховенства Конституции в процессе правотворчества. Естественно, если сама Конституция как основной закон государства принята на основе и при соблюдении надлежащих демократических процедур, если Конституция воплощает в себе понятие высшей справедливости, то она представляет собой, с точки зрения естественного правопонимания, основной позитивный правовой закон. Верховенство Конституции в таком случае воспринимается как верховенство права. Конституция обладает высшей юридической силой и все законы и иные нормативные акты не должны ей противоречить. В правовых демократических государствах существует специальный механизм проверки соответствия Конституции, иных актов независимыми Конституционными судами. В свою очередь текущие законы обладают высшей юридической силой по сравнению с подзаконными нормативно-правовыми актами. В частности, правительством не должны приниматься акты, конкурирующие по юридической силе с актами законодательных органов. Здесь действует положение, при котором акт нижестоящего органа правотворчества не может противоречить акту вышестоящего правотворческого органа. Важно, кроме того, чтобы каждый вновь принятый акт не вступал в противоречие с действующим, если он не вносит в него прямые изменения.

Научная обоснованность. Принцип научной обоснованности предполагает глубокую научную проработку соответствия принимаемого акта назревшим потребностям развития общества, т.е. необходимость и целесообразность урегулированности правом определенных общественных связей. В этих целях следует проводить научные исследования с привлечением квалифицированных, опытных ученых и специалистов-практиков, работающих в соответствующей сфере, социологические опросы, социально-правовые эксперименты, а при необходимости изучать имеющийся отечественный и зарубежный опыт, правоприменительную практику и т.д. Без глубокой научной экспертизы, широкого обсуждения не должен приниматься ни один правовой акт. Более того, целесообразно определить порядок комплексной научной экспертизы законопроектов, охватывающей политические, экономические, финансовые, правопримени-тельные, организационные, правоохранительные, терминологические, исторические и другие аспекты. Наиболее важные нормативные акты (прежде всего законы) не должны приниматься в спешке, без выработки механизма их осуществления. Этот механизм должен включать информационное материально – финансовое обеспечение введения в действие новых актов, выработку форм выявления их эффективности, порядка толкования и т.д. Важное значение имеет профессионализм законодателей, знание ими основ законодательной техники и сложившейся системы права. В условиях Беларуси важно учитывать тенденцию дифференциации права на частное и публичное.

Всесторонний учет и обеспечение прав и свобод личности. В демократических, социальных правовых государствах учёт и обеспечение прав и свобод граждан объявляется их высшей целью. Признается приоритет общепризнанных принципом международного права в сфере прав человека и обеспечивается соответствие им внутреннего национального законодательства. В процессе создания нормативно-правовых актов это положение должно непременно учитываться. В нормативно-правовых актах не должны присутствовать нормы, в той или иной форме нарушающие права и свободы граждан, закрепленные в Конституции, других законах и предусмотренные международными обязательствами государства. В принимаемых нормативно- правовых актах не должны также присутствовать нормы, устанавливающие какие-либо преимущества или ограничения по признаку пола, расы, национальности, вероисповедания и др. Ограничение прав и свобод личности допускается как исключение и только в строго оговоренных законом случаях.

Учет интересов всех социальных групп и слоев общества. В правотворческих решениях невозможно учесть и обеспечить интересы всех общественных групп населения. Однако законодатели в государстве, провозгласившем себя социальным, должны искать максимальный баланс учета и обеспечения законных интересов членов общества, справедливое их соотношение. Государственное регулирование отношений между социальными, национальными и другими общностями должно осуществляться на основе равенства перед законом, уважения их прав и интересов. Не должны приниматься нормативно-правовые акты, устанавливающие явные социально не оправданные преимущества для одних социальных групп и явные ограничения для других категорий населения. Должно быть исключено закрытое нормотворчество, устанавливающее социальные преимущества для "верхушечных" властных структур, а также решения, льющие возможность безвозмездно пользоваться ими, присваивать значительные общественные богатства. Законодательные акты в этом смысле должны быть научно обоснованными и связывать удовлетворение интересов всех слоев общества с активно-трудовой деятельностью.

Кроме того, должна быть обеспечена равная защита законных прав и интересов каждого. Консолидация общества в значительной степени зависит от разумного отражения в законодательстве баланса интересов всех его социальных групп и слоев. Сочетание общегосударственных и региональных интересов. Этот принцип актуален, прежде всего, для государств с федеративным устройством [10, с.116-119].

Он заключается в том, что правотворческие решения федеральных властей должны учитывать интересы регионального характера, отражать местные особенности. Но не менее важны эти положения и для унитарных государств. Бывает, что нормативно-правовые акты, принимаемые центральными органами, в чем-то ущемляют интересы населения определенной местности, вызывая негативное к ним отношение. В результате эффективность действия актов значительно снижается. Следовательно, те решения центральных нормотворческих органов, которые затрагивают интересы какого-либо из регионов, должны очень тщательно прорабатываться с этой точки зрения и учитывать местные интересы. Естественно, и местные органы в своих актах не должны игнорировать общегосударственные интересы. Актуальность для Беларуси этого принципиального положения связана с регулированием различных сторон жизни населения в регионах, потерпевших от аварии на ЧАЭС. Названный принцип важен и при определении правового положения создаваемых в республике свободных экономических зон, и во многих других случаях.

Нормотворчество, как процесс, осуществляется с соблюдением установленной процедуры, которая, как правило, состоит из следующих стадий:

­ планирование нормотворческой деятельности;

­ нормотворческая инициатива;

­ подготовка проекта нормативного правового акта;

­ принятие (издание) нормативного правового акта;

­ включение нормативного правового акта в Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь;

­ опубликование нормативного правового акта.

Кроме вышеперечисленных стадий возможно также выделение в отдельную стадию принятие мер по введению в действие нормативного правового акта. В данном случае имеется в виду фактическое введение в действие, так как законодатель окончательно придает юридическую силу принятому нормативному правовому акту путем его опубликования.

В связи с развитием информационных технологий иным содержанием стала, наполнена и предпоследняя стадия нормотворческого процесса. Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь существует не только как печатное издание, но и в цифровом варианте. Так, на апрель 2000, возможностями сайта Национального центра правовой информации Республики Беларусь в интернете воспользовалось 57 тысяч пользователей. В Интернете размещено более 6.000 нормативных правовых актов Республики Беларусь. Данная база данных, существующая в интернете, является эталонным банком данных правовой информации Беларуси.

Анализ понятия правотворчества (нормотворчества), его принципов и стадий позволяет сделать вывод о том, что оно имеет непосредственное отношение к юридической деятельности и имеет свои особенности осуществления.

2.2 Особенности осуществления юридической деятельности при правоприменении

Правоприменителъная деятельность представляет собой единство властной деятельности компетентных органов, направленной на вынесение индивидуально-конкретных предписаний, и выработанного в ходе такой деятельности правового опыта.

Таким образом, под правоприменением в юридической литературе понимают – особую форму реализации права, поскольку оно обладает рядом специфических особенностей [21, c.19].

Несмотря на то, что уже в 60-е гг. практически все ученые согласились, что применение права - это особая форма реализации, встречаются в настоящее время и те, кто не проводит различий между реализацией и применением права. Потребность в правоприменении возникает, когда для полного осуществления прав и обязанностей субъектов требуется принятие компетентным государственным или по поручению государства негосударственным органом дополнительного решения.

Если говорить обобщено, то такая потребность проявляется:

Во-первых, в тех случаях, когда субъективные права и обязанности, в силу их повышенной социальной значимости, у конкретных лиц не могут возникать без государственно-властной деятельности компетентных органов.

Во-вторых, когда требуется официальное признание определенных юридических фактов, официальная регистрация определенных действий людей, наиболее важных с точки зрения общественных интересов.

В-третьих, реализация в форме применения необходима, когда субъекты права не могут прийти к соглашению, когда необходимо защитить чье-либо нарушенное субъективное право.

В-четвертых, когда совершено правонарушение и необходимо определить для правонарушителя вид и меру юридической ответственности.

Но не следует полагать, что формы реализации (соблюдение, исполнение, использование, применение) существуют в строгой изоляции друг от друга. Скорее наоборот – они предполагают совместное существование. В частности, при применении права нередко видны моменты и соблюдения, и исполнения, и использования.

Выше упоминалось о том, что правоприменение – это все-таки особая форма реализации. Целесообразно выделить особенности исходя из этого понимания.

1. Правоприменительную деятельность осуществляют только уполномоченные на то государственные органы, должностные лица. В отличие от других форм реализации права, которые могут осуществлять все субъекты права. Граждане, не являющиеся должностными лицами, не могут быть субъектами правоприменительной деятельности.

2. Правоприменительная деятельность имеет государственно-властный характер. Акты, издаваемые в результате этой деятельности обязательны к исполнению и обеспечиваться в необходимых случаях принудительной силой государства. Эти решения принимаются по одностороннему волеизъявлению соответствующего органа, который выступает от имени государства.

3. Правоприменение- это деятельности в отношении конкретных жизненных случаев и в отношении конкретных субъектов права.

4. Результатом применения права является издание акта правоприменительной деятельности.

5. Правоприменительная деятельность четко регламентирована нормативными актами (установлены специальные процедуры правоприменительной деятельности) [8, c.12].

Таким образом, можно дать следующее определение применению права.

Правоприменение- это особая форма реализации права, которая осуществляется специально уполномоченными на то государственными органами, имеет обязательное для субъектов правоотношений правовые последствия и специальную процедуру своего осуществления.

Рассмотрим основные стадии процесса правоприменеия. Ученые неодинаково подходят к определению стадий процесса правоприменения. Выделяя определенные действия правоприменителей в качестве самостоятельных стадий, одни авторы, акцентируют на них внимание, подчеркивают их важность и обособленность в едином процессе применения права, другие рассматривают их в комплексе. Так, например, Лукич Р.В. указывает на три стадии этого процесса, а А.С. Пиголкин выделяет шесть стадий.

На практике все действия по правоприменению теснейшим образом взаимосвязаны и пересекаться. Это сложный и единый процесс, и неважно, будут ли те или иные действия выделять в отдельную стадию или рассматривать внутри другой.

Первая стадия – установление и анализ фактических обстоятельств дела (юридических фактов). По существу данная стадия сводиться к определению места, времени, причинной связи между обстоятельствами совершения деяния и наступившими последствиями. Т.е. речь идет о юридических фактах. Эти факты и являться той основой, в отношении которой осуществляется применение. Поэтому применение правовых норм предполагает тщательное исследование, анализ всех обстоятельств, относящихся к данному жизненному случаю и имеющих юридическое значение. Нужно также собрать необходимые доказательства по делу, с соблюдением установленной формы. Такой анализ позволяет дать объективную всестороннюю и полную оценку конкретному случаю и в итоге правильно применить норму права.

Вторая стадия – установление юридической основы дела, т.е. это выбор и анализ юридической деятельности, на основании которой должен рассматриваться данный случай (правовая квалификация).

Эта стадия включает в себя:

- нахождение нормы, подлежащей применению;

- проверка правильности текста нормы;

- проверка подлинности нормы, ее действие в пространстве, во времени, по кругу лиц;

- отраслевую принадлежность нормы;

- системные связи данной нормы с другими.

В процессе установления (отыскания) правовой нормы правоприменитель может столкнуться с пробелами в праве, т.е. отсутствием необходимой нормы. В этом случае в рамках, допускаемых законодательством, он использует приемы аналогии, т.е. способы преодоления указанных пробелов.

Третья стадия – толкование правовой нормы заключается в отыскании ее точного смысла, содержания. Только на основе верно понятого смысла нормы может быть правильно разрешено дело.

Четвертая стадия – принятие решения по делу и издание акта правоприменения является по сути ключевой стадией. Именно в этой деятельности и проявляется применение как форма реализации права [25,c.47-53].

Все предшествующие стадии нацелены на обеспечение принятия всесторонне обоснованного решения.

Закрепление принятого по делу решения осуществляется в форме специальных юридических актов – актов применения права.

Таким образом, проанализировав все стадии правоприменительной деятельности, стало понятно какие особенности возникают при осуществлении юридической деятельности при правоприменении.

2.3 Правоохранительная деятельность как разновидность юридической деятельности

Под правоохранительной деятельностью следует понимать "государственную деятельность, которая осуществляется с целью охраны права специально уполномоченными органами путем применения юридических мер воздействия в строгом соответствии с законом и при неуклонном соблюдении установленного им порядка". Таким образом, к существенным признакам правоохранительной деятельности авторы относят: во-первых, осуществление этой деятельности не любым способом, а лишь с помощью применения юридических мер воздействия; во-вторых, соответствие применяемых в ходе ее осуществления юридических мер воздействия предписаниям закона или иного правового акта; в-третьих, реализация правоохранительной деятельности в установленном законом порядке, с соблюдением определенных процедур; в-четвертых, возложение реализации правоохранительной деятельности на специально уполномоченные государственные органы. Названные признаки действительно присущи определенным видам, формам правоохранительной деятельности, но не могут рассматриваться в качестве существенных применительно к этой деятельности в целом в ее широком понимании [18,c.47]. Вряд ли можно считать существенными признаками именно правоохранительной деятельности законность и определенные процедуры ее осуществления, ибо и иные виды государственной деятельности должны осуществляться в соответствии с законом и соблюдением определенных процедур (правовых, технологических, организационных и т.д.). Так подготовка и принятие многих решений органов исполнительной власти осуществляется в строгом соответствии с установленными законодательством процедурными требованиями.

Если существенным признаком правоохранительной деятельности является ее осуществление не любым способом, а лишь с помощью применения мер юридического воздействия, то почему к правоохранительной деятельности относится, например, выявление преступлений или организационное обеспечение деятельности судов, защита по уголовным делам и не относится, скажем, организационное обеспечение деятельности прокуратуры или адвокатуры, либо защита интересов истца или ответчика по гражданским делам [17,c.42]. Очевидно, что ни большинство способов выявления преступлений, ни защита по уголовным или гражданским делам, ни организационное обеспечение деятельности судебных органов или органов прокуратуры не сопровождаются и не могут сопровождаться применением мер юридического воздействия.

Многообразие суждений исследователей и по поводу места правоохранительной деятельности в структуре правовых форм деятельности, и по поводу ее соотношения с иными видами юридической деятельности.

Некоторые исследователи ставят правоохранительную деятельность ставит в один ряд с правотворчеством и оперативно-исполнительной деятельностью. С.С. Алексеев к основным правовым формам относит правотворческую, правоисполнительную и правообеспечительную деятельность, подразделяя последнюю на организационную, контрольно-надзорную и правоохранительную [4,c.87]. Под правотворчеством он понимает объективно обусловленную, завершающую процесс формирования права деятельность, в результате которой рождаются законодательные и подзаконные акты, содержащие юридические нормы, а так же как специфическую разновидность социального управления. Другие выделяют правотворческую и правоприменительную деятельность, дифференцируя последнюю на правонаделительную и правоохранительную, подразделяя ее на правообеспечительную, юрисдикционную и правоисполнительную и, выделяя в качестве особой охранительной, контрольно-надзорную деятельность [18,29-31]. Можно рассматривать правоохранительную и юрисдикционную деятельность как синонимы.

Поскольку правотворческой и правоприменительной деятельности уже было уделено внимание выше, остановимся на характеристике правоохранительной деятельности.

Алексеев С.С. пишет, что «правоохранительная деятельность – это деятельность специальных государственных органов (прокуратуры, органов внутренних дел, судов, исправительно-трудовых учреждений), призванных осуществлять непосредственную борьбу с преступностью». Фактически же он расширяет сформулированную им дефиницию, включая сюда общий надзор прокуратуры, охрану общественного порядка и общественной безопасности имущества граждан и иных защищаемых правом социальных ценностей, поддержание паспортной системы, индивидуальную профилактику, правовую пропаганду, т.е. во-первых деятельность правообеспечивающую – не связанную непосредственно с конкретными преступлениями, и, во-вторых, деятельность правоприменительную – связанную с конкретными преступлениями, их выявлением, регистрацией, расследованием, судебным рассмотрением уголовных дел, исполнением наказаний [3,c.127].

Ковачев Д.А. считает, что «правоохранительная деятельность – это форма осуществления функций социалистического государства посредством властной оперативной деятельности органов социалистического государства по охране норм права от нарушений, защите предоставленных гражданам субъективных прав и обеспечению выполнения возложенных на них юридических обязанностей». Содержание этой деятельности усматривает в том, что «она включает в себя меры по предупреждению правонарушений, расследование всех обстоятельств дела и выяснение истины в каждом случае правонарушения, разрешение в установленном порядке конкретных дел о нарушении правовых норм, а также возможных правовых коллизий и споров, применение правовых санкций в отношении правонарушителей и обеспечение реализации их юридической ответственности» [18,c.56-57].

Исследование сущности правоохранительной деятельности должно охватывать всю структуру этого вида социальной деятельности, т.е. ее целевое предназначение как проекцию на конкретные потребности общества именно в этом виде деятельности, процесс и личностный стиль осуществления, используемые при этом формы, методы, средства, конечные результаты. Деятельностный подход, взятый нами за основу рассмотрения сущности правоохранительной деятельности, позволяет рассмотреть ее:

- как специфический вид человеческой деятельности, реализуемой в интересах жизнеобеспечения социума посредством специальных механизмов: правовых, моральных, психологических, организационных;

- как институализированный специфический вид человеческой деятельности, являющийся результатом естественноисторического профессионального разделения труда, связанного с формированием различных сфер жизнедеятельности общества и соответствующих институтов по управлению ими;

- как специфический вид предметной человеческой деятельности, границы, формы и методы, осуществления которой определены государством, выступающим в качестве субъекта правовой регламентации компетенции и предметов ведения (например, федеральные органы правоохранительной деятельности и соответствующие органы субъектов федерации).

Многоаспектность качественного проявления сущности правоохранительной деятельности делает ее объектом научного изучения различными отраслями права (конституционного, уголовного, уголовно-процессуального, административного и д.р.), социологией, психологией, теорией управления [13,c.56].

Это предопределяет необходимость комплексного, междисциплинарного подхода к изучению правоохранительной деятельности, системное осмысление ее сущностных проявлений. Такой подход должен охватывать, во-первых, общенаучные методологические (в том числе и на философском уровне) принципы исследования правоохранительной деятельности, во-вторых, методологию и конкретные методы ее исследования с позиции тех наук и научных дисциплин, предметом которых является правоохранительная деятельность во всем многообразии своих проявлений, в-третьих, специальные методы исследования, обеспечивающие предметное рассмотрение правоохранительной деятельности, в том числе ее оценку и измерение ее эффективности с помощью количественных методов.

Использование системного подхода позволяет рассмотреть правоохранительную деятельность как образование, имеющее внутреннее строение и иерархию образующих элементов [22,c.41].

Правоохранительная деятельность имеет не только сложные и многогранные цели, задачи и функции, но и довольно сложную структуру. Она может быть классифицирована на ряд относительно укрупненных групп, образований, направлений. Это, например, борьба с преступностью в целом, с организованной преступностью, с экономической преступностью, оперативно-розыскная деятельность, следственная деятельность, борьба с нарушениями правил дорожного движения, борьба с административными правонарушениями, деятельность по профилактике правонарушений, борьба с противопожарной безопасностью, укрепление общественного порядка и ряд других направлений. Каждый из них имеет важное значение и в известной мере относительно самостоятельный характер.

Характер правоохранительной деятельности в силу широты и особенностей целей, задач и функций обусловливает активные действия не только специализированных органов и служб, но и многих других государственных органов (не только правоохранительного характера), осуществляющих различные государственные функции - экономические, социально-культурные, экологические, финансовые, в области здравоохранения, а также таможенные, налоговые и ряд других. Не может быть государственного органа, который бы не был заинтересован в качественной правоохранительной деятельности и не способствовал ей, даже если его компетенция на первый взгляд далека от этого [12,c.67]. Изложенное позволяет сделать несколько общих выводов, касающихся общетеоретической постановки проблемы правоохранительной деятельности.

Во-первых, в связи с коренными политическими и социальными преобразованиями, рыночной трансформации экономики, ранее сложившиеся в науке определения (понятия) правоохранительной деятельности сегодня не отражают как происходящие в правовой сфере изменения, так и сложноорганизованную природу самой структуры этой деятельности. Поэтому сегодня правоохранительная деятельность не вписывается в традиционные представления и приобретает новое адекватное его богатству и сложности социальное содержание и направленность.

Во-вторых, мы получили более развернутое определение правоохранительной деятельности, где данная деятельность представляет собой опирающиеся на устои законности и правопорядка функции по охране прав и свобод человека и гражданина, собственности и общественного порядка, конституционного строя Республики Беларусь от преступных посягательств и правонарушений, а также предупреждение (профилактика) преступлений, где данные функции присущи государственным органам и общественным объединениям (организациям).

Таким образом, в целом можно сделать вывод, что правоохранительная деятельность затрагивает интересы всех граждан и общностей, имеет высокую общественную значимость, оказывает существенное влияние на формирование социально-политического и социально-психологического климата.

Подводя итог всему вышеизложенному, можно констатировать, что каждый из насмотренных видов юридической деятельности имеет свои особенности осуществления.

3. Основные пути и направления совершенствования юридической деятельности

Важная задача современной науки — определение основных направлений и путей совершенствования юридической деятельности.

Исследование природы, структуры и функций юридической деятельности дает возможность выделить те ее типы (виды, подвиды), стороны и элементы, которые необходимо совершенствовать и качественно улучшать. Особую значимость в настоящее время приобретают вопросы совершенствования правотворческой деятельности, поскольку именно с ее помощью формируется нормативно-правовая база радикального экономического, политического и иного преобразования белорусского общества, вводятся в правовую систему качественно новые средства, формы и методы юридического воздействия на происходящие в государстве процессы. Нельзя, например, серьезно говорить о развитии рыночных отношений без достаточно разработанного и эффективного гражданского, торгового, земельного и финансового законодательства [8,c.17].

Изменения в механизме правового регулирования, расширение договорных отношений. Между различными субъектами права, сферы правовой саморегуляции, переход от ограничительно-запретительных способов воздействия на частную жизнь к общедозволительным, а в публичной области — к разрешительному порядку деятельности государственных органов и должностных лиц требуют новых подходов ко всей концепции правотворчества, пересмотру всего ныне действующего; законодательства, приведению его в соответствие с международными нормами о правах человека и другими актами международного права.

Необходимо, чтобы в законах и других нормативно-правовых актах находили наиболее полное отражение идеи свободы и ответственности, гуманизма и справедливости, равенства и безопасности, господства права и солидарности. Качество и эффективность рассматриваемой разновидности юридической деятельности в значительной мере зависит также от реального воплощения в конкретном функционировании компетентных органов правотворческих принципов научности и демократизма, гласности и законности, целесообразности и экономичности, профессионализма и оперативности, плановости и непрерывности, стабильности и др.

Сложившаяся в Республике Беларусь социально-экономическая, политическая и национальная ситуация, обстановка в сфере образования, культуры и духовной среды в целом требуют повышения темпов законодательной деятельности, скорейшего принятия основополагающих законов. Однако это не должно идти в ущерб их качеству. Многие недавно изданные законы, указы Президента и акты Правительства в этом плане подлежат существенной критике. Опыт правотворческой и правоприменительной деятельности показывает, что некачественные и противоречивые законы подрывают авторитет издавшего их органа и 'всего законодательства, негативно влияют на экономику и другие сферы общественной жизни, порождают правовой нигилизм, трудно реализуются, обрастают массой разъяснений, ведомственных инструкций, которые сводят на нет суть основного акта [21,c.16].

Становится очевидным, что процесс подготовки, принятия и опубликования нормативных актов необходимо обеспечивать мерами материального, организационного, кадрового, научного и иного характера. Издание любого закона или подзаконного акта нужно "увязывать" с бюджетом государства.

Следует организовать в Республике Беларусь высокоэффективную право-внедренческую деятельность, своеобразный "сервис" после издания актов: содержание принятых нормативных актов должно широко освещаться в средствах массовой информации, весьма полезно давать их официальное и доктринальное разъяснения, проводить социологические измерения знаний нормативно-правовых предписаний и оптимальности их реализации, проводить глубокое и всестороннее обобщение материалов правоприменительной практики и т. п.

На государственном уровне следует разработать и скоординировать правотворческую стратегию, обеспечить четкое планирование и прогнозирование всего законотворчества на достаточно длительную перспективу. Необходимо дальше совершенствовать юридическую технику, тактику и методику всех типов (видов, подвидов) правотворческой деятельности. В современных условиях больше внимания следует уделять экономической и социальной, экологической и демографической, правообеспечительной и компенсационной, контрольной и другим важнейшим ее функциям, а также четкости и ясности принимаемых правотворческих решений [19,c.256].

Большую роль в создании гармоничной правовой системы общества призвана играть правосистематизирующая деятельность, т. е. деятельность (сформированный на ее основе опыт) по сбору, учету, упорядочению и приведению в стройную систему разнообразных правовых актов (нормативных, правоприменительных, интерпретационных и других).Эта практика существенно влияет на качество и эффективность правотворческой и правоприменительной деятельности, уровень законности и правопорядка в обществе. Глубокие преобразования во всех сферах жизни общества, интенсификация правотворческой деятельности государственных органов и хозяйствующих субъектов, обострение криминогенной ситуации в стране требуют издания кодифицированных актов по всем основным отраслям и институтам права, улучшения методики и результативности обобщений материалов правоприменительной и праворазъяснительной деятельности. Необходимо внедрять в правовую систему компьютерную технику, организовывать банки разнообразной юридической информации, белорусской справочно-информационных правовых служб, инкорпорации, консолидации и кодификации законодательства и т. п.

Если определить главные, стратегические направления в области правоприменителъной деятельности, то они сводятся к тому, чтобы поднять на качественно новый уровень работу всех правоприменительных органов, существенно активизировать их деятельность по охране интересов личности, обеспечению экономической безопасности и общественного порядка, защите потребительского рынка, профилактике правонарушений, борьбе с преступностью. Скорейшей реализации требует судебно-правовая реформа, дальнейшего совершенствования — конституционное, гражданское, административное и уголовное судопроизводства.

Важными представляются пробелы укрепления законности и правопорядка, искоренение формализма и бюрократизма в деятельности правоохранительных органов, улучшения их организационной структуры, материально-технического и финансового обеспечения. Особенно актуальны вопросы комплектования, правильной расстановки, воспитания, юридического обучения, социальной и правовой защищенности сотрудников.

Необходимо повысить эффективность деятельности прокуратуры, активизировать ее контрольно-надзорную и координирующую роль в системе правоохранительных органов.

Так же, как и в отношении суда, в законе о прокуратуре нужно определить конкретные меры юридической ответственности за вмешательство в деятельность прокуратуры, игнорирование выносимых ею предостережений, представлений и протестов, изменить методы правового воздействия на нарушителей закона. Повышение авторитета прокуратуры будет способствовать стабильности правопорядка и формированию правового государства в Республике Беларусь.

Пути совершенствования правореализационной деятельности граждан выражаются в формировании у них осознанного уважения к праву и закону, соблюдению своих обязанностей, законных интересов других лиц и организаций, привычки к законопослушному и активному поведению, элементарных умений и навыков самостоятельно и оперативно находить, уяснять и использовать в своей практической деятельности нужные нормативно-правовые предписания, знать основные формы юридической защиты своих прав.Рост правовой активности граждан объективно обусловлен их занятостью в производственной деятельности, их ролью в политической, культурной и других областях общественной жизни, конкретными социально-правовыми ситуациями и другими важнейшими факторами. Это следует учитывать при организации и осуществлении правового просвещения и обучения населения.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В условиях осуществления социально - экономических и политических преобразований в белорусском обществе возникают качественно новые виды отношений и взаимодействия их субъектов. В связи с этим появляется необходимость закрепления, совершенствования и регламентации новых видов деятельности, способствующих продвижению общества по пути прогресса. Любая деятельность понимается как целенаправленное воздействие субъекта на объект. Субъектом деятельности могут являться как отдельные личности, так и их коллективные образования (организации, учреждения), социально-этнические общности (народ, нация) и государство, его органы. Объектом деятельности могут выступать природные и общественные явления и процессы природы. Юридическая деятельность представляется как один из видов социальной деятельности и характеризуется всеми ее признаками. Содержание юридической деятельности определяется спецификой ее объекта, в качестве которого выступает право во всем многообразии конкретных проявлений правовых норм, правоотношений, правового сознания и правового регулирования. При этом деятельность признается юридической не только потому, что она направлена на право, а потому, что приводит к юридически значимым результатам, определенным образом меняет, либо, наоборот, сохраняет наличное бытие правовой реальности. Являясь автономным, относительно самостоятельным образованием юридической системы общества, юридическая деятельность представляет собой некую целостность, отличную от других правовых явлений. Таким образом, можно придти к выводу, что качество целостности здесь не есть искусственная конструкция с целью познания или моделирования объекта, оно реально и имманентно самой природе юридической деятельности, и поэтому при исследовании необходимо выявляются ее системные характеристики. Во взаимодействии со средой и иными системами юридическая деятельность всегда выступает как нечто единое. Избранный общетеоретический аспект позволил по-новому подойти к определению места юридической деятельности в правовой системе современном белорусском обществе. Причём, это новое направление не замыкается собственными рамками, а выходит на более высокий уровень научного анализа и обобщения правовых явлений и процессов, присущий именно теории государства и права. К сожалению ограниченный объем дипломной работы не позволил более детально раскрыть проанализированные виды юридической деятельности, а также исследовать иные особенности осуществления юридической деятельности в белорусском обществе. Однако, несмотря на это, можно сформулировать следующие выводы:

- юридическая деятельность в современном белорусском обществе складывается из всех проявлений публично-организующего воздействия наделенных государственно-властными полномочиями субъектов на общественные отношения, находящиеся в пределах правовой сферы жизни;

- несмотря на отсутствие единого мнения по поводу определения юридической деятельности стало возможно дать определение юридической деятельности.

- установлена взаимосвязь функций юридической деятельности с основными направлениями ее влияния на социальную реальность современного общества;

- возможно говорить о том, что правовой акт в современном обществе может трактоваться как внешняя форма юридической деятельности;

- на основании произведенной типологии юридической деятельности стало возможным дать более детальное описание юридической деятельности различных субъектов, принимающих участие в реализации на практике юридической деятельности, с детальным описание функций и обязанностей;

- анализ понятия правотворчества (нормотворчества), его принципов и стадий позволяет сделать вывод о том, что оно имеет непосредственное отношение к юридической деятельности и имеет свои особенности осуществления;

- исследования правоприменительной деятельности помогло обогатить имеющиеся теоретические представления не только о ней, но и о юридической деятельности. С другой стороны, правоисполнительная деятельность как особенное в рамках юридической деятельности представляет собой относительно самостоятельное явление, в определенной степени обособленное от других проявлений последней. В силу этого она обладает набором оригинальных, свойственных только ей признаков. С последним обстоятельством связана вторая методологическая проблема — проблема идентификации правоисполнительной деятельности в общей структуре видов юридической деятельности.

- Исследования сущности и характера правоохранительной деятельности позволяет констатировать, что она обуславливает активные действия не только специализированных органов и служб, но и многих других государственных органов (не только правоохранительного характера), осуществляющих различные государственные функции - экономические, социально-культурные, экологические, финансовые, в области здравоохранения, а также таможенные, налоговые и ряд других. Не может быть государственного органа, который бы не был заинтересован в качественной правоохранительной деятельности и не способствовал ей, даже если его компетенция на первый взгляд далека от этого.

Все вышеизложенное доказывает, что в современном белорусском обществе существуют различные особенности осуществления юридической деятельности в процессе правотворчества, правоприменения, правоохранной деятельности и в других сферах.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Алексеев, С.С. Государство и право: начальный курс./ Алексеев, С.С. – Нижний Новгород, 1993.- 127с.

2. Алексеев, С. С. Общая теория права :учеб. пособие/ Алексеев, С. С.-Нижний Новгород.-1993. – 376с.

3. Бергер, П. Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания: учебное пособие/ Бергер, П. Лукман Т. - Москва.: Юрид. лит., 1995.-197с.

4. Бержель, Ж.-Л. Общая теория права / Ж.-Л. Бержель; пер. с фр.; под общ. ред. В.И. Даниленко. – М.: Издательский дом NOTABENE, 2000. – 576 с.

5. Берман, Г.Дж. Западная традиция права: эпоха формирования/ Берман, Г.Дж. -М.: 1994.- 194с.

6. Бодак, А.Н. Основные формы и методы нормотворческой деятельности / А.Н. Бодак // Юстыцыя Беларусі. – 2007. – № 5. – С. 8–10.

7. Бодак, А.Н. Проблемы нормотворчества в Республике Беларусь и пути их решения / А.Н. Бодак // Юстыцыя Беларусі. – 2004. – № 7. – С. 37–41.

8. Бодак, А.Н. Проблемы субординации и правоприменения нормативных правовых актов Республики Беларусь / А.Н. Бодак // Юстыцыя Беларусі. – 2007. – № 3. – С.

9. Братко, А.Г., Лазарев В.В. Источники права: общая теория права и государства: учебник. /под общ ред. В.В. Лазарева.- Москва: Юрид. лит., 1994.- 247с.

10. Бухтерева, М.А. Формы реализации функций государства: Автореф. дис. канд. юрид. наук./ Бухтерева, М.А. - 2002. 25с.

11. Василевич, Г.А. Конституционное правосудие в Республике Беларусь/ Василевич, Г.А. –М.: Центр конституционного права Республики Армения, 2003. – 182с.

12. Венгеров, А.Б. Теория государства и права: учебник для юридических вузов / А.Б. Венгеров. – М : Омега-Л, 2004. – 608 с.

13. Верещагин, А.Н. Судебное правотворчество в России. Сравнительно-правовые аспекты./ Верещагин, А.Н. – М.: Международные отношения, 2004. – 342с.

14. Гуценко, К.Ф., Ковалев М.А. Правоохранительные органы./ Гуценко, К.Ф., Ковалев М.А.: под общ. ред. К.Ф. Гуценко.- М.: Изд-во БЕК, 1995. – 320с.

15. Дюрягин, И.Л, Приголкин, А.С. Правотворчество в советском Государстве/ Дюрягин, И.Л, Приголкин, А.С - Москва.: Юрид. лит.,1974.—267с.

16. Ерасов, Б.С. Социальная культурология: пособие для вузов. 3-е изд-е./ Ерасов, Б.С. - Москва. 1998. -163с.

17. Карбонье, Ж. Юридическая социология./ Карбонье, Ж. – Москва, 1986.-203с.

18. Карташов, В.Н. Введение в общую теорию правовой системы общества/ Карташов, В.Н. -Ярославль. 1994.- 164с.

19. Карташов, В.Н. Юридическая деятельность: понятие, структура, ценность./ Карташов, В.Н. - Саратов, 1997.- 78с.

20. Керимов Д.А. Законодательная техника: .- Москва: Юрид. лит., 1996 – 135с.

21. Ковачев, Д.А. Механизм социалистического правотворчества./ Ковачев, Д.А. – Москва: Юрид. лит., 1977.- 95с.

22. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.). – Минск: Амалфея, 2005. – 48 с.

23. Кудрявцев, В.Н. Правомерное поведение: норма и патология./ Кудрявцев, В.Н.- Москва: Наука,1982. – 287с.

24. Лукич, Р. В. Методология права/ Лукич, Р. В. - Москва:Прогресс, 1981- 215с.

25. Марченко, М.Н. Источники права: понятие, содержание, система и соотношение с формой права // Вестник Московского ун-та. Сер. 11. Право. 2002. № 5. - 34с.

26. Малько, А.В., Родионов, О.С. Правовые режимы в российском законодательстве // Журнал российского права. 2001. № 9. – 37с.

27. Нашиц, А.Т. Правотворчество. Теория и законодательная техника./ Нашиц, А.Т. - Москва:Прогресс, 1974.- 256с.

28. О концепции совершенствования законодательства Республики Беларусь: Указ Президента Респ. Беларусь, 10 апр. 2002 г. № 205 // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс]. / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2008.

29. О мерах по совершенствованию нормотворческой деятельности: Указ Президента Респ. Беларусь, 11 августа 2003 г. № 359: в ред. Указа Президента Респ. Беларусь от 13.12.2007 г. № 630 // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс]. / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2008.

30. О мерах по совершенствованию системы подготовки юридических кадров в Республике Беларусь: постановление Министерства юстиции Респ. Беларусь, 13 июня 2006 г. № 61/30 // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр»., Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2008

31. О Национальном собрании Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 8 июля 2008 г. № 370-З // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс]. / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2008.

32. О некоторых мерах по совершенствованию правотворческой деятельности и научных исследований в области права: Указ Президента Респ. Беларусь, 13 декаб. 2007 г. № 630: в ред. Указа Президента Респ. Беларусь от 04.11.2008 N 600 // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс]. / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2008.

33. О формировании и издании Свода законов Республики Беларусь: Указ Президента Респ. Беларусь, 19 января 1999 г. N 34: в ред. Указа Президента Респ. Беларусь от 28.12.2007 // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс]. / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2008.

34. Об обращениях граждан: Закон Респ. Беларусь, 6 июня 1996 г. № 407 – XIII: в ред. Закона Респ. Беларусь от 01.11.2004 г. // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс]. / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2008.

35. Об обязательной юридической экспертизе нормативных правовых актов Национального банка, Национальной Академии наук Беларуси, Министерств, иных республиканских органов государственного урпавления, областных, Минского городского Советов депутатов, облисполкомов, Минского горисполкома, местных Советов депутатов, исполнительных и распорядительных органов базового уровня: постановление Совета Министров Респ. Беларусь, 23 сент. 2006 г. № 124 // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс]. / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2008.

36. Об утверждении положения об официальном опубликовании и вступлении в силу правовых актов Республики Беларусь: Декрет Президента Респ. Беларусь, 10 декаб. 1998 г. № 22: в ред. Декрета Президента Респ. Беларусь от 03.06.2008 № 11 // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс]. / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2008.

37. О нормативных правовых актах Респ. Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 10 января 2000 г. № 361-З: в ред. Закона Респ. Беларусь от 15 июля 2008 г. // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс]. / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2008.

38. Приголкин, А.С. Процессуальные формы правотворчества./под ред. П.Е.Недбайло, В.М.Горшенева.- Москва: Юрид. лит., 1976 – 185с.

39. Теория государства и права: хрестом.: в 2 т. / автор-составитель М.Н. Марченко. – М.: ОАО «Издательский дом «Городец», 2004. –Т. 1. – 896 с.

40. Теория государства и права: хрестом.: в 2 т. / автор-составитель М.Н. Марченко. – М.: ОАО «Издательский дом «Городец», 2004. –Т. 2. – 800 с.

41. Тихомирова, Ю.А., Котелевская И.В. Правовые акты: учебно-практичекое и справочное пособие./под общ. ред. Тихомировой Ю.А.-1991.-376с.

42. Шагиев, Б.В. Юридическая деятельность в современном российском обществе (теоретико-правовой аспект): Дис. ... канд. юрид. наук./ Шагиев, Б.В. - М, 2003. 121с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий