регистрация / вход

Юридически значимое поведение

Норма и отклонения юридически значимого поведения. Правомерное поведение: понятие, сущность и основные черты. Правонарушение: содержание, признаки и состав. Преступления и проступки: сравнительная характеристика. Принципы юридической ответственности.

СОДЕРЖАНИЕ

1. ВВЕДЕНИЕ. (стр.2);

2. ЮРИДИЧЕСКИ ЗНАЧИМОЕ ПОВЕДЕНИЕ: НОРМА И ОТКЛОНЕНИЯ. (стр.3 -7);

3. ПРАВОМЕРНОЕ ПОВЕДЕНИЕ: ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ. (стр.8 – 10);

4. ВИДЫ ПРАВОМЕРНОГО ПОВЕДЕНИЯ. (стр. 11 – 15);

5. ПРАВОНАРУШЕНИЕ:ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ И СОСТАВ (стр. 15 – 17);

6. ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ПРОСТУПКИ: СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА. (стр.17 – 25);

7. ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ И ПРИНЦИПЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ. (стр. 25 – 27);

8. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. (стр.28)

1. ВВЕДЕНИЕ

Предпосылкой к обращению в своей курсовой работе к теме «Юридически значимое поведение» стало, во-многом, ежедневное общение, а точнее - столкновение, в своей профессиональной деятельности с лицами, чье поведение подпадает по квалификацию юридически неправомерного.

В процессе получения юридического образования планирую углубить свои познания в области правоприменения юридических норм в отношении лиц, чье поведение подпадает под действие уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Скромный опыт, приобретенный в ходе работы в правоохранительных органах, дает возможность сделать собственный вывод о прямой зависимости проявления неправомерного поведения от социальной (точнее было бы во-многих случаях сказать – асоциальной) среды, «воспитавшей» правонарушителя. Однако нередки случаи необъяснимого проявления агрессии или иного рода криминогенного поведения у индивидов, которые приводят к единственному умозаключению проявлении сбоя на генетическом уровне.

Нельзя не согласиться с утверждением, что в биологическом смысле человек рождается «недоделанным» и никогда не станет человеком, если не пройдет путь социализации.

«За более чем вековой период криминологи разных школ и направлений не пришли … к консенсусу в вопросе о соотношении социального и биологического в преступном поведении. Грандиозная работа над проектом «Геном человека», проводившаяся одновременно в двух десятках стран, дала фантастические результаты в определении структуры генома человека, расшифровки кода наследственности. Революционные открытия … уже сейчас дают возможность корректировать определенные генетические свойства человека, в том числе его способности, агрессию и др.»[1] .

В эпоху революционных открытий во всех областях науки зачастую возникают публичные обсуждения проблемы генетической модификации личности. Звучат прогнозы о появлении в недалеком будущем общества, состоящего из идеально – положительных индивидуумов. Предтечей появления «геномоломброзианства» и иных биотехнологических философий была расовая теория фашизма. На эту тему автор попытается рассуждать по мере обретения теоретических познаний в процессе обучения. А на начальном этапе обучения изложу приобретенные знания по указанной выше теме.

2. ЮРИДИЧЕСКИ ЗНАЧИМОЕ ПОВЕДЕНИЕ:

НОРМА И ОТКЛОНЕНИЯ.

Изначально, в процессе эволюции, попытке урегулировать человеческие отношения, должно быть, предшествовало обретение общепринятых понятий о «добре» и «зле, в частности - о поведении, допустимом, желаемом, отвергаемом и т.п. Разные сферы человеческих взаимоотношений породили, соответственно, различные виды социальной регуляции – обычаи, мораль, традиции и т.п. Впоследствии в нормах морали, этики, религии культуры, права в течение формирования человеческой цивилизации определились и стали общепринятыми определенные понятия как о правильном, должном, желательном поведении, так и о нежелательном, отрицаемом.

Являясь одной из социальных норм, наряду с нормами морали, обычаев, традиций, религии, политики и эстетики, т.е. составляющей частью системы нормативного регулирования, право принадлежит к числу наиболее сложных общественных явлений и является основополагающим понятием политики государств, наравне с такими как «демократия», «власть» и др.

«Право возникает в ответ на относительную негибкость иных нормативных систем – религия, мораль, культура… Когда все средства воздействия на человека исчерпаны, остается только один инструмент – сила организованного и обоснованного государственной властью принуждения… Субъекты правотворчества, понимая, что люди не могут или не хотят следовать религиозным, моральным или …культурным нормам, формируют минимум требований, который можно поддерживать при помощи государственного аппарата. Этот минимум составляет идеальное содержание права… Под его ценностью понимается способность права быть социальным регулятором, гарантируя свободу членов общества. Таким образом, право стоит на охране высшей демократической цели – служения идеалам равенства и справедливости в условиях государственно-организованного общества.[2]

Процессы возникновения, становления, совершенствования государства и права взаимосвязаны и взаимообусловлены: «С появлением государства как особого института общества, призванного управлять им, возникает право как особый вид социальных норм, которые регулировали общественные отношения, - позитивное право, представляющее собой систему общеобязательных правил поведения (норм), установленных или санкционированных государством». [3]

Таким образом, по мнению профессора Оксамытного В.В., позитивное право, в отличие от естественного, является искусственным образованием в государстве, потому что определенные нормы специально создаются (или признаются) и властно утверждаются, как образец для должного поведения. Государство, в зависимости от формы своего устроения, различными способами регулирует поведение людей (запрещая, дозволяя и т.д.), в целях охраны и поддержания установленного порядка.

Непосредственно являясь участником правовых отношений, человек выражает свое к ним отношение посредством проявления поведения, поступков, действий или бездействия.

«Поведение индивидуума (личности) является его основной социальной характеристикой. Это – деятельность, «имеющая природные предпосылки, но в основе своей социально обусловленная… В условиях коллективной жизни поведение индивида зависит от характера его взаимоотношений с группами, коллективами, членом которых он является. Сама группа выступает в качестве особого субъекта поведения, имеющая коллективные цели и мотивы… Ценностные аспекты поведения выступают наиболее отчетливо, когда действие приобретает характер поступка, т.е. личностно значимого акта, контролируемого системой принятых в обществе норм...» [4]

В зависимости от формы выражения выделяют вербальное и реальное поведение. Вербальное поведение – складывается из различных высказываний, суждений, оценок, которые дают представление о внутреннем состоянии индивида. Реальное – характеризуется практическим определенными действиями людей.

В связи с тем, что нормы права занимают особое место в силу исключительного положения права в обществе как социального феномена, нормы права закрепляются в официальном порядке являясь составной частью законов и иных нормативных правовых актов как письменных юридических документов с установленной формой содержанием своих положений, в то время как другие правила поведения людей в обществе не требуют, в общем-то, документального закрепления. Таким образом, поведение является общественно значимым явлением, что оценка поведения, выносимая окружением личности, определяет его как общественно значимое.

Наиболее обобщенной является квалификация поведения людей на положительное и отклоняющееся и антиобщественное. О таких подвидах поведения мы говорим в связи с представлениями «о должном и неправильном, которые зафиксированы в моральных правилах, эстетических канонах, религиозных догмах, в иных социальных предписаниях»[5]

Более узкая, правовая регламентация, вызванная необходимостью контроля со стороны государства поведения людей в целях общественных интересов, четко дифференцирует поведение «объектов» контроля, выделяя и разграничивая варианты поведения на социально полезное (правомерное) и социально вредное (противоправное). Все остальные действия причисляют к юридически безразличным, т.е. не подпадающим под какие-либо правовые классификации.

«Восприятие человеком окружающего мира и его системы ценностей, феноменов социальной среды в значительной степени индивидуально. Конкретный случай противоправного поведения является выражением субъективного ценностного выбора, реализацией вовне его ценностных установок. Ценности и связанные с ними интересы и потребности приводят в движение механизмы регуляции социального поведения. Противоправное поведение представляет собой итог, результат взаимодействия важных условий социальной среды и определенных внутренних свойств самой личности, к которым относится ее мировоззрение, социальный опыт, ценностные ориентации, установки, а также особенности внутренней системы социального контроля… Без ценностного наполнения право останется пустой формой… Правовая социализация подчинена правилу, согласно которому устойчивые индивидуальные системы представлений и установок по отношению к праву формируются в период детства и отрочества… Семья, детские дошкольные учреждения – основа ранней правовой социализации, в условиях которой складывается уровень правосознания, правовой культуры»[6] . Далее в своей работе я подробнее коснусь такого аспекта общественной жизни, как стимулирование активного правомерного поведения личности. В связи с этим необходимо отметить, что перевес между правомерным и противоправным поведением членов общества во многом зависит от целенаправленного процесса правовой социализации, возведенного в ранг государственной программы. «Предпосылками эффективности правовой социализации являются качество и интенсивность правового воспитания, предметно-практической деятельности, социального общения и их комплексного сопряжения»[7]

Правовым является «поведение субъектов права в сфере юридического воздействия, урегулированное правом и им соответствующим образом оцениваемое» [8]

Таким образом, возникла обусловленная необходимость характеристики поведения личности как юридически значимого.

Отношение индивида к правовой стороне жизни общества и определяет его место в исторически заданном обществе. Государство, закрепив в юридических нормах оценку правовым действиям личности, наделило специально на то уполномоченные государственные органы в целях поддержания установленной власти оценивать поведение как правомерное, так и противоправное со всеми вытекающими последствиями (в частности, юридической ответственности личности за свои поступки).

Непосредственное обращение к исследованию общественно полезного поведения в сфере права наиболее актуально в период активного становления демократизма в России в настоящее время. Динамические процессы в становлении современной юриспруденции постсоветской эпохи умаляют традиционно догматические трактовки правовых категорий. Правовое поведение выступает «необходимым инструментальным компонентом многих понятий современной теории права, таких как законность и правопорядок, правовая культура и правовой статус личности, социальный механизм обеспечения прав человека и гражданина…»[9]

Нельзя не согласиться с мнением о том, что юриспруденция должна становиться наукой о социальном поведении человека в правовой сфере, а поведение, соответственно, должно рассматриваться в качестве конечного осуществляемого или осуществленного права.

Отдельно следует говорить о том, что в современном правоведении выделяют злоупотребление правом как разновидность правового поведения. Остановимся подробнее на данном вопросе.

«Подобное осуществление прав с целью причинить другому вред носит название злоупотребление правом или шикана (chikane) и изречение «злоупотребление непростительно» находим у римских юристов. И только со временем, в процессе совершенствования законодательства некоторые злоупотребления начинают приобретать юридические признаки…Со времени буржуазных революций, когда права и свободы человека и гражданина были провозглашены и законодательно оформлены, проблема злоупотреблений правами со стороны граждан стала не менее актуальна…

Сущность злоупотребления правом – осуществление субъективного права, которое причиняет зло. В юриспруденции под злом в зависимости от правовой системы страны и конкретной отрасли права понимается вред (ущерб) и убытки.

Вред – уничтожение материальных и нематериальных благ. Убытки- реальный ущерб, а также упущенная выгода. В совокупности они составляют один из основных признаков злоупотребления правом.

2-й признак – осуществление субъективного права в противоречии с его назначением. В итоге дефиниция: злоупотребление правом – есть такая форма осуществления права в противоречии с его назначением, посредством которой субъект причиняет вред другим участникам общественных отношений…Причинение вреда при осуществлении права в соответствии с его назначением – не злоупотребление правом. Более того, некоторые права невозможно реализовать без причинения вреда (необходимая самооборона)

Правомерное злоупотребление – аморальное, нецелесообразное осуществление субъектом своих прав в виде использования правовых предписаний, если в результате этого был причинен вред другим участникам общественных отношений… К противоправным относятся только такие злоупотребления, которые совершаются субъектами, реализующими свои права и свободы и властные полномочия… Противоправное злоупотребление отличается от правонарушения: субъект совершает противоправное деяние посредством реализации своего субъективного права (правомочия) и первоначальная стадия его деяния находится в рамках закона… Нередко оказывается на практике, что злоупотребление правом является способом совершения противоправных деяний…»[10]

Способом ограничения злоупотребления правом, по мнению А.А. Малиновского, в первую очередь является законодательное закрепление таких категорий, как «добросовестность», «разумность», «справедливость».

Одним из способов защиты государственных интересов в части, касающейся злоупотребления правом, является, например, введение правоограничений для государственных служащих. В п.п. 11 п. 1 ст. 11 ФЗ 1995 г. госслужащим РФ запрещено участие в забастовках без каких бы то ни было исключений в силу того, что госслужащий органично связан с государством, осуществляет свои полномочия от имени и по поручению государства. Поэтому необоснованный отказ от работы или согласованное уменьшение результативности труда … могут нарушить функционирование государственных органов и поставить под угрозу безопасность государства.[11]

В связи с затронутой проблемой хочется вспомнить и о том, что в настоящее время законодатели все чаще обращают внимание на участившиеся факты злоупотребление правом со стороны представителей судейского корпуса Российской Федерации. В связи с этим в 2004 году был принят Кодекс судейской этики (на смену Кодексу чести судьи РФ 1993 года) – документ, который для судей имеет силу закона. Дефекты нравственного свойства, не позволяют некоторым представителям судейского корпуса соответствовать предъявляемым высоким требованиям. Дефекты эти зачастую обусловлены как индивидуальным моральным воспитанием, корни которого исходят еще из семьи, так и несоответствующим уровнем образования и самообразования. Таким образом, проблема обусловленности решений судьи его моральными убеждениями в некоторой степени перерастает в проблему злоупотребления правом.

3. ПРАВОМЕРНОЕ ПОВЕДЕНИЕ: ПОНЯТИЕ,

СУЩНОСТЬ И ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ

Поведение – действие, поступок, в котором обязательно фиксируются отношения личности к интересам общества и отдельных людей. Традиционно действия и поступки людей, в первую очередь, нарушающие, порой разрушающие устоявшийся социальный порядок, являются предметом обсуждения, анализа обществоведов, ученых, обывателей. Это обусловлено необходимостью правового воздействия в связи с очевидным вредом, социальной опасностью противоправного поведения. Однако в современных условиях, когда формируется общество, где приоритетным является верховенство закона, особого подхода требует изучение понятия «положительного» правового поведения членов социума. В демократическом государстве право переориентируется на поддержание и поощрение положительной деятельности людей, приносящей определенную пользу, даже экономическую выгоду (в случае с налоговыми платежами) государству.

Характеризуя правомерное поведение, признаем что «в соответствии с общепринятым определением правомерное поведение признается единственно правильным, должным человеческим поведением, регулируемым правовыми нормами».[12] Иными словами, поведение личности, соответствующее предъявляемым требованиям, соответствующее правовым предписаниям, не противоречащее установленным правовым нормам, не запрещенное, либо требуемое, либо допускаемое правовыми нормами и является правомерным.

Примкну к мнению большинства авторов, определяющих правомерным поведение, не выходящее за пределы дозволенных правом границ действий (поступков). Традиционно воспринимая юридическую терминологию, предположу считать более приемлемым и традиционным понятие «правомерное поведение» как составную часть понятия «правовое», не отождествляя их по признакам семантического сходства.

Прогноз профессора В.В. Оксамытного о приобретении в ближайшем обозримом будущем российской правовой системой термина «законопослушное поведение» хотелось бы полностью поддержать. Несколько ранее вставшая на путь демократизации Латвия привила своим гражданам чувство самоуважения от осознания личного законопослушания. Однако, в России, где нацию составляет огромное количество потомков людей, прошедших «школу» тюремного заключения, ссылки и т.п., где сотрудники правоохранительных органов в ресторанах и машинах со слезами на глазах слушают «блатную» музыку, где ненормативное арго звучит уже в школе, и т.д. потребуется, на мой взгляд, огромный промежуток времени для формирования в широких слоях населения позитивного восприятия законопослушания как мерила собственного отношения к праву. На эту тему, только касательно правосознания, В.В. Сорокин пишет: «Ценностный вакуум в правовой сфере в условиях существования правовой системы невозможен. Однако при ослаблении идеологической функции государства правовые ценности могут быть замещены ценностями криминального мира либо иными клановыми установками…»[13]

Правовая ценность изложенных в нормативных документах канонов правомерного поведения определяется правосознанием членов общества. Правосознание же «представляет собой совокупность мысленных и чувственных оценок правовых явлений, правовых отношений…Правосознание и правовая культура народа обеспечивают непрерывность развития правовой традиции, гарантируют правовую преемственность…»[14]

Характеризуя правомерное поведение с точки зрения его ценностных качеств, будем придерживаться традиционных трактовок, как то: общественная полезность и массовость, добровольность и сознательность, убежденность и ответственность личности в своих поступках, ее активность в выполнении обусловленных правом действий.

Являясь связующим звеном между правовой нормой и тем социальным эффектом, на достижение которого она рассчитана, правомерное поведение в совокупности является воплощением правового порядка в обществе.

«Вопросы правопорядка имеют приоритетное значение в правовой жизни общества. Потребности и интересы общества, государства, граждан настоятельно требуют упорядоченности и стабилизации основных сторон общественной жизни. Четкий и жесткий правовой порядок в России выступает единственно возможным путем дальнейшего движения. Без этого невозможно формирование правового государства и развитие цивилизованной демократии. Правопорядок – необходимое условие возрождения экономики, функционирования всех социальных сфер, стабилизации жизненных процессов…» [15] Продолжая мысль, следует сказать, что только массовое соблюдение норм правомерного поведения позволяет поддерживать в обществе правопорядок, в случае преобладание в обществе индивидов, придерживающихся неправомерных правил поведения, происходит преобразование социальных норм и устоев (например, пролетарский террор, анархия, воинствующий атеизм начала 20 века). Таким образом, следует характеризовать правомерное поведение как самое массовое общественное явление.

4. ВИДЫ ПРАВОМЕРНОГО ПОВЕДЕНИЯ

В основу классификация видов правомерного поведения современная юриспруденция полагают критерии, позволяющие представить весь массив практического проявления правомерности в деятельности индивида.

В целом же в современной юридической науке сложились определения следующих видов правового поведения, применительно к определенным социально-правовым отраслям:

- конституционное правомерное поведение (его рамки регулируются конституционным статусом личности);

- электорально-правомерное поведение (в сфере избирательного права оно характеризует активность при голосовании на выборах);

- уголовно-правомерное поведение (не подпадающее под действие или бездействие, предусмотренное УК РФ);

- уголовно-процессуальная активность (поведение в сфере действия УПК РФ);

- правомерное трудовое поведение (не противоречащее нормам трудового права).

По аналогии, при наличии мотивации правомерного поведения (т.е. системы побудительных факторов личности, ее убеждений, ценностных ориентаций и пр.) предположу перспективу появления социального правомерного поведения в сфере зарождающегося социального права. На эту тему Т.К. Миронова предлагает считать социальным правом самостоятельную отрасль, нормы которой регулируют (в рамках организационно-правовых форм социального страхования и социального обеспечения) отношения по предоставлению обществом своим членам материальных благ в случаях наступления социальных рисков, вызывающих в силу своей общественной значимости объективную потребность в обеспечении социальной защищенности человека…»[16]

Основная классификация правомерного поведения, предложенная профессором Оксамытным В.В., произведена в зависимости от мотивов, определяющих различные варианты, приемлемые для права, и степени интенсивности, качества деятельности личности в каждом из них, иными словами, по степени вовлечения личности в правовое регулирование.

1. Маргинальное поведение – следование праву людей, индивидуальное правосознание которых расходится с требованиями правовых норм («позднелат. marginalis – находящийся на краю, от лат. margo – край, граница.социологиче. понятие, обозначающее прмежуточность, пограничность положения человека между какими-либо социальными группами, что накладывает определенный отпечаток на его психику»[17] ). Маргиналы в силу определенных психически и психологически сдерживающих обстоятельств не пересекают границу правового поля на сторону противоправного поведения. Т.о. маргинальное поведение является правомерным, т.к. правомерность поведения определяет реальное поведение, а не вербальное. Относясь негативно к правовым предписаниям государства, маргинал все же их соблюдает и придерживается. В теории права маргинализм впервые охарактеризовал В.В. Оксамытный, определив его переходным между правомерным и противоправным состоянием личности, поведение которой вызывается как собственной социально-психологической деформированностью, так и определенным провоцированием со стороны государства и общества.[18] В настоящее время в России маргинализм присущ значительной части общества. Огромный разрыв между бедными и богатыми, продолжающееся снижение материального достатка средних слоев населения, осознание несовершенства дееспособности государственной системы в сфере социальной поддержки и защиты населения вызывает ответную реакцию со стороны последнего в виде игнорирования, отторжения внедряемых реформ. Рост преступности на территории России в настоящее время также обусловлен массовой маргинализацией современного российского гражданского общества, которая, в свою очередь, была порождена либеральной моделью переходных преобразований в России с начала 1990-х г.г. «В условиях общей нищеты люди не способны сознавать себя свободными личностями. Материальное обнищание, профессиональная и социальная неустроенность, неясность жизненной перспективы понижают порог представления человека о собственной ценности… История государств и правовых систем свидетельствует, что маргинальные массы могут становиться движущими силами переходного общественного развития только на разрушительных этапах преобразований. Для немногочисленной части общества, алчущей скорой наживы либо иного удовлетворения узкогрупповых интересов, поддержание маргинализации общественного сознания, в частности правосознания, становится непременной задачей»».[19]

Сделав небольшое отступление от темы, полностью хотелось бы поддержать утверждение В.В. Сорокина о том, что для России более предпочтительна не либеральная, а социал-демократическая модель правового реформирования, как раз на том основании, что «к чертам российской самобытности индивидуализм и пренебрежение идеалами развития никогда не относились. Российскому обществу свойственны высокая духовность, стремление к высоким нравственным идеалам, общинность, коллективизм, высокий ценностный статус частной собственности...»[20]

В истории Российского государства есть факт, когда в 19 веке в целях улучшения материального положения в виде эксперимента по указу императора ряд крестьянских деревень был вывезен со скудных степных земель на территорию Сибири и расселен на плодородной земле хуторами. Спустя 10 лет оказалось, что крестьяне предпочли снова поселиться на компактной территории и жить впроголодь – это в пользу коллективизма. А вот целенаправленная программа государства, перенятая по образу США 50-60 г.г, по оболваниванию теперь уже современного российского общества при помощи сериалов, доступной водки и иных сомнительных элементов благополучия, вполне возможно, достигнет своих целей. Уже сейчас Россия перестала быль «самой читаемой» страной в мире, современная молодежь откровенно издевается над идеалами старшего поколения, не имея собственного представления о духовности. Эпикурейство становиться образом жизни молодых.

2. Конформистское правомерное поведение – пассивное соблюдение личностью норм права, приспособление, подчинение своего поведения мнению и действиям окружающих. «Конформизм (от позднелат. conformis – подобный, сообразный), морально-политический термин, обозначающий приспособленчество, пассивное принятие существующего порядка вещей, господствующих мнений и т.д. Означает отсутствие собственной позиции,

беспринципное и некритичное следование любому образцу, обладающему большей силой давления…»[21]

С точки зрения государственной власти это, в общем-то, выгодное поведение индивидов - согласное подчинение и безоговорочное повиновение толпы, состоящей из «серых мышей», основанное на пассивном отношении к правовому порядку. Конформизм, с одной стороны, признается общественно полезным явлением, т.к. индивид, подчиняясь мнению большинства, соблюдает нормы права, а с другой – в силу отсутствия собственных оценок полезности права, не является для него желаемым в силу отсутствия какой-либо инициативы. Для достижения максимальной результативности действия права (правопорядка) одного его исполнения (разрешено – не запрещено) явно не достаточно. Однако внушаемость и зависимость от примера большинства (толпы) делает конформистов легкой добычей «революционеров» во времена незаконной динамичной смены государственной власти.

3. Привычное правомерное поведение – привычный поведенческий акт - следование усвоенным правовым идеям и принципам, когда индивид не подвергает анализу правильность требований, предъявляемых ему обществом, государством, а следует им без раздумий. В отличие от стереотипа поведения, когда человек избавлен от необходимости какого либо анализа явления, перенимает его некритически, как образец для подражания, и назначением которого является необходимость стандартизировать и усреднять поведение членов общества, привычка является осознанным повторением действия. (стереотип – от греч. твердый отпечаток, схематический стандартизированный образ или представление о социальном объекте, обычно эмоционально окрашенные и обладающие высокой устойчивостью»).[22] Иными словами, человек убежденно и осознанно совершает привычно правомерные действия. Подтверждением наличия мыслительного процесса, т.е. осознания, а не слепого подражания, является то, что, не достигнув желаемого положительного результата, индивид сознательно отказывается от дальнейшего повторения действия. «Именно потому, характеризуя поступки людей, основанные на осознанном усвоении положительного поведения, сложившегося в процессе их правовой социализации, следует говорить о привычно-положительном правовом поведении, а не только о стереотипном.»[23]

4.Социально – активное (инициативное) правомерное поведение – проявляется в общественно – полезной, одобряемой государством и обществом деятельности в области правоприменения. На современном этапе развития России вовлеченность в политико-правовую жизнь членов общества решит проблему инерции мышления и поведения людей, гражданско-правовой апатии, которая, в свою очередь, обусловливает неумение пользоваться своими правами и свободами, отстаивания их законными средствами. «Политический, интеллектуальный, нравственный облик человека, его желание, способность к переменам, гражданская позиция и активность все более очевидно становятся решающим условием формирования новой российской государственности, успешного хода преобразований в обществе. Эти качества должны подтверждаться активной деятельностью людей, проявляющих высокую культуру и черты цивилизованного поведения…»[24]

В связи с этим абсолютно закономерно на первый план выходит правовое воспитание граждан современного Российского государства. По мнению Певцовой Е.А. «содержание правовоспитательного процесса заключается в повышении правового сознания людей, правовой информированности личности, развитии навыков правомерного поведения. Основными критериями эффективности правового воспитания являются знание права, познавательно-правовая и социально-правовая активность, правовая убежденность, чувство законности».[25]

Немаловажное значение в популяризации и стимулировании социально-активного поведения россиян играет складывающееся в сфере правового регулирования оптимальное соотношение поощрений, дозволений, запретов, обязываний, характеризующее совершенствование законодательства демократической России. «Наряду с наказанием правовое поощрение порождается общесоциальными потребностями и является необходимым средством поддержания условий существования и развития общества… Через поощрительно правоотношение проявляется функционально – социологическая ценность правового поощрения как внешнего стимула, формирующего механизмы добровольного правомерного поведения».[26]

Кстати подметить, все новое – это хорошо забытое старое. «Любая норма права … выполняет в механизме правового регулирования две основные функции: функцию государственной ориентации участника общественной жизни в социальной деятельности и функция государственной оценки разнообразных вариантов поведения субъектов права… Функция ориентации присуща любой норме в обществе, функция же государственной ориентации только правовой. Государственная нормативная ориентация – обусловленная материальными условиями жизни экономически и политически властвующего класса направление поведения участников общественной жизни. При этом не следует упускать из виду связь правовой ориентации с правосознанием, т.к. одновременно речь идет о направленности участников общественной жизни на соблюдение правовых норм» [27] … В отличие от запрещающих, обязывающих, управомочивающих норм поощрительные 1) ориентируют лишь на активное правомерное действие; 2) ориентируют на полезные для государства и общества активные действия; 3) ориентируют на активные действия, как правило, превосходящие обычные требования… «Стимулирование такого позитивного отклоняющегося поведения позволяет наряду с общей задачей формирования всесторонне развитой творческой личности решать более частную задачу нейтрализации негативного отклонения путем направления присущей человеку активности в русло социально полезной деятельности»[28] … Соревновательно-творческий климат в обществе, провозглашаемый советскими идеологами в качестве стимула правомерного поведения граждан, был гениальным изобретением. Очевиден глубоко научный подход государства к воспитанию правосознания граждан.

В качестве отступления именно в разделе, касающемся социально-активного правомерного поведения хочется дать более развернутую характеристику поощрительных правоотношений с точки зрения современных ученых.

Поощрительное правоотношение имеет ряд специфических особенностей:

- правоотношение обусловлено поощрительной нормой, моделирующей его в общей норме;

- основанием его возникновения является особо полезное правомерное поведение (заслуга);

- поощрительное правоотношение представляет собой соотнесенность поведения субъектов, где право на поощрение удовлетворяется исполнением обязанностей поощрителя;

- поощрительное правоотношение, как правило, выступает в качестве секундарного, вторичного, производного от того или иного отраслевого правоотношения;

- поощрительное правоотношение находится под контролем государства, применяющим разнообразные меры поощрения за заслуженное поведение.[29]

5. ПРАВОНАРУШЕНИЕ:

ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ И СОСТАВ

«По своей общественной опасности правонарушение является серьезным шагом в направлении к преступному поведению… Рост правонарушаемости в обществе приводит к существенным негативным сдвигам в правосознании населения, приближая и подталкивая к преступному поведению не только тех, кто уже переступил ту или иную норму закона, но и всех других, поскольку планка правового поведения в массовом осознании реалий снижается практически для большинства граждан, что например, наблюдается в России.

В жизни не бывает существенной и устойчивой криминализации какой-то одной из социальных сфер или какого-то одного слоя населения. Процесс этот, как правило, носит генерализированный характер».[30]

Правонарушение – общественно опасное, вредоносное, виновное, противоправное деяние деликтоспособного лица, несущего за свое поведение юридическую ответственность.

В связи с приведенной выше дефиницией отметим, что «юридическая наука выделяет два типа неправомерных деяний: правонарушения (виновные неправомерные деяния) и объективно-противоправные (не виновные правонарушения)».[31]

Характерными признаками правонарушения являются следующие:

- правонарушение проявляется в действии или бездействии. Не считаются правонарушениями чувства, мысли, убеждения, воззрения или помыслы, если они не были выражены в поведении лица;

- социальная опасность, поскольку правонарушение посягает на общественный порядок, социальные блага, личность, ее права и свободы;

- нанесение вреда в результате правонарушения выражается как в реальном причинении, так и в попытке поставить под угрозу социальные ценности;

- виновность, т.е. психическое отношение лица к содеянному;

- противоправность, т.е. противоречие правовым предписаниям, требующим выполнения определенных обязанностей либо воздержания от каких-либо действий;

- наступление юридической ответственности, т.е. наступление неблагоприятных последствий для лица, его совершившего;

- правонарушителем признается лицо, достигшее определенного возраста, вменяемое (способное осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния и руководить своим поведением);

Состав правонарушения – совокупность взятых в единстве его элементов, необходимых для возложения юридической ответственности, которыми являются субъект, субъективная сторона, объект и объективная сторона правонарушения соответственно.

Субъект правонарушения - закрепляется в гипотезе правовой нормы - деликтоспособное лицо, достигшее установленного законом возраста, отдающее себе отчет о своих действиях и способностях.

Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими вследствие хронического или временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики (ч.1 ст. 21 УК РФ).

Подробнее остановлюсь на понятии невменяемости. По мнению признанного авторитета в области криминологии Ю.М. Антоняна, она характеризуется двумя критериями: медицинским (биологическим) и психологическим (юридическим).

Наличие только одного медицинского критерия не дает достаточных оснований для признания лица невменяемым. Это объясняется тем, что психическое заболевание само по себе не свидетельствует о невменяемости лица. Например, при некоторых пограничных состояниях, когда оно сохраняет способность давать отчет в своих действиях и руководить ими. Только наличие двух упомянутых критериев, которые сочетаются органически, дает возможность сделать обоснованный вывод о невменяемости… Медицинский критерий невменяемости имеет в виду наличие у лица хронической душевной болезни, временного расстройства душевной деятельности, слабоумия или иного болезненного состояния… Психологический критерий невменяемости включает отсутствие у лица способности отдавать себе отчет в своих действиях (интеллектуальный признак) или руководить ими (волевой признак). [32]

Субъективная сторона – внутреннее, психологическое отношение лица к содеянному, которое определяется виной.

Вина выступает в виде умысла, проявляемого в том, что лицо предвидит и желает или сознательно допускает наступление общественно опасных, вредных последствий своего поведения, и неосторожности, которая, в свою очередь, делится на самонадеянность, когда лицо предвидит, но легкомысленно рассчитывает избежать опасных последствий, и небрежность, когда лицо не предвидит, но могло и должно было предотвратить опасные последствия своего поведения.

«Не является правонарушением так называемое объективно-противоправные деяния, хотя они совершаются осознанно, по воле лица. Такого рода деяния совершаются в силу профессиональных или служебных обязанностей и не содержат в себе вины» (пожарный, испортивший имущество в результате тушения). [33]

Объект – явление окружающего мира, на которое направлено противоправное деяние.

Современная юриспруденция выделяет три вида объектов:

1.общий – совокупность охраняемых правом общественных отношений;

2.родовой – ряд однородных отношений, на которые посягает правонарушитель;

3.непосредственный – конкретные ценности и блага, которым правонарушителем нанесен ущерб.

Объективная сторона – внешнее выражение деяния, включающее в себя его противоправность, причиненные деянием вредные последствия и необходимая причинная связь между ними.

6. ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ПРОСТУПКИ:

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

По степени социальной опасности и вредоносности, а также по характеру совершенного деяния правонарушения делятся на преступления и проступки.

Преступление – виновно совершенное общественно опасное деяние, уголовно наказуемое деяние.

Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Кодексом (УК РФ), но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству (ч.2 ст. 14 УК РФ)

Проступки – правонарушения, характеризующиеся меньшей степенью общественной опасности в сравнении с преступлениями и посягающие на отдельные стороны правопорядка.

Проступки не подпадают под действия уголовного законодательства в силу малозначительности степени общественной опасности преступных деяний.

В российском законодательстве, в зависимости от сферы правоотношений, характера нанесенного вреда и особенностей применяемых к правонарушителям санкций, выделяют 3 вида проступков: административный, гражданско-правовой и дисциплинарный.

1. административный – противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, наносящее вред установленному порядку государственного управления, за которое законом установлена административная ответственность.

Несколько иное определение предлагает В.В. Лукьянов: административным правонарушением следует признать деяние, посягающее на общественный порядок или общественную безопасность, ответственность за совершение которого установлена Кодексом административных правонарушений».[34] Забегая вперед, отметим, что универсальным отличием проступков от преступлений служит единственное обстоятельство, а именно: они не могут сопровождаться причинением тяжких последствий.[35]

В дополнение к приведенному выше определению добавим, что «административное правонарушение может представлять общественную опасность, и отсутствие или наличие такого признака деяния как общественная опасность не может служить границей, отделяющей проступки от преступлений». Общественную опасность административных правонарушений мы рассматриваем в связи с причинением реального вреда. Но, как известно, общественно опасными признаются и такие деяния, которые сами вреда не причиняют, но создают угрозу его причинения. Общественно опасной должна признаваться обстановка, заключающая в себе угрозу причинения вреда жизни и здоровью людей, живой природе, имуществу, которая реализуется помимо воли лица, виновного в ее создании, и, соответственно, общественно опасная обстановка является признаком объективной стороны правонарушения».[36] Признак наличия общественной опасности касается проступков с материальным составом. К составам с причинением вреда могут быть отнесены нарушения правил пожарной безопасности, завершающиеся пожаром с менее тяжкими последствиями, нарушение правил дорожного движения с причинением пострадавшему легких телесных повреждений и пр. «Общественно опасная обстановка разрушает общественную безопасность, являясь проявлением реальной действительности, исключающей причинение вреда.Общественная безопасность выступает в качестве основного объекта административных проступков. Здоровье человека, сохранность имущества, природа представляют собой дополнительные объекты, посягательства на которые могут иметь место, а могут и отсутствовать. Дополнительные объекты порождаются разрушительными, вредоносными силами, действующими в условиях возникшей общественно опасной обстановки ».[37]

Виды административного наказания:

- предупреждение;

- административный штраф;

- возмездное изъятие орудия совершения или предмета административного правонарушения;

- конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения;

- лишение специального права, предоставленное физическому лицу, за грубое или систематическое нарушение порядка пользования этим правом;

- административный арест (изоляция от общества на срок до 15 суток);

- административное выдворение за пределы страны иностранного гражданина или лица без гражданства;

- дисквалификация – лишение права занимать руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица и т.п.

«Совершение лицом административного проступка вносит изменения в его общий статус. К нарушителю могут быть применены установленные законом меры процессуального принуждения, а виновный обязан претерпевать осуществляемое законно принудительное воздержание»[38] .

Также у гражданина, привлекаемого к административной ответственности, возникают процессуальные права, впрочем, сказанное касается и по отношению к лицам, привлекаемым к ответственности за преступления.

2. Гражданско-правовое нарушение (деликт) – противоправное деяние, наносящее вред урегулированным гражданским законодательством, имущественным и личным неимущественным отношениям.

Способы защиты нарушенных или оспоренных гражданских прав:

- признание права;

- восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

- признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, а также применение последствий недействительности ничтожной сделки; признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

- самозащита права, способы которой должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения;

- принуждение к исполнению обязанности в натуре;

- возмещение убытков как расходов, которое лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утраты или повреждения его имущества (реальный ущерб), а также неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода);

- взыскание неустойки;

- компенсация морального вреда;

- прекращение или изменение правоотношения;

- неприменение судом акта государственного органа или органов местного самоуправления, противоречащего закону;

- иные способы.

3. Дисциплинарный проступок – противоправное, виновное неисполнение рабочими и служащими правил внутреннего трудового распорядка.

Законом предусмотрены следующие санкции за нарушение трудовой дисциплины и невыполнение служебных обязанностей:

- замечание;

- выговор;

- строгий выговор;

- перевод;

- увольнение.

4. В современной юридической науке выделяют еще одну из разновидностей правонарушения – конституционный деликт. В.О. Лучин определяет его как «деяние (действие или бездействие) субъекта конституционно-правовых отношений, не отвечающее должному поведению и влекущее за собой применение конституционной ответственности».[39] Конституционный деликт во многом отличается от уголовного преступления, дисциплинарного проступка, административного или гражданско-правового правонарушения, где также могут иметь место, в частности, нарушение конституционных прав и свобод человека.

Обособление конституционных деликтов, по мнению В.О. Лучина, можно проводить применительно к их основным объектам с учетом специфики различных сфер конституционного регулирования:

- конституционные деликты в сфере основ конституционного строя;

- конституционные деликты в сфере прав и свобод человека и гражданина;

- конституционные деликты в сфере федеративного устройства;

- конституционные деликты в сфере институциональной организации и функционирования государственной власти;

- конституционные деликты в сфере местного самоуправления;

- конституционные деликты, связанные с внесением поправок и пересмотрением Конституции РФ.

Обобщая исследования В.О. Лучина и С.И. Некрасова по вопросу конституционного деликта, отразим основные моменты:

Общим объектом конституционного деликта являются «конституционные основы федерализма, организации и функционирования государственной власти. Непосредственным же объектом выступают конкретные права и законные интересы граждан и организаций, … полномочия федеральных и региональных органов государственной власти, органов местного самоуправления, которые нарушаются… вследствие нарушения (неисполнения) соответствующим органом государственной власти норм федерального законодательства.

Объективную сторону конституционного деликта … образуют противоправность деяния органа государственной власти и явившейся его следствием определенный вредоносный результат».[40] Противоправным может быть как действие, так и бездействие. «При этом бездействие может быть признано таковым лишь при условии, если субъект конституционной ответственности не выполнил возложенной на него конституционной обязанности и не совершил действия, которое должен был совершить».[41]

Субъектами конституционных деликтов являются граждане иностранные граждане и лица без гражданства, государственные органы, негосударственные органы и объединения, должностные лица, которые нарушают конституционные установления и способны нести за это юридическую ответственность»[42] .

Сразу уточним, что при рассмотрении проблемы определения субъектов внутрифедеративного конституционного деликта Некрасов С.И. предлагает считать таковыми только органы государственной власти в связи с тем, что «в правовом государстве даже постановка вопроса об ответственности населения Российской Федерации или какого-либо субъекта РФ, т.е. неопределенного круга граждан соответствующей территории, представляется немыслимой»[43] .

Следует подчеркнуть возникшие противоречия в определении субъективной стороны конституционного деликта. Так, например В.О. Лучин считает, что она «отражает психическое отношение субъекта к деянию … Психическое отношение может выражаться в одной из форм вины: умысле или неосторожности… Наличие вины, хотя и не всегда отвечающей требованиям традиционной формы, в принципе также является необходимым условием наступления ответственности… Наряду с виной субъективную сторону характеризуют такие факультативные признаки, как мотив и цель».[44] В то же время С.И. Некрасов утверждает, что «обстоятельное выяснение наличия или отсутствия вины субъекта конституционной ответственности во внутрифедеративных отношениях и ее формы навряд ли имеет такое же принципиально важное значение, как, например, в уголовной или административной ответственности»[45] в связи с тем, что принятие региональных нормативных правовых актов, не соответствующих федеральному законодательству, равно как и их неприведение в соответствие с федеральными нормами, зачастую объясняется благими целями и мотивами.

Отметим и специфику применяемых санкций, отличающих юридическую ответственность, наступающую при совершении конституционального деликта. Временное ограничение полномочий органов государственной власти и досрочное прекращение их полномочий определены таковыми.

Далее в своей работе охарактеризуем преступление как разновидность неправомерного поведения.

В зависимости от характера и степени общественной опасности классифицируют следующие виды преступлений:

- преступления небольшой тяжести – умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает двух лет лишения свободы;

- преступления средней тяжести – умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает пяти лет лишения свободы, а также как неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает два года;

- тяжкие преступления – умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает десяти лет лишения свободы;

- особо тяжкие преступления – умышленные деяния, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.

За совершение преступлений государством установлены наиболее строгие меры государственного принуждения:

- штраф - денежное взыскание, назначаемое в размере, соответствующем определенному количеству минимальных размеров труда, либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за определенный период;

- лишение права занимать определенные должности на государственной службе, в органах местного самоуправления или заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью;

- лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления с учетом личности виновного;

- обязательные работы, которые заключаются в выполнении осужденным в свободное от основной работы или учебы время бесплатных общественно полезных работ, вид которых определяется органами местного самоуправления;

- исправительные работы, которые отбываются по месту работы осужденного;

- ограничение по военной службе, во время отбывания которого как наказания осужденный не может быть повышен в должности, воинском звании;

- конфискация имущества – принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или части имущества осужденного;

- ограничение свободы – содержание совершеннолетнего осужденного в специальном учреждении без изоляции от общества в условиях осуществления за ним надзора;

- арест – содержание осужденного в условиях строгой изоляции от общества на срок от одного до шести месяцев;

- лишение свободы – изоляция осужденного от общества на срок от шести месяцев до двадцати лет путем его направления в колонию-поселение, помещение в воспитательную колонию, лечебное исправительное учреждение, исправительную колонию либо тюрьму;

- пожизненное лишение свободы – альтернатива смертной казни за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь;

Уголовным кодексом РФ предусмотрено наказание и за неоконченные преступления, которые, в свою очередь, подразделяются на покушение (умышленные действия (бездействия) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам) и приготовление (приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам) - ст. 30 ч.1 и 2 УК РФ.

Также уголовное наказание может быть назначено за деяния, признанные:

-соучастием, т.е. умышленным совместным участием двух или более лиц в совершении преступления (ст. 33 УК РФ дифференцирует соучастников преступления на исполнителей, организаторов, подстрекателей и пособников);

- укрывательством, т.е. умышленным сокрытием преступника, орудий и средств совершения преступления и иных доказательств (ст.316 УК РФ);

- недонесением о преступлении.

Наказание применяется для восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений и отбывается в соответствии со специальным законодательством. После отбывания наказания у освобожденного лица остается судимость. Погашение или снятие судимости аннулирует все последствия, связанные с ней.

Ныне действующим УК РФ предусмотрено освобождение от уголовной ответственности по ряду причин (в связи с деятельным раскаянием, в связи с примирением с потерпевшим, в связи с изменением обстановки, в связи с истечением сроков давности). УК РСФСР 1960 г. не содержали специальной главы, нормы которой регулировали бы правовые основания освобождения от уголовной ответственности. Анализ следственной и судебной практики показывает, что антикриминогенный потенциал института освобождения от уголовной ответственности реализуется лишь частично… «В частности, ошибочна формулировка УК РФ «лицо может быть освобождено от уголовной ответственности»: она предполагает в качестве основания освобождения от уголовной ответственности не столько положительные посткриминальные поступки виновного, в точности и в полном объеме выполнившего все условия предложенного законодательством компромисса, сколько усмотрение суда, прокурора или лица, производящего дознание… Отсутствие однозначной гарантии освобождения от уголовной ответственности лица, совершившего преступление, в обмен на выполнение им условий, перечисленных в законе, редко снижает главное их назначение – склонить таких лиц к осознанию своей вины, положительному посткриминальному поведению»[46]

«Принуждение можно понимать как отрицание воли подвластного и внешнее воздействие на его поведение… Юридическая наука изучает правовое принуждение, которое применяется на основе юридических норм и в связи с их нарушением, понуждает к соблюдению государственно-властных предписаний»[47] В зависимости от основания и процедурных особенностей выделяют уголовные, административные, дисциплинарные, гражданско-правовые виды принуждения… Основная задача принудительных актов – защита правопорядка. По способу его охраны следует различать три вида принуждения: пресечение, восстановление, наказание (взыскание)»[48]

7. ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ И ПРИНЦИПЫ

ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Одной из наиболее важных гарантий соблюдения прав и свобод человека и гражданина, по мнению М.С. Богдановой, является юридическая ответственность.[49] С ее помощью решаются задачи обеспечения социальной стабильности, охраны общества от преступных посягательств и других правонарушений, защиты прав и свобод граждан, развития и упрочения демократии.

В современном российском правоведении понимание юридической ответственности включает в себя два аспекта: ретроспективный и перспективный. Ретроспективная ответственность наступает за уже совершенное противоправное деяние и поэтому она имеет реальный характер. Перспективная ответственность предполагает сознательное, ответственное отношение индивидов к своим поступкам, образу жизни, людям, работе, то есть это – основа поведения субъектов, исключающая нарушение правовых предписаний.

Предлагаемое рядом исследователей определение, характеризующее юридическую ответственность как реакцию государства на правонарушение, не охватывает понятие перспективной ответственности, т.к. подразумевается санкция за совершенное противоправное деяние, иначе говоря – принуждение лица, нарушившего правовую норму).

Более точным было бы определение: юридическая ответственность – предусмотренная нормами права обязанность правонарушителя претерпевать определенные неблагоприятные для него последствия. Однако следует обратить внимание на то, что в обоих предложенных определениях государство рассматривается как управомоченный субъект, реализующий ответственность.

Несмотря на то, что в традиционных определениях не упоминается об ответственности государства перед человеком и гражданином, в настоящее время в российском законодательстве (в связи с признанием приоритета права над государственной властью, объявление человека высшей ценностью) наметилась тенденция по установлению взаимной ответственности государства и личности, повышения ответственности именно органов государственной власти перед гражданами.[50] Бюрократизация, волокита и т.п. негативные явления, характерные для современного аппарата государственной власти, в частности ее исполнительской ветви, повлекли издание ряда нормативных документов, предусматривающих юридическую ответственность как государства, так и его органов и должностных лиц за неисполнение, недобросовестное исполнение и т.п. федеральных законов, указов президента, решений судов. Таким образом, юридическая ответственность государства приобретает реальный характер – проявляется ее социальное назначение.

Резюмируя, присоединюсь к мнению вышеуказанного автора в том, что «юридическую ответственность можно определить как правоотношение между государством и другими субъектами права (гражданином, должностным лицом, организацией), возникающее на основе их взаимных обязанностей нести неблагоприятные последствия нарушения правовой нормы».[51]

Продолжая затронутую ранее тему конституционного деликта, продолжу ее в разрезе рассмотрения конституционно – правовой ответственности. Так же как и иные виды юридической ответственности, перечисленные ниже, конституционно-правовая имеет следующие обязательные признаки:

- юридическая ответственность субъектов внутрифедеративных отношений неизбежно связана с государственным принуждением;

- невозможна без неблагоприятных последствий для правонарушителя (однако с безусловной спецификой применяемых санкций);

- в основе ответственности может лежать только правонарушение.

«Основанием юридической ответственности …во внутрифедеративных отношениях при наступлении юридической ответственности может быть только нарушение либо неисполнение норм федерального законодательства (в широком смысле – включая нормативные правовые акты Президента РФ и Правительства РФ), но не издание, например, правовых актов, не соответствующих социально-правовой обстановке в стране или регионе, совершение должностным лицом органа государственной власти безнравственного поступка и т.п. В основе конституционно-правовой ответственности практически никогда не лежит единичный юридический факт – здесь необходима совокупность, причем совокупность сложная, в строго определенной последовательности ряда юридических фактов (юридический состав).[52]

В соответствии с имеющимися правовыми отраслями выделяют следующие виды юридической ответственности:

- конституционно - правовая;

- уголовно - правовая;

- гражданско – правовая;

- административно - правовая;

- дисциплинарная.

Принципы юридической ответственности:

– законность – осуществление юридической ответственности строго в соответствии с правовыми предписаниями;

- неотвратимость – наступление юридической ответственности для лица в, признанного виновным в совершении правонарушения;

- справедливость – учет при избрании конкретной меры юридической ответственности тяжести совершенного деяния, степени вины и личности правонарушителя;

- недопустимость повторной юридической ответственности заодно правонарушение;

- своевременность – максимально оперативное привлечение правонарушителя к юридической ответственности;

- гуманизм – отсутствие стремления причинить правонарушителю физические страдания или унизить его человеческое достоинство;

- принцип определенности основания ответственности, т.е. соответствующая санкция может быть введена лишь при условии установления надлежащих правовых оснований и процедур (касаемо конституционно-правой ответственности)[53]


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аликперов Х.Н. Проблемы освобождения от уголовной ответственности // Законность. – 1999. - № 4

2. Антонян Ю.В., С.В. Бородин. Преступность и психические аномалии. – М. – Наука. – 1987.

3. Бабенко А.Н. Правовая социализация как процесс освоения правых ценностей // Государство и право. – 2005. - № 2.

4. Баранов В.М. Поощрительные нормы социалистического права. – Издательство Саратовского университета. – 1978.

5. Бахрах Д.Н. Административное право России. Учебник для ВУЗов. – М. : Издательство Норма, 2000.

6. Богданова М.С. О понимании юридической ответственности в современных условиях // Юрист. – 1997. - № 7.

7. Габричидзе Б.Н., Чернявский А.Г. Служебное право; Учебник для юридических вузов. – М.: Издательско-торговая корпорация «Расков «К». - 2003 г.

8. Гущина Н.А. // Поощрительные правоотношения // Закон и право. – 2004. - № 3.

9. Лукьянов В.В. Административные правонарушения и уголовные преступления: в чем различия // Государство и право. – 1996. - № 3.

10. Некрасов С.И. Конституционно – правовая ответственность субъектов // Государство и право. – 2005. - № 8.

11. Лунеев В.В. Преступность 20 века. Мировой криминологический анализ. – М. -1999.

12. Лучин В.О. Конституционные деликты. // Государство и право. – 2000. - №1.

13. Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х том. Под ред. М.Н. Марченко. Том 2. Теория права. – М.: Издание «Зерцало», 1998.

14. Овчинский В.С. Криминология и биотехнологии. – М.: Норма, 2005.

15. Оксамытный В.В. Теория государства и права. - М.: Изд-во «ИМПЭ-ПАБЛИШ», 2004.

16. Малиновский А.А. Злоупотребление правом.: МЗ-Пресс, 2002.

17. Певцова Е.А. Правовое воспитание и формирование правового правосознания в России // Журнал российского права. – 2003. – № 10.

18. Сорокин В.В. Правосознание в переходный период общественного развития //Журнал российского права. – 2003. - № 10.

19. Философский энциклопедический словарь. М.: Сов энциклопедия, 1983.

20. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. доктор юридических наук, профессор А.В. Наумов. – М.: Юристъ, 1996. – 824 с.


[1] Овчинский В.С. Криминология и биотехнологии. – М.: Норма, 2005. – с.11

[2] Оксамытный В.В. Теория государства и права.-М.: Изд-во «ИМПЭ-ПАБЛИШ», 2004.-с.340

[3] Оксамытный В.В. Теория государства и права.-М.: Изд-во «ИМПЭ-ПАБЛИШ», 2004.-с.331

[4] Философский энциклопедический словарь. М.: Сов э нциклопедия, 1983. – с.520

[5] Оксамытный В.В. Теория государства и права.-М.: Изд-во «ИМПЭ-ПАБЛИШ», 2004.-с. 445

[6] А.Н. Бабенко. Правовая социализация как процесс освоения правых ценностей // Государство и право. – 2005. - № 2. – с. 104

[7] А.Н. Бабенко. Правовая социализация как процесс освоения правых ценностей // Государство и право. – 2005. - № 2. – с. 104

[8] Оксамытный В.В. Теория государства и права.-М.: Изд-во «ИМПЭ-ПАБЛИШ», 2004.-с.446.

[9] Оксамытный В.В. Теория государства и права.-М.: Изд-во «ИМПЭ-ПАБЛИШ», 2004.-с. 445.

[10] Малиновский А.А. Злоупотребление правом.: МЗ-Пресс, 2002.

[11] Габричидзе Б.Н., Чернявский А.Г. Служебное право; Учебник для юридических вузов. – М.: Издательско-торговая корпорация «Расков «К». - 2003 г. – с. 184-197

[12] Оксамытный В.В. Теория государства и права.-М.: Изд-во «ИМПЭ-ПАБЛИШ», 2004.-с. 447

[13] [13] Сорокин В.В. Правосознание в переходный период общественного развития//Журнал российского права.-2002.-№10.- с.63

[14] Сорокин В.В. Правосознание в переходный период общественного развития//Журнал российского права.-2002.-№10.- с.59

[15] Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х том. Под ред. М.Н Марченко. Том 2. Теория прива.-М.: Издание «Зерцало», 1988, - с.532

[16] Т.К.Миронова. Перспективы становления отрасли социального права // Журнал российского права.- 2003.- № 10.- с.15

[17] Философский энциклопедический словарь. М.: Сов э нциклопедия, 1983. – с.340

[18] В.В. Оксамытный. Правовое воспитание и формирование правомерного поведения // Правовое воспитание и социальная активность населения.- Киев, 1979

[19] В.В. Сорокин. Правосознание в переходный период общественного развития //Журнал российского права. – 2003. - № 10. – с.64-65

[20] В.В. Сорокин. Правосознание в переходный период общественного развития //Журнал российского права. – 2003. - № 10. – с. 66

[21] Философский энциклопедический словарь. М.: Сов э нциклопедия, 1983. – с.276

[22] Философский энциклопедический словарь. М.: Сов энциклопедия, 1983. – с. 654

[23] Оксамытный В.В. Теория государства и права. - М.: Изд-во «ИМПЭ-ПАБЛИШ», 2004.-с. 468

[24] Оксамытный В.В. Теория государства и права.-М.: Изд-во «ИМПЭ-ПАБЛИШ», 2004.-с. 470

[25] Певцова Е.А. Правовое воспитание и формирование правового правосознания в России // Журнал российского права. – 2003. – № 10.- с.133

[26] Н.А. Гущина // Поощрительные правоотношения // Закон и право. – 2004. - № 3. – с.53, 56

[27] В.М. Баранов. Поощрительные нормы социалистического права. – Издательство Саратовского университета. – 1978. – с. 75

[28] В.М. Баранов. Поощрительные нормы социалистического права. – Издательство Саратовского университета. – 1978. – с. 75

[29] Н.А. Гущина // Поощрительные правоотношения // Закон и право. – 2004. - № 3. – с.53, 56

[30] В.В. Лунеев. Преступность 20 века. Мировой криминологический анализ. – М. -1999. - с.154

[31] Бахрах Д.Н. Административное право России. М. : Издание Норма. – 2000. – с.443

[32] Ю.В. Антонян, С.В. Бородин. Преступность и психические аномалии. – М. – Наука. – 1987. – с.113

[33] Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х том. Под ред. М.Н. Марченко. Том 2. Теория права. – М.: Издание «Зерцало», 1998. – с.581

[34] В.В. Лукьянов. Административные правонарушения и уголовные преступления: в чем различия // Государство и право. – 1996. - № 3 . – с. 90

[35] Там же - с. 84

[36] Там же – с.85

[37] Там же – с.86

[38] Бахрах Д.Н. Административное право России. Учебник для ВУЗов. – М. : Издательство Норма, 2000. – С.440

[39] В.О. Лучин. Конституционные деликты. // Государство и право. – 2000. - №1. – с.12

[40] В.О. Лучин. Конституционные деликты. // Государство и право. – 2000. - №1. – с.13

[41] Там же. – с.13

[42] Там же. – с. 13

[43] Там же. – с.13

[44] Там же. – с.14

[45] С.И. Некрасов. Конституционно-правовая ответственность субъектов…// Государство и право. – 2005. - № 8. – с. 8

[46] Х. Аликперов. Проблемы освобождения от уголовной ответственности // Законность. – 1999. - № 4

[47] Бахрах Д.Н. Административное право России. Учебник для ВУЗов. – М. : Издательство Норма, 2000. –с. 440

[48] Бахрах Д.Н. Административное право России. Учебник для ВУЗов. – М. : Издательство Норма, 2000. – с.92

[49] М.С. Богданова. О понимании юридической ответственности в современных условиях // Юрист. – 1997. - № 7. – с.38

[50] [50] М.С. Богданова. О понимании юридической ответственности в современных условиях // Юрист. – 1997. - № 7. – с.38

[51] М.С. Богданова. О понимании юридической ответственности в современных условиях // Юрист. – 1997. - № 7. – с. 39

[52] Некрасов С.И. Конституционно – правовая ответственность субъектов // Государство и право. – 2005. - № 8. – с.8

[53] Там же – с.8

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий