регистрация / вход

Юридические факты

Основы правового регулирования. Общий обзор исторического и теоретического понимания юридического факта, виды характеристик, модели, цели, задачи и функции. Концепцию юридической причинности. Структура фактических обстоятельств. Юридические действия.

Московский государственный технический университет

им. Н. Э. Баумана

Калужский филиал

Реферат по правоведению

на тему:

Юридические факты,

определение и виды.

Калуга


Оглавление

Введение………………………………………………………………….………2

Глава I. Понятие юридического факта……………………………..………....5

Глава II. Некоторые вопросы классификации юридических фактов………13

Заключение………………...……………………………………………….…....23

Литература………………………………………………………………….…....24


Введение

Правовое регулирование может вы­полнить свои задачи лишь в том случае, если опирается на объективную реальность, учитывает действительное поло­жение дел. Социальное управление, которое игнорирует факты, неизбежно теряет свою эффективность, превраща­ется в конечном счете в бесполезную деятельность. Это в полной мере справедливо и для правового регулирования - одной из форм социального управления.

В процессе создания юридических норм, разработки и совершенствования нормативных актов правотворческий орган должен стоять на твердой почве реальности: недопу­стимо ни забегание вперед, ни отставание от достигнутого уровня социального развития. Для этого нужна полная информация о социальной обстановке действия норматив­ного акта, финансовых, организационных и иных затратах, которые потребует его реализация; необходимо знать объективные интересы участников правовых отношений, их ус­тановки и мотивы деятельности, изучить возможные побо­чные последствия и многое другое. Только на базе такой информации можно разработать оптимальную модель пра­вового регулирования, в том числе и модель юридических фактов, способную оказать позитивное воздействие на раз­витие общественных отношений. Другой канал связи права с жизнью - учет фактичес­ких обстоятельств в процессе реализации правовых норм. Правовые предписания исполняются не слепо. Они всту­пают в силу при наличии социальных фактов. В определен­ных случаях правоприменительный орган может сам уточ­нить круг фактических обстоятельств, имеющих правовое значение. Факты, с которыми нормы права связывают правовые последствия, называются юридическими фактами .

Корни понятия «юридический факт» уходят в глубь ис­тории юридической науки. Уже в римском праве различалось несколько оснований возникновения правоотношений. В Институциях Гая их четыре: контракт, квази-контракт, деликт, квази-деликт. Позже стали выделять пятое основа­ние - одностороннюю сделку. Выделялись также сроки, основания заключения и прекращения брака, основания перехода вещей по наследству и другие юридические фа­кты. Указанное деление было воспринято Кодексом Напо­леона и развито в последующем законодатель­стве.

Общее понятие юридического факта, как и понятие правоотношения, римские юристы не сформулировали. Со­здание этой категории связано с переработкой, осмыслени­ем и систематическим изложением римского права его позднейшими исследователями. Немецкий юрист А. Манигк утверждал, что понятие «юридический факт» впервые ввел В. Савиньи. В работе «Система современного римско­го права» Савиньи писал: «… называю события, вызываю­щие возникновение или окончание правоотношений, юри­дическими фактами».

Для исторического понимания теории юридических фактов существенно то обстоятельство, что она сложилась в русле формально-догматической юриспруденции под сильным влиянием юридического позитивизма. Отсюда - преобладание в ней догматического анализа, логических методов, увлечение схематизацией и классификациями. Юрист-догматик исходит из того, что определение юриди­ческих фактов - прерогатива законодателя, что они высту­пают как нечто данное, исходный пункт; юриста-догматика интересует лишь юридическое значение факта, а не причи­ны его появления и социальное содержание. Тем не менее догматическая теория юридических фактов разработала понятие юридического факта, фактического состава, дала их классификации, сохранившие свою ценность и поныне. В исследованиях юристов-догматиков получили освещение проблемы соотношения юридических фактов и правовых последствий, секундарных прав и др.

Первоначальное развитие теории юридических фактов связано с гражданская правом (Г. Дернбург, Р. Зом, Г. Пухта, А. Тон, Е. Цительман, Л. Эннекцерус). Это впол­не объяснимо. Набирающий силу капитализм требовал тщательной регламентации имущественных отношений: ос­нований возникновения права собственности, отдельных обязательств, наследования, наступления несостоятельности и т. д. На этой базе и складывалось общее понятие юридического факта. Ю. Барон определяет юридический факт «как всякое обстоятельство, влекущее за собою какое-либо юридическое последствие, т. е. возникновение, перенесение, прекращение, сохранение или изменение права».

Подчеркнем важный момент — категория «юридический факт» возникла не как результат умозри­тельного развития какой-либо схоластической философской системы; она развилась из практической потребности ох­ватить единым понятием разнообразные предпосылки дви­жения конкретных правовых отношений.

Теория юридических фактов привлекала внимание так­же русских юристов — Е. В. Васьковского, Д. Д. Гримма, Н. М. Коркунова, В..И. Синайского, Г. Ф. Шершеневича и др. С позиции этой теории ими рассматривались, в частно­сти, вопросы исковой давности, условия действительности и недействительности сделки, основания представительства. Русской юридической науке того времени было известно и понятие фактического (юридического) состава. «Юриди­ческие последствия, - писал В. И. Синайский,- наступа­ют обыкновенно не в силу единичных юридических фактов, а вследствие целой совокупности их - юридического соста­ва правоотношения». Своеобразный взгляд на юридические факты имел Л.И. Петражицкий. Справедливо отмечая односторонность формально-догматической юриспруденции, ее склонность к «юридической мистике», он давал юридическим фактам свою, субъективно-психологическую, трактовку. Под юридическими фактами, по мнению Л.И. Петражицкого, следует понимать не внешние, объек­тивные, а представляемые события. Такое понимание юри­дических фактов сводит к нулю их значение в правовой системе. Со всей очевидностью практическая беспомощ­ность и идеализм психологической теории Л.И. Петражицкого обнаружились, когда он обратился к конкретным юридическим фактам: «Важны и имеют решающее значе­ние в правовой жизни,— писал он,— не факты заключения договоров, как таковые, а вера в существование таких фактов». Подобное понимание юридических фактов не встретило и не могло встретить сколь-нибудь широкой поддержки практических юристов.

В английской и американской правовой доктрине не создано развернутой теории юридических фактов. Юридические факты английскими и американскими юристами определяются в процессуальном смысле, как обстоя­тельства, подлежащие доказыванию, имеющие значение для разрешения дела и т. д. В американском юридическом энциклопедическом словаре читаем: «Факт - это дейст­вие, состояние или событие, существование которого под­тверждается допустимыми доказательствами». Аналогич­ное толкование понятия «факт» дает фундаментальный словарь английского права.

Во Франции вопросы юридических фактов рассматрива­ются главным образом в курсах гражданского права в свя­зи с проблемой возникновения обязательств. Несколько большее внимание проблеме юридических фак­тов уделяют немецкие и итальянские юристы. Они не уклоняются от рассмотрения общих понятий юридического факта и состава, приводят их классификации, анализиру­ют роль юридических фактов в возникновении обязатель­ственных и иных правоотношений. Обсуждается значение юридических фактов в обеспечении автономии личности в правовых отношениях.

Практический смысл и научная ценность теории юриди­ческих фактов заключаются в том, что она изучает один из аспектов фактической обоснованности правового регулиро­вания. Система юридических фактов, четко очерченных в законодательстве, своевременно, полно и достоверно уста­новленных в процессе применения права,— одна из важныхгарантий законности. Использование многообразных прав и свобод российских граждан, закреп­ленных в Конституции РФ, зависит не только от соци­ально-экономических возможностей общества, но и в немалой степени - от точного соблюдения юриди­ческих условий, определенных в законодательстве. Эффективная, дей­ственная ответственность невозможна без четкого определения условий ее наступления, т. е. юридических фактов.

Юридические факты - одна из проблем юридической практики. Правоприменительный орган должен не только установить все необходимые для разрешения дела юриди­ческие факты, но и верно их квалифицировать. Непра­вильная юридическая оценка фактов ведет к тому, что од­ним обстоятельствам не придается должного правового значения, другим, напротив, приписываются несвойствен­ные им качества. Умение работать с фактами, юридико-фактическая культура - необходимый элемент общей право­вой культуры правоприменительного органа.

Среди ученых и практических работников существует мнение о чрезмерном консерватизме теории юридических фактов. Для этого есть известные основания. Стабильным остается определение юридического факта и фактического состава, с незначительными вариациями воспроизводятся их классификации. Едва ли не в каждой работе, посвящен­ной юридическим фактам, анализируются сделки, акты, сроки и т. д. И все же сказать, что разработка теории юри­дических фактов завершена, нельзя. Место юридических фактов в механизме правового регулирования, их функции в правовой системе до конца не раскрыты, а регулирую­щие возможности не всегда используются в полной мере.

Юридические факты — многогранное явление правовой реальности. Они допускают неоднозначные подходы, раз­личные теоретические истолкования.
Глава I . Понятие юридического факта

В научной и учебной литературе под юридическими фактами понимаются конкретные жизненные обстоятель­ства, вызывающие в соответствии с нормами права наступ­ление тех или иных правовых последствий — возникнове­ние, изменение или прекращение правового' отношения. Уже в этом определении видно своеобразие юридических фактов. Во-первых, это - конкретные жизненные обстоя­тельства, элементы объективной социальной действительности. Во-вторых, это — обстоятельства, признанные нор­мами права, прямо или косвенно отраженные в законода­тельстве. «Жизненные факты, — справедливо отмечал Н. Г. Александров, — сами по себе не обладают каким-то имманентным свойством быть или не быть юридическими фактами. Они становятся юридическими фактами только тогда, когда им такое значение придается нормами права. Факты одного и того же вида могут быть или не быть юридическими фактами в зависимости от того, как они расцениваются возведенной в закон волей господствую­щего класса». Такое понимание юридических фактов поз­воляет проникнуть в глубь этого явления, исследовать их место в правовом регулировании.

1. Материально-идеальный характер юридических фак­тов вытекает из философского понятия факта. В философ­ской литературе разграничивают несколько значений ка­тегории «факт». Г. И. Садовский, в частности, отмечает, что фактом называют фрагмент (дискретный кусок) дей­ствительности. Это — первая ступень формирования дан­ного понятия. Вторая ступень связана с пониманием того, что факт — такой элемент действительности, который дан человеку в восприятии, чувственном опыте. На третьей ступени логического развития формируется понятие «эм­пирический факт». Это уже не просто воспринятое, а определенным образом запечатленное, оформленное и осмысленное явление действительности. Однако в эмпирическом факте еще не рас­крыта внутренняя основа многообразных внешних его вы­ражений. В зависимости от условий и субъективной цели исследователя, таким образом, возможно различное эмпирическое истолкование одних и тех же явлений. Наконец, завершающая ступень логического развития — понятие теорети­ческого факта. Это — факт, вовлеченный в орбиту опре­деленной теоретической системы, осмысленный посредст­вом ее категориального аппарата. В теоретическом факте мышление возвращается к явлениям действительности, но не через чувственный опыт, а через внутреннюю связь яв­лений, раскрытую в теории. Таким образом, факт — яв­ление объективной реальности, отраженное в определен­ной идеальной системе. Чем богаче, совершеннее идеаль­ная система, чем точнее она выявляет и фиксирует существенные стороны объективной реальности, тем богаче и многограннее содержание фактов, выраженных на язы­ке этой системы.

Диалектико-материалистический подход к понятию «факт» в философии служит основой для понимания фактов в других общественных, а также естественных науках.

«Существенные нюансы тех определений исторического факта, которые содержатся в работах ученых-марксис­тов,— пишет В. А. Дьяков, — связаны с двойственностью самого понятия, относящегося, с одной стороны, к факту в смысле исторической реальности, а с другой - к факту в смысле научно-познавательного образа этого факта. Их нельзя ни идентифицировать, ни отрывать друг от дру­га». Аналогичным образом расцениваются факты и в со­циологии.

Юридические факты — разновидность социальных фак­тов. Это явления объективной реальности, отраженные в специфической идеальной системе — законодательстве. Можно ли считать их эмпирическими фактами? Как от­мечается в научной литературе, правовое познание, свя­занное с установлением обстоятельств дела в правопри­менительном процессе, не является ни эмпирическим, ни теоретическим. Это — разновидность специальной позна­вательной деятельности. Язык законодательства также считается особым функциональным стилем, разновиднос­тью делового, официального языка. Думается, вопрос о юридических фактах должен быть решен аналогично. Их нельзя отнести ни к эмпирическим, ни к теоретическим, они находятся как бы «между» ними. Это обширная груп­па фактических обстоятельств, связанная с особой областью социального управления — правовым регулированием общественных отношений.

Признание материально-идеального характера юри­дических фактов позволяет увидеть, что каждый конкрет­ный юридический факт - не случайное изолированное яв­ление, а в известном смысле и порождение данной право­вой системы. Вовлечение тех или иных обстоятельств в ор­биту правового регулирования в качестве юридических фактов зависит не только от социально-экономических причин, но и в немалой степени от уровня развития законодательства, совершенства юридических конструкций, развитости юридического языка, зрелости научной мысли, сложившихся правовых традиций и т. п. Образно говоря, «за спиной» конкретного юридического факта стоит вся правовая система государства. Углубленный анализ не­которых юридических фактов (например, трудовых до­говоров, хозяйственных обязательств, административных актов) способен привести к обнаружению важных законо­мерностей, присущих правовой системе в целом.

В научной литературе и правоприменительной прак­тике о юридических фактах часто говорят как о явлени­ях материальной действительности, отвлекаясь от их нор­мативного опосредования, или, напротив, имеют в виду совершенствование нормативной модели юридических фактов, оставляя в стороне конкретные события и дейст­вия. Думается, такой подход вполне допустим. В слож­ном явлении, каким предстает перед нами юридический факт, можно выделять различные аспекты, отношения, сре­зы. Естественно, для определенных научных и практи­ческих целей могут понадобиться только некоторые из них. Важно лишь, чтобы материально-идеальный характер юридических фактов, тесное единство материального со­держания и юридического выражения не ускользали из поля зрения ученого, практического работника.

Идеальная модель юридического факта (фактическо­го состава) закрепляется в гипотезе юридической нормы (или нескольких норм.) «В практике применения право­вых норм, - справедливо отмечал П. Е. Недбайло, - уста­новление фактической гипотезы (фактического состава) сливается с установлением гипотезы нормы и, наоборот, анализ гипотезы правовой нормы, установленной законо­дателем, сливается с анализом фактического состава». Вместе с тем между гипотезой и моделью факта не сле­дует ставить знак равенства. Гипотеза - элемент право­вого предписания, связанный с другими элементами - диспозицией или санкцией. Не совпадают они и по объе­му: модель сложного юридического факта (фактического состава) может быть закреплена в гипотезах нескольких юридических норм.

Выделение материальной и идеальной сторон в понятии «юридический факт» позволяет очертить его основные признаки. Рассмотрим сначала признаки, характеризую­щие материальную сторону этого понятия. Юридические факты есть обстоятельства:

конкретные, определенным образом выраженные вовне . Юридическими фактами не могут быть мысли, события внутренней духовной жизни и тому подобные явления. Вместе с тем законодательство учитывает субъективную сторону действий (вину, мотив, цель, интерес) как эле­мент сложного юридического факта, например состава правонарушения;

выражающиеся в наличии либо отсутствии определенных явлений материального мира . Необходимо учитывать, что юридическое значение могут иметь не только позитив­ные (существующие), но и так называемые негативные факты (отсутствие отношений служебной подчиненности, родства и т. п.);

несущие в себе информацию о состоянии общественных отношений, входящих в предмет правового регулирования . Юридическими фактами выступают лишь такие обстоятельства, которые затрагивают прямо или косвенно инте­ресы общества, государства, коллективов, личности.

Другая группа признаков связана с моделью юриди­ческих фактов и раскрывает нам нормативную, идеальную сторону этого явления. Юридические факты есть обстоя­тельства:

прямо или косвенно предусмотренные нормами права . Многие юридические факты исчерпывающе определены в норме права. Как будет показано ниже, существуют и ин­дивидуально-определяемые факты, лишь в общем виде (косвенно) предусмотренные в законодательстве;

зафиксированные в установленной законодательством процедурно-процессуальной форме . Юридический факт имеет правовое значение, как правило, лишь в том случае, если он надлежащим образом оформлен и удостоверен (в виде документа, справки, журнальной записи и т. д.);

вызывающие предусмотренные законом правовые пос­ледствия . Имеется в виду прежде всего возникновение, изменение либо прекращение правового отношения. Но юридический факт может вызвать и иные правовые последствия, например, аннулировать другие юридические факты.

Разграничение материального и идеального в поня­тии юридического факта не следует смешивать с рас­смотрением юридических фактов в плоскости конкретное — абстрактное. Необходимо различать конкретные факти­ческие обстоятельства, реально существующие в опреде­ленной точке пространства и времени, и абстрактное, обобщенное понятие «юридический факт». При опериро­вании научными абстракциями неизбежно теряются какие-то частности, детали, свойственные конкретным юри­дическим фактам, исчезает их неповторимая индивидуаль­ная окраска. Взамен этого на первый план выступает дру­гое - сущностные признаки юридических фактов, их фун­кции в правовом регулировании общественных отношений.

2. Важнейший признак юридического факта — его спо­собность вызывать наступление правовых последствий. В чем источник данной способности? Какова природа свя­зи факта и правовых последствий? Эти вопросы были пос­тавлены и широко обсуждались в юридической научной литературе прошлого столетия. Немецкие юристы-догма­тики (Беккер, Виндшейд и др.) считали связь факта и пра­вовых последствий особым видом причинности. Иное ре­шение у Бернгефта и Колера, авторов известного курса германского гражданского права. Главное значение в наступлении правовых последствий они отводили правовому порядку; юридический факт, по их мнению, выступает в ро­ли условия, «внешнего толчка». С субъективно-идеалистической точки зрения трактовал эту проблему немецкий юрист А. Манигк, который считал, что закон причиннос­ти в юридическом мире не знает пределов действен­ности: если философ или естествоиспытатель конструиру­ют причину на основании следствия, то правовед конструирует следствие на основании причины. При этом самой причинности Манигк давал крайне субъективное истол­кование: правовые последствия (переход собственности, появление или отпадение субъективных прав), по его мне­нию, есть изменения не в объективном мире, а в сознании людей. Действие юридических фактов заключается в об­мене такими представлениями. Сходным образом раз­вивал проблемы юридических фактов Л. И. Петражицкий. Юридические факты, с его точки зрения, являются «причиною или условием приписывания со стороны людей се­бе или представляемым другим существам обязанностей и прав».

Связь причины и следствия — объективно существующая связь явлений. Человек способен познать эту связь, вскрыть ее содержание, но не способен сконструировать ее по соб­ственной воле. Между тем не существует причинно-следственной зависи­мости между фактом и его правовыми последствиями. Связь юридического факта и правовых последствий носит субъективный характер, она возникает на основе норм права — продукта творческой деятельности человека. Подводя итог дискуссии по дан­ному вопросу, Н. Т. Судариков отмечал: «Причинная связь между явлениями не может быть привнесена из нашего сознания в объективный мир».

В юридической литературе можно встретить выражения «юридические факты — причина правовых последствий»,«правовая казуальность» и т. п. Вряд ли следу­ет расценивать их как возвращение к концепции «юриди­ческой причинности». Это, скорее, образные сравнения, не­жели теоретическая позиция авторов по данному вопро­су.

Своеобразную позицию занимал С. Ф. Кечекьян. Он считал юри­дические факты непосредственной причиной возникновения и прекра­щения правоотношений, но одновременно подчеркивал, что свести полностью причинные связи к зависимости правоотношений от юриди­ческих фактов значило бы отдать дань «юридическому мировоззрению».

Концепцию «юридической причинности» можно было бы считать достоянием истории, если бы не одно обстоя­тельство. В научной литературе предпринята новая попыт­ка истолковать связь юридических фактов и правовых последствий с точки зрения причинности. Юридические факты, пишет А. П. Дудин, «признаются непосредствен­ной причиной, вызывающей начало регулирования отдель­ными нормами права отдельных фактических общественных отношений или прекращающей такое регулирование. Од­нако юридические факты играют одновременно и другую противоположную роль: они способствуют изменению, развитию фактических общественных отношении, а зна­чит, и процессу правообразовання...». Это положение сви­детельствует о том, что в проблеме «юридической причин­ности» не все ясно, она нуждается в дальнейшем обсуж­дении. Хотелось бы высказать следующие соображения.

Прежде всего, приведенное выше положение о том, что связь факта и правовых последствий не является не мо­жет являться причинной, по нашему мнению, правильно и не нуждается в пересмотре. Однако «не являются» — негативная характеристика; остается открытым вопрос, чем же является связь факта и правовых последствий, что она собой представляет?

Нельзя не видеть, что связь факта и правовых послед­ствий отличается рядом специфических признаков: она субъективна по своему происхождению, поскольку основывается на норме права, а иногда и на правоприменительном акте; гарантируется системой юридических средств; по своему содержанию носит упорядочивающий, регулирую­щий характер; в конечном счете обусловлена общественным и государственным строем, объективными закономерностя­ми и тенденциями общественного развития. Связь факта и правовых последствий, таким образом, представляет собой особый вид социальной зависимости, сознательно созданной людьми и защищенной правом. Нормативное закрепление и гарантирование системой юридических средств делают ее относительно стабильной, с необходимостью реализующей­ся при определенных условиях. Это внешне сближает связь факта и правовых последствий с объективными причин­ными связями, позволяет провести между ними парал­лель. С известной долей условности можно сказать, что перед нами — разновидность «социальной причинности», сознательно введенная в жизнь общества для упорядоче­ния его существования.

Далее, в приведенном положении А. П. Дудина, как можно заметить, речь идет о двух неодинаковых явлени­ях: с одной стороны, о связи юридических факторов, и право­вых последствий, с другой стороны, о связи социальных фактов и обусловленных ими юридических норм. И те и другие факты автор именует «юридическими». По нашему мнению, это ведет к тому, что теряется грань между фило­софской и специально-юридической проблематикой в юри­дической науке. Ведь ясно, что в первом случае факты рассматриваются в специально-юридическом разрезе, как элемент механизма правового регулирования; во втором случае речь идет о философской, общесоциологической проблеме, об обусловленности норм права темп или ины­ми социальными фактами. Это — грани «фактического» в праве, которые следует отчетливо разграничивать. Как представляется, наряду с понятием «юридический факт» целесообразно ввести в научный оборот категорию «юри­дический фактор». Юридические факторы — те социаль­ные факты (экономические условия, деятельность государ­ства, судебная практика и др.), которые оказывают влия­ние на механизм правообразования, вызывают изменение действующего законодательства, принятие новых норм. Юридические факторы появления отдельных норм, норма­тивных актов, институтов права и т. д. неодинаковы. Но в любом случае они не сливаются с юридическими факта­ми. Изучение юридических факторов с использованием современных методов социологии позволит повысить на­учную обоснованность права, его эф­фективность.

Наконец, проблема «юридической причинности», по на­шему мнению, не лишена практически значимых сторон. Юридический факт не есть причина правовых последствий. Но каковы причины появления его самого, какими пред­посылками он обусловлен? Эти вопросы отнюдь не второс­тепенны для юридической науки. Зная причины появления в общественной жизни тех или иных фактических обсто­ятельств, государственные органы могут более уверенно и обоснованно строить правовое регулирование обществен­ных отношений, прогнозировать эффективность принима­емых юридических норм.

Вопрос о причинах, обусловливающих возникновение в социальной системе фактических обстоятельств, для юридической науки, конечно, не нов. Существует разви­тая теория причин преступности, имеющая обширную ли­тературу. На этой основе разрабатывается методика ана­лиза причин отдельных видов преступлений. Однако за рамками криминологии причины возникновения юридичес­ких фактов мало разработаны. Так, причинам юридичес­ких проступков в научной литературе уделяется явно не­достаточное внимание, хотя проступки более распростра­нены, чем преступления. Еще менее освещен вопрос о причинах возникновения правомерных юридических фак­тов - юридических поступков, сделок, административных актов.

Не претендуя на окончательное решение проблемы причин возникновения правомерных юридических фактов, попытаемся наметить некоторые пути ее исследования. На наш взгляд, в общетеоретическом плане можно говорить о социальном механизме порождения того или иного пра­вомерного юридического факта, охватывающем комплекс взаимосвязанных и взаимодействующих закономерностей, предпосылок, условий. Можно выделить три комплекса предпосылок.

Во-первых, общие социальные предпосылки. К ним следует отнести общественный строй, существующую сис­тему хозяйства, сложившийся образ жизни, демографичес­кие тенденции и т. д. Данный комплекс предпосылок не всегда виден в конкретном случае. Государственные ор­ганы, должностные лица, устанавливающие правомерные юридические факты в связи с конкретным делом, порой не выявляют их социально-экономические корни. Да и вряд ли целесообразно в каждом случае выяснять, следст­вием каких объективных процессов явились данные пра­вомерные факты. Но эти социально-экономические корнисуществуют, и они мощно формируют массив фактических обстоятельств, создавая благоприятные условия для по­явления одних юридических фактов и тормозя возникно­вение других. Изучение общесоциальных предпосылок поз­воляет оценить реальность тех или иных норм, институтов, нормативных актов права, фактическую воз­можность использовать закрепленные в них права и га­рантии.

Во-вторых, некоторые специальные предпосылки. Это более узкая область общественных отношений, прямо обу­словливающая появление конкретной категории юридичес­ких фактов. Например, факты заключения и расторжения брака связаны со сложившейся в обществе системой семейно-брачных отношений; трудовой договор, стаж и т. п. - порождение системы трудовых отношений. Специ­альные предпосылки представляют уже непосредственный практический интерес для правоприменительных органов, так как позволяют выявить тот социальный контекст, вну­три которого сформировался и существует юридический факт. При производстве дознания, предварительного след­ствия и разбирательстве уголовного дела в суде компе­тентный государственный орган, согласно закону, обязан установить причины и условия, способствовавшие совер­шению преступления, принять меры к их устране­нию. Думается, круг случа­ев, когда на государственные органы и организации воз­лагается обязанность установления причин и условий по­явления факта, должен быть расширен и распространять­ся не только на правонарушения, но и в ряде случаев на правомерные юридические факты (увольнение с работы по собственному желанию, возбуждение ходатайства об усыновлении и др.).

В-третьих, некоторые организационно-юридические предпосылки. Если, например, согласие работника на при­нятие полной материальной ответственности за необеспе­чение сохранности имущества и других ценностей, пере­данных ему на хранение или для других целей, не оформ­лено соответствующим письменным договором, то подобный «юридический факт» не имеет правового значения. Следовательно, в число предпосылок, обусловливающих появление юридических фактов, входит деятельность компетентных государственных органов, дол­жностных лиц, административно-технических работников, которая заключается в фиксации, установлении и удостоверении юридических фактов, придании им определен­ном законом формы.

Выяснение общих и специальных причин возникнове­ния правомерных юридических фактов предполагает глу­бокий анализ экономических и политических отношении, обобщение статистического материала, проведение в ряде случаев социологических исследовании. Надо полагать, что эта проблема найдет со временем своего исследовате­ля.

3. Трудности в определении юридического факта, уста­новлении его связи с правовыми последствиями во многом проистекают из того, что в правовом регулировании функ­ционируют фактические обстоятельства различного ха­рактера, отношение которых к правовым последствиям неодинаково. В дореволюционной цивилистической лите­ратуре разграничивались основания (юридические факты) и условия юридической сделки. Аналогичное подразде­ление мы находим у А. Манигка: «Состав правовой сдел­ки не охватывает всех имеющих значение предпосылок».

В структуре фактических обстоятельств, связанных с наступлением правовых последствий, выделяются три кру­га фактов.

Первый круг — это социально значимые факты, об­разующие в совокупности ту или иную социальную ситуацию. Любой юридический факт, как уже отмечалось, есть лишь часть обширного комплекса социальных усло­вий и предпосылок, связанных с данным правоотношением. Правомерно ли концентрировать все внимание на юридичес­ких фактах и отбрасывать остальные (необходимые и слу­чайные, постоянные и переменные) элементы социальной ситуации? Анализ юридических и неюридических обстоя­тельств в совокупности позволяет выявить действительные рамки социальной ситуации, ее подлинное содержание. Этот анализ подчас обнаруживает такие обстоятельст­ва, которые по тем или иным причинам не попали в число юридически значимых, но имеют принципиальное значение.

Второй круг фактов составляют юридические условия-обстоятельства, имеющие юридическое значение для наступления правовых последствий, но связанные с ними не прямо, а через одно или несколько промежуточных звень­ев. Например, для увольнения рабочего или служащего необходимо, помимо прочего, существование трудового правоотношения. Последует ли из этого, что все правообразующие факты трудового правоотношения входят в правопрекращающий фактический состав? Думается, нет. Правопрекращающий состав не может и не должен вбирать в себя всю цепь предшествующих правообразующих и правоизменяющих юридических фактов. Они примыкают к не­му иначе - в качестве юридических условий.

Разграничение юридических фактов и юридических ус­ловий имеет существенное практическое значение. Право­применительный орган должен установить все необходимые юридические факты. Что касается юридических условий, то их наличие обычно резюмируется. Иначе правопримени­тельный орган в каждом случае должен был бы устанавли­вать бесконечную цепь юридических фактов, прямо и кос­венно связанных с данным правовым последствием.

Существует несколько групп юридических условий. Одна из них - факты, обусловливающие правоспособность и гражданское состояние субъектов права. Сюда следует отнести, в частности, гражданство, пол, возраст, семейное положение, образование. Не являясь элементами конкрет­ных фактических составов, эти юридически значимые об­стоятельства выступают юридическими условиями для крупных массивов правовых связей. В литературе такие факты получили обобщенное наименование элементов гражданского состояния.

Другая группа юридических условий - элементы правообразующих, правоизменяющих, правопрекращающих сос­тавов, предшествующих данному. Например, наличие права собственности на вещь служит юридической предпосылкой для распоряжения этой вещью — вступления в правоотно­шения мены, дарения, купли-продажи и т. д. Юридические основания приобретения права собственности, как правило, не входят в состав новой сделки, а примыкают к нему в качестве юридического условия. Наиболее часто в качестве юридических условий выступают факты-правоотношения, отражающие участие данного субъекта в длящихся правовых связях (особенности фактов-правоотношений будут рассмотрены в гл. II).

Юридические условия не следует смешивать с юриди­ческими фактами, по тем или иным соображениям выве­денными за рамки конкретных составов. Иногда такого рода факты тоже называют «условиями», например условия действительности сделки, условия освобождения от ответ­ственности и др. Речь идет, как представляется, о разных явлениях. Чтобы рационально построить нормативный акт, повторяющиеся элементы фактических составов могут быть вынесены в его общую часть, урегулированы специальны­ми нормами. Наиболее часто за рамки составов выносятся их процедурно-процессуальные элементы.

Возникает вопрос, существует ли четкая граница меж­ду юридическими условиями и юридическими фактами?

Есть несколько разграничительных признаков:

как уже отмечалось, юридические факты обусловливают правовые последствия прямо, юридические условия — кос­венно, через одно или несколько промежуточных звеньев (чаще всего через факт-правоотношение);

юридический факт связан с данным конкретным право­отношением; юридическими условиями обычно детермини­руется несколько различных правовых связей;

юридические факты, как правило, обстоятельства разо­вого, ситуационного значения; юридические условия, на­против, в большинстве своем факты длительного действия.

В правовой литературе гражданство, пол, возраст, сос­тояние здоровья и т. д. часто именуют юридическими фак­тами. Не противоречит ли это предлагаемому разграниче­нию юридических фактов и юридических условий? Думает­ся, противоречия здесь нет. Данные социальные обстоя­тельства обусловливают особый тип правовых связей — общие (общерегулятивные) правоотношения. Следует подчеркнуть, что отнесение ряда фактических обстоятельств к юридическим условиям не означает их какой-либо дис­кредитации, не делает их «второстепенными» юридически­ми фактами. В одних правоотношениях фактические обсто­ятельства могут быть юридическими фактами, в других, связанных с первыми, - они проявляют себя как юриди­ческие (нормативные) условия.

Третий круг фактов — юридические факты. Они далеко не однородны: различаются по своим функциям, способу закрепления, степени определенности и иным существен­ным признакам. Но все юридические факты — это непос­редственное основание наступления правовых последствий: возникновения, изменения, прекращения правоотношений, появления некоторых иных правовых последствий. Какие фактические обстоятельства могут иметь юридическое зна­чение, а какие нет? Как из массы важных и второстепен­ных фактов выбрать те, которые наиболее полно обрисовывают регулируемую правом социальную ситуацию?

4. В правовом регулировании юридические факты выс­тупают, как правило, в составе объединений, комплексов фактов. Фактическая предпосылка, состоящая из одного элемента - юридического факта, - сравнительно редкое явление. Представляется необходимым различать две категории фактических комплексов - группу юридических фактов и фактический состав.

Группа юридических фактов — это несколько фактиче­ских обстоятельств, каждое из которых вызывает одно и то же правовое, последствие.

Группу юридических фактов можно изобразить схема­тически:

1,2,3 — юридические факты 4 — правовое последствие

В юридической науке группа юридических фактов не рассматривается как комплексное образование. Ее эле­менты обычно анализируются по отдельности, в качестве изолированных юридических фактов. Думается, это не впол­не верно: элементы группы юридических фактов - не слу­чайный набор социальных фактов, а хотя слабо органи­зованный, но все же комплекс юридических фактов. Како­вы связи, позволяющие считать группу фактов комплексом? Прежде всего, каждый элемент группы влечет одно и то же правовое последствие. В этом состоит основа их юридичес­кого родства, однопорядковости. Их юридическое единство находит и внешнее выражение - все элементы группы зак­реплены обычно в одном нормативном акте, в одной или в нескольких соседствующих юридических нормах. Кроме того, элементы группы близки как социальные обстоятельст­ва. Все они связаны либо с одной, либо с несколькими близкими по содержанию ситуациями, входящими в пред­мет правового регулирования. Именно социальная однотип­ность обстоятельств лежит в основе объединения их в фак­тический комплекс - группу юридических фактов.

Группу с известной долей условности можно рассматри­вать как промежуточное образование между фактическим составом и единичным юридическим фактом. Для нее не характерны системная связь и взаимообусловленность всех элементов, свойственные фактическому составу, но все же она представляет собой нечто большее, чем простой пере­чень юридических фактов.

Вторая разновидность объединения - фактические (юри­дические) составы . От группы фактический состав отлича­ется тем, что его элементы определенным образом связаны в пространстве и времени, взаимообусловлены. Правовое последствие наступает лишь при наличии всех элементов состава в совокупности. Иными словами, фактический сос­тав - есть система юридических фактов.

Реальные фактические предпосылки правоотношений достаточно сложны по структуре. Они, как правило, не ис­черпываются одним типом связи юридических фактов, в большинстве случаев мы видим использование различных типов. Можно привести немало примеров, когда основной «ствол» фактической предпосылки построен по принципу группы юридических фактов, а ее «периферийные звенья»— фактические составы. Последние в свою очередь могут включать не только отдельные юридические факты, но и группы, другие (подчиненные) фактические составы.

Различные типы связей между юридическими факта­ми - отражение сложных взаимозависимостей, свойствен­ных самим общественным отношениям. В философской и юридической литературе отмечается многофакторность, многопричинность общественных отношений. Социальный результат в большинстве случаев есть следствие не одной какой-то причины, а целого комплекса взаимодействующих между собой причин и условий. Законодательство, ес­тественно, не может не учитывать этого обстоятельства. Закрепляя юридические условия, группы юридических фактов, фактические составы, оно улавливает и отражает тем самым различные типы взаимозависимостей между общественными отношениями.

5 . В теории и на практике фактические составы неред­ко смешивают со сложными юридическими фактами. Отражение в праве общественных отношений - далеко не простой процесс. Конкретная социальная ситуация зачас­тую представляет собой переплетение элементов объектив­ного и субъективного, закономерного и случайного, матери­ального и идеального. Поэтому в качестве юридических фактов выступают не только простые фрагменты социаль­ной действительности, но и порой довольно сложные ее сре­зы. Сложные юридические факты - такие фактические об­стоятельства, которые имеют несколько различных сто­рон (признаков).

Своеобразие сложных юридических фактов не всегда учитывается на практике. Например, О. В. Баринов рас­сматривает случай, когда работнику, нарушившему прави­ла техники безопасности, действием механизма была при­чинена смерть. Поступок рабочего О. В. Баринов относит к противоправным неосторожным действиям, смерть работ­ника — к относительным событиям. Такое решение вопро­са вызывает возражения. Как представляется, перед нами не два различных юридических факта, а один юридический факт — несчастный случай на производстве, отражающий соответствующую социальную ситуацию. Но это факт - сложный по содержанию, внутри него могут быть выделе­ны субъективный элемент (поступок работника) и объек­тивные элементы (действие механизма, смерть).

Приведенный пример свидетельствует о том, что «воле­вой» критерий, согласно которому все юридические факты подразделяются на события и действия, нельзя абсолюти­зировать. В качестве юридических фактов могут выступать не только «чистые» события и действия, но и фактические обстоятельства, охватывающие своим содержанием то и другое, - сложные юридические факты.

Закрепление сложных юридических фактов (например, местожительства, безвестного отсутствия) - в целом поло­жительное явление в законодательстве. Они помогают охватить многосторонние социальные ситуа­ции, способствуют повышению системности в правовом регулировании. В некоторых отраслях (трудовом, семейном, уголовном праве и др.) использование сложных юридичес­ких фактов объективно неизбежно. Вместе с тем можно привести примеры (в лесном, водном законода­тельстве), когда сложные юридические факты связаны с недостаточной дифференцированностью правового регулирования. В принципе они могли бы быть заменены более простыми и конкретными юридическими фактами. Необхо­димо в каждом случае правового регулирования «нащупать» меру сложности юридических фактов, выбрать опти­мальную форму их объединения - группу юридических фактов или фактический состав.

Глава II . Некоторые вопросы классификации юридических фактов

Невозможно что-либо сказать о юридических фактах, если; представить их себе синкретически, как некое нерасчлененное целое. Научная классификация юридических фактов представляет собой тонкий инструмент проникнове­ния в глубь предмета, в существо свойственных ему зако­номерностей.

1 . Классификация юридических фактов — один из хоро­шо разработанных в теории аспектов темы. В основу тради­ционной классификации юридических фактов положены три взаимосвязанных признака.

Первый — «волевой» кри­терий, согласно которому все юридические факты подраз­деляются на действия и события. Действия - поступки че­ловека, акты государственных органов и т. д. События — явления природы, возникновение: и развитие которых не зависит от воли и сознания человека.

По второму признаку все действия подразделяются на правомерные и неправо­мерные. Правомерные - соответствуют предписаниям юридических норм, в них выражается правомерное (с точ­ки зрения действующего закона) поведение. Неправомер­ные - противоречат правовым предписаниям, причиняют вред интересам господствующего класса. Значение этого подразделения заключается в том, что оно охватывает две противоположных сферы правовых явлений: с одной стороны, договоры, сделки, административные акты, свя­занные с «нормальными» правовыми отношениями; с дру­гой — проступки, преступления, вызывающие возникнове­ние охранительных правоотношений. При самом скептиче­ском отношении к юридическим классификациям нельзя не видеть здесь завоевания абстрагирующей юридической мысли, охватившей единой классификацией юридические факты с противоположным социальным знаком.

Согласно третьему признаку, правомерные действия делятся на юридические поступки и юридические акты. Поступки направлены на интересы и цели, лежащие вне права. Они вызывают правовые последствия независимо от того, сознавал или не сознавал субъект их правовое зна­чение, желал или не желал наступления правовых послед­ствий. Значительная часть правомерных поступков порож­дается материально-предметной деятельностью людей (про­изводством, и потреблением материальных благ, созданием произведений литературы и искусства, открытиями и изо­бретениями и т. п.). Юридические акты - действия, прямо направленные на достижение правового результата. Совер­шая юридические акты, граждане, государственные органы и другие субъекты создают, изменяют, прекращают право­вые отношения либо для себя, либо для других субъектов.

Схематически данная классификация может быть пред­ставлена следующим образом:


В научной литературе предпринимались неоднократные попытки дополнить и модифицировать указанную класси­фикацию. Действия предлагалось подразделять на односторонние и многосторонние, положительные и отрицательные; правонарушения - на умышленные и неосторожные; в чис­ле действий особо выделять юридические факты-состояния, результативные действия; юридические факты-события разграничивать на абсолютные и относительные. Мы при­вели лишь важнейшие модификации. Анализируя научную классификацию юридических фактов, нельзя не задаться вопросом: надежен ли ее «ствол», иными словами, насколь­ко научно обоснованно используется сам метод классификации применительно к юридическим фактам?

Для ответа на этот вопрос необходимо обратиться к рассмотрению функций классификации в научном позна­нии. Классификация юридических фактов, как и всякая классификация, служит средством систематизации, предпо­сылкой научного анализа изучаемого объекта. Разделяя объект на части, она позволяет изучить его в расчленен­ном, детализированном виде. Одновременно она призвана соединить разнообразные и порой противоречивые проявле­ния объекта, связать их в единую, цельную систему. Выс­тупая как средство научной систематизации, классифика­ция выполняет свою главную функцию.

Однако этим ее задачи не исчерпываются. Наряду с указанной научная классификация выполняет ряд других функций, и среди них — объяснительную. Определяя пози­цию юридического факта в классификационной схеме, мы тем самым находим его место в ряду однородных явлений, теоретически его интерпретируем, т. е. объясняем. В право­вой литературе не случайно ведутся споры о месте того или иного юридического факта в научной классификации. Определить это место - значит распространить на него юридический режим (закономерности, принципы, свой­ства) данного класса юридических фактов, установить спо­соб включения данного юридического факта в систему правового регулирования.

Классификация юридических фактов выполняет, далее, эвристическую функцию, т. е. ставит перед исследователем новые вопросы, наталкивает на нерешенные задачи. Науч­ную гипотезу, юридическую конструкцию иногда достаточ­но «проиграть» на классификации юридических фактов, чтобы выявить ее уязвимые места, обнаружить, что те или иные фактические обстоятельства ею не охватываются. Это дает толчок творческой мысли, заставляет уточнять исход­ные положения, приводит к правильным решениям.

Классификация юридических фактов служит средством научного прогноза, выполняет прогностическую функцию. Разграничивая множество видов и подвидов юридических фактов, она выступает как инструмент, позволяющий за­фиксировать всякие сдвиги в системе юридических фактов.

Научно обоснованная классификация позволяет вы­сказывать предположения о перспективах развития тех или иных категорий юридических фактов, предвидеть эти изменения.

Классификация юридических фактов выполняет богатую по содержанию практическую функцию. Она способствует точному отбору и правильному закреплению юридических фактов в нормах права, помогает понять взаимосвязь раз­личных средств воздействия на фактические отношения и процессы. Ее ценность для правоприменительных органов заключается в том, что она раскрывает правовую специфи­ку социальных фактов, служит их полному и точному установлению.

Классификация юридических фактов — необходимое средство изучения правовых отношений, определения их отраслевой принадлежности. В этом качестве она широко используется в науке, на практике, в юридическом образо­вании. По нашему мнению, научная и практическая цен­ность классификации юридических фактов раскрыта еще не в полной мере. Ее дальнейшее развитие может оказать­ся полезным для решения разнообразных задач правоведе­ния, в том числе для социологических исследований в юри­дической науке.

Науке известны различные виды классификации. Суще­ствуют распространенные классификации, когда исходный класс объектов последовательно подразделяется на виды и подвиды по различным основаниям. Примером распростра­ненной классификации является систематика животных и растений. Есть такие классификации, в соответствии с ко­торыми исходный класс объектов делится по независимым, не связанным в строгую систему, основаниям. В результа­те получается несколько «рядом расположенных» класси­фикаций (соделений), раскрывающих с различных сторон структуру понятия (класса объектов).

Следует признать, что классификация юридических фак­тов тяготеет к классификациям второго типа. Она выгля­дит именно как «набор» различных, более или, менее раз­витых классификаций. Естественно, что в этом «наборе» могут оказаться случайные, не вполне обоснованные деле­ния, использоваться недостаточно четкие критерии и т. п. Возникает вопрос, следует ли стремиться к созданию, хотя бы в перспективе, распространенной (типа систематики) классификации юридических фактов, охватывающей все их возможные подразделения? На наш взгляд, постановка по­добной задачи не вызывается практической необходимос­тью. Сверхсложная классификация могла бы привести к еще большей схематизации и формализации теории юри­дических фактов, оторвала бы ее от практических задач совершенствования законодательства и применения права. На настоящем этапе развития науки структура класси­фикационного исследования юридических фактов склады­вается из следующих элементов.

Классификация юридических фактов по «волевому» критерию . Эта классификация, использующая несколько взаимосвязанных критериев, уже рассматривалась выше. Ее дальнейшее развитие возможно как в направлении уточ­нения критериев деления (например, оснований разграни­чения юридических поступков и результативных действий), так и в сторону дальнейшего углубления классификации. Отраслевые науки дают интересный материал (виды дого­воров, административных актов), который может и дол­жен стать объектом теоретического обобщения, послужить дальнейшему распространению данной классификации.

Вспомогательные классификации юридических фактов . Это группа относительно независимых, не связанных в систему делений юридических фактов - по отраслевой принадлежности, способу установления и закрепления фактов и др. Данные классификации дают нам «разрезы» массива юридических фактов по различным признакам, имеющим как научное, так и практическое значение. Мож­но сказать, что они выступают в роли «прожекторов», ос­вещающих с различных сторон юридические факты для их изучения и практического использования.

Развитие данных классификаций видится в более широ­ком использовании социально-экономических критериев. «Поскольку... юридические факты являются фактами об­щественной жизни, — отмечал Н. Г. Александров,— их классификация возможна и по признаку материального содержания, т. е. по принадлежности к той или иной сфере общественных отношений». Например, возможно вы­деление юридических фактов, связанных с правовым регу­лированием транспорта, здравоохранения, бытового обслуживания и т. д. Этот подход позволит более предметно анализировать юридико-фактическую основу правового регулирования. В перспективе он может привести к форми­рованию новых разделов и направлений теории юридичес­ких фактов.

Дихотомические классификации . Это деления по нали­чию или отсутствию признака. С логической точки зрения, дихотомические классификации обладают существенным недостатком - их отрицательное подразделение слишком неопределенно, требует дальнейшего раскрытия объема. Поэтому дихотомические деления рассматриваются в на­уке как материал для построения более совершенной клас­сификации. Но для практических целей в области теории юридических фактов такие классификации незаменимы. Они позволяют выделить и обстоятельно проанализировать отдельные группы юридических фактов, обладающие тем или иным своеобразием (например, сроки, факты-правоот­ношения, судебные решения).

Не ставя своей целью рассмотрение всех перечисленных классификаций, остановимся лишь на некоторых видах юридических фактов.

2. Юридические действия представляют собой результат сознательной, целенаправленной деятельности людей и иных субъектов советского права в области отношений, сос­тавляющих предмет правового регулирования. Отличи­тельная черта современного этапа развития советской юридической науки - стремление к комплексному, систем­ному осмыслению юридически значимого действия.

В правовом регулировании действия выступают в раз­ных качествах. С одной стороны, они служат основаниями возникновения, изменения, прекращения правоотношений, наступления иных правовых последствий. С другой сторо­ны, действия выступают в роли того материального объек­та, на который воздействуют правовые отношения и ради которого осуществляется все правовое регулирование. Рассмотрение действий в качестве юридических фактов, таким образом, есть лишь один из аспектов их изучения в правоведении.

Юридическое действие — абстрактное, обобщающее по­нятие. Юридическим действием является и возложение штрафа на нарушителя правил дорожного движения, и за­ключение брака, и вынесение приговора за совершенное преступление. Легко заметить, что все эти юридичес­кие действия — факты различного социального масштаба, разной протяженности во времени, неодинаковой социаль­ной значимости. В научной литературе показано, что поведение человека иерархически организовано. Элементарная единица поведения - телодвижение. Из телодвижения складываются операции, из операций — действия, из дей­ствий — деятельность и т.д. Какой «размер» поведенческой единицы необходим и достаточен для того, чтобы быть юридическим фактом? Можно считать, что юридическим поступ­ком может быть и телодвижение, и операция, и комплекс операций. Это зависит от конкретной ситуации, от того, как смоделирован юридический факт в норме права. Хоте­лось бы подчеркнуть, что степень детализированности, конкретизированности юридических фактов не может быть произвольной. Каждой отрасли права свойственна своя степень «укрупнения» при рассмотрении юридических фактов. Если в уголовно-правовых нормах не редкость юридические факты — телодвижения, то для трудового, гражданского, семейного права это в целом не характерно. В них фигурируют юридические факты — операции и ком­плексы операций (действия). Для административного, государственного права свойственно использование обстоя­тельств еще большей степени обобщения, таких, как деятельность граждан, должностных лиц, государственных органов. Гибкое применение укрупнения и детализации юри­дических фактов в зависимости от отрасли права, характе­ра регулируемых отношений позволяет использовать сред­ства юридического воздействия в широком диапазоне — от крупномасштабных правовых предписаний, охватывающих массовые процессы, до ювелирных по точности предписа­ний, посвященных «узким» видам общественных отношений и ситуаций.

Юридические действия — сложный и многоплановый объект классификации. Уложить в единую классификаци­онную схему разнообразные проявления деятельности субъ­ектов советского права далеко не просто. В научной и учебной литературе используется ряд делений правомер­ных юридических фактов-действий: по субъекту (действия граждан, организаций, государства); по юридической на­правленности (юридические акты, юридические поступки, результативные действия); по отраслевой принадлежности (материально-правовые, процессуальные); по способу со­вершения (лично, через представителя); по способу выра­жения и закрепления (молчанием, жестом, документом) и др.

Не считая необходимым подробно рассматривать клас­сификацию правомерных юридических фактов, остановимся лишь на одном вопросе. В теории государства и права и в отраслевых науках принято подразделять правомерные действия на юридические поступки и юридические акты. Поступки, как уже отмечалось, есть поведение, с которым право связывает правовые последствия, независимо от осо­знания субъектом правового значения своих действий. Юридические акты, напротив, такие действия субъектов права, которыё прямо нацелены на достижение определен­ного юридического результата. Думается, что критерии выделения поступков и актов можно дополнить еще одним разграничительным признаком. Социальное значение пер­вых и вторых тоже неодинаково. Если поступки по своему содержанию - «сгустки» прошлой, уже завершенной дея­тельности, то акты представляют собой действия, «опро­кинутые в будущее». Если поступки, как правило, являют­ся поведением материально-преобразующего характера, то акты - это действия, насыщенные социальной информа­цией. Их назначение - упорядочить, организовать, ввести в определенные рамки предстоящую деятельность.

Существенную научную и практическую роль играет систематизация неправомерных действий. К числу важ­нейших можно отнести подразделение неправомерных дей­ствий: по степени общественной опасности (преступления, проступки); по субъекту (действия индивидов, организа­ций); по объекту (государственной и частной собственности, уп­равления, личности и т. д.); по отраслям права (уголов­ные, административные, гражданские, трудовые и др.); по форме вины (умышленные, неосторожные); по мотиву (ху­лиганские, корыстные и др.).

Как и подразделение правомерных действий, классифи­кацию правонарушений вряд ли можно считать завершен­ной. В науке уголовного права достигнуты определенные успехи в изучении и классификации преступлений. Клас­сификация же проступков и мер ответственности за них нуждается в совершенствовании. Детальная классифика­ция правонарушений позволит более дифференцированно подойти к этой категории юридических фактов, глубже проанализировать их систему, полнее осмыслить юриди­ческое значение каждой разновидности правонарушений.

Известную сложность вызывает вопрос о месте в клас­сификации юридических фактов объективно-противоправных действий (вред, причиненный недееспособным, слу­чайное причинение вреда и т.д.). Такие действия в опреде­ленной мере сходны с юридическими событиями. Как и со­бытия, они находятся за рамками предмета правового ре­гулирования. Право учитывает существование подобных фактов, но не может на них воздействовать. В процессе пра­вового регулирования объективно-противоправные дейст­вия всегда опосредуются действиями других лиц. Напри­мер, за вред, причиненный недееспособным лицом, отвеча­ют родители, опекуны, воспитательное учреждение, если не докажут отсутствия своей вины. По нашему мнению, объективно-противоправные действия занимают промежу­точное положение между юридическими событиями и юри­дическими действиями, сочетая признаки как тех, так и других. Данное обстоятельство позволяет еще раз увидеть относительность «волевого» критерия, необходимость даль­нейшего развития классификации юридических фактов-действий по разнообразным социальным и юридическим признакам.

3. Юридические факты-состояния, факты-правоотноше­ния . В общетеоретической и отраслевой научной литерату­ре широко обсуждается такая специфическая разновид­ность юридических фактов, как состояния. Юридическими состояниями называют сложные юридические факты, ха­рактеризующиеся относительной стабильностью и дли­тельным периодом существования, в течение которого они могут неоднократно (в сочетании с другими фактами) вы­зывать наступление правовых последствий. Наличие дан­ной разновидности юридических фактов было замечено давно. «Право может изменяться не только вследствие ми­молетных событий,— писал, например, Е. Н. Трубецкой,— но и под влиянием длящихся состояний». Спорным являет­ся вопрос о месте состояний в классификации юридических фактов. Одни авторы выделяют состояния в особое звено, наряду с событиями и действиями; другие — полагают, что факты-состояния могут быть как юридическими дейст­виями, так и юридическими событиями. Конструктивное решение данной проблемы заключается, по нашему мне­нию, в том, чтобы четко сформулировать критерий выделе­ния состояний в системе юридических фактов. Этот приз­нак - продолжительность существования фактических обстоятельств. С данной точки зрения все юридические фак­ты могут быть разграничены на факты краткосрочного действия и факты длительного действия (состояния).

В научной литературе высказано мнение, что юридическое значение имеет не само состояние (в браке, в трудо­вом договоре), а юридические факты, обусловившие его возникновение. Развивая данную мысль, можно показать, что в ряде случаев состояние трудно отграни­чить от длящегося правоотношения. На этом основании высказано сомнение в целесообразности выделения состоя­ний в классификации юридических фактов. На наш взгляд, противоречие в данном случае кажу­щееся. Действительно, состояния обусловливаются определенными юридическими фактами. Например, гражданство, родство - состояния, которые имеют истоком некоторые юридические факты. Но в своем дальнейшем существова­нии состояние как бы отрывается от своей фактической основы. Оно приобретает самостоятельность и как юри­дический факт входит в фактические составы различных правовых отношений. В некоторых случаях факт-состоя­ние - это длящееся социальное обстоятельство (например, состояние здоровья). В других ситуациях состоянием мо­жет быть правовое отношение (например, членство в какой-либо организации). Это вовсе не дискредитирует самостоятельность фактов-состояний, так как правоотношения, по нашему мнению, тоже могут выполнять роль юридических фактов.

Высказанные положения позволяют более четко сфор­мулировать особенности, присущие юридическим состоя­ниям как специфической категории юридических фактов. Во-первых, состояния отражают длящиеся, стабильные ха­рактеристики общественных отношений и участников отно­шений. Как правило, это и наиболее существенные в со­циальном и юридическом планах признаки. Во-вторых, состояния обладают сильным «составообразующим дейст­вием». За время своего существования они участвуют в воз­никновении многих правоотношений, активно формируя тем самым индивидуальный правовой статус субъектов. В-третьих, разновидностью фактов-состояний является со­стояние в правоотношениях.

Особенности фактов-состояний должны учитываться в правовом регулировании. Юридические состояния пред­ставляют собой своеобразный каркас системы юридичес­ких фактов. Конструкция этого каркаса имеет далеко не второстепенное значение, поскольку предопределяет место иных юридических фактов в правовом регулировании. Всякие изменения модели факта-состояния затрагивают множество правовых отношений, влекут многообразные прямые и косвенные последствия для возникновения, изме­нения, прекращения целых массивов правовых связей, поэтому такие изменения должны производиться с макси­мальной осторожностью, тщательной отработкой всех воз­можных последствий.

Мало исследована классификация юридических фактов-состояний. В основу такой классификации, по нашему мнению, может быть положена система признаков личнос­ти, используемая в конкретно-социологических исследова­ниях. Это - пол, возраст, социальное происхождение, национальность, партийность, образование, культура, квалификация, стаж работы и др.Учитывая данную сис­тему (а она отражает именно стабильные элементы в характеристике личности), юридические факты-состояния можно сгруппировать следующим образом: характеризую­щие общие физиологические признаки личности (пол, воз­раст, состояние здоровья); характеризующие наиболее об­щие социальные признаки личности (национальность, гражданство, местожительство); характеризующие семейно-бытовые отношения (состояние в браке, наличие детей, иждивенцев и т. п.); характеризующие трудовую деятель­ность и способ получения доходов (рабочий, служащий, иждивенец, учащийся и др.); характеризующие общест­венно-политическую деятельность (избрание в государст­венные органы, награждение орденами и медалями, прис­воение почетных званий и др.); характеризующие отноше­ние к правопорядку (судимость, тунеядство и т. д.).

К юридическим состояниям примыкают факты-правоот­ношения. Некоторые юридические состояния являются, как отмечалось, правоотношениями, но не всякое юридическое состояние - правоотношение, равно как и не всякий факт-правоотношение может расцениваться в качестве юриди­ческого состояния.

Включение правоотношений в число юридических фак­тов нельзя рассматривать как парадокс, как подтвержде­ние тезиса о том, что «право порождает право». В форме правоотношений выступают важнейшие, наиболее значи­мые общественные связи. Поэтому нет ничего удивительно­го в том, что право использует в качестве юридических фактов такой элемент реальности, как правовые отношения. Закрепление в нормах права фактов-правоотношений обусловлено также требованием закон­ности, внутренними закономерностями правопорядка, пред­полагающего координированное возникновение и сущест­вование правовых связей. Наконец, надо указать на то, что факт-правоотношение обладает значительной социальной емкостью. В обобщенном, концентрированном виде он вбирает в себя широкий массив социальных фактов. В силу этого факты-правоотношения могут эффективно использоваться в правовом регулировании.

Нельзя не видеть, однако, что факт-правоотношение есть производный юридический факт, вторичный по отно­шению к определенной группе социальных обстоятельств. Его юридическая надежность в немалой степени зависит от совершенства юридического механизма образования право­отношений. Если данный механизм не обеспечивает долж­ного уровня законности в возникновении правоотношений, то использование такого факта повлечет перенос ошибки в новую область общественных отношений. Это обязывает проявлять осторожность в использовании фактов-правоот­ношений, предусматривать средства контроля в составах, включающих такие факты.

Термин «факт-правоотношение» может создать впечат­ление, что юридическим фактом выступает все правоотно­шение в целом. На самом деле, это не так. Факт-правоотно­шение отражает правовую связь в обобщенном виде. Поэ­тому юридическое значение имеет, как правило, сам факт существования (или отсутствия) того или иного правоот­ношения. Например, для заключения брака — отсутствие другого зарегистрированного брака.

Есть мнение, что юридическим фактом является не само правоотношение, а основание его возникно­вения, «ибо о существовании любого правоотношения мо­жно судить лишь на основании наличия юридического фак­та, являющегося основанием возникновения этого право­отношения». На наш взгляд, приведенное высказывание не вполне точно. Как и в случае с юридическими состояни­ями, здесь необходимо разграничить юридические предпо­сылки правоотношения и сам факт-правоотношение, кото­рые и с социальной, и с юридической точек зрения не тождественны. В некоторых ситуациях юридические факты, породившие правоотношение, могут утратить со временем свое юридическое значение, но правовая связь будет жить.

Таким образом, существова­ние правоотношения - более емкий юридический факт, он охватывает не только наличие законного фактического основания правоотношения, но и реальное бытие правовой связи.

4. Юридические события. Общественная деятельность людей представляет собой переплетение закономерного и случайного. Правовое регулирование не может не отражать того обстоятельства, что в жизнь общества, в деятельность коллективов и личностей порой вторгаются факторы сти­хийного характера. Подобные обстоятельства учитываются, в частности, путем закрепления в законодательстве юриди­ческих фактов-событий. Юридические события самостоя­тельно и в сочетании с другими юридическими фактами вызывают возникновение правоотношений, влекут измене­ние прав и обязанностей, прекращают правовые отношения.

В учебной и научной литературе юридические события нередко определяют как обстоятельства, наступление кото­рых не зависит от воли и сознания человека. Представ­ляется, что подобное понимание не вполне точно отражает существо юридических фактов-событий.

Во-первых, многие события в своем зарождении могут зависеть от воли человека (рождение человека, наводне­ние, пожар и т. п.), но в своем дальнейшем развитии они выходят из-под его контроля. Такого рода обстоятельства было предложено называть «относительными событиями».

Во-вторых, развитие науки и техники увеличивает воз­можности человека в воздействии на процессы и явления природы. То, что сегодня не зависит от воли и сознания (ливни, лавины, землетрясения), завтра может стать упра­вляемым процессом. Область явлений, не зависящих от во­ли и сознания человека, не остается неизменной; соответст­венно сокращается и область событий.

В-третьих, право нередко придает значение самому материальному факту, отвлекаясь от связанных с ним субъективных моментов. «Многие правомерные действия людей,— отмечал, например, Н. М. Коркунов,— юридичес­ки рассматриваются совершенно так же, как и события, так, что внутренняя сторона их не имеет никакого значе­ния».

В-четвертых, как уже говорилось, сложный юридичес­кий факт объединяет в своем содержании элементы объек­тивного и субъективного характера. Подобного рода фак­тические обстоятельства трудно отнести и к событиям, и к действиям.

Разграничение юридических действий и событий — не такое простое и очевидное дело. Какого же рода фактичес­кие обстоятельства можно считать юридическими события­ми? Для ответа на этот вопрос необходимо обратиться к рассмотрению сущности события. С философской точки зрения, событие есть прежде всего случайное явление. «Случайность.., -пишет А П. Шептулин, - возникает в мо­ментах пересечения необходимых причинно-следственных рядов, где как раз и образуются новые причины, включа­ются во взаимодействие новые элементы». Данное поло­жение применимо и к событиям как юридическим фактам. Юридически значимое событие имеет место лишь в тех случаях, когда «пересекаются» независимые причинно обусловленные процессы (деятельность человека, разви­тие природного явления). Независимость событий от воли человека, таким образом, признак не главный, производный.

Рассмотрим для иллюстрации такой - юридический факт, как наводнение. Само по себе наводнение — закономер­ный результат цепи природных процессов. В этом заключа­ется одна из независимых «линий причинности» в рассмат­риваемом явлении. Но наводнение никогда не станет юридическим фактом, если не будет «пересечения» данной линии причинности с другой — процессом человеческой деятельности. В том случае, если наводнение помешало, например, обвиняемому явиться по вызову следователя, оно приобретает значение юриди­ческого факта. Следовательно, событие выступает как сложный по структуре юридический факт, включающий элементы закономерного и случайного, объективного и субъективного. В составе этого факта можно выделить при­знаки, относящиеся к одной причинной цепи (наводнению) и к другой (деятельности следователя). Таким образом, вывод о том, что событие представляет собой пересечение независимых причинных цепей, не лишен известного прак­тического значения. Он позволяет понять структуру факта-события, что важно для нормативного закрепления фактов-событий и для их установления в правоприменительном процессе.

Юридические факты-события можно классифицировать по различным основаниям: по происхождению - природные (стихийные) и зависящие в своем происхождении от чело­века ; в зависимости от повторяемости события - уникаль­ные и повторяющиеся (периодические) ; по протяженности во времени - моментальные (происшествия) и протяженные во времени (явления, процессы) ; по количеству участ­ников - персональные, коллективные, массовые; с опреде­ленным и с неопределенным количеством участвующих лиц ; по характеру наступивших последствий — обратимые, необ­ратимые и др.

Сходная классификация событий дается в исторической науке. «В зависимости от времени, на протяжении которого событие длится — пишет, например, М. А. Барг, — различают: события моменталь­ные (происшествия), события, циклически повторяющиеся (периоди­ческие), и события большей или меньшей длительности во времени (явления, процессы».

5. Иные виды юридических фактов. Одним из элемен­тов классификационного исследования юридических фак­тов, как уже отмечалось, являются классификации по на­личию или отсутствию признака - дихотомические деле­ния. Эти деления позволяют выбрать из массива фактичес­ких обстоятельств специфические группы юридических фак­тов, рассмотреть их юридические особенности и своеобра­зие функционирования. Количество дихотомических деле­ний неограниченно, ибо они могут создаваться по многим признакам. Рассмотрим некоторые из них.

По признаку их документального закрепления юриди­ческие факты могут быть подразделены на оформленные и неоформленные. Большинство юридических фактов суще­ствует в оформленном, зафиксированном виде. Вместе с тем определенные фактические обстоятельства могут быть не оформлены, например устная сделка между гражда­нами, отказ от осуществления права. Неоформленными могут быть и юридические события: рождение, смерть че­ловека, изменение в состоянии здоровья. Подобные юриди­ческие факты можно называть латентными, скрытыми. В латентном виде существует определенная часть фактов-правонарушений.

Значительная часть фактических обстоятельств имеет юридическое значение только в оформленном, зафиксиро­ванном виде. Например, такой юридический факт, как судимость, не может приниматься во внимание, если отсут­ствует ее документальное подтверждение; юридически значим лишь зарегистрированный брак. Использование при принятии решений надежно зафиксированных, облеченных в законную форму фактических обстоятельств — не форма­лизм, а требование социалистической законности, обуслов­ливающее высокую надежность правового регулирования, стабильность возникающих правовых отношений.

Разграничение оформленных и неоформленных юриди­ческих фактов важно еще и потому, что многие факти­ческие обстоятельства известную часть своей «жизни» су­ществуют в незафиксированном виде. Например, трудовое правоотношение может оформляться впоследствии, после фактического допуска к работе, трудовой стаж может устанавливаться при возникновении в этом надобности. Длительный разрыв между социальным фактом и его юридическим закреплением, как правило, представляет собой негативное явление, которое способно отрицательно отра­зиться на правовых отношениях, причинить ущерб правопорядку.

По признаку определенности нормативной модели юри­дические факты можно подразделить на определенные и относительно-определенные.

К первой группе относятся юридические факты, исчерпывающе очерченные в норме права и не требующие какой-либо конкретизации правопри­менительными органами. В их числе такие, например, фактические обстоятельства, как возраст, наличие трудо­вых отношений, гражданство, семейное положение и т. п.

Вторую группу составляют фактические обстоятельства, которые конкретизируются компетентным органом в про­цессе применения нормы права. Различают несколько видов конкретизации и соответственно несколько разновид­ностей относительно-определенных фактов.

К относительно-определенным фактам примыкают фак­тические обстоятельства, получившие юридическое значе­ние в порядке обратной силы закона. Обратное действие нормативного акта предполагает распространение его на отношения, возникшие до вступления этого акта в силу. Получается, что некоторые фактические обстоятельства приобретают юридическое значение (либо иную юридичес­кую оценку) не в момент своего возникновения, а позже, в связи с принятием нормативного акта, признавшего за ними качество юридических фактов. Образно говоря, про­исходит «переоценивание» фактического обстоятельства: из социального факта оно превращается в юридический. Следует, однако, подчеркнуть, что такой переоценке могут быть подвергнуты лишь надлежаще оформленные и зафик­сированные в свое время фактические обстоятельства. Если социальное обстоятельство не регистрировалось, то придание юридического значения подобной категории фак­тов может повлечь ущемление законных прав и интересов субъектов права.

В теории управления информация, поступающая в госу­дарственный орган, подразделяется на первичную и произ­водную (сводную, обобщенную). Юридические факты, как представляется, тоже бывают первичные и производ­ные. В основе этого деления лежит содержание юридичес­ких фактов и их взаимоотношение между собой. В право­вом регулировании нередко используются фактические обстоятельства, которые как бы надстраиваются над первичными юридическими фактами, представляют их обобщенное, систематизированное выражение. В качестве примера производного факта можно привести нуждаемость в жилье — необходимое условие для постановки на учет и получения жилой площади. Факт нуждаемости обобщает значительное число других, более конкретных фактических обстоятельств (состав семьи, отсутствие другой благоуст­роенной жилплощади и др.).

Закрепление в законодательстве производных юридичес­ких фактов — признак высокого уровня развития отрасли, правового института. Юридические обобщения вызревают постепенно, как результат исторического развития законо­дательства и правоприменительной практики. Их использо­вание расширяет возможности правового регулирования, позволяет оперативно менять его диапазон — переходить от узкого круга ситуаций к широким предписаниям, охва­тывающим значительное число случаев. Производные юри­дические факты повышают системность правового регули­рования, так как с их помощью можно координировать возникновение правоотношений. Но у них есть и отрица­тельная сторона. Производный юридический факт может «оторваться» от породивших его первоначальных юридичес­ких фактов, войти в противоречие с ними. Для того чтобы этого не случилось, содержание производных юридических фактов должно быть отчетливо «расшифровано» в нормах права. Например, закон не оставляет никаких сомнений относительно того, какие юридические факты охватывают­ся понятием «обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу». Из содержания нормы права должно быть видно, кто устанавливает и оформляет фактическое обстоятельство обобщающего характера и несет ответственность за его подлинность. Дол­жен существовать, наконец, механизм контроля производ­ных юридических фактов, позволяющий признавать недей­ствительными факты, утратившие свое содержание.

Разновидность производных юридических фактов — расчетные юридические факты. Это фактические показатетели, коэффициенты, индексы, рассчитываемые па основе некоторых первичных фактических обстоятельств и служа­щие основанием для возникновения права на вознагражде­ние, премию, надбавку или скидку и т. п. Значительное распространение формализованных расчетов в системах заработной платы, поощрения и стимулирования заставля­ет обратить внимание на эту категорию юридических фак­тов.

Расчетные юридические факты, во-первых, должны быть юридически надежными, что зависит, с одной стороны, от качества исходной информации, а с другой стороны, от принятой методики расчета. В литературе отмечались, например, недостатки правового механизма оценки эффек­тивности новой техники. Расчетные юридические факты здесь основываются на экономии, полученной от внедрения техники, которая нередко завышается или вообще определяется произвольно, по соглашению заинтересованных лиц.

Расчетные юридические факты, во-вторых, должны быть увязаны с конечными результатами деятельности, ориентированы на них. Например, в оплате труда инспек­торов охотнадзора принята система стимулирования в проценте от взысканных сумм штрафов. Чем больше штра­фов взыщет инспектор, тем большая премия ему за это по­лагается. Как справедливо писалось в печати, подобная система стимулирования заинтересовывает не в сокраще­нии, а в увеличении числа правонарушений, не способству­ет охране природы.

6. Рассмотренные деления ни в коей мере не исчерпы­вают всех известных классификаций юридических фактов (в общетеоретической и отраслевой литературе, приводит­ся немало иных делений). Тем не менее, они позволяют сделать определенные выводы о перспективах классифика­ционного исследования юридических фактов. К нему предъявляются общие требования научной классификации (деления понятий), подробно разработанные в логике. Классификация юридических фактов, как всякая классификация, должна вестись по существенным признакам, строиться на едином основании, быть соразмерной и не­прерывной; члены полученного деления не должны исклю­чать друг друга и т. п. В дополнение к перечисленным принципам можно сформулировать несколько специфичес­ких принципов классификации юридических фактов.

Разнообразие критериев классификации. Науке и прак­тике необходимы самые разнообразные классификации юридических фактов. Только при таком подходе можно раскрыть структуру массива юридических фактов, показать особенности тех или иных их разновидностей. Как бы­ло подчеркнуто выше, особое значение имеет классифика­ция юридических фактов по социально-экономическим при­знакам.

Ограниченность «волевого» критерия . Деление но «волевому» критерию — наиболее развитая классификация юридических фактов, имеющая немалое научное и практи­ческое значение. Однако этот критерий, как представляет­ся, не может раскрыть всех особенностей и проявлений юридических фактов. Отсюда, бесперспективны попытки свести в систему все классификации юридических фактов на основе данного деления. Модель классификационного исследования юридических фактов должна сочетать де­ление по «волевому» критерию с иными классифика­циями.

Учет единства объективного и субъективного в факте . Многие факты сочетают в своем содержании элементы объ­ективного и субъективного характера. Например, сложные юридические факты в большинстве своем не являются ни «чистыми» действиями, ни «чистыми» событиями, они объединяют элементы того и другого. Это затрудняет точ­ное определение места факта в классификационной схеме.

Связь с ситуацией . Юридические факты необходимо рассматривать в контексте ситуации, внутри которой они «выросли и сформировались». При этом обнаруживается, что юридический факт - не изолированное явление, а эле­мент более широкой фактической системы, в которой выде­ляются факты главные и подчиненные, первичные и произ­водные, юридические условия и т. п. Положение факта в этой фактической системе так или иначе отражается на его месте в научной классификации.

Классификацию юридических фактов нельзя абсолюти­зировать— она не единственное и не исключительное сред­ство познания. Вместе с тем при надлежащем использовании, она способна быть эффективным средством научного анализа, помогать проникновению в существо юридически значимых фактов.


Заключение

В данной работе мы рассмотрели историю возникновения понятия юридического факта как основания возникновения правоотношений в древнеримском праве, последующие развитие теории юридических фактов в с началом капитализма, взгляды на понятие юридического факта в русской юридической науке, а также современные существующие точки зрения по этому вопросу. Также проанализировали практический смысл и научную ценность теории юридических фактов как средства изучения одного из аспектов фактической обоснованности правового регулиро­вания.

В главе I данной работы рассмотрены понятие юридического факта, признаки, характеризующие это понятие. Подробно описан важнейший признак юридического факта - его спо­собность вызывать наступление правовых последствий, проанализирован источник данной способности юридического факта и природу свя­зи факта и правовых последствий, разобраны специфические признаки, которыми отличается связь факта и правовых послед­ствий. Мы проанализировали причины возникновения трудностей в определении юридического факта и уста­новлении его связи с правовыми последствиями.

В правовом регулировании юридические факты выс­тупают, как правило, в составе объединений, комплексов фактов. Поэтому представлена необходимость различать две категории фактических комплексов - группу юридических фактов и фактический состав. Также рассмотрено такое понятие как сложный юридический факт, их своеобразие и отличие от фактических составов.

В главе II данной работы мы рассмотрели важность научной классификации юридических фактов как средства проникнове­ния в глубь предмета, в существо свойственных ему зако­номерностей. Классификация юридических фактов — один из хоро­шо разработанных в теории аспектов темы.

В основу тради­ционной классификации юридических фактов положены три взаимосвязанных признака. Первый — «волевой» кри­терий, согласно которому все юридические факты подраз­деляются на действия и события. По второму признаку все действия подразделяются на правомерные и неправо­мерные. Согласно третьему признаку, правомерные действия делятся на юридические поступки и юридические акты.

Рассмотрены цели, которым служит классификация юридических фактов - в первую очередь, как средством систематизации, предпо­сылкой научного анализа изучаемого объекта. Кроме того, научная классификация выполняет ряд других функций, и среди них — объяснительную. Классификация юридических фактов выполняет, далее, эвристическую функцию, т. е. ставит перед исследователем новые вопросы, наталкивает на нерешенные задачи. Классификация юридических фактов служит средством научного прогноза, выполняет прогностическую функцию. Научно обоснованная классификация позволяет вы­сказывать предположения о перспективах развития тех или иных категорий юридических фактов, предвидеть эти изменения.

Классификация юридических фактов выполняет богатую по содержанию практическую функцию. Она способствует точному отбору и правильному закреплению юридических фактов в нормах права, помогает понять взаимосвязь раз­личных средств воздействия на фактические отношения и процессы. Ее ценность для правоприменительных органов заключается в том, что она раскрывает правовую специфи­ку социальных фактов, служит их полному и точному установлению.

Классификация юридических фактов - необходимое средство изучения правовых отношений, определения их отраслевой принадлежности. В этом качестве она широко используется в науке, на практике, в юридическом образо­вании.

Кроме того, рассмотрели различные дихотомические классификации юридических фактов - деления по нали­чию или отсутствию признака.

Установление или подтверждение юридических фактов — одна из главных задач практической деятельности каждого юриста. Без этого немыслимы правильное применение закона, защита прав граждан и организаций, разрешение споров, привлечение к от­ветственности нарушителей закона. Поэтому изучение юридичес­ких фактов занимает важное место в юридической науке и обра­зовании.

Литература.

1. «Общая теория права» под ред. А.С. Пиголкина М., Издательство МГТУ им. Н.Э. Баумана, 1998 г.

2. Елисейкин П.Ф. Судебное установление фактов, имеющих юридическое значение, М., Юридическая литература, 1973 г.

3. Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве М., Юридическая литература 1984 г.

4. Шкатулла В.И., Надвикова В.В., Сытинская М.В. «Правоведение» М., Академия, 2004 г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий