Юридическое закрепление крепостного права на Руси

Рассмотрение социально-политического положения России в конце XVI-начале XVII веков. Проведение анализа правового положения феодально-зависимого населения в этот период. Определение основных этапов юридического оформления системы крепостного права.

Содержание

Введение

1. Социально-политическое положение России XVI – XVII вв.

1.1 Государственный и общественный строй в России конца XVI – начала XVII вв

1.2 Развитие крепостного хозяйства

2. Правовое положение феодально-зависимого населения

2.1 Закрепощение крестьян в XV – начале XVI вв.

2.2 Крепостное право в XVII в. Изменения в правовом положении крестьян

3. Характеристика основных этапов юридического оформления системы крепостного права

3.1 Законы конца XV – начала XVI вв. о крепостной зависимости и их реализация

3.2 Соборное уложение 1649 г. о крепостном праве

3.3 Развитие законодательства о крепостном праве во второй половине XVIIв.

Заключение

Список источников и литературы


Введение

Актуальность темы. По окончании Смуты Россия, потерявшая около половины своего населения, представляла собой разоренную, искалеченную польским нашествием и внутренними междоусобицами страну. Ее история в царствование первых трех Романовых — это история медленного и тяжелого восстановления, прерываемого серьезными общественными потрясениями.

На рубеже XVI – XVII вв. в судьбах русского крестьянства наступил переломный момент, который отрицательно сказался на ходе русской истории в целом: в общих чертах оформилось крепостное право.

Термин "крепостное право" употребляется в исторической литературе в двояком смысле: в широком — как система феодальной эксплуатации, утвердившейся еще в Киевской Руси, и в узком — как особый этап в процессе крестьянского закрепощения, когда рядом законов централизованного, а затем абсолютистского государства была провозглашена практически неограниченная власть господ над крепостными. О втором значении термина и пойдет речь в данной работе.

Целью данной работы является изучение юридического оформления крепостного права на Руси. Важное место в ней занимают правительственные законы о крестьянах и холопах, юридически оформлявшие крепостное право. В работе изучаются их содержание, классовая направленность, претворение в жизнь. Особое внимание уделяется воссозданию динамики процесса закрепощения.

В связи с поставленной целью мы должны решить ряд задач, а именно:

1) рассмотреть социально-политическое положение России в конце XVI – начале XVII веков;

2) проанализировать правовое положение феодально-зависимого населения в рассматриваемый период;

3) изучить основные этапы юридического оформления системы крепостного права.

Объектом изучения в данной работе является правовое положение феодально-зависимого населения России. Предмет изучения составило юридическое закрепление крепостного права на Руси в конце XVI – начале XVII веков.

Историография. Вопрос о закрепощении крестьян в России на протяжении более двухсот лет является предметом большой и оживленной дискуссии в исторической науке. В дореволюционной историографии были выработаны две концепции: так называемого указного и безуказного закрепощения. Сторонники первой — В.Н. Татищев, М.М. Щербатов, Н.М. Карамзин, Б.Н. Чичерин, С.М. Соловьев и др. полагали, что исконно свободные русские крестьяне были лишены свободы и прикреплены к земле государственным указом, изданным по инициативе Бориса Годунова во время царствования Федора Ивановича.

Большая работа по изучению вопроса о возникновении крепостного права в России была проделана в советской историографии. В трудах советских историков, были подвергнуты критике взгляды сторонников как указного, так и безуказного прикрепления крестьян, выявлены глубокие социально-экономические причины усиления закрепощения в XVI в., показано, что юридическое оформление в общегосударственном масштабе крепостного права в России в конце XVI в. было лишь этапом в длительном и сложном процессе крестьянского закрепощения, шедшем в нашей стране с XI в.

Успешное изучение вопроса о возникновении крепостного права в России создает основу для дальнейшей разработки и уточнения отдельных сторон проблемы, в частности для более детального и глубокого исследования всего хода крестьянского закрепощения.

Структура работы определяется целью и задачами данного исследования. Работа состоит из введения, трех глав, семи параграфов, заключения, списка источников и литературы.


1. Социально-политическое положение России XVI – XVII вв.

1.1 Государственный и общественный строй в России конца XVI – начала XVII вв

Административная система XVII в. представляется весьма запутанной и архаичной. Однако нет причин сомневаться в ее эффективности для своего времени. Она была традиционна, устойчива, многократно испытана на практике. Как показывает анализ развития сословных отношений и административного аппарата допетровской Руси, обе эти линии тесно между собою связаны — точнее, они представляют собой две стороны единого процесса. Формирование сословий происходит под непосредственным влиянием государства, а административные учреждения существуют постольку, поскольку обеспечивают функционирование данного сословного строя. В результате жизнь сословий и деятельность государства как бы переплетаются между собой. Это выразилось в формировании особого типа государственности — служилого государства.

В 1627 г. вышел Указ о запрещении раздавать дворцовые земли, фонд которых заметно таял. Много земель с крепостными захватили монастыри. Указы Филарета об ограничении и о запрещении земельных вкладов в монастыри на практике не соблюдались.

Земельные пожалования раздавались и дворянам. В отличие от знати они получали в поместья обычно небольшие участки. Особенно много черных и дворцовых земель перешло дворянам в 1613-1614 гг., когда новый царь награждал своих слуг, и в 1619-1620 гг., когда вернувшийся из плена патриарх Филарет жаловал земли за участие в военных действиях. В результате этого в течение первой четверти XVII в. в центре страны черные земли полностью исчезли.

В начале 1637 г. в Москве был созван Земский собор. Понимая, что их значение в политической жизни велико, служилые люди подали царю челобитную с требованием отменить урочные годы (пятилетний срок для сыска беглых крестьян, после которого поиски прекращались и фактически сохранялась хоть малая лазейка для выхода из крепостного состояния, пусть путем бегства), так как в течение пяти лет невозможно отыскать беглых, особенно если они скрываются во владениях монастырей и знати. Дворяне жаловались на судебную волокиту в приказах и просили устроить суд по городам. В ответ царь указал распространить на дворян льготу, полученную Троице-Сергиевым монастырем еще в 1613-1614 гг. Теперь сыск беглых производился в течение девяти лет (обычно с подачи челобитной воеводе или в приказ). Через несколько лет дворянам представилась новая возможность возобновить притязания на крестьян. Опасаясь народных волнений, Боярская дума в сентябре 1638 г. решила создать новый приказ Сыскных дел.

С укреплением позиций дворянства, поддерживавшего монарха, наметились тенденции к усилению самодержавия и росту бюрократического аппарата приказов. Это явилось основной предпосылкой учреждения абсолютизма в России. Стремление дворянства к власти сопровождалось ослаблением старой боярской аристократии (признаком чего стала отмена местничества в 1682 г.) и завершением длительной борьбы служилых людей за отмену условного характера поместного землевладения, уравнение его с вотчинами в правовом отношении. Обратной стороной объединения дворянства стало подавление всех других социальных слоев, прежде всего крестьянства, а затем купечества и горожан, правовое положение которых не создавало возможности для развития и свободных рыночных отношений.

Период сословно-представительной монархии - период развитого феодализма - характеризуется сдвигами во внутриклассовых и особенно в межклассовых отношениях. Наиболее важное событие в этой сфере - полное закрепощение крестьян.

Наиболее крупным феодалом в стране был монарх. Большую роль в усилении его экономической мощи сыграла опричнина. Одним из ее результатов явилось то, что царь получил наиболее удобные земли, которые он использовал в качестве поместного фонда, что дало ему возможность привлекать на свою сторону дворянство, заинтересованное в централизации государства и усилении власти царя. В руках монарха в это время сосредоточились и другие богатства.

Класс феодалов, как и прежде, был неоднороден. К наиболее крупным феодалам относилась боярско-княжеская аристократия. Нижней, но наиболее многочисленной частью феодалов было дворянство. Общие эксплуататорские интересы объединяли его с боярством. Однако у дворян были и свои собственные потребности, отличавшиеся от боярских и порой противоречившие им. Мелкие феодалы жаждали новых земель, стремились к закрепощению крестьян, а поэтому поддерживали монарха и его активную внешнюю политику.

В этот период оформляется понятие подданства. Феодалы потеряли прежнюю привилегию выбирать: служить или не служить великому князю.

Крупным феодалом в этот период была церковь, которая имела огромные земельные владения, а также многие другие богатства. Большое число крепостных крестьян работало на землях, принадлежавших монастырям и другим церковным организациям. В руках церкви продолжали концентрироваться огромные земельные владения. Монархи пытались ограничить церковное землевладение, но все эти попытки оказались неудачными. Церковь продолжала накапливать богатства. Только в 1581 г. Ивану IV удалось добиться некоторых ограничений, которые касались роста церковного землевладения.

В годы разрухи, вызванной опричниной и войнами, началось массовое бегство крестьян от своих господ. Раньше крестьяне были прикреплены к земле хозяйством. В связи с этим они редко использовали предоставляемую законом возможность перехода от одного феодала к другому в Юрьев день. Теперь же, в условиях разорения, в поисках лучших мест они начали покидать свои земли. Мерой борьбы с миграцией крестьян и явилось их закрепощение.

Сохранился и класс холопов, хотя их стало меньше, чем раньше. Их правовое положение оставалось прежним. К ним примыкала новая категория зависимого населения - кабальные люди. Они формировались из свободных (главный образом из потерявших земли) крестьян. Для того чтобы стать кабальным, требовалось обязательное оформление служилой кабальной грамоты, в которой закреплялось правовое положение кабального. Для составления кабальной грамоты необходимы были определенные условия (лицо должно достичь известного возраста, быть свободным от крепостной зависимости, от государственной службы и др.).

Холопы, посаженные на землю, именовались страдниками. Они обеспечивали обработку господской земли на основе барщины. Страдники, не имевшие собственного хозяйства, были мало заинтересованы в своем труде. Поэтому к барщине все больше начинают привлекать и крестьян. В этот период окончательно складывается система барщины наряду с прежней оброчной системой.

1.2 Развитие крепостного хозяйства

Самый важный итог развития сельского хозяйства в первой половине XVII в. состоял в ликвидации последствий "великого московского разорения", в течение которого появились огромные пространства невозделанной земли, успевшей зарасти лесом. Наиболее пострадавшими оказались уезды, расположенные к западу и югу от Москвы, в меньшей степени — к северу от нее. В некоторых уездах пашня сократилась в десятки раз. Другим показателем разорения явилось резкое увеличение бобыльского населения и уменьшение крестьянского.

Восстановительный процесс занял три десятилетия — с 20-х по 50-е гг. XVII в. Затяжной характер восстановления производительных сил в сельском хозяйстве объяснялся несколькими причинами: низким плодородием земли Нечерноземья, где в XVII в. размещалась основная масса населения; слабой сопротивляемостью крестьянского хозяйства природным условиям: ранние заморозки, как и обильные дожди, вызывавшие вымокание посевов, а также недостаток влаги в период вызревания хлебов вызывали недороды, а то и гибель посевов.

Пашня обрабатывалась орудиями, остававшимися неизменными в течение столетий: сохой, бороной, серпом, косой, реже плугом. В целом в стране преобладало трехполье, но на севере сохранилась подсека. Список возделываемых культур возглавляли рожь и овес, в меньших размерах высевались пшеница, ячмень, гречиха, горох, а также технические культуры: лен и конопля.

Малопроизводительный труд крестьянина был обусловлен не только неблагоприятными почвенно-климатическими условиями и рутинной техникой земледелия, но прежде всего порожденным феодальными порядками отсутствием у него заинтересованности в увеличении результатов труда — светские и духовные феодалы нередко изымали в свою пользу не только излишки, но и необходимый продукт. Это приводило к тому, что на протяжении второй половины XVII в., как, впрочем, и в следующем столетии, в крестьянском хозяйстве наблюдалось простое воспроизводство его ресурсов.

Главный резерв роста сельского хозяйства состоял в вовлечении в оборот новых земель — во второй половине столетия прослеживалось интенсивное заселение территорий к югу от Белгородской черты, Среднего Поволжья и Сибири. Знаменитый историк С.М. Соловьев выдвинул тезис, поддержанный другим выдающимся историком В.О. Ключевским, о том, что Россия являлась страной, которая колонизуется. Это был хотя и экстенсивный путь развития, но он обеспечивал увеличение сбора зерна: если в Нечерноземье обычный урожай составлял чуть выше сам-2 — сам-3, то на южном черноземе средняя урожайность была в два раза выше.

Крестьянское, как и помещичье хозяйство, в основном сохраняло натуральный характер: крестьяне довольствовались тем, что производили сами, а помещик — тем, что ему доставляли те же крестьяне в форме натурального оброка: птицу, масло, яйца, мясо, сало, окорока, а также изделия промыслов: полотно, грубое сукно, деревянную и глиняную посуду и т. д.

Владения светских и духовных феодалов были, как правило, разбросаны по многим уездам, расположенным в разных почвенно-климатических зонах.

Сбором ренты, управлением хозяйством, иногда представлявшим многоотраслевой комплекс, выполнением полицейских функций ведала вотчинная администрация.

Определяющая тенденция социально-экономического развития России состояла в дальнейшем укреплении феодально-крепостнических порядков. В дворянской среде постепенно утрачивалась прямая связь между службой и ее земельным вознаграждением: поместья оставались за родом даже в том случае, если его представители прекратили службу. Расширялись права распоряжения поместьями (мена, передача в качестве приданого и т. д.). Тем самым поместье утрачивало черты условного землевладения и приближалось к вотчине, между ними к концу столетия сохранились лишь формальные различия.

Развитие феодально-крепостнических отношений проявлялось также в расширении крепостнического землевладения за счет пожалования дворян черными и дворцовыми землями. Этот процесс сопровождался увеличением численности закрепощенного населения. Одновременно повысился удельный вес светского землевладения. Уложение 1649 г. запретило церкви расширять свои владения как покупкой земли, так и получением ее в дар на помин души. Не случайно патриарх Никон назвал Уложение "беззаконной книгой".

Существенное значение в насаждении крепостнических порядков имели энергичные меры правительства по предотвращению бегства крестьян. Дворяне добились своего: под их давлением правительство взяло на себя сыск беглых, отправляя в уезды воинские команды во главе с сыщиками, возвращавшими беглецов их владельцам. Тем самым оно освободило дворянскую мелкоту от необходимости разыскивать беглецов своими средствами и преодолевать сопротивление "сильных людей", в вотчинах которых они укрывались. Увеличен был размер "пожилого" за держание беглого с 10 до 20 руб.

Важную веху в правительственной политике по отношению к дворянству составила отмена местничества в 1682 г. Местнический обычай серьезно препятствовал достижению успехов как во внутреннем управлении, так и в особенности в ратном деле — бездарные представители родовитых семей всегда претендовали на высшие командные должности в армии, отправлявшейся в поход к театру военных действий. Хотя уже при Иване IV накануне таких походов объявлялся царский указ "быть без мест", конфликты на почве местнического счета иногда возникали.

Утрата интереса к местничеству со стороны всех слоев служилых людей по отечеству объяснялась оскудением древних аристократических фамилий, лишенных возможности соперничать с восходившими к власти представителями новых фамилий. Эта категория дворянства уже не цеплялась за архаическое местничество. Его уничтожение означало первый шаг на пути консолидации дворянства и стирания граней между его сословными группами.

Расширение сословных прав и привилегий дворянства сопровождалось углублением бесправия крестьян. Сельское население страны делилось на две основные категории: владельческих и черносошных крестьян. К первым относились крестьяне светских (помещиков, царской семьи) и духовных (монастырей, патриарха, церквей) феодалов. В общей сложности они составляли 89,6% тяглового населения страны.

Характерная черта в истории крестьянства XVII в. состояла в стирании граней между его отдельными разрядами, всех их уравнивало крепостное право. Впрочем, некоторые различия между разрядами крестьян сохранились: помещичьи и дворцовые крестьяне принадлежали одному лицу, в то время как монастырские — учреждениям: Патриаршему дворцовому приказу либо монастырской братии. Существенные различия прослеживаются в праве распоряжения крестьянами: помещик мог их продать, обменять, передать по наследству или в приданое, в то время как дворцовый крестьянин мог изменить владельца только в результате пожалования, а вотчины духовных феодалов не подлежали отчуждению.

Особую категорию сельского населения составляли черносошные крестьяне. На протяжении столетия "черные", или государственные, земли подвергались систематическому расхищению и к концу века сохранились лишь в Поморье и Сибири. Главное отличие черносошных крестьян состояло в том, что они, сидя на государственной земле, располагали правом ее отчуждения: продажи, заклада, передачи по наследству. К столь же важным особенностям черносошных крестьян относится их личная свобода, отсутствие крепостного права.

Если за выполнение государственных повинностей отвечал владелец и государство передало ему значительную часть административно-фискальных и судебно-полицейских функций, как правило, претворявшихся в жизнь приказчиками, то у черносошных крестьян эти функции выполняла община с мирским сходом и выборными должностными лицами: старостой и сотскими. Мирские органы производили раскладку податей, отвечали за их своевременную уплату, чинили суд и расправу, защищали земельные права общины. Мир был связан круговой порукой, что затрудняло крестьянам выход из него.

Черносошные крестьяне платили самую высокую в стране подать. Единицей обложения до 1680 г. была соха, включавшая землю, площадь которой зависела от социальной принадлежности владельца: соха "черных" земель равнялась 500 четям в поле, монастырских — 600, а служилых людей по отечеству — 800 четям. Это отражало дворянский характер налоговой политики — чем больше четей входило в соху (соха служилых людей по отечеству была в 1,6 раза больше сохи черносошных крестьян), тем меньше был налог и тем, следовательно, большую долю мог извлечь себе помещик от эксплуатации крестьянина.

Развитие крепостного права отразилось и на судьбе холопов. Этот институт эволюционировал в сторону уравнения его положения с положением крепостных крестьян. К традиционным холопам относилась дворовая челядь, ремесленники, обслуживавшие барскую семью, приказные люди, общавшиеся с правительственными учреждениями и управлявшие вотчинами, а также военные слуги, сопровождавшие своего господина в походах. Труд холопов применялся в сельском хозяйстве: задворные и деловые люди обрабатывали господскую пашню, получая от барина месячину.

Новое в институте холопов состояло в том, что Уложение 1649 г. ограничило источники его пополнения, ими могли стать только вольные люди; крепостным крестьянам и служилым людям путь в холопы был закрыт. Другое новшество сглаживало различия между деловыми и задворными людьми, с одной стороны, и крестьянами — с другой. В годы проведения финансовой реформы 1678—1681 гг. деловые и задворные люди были положены в оклад наряду с крепостными. О сближении холопов с крестьянами и превращении их в единую закрепощенную массу свидетельствовал также общий порядок сыска беглых тех и других.

Сокращение источников комплектования холопов, как и стирание граней между ними и крестьянами, влекло ликвидацию архаической формы эксплуатации: производительность труда холопа на месячине была ниже производительности труда крестьянина, обрабатывавшего свой надел.


2. Правовое положение феодально-зависимого населения

2.1 Закрепощение крестьян в XV – начале XVIвв.

Во все времена богатства страны создавались трудом народа, жизнь которого не была легкой. В XVI в. основное бремя несло крестьянство. Слово "крестьянство" происходит от видоизмененного "хрестьяне", антипода иноверчеству.

С оживлением хозяйственной деятельности возникли новые категории крестьян, их правовой статус приобрел новые черты. В XVI в. все сословия находились в определенной зависимости от государства, на крестьян распространялся суд и подати государства, которые выплачивали и население вотчин, и "свободные" крестьяне. Государственные земли назывались "черными", а крестьяне на них – "черносошными" (или черными). Положение черносошных было несколько легче, они не облагались повинностями в пользу феодалов.

Повинности русских крестьян были очень тяжелыми, они обеспечивали не только внутренние потребности государственности, но и выплаты даней в Орду. И все это - при отсутствии источников дохода от торгово-промышленной сферы. По некоторым данным, в XVI в. налоговое бремя русских крестьян было в несколько раз выше, чем в Англии. Экономические проблемы стимулировали крестьян на поиск патроната у феодалов. Серебреники и половники попадали в экономическую зависимость за взятые в долг деньги. Развивалась крестьянская миграция, появились категории новоприходцев и новоподрядчиков - пришлых крестьян, имевших налоговые льготы. В противовес им имелась категория старожильцев, осевших на одном месте и полностью плативших тягло.

Переходы крестьян становятся центральной проблемой экономики, встает вопрос о развитии крепостничества.

Вопрос о крепостном праве достаточно сложен и многоаспектен. В XV—XVI вв. в Западной Европе (Франция, Голландия, Англия) развиваются буржуазные отношения, в то время как в Восточной (Польша, Литва, Германия, Русь), где еще не исчерпаны возможности феодализма, распространяется крепостничество. В дореволюционной литературе указывалось, что значительную роль в этом процессе сыграли великие географические открытия XV-XVI вв. В результате на запад Европы хлынул поток драгоценностей, и началась "революция цен" - взвинчивание стоимости в первую очередь продуктов питания. Более дешевый хлеб с востока Европы, попадая на западный рынок, из-за таможенных пошлин поднимался в цене, его стоимость в Польше, России увеличивалась, стимулируя принудительное снижение себестоимости введением крепостнического труда. Но решающими в развитии крепостного права в России были внутренние условия.

Крестьянские переходы и их ограничения, вероятно, возникли на Руси в период раздробленности и ордынского владычества. Вызваны они были потребностями политико-экономическими, необходимостью государства иметь устойчивый контингент налогоплательщиков. Запреты и разрешения на выход включались поначалу в княжеские договоры, в XV в. сформировался один срок "выхода" в осеннее время. Судебник 1497 г. унифицировал порядок перехода, установив Юрьев день (26 ноября).

Здесь важно отметить несколько моментов. Введение Юрьева дня не является началом крепостного права. Юрьев день - форма хозяйственных отношений государства и населения в условиях повышенных потребностей страны в налоговых поступлениях от крестьянства. Лишь после уборки урожая осенью, когда наступало время холодов, крестьянин мог переходить на новое место. Разрешение делать это в любое время года вызвало бы экономический и финансовый хаос. Юрьев день распространялся и на частновладельческих, и на государственных крестьян, поскольку государственные подати платили все, а частновладельческие крестьяне обеспечивали своим трудом благосостояние помещика на службе государству, то есть также выполняли функции государственного обеспечения. Крестьяне выступали не против Юрьева дня, а за него. Он был традиционным правом крестьян в экономических условиях России, отвечал их интересам, обеспечивал специфическое право свободы передвижения. Дальнейшие запреты на выход были следствием крайне неблагоприятной экономической ситуации.

Судебник 1497 г. (ст. 57) устанавливает довольно простую форму крестьянских переходов. Крестьяне имели право переходить из волости в волость, из села в село за неделю до и неделю после Юрьева дня. При выходе устанавливалась плата с каждого двора (пожилое) на обработанных землях в размере 1 руб., а на менее плодородных лесистых землях - полтины. Законодатель достаточно разумно подходил к вопросу о финансовых возможностях крестьянина. Полная стоимость пожилого выплачивалась лишь после четырехлетнего проживания на одном месте, когда крестьянин экономически укреплялся и становился старожильцем с полной выплатой налогов. Прожившие меньше четырех лет выплачивали по четверти рубля за каждый год проживания.

За полвека до следующего Судебника 1550 г. положение крестьян почти не изменилось, однако формирующееся сословие дворян оказало на ситуацию большое влияние. Получая земли с крестьянами как обеспечение своей государственной службы, дворяне-помещики были заинтересованы в привлечении крестьян для обработки "своей" земли (часто им выдавали за службу земли негодные), а следовательно, в развитии барщины и ограничении выхода. Помещик получал специальную ("послушную") грамоту, где государственные органы перечисляли права сторон и их обязанности по обработке земли. Помещик рассматривался государством как должностное лицо, обязанное руководить крестьянами, поддерживать хозяйство, судить за некоторые преступления и осуществлять административную власть. Само же крестьянство обеспечивало ему финансовые потребности службы государю.

Вопреки имеющимся в литературе заявлениям, помещик не только не мог убить крестьянина, он не имел права допускать в отношении его какие-либо нарушения закона. В Судебнике 1497 г. (ст. 63) указано, что крестьяне могут обращаться в суд на помещика с жалобами о земельных делах.

Вероятно, в практике первой половины XVI в. имели место судебные разбирательства конфликтов помещиков и крестьян, которые и определили содержание соответствующих разделов Судебника 1550 г. В ст. 88 повторена формула Судебника 1497 г. о выходе крестьян с уточнением, что пожилое увеличивается на 2 алтына (алтын - 3 коп.). Это объясняется денежной инфляцией. Судебник 1550 г. устанавливает плату за "повоз" (повозная повинность) в 2 алтына со двора, а "опричь того пошлин на нем нет". Конкретизируются подати с хлеба, которые выплачивались в царскую казну (с хлеба "стоячего и молоченого"). Существенной гарантией защиты интересов крестьянства является указание на то, что "пожилое имати с ворот". Поскольку помещики стремились взять побольше пожилого с каждого поколения неразделенных больших крестьянских семей, хотя и совместно проживавших, указание "с ворот" ограничивало их, плательщиком признавался совместно проживавший крестьянский двор.

С середины XVI в. начинается полоса крайне неблагоприятных обстоятельств, которые привели к концу столетия к становлению крепостного права. Ливонская война принуждала государство увеличивать налоги крестьян. Помимо обычных налогов, практиковались чрезвычайные и дополнительные. Опричнина нанесла крестьянам огромный материальный вред, "походы" и эксцессы опричников разоряли население. Начался экономический упадок крестьянских хозяйств, дополненный стихийными бедствиями, неурожаями и массовыми эпидемиями, поразившими страну. В конце 60-х годов трехлетний голод опустошил страну, цены поднялись во много раз, дело доходило до людоедства. Одновременно разразилась эпидемия чумы, охватившая 28 городов России. Города пустели, крестьянское хозяйство деградировало. В 70-80-е годы XVI в. стихийные бедствия и эпидемии продолжались. Так, к середине 80-х годов XVI в. в Московском уезде осталось всего 14% обрабатываемой пашни, а налоги все росли и росли. В стране наступило "великое разорение". Население снималось с насиженных мест и бежало на окраины, скрывалось от властей.

В этих условиях у московского правительства был только один выход. В 1580 г. началась перепись земель, и в 1581 г. на землях, охваченных переписью, были объявлены "заповедные лета" — запрет на выход крестьян. Крестьянство оказалось закрепощенным, хотя первоначально эта мера рассматривалась как временная. Однако положение оставалось трудным, бегство населения продолжалось. В 1597 г. был введен пятилетний срок сыска беглых ("урочные лета"). У помещиков и вотчинников появилась возможность обогащения за счет приема и сокрытия беглых, уклонения от налогов.

2.2 Крепостное право в XVIIв. Изменения в правовом положении крестьян

В XVII в. намечается унификация в делении крестьян в основном на черносошных и частновладельческих, происходит их окончательное закрепощение. Из податной сословной группы землевладельцев они постепенно становятся неравноправным сословием. Смутное время начала XVII в. разрушило выполнение законодательства о крестьянах, но после 1613 г. законопорядок постепенно восстанавливался.

Первая половина XVII в. характеризуется многочисленными указами о сроках сыска незаконно ушедших крестьян (девять лет, пятнадцать, десять и т.д.). Крестьянам было выгоднее проживать в относительно устойчивых крупных хозяйствах, поскольку земли более мелких дворян и детей боярских были сильно разорены. В этой связи увеличение сроков сыска оказалось выгодно дворянам, уменьшение – аристократии. Дворяне и мелкие феодалы стояли за полную отмену давности сыска.

Соборное Уложение 1649 г. закрепило бессрочный сыск крестьян, чем была поставлена последняя точка в их закрепощении. По традиции "хозяева" крестьян считались государственными "агентами" по отношению к ним и обязаны были поддерживать должный порядок на крестьянских землях. Но в реальной законодательной практике государство запутывалось в отношениях к крестьянской собственности и личности. В XVII в. не раз выходили указы о наказаниях лиц, принимавших беглых, для них устанавливались крупные штрафы и наказания кнутом. Однако эти штрафы виновные могли заплатить не из своего, а из крестьянского кармана, и право распоряжения и отчуждения крестьянских земель постепенно переходило к их владельцам. В случае гибели беглого крестьянина предписывалось взамен умершего отдавать его владельцу других, и страдали опять-таки крестьяне. Соборное Уложение 1649 г. законодательно закрепило такой порядок, а заодно предписывало "править долги" дворян на их крестьянах.

Если черные крестьяне оказались прикрепленными только к земле, то частновладельческие - и к земле, и к личности владельца. Право крестьянской собственности на землю в Уложении было весьма запутанным. Уложение охраняло личность крестьянина, посягательства на его жизнь и честь были уголовно наказуемы. Но для высших сословий наказания устанавливались все-таки менее строгие, а потребность в служилых людях вынуждала государственные органы смотреть "сквозь пальцы" на эксцессы со смертельным исходом.

Уложение 1649 г. запрещало любые противоправные действия не только в отношении крестьян, но и всего населения страны. Закон защищал любую личность, хотя и с учетом сословного статуса. Права крестьян оговаривались законом, Уложение провозглашало принцип равного суда для всех, а государственный аппарат, по мере сил, следил за исполнением законов.


3. Характеристика основных этапов юридического оформления системы крепостного права

3.1 Законы конца XV – начала XVI вв. о крепостной зависимости и их реализация

Первый указ о крестьянах, текст которого уцелел полностью, это указ 24 ноября 1597 г. о пятилетнем сроке сыска беглых крестьян. Относительно его значения и того места, которое он занимал в общем ходе закрепощения, в исторической литературе ведутся споры.

Указ 24 ноября 1597 г. посвящен важному, но все-таки частному вопросу процедурного характера — организации государственного сыска беглых крестьян, Попытки толковать его шире, как закон, отменивший крестьянский выход, находятся в противоречии со вступительной частью Соборного уложения 9 марта 1607 г., где говорится о том, что "царь Федор... выход крестьянам заказал и у кого сколько крестьян где было книги учинил", тогда как в указе 1597 г. ничего не сказано о запрещении выхода и самый термин писцовые книги отсутствует.

К началу XVII столетия прошло 20 лет со времени первых "заповедей" о крестьянском выходе Ивана Грозного и 8 лет с момента издания указа царя Федора, обобщившего практику заповедных лет в масштабе всей страны. К этому времени запрещение крестьянского выхода стало общим правилом, крепостнический порядок, установленный указами 1592/93 г. и 1597 г., судя по материалам приказного делопроизводства, действовал безотказно. Крестьяне были закреплены за своими господами писцовыми книгами и другими правительственными документами и не могли на законном основании покидать своих хозяев. Владельческие права на крестьян определялись их записью в писцовые, отдельные и другие правительственные книги. В случае отсутствия официальных документов применялся закон о пятилетнем сроке подачи исковых челобитных. Все крепостнические отношения должны были быть документированы при участии правительственных органов.

В материалах приказного делопроизводства конца XVI — начала XVII в., жалованных грамотах и других актах этого времени не удается обнаружить ни ссылок на заповедные годы, ни каких-либо намеков на восстановление Юрьева дня в будущем. Борис Годунов и не помышлял о том, чтобы отменить указ 1592/93 г., изданный при его активном участии. Напротив, в жалованных грамотах, выданных от его имени в это время, мы встречаемся с требованиями решительно пресекать все попытки крестьян переменить своих владельцев, неизменно квалифицируемые властями как бегство.

Колебания правительства в процессе закрепощения, проявившиеся уже в конце XVI в. в виде введения урочных лет, достигли своего апогея в 1601 – 1602 гг., когда в обстановке страшного голода и народного движения Борис Годунов пошел на частичное разрешение крестьянского выхода. Указы 1601 – 1602 гг. представляли уступку волнующемуся крестьянству, а не ограждали дворянские интересы. Восстановление, хотя и в ограниченных размерах, крестьянского выхода, означало нарушение указа 1592/93 г. о его повсеместном запрещении и о писцовых книгах 80-х — начала 90-х годов XVI в. как юридическом основании крестьянской крепости. Для крестьян, которые по указам 1601 – 1602 гг. вновь получили право выхода, эти книги закрепощающее значение потеряли, а для крестьян, не получивших этого права, они продолжали оставаться основным документом, прикреплявшим их к земле. Такое положение при наличии ожесточенной борьбы внутри господствующего класса за рабочие руки должно было вскоре привести к невероятной запутанности крепостнических отношений, к многочисленным тяжбам и обходам закона. Произошла массовая утечка крестьян от рядовых служилых людей к крупным землевладельцам, светским и духовным, которые, используя выгодные для себя стороны этих законов о невыходе своих крестьян, сумели разными способами переманить к себе помещичьих крестьян и укрепить свое экономическое положение за счет служилой массы.

Применение указов 1601—1602 гг. па практике породило "смуту", раздоры и кровопролитие и в среде служилых людей. Наиболее богатые и предприимчивые помещики увеличивали население своих поместий, вывозя и переманивая крестьян от служилой мелкоты. Возникали острые конфликты, сопровождавшиеся убийствами и затяжными тяжбами. Указами 1601 – 1602 гг. одни слои господствующего класса были противопоставлены другим прежде всего по социальному, а отчасти и территориальному признаку, что дало современникам возможность увидеть в действиях Годунова попытку следовать примеру Ивана Грозного, учредившего опричнину. Желая предотвратить урон, причиняемый хозяйству выходом и вывозом крестьян, помещики не отпускали их от себя. В свою очередь крестьяне усиливали отпор помещичьему произволу. Они по-своему толковали правительственное законодательство, переставали платить государственные налоги и осуществляли стихийные, незаконные выходы. Реализация указов 1601 – 1602 гг. не только не ослабила классовые и внутриклассовые противоречия в деревне, а напротив, значительно обострила их.

Восстание И. Болотникова, представлявшее кульминацию Крестьянской войны начала XVII в., нанесло сильный удар по формировавшемуся в России крепостному строю. Но в то же время в лагере восставших продолжали раздаваться поместья сторонникам движения — свидетельство того, что, даже победив, крестьяне и холопы не были способны радикально изменить общественные отношения. Выступая против крепостного порядка, они на практике добивались лишь наиболее приемлемой для себя модификации феодальных отношений.

Уже в ходе подавления восстания И. Болотникова правительство В. Шуйского предпринимало меры для восстановления нарушенных крепостнических отношений в деревне. Основным документом, определившим политику правительства В. Шуйского как политику крепостнической реставрации, стало Соборное уложение 9 марта 1607 г. Это Уложение явилось реакцией землевладельцев на антикрепостнические лозунги и действия восставших. Осуждая нерешительность и половинчатость законов 1601 – 1602 гг., составители Соборного уложения 9 марта 1607 г. одновременно провозглашали свою верность годуновскому указу 1592/93 г. о повсеместном запрещении крестьянского выхода.

Процесс закрепощения предстает более сложным, чем это казалось ранее. Классовая борьба крестьян и холопов, а также противоречия внутри господствующего класса не позволяли правительству двигаться по пути закрепощения так быстро, как ему хотелось бы. Лишение крестьян права выхода растянулось без малого на 30 лет и сопровождалось такой "оговоркой", как введение урочных лет для сыска вывезенных и беглых крестьян. Для отмены же урочных лет потребовалось еще 40 лет. Здесь сказалось и мощное воздействие Крестьянской войны и Смуты на процесс закрепощения. Только с принятием такого общероссийского крепостнического кодекса, как Соборное уложение 1649 г. урочные лета были отменены, провозглашен бессрочный сыск, а крестьяне и члены их семей стали "вечно крепкими" своим господам по писцовым и переписным книгам.

3.2 Соборное уложение 1649 г. о крепостном праве

В дореволюционной историографии имела место тенденция рассматривать правовое положение крестьян по Уложению 1649 г. преимущественно в рамках его главы XI, а ее основной смысл сводить к отмене урочных лет сыска беглых крестьян и установлению ряда других норм сыска. В равной мере не правомочно и мнение тех дореволюционных авторов (В.О. Ключевский, М.А. Дьяконов), которые, исходя из общей концепции безуказного закрепощения крестьян, не придавали в этом процессе большого значения Уложению и прежде всего его главе XI.

В советской историографии вопрос о роли Уложения 1649 г. в судьбе русского крестьянства рассматривался с привлечением данных не только главы XI. Однако центральное и наиболее важное место занимает именно глава XI. Ее название "Суд о крестьянах" показывает, что целью главы служило правовое регулирование взаимоотношений землевладельцев в вопросах владения крестьянами. Монополистическое право владения крестьянами закреплялось за всеми категориями служилых чинов.

Закон о наследственном (для феодалов) и потомственном (для крепостных) прикреплении крестьян с вытекающим отсюда правом бессрочного сыска беглых являлся наиболее крупной и радикальной нормой Уложения 1649 г. Закон был распространен на все категории крестьян и бобылей, включая черносошных. Положив в основание прикрепления крестьян и бобылей документы государственного кадастра – писцовые книги 1626 г. и переписные 1646-1649 гг., – глава XI ввела обязательные регистрации в приказах всех сделок на крестьян.

Таким образом, крестьянин выступал прежде всего как объект права. Но наряду с этим он был наделен определенными чертами субъекта права. Законодательство XVII века рассматривало крестьянина и его имущество в неразрывном единстве. Основу этого составляло признание законом экономической связи феодального владения с крестьянским хозяйством.

Уложение 1649 г., завершив юридическое оформление крепостной зависимости для всех категорий крестьян, одновременно создавало в определенной мере правовое ограждение сословно-классовой целостности крестьянства, стремясь замкнуть его в сословных рамках.

В связи с общей концепцией крепостного права как юридического выражения производственных отношений феодального общества советские историки связывали с Уложением 1649 г. новую ступень на пути окончательного закрепощения крестьян.

Крепостное право включало две формы прикрепления непосредственного производителя: прикрепление к земле, феодальному владению или наделу на черносошных землях и прикрепление к личности феодала. На протяжении XVII-XIX вв. соотношение этих форм прикрепления менялось. Сначала (включая XVII в.) преобладала первая, позже — вторая. Первенствующая роль прикрепления крестьян к земле в значительной мере была связана с высоким удельным весом поместной системы в XVII в. Крестьянин выступал в законодательстве как органическая принадлежность поместья и вотчины независимо от личности владельца. Владелец имел определенные права распоряжения крестьянами лишь тогда и в той мере, когда и в какой мере он был владельцем поместья или вотчины.

3.3 Развитие законодательства о крепостном праве во второй половине XVII в.

Одной из важных сторон развития крепостного права второй половины XVII в. было возросшее значение крепостного акта как юридического основания закрепощения крестьян. Для наиболее точного учета крепостного населения в результате подведения официальной основы под сыск беглых крестьян были созданы переписные книги 1646-1648 гг., которые Соборное Уложение 1649 г. узаконило как важнейшее основание прикрепления крестьян. Только на основе переписных книг в силу особенности их состава могло быть достигнуто потомственное (с родом и племенем) закрепощение крестьян.

Другой существенной стороной развития крепостного права явилось возникновение в итоге обширной законодательной деятельности своеобразного кодекса сыска беглых крестьян и холопов, который получил оформление в виде "Наказа сыщикам" 2 марта 1683 г. с последующими дополнениями к нему в указе 23 марта 1698 г. В "Наказе сыщикам" получил отражение государственно- организованный массовый и обезличенный сыск беглых крестьян как постоянная функция органов государственной власти.

Соборное Уложение не ставило вопроса о новой системе сысков. Наличие урочных лет предполагало порядок разрозненного и индивидуального сыска по челобитью владельцев беглых крестьян с учетом срока сыска с момента побега или с момента подачи челобитной о побеге в каждом отдельном случае. Ликвидация урочных лет по Уложению 1649 г. создавала условия для сыска обезличенного, массового и государственно-организованного. Вопрос о таком сыске беглых поставили в своих челобитных широкие слои дворянства, что не преминуло отразиться в законодательстве. Законодательная деятельность правительства в области беглых крестьян началась еще в 1658 г. с рассылки заповедных грамот, запрещающих прием беглых в селах и городах. За прием и держание беглых устанавливалось взыскание "владения" по Уложению 1649 г. в размере 10 рублей, а самих крестьян за побег следовало "бить кнутом нещадно". Последнее было новшеством. Уложение не назначало наказания за побег.

Согласно "Наказу сыщикам" 1683 г. был наиболее радикально проведен сыск укрывавшихся крестьян, и действие нормы ответственности распространилось на прошлое время. Наказ возложил ответственность за прием беглых на помещиков и вотчинников. Тем самым крупные вотчинники, бояре и думные чины лишались возможности укрываться за спинами своих приказчиков при предъявлении иска о беглых крестьянах.

Важной норме крепостного права посвящена ст. 28 Наказа, где юридическую силу получили лишь те крепости на крестьян и холопов, которые были уже зарегистрированы в приказах. Однако это положение, отраженное еще в Указе 1665 г., дополнялось новым установлением, по которому признавались в силе старые крепости, не записанные в приказе, если они не оспорены записанными крепостями. При отсутствии старинных крепостей принадлежность крестьян определялась по писцовым и переписным книгам.

Наказание крестьян за побег оставалось (ст. 34), но без определения его вида, что отдавалось на усмотрение самих сыщиков. Пытка в ходе следствия оставалась по закону лишь в отношении крестьян, которые при побеге совершали убийство помещиков или поджог имений, и в отношении тех, кто изменил в бегах свои имена. В Наказе 1683 г. сохранялась важная норма о непризнании иммунитетных прав несудимых грамот по делам о беглых крестьянах.

В целом Наказ сыщикам выступает как средство урегулирования взаимных претензий феодалов в вопросе их прав на беглых, выработанное в итоге законодательной практики начиная с Уложения 1649 г. и в ходе многолетней деятельности сыщиков. Независимо от гл. 11 Уложения он обрел самостоятельное значение.

В историко-правовом плане "Наказ сыщикам" 1683 г. отражает общую для ряда крупных законодательных памятников второй половины XVII в. тенденцию трансформации из локальных и частных норм и форм их законодательного выражения в общероссийский кодекс.

В сферу законодательной регламентации вошел и процесс закрепощения пленных, взятых в ходе военных действий с Польшей на Западе, и с татарами, калмыками и др. — на Востоке. Служилые люди отправляли пленных в свои вотчины и поместья. Правительство указами и грамотами санкционировало превращение иноверных пленных в крепостных людей и брало на себя сыск беглых из их числа. Первым из таких указов периода войны с Польшей был Указ от 30 июля 1654 г. Регистрация крепостных актов на пленных была возложена на Приказ холопьего суда и приказные избы городов. Об этом говорится в Указе 27 февраля 1656 г. В Приказе холопьего суда и приказных избах городов велись полонные книги. Указы 80-90-х гг. неоднократно требовали от помещиков и вотчинников записывать "полных людей" в Приказе холопьего суда (например, Указ от 20 апреля 1681 г.). Своеобразным итогом политики закрепощения пленных людей явилось провозглашенное в связи с заключением Вечного мира с Польшей в 1686 г. закрепление прав вотчинников и помещиков на крестьян и холопов из числа пленных.

В юридическом оформлении крепостной зависимости "вольных людей" играли определенную роль и поручные записи, имеющие, однако, ряд существенных особенностей.

Порука — древний институт феодального права. Поручные записи были формой закрепления и гарантией имущественных и иных сделок между отдельными представителями господствующего класса. Наибольшего размаха достигла круговая порука на черносошных землях. Общинно-корпоративная организация черносошного крестьянства благоприятствовала развитию поручительства. Помимо политического значения, связанного с прикреплением работника, порука имела определенный экономический смысл: в случае невыполнения обязательств лицом, ставшим объектом поруки, ущерб возмещали поручители. По Соборному Уложению 1649 г. порука получила широкое и разнообразное применение главным образом в гражданском и уголовном судопроизводстве. Во второй половине XVII в. ее стали применять в ходе сыска беглых крестьян. Правительство возвело поруку в законодательную норму как средство борьбы с побегами крестьян и холопов и одновременно с бродяжничеством и разбоями гулящих людей. Законодательное предписание оформления поруки на пришлых людей включено в Новоуказные статьи 1669 г. о татебных, разбойных и убийственных делах. Наличие полномочий феодалов в отношении крестьян не исключало того, что крестьянин как субъект права обладал определенными правами владения своим наделом и хозяйством. Как в Уложении 1649 г., так и во второй половине века обе эти взаимосвязанные стороны правового положения крестьянина как объекта феодального права и как субъекта права, обладающего определенным, хотя и ограниченным, комплексом гражданско-правовых полномочий, тесно взаимодействовали.

Фактически в пределах вотчин и поместий юрисдикция феодалов не регламентировалась законодательством. Однако имущество, и жизнь крестьянина ограждались законом от крайнего проявления своеволия феодалов. Так, Указом 13 июня 1682 г. о возмещении мурзам и татарским феодалам поместий и вотчин, ранее у них отписанных, предписывалось "крестьян не угнетать и не теснить".

Для юридического статуса крестьян существенную роль сыграли переписные книги. Основную особенность их составляют наиболее подробные данные по каждому двору о лицах мужского пола независимо от возраста с указанием отношения ко двору владельца. В соответствии с задачей описания переписные книги содержали сведения о беглых крестьянах. В книгах 1646 г. имеются сведения о лицах мужского пола, бежавших в течение десяти предшествующих лет (до Уложения 1649 г. действовал десятилетний срок сыска беглых). Переписные книги 1649 г. сохраняли те же особенности, но сведения о беглых крестьянах даны независимо от времени побега, поскольку сыск беглых стал бессрочным. Введение подворного обложения по этим книгам привело к распространению государственного тягла на все категории задворных и деловых людей (кабальных и добровольных холопов).

Крепостные акты на крестьян и холопов соответственно их назначению можно разделить на две группы. К первой следует отнести те, которые касались наличной массы крепостного населения. Ко второй группе — имеющие отношение к пришлым, временно свободным людям, поряжающимся в крестьяне. В первой группе наиболее важное значение имели жалованные, отказные, ввозные грамоты, указы о наделении поместьями и вотчинами, о продаже поместий в вотчины и т. п. С передачей права феодальной собственности на поместья и вотчины передавались и определенные права на крестьянское население, прикрепленное к земле, для которого давались новому владельцу послушные грамоты крестьянам. К наличному населению феодальных владений имели отношение и акты, служившие юридической формой реализации внеэкономического принуждения в отношении крестьян: раздельные записи, выводные замуж, приданые, жилые записи об отдаче в услужение и в ученики, мировые, поступные и данные закладные и купчие.

В отношении лиц, пришлых со стороны и поряжающихся в крестьяне, заключались жилые, порядные, ссудные и поручные записи.

Значительное влияние на практику применения поступных записей на крестьян оказало различие в правовом статусе поместий и вотчин. Уложение 1649 г. вводило единые для вотчинных и поместных крестьян основания и принципы прикрепления к земле и землевладельцам. Различия проявлялись во второстепенных моментах. Запрещался перевод крестьян, записанных в писцовых, переписных, отказных и отдельных книгах за поместьями, на вотчинные земли. Однако возраст поместных крестьян, переведенных в вотчину, самим Уложением предусматривался только в том случае, если вотчина переходила в другие руки. Во второй половине XVII в. действовали юридические основания крепостной зависимости крестьян, установленные Уложением 1649 г. К ним относятся прежде всего писцовые книги 1626-1628 гг. и переписные книги 1646-1648 гг. Позднее добавились переписные книги 1678 г. и другие описания 80-х гг. Юридически право владения крестьянами закреплялось за всеми категориями служилых чинов по отечеству, хотя фактически служилая "мелкота" далеко не всегда имела крестьян. Закон о наследственном (для феодалов) и потомственном (для крепостных) прикреплении крестьян является наиболее крупной нормой Уложения, а отмена урочных лет сыска беглых стала необходимым следствием и условием претворения этой нормы в жизнь. Закон о прикреплении распространялся на все категории крестьян и бобылей — частновладельческих и государственных. В отношении вотчины и поместных крестьян для периода после писцовых книг в 1626 г. устанавливались дополнительные основания крепости — отдельные или отказные книги, а также "полюбовные" сделки о крестьянах, в том числе о беглых, главным образом в форме поступных грамот.


Заключение

Усиление закрепощения крестьян в России в XVI в. было обусловлено глубокими социально-экономическими и политическими причинами. Развитие производительных сил в городе и деревне, изменения в формах феодального землевладения и образование на феодальной основе централизованного государства привели к значительному возрастанию потребностей господствующего класса. Поэтому в XVI в. начинается широкое наступление феодалов на крестьян. В этих условиях централизованное феодальное государство юридически оформляет в общегосударственном масштабе крепостное право как средство дальнейшего нажима на крестьян.

Около 1592/93 г. был издан указ, запретивший крестьянам и бобылям выход на всей территории Русского государства, объявивший писцовые книги предшествовавшего описания юридическим основанием крестьянской крепости, провозгласивший принцип обязательной регистрации крепостнических отношений в правительственных документах, установивший 5-летний срок подачи исковых челобитных в крестьянском владении и вывозе.

Этот указ явился кульминационным пунктом закрепостительной политики в конце XVI — начале XVII веков. Регулируя различные стороны взаимоотношений между феодалами и крестьянами, он в сочетании с указом о 5-летнем сроке сыска в крестьянском владении и вывозе и с законом 1597 г. о беглых крестьянах оформил в основных чертах крепостное право в России в общегосударственном масштабе. Относительно холопов закрепостителыные принципы были сформулированы в указах 1 июня 1586 г., 1593 г. и в полной мере в указе 1 февраля 1597 г.

С Уложением 1649 г. связано установление постоянной наследственной и потомственной крепостной зависимости крестьян, включая их семьи, а также прямых и боковых родственников. В силу этого были отменены урочные годы сыска беглых. Сыск становился бессрочным.

Уложение 1649 г. закрепляло монопольное право владения крестьянами за всеми категориями служилых чинов по отечеству. Юридическим основанием прав на крестьян, их прикрепления и сыска служили писцовые книги 20-х гг. XVII в., а для периода после Уложения в дополнение к ним – переписные книги 1646-1648 гг., отдельные и отказные книги, жалованные грамоты, акты сделок на крестьян между феодалами, описи возврата крестьян в результате сыска. Уложению принадлежит разработка правовых основ сыска беглых крестьян. Для придания частным актам сделок на крестьян официальной силы была обязательна их регистрация в Поместном приказе.

Уложение завершило процесс правового сближения бобылей с крестьянами, распространив на бобылей равную меру крепостной зависимости. Будучи важным этапом на пути правового сближения поместий и вотчин, Уложение вместе с тем в целях сохранения поместной системы, преобладавшей еще в первой половине XVII века, ограничивало права распоряжения крестьянами, записанными в книгах за поместьями: запрещалось переводить их на вотчинные земли и давать им отпускные.

Права на вотчинных крестьян были полнее. Признание экономической связи феодального владения с крестьянским хозяйством нашло выражение в защите законом имущества и жизни крестьянина от произвола феодала, хотя санкция феодалу в таких случаях определялась значительно слабее, чем представителям низших сословий (за исключением предумышленного убийства крестьянина). Таким образом, Уложение, следуя за непосредственно предшествующим законодательством и дополняя его, решало поземельный и крестьянским вопросы во взаимосвязи, подчиняя вопрос о крестьянстве поземельному вопросу.

Таким образом, Уложение 1649 г., завершив юридическое оформление крепостной зависимости, одновременно замкало крестьянство в сословных рамках, запрещало переход в другие сословия, законодательно в какой-то степени ограждая от своеволия феодалов. Это обеспечивало для того времени устойчивое равновесие и функционирование всей феодально-крепостнической системы.


Список источников и литературы

Правовые источники

1. Антология мировой правовой мысли. В 5 т. Т. IV. Россия XI – XIX вв. / Нац. общественно-науч. фонд; Руководитель проекта Г.Ю. Семигин. – М., 1999.

2. Законодательные акты Русского государства второй половины XVI – первой половины XVII века: Комментарии / Под ред. Н.Б. Носова, В.М. Панеяха. – Л., 1987.

3. Отечественное законодательство XI – XIX века: Пособие для семинаров / Под ред. О.И. Чистякова. – М., 2000.

4. Российское законодательство X – XX веков. Т. 2. – М., 1985.

5. Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней / Авторы-составители: А.С. Орлов, В.А. Георгиев, Н.Г. Георгиева, Т.А. Сивохина. – М., 2000.

Научная литература (монографии, научные статьи, учебные пособия)

6. Анпилогов Г.Н. К вопросу о законе 1592-1593 гг., отменившем выход крестьянам, и урочных летах в конце XVI – первой половине XVII в. // История СССР. – 1972. – № 5. – С. 160-177.

7. Васильев А.В. Законодательство и правовая система дореволюционной России: Учебное пособие для вузов / Под ред. С.А. Комарова. – СПБ., 2004.

8. Вернадский Г.В. Замечания о юридической природе крепостного права // Родина. – 1993. – № 3. – С. 121-130.

9. Готье Ю.В. Крестьяне в XVII столетии // Великая реформа. – М., 1911. Т. 1.

10. Греков Б.Д. Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII века. – М., 1954. Кн. 2.

11. Данилова Л.В. К вопросу о причинах утверждения крепостничества в России // Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы 1965 г. – М., 1970.

12. История отечественного государства и права. Ч. 1: Учебник / Под ред. О.И. Чистякова. – М.,2003.

13. История России с древнейших времен до 1861 года: Учебник для вузов / Н.И. Павленко, И.Л. Андреев, В.Б. Кобрин, В.А. Федоров; Под ред. Н.И. Павленко. – М., 2000.

14. История России с древнейших времен до конца XVII века: Учебник / Л.Н. Вдовина, Н.В. Козлова, Б.Н. Флоря; под ред. Л.В. Милова. – М., 2006.

15. Колычева Е.И. Холопство и крепостничество (конец XV – XVI в.). – М., 1971.

16. Корецкий В.И. Закрепощение крестьян и классовая борьба в России. – М., 1970.

17. Корецкий В.И. Формирование крепостного права и первая крестьянская война в России. – М., 1975.

18. Маньков А.Г. Уложение 1649 года. Кодекс феодального права России / Отв. ред. К.Н. Сербина. – Л., 1980.

19. Новосельский А.А. Крестьяне и холопы // Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII в. – М., 1955.

20. Панеях В.М. Закрепощение крестьян в XVI в.: новые материалы, концепции, перспективы изучения // История СССР. – 1972. – № 1. – С. 157-165.

21. Рогов В.А. История государства и права России IX – нач. ХХ вв.: Учебник. – М., 2006.

22. Стешенко Л.А., Шамба Т.М. История государства и права России: Академический курс. В. 2 т. – Т. 1. V – начало ХХ в. – М., 2003.

23. Тихомиров М.Н., Епифанов П.П. Соборное уложение 1649 г. – М., 1961.

24. Тихонов Ю.А. Помещичья усадьба и помещичье хозяйство в России после Соборного уложения (1649 – 1679 гг.) // История СССР. – 1978. – № 4. – С. 140-155.