Екатерина II Великая. Немецкая кровь и русский патриотизм (стр. 2 из 3)

2.2 Осуществление заговора

Если бы Елизавета не умерла так неожиданно скоро, то, вероятно Петру ІІІ не пришлось бы вступать на престол, т.к. заговор уже существовал, и за Екатериной стояла уже очень сильная пария. С мужем Екатерина примириться не могла, она не могла его выносить, он же видел в ней злую, слишком независимую женщину. Во время болезни Екатерины он даже мечтал о её смерти.

Придворная среда понимала, что Пётр не может быть правителем государства. Многие задумывались, как устранить Петра. Устранить было моно, передав права малолетнему Павлу Петровичу, причём мать его Екатерина получила бы большую роль. Можно было бы поставить у власти и прямо Екатерину.

Пётр вступил на престол 25 декабря 1761г. Правительство Петра не только не достигло народного расположения, но и возбудило общее неудовлетворение. Никакие разумные указания осторожных советников Петра не могли помочь ему загладить его бестактность, исправить его ошибки, скрыть его невозможные выходки. К жене отношение Петра, и прежде враждебное, теперь перешло в ненависть. Деятельность и личность Петра вызывали народное негодование. В обществе любили Екатерину, и её горе было одной из причин дурного отношения к Петру. По свидетельству современников, ропот на него был всенародным: все, кроме десятка царедворцев, желали перемены на престоле и говорили об этом открыто, отваживались публично и без всякого опасения говорить и судить все дела и поступки государевы. Ропот поэтому был известен и при дворе Петра и даже дошёл до Фридриха. Петра предостерегали и дома и за границей. Фридрих советовал ему вскоре короноваться. Но Пётр ко всему этому относился легкомысленно: хотя он и следил Шуваловым, хотя и вспомнил, что жив император Иоанн Антонович, но не принимал серьёзных мер общего характера.

Это и помог развитию заговора, который созрел, по обычаю ΧVІІІв., при дворе и в гвардии. Руководил им Шувалов, и направлялся он не в пользу императора Иоанна, а в пользу Екатерины. О существовании заговора знали самые высокопоставленные лица при Петре: генерал-прокурор Глебов, начальник полиции Корф, Кирилл Разумовский, дипломат Никита Иванович Панин и другие, но они не предавали заговорщиков, хотя и не приставали к ним прямо.

Младший круг заговорщиков группировался вокруг семьи Григория Орлова. Из нескольких братьев особенно известны были два: Алексей Орлов (младший), знаменит своей физической слой, был казначеем гвардейской артиллерии и вёл крупную игру, под предлогом которой и собирал вокруг себя гвардейскую молодежь. Другой был сам Григорий. Он передавал заговорщикам её внушения.

Летом 1762г. Петр держал себя так, что Екатерина должна была со дня на день ждать погибели, и поэтому заговорщики готовы были действовать, но не решались начать сами. Приближалось время именин Петра, и этот день Петр, живший в Ораниенбауме, желал провести у Екатерины в Петергофе. Ждали, что 29 июня он и решит участь своей жены. Между тем 27 июня болтливый солдат, слышавший, что Екатерине грозит опасность, выдал постороннему офицеру тайну заговора. Боясь открытия всего заговора, заговорщики решились действовать не медля, и 28 июня удачно совершили переворот.

Екатерина в последнее время жила уединённо в Петергофе и проводила очень беспокойные дни, ожидая развязки задуманного. Она регулярно получала известия о положении дел в лагере союзников и в лагере неприятелей. Под предлогом очистки всех комнат дворца для императора, который собирался приехать сюда со свитой, императрица поселилась в отдельном углу петергофского сада, в павильоне под названием Мон-Плезир. Таким образом она избавилась от надзора часовых. В этом павильоне, 28 июня, рано утром Екатерину разбудил Алексей Орлов. Екатерина оделась и вместе со своими камер-фрау она села в экипаж Орлова, позади стал камердинер Шкурин. Орлов погнал лошадей во весь опор. В седьмом часу утра Екатерина достигла казарм Измайловского полка. Часть полка быстро выстроилась. Солдаты клянутся умереть за Екатерину и бросаются целовать ей руки и платье. В это время офицеры приводят остальных измайловцев, является священник с крестом, и весь полк присягает Екатерине ІІ. Она садится в коляску и едет к казармам Семёновского полка, Прибрежного полка и конной гвардии. Везде императрицу встречают криками «Ура» и присоединяются к ней. Государыня посылает отряд арестовать начальника конных гвардейцев принца Жоржа и вместе с тем предохранить его от возможных оскорблений. Орловы спешат после того артиллеристам и уговаривают их последовать примеру гвардии, но солдаты хотят узнать мнения своего начальника. Генерал Вильбуа несколько минут колеблется, однако уступает, и артиллерия так же переходит на сторону Екатерины.

Между тем н место действия прибывают: генерал Разумовский, Н. И. Панин, князь Волконский, И. И. Шувалов и многие другие вельможи, которые присоединяются к свите Екатерины. Окружённая войском, она отправляется в Казанский собор; здесь её встречают архиепископ новгородский и высшее духовенство. Они пропели благодарственный молебен и торжественно провозгласили Екатерину самодержавнейшей императрицей всея России, а великого князя Павла Петровича наследником престола.

В это время Пётр ІІІ находился в Ораниенбауме. Это был канун его именин. Пётр желал начать их празднество в Петергофе, а Екатерина должна была его там ждать. Приехав в Петергоф, император осмотрел павильон, в котором жила Екатерина, и убедившись в её отсутствии. По всем признакам было видно, что произошёл не отъезд, а побег. Старые вельможи, под предлогом найти и образумить Екатерину, поехали в Петербург и там присоединились к ней. Оказавшись в безвыходной ситуации, Пётр решил ехать в Кронштадт. Когда он явился туда, его не приняли. Гавань была заперта, и оттуда кричали, что никакого императора нет, а есть императрица Екатерина. Пётр находился в полуобморочном состоянии. Вместо того чтобы спасаться в Ревень, он стал ждать в Ораниенбауме Екатерину. Утром 29-го она явилась в Петергоф с войском и послала свой авангард в Ораниенбаум. Войска сразу же окружили дворец, и Пётр оказался в плену. Всё было кончено.

Глава ΙΙΙ. Русский патриотизм

3.1 Внешняя политика

Внешняя политика – самая блестящая сторона государственной деятельности Екатерины, произведшая наиболее сильное впечатление на современников и ближайшее потомство. Поддерживая мир с Пруссией, Екатерина стала интенсивно вмешиваться в польские дела и провела на польский престол своего кандидата – Станислава Августа Понятовского. Она явно стремилась к разрушению Речи Посполитой и с этой целью возобновила с особой силой диссидентский вопрос. Польша отказалась признать домогательства Екатерины и вступило с ней в борьбу. В то же время объявила России войну Турция. Перед российским внешнеполитическим ведомством стояло 2 важных вопроса: турецкий и польский. В реальной жизни все внешнеполитические цели и задачи теснейшим образом переплелись. У истоков внешней политики екатерининского правительства стоял граф Н. И. Панин. Стремясь противодействовать враждебной политике Франции, он решил сконструировать так называемый «Северный аккорд» - союз государств, находившихся на севере Европы – Дании, Пруссии, Польши и Швеции, при участии Англии. Из этого проекта, да из агрессивной политики Турции и родилась русско-турецкая война, начавшаяся в 1768г. В этой войне талантливый русский полководец П. А. Румянцев нанёс серьёзное поражение туркам при Кагуле в 1770г. А. В. Суворов при Козлужджу также нанёс сильное поражение войскам противника. 5 июля 1770г. русский флот под командованием адмирала И. А. Спиридова разгромили турецкий флот недалеко от острова Хиоса, в бухте Чесме. Однако политика некоторых европейских государств, испугавшихся усиления России, заставила её пойти на заключение мира, который был подписан в болгарском селении Кучук-Кайнарджи 10 июля 1774г. По этому договору России достались Азов, Кинбури, южные степи, право на покровительство турецким христианам, торговые выгоды и контрибуция.

Война с Польшей, после первых вялых ее месяцев и частичных небольших неудач, шла успешно. Польша была занята русскими войсками, Барская конфедерация (1769 - 71) усмирена, и в 1772 - 73 годах состоялся первый раздел Польши. Россия получила Белоруссию и дала свою "гарантию" польскому устройству - точнее, "безнарядию", - получив, таким образом, право вмешиваться в польские внутренние дела.