Внутренняя политика Владимира Мономаха (стр. 1 из 6)

Содержание

Введение 3

1. Начало княжения Владимира Мономаха

на Киевском престоле 5

2. Управление Руси Владимиром и его заветы потомкам 9

3. Законодательная деятельность Владимира Мономаха 23

Заключение 29

Список использованной литературы 32


Введение

Князь Владимир - Василий Всеволодович прозванный Мономахом, являлся великим князем киевским и был сыном Владимира Ярославича - самый замечательный из русских князей дотатарского периода нашей истории, оставивший о себе громкую славу и добрую память. Эпоха его правления до сих пор оставляет ряд разнообразных исторических суждений о значении для России его преобразований и нововведений: это и крещение Руси, и попытки объединения княжеств, и его знаменитое «Поучение». Все это делает актуальным и небезынтересным дальнейшее изучение личности и общественно-политической деятельности Владимира Мономаха.

Предметом данной работы являются разнообразные аспекты внутренней политики Владимира Мономаха.

Хронологические рамки исследования определены, прежде всего, эпохой правления Владимира Мономаха. Владимир родился в 1053 году. Умер – в 1125 году.

Географические рамки обусловлены изучение внутренней политики Владимира Мономаха, таким образом, в данной работе исследуется в основном его экономико-политическая деятельность в пределах территории княжеств.

Необходимо отметить, что в литературе и научных трудах исследуются различные направления деятельности Владимира Мономаха. Во-первых, в продолжении 30 лет он был посредником в княжеских распрях, общим миротворцем, стражем отечества от лютых половцев. Как отмечает Устрялов Н. Г. «Мономах возвышался над всеми современными князьями дальновидной политикой, твердостью, мужеством, народ привык видеть в нём главу Руси».[1]

Также ряд работ посвящен деятельности Владимира как законодатель. Закон Владимира ограждал закупов от произвола хозяина, но угрожал им полным рабством, если они убегут, не исполнив условий.

Кроме всего, время Мономаха было временем первого рассвета художественной и литературной деятельности. В Киеве и других городах строились церкви, украшались живописью. Об этом и многом другом пойдет речь в нашем повествовании.

Целью данной работы является изучение политического, религиозного, общественно-правового аспектов управления Владимира Мономаха Киевской Русью.

В качестве задач работы выделим:

-рассмотрение исторической ситуации на Руси, предшествовавшей правлению Владимира Мономаха;

-изучение процесса начала крещения Руси при содействии Владимира;

-анализ внутренней политики Владимира Мономаха и отображения им своего мировоззрения в литературе;

-рассмотрение законодательной деятельности Владимира Мономаха.


1. Начало княжения Владимира Мономаха

на Киевском престоле

Владимир родился в 1053г. Когда Святослав Черниговский отнял Киев у Изяслава I, Всеволод сел в Чернигов, а сын его Владимир - в Смоленск. Владимир служил Святославу и опять занявшему Киев Изяславу, как старейшим князьям: по поручению первого он помогал полякам против немецкого императора Генриха IV, по приказанию второго он дважды ходил на полоцких князей (1077). Когда отец его Всеволод сел в Киев, Мономах занял стол в Чернигове.

Князь Владимир Мономах появился на свет в разгар византийских козней и смуты. Его мать-гречанка русским языком не владела. Зато отец говорил на пяти языках: надо полагать, и с супругой своей объяснялся по-гречески. Варварская, холодная Россия, страна необузданных и непредсказуемых страстей, представлялась горделивой дочери византийского императора, скорее, местом вынужденной ссылки чем вторым Отечеством. Чем же еще заняться как не окунуться с головой в дворцовые интриги?

Кто же, в таком случае, вдохнул в сердце киевского наследника Мономахов русский дух? И был ли это дух до конца русским? Не свила ли в его груди с самого рождения гнездо коварная византийская змея? Во всяком случае любовь к иноземщине прослеживается в судьбе князя на протяжении всей жизни, чтобы он потом ни говорил в своем “Поучении”. Сам Владимир Мономах женился на Гите — дочери англо-саксонского короля Гаральда, имея от нее восемь детей. Надо полагать, у всех этих Мономаховичей — наполовинку англосаксов, начетвертинку византийских греков — кровная привязанность к русской земле и к русской культуре была достаточно относительна и носила преимущественно территориальный характер. Кроме того, одна из сестер родоначальника русского Мономахова гнезда была замужем за германским королем, другая — за венгерским; связи с венгерской династией были в дальнейшем закреплены и с помощью собственной дочери.

Без знания этих генеалогических деталей трудно понять феномен Владимира Мономаха, направленность его внешней и внутренней политики, а также мотивы противоречивой деятельности. Если называть вещи своими именами, то чаяния Русской земли были весьма далеки от личных амбиций наследника угасающей ветви византийских императоров. Ведь у русского князя были достаточно реальные шансы сесть на константинопольский трон. Потому-то мысленный взор его был постоянно устремлен к Византии. Стать императором? Но ведь это было возможно только за счет интересов Русской державы. Разве Византия присоединилась бы к Киевской Руси — стань наследник Мономахов легитимным правителем новой империи? Смешно даже подумать! Конечно же, великий князь сделал бы все от него зависящее, чтобы русские земли превратились в третьестепенные провинции Византии. Именно это прекрасно осознавали печерские патриоты, на себе самих испытавшие жестокий деспотизм церковных греческих иерархов. Не надо было иметь семь пядей во лбу, дабы понять, что ожидало бы русский народ и русскую государственность в политическом и экономическом плане — татаро-монгольское иго с византийским лицом.

По смерти Святополка-Михаила граждане киевские, определив в торжественном совете, что достойнейший из князей российских должен быть великим князем, от­правили послов к Мономаху и звали его властвовав в столице. Добродушный Владимир давно уже забыл несправедливость и вражду Святополкову: искренно оплакивал его кончину и в сердечной горести отказал­ся от предложенной ему чести. Вероятно, что он боял­ся оскорбить Святославичей, которые, будучи детьми старшего Ярославова сына, по тогдашнему обыкнове­нию долженствовали наследовать престол великокняжеский. Этот отказ имел несчастные следствия: киевля­не не хотели слышать о другом государе; а мятежники, пользуясь безналичием, ограбили дом тысячского, име­нем Путяты, и всех жидов, бывших в столице под осо­бенным покровительством корыстолюбивого Святопол-ка. Спокойные граждане, приведенные в ужас таким беспорядком, вторично звали Мономаха. «Спаси нас,— говорили их послы,— от неистовства черни; спаси от грабителей дом печальной супруги Святополковой, соб­ственные наши домы и святыню монастырей». Влади­мир приехал в столицу: народ изъявил необычайную радость, и мятежники усмирились, видя князя велико­душного на главном престоле российском [2] .

Даже и Святославичи не противились общему же­ланию; уступили Мономаху права свои, остались кня­зьями удельными и жили с ним в согласии до самой их кончины. Они счастливее отцов своих торжествова­ли вместе пренесение (2 мая 1115 г.) мощей св. Бориса и Глеба из ветхой церкви в новый каменный храм Вы-шегородский: сим действием Владимир изъявил, в на­чале своего правления, не только набожность, но и любовь к отечеству: ибо древняя Россия признавала оных мучеников главными ее небесными заступниками, ужасом врагов и подпорою наших воинов. Еще будучи князем переяславским, он украсил серебряную раку святых золотом, хрусталем и резьбою столь хитрою, как говорит летописец, что греки дивились ее богатству и художеству. Из отдаленнейших стран России собра­лись тогда в Вышегороде князья, духовенство, воево­ды, бояре; бесчисленное множество людей теснилось на улицах и стенах городских; всякий хотел прикос­нуться к святому праху, и Владимир, чтобы очистить дорогу для клироса, велел бросать народу ткани, одеж­ду, драгоценные шкуры зверей, сребреники. Олег дал роскошный пир князьям; три дня угощали бедных и странников.— Сие торжество, и церковное и государст­венное, изображая дух времени, достойно замечания в истории.

Итак, в 1093 году, когда скончался Всеволод, Владимир не хотел воспользоваться своим положением и занять Киев: он пригласил на великокняжеский стол княжившего тогда в Турове двоюродного брата своего Святополка Изяславовича, который был старше его. Почти все время княжения Святополка Владимир был верным его союзником, несмотря на то, что киевляне сильно были привязаны к Владимиру и не любили Святополка. Когда в год своего вокняжения Святополк предпринял поход против половцев, Владимир присоединился к нему со своей дружиной. На совете Владимир стоял за мир, а киевляне требовали битвы и настояли на своём. 20 мая произошла битва. Вскоре русские вынуждены были отступить.[3]

Эта битва закончилась поражением половцев. В 1107г. половцы опять пошли на Русь, но Владимир вместе с другими князьями разбил их наголову под Лубнами. В 1111г. князья - Владимир с детьми, Святополк совершили блестящий поход к Дону и два раза жестоко разбили половцев. В 1113г. Святополк скончался и киевляне на вече выбирают своим князем Владимира и зовут его к себе. Мономах медлил. Но все-таки киевляне перетянули его к себе. Тогда Владимир сел на киевском столе как избранник Киевской земли. Время великокняжения Владимира было самым цветущим в истории Киевской Руси.


2. Управление Руси Владимиром и его заветы потомкам

С 1116 по 1123 гг. Владимир, одолевая внешних не­приятелей, смирял и внутренних. Князь минский, Глеб, не хотел ему повиноваться, сжег город Слуцк, захваты­вал людей между Припятью и Двиною: за то сын Мо­номахов, Ярополк, опустошил Друцк и вывел жителей в новый городок, для них основанный. Сам великий князь, соединясь с Давидом Черниговским и с Ольго-вичами, взял город Вячеславль, Оршу, Копыс; осаждал Минск, смирил Глеба и, вновь им оскорбленный, при­вел его как пленника в Киев, где он и скончался.— Беспокойные новогородцы, употребляя во зло юность своего князя Всеволода, мятежными поступками заслу­жили гнев Мономаха, который призвав всех тамошних бояр в Киев, велел им торжественно присягнуть в вер­ности, удержал некоторых у себя, а других заточил. Правые или не столь виновные возвратились домой уз­нав опытом, что самый человеколюбивый, но мудрый государь не оставляет дерзких ослушников без наказа­ния. Уже несколько времени посадники новогороцские были, кажется, избираемы из тамошних граждан: Вла­димир, опасаясь их мятежного духа, дал сей сан киев­скому вельможе Борису.