Культура русского зарубежья (1917-1930-е годы) (стр. 6 из 7)

Продолжили традиции классической русской прозы ХІХ века почти все оказавшиеся в изгнании известные писатели дореволюционной России. Наиболее плодотворным был период 1925-1935 гг., настоящее "золотое десятилетие" эмигрантской литературы. Писатели-реалисты А. Куприн, И. Бунин, Б. Зайцев, Е. Чириков, Н. Шмелев в своих проникнутых ностальгией произведениях вскрывали глубокий смысл человеческого существования. Общественным признанием реалистической школы русской прозы и ее художественной значимости стало решение Нобелевского комитета о награждении в 1933 г. писателя И. Бунина. Эта премия утверждала более высокий уровень старой литературы по сравнению с современной (в числе кандидатов были также писатель-эмигрант Д. Мережковский и писатель из Советской России М. Горький)"Нелюбовь" к европейскому у И. Бунина позволила писателю создать такие "чисто русские" произведения, как "Митина любовь" (1925), "Солнечный удар" (1927), "Жизнь Арсеньева" (1930). После присуждения Нобелевской премии, значительно поправив свое материальное положение, Бунину удалось издать 11-томное собрание своих сочинений. В творческих планах писателя было немало идей и главный замысел - книга о А.П. Чехове. Смерть в 1953 г. помешала реализовать задуманное.

Литературу Зарубежья создавали и представители Серебряного века русской культуры и бывшие сатириконцы (авторы и издатели журнала "Сатирикон"), и талантливые русские поэты. Всего в Зарубежной России за первые полвека массовой эмиграции на русском языке вышло около десяти тысяч книг.

"Последним из могикан" русской литературы в изгнании периода был Б. Зайцев, которую прожил долгую драматическую жизнь. Родился он в 1881 г. в Орле, умер в 1972 г. в Париже. Все писавшие о Зайцеве непременно упоминали о свойственной ему акварельности, о нежном, мягком лиризме зайцевской прозы. Но никакими силами нельзя было писателя заставить изменить свое мнение, особенно непримирим он был к насилию и деспотизму. В очерке "Братья-писатели" (1947 г.) Зайцев писал о положении советских писателей: "За многое мы жалеем собратьев наших. Жалостью не высокомерной, а человеческой. Мы желаем им хартию вольности, желаем тем из них, кто художники, а не дельцы, чтобы их художество могло процветать свободно, чтобы страшный склад жизни не уродовал человека. Чтобы голоса стали людскими, а не грамофонными. Чтобы они ничего не боялись".

Продолжал писать в эмиграции философские романы Д. Мережковский ("Рождение богов", "Мессия", "Атлантида и Европа", "Тайна трех"). Мастером исторического романа по праву считался М. Алданов (Ландау). Ярко и образно описывал русский быт И. Шмелев. Его произведения ("Солнце мертвых", "Лето Господне", "Богомолье") охотно переводили и издавали на многих европейских и азиатских языках.

Самым знаменитым юмористическим писателем России в предреволюционные годы был редактор журнала "Сатирикон" (с 1913 г. - "Новый Сатирикон") А. Аверченко. После 1917 г. он эмигрировал во Францию, где в 1921 г. издал книгу "Дюжина ножей в спину революции", Он, как справедливо заметил Ленин, был поразительно талантлив. Юмору нельзя научиться. Это - свойство ума, души и таланта. Этим свойством А. Аверченко был наделен в высокой степени.

В 1920-1930 гг. большой популярностью у русских эмигрантов пользовались воскресные фельетоны в русскоязычных газетах Тэффи (Н. Лохвицкий), сатирические рассказы Саши Черного (А.М. Гликберга) и Дона Аминадо (А.П. Шполянского). Произведения бывших сатириконцев, напоминавшие о бытовых мелочах прежней жизни, были не менее дороги русским изгнанникам, чем большие романы знаменитых писателей.

Активно утверждалась за рубежом не только проза, но и поэзия. К середине 20-х годов в Париже жили как известные представители Серебряного века (К. Бальмонт, И. Северянин, З. Гиппиус, М. Цветаева), так и более молодые, создавшие уже в эмиграции свои самые значительные произведения (В. Ходасевич, И. Одоевцева, Г. Иванов). Югославия стала поэтической родиной для молодых поэтов И. Голенищева-Кутузова, Е. Таубер и А. Дуракова.

Оживление в литературную жизнь русской эмиграции внесли В. Набоков (Сирин), Н. Берберова, Г. Газданов, В. Варшавский, Б. Поплавский, М. Оцуп. Круг молодых русских прозаиков и поэтов постепенно расширялся. Молодежь оказалась более восприимчивой к стилевым новациям и экспериментам, искала новые темы и сюжеты, активнее заимствовала западный опыт и поддерживала связи с представителями революционного авангарда в Советской России.

Литературная жизнь была достаточно активной вплоть до второй мировой войны. Война оказалась тем Рубиконом, через который удалось пройти немногим. Старшее поколение сошло в силу своего возраста. А у молодежи было столько материальных проблем, что стало не до творческих порывов. Большинство подававших надежды литераторов вынуждены были искать более надежные источники существования. В послевоенной литературе осталось лишь несколько талантливых имен из послереволюционной эмиграции.

Продолжала культурные традиции старой России и эмигрантская пресса. С 1918 по 1932 годы на русском языке выходило 1005 периодических изданий - газет, журналов, тематических сборников. Центральной газетой эмиграции являлись "Последние новости", редактором которой с 1921 по 1940 г. был П.Н. Милюков. С 1925 по 1940 г. в Париже выходила газета "Возрождение" (первый редактор - П.Б. Струве). Популярной газетой среди русских в Берлине был "Руль", в Харбине - "Заря", в Париже - "Воля России". В Египте русские издавали журнал "Вестник", в Парагвае - "Парагвай", в Абиссинии - "Наш отдых". Даже на далеких Филиппинах в 30-ые годы русские эмигранты читали "Бюллетень русского благотворительного общества". Выходившие издания были всех политических оттенков и направлений.

Главным средством распространения произведений художественной литературы и культуры в широком смысле слова стали "толстые" литературные журналы. Наиболее влиятельным в Зарубежье был журнал "Современные записки". Первый номер вышел в ноябре 1920 г. тиражом 2000 экземпляров. Во вступительной статье редакция обозначила цели журнала, которых он последовательно придерживался и которые в конце концов определили его успех: "Современные записки" посвящены прежде всего интересам русской культуры. В самой России свободному, независимому слову нет места…". Такая платформа привлекла к сотрудничеству в журнале многих известных эмигрантов. В первых выпусках печатались романы А.Н. Толстого "Хождение по мукам" и "Петербург" Андрея Белого, произведения З. Гиппиус и Д. Мережковского, публицистика В. Маклакова и Б. Нольде, стихи М. Цветаевой, В. Ходасевича и Г. Иванова. Журнал помещал прозу молодых Газданова, Набокова и маститых Бунина, Алданова, Шмелева, Ремизова, а также статьи Л. Шестова, С. Франка, Г. Флоровского и других религиозных мыслителей. Открытая политика журнала обеспечила его широкую популярность и продолжительную жизнь. До 1940 г. вышло 70 номеров "Современных записок".

Пользовался спросом у эмигрантов в Париже и еженедельный журнал "Иллюстрированная Россия", образцом для которого была дореволюционная "Нива". На его страницах печатались романы и детективы, информация для женщин и специальные материалы для детей. По низким ценам журнал издавал сочинения русских классиков, справочники, календари.

Традиции чтения активно поддерживались эмигрантскими издательствами, которых было в Зарубежье более ста. Восстановили свою деятельность издательства "Медный всадник" О. Дьяковой, "Слово" З. Гржебина, "Новая русская книга" А. Ященко. Работали в 20-ые годы издательства "Пламя" в Праге, "Северные огни" в Стокгольме, "Русская земля" в Париже, Российско-болгарское книгоиздательство в Софии.

Одним из направлений их деятельности являлось переиздание произведений русских писателей-классиков ХІХ в. "Петрополис" и "Слово" выпустили в 20-30-ые годы многотомные собрания сочинений Пушкина, Гоголя, Достоевского, Чехова, Толстого. В "Петрополисе" в 1937 г. к 100-летию со дня смерти А.С. Пушкина вышло под редакцией В. Ходасевича юбилейное издание "Евгений Онегин" с иллюстрациями М. Добужинского. Небольшую часть изданий составляли учебники для русских школ, например, курсы русской истории С. Платонова и О. Ключевского, "Очерки по истории русской культуры" П.Н. Милюкова. Книги по религии и философии выходили в издательстве ИМКА-Пресс, развернувшего с 1925 г. свою деятельность в Париже. Но самой распространенной группой изданий были произведения писателей-эмигрантов. В начале 20-х годов большой популярностью пользовались сочинения В.И. Немировича-Данченко, А. Амфитеатрова, М. Алданова. Постоянный рынок сбыта находили новые произведения И. Бунина, Д. Мережковского, А. Ремизова. Сложнее распространялись книги писателей молодого поколения: Н. Берберовой, Г. Газданова, В. Набокова, В. Варшавского. Средний читатель Русского Зарубежья предпочитал романы знакомых классиков или легкое чтение и в меньшей степени воспринимал авангардную литературу.

Новые книги могли купить лишь немногие эмигранты, поэтому большая часть изданий приобреталась на пожертвования научными учреждениями, читальными залами. Книги эмигрантских авторов и некоторые советские периодические издания находились в Русских Публичных библиотеках в Белграде и Харбине, библиотеке при Русском общественном собрании в Шанхае, Русской библиотеке в Женеве. Самой большой библиотекой Зарубежья была Русская общественная библиотека им. И.С. Тургенева в Париже. Она была основана в 1875 г. по инициативе революционера-народника Германа Лопатина, а необходимую финансовую поддержку в первые годы существования оказали писатель И. Тургенов, певица П. Виардо, поэты Г. Успенский и В. Курочкин, скульптор М. Антокольский. Постепенно Тургеневская библиотека стала одним из главных русских книгохранилищ за пределами России. С самого начала было решено, что это будет частное независимое учреждение, нейтральное с политической точки зрения. Это решение выполняется и по сей день. Библиотека пережила гитлеровскую оккупацию, была разграблена, но затем восстановлена. В первые годы у библиотеки было несколько десятков читателей, к началу ХХ века их уже стало несколько сотен, к 1925 г. - больше тысячи. Росло и количество книг: в 1900 г. их было 3500, в 1925 г. - 30000, в 1937 г. - 100000. Тургеневская библиотека в 20-е-30-е годы была интеллектуальным центром эмиграции в Париже, она активно участвовала во всех событиях культурной жизни и празднованиях Русского Зарубежья.