Наполеон III. Мексиканская авантюра (стр. 1 из 7)

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1.КОЛОНИАЛЬНЫЕ ВОЙНЫ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

2.НАПОЛЕОН III И ЕГО ПОЛИТИКА

3.МЕКСИКАНСКАЯ АВАНТЮРА НАПОЛЕОНА III

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ВВЕДЕНИЕ

До недавнего времени Вторая империя во Франции и личность ее создателя – Луи-Наполеона Бонапарта не удостаивались большого внимания отечественных историков. В особенности это касалось внутриполитического развития страны. В большей степени были изучены внешнеполитические маневры Наполеона III, а также последние три года существования его режима, которые характеризовались как окончательное загнивание всей государственной машины с ее неизбежным крушением. Именно падению власти Наполеона III и была посвящена единственная и давно уже морально устаревшая монография, созданная в советский период по данной проблематике [15]. Совершенно не случайно, что в пятом томе "Истории Европы" – издания, которое хорошо отражает достижения отечественной исторической науки за последние десятилетия – 18-летнему периоду Второй империи посвящено чуть более страницы текста, тогда как, скажем, предшествовавшей ей недолговечной Второй республике – одиннадцать.

Соответствующим образом немногословно и только в мрачных тонах рисовалась и личность самого Наполеона III. По отношению к нему в полной мере была воспринята критика его политических противников. На императоре французов было поставлено клеймо душителя республики и узурпатора, авантюриста и интригана – деятеля, которого М.Е. Салтыков-Щедрин называл не иначе как "бандитом". На восприятии потомками имени Наполеона III сказалось то, что ему при жизни так и не удалось найти взаимопонимание с широкой общественностью. Хотя среди друзей членов императорской фамилии были такие блестящие литераторы, как Проспер Мериме, Теофиль Готье, Гюстав Флобер, Жорж Санд, Ипполит Тэн, Эрнест Ренан и Альфред де Виньи, ни один из них не стал певцом империи и ни один не мог сказать, что понимает загадочную душу ее создателя. И если симпатизирующие императору предпочитали оставаться наедине со своими догадками, то его противники вовсе не собирались отмалчиваться. По справедливому наблюдению британского историка Эрика Хобсбаума, ",,,Луи-Наполеон имел несчастье объединить против себя все полемические таланты своего времени, но было бы достаточно и одних только обличительных памфлетов Виктора Гюго и Карла Маркса, чтобы похоронить память о нем" [22; С. 141]

Между тем, эти произведения едва ли могли претендовать на объективность уже в силу стиля своего написания. Гюго, в частности, для большей убедительности своего "Наполеона малого" активно приправлял его самыми сочными эпитетами и замысловатыми оскорблениями в адрес императора. По словам одного современного российского исследователя личности Наполеона III, А. Ю. Смирнова, этот памфлет Гюго всегда с удовольствием разбирали филологи, ибо только здесь можно было найти столько грязных французских ругательств и двусмысленных речевых оборотов [19; С. 17]. В русском переводе этого сочинения французского писателя многое было стыдливо опущено.

Современники либо отказывали Луи-Наполеону в способностях, как это делал Отто фон Бисмарк, отзывавшийся о нем как о "великой, но не признанной бездарности" [1; C. 316], либо видели в нем "гениальную бестию" [18; С. 4-5]. Его образ, сформировавшийся в советской историографии, парадоксальным образом сочетал обе точки зрения: за императором признавались такие черты характера, как расчетливость, коварство, хитрость, но в той мере, которая необходима удачливому дельцу и аферисту, и вовсе не в том значении, которое данные качества получают в отношении государственного деятеля, правителя. Такой подход к человеку, два десятка лет стоявшему во главе одной из ведущих европейских держав, ныне едва ли может удовлетворить серьезного исследователя. Не случайно поэтому в последние годы намечается подъем интереса к французской Второй империи. Отчасти это объясняется и интересом к бонапартизму как методу управления государством и принципу взаимоотношений между властью и обществом. Луи-Наполеон, без сомнения, много привнес в теорию и практику бонапартизма, дал второе дыхание идеям своего великого дяди Наполеона I.

Наполеона III действительно стоит признать личностью таинственной и противоречивой, недаром даже его двоюродная сестра принцесса Матильда однажды призналась: "Иногда мне хочется расколоть его голову, чтобы посмотреть, что в ней"[4; C. 150]. Проникнуть в суть его замыслов и поступков нелегко, а потому особенно интересно. Без особого труда можно предсказать в ближайшем будущем появление самых разнообразных работ отечественных историков, которые должны будут, по крайней мере, восполнить один из пробелов в изучении истории Франции XIX в.

Данная работа ставит перед собой цель рассмотреть лишь небольшую часть деятельности Наполеона III: так называемую "мексиканскую авантюру", охарактеризовав предварительно эпоху, в которую происходили эти события и деятельность Наполеона III в общих чертах.

1. КОЛОНИАЛЬНЫЕ ВОЙНЫ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

Страны Европы, осуществив модернизацию, получили огромные преимущества по сравнению с остальным миром, который основывался на принципах традиционализма. Это преимущество сказалось и на военном потенциале. Поэтому вслед за эпохой Великих географических открытий, связанных в основном с разведывательными экспедициями, уже в ХII-ХIII веках началась колониалистская экспансия наиболее развитых стран Европы. Традиционные цивилизации в силу отсталости своего развития были не способны противостоять этой экспансии и превращались в легкую добычу своих более сильных противников.

На первом этапе колонизации традиционных обществ лидировали Испания и Португалия. Им удалось покорить большую часть Южной Америки. В середине XVIII Испания и Португалия начали отставать в экономическом развитии и как морские державы были отодвинуты на второй план. Лидерство в колониальных захватах перешло к Англии. Начиная с 1757 года торговая Ост-Индская английская компания в течение почти ста лет захватила почти весь Индостан. С 1706 года началась активная колонизация англичанами Северной Америки. Параллельно шло освоение Австралии, на территорию которой англичане посылали осужденных на каторжные работы преступников. Голландская Ост-Индская компания захватила Индонезию. Франция установила колониальное правление на островах Вест-Индии, а также в Новом Свете (Канада).

Однако в конце XVIII - начале XIX века Северная и Южная Америка завоевали независимость, и колониальные интересы европейских держав сосредоточились на Востоке и в Африке. Именно там колониализм достиг своего наивысшего расцвета и могущества, именно там начался и завершился распад колониальной системы.

В 40-е гг. XIX в. Британская Ост-Индская компания после кровопролитной войны завоевала княжество Пенджаб и другие ещё самостоятельные части Индии, завершив тем самым её полное подчинение. Началось активное колониальное освоение страны: строительство железных дорог, реформы землевладения, землепользования и налоговой системы, имевшие своей целью приспособить традиционные способы ведения хозяйства и образ жизни к интересам Англии.

Подчинение Индии открыло англичанам пути на север и восток, в Афганистан и Бирму. В Афганистане столкнулись колониальные интересы Англии и России. После англо-афганских войн 1838—1842 и 1878—1881 гг. англичане установили контроль над внешней политикой этой страны, но добиться её полного подчинения так и не смогли.

В результате первой (1824—1826 гг.) и второй (1852—1853 гг.) англо-бирманских войн, которые вела Ост-Индская компания, её армия, состоявшая в основном из наёмных индийских солдат-сипаев под командованием английских офицеров, заняла большую часть Бирмы. Сохранившая самостоятельность так называемая Верхняя Бирма была отрезана от моря, в 60-е гг. Англия навязала ей неравноправные договоры, а в 80-е гг. полностью подчинила всю страну.

В XIX в. усилилась английская экспансия в Юго-Восточной Азии. В 1819 г. была основана военно-морская база в Сингапуре, ставшая главным опорным пунктом Англии в этой части мира. Менее удачно для англичан завершилось давнее соперничество с Голландией в Индонезии, где им удалось утвердиться лишь на севере Борнео и небольших островах.

В середине XIX в. Франция захватила Южный Вьетнам и сделала его своей колонией, в 80-е гг. вытеснила из Северного Вьетнама слабеющий Китай и установила над ним протекторат. В конце XIX в. французы создали так называемый Индокитайский союз, в состав которого вошли Вьетнам, Камбоджа и Лаос. Во главе союза был поставлен французский генерал-губернатор.

В XIX в. завершилась колонизация Австралии. На территории Нового Южного Уэльса выделились колонии Тасмания, Виктория (названные в честь голландского путешественника Тасмана и английской королевы Виктории) и Квинсленд, образовались новые самостоятельные поселения Западная и Южная Австралия. Нарастал приток свободных переселенцев. В середине XIX в. они добились прекращения высылки в Австралию осуждённых. В 50-е гг. в Новом Южном Уэльсе и Виктории было открыто золото. Это привлекло в Австралию не только новые тысячи колонистов, но и капиталы. Продвигаясь во внутренние районы континента, переселенцы подчиняли или безжалостно уничтожали местное население. В результате столетие спустя, в 30-е гг. XX в., из примерно 7,8 млн жителей Австралии 7,2 млн составляли европейцы и только 600 тыс. — её коренные жители.

Во второй половине XIX в. все колонии на территории Австралии добились самоуправления, в начале XX в. они объединились в Австралийский Союз, получивший права доминиона. Одновременно происходила колонизация Новой Зеландии и других близлежащих островов. В 1840 г. Новая Зеландия стала колонией, а в 1907 г. — ещё одним белым доминионом Англии.