Омские крепости: исторический анализ (стр. 2 из 8)

Правда, авторы этой челобитной не те, которые указаны в работе Л.А.Гольденберга, но важно не это. Для нас важно, что они просят построить острог в устье реки Оми еще в начале XVII века. Кроме того, из текста челобитной становится понятно, что к указанному периоду русских поселений на территории Западной Сибири было уже достаточно много, т.е. русские очень активно колонизировали этот край, а правительство извлекало из этого процесса все возможные выгоды.

Очевидно, поэтому правительство не оставило челобитную без внимания. И 31 августа 1628 года Михаил Федорович издал указ «царя Михаила Федоровича тобольским воеводам А.Трубецкому и И.Волынскому о необходимости острога в устье реки Оми». В этом указе государь четко пишет, что «… от Тарского города вверх по Иртышу на устье реки Оми острог поставити мочно, место хорошо и угоже, и лесу де близко много; и толко де на Омском устье острог поставити, и из того де острогу оберегати наши ясачные волости ясачных людей мочно, и перевоз через Иртыш на Омском устье у колмацких людей отнятии мочно, и ясачным людем будет береженье великое от колмацких людей; и надобеть де служилых людей в тот острог человек с двести и болши».9 Как видим, слова челобитной, приведенные Л.А.Гольденбергом взяты из указа царя Михаила Федоровича. Очевидно, что приведенной Л.А.Гольденбергом челобитной вообще не существовало. Вероятно, исследователь знал о существовании такого документа, но самого источника не нашел и поэтому прибег к некоторой фальсификации. Но утверждать с уверенностью мы этого не можем. Однако считаем, что челобитных на самом деле было много.

Анализируя текст указа Михаила Федоровича, мы можем предположить, что государь рассматривал челобитную тарских воевод в Боярской думе. Это неудивительно, если учесть всегдашний интерес Москвы к расширению границ на Востоке. Более того, о том, что Сибирь – край богатейший в природном отношении, к началу XVII века было уже очень хорошо известно.

С XIII-го по XVII-й века русское население постоянно осваивало сибирские территории и уже основало много поселений в Западной Сибири. Кроме того уже были построены и города: Тара, Тобольск и другие. Отсюда не случайна указанная выше челобитная. Видимо, получив добро от Боярской думы, Михаил Федорович издает указ о строительстве острога в устье реки Оми. Однако по каким-то причинам острог построен не был. Возможно, главной было отсутствие в Сибири военных инженеров-фартификаторов. А крепость – сооружение военное и требует специалиста, а их-то не только в Сибири, но и в Москве в то время не было. Именно поэтому позднее с Бухольцем в Сибирь был отправлен пленный военный инженер Каландер, а всех остальных мастеровых людей он должен был набрать на месте. Под мастеровыми людьми, видимо, понимались плотники, строители и другие рабочие профессии.

Но непосредственное проектирование и само строительство крепости требовало работы специалиста очень высокого уровня. Здесь знаний плотника было явно недостаточно. Возможно, какую-то роль сыграло и строительство первых острогов, где было не все гладко. В начале XVII века такого специалиста в Сибири, возможно, не нашлось, поэтому и крепость в устье Оми была построена значительно позднее, когда И.Д.Бухольц смог привезти специалиста нужного уровня и профиля, да и то не русского, а шведа. Леса в Сибири было предостаточно и рабочие руки с избытком нашлись бы. Но отсутствие инженерных кадров заставило губернатора Тобольска положить указ Михаила Федоровича под сукно.

Все вышесказанное интересует нас в связи с работой С.У.Ремезова в Сибири. Исследователи-краеведы считают, что изучая просторы Сибири, С.Ремезов блестяще предсказал место строительства острога в устье реки Оми, учитывая хорошее географическое положение возможной крепости.

«Чертежная книга Сибири» была составлена Семеном Ремезовым в 1699 – 1701гг., следовательно, он не мог предугадать строительство Омской крепости, т.к. она была запланирована правительством ранее. Это означает, что слова С.Ремезова «Пристойно вновь быти городу», как говорится во многих работах современных краеведов, вряд ли соответствуют действительности. Скорее всего, вместо слова «пристойно» было написано слово «предстоит» и в целом фраза звучала так «Предстоит вновь быть городу». И.Ф.Петров так же пишет, что челобитная была написана в 1628 году.

«Это место было обозначено и на двадцать первом листе составленной в 1696 году Семеном С.Ремезовым «Чертежной книге Сибири», где так же подчеркивалась желательность в сем пункте «быти городу».10 Учитывая все вышеизложенные факты, мы можем с уверенностью утверждать, что, отпрявляя С. Ремезова в Сибирь, Петр не только сам изучил все имеющиеся на тот момент материалы по Сибири, но и снабдил ими С.У.Ремезова. Т.о. С.Ремезов работал далеко не на пустом месте и не «с чистого листа». Указывая место в устье реки Оми, он точно знал о нем из более ранних источников. Изучив географию местности и оценив ее положительно, он написал: «Предстоит вновь быти городу». Однако возникает вопрос, где именно были написаны эти знаменитые слова С.Ремезова? Во всех работах посвященных истории г. Омска четко говорится о том, что на 21-м листе «Чертежной книги Сибири» С.Ремезов собственной рукой отметил устье реки Оми и прямо на карте написал интересующую нас фразу. Более того, приводятся и фотографии этого самого 21 листа. Однако, сколь внимательно не рассматривали мы карту, поворачивая ее под разными углами, а отметки в устье реки Оми, сделанной С.Ремезовым, равно, как и приведенной выше надписи, мы не обнаружили. В работе « Чертежная книга Сибири », составленной тобольским сыном боярским Семеном Ремезовым в 1701 г., в Санкт-Петербурге, 1882, интересующая нас фраза выглядит так: «Предстоит вновь быти городу».11

Это означает, что Ремезов заранее знал, где нужно строить город. Однако, где сделана эта надпись, не указывается.Но обратим внимание на даты составления Чертежной книги. И.Ф.Петров указывает на дату 1696 год.12 Однако в самой Чертежной книге указывается дата 1701 год.13 Обращаясь к работам таких исследователей, как Толочко А., Черных С., того же Гольденберга Л. и др. мы узнаем, что в конце XVII века Петр I, задумывая многочисленные военные походы и строя планы будущих реформ, обращается к забытым проектам. Семен Ремезов получает задание составить подробную карту Сибири, что и было им с успехом выполнено. Результатом его работы стало множество карт различных областей Сибири, а также атлас сибирских рек. В 1699-1701гг. он же с тремя сыновьями создал «Чертежную книгу Сибири», состоявшую из предисловия и 23 карт большого формата, охватывающих всю территорию Сибири и отличающихся обилием и детальностью сведений. Вполне возможно, что отметка и надпись были сделаны не в Чертежной книге, а в картах, составленных им ранее. Но у нас нет их фотографий или каких-либо записей о них.

Очевидно, что кто-то из первых исследователей Сибири, имевших доступ к царским архивам, поработал с существующими там с картами и записями С.Ремезова. Вероятно, что этот исследователь видел карту Сибири С.Ремезова, составленную в 1696 г. с упомянутой выше отметкой в устье реки Оми и подписью на карте, о чем и написал в своей работе. Отсюда эти факты и появились в последующих работах. Таким образом, мы не можем прочитать, как на самом деле была написана эта фраза. Однако, учитывая приведенные факты, мы делаем вывод о том, что фраза начинается со слова «предстоит» , а не со слова «пристойно».

Становится понятно, что цель строительства первой Омской крепости была определена правительством еще в начале XVII в. и заключалась в охране местного населения ясачных земель, а так же расширении границ на Востоке и включении в состав России богатейших в природном отношении сибирских земель.

Несмотря на достаточно многочисленное русское население в Сибири в начале XVII в., а так же наличие русских городов, строить крепости было небезопасно. Мы знаем, что русское население стало активно проникать в Сибирь, особенно после похода Ермака. Однако в Сибири еще разгуливали местные кочевые племена, которые были достаточно воинственны. Именно этим объясняется большое количество жалоб центральному правительству с просьбами о защите, т. к. эти кочевые племена часто нападали на русские селения с целью грабежа. Отсюда следует, что для строительства крепости требовался очень большой отряд военных людей, а значит и большие расходы. Очевидно, казна в начале XVII в. не располагала достаточным количеством средств для подобного мероприятия. Тем более, что устье Оми значительно удалено от Урала.