регистрация / вход

Юридическое мышление

Понятие и свойства юридического мышления. Практическое значение логики. Возможности формальной логики. Истинность и формальная правильность мысли. Свойства правильного мышления. Понятие логической формы. Логика как совокупность интеллектуальных установок.

СОДЕРЖАНИЕ

1. ПОНЯТИЕ И СВОЙСТВА ЮРИДИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ

2. ПРИНЦИПЫ ЮРИДИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


1. ПОНЯТИЕ И СВОЙСТВА ЮРИДИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ

Логика - царство универсальных форм. Однако эти формы всегда наполнены конкретным содержанием, связаны с совершенно определенной, специфической предметной областью. Вне этого конкретного, понятного далеко не всем содержания форма существовать не может и сама по себе ничего не определяет с практической точки зрения. В повседневном мышлении столько нюансов различного характера, что логика не в состоянии чисто формальными средствами выразить его без искажения и выработать практические рекомендации для формирования правильного мышления. Только синтез формы и содержания способен сделать нашу деятельность рациональной, последовательной, позволяет достигать вполне определенных целей. Традиционная формальная логика отвлекается от фактической связности формы и содержания и, исходя именно из этого отвлечения, строит свои выводы. Мы эту связь будем учитывать [3. с. 125].

Юридическое мышление, в каких бы областях оно ни проявлялось: в нормотворчестве, в следственной деятельности, в судебной практике, в теории – обладает рядом устойчивых общих характеристик. Обращаясь к формальной логике, мы, с одной стороны, стремимся придать юридическому мышлению строгость, ясность, убедительность, действенность. С другой стороны, мы обретаем веские основания для достижения истинного знания в процессе рассуждения. Юридическое мышление специфично не только своим предметом и не только большой значимостью логических свойств. Важную роль в нем выполняют мировоззренческие и научные компоненты. Юридическое мышление не просто отражает правовые и политические явления в особенной форме, но и конструирует своеобразную картину социального мира. Связность этой картины также обеспечивается логическими средствами. Исследование логической формы помогает обогащать и содержание юридической мысли. Решить эту задачу невозможно, не имея представления об универсалиях формальной логики: о понятиях, суждениях, умозаключениях, структурах аргументирования, требованиях к формулировке вопросов и т.д.

Время для современного человека – чрезвычайно важный фактор. Экономить его, рационально использовать стремится каждый. Учитывая это, мы предлагаем изложение разделов, традиционных для всех учебных курсов, в предельно сжатом, конспективно-справочном виде, не упуская при этом, однако, ни одного сколько-нибудь важного в практическом смысле вопроса.

Практическое значение логики. Юрист-практик занимается конкретным делом. Цели, которые он ставит перед собой, достаточно легко выражаются в определенной совокупности средств. Часто эти средства и процедуры их применения строго предписаны юристу, а достижение цели имеет четкие критерии и временные рамки. Все это требует развитости соответствующего делу рационального мышления. В юридическую сферу, в правоохранительные органы приходят люди совершенно определенного склада ума, характера, специфических качеств. Юристу чрезвычайно важно выполнять свои задачи в условиях, когда профессионально значимые социальные связи устойчивы и предельно определены; когда варианты принятия решений реально просчитываемы, а свои и чужие возможности поддаются рациональной оценке. В немалой степени сегодня делу помогают технические информационные средства, но, тем не менее, основное "оружие" юриста – его ум, способность глубоко и грамотно мыслить. Для человека жизненно необходимо думать логически правильно, потому что иначе он не смог бы разумно направлять свои действия. Но само по себе знакомство с правилами логики не научит их сознательному применению, и это применение может на первых порах вызывать значительные затруднения. Можно логично рассуждать, даже не зная правил логики: ведь умеют же люди выражать свои мысли с помощью речи, не зная или не помня ее грамматики. Но знание логики, несомненно, повышает культуру мышления, способствует четкости и последовательности рассуждений. Логическая культура - не врожденное качество. Обрести ее достаточно быстро можно только при условии знакомства с основами логической науки, которая в течение двухтысячелетнего развития накопила, несомненно, оправдавшие себя на практике методы и приемы рассуждения и аргументации. Но главное для юриста - это систематические занятия логикой, целенаправленное применение ее правил и методов в повседневном общении, в учебе, в практической деятельности [4. с. 175].

Возможности формальной логики. Формальная логика мышления обладает такими свойствами, говорит о таких законах и правилах мысли, которые непосредственно приложимы в юридической деятельности. Какие качества мышления развивает формальная логика? Изучение логики развивает ясность и четкость мышления, способность оптимально уточнять предмет мысли, внимательность, аккуратность, обстоятельность, уравновешенность, убедительность и надежность в суждениях, умение абстрагироваться от конкретного содержания и сосредоточиться на структуре своей мысли. Тот, кто овладевает знанием и навыками формально-логического мышления, всегда понятен окружающим людям, сознательно исключает какую бы то ни было расплывчатость в деловом разговоре, непонятность и непоследовательность в деловой документации, бессистемность в обработке информации. Он способен быстро выделить рациональное зерно даже в сбивчивой чужой речи, оценивать доказательную силу высказываний в споре, дискуссии, находить короткие и правильные пути исправления ошибок.

Истинность и формальная правильность мысли. В процессе познания мы стремимся получить истинное знание. С точки зрения здравого повседневного мышления истинность знания всегда есть его соответствие действительности. Понятия истинности или ложности относятся лишь к конкретному содержанию того или иного высказывания. Если в высказывании, верно, отражено то, что имеет место в действительности, то оно истинно, в противном же случае - оно ложно. Например, высказывание "некоторые подразделения правоохранительных органов специализируются в борьбе с экономическими преступлениями", истинно, а высказывание "к полномочиям органов прокуратуры относится проведение предварительного расследования по фактам совершения правонарушений" - ложно. Как отличить истину от заблуждения? Для конкретного мышления достаточным критерием истины всегда является практика. Знание, которое мы получаем, должно быть верным, т.е. служить основой для принятия правильных решений, вести к достижению искомого результата. Истины, которые не позволяют принимать правильных решений, с практической точки зрения оцениваются как неверные. Наконец, наши рассуждения должны быть формально правильными. Фор­мальная правильность относится лишь к логическим действиям и операциям мышления. Итак, истинность есть соответствие мысли действительности, правильность мышления состоит в соблюдении законов и правил логики, а верность - в способности истинной и правильной мысли воплощаться в практической деятельности.

Свойства правильного мышления. Чтобы мышление было правильным, оно должно отвечать трем требованиям, а именно: быть определенным, последовательным и обоснованным. Логические черты определенности, последовательности и обоснованности не являются чертами, которые мышление породило из самого себя и которые не имеют основания в свойствах самой действительности. Правильное мышление обладает этими чертами только потому, что они представляют некоторые коренные свойства самой действительности, той действительности, которую воспринимает каждый из людей. Все, что существует вне нашей мысли и что может быть предметом мышления, обладает свойством определенности. Будучи определенным, в своих свойствах, предмет требует, чтобы и наше мышление о нем было мышлением определенным. Со свойством определенности тесно связано другое свойство. Так как каждый предмет есть именно этот определенный предмет и в этом смысле отличается от всех других, то не может быть, чтобы те свойства, которые в данный момент принадлежат ему, как отличающие его от всех других предметов, в тот же самый момент не принадлежали ему. Наконец, со свойством определенности в каждом предмете связано еще одно коренное свойство, а именно: всякое свойство предмета, отличающее этот предмет в качестве определенного от всех других предметов, существует не само по себе, но лишь потому, что существует нечто такое, чем это свойство обусловлено и без чего оно не могло бы существовать. Всякое правильное утверждение обусловлено правильностью тех утверждений, на которые оно опирается как на свое основание. Эта черта мышления, соответствующая обусловленности каждого существующего факта другими фактами, называется обоснованностью мышления. Таким образом, определенное мышление есть мышление точное, свободное от всякой сбивчивости. Последовательное мышление есть мышление, свободное от внутренних противоречий, разрушающих связи между мыслями там, где они необходимы. Обоснованное мышление есть мышление, не просто формулирующее истину, но вместе с тем указывающее на те основания, по которым она с необходимостью должна быть признана истинной. Так как черты определенности, последовательности и доказательности неотъемлемо принадлежат всякому правильному мышлению, то они имеют над мышлением силу законов. Всегда и везде, где наше мышление оказывается правильным, оно во всех своих действиях и операциях повинуется некоторым законам, осуществление которых и сообщает ему характер мышления определенного, последовательного и обоснованного.

Понятие логической формы. Каждому высказыванию и каждому ряду связанных между собой высказываний принадлежит, кроме особого содержания, также определенная форма самого высказывания. Хотя во всех высказываниях, какое ни взять например, "Сотрудник был подготовлен к решению проблемы", "День был насыщен событиями", "Работа была выполнена своевременно" речь идет о разном, но им присущи и общие черты. В каждом из них мысль раскрывает принадлежность предмету известного свойства. Слово "был" показывает, что во всех трех высказываниях имеется один и тот же способ связи частей содержания мыслимого предмета. Логической формой конкретной мысли является строение этой мысли, т.е. способ связи ее составных частей. Логическая форма есть не составная часть мыслимого содержания, а лишь способ, посредством которого составные части содержания связываются в мысли между собой. Логическая форма в этом смысле слова и составляет собственно предмет изучения логики. Хотя можно дать и более строгое и развернутое определение предмета логики, более наукообразное и современное, но с практической точки зрения сказанного о связанности логики с изучением и использованием форм мысли вполне достаточно.

Логика как совокупность интеллектуальных установок. Логика представляет собой не только науку и не только форму и ход рационального мышления. Она должна быть понята еще и как совокупность интеллектуальных установок. Дело в том, что хотя логика как теория и предлагает комплекс стандартных форм, с помощью которых мы упорядочиваем мысль, получаем и обосновываем знания неопытным путем, сама по себе она мало приспособлена к синтезу новых знаний и не способна заполнить те "проскоки" в познавательном процессе, в которых только и производится знание качественного характера. Исходные принципы и законы формального мышления не только выражают свойства объективной реальности и свойства самого мышления, но и обозначают те условия, при которых только и возможно логическое оперирование информацией. Проявленные в понятиях аксиомы рационального мышления имеют свои основания в некоторых интеллектуальных установках общественного сознания определенной эпохи, культуры, этапа развития познания. Интеллектуальные установки логического мышления изменчивы, хотя изменения в них – весьма длительный и постепенный процесс, незаметный даже ряду поколений людей. Охарактеризуем некоторые наиболее характерные свойства юридического мышления, которые определяют особенности его логики, применения принципов, законов и правил логического мышления [5. с. 65].

Нормативность юридического мышления. Нормативность в общем виде есть выражение меры должного в деятельности; она есть воспроизведение действий людей в форме правил, стандартов и образцов; она задает границы социальной практике. Нормативные компоненты являются неотъемлемой частью содержания социального знания. Нормативные установки, зафиксированные в той или иной форме, можно обнаружить во всяком суждении о действительности, о деятельности человека. Поэтому принципы, правила и выводы логики юридического мышления могут иметь очень широкую область приложений. Нормы в праве являются и инструментом, и важнейшими целями правотворчества. В логике анализ норм занимает одно из центральных мест.

Системность юридического мышления. Юридическое мышление тяготеет к системности. Основными результатами правового познания и творчества являются конституции, своды правил, кодексы и иные комплексы нормативных актов. В содержании любой конкретной нормы существует пласт, образованный смысловыми связями с другими нормами, принципами, установлениями. Эти связи подчеркнуто, систематизированы по принципам формальной логики. Системность как свойство юридического мышления, с одной стороны, облегчает процедуры обоснования и конструирования конкретных норм, ибо формы систематизирования в юридической области просты, жестки, а критерии обоснованности четко обозначены. Но, с другой стороны, это свойство в определенном смысле усложняет понимание подлинного смысла правовых нормативных актов, объема заложенных в них возможностей. Не случайно в юридической теории и законотворчестве так трудно просчитать последствия введения в действие многих правовых актов; не случайно также, что существует, как правило, множество путей "законного" обхода законов, множество толкований даже относительно компактных и несложных правил.

Ценностный характер юридического мышления. Самоочевидности юридического мышления – вовсе не элементарные истины в научном понимании, а общепризнанные, само собой разумеющиеся ценности. Истинностный момент в юридическом мышлении вторичен по отношению к ценностному. Ценности здесь есть главные истины. Зависимости и степени истинности правовых высказываний – это различия и взаимозависимости в ценностях. Ценностная (аксиологическая) логика лишь в общих чертах повторяет дескриптивную (описательную) логику, но те выводы, которые получаются рациональным путем в юридической области, вовсе не научные знания, а отчетливая система предпочтений. Логическая форма выполняет здесь лишь роль основы, на которую юридическое мышление наносит свой "рисунок" в виде сочетания ценностей. Ценности правового сознания не выводятся рациональным путем, по законам логики. Они являются данностью правового сознания; их просто следует принимать в расчет, исходить из них в описании и оценке правовой реальности. Сочетание правовых ценностей влияет на логику юридического мышления, сообщая ей специфические условия рациональных выводов.

Оценочный характер юридического мышления. Об оценках можно говорить не всякий раз, когда мы вообще что-то с чем-то соотносим (например, соотносим конкретные высказывания с понятиями и критериями истинности знания), а лишь в том случае, если в нашей мысли выражено отношение факта, действия и т.д. к некоторым ценностям, в том числе и к ценностям познания. Оценочность – это интегральная характеристика мышления вообще. Специфика оценочности юридического мышления кроется в подчеркнутом, принципиальном отстранении от морального содержания оценок. Моральное сознание склонно усматривать основание запретов в общественной вредности деяний. Юридическое же мышление усматривает основание общественной вредности конкретного деяния в его запрещенности.

Логико-формальный характер юридического мышления. Значимость логико-формальных структур в юридическом мышлении определена самой природой права. Формальная сторона в нем гораздо более сильна, чем в любой иной форме социальной мысли, потому что здесь требуется точность, недвусмысленность исходных понятий, рассуждения должны производиться по строгим правилам, а правила, в свою очередь, подчиняются некоторым общим законам. Формализация знания, которую допускает юридическое мышление, открывает возможности для использования моделей, наглядно выражающих структуры познания специфических для права объектов. Не поняв логико-формальной природы юридического мышления, невозможно ясно представить себе его специфику, ибо особенность данному мышлению придает не только конкретный предмет, но и способ рационального выражения этого предмета. Разнообразные способы логического рассуждения можно обнаружить и в практике доказывания, и в построении следственных версий, и в судопроизводстве, и в нормотворчестве, и в теоретическом анализе права. Логическая форма оказывает сильное влияние на содержание юридического мышления. Это с одной стороны. С другой стороны, сами содержательно-нормативные характеристики юридического мышления во многом определяют своеобразие его логической формы. Конечно, познание, связанное с установлением истины по уголовным и гражданским делам, в известном смысле является частным случаем научного познания. Оно протекает в тех же логических формах и подчинено тем же законам, что и познание в любой области знания. И, тем не менее, процедуры исследования в юридической сфере специфичны, потому что они строго и детально регламентированы социальными нормами (юридической формой), чего нет ни к какой иной области познания. Здесь закон устанавливает формы, в которых протекает вся познавательная деятельность. В сфере права не субъект познания, а законодатель решает вопрос о том, можно или нельзя, например, пользоваться такой логической формой поиска знания, как аналогия. В гражданском праве закон допускает аналогию, а в уголовном праве действующий закон запрещает аналогию, и она не может быть использована как форма вывода.

Логические свойства юридического мышления.

Определение логического свойства мышления. Характеризуя юридическое мышление, можно выделить ряд свойств, определяемых как логические. Логическими они становятся потому, что выражают мыслительный процесс, протекающий в логических формах. Те из них, которые позволяют реализовать задачи познания и регуляции в правовой сфере, являются свойствами юридического мышления. Они проявляются не как отношение юридической мысли к своей предметной области, а как способы рационального оформления содержания. К логическим свойствам юридического мышления можно отнести аналитичность, дедуктивность, повышенную связность, точность, терминологичность, конвенциональность, формальную истинность.

Аналитичность. Юридическое мышление не задается целью вывести какие-либо закономерности, как это свойственно научному познанию. Для юридического мышления в каждый данный момент существует некоторый заданный понятийный и нормативный смысловой каркас, в котором только и становятся различимы явления, факты, обстоятельства, нормативные акты в качестве правовых. Юридические понятия и нормативные акты как бы "прикладываются" к действительности, а действительность как бы "узнается" в юридически заданных смыслах. Знания, обретаемые юридическим мышлением, в виде возможности уже заложены в исходных понятиях, принципах и нормах. Знания и оценки отдельных явлений есть конкретизация правовых (и юридических) понятий. В этом и заключена аналитичность мышления. Поскольку формальная логика – аналитическая, постольку требования и законы этой логики полностью распространяются на юридическую сферу. Более того, они оказываются вполне достаточными для юридического знания.

Дедуктивность. Юридическое мышление дедуктивно в трех смыслах. Во-первых, оно в своих познавательных актах и в оценках всегда исходит из некоторых утверждений общего порядка. Последние отражают определения и существенные для права закономерности и обобщения безусловного характера. Разумеется, и все другие способы логического рассуждения так или иначе опираются на общие знания, законы, безусловные утверждения, декларации и т.п. Но только в дедукции эти элементы не просто подразумеваются, составляя некий интеллектуальный "фон" обобщений, а выступают в явной форме, в виде ссылок или указания оснований для связи элементов рассуждения. Иначе говоря, юридическое мышление дедуктивно потому, что не обобщения являются целью логических процедур, а конкретизация, детализация, идентификация наших знаний об отдельных предметах, явлениях. Во-вторых, юридическое мышление дедуктивно в том смысле, что оно ориентируется на достоверность знаний, лишь в достоверности имеет гарантию верных решений. Там, где логический переход к достоверности практически невозможен или сильно затруднен (например, при исследовании следственных версий, при судебном доказывании), юридическое мышление устанавливает границы, которые и выступают критерием достоверности. В-третьих, юридическое мышление дедуктивно потому, что оно тяготеет к строгому в логическом смысле анализу, к рассуждениям, имеющим адекватный формализованный аппарат познания. Не случайны, поэтому, тенденции к казуистике в законотворчестве и толковании норм, в судебном доказывании, а также в юридической теории. Дедуктивное мышление наиболее эффективно в юридической области. Юридическое мышление должно отвечать, прежде всего, требованиям, нормам и правилам дедуктивной мысли.

Повышенная связность. Юридическое мышление, как и вообще всякое рациональное мышление, пользуется механизмами логического следования. Но логические выводы не носят здесь фрагментарного, автономного характера (как, по сути, в любых других формах практического мышления), а содержание юридического мышления не калейдоскопично, т.е. не является чисто произвольным множеством совмещенных знаний. Практическое мышление в юридической области роднит с научным мышлением то, что логическая обусловленность знаний здесь многоступенчатая. Свой смысл юридические понятия и выводы, как правило, получают через строгую связь с множеством других понятий и знаний. Требование целенаправленно придерживаться этих зависимостей в юридическом мышлении весьма категорично. Повышенная проявленность логических связей создает благоприятные возможности для интерпретации законов, норм и конкретных деяний, для принятия судебных решений и организации расследования. Специфическим логическим свойством юридического мышления является то, что как на теоретическом, так и на практическом уровнях логическая связность содержания знаний одинаково ценна и высока. Именно она, а не фактическая совместимость знаний о фактах, явлениях, служит критерием верности познания, истинности юридического знания.

Точность. Точность является и требованием, и свойством юридического мышления. Она состоит в доведении знаний и оценок до уровня ясного, однозначного их содержания; она состоит в стремлении и способности придавать этому содержанию четкую логическую форму, структурированность и завершенность на каждом отдельном этапе той суммы признаков, которые мыслятся в юридических понятиях, нормах, оценках. Отсутствие точности, двусмысленность, размытость границ содержания конкретных знаний и оценок или неопределенная общность понятий воспринимаются юридическим мышлением как существенный недостаток, как препятствие к познанию и конструированию юридической сферы. Точность и ясность юридических формулировок, четкое их языковое воплощение, правильное и единообразное употребление понятий во многом определяет эффективность воздействия законодательства на общественную жизнь способствует укреплению законности и дисциплины, охране и обеспечению прав личности.

Терминологичность. Точность юридического мышления заключена не просто в его определенности, ясности, однозначности. Будучи связанной, со специфическим содержанием данной предметной области, она является путем создания особенной терминологии. Юридическое мышление использует языковые средства, выработанные специально для сферы правотворчества, употребляемые преимущественно и нередко исключительно в данной области. Это дает основание выделять юридический язык как самостоятельный стиль литературного языка, который обусловлен особыми социальными задачами и специфическими способами отображения предмета. При этом одни юридические понятия закрепляются законодательно, а другие используются в правовой науке и не обязательно фиксируются в законе ("правосознание", "диспозиция юридической нормы" и т.п.). Многие термины, взятые из обыденного языка, получают в юридической сфере особое, более точное, специальное значение. Их преимущество по сравнению с общеупотребительными понятиями в том, что при максимальной краткости они наиболее точно обозначают нужное понятие. Например, термин "груз" как таковой не является юридическим. Однако он приобретает данное качество, если законодатель определенным образом выразил к нему свое отношение. Подобных терминов в юридической сфере много: "потерпевший", "жалоба", "третье лицо", "сделка" и т.д. Однако терминологичность такого рода, с другой стороны, нередко усложняет понимание юридической мысли. В юридическом языке очень много специальных терминов, обозначенных общеупотребимыми словами. Простые, на первый взгляд, слова становятся омонимами. Например, понятие гипотезы в логике и повседневном языке выражает предположение относительно существования зависимости явлений. В уголовном праве термин "гипотеза" обозначает указание на основание уголовной ответственности (имплицитную ссылку на Общую часть УК). Освоение юридического языка требует, поэтому значительных усилий. Приобщение же к нему, приобретение навыков мыслить в смысловом каркасе юридического языка связано с формированием специфического стиля мышления, а затем, постепенно, и с формированием юридического мировоззрения. Вне понимания терминологической сути юридического мышления профессиональная подготовка специалиста значительно затрудняется [7. с. 91].

Конвенциональность. Образование терминологической основы юридического мышления тесно связано с таким логическим свойством, как конвенциональность. Охарактеризовать юридическое мышление как конвенциональное – значит, во-первых, указать на момент известной условности как понятийного аппарата и нормативных высказываний, так и доказательственной практики. Во-вторых, это значит, что юридическое мышление сориентировано, скорее, на формальные принципы отражения своей предметной области, нежели на содержательную сторону познания. Поэтому воспроизводство и развитие содержания юридической мысли осуществляется в значительной мере за счет принципов его внутренней организации и логического "движения", а не в зависимости от объективного содержания явлений социальной реальности. Юридическая мысль "привносит" правовой момент в действительность, а не "открывает" его там. Юридическое мышление, как конвенциональное, а определенном смысле самодостаточно.

Формализм юридического знания. Перечисленные свойства в своей совокупности обусловливает формализм юридического мышления. Верность выражения им своего предмета имеет, как правило, в качестве критерия внутреннюю согласованность знаний, норм и оценок, а не адекватность (полноту, глубину) отражения конкретного явления, не объективные закономерности. Перед юридическим мышлением стоит в основном не познавательная, а ценностно-ориентирующая и затем – оценочно-регулятивная задача. Истина в юридическом понимании отлична от истины в гносеологическом смысле тем, что критерии первой находятся в области формально-логического мышления. Этими критериями являются: обусловленность требованиями и принципами логики (в том числе логики правовых норм, оценок и ценностей), полное соответствие их смыслу; согласованность с существующими в конкретной сфере юридического знания утверждениями, как в смысле их взаимной непротиворечивости, так и в том смысле, что конкретная юридическая истина всегда выступает как логическое следствие из других истин или как основание для иных утверждений. Формализм как логическое свойство обусловливает высокий уровень требований к логической строгости, правильности, стройности юридической мысли. Юридическая теория, в силу перечисленных логических свойств, может строиться на чисто рациональной основе. В юридической теории, поэтому спор может вестись лишь по поводу понятий (дефиниций, по преимуществу) или по поводу принципов, руководящих идей. Даже прикладные юридические исследования нуждаются в мощной логической базе.

2. ПРИНЦИПЫ ЮРИДИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ

Законы логики действуют в рассматриваемой области не только как логические, но и как юридические требования. Они не просто являются организующими началами юридического познания, функционирующими только в качестве интеллектуальных установок и выражающими стиль данной формы мышления. Требование соблюдать эти законы прямо закреплено, например, в Основах уголовного законодательства: разбирательство дела в суде производится только в отношении обвиняемых и лишь по тому обвинению, по которому они преданы суду (закон тождества). УПК, перечисляя условия, при которых приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, выделяет, наряду с другими, следующие два условия, непосредственно связанные с законом непротиворечия: если при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одно из доказательств и отверг другие; если выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность уголовного закона или на определение меры наказания.

Ряд статей процессуального закона закрепляет требования закона достаточного основания. УПК, перечисляя поводы и основания к возбуждению уголовного дела, запрещает возбуждать дело по голословным заявлениям и догадкам. Выполнение требований, содержащихся в формулировках основных законов формальной логики, в юридическом мышлении является самостоятельной целью. Формы рассуждений, наподобие "с одной стороны... с другой стороны", "и то, и другое... ни то, ни другое", и т.д., дезорганизуют юридическое мышление, могут обессмыслить в конкретном случае его интеллектуальные процедуры и результаты. Будучи сформулированными, в самом общем виде, основные законы логики просты до тривиальности, поэтому утверждения, что повседневная мыслительная практика сплошь соткана из нарушений основополагающих требований логики, вызывает недоумение. В действительности же, хотя юридическое мышление и обладает ярко выраженной формально-логической природой, удержать его в заданных логикой рамках очень непросто. Иными словами, воплощение общих логических требований в юридическом мышлении имеет свою специфику. Последняя обусловлена прежде всего особенностями содержания юридической мысли и исследуемой предметной области.

Принцип определенности юридического мышления Определенность юридического мышления достигается главным образом за счет закрепления специфическими средствами содержания понятий и норм права. Устойчивость, неизменяемость, определенность юридическим понятиям придает то, что они приобретают форму юридического закона. Возведенные в закон понятия становятся для субъектов познания единственными и обязательными. Это значит, что оценка единичным социальным явлениям может даваться только на основании данного, установленного законом понятия. В области права авторитетными являются лишь те понятия, те их определения, которые установлены законодателем. Все иные определения данных понятий или терминов не имеют юридической силы для органов, применяющих эти понятия. Соблюдение требований определенности в значительной степени облегчено в юридической сфере, а потому на практике и поддерживается высокий уровень требовательности к логике юридического мышления. Из того, что юридические понятия характеризуются большой консервативностью и стабильностью, не следует вывод, будто понятия права не подвержены изменениям и развитию. Но принцип развития реализуется здесь специфично. В сфере права нет той сплошной текучести в изменении понятий, которую можно наблюдать в других областях. Во временных пределах действия закона юридические понятия не изменяются; они неподвижны, являются застывшими. Понятия изменяются лишь вместе с изменениями закона. Например, понятие "спекуляция" изменялось неоднократно, и развитие этого понятия шло от одного закона к другому [6. с. 142].

Принцип последовательности. Принцип последовательности имеет в юридической области силу и как абсолютное различение истины и лжи высказываний, и как отрицание возможности существования одновременно основания для утвердительного и отрицательного высказываний. Но и в том и в другом смысле принцип последовательности реализуется в юридическом мышлении весьма своеобразно. Обычно непосредственные противоречия возникают из-за многосмысленности и неустановленности содержания понятий, а опосредованные противоречия могут улавливаться лишь, в общем, для данной предметной области информационном контексте. Юридическое мышление обладает свойствами, исключающими намеренные непосредственные противоречия. Опосредованные же противоречия легко обнаруживаются, ибо смысловые цепи суждений проявлены в силу однозначности юридического языка. Однако это в полной мере характерно лишь для области юридической теории. Юридическая же практика вносит в сказанное существенные коррективы. Юридическое мышление достаточно противоречиво. Обусловлено это, во-первых, тем, что областью юридической практики являются единичные факты, а, стало быть, и высказывания о фактах. Обращаясь к фактам, юридическое мышление выражает их с помощью высказываний о понятиях. По крайней мере, так происходит в действующем уголовном и гражданском праве. Если высказывания о фактах описывают моменты, относящиеся к восприятию явления, то высказывания о понятиях описывают временной ряд моментов в виде правил. В первых фиксируется индивидуальное (особенное), во вторых – общее. Для высказываний о фактах действителен закон исключенного третьего, и значит, высказывания частного характера являются подчиненными высказываниям, имеющим общий характер. Для высказываний о понятиях действителен закон исключенного четвертого, и значит, высказывания частного характера являются противоположными высказываниям общего плана. Следовательно, мы имеем дело с разными логическими системами, существующими в рамках общих требований к правильному рациональному мышлению. Переход от высказываний о фактах к высказываниям, о понятиях происходит в интересующей нас области не логическим путем, а путем подмены одного другим. Это свойство отклоняться от принципа последовательности активно проявляется в адвокатской практике, в гражданском праве в целом, в уголовном суде и т.д. Во-вторых, логическая противоречивость юридического мышления отчетливо обнаруживается в области правоприменительной деятельности, при реализации законодательных актов. Юридические законы сложны по своему содержанию. Они чаще всего представляют собой не системы, а простую рядоположенность элементов содержания. Они часто противоречивы в том смысле, что их реализация возможна и взаимонесовместимыми способами. В уголовно-правовой сфере это проявляется меньше, потому что здесь – сфера чисто юридической мысли, в которой явно задаются признаки запрещенных деяний. В гражданско-правовой сфере это свойство проявляется гораздо активнее в силу сложности, индивидуальности и незапрограммированности способов реализации законных целей. Самопротиворечивость юридической мысли хорошо видна на примере связи Конституции и законотворчества в отечественных условиях. Можно отметить массу случаев принятия конкретных законов и сводов законов, которые приходят в логическое столкновение с Конституцией. Это несоответствие можно легко обнаружить всегда, если такая цель ставится, ибо формальная структура закона достаточно прозрачна. Логика не в состоянии заполнить своими средствами "пустоты" между общими установками и высказываниями и единичных предметах. Этот логический "проскок" придает юридическому мышлению своеобразие, содержательное богатство, а игра мысли нередко становится самоцелью. В-третьих, логические противоречия возникают в юридическом мышлении вследствие общности содержания правовых понятий и норм. Утверждения "вообще" создают возможность для богатства интерпретаций, толкований. Там, где отсутствует возможность интерпретации, отсутствует, "спит" и правосознание. Специфичным для рассматриваемой области является то, что интерпретации далеко не всегда представляют собой логические следствия из норм, законов и понятий, но лишь совместимы с их общим смысловым полем. Это создает значительный простор для проявлений непоследовательности в мышлении, ибо совместимость не означает автоматической последовательности. Более того, в некоторых областях (уголовном и гражданском праве, в судебном процессе) последовательность является незыблемой самоочевидной декларацией, которая, однако, непрестанно подвергается испытанию. Это происходит оттого, что реальным движителем и судебного доказывания, и состязательности в суде, и правоприменительной практики в целом часто становится презумпция противоречия. Противоречие рассматривается в юридической области как путь достижения цели. Не зря античная софистика находится у истоков юриспруденции, юридического творчества. В силу сказанного, принцип последовательности в юридическом мышлении следует рассматривать скорее как тенденцию, общий ориентир, нежели как строгое логическое требование, неукоснительный закон.
Принцип обоснованности. Принцип обоснованности в юридической области имеет гораздо большую значимость, чем в иных областях социальной мысли. Требования к обоснованности суждений здесь подчеркнуто, строги и безусловны, что и определяет своеобразие воплощения указанного принципа в юридическом мышлении. Прежде всего, в юридической практике, особенно на стадии принятия решений, обоснованность имеет силу доказанности, т.е. достоверного, полного, безусловного обоснования. Несколько опережая рассмотрение основ теории аргументации, отметим, что строгие доказательства возможны лишь в математике или в областях, пользующихся математизированными средствами (информатика, управление, техника). В области социальных наук, и тем более в различных сферах социальной практики, такие доказательства невыполнимы. Фактически речь может идти только об обосновании утверждений. Таким образом, доказательства в юридическом мышлении являются лишь допущениями. Но критерии доказательности, тем не менее, сохраняют свою силу в полном объеме. Обоснованность поэтому для юридического мышления становится серьезной проблемой. Далее. Юрист имеет дело с фактами. Последние многообразны по и индивидуальны по своим признакам. Поэтому юридическая оценка деяния, события, факта и адекватная правовая реакция на их значимость должны иметь достаточные на то основания. В силу того, что юридическая оценка представляет собой, по сути, подведение единичного под общее, достаточная обоснованность этой процедуры также становится проблемой. Проблема достаточности и необходимости оснований в юридической области решается специфическим образом. Во-первых, в качестве достаточных и необходимых оснований могут выступать лишь изначально, законодательно установленные факторы. Юридическое мышление выработало специальные термины, задающие жесткие рамки отбора оснований (доказательств). Не устанавливая никаких формальных ограничений при решении вопроса о допустимости доказательств, процессуальный закон, например, тем не менее, устанавливает конкретные виды источников доказательств, какими можно пользоваться. Под доказательством в судебном исследовании понимается источник, или средство получения сведений по интересующему суд вопросу. Такого рода доказательствами являются: показания свидетелей и личные объяснения обвиняемого, заключения экспертов, протоколы осмотров и иные письменные документы, вещественные доказательства. Во-вторых, к особенностям, отличающим судебное доказывание, относится последовательная правовая регламентация, связанная с предусмотренными законом гарантиями, цель которых - защитить государственные и общественные интересы в достижении истины о каждом проступке, а равно охрана законных интересов граждан. Кроме того, оценка доказательств связана с соблюдением процессуальной формы. Если доказательство получено с нарушением процессуальной формы, то оно перестает быть доказательством с юридической точки зрения. Наконец, в юридическом исследовании имеются пределы доказывания. Эти пределы далеко не всегда определены полнотой оснований. Оценка достаточности доказательственного материала производится на основе принципа внутреннего убеждения, т.е. принципа явно нелогического свойства. Все это в целом дает основание утверждать об условности самого понятия достаточности в юридической области. В-третьих, обоснованность в правоприменительной области тесно связана с полнотой оснований. Достаточность оснований для принятия решения признается лишь тогда, когда налицо все оговоренные основания. Особенно показательна в этом плане уголовно-правовая область. Соответствие юридической мысли и юридических решений принципу обоснованности является принципиальным. Необоснованное всегда ассоциируется с незаконным, а обоснованное всегда признается законным. Логика и право находятся здесь в неразрывном единстве.

Краткий анализ логических свойств и принципов юридического мышления убедительно показывает его своеобразие, отличие от других форм рационального мышления. Это своеобразие обусловлено не отсутствием требований, принципов и законов логического мышления в правовой сфере, а тем, как эти неизменные со времен Аристотеля, простые и ясные требования осуществляются в юридической мысли.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Конституция Республики Беларусь. Принята на республиканском референдуме 24 ноября 1996г. Минск «Беларусь» 1997.

2. Уголовно - процессуальный кодекс Республики Беларусь. Принят Палатой представителей 24 июня 1999 года. Одобрен Советом Республики 30 июня 1999 года. ЮРИДИЧЕСКАЯ СПРАВОЧНО-ИНФОРМАЦИОННАЯ АВТОМАТИЗИРОВАННАЯ СИСТЕМА «ЮСИАС» - 2008г.

3. Логика. (Весь мир знаний). Никифоров А.Л. Издательство: М.: Издательство «Весь Мир»: 2001 224 с.

4. Логика для юристов. Ивлев Ю.В. Издательство: Дело: 2000 264 с.

5. Логика. Учебно-методическое пособие. Малахов В.П. Издательство: МОСКОВСКАЯ ФИНАНСОВО-ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ: 1999.

6. Логика. Учебное пособие. 2-е изд. Ивин А.А. Издательство: Знание: 1998 240с.

7. Розин В. М. Юридическое мышление. Алматы, 2000.

8. Учебник логики. Челпанов Г.И. Издательство: Прогресс: 1994 248 с.

9. Шапсугов Д. Ю. Теория права и государства: Учебное пособие по курсу теории права и государства. Ч. II. Ростов-н/Д., 2001.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему