Быт и нравы московских дворян в эпоху Домостроя (стр. 1 из 3)

Содержание

Введение

1.«Домострой» и его влияние на быт и нравы московских дворян в допетровскую эпоху

2. Положение и быт женщин в эпоху Домостроя

Заключение

Список литературы


Введение

«Домострой» — свод старинных русских житейских правил, основанных на христианском мировоззрении, был важным источником правил поведения в семье и обществе в целом в допетровский период. Это одно из самых знаменитых произведений, созданных во времена царя Иоанна Грозного.

Многие десятилетия слово “домострой” было синонимом консервативного уклада жизни, а "домостроевщина" ассоциировалась с принуждением женщины в домашнем быту, с жестокостью воспитания, с личной несвободой человека. Известный философ Н. Бердяев в своей самой знаменитой работе "Русская идея" писал о "гнусной морали "Домостроя", позорящей русский народ", а христианские идеи, утверждаемые в "отвратительном "Домострое", - называл "извращением христианства".

Однако для своего времени «Домострой» был явлением прогрессивным. Он был не только сводом добрых и мудрых правил поведения человека, но и первой энциклопедией домашнего хозяйства.

Но главное - это то, что «Домострой» содержит в себе рассказ о высоких моральных устоях, которые укрепляли семью, дом, а значит - общество и государство. В нем, как писал Иван Сергеевич Шмелев, "заложены человеческие вечные ценности, а самое главное, здравый смысл".

“Домострой» регламентировал жизнь русского общества середины ХVI - ХVII вв. Его автором считается священник Сильвестр (год рождения не известен), уроженец Новгорода. Здесь, на родине, будучи сам иконописцем и серебряных дел мастером, он учил будущих иконников, каллиграфов, певчих и других мастеровых. В 1542 г. вместе с митрополитом Макарием он приехал в Москву и стал доверенным человеком царя Иоанна Грозного. В 1560 г. между ними произошел разрыв, и Сильвестр, удалившийся от царского двора, принял монашеский постриг в Кирилло-Белозерском монастыре под именем Спиридон. Сюда же он перевез свою келейную библиотеку. Скончался Сильвестр в конце 70-х годов XVI века.

Священник Сильвестр был ярким проповедником и писателем, автором "Жития княгини Ольги" и знаменитого "Домостроя". "Книга, глаголемая Домострой, имеет в себе вещи зело полезны, поучение и наказание всякому христианину - мужу, жене, и чадам, и рабам, и рабыням" - так полностью называется произведение. Предназначалось оно, в первую очередь, зажиточным слоям населения: дворянству и купечеству.

Дворянство в России возникло в XII веке как низшая часть военно-служилого сословия. Возвышение дворянства связано с царствованием Ивана Грозного, взявшего курс на построение централизованной монархии с опорой на дворянство, что подразумевало борьбу со старой (боярской) аристократией.

Дворянство составляли как потомки прежних старших дружинников, так и земские бояре, и удельные князья, лишившиеся своих уделов и поступившие на службу к московским государям. Со времени Ивана Васильевича они стали делиться на три разряда: 1) московских дворян; 2) жильцов; 3) городовых дворян. Московскими дворянами назывались те, которые, хотя и состояли на службе в Москве, не имели в Московском уезде вотчин.

Целью данной работы является: показать особенности быта и нравов московских дворян в эпоху Домостроя.


1. «Домострой» и его влияние на быт и нравы московских дворян в допетровскую эпоху

"Благословляю я, грешный, и поучаю я, наставляю и вразумляю единственного сына своего и его жену, и детей их, и домочадцев - следовать христианским законам, жить с чистой совестью и по правде, в вере соблюдая волю Божию и заповеди его, а себя утверждая в страхе Божием и в праведном житии, жену наставляя и домочадцев своих не понужденьем, не битьем, не тяжкою работой, а словно детей, что всегда в покое, одеты и сыты, и в теплом дому и всегда в порядке", - гласит «Домострой».

"Домострой" - это правила домашнего устройства, которые касались духовной жизни, отношений внутри семьи и ведения домашнего хозяйства. "Домострой" регламентировал поведение человека как в государственной, так и в семейной жизни, поэтому был сочинением строгим. В нем утверждались глубокая вера в Бога, истинное милосердие, честность, трудолюбие, взаимоуважение. Осуждению подвергались праздность и суетность, пьянство и объедение, клевета и алчность.

Важной частью "Домостроя" являются его главы "О мирском строении"; или "Как жить с женами, детьми и домочадцами", то есть в книге как бы регламентировались отношения человека с близкими ему людьми. Прежде всего это касалось вопросов взаимоотношений между мужем и женой. "Каждый день и каждый вечер, исправив духовные обязанности, мужу с женою советоваться о домашнем хозяйстве, а на ком какая обязанность и кому какое дело велено вести". Размышляя о ведении домашнего хозяйства и управлении имением, автор переходит к рассказу о том, как надо воспитывать сыновей и дочерей. "Наказывай сына своего с юности и порадуешься за него в зрелости его; воспитай детей в запретах и найдешь в них покой и благословение".

Много внимания уделяется пище и питью - здесь указывается более 130 кушаний разного рода. Но названная еда не культивирует обжорство и расточительство. Наоборот, во всем видно рачительное, хозяйственное отношение к каждому кусочку и к каждой крошке, резко осуждается пьянство. Автор "Домостроя" тщательно расписывает "меню" в зависимости от церковных праздников и служб.

Со страниц "Домостроя" жизнь вырастает во всей полноте проявлений. " Однако во всём, о чём пишет Сильвестр, проступает главный мотив произведения - мотив уважения к обряду, заведенному порядку, обычаю отцов и дедов. «Весь этот заведенный порядок, начиная с исполнения важнейших религиозных обязанностей до самых мелочных хозяйственных занятий, увековечен автором Домостроя в полном и пластически осязательном образе, и преимущественно с его идеальной стороны, как образец . Но здесь же видно и то, как обрядовому благочестию было трудно выразить истинный христианский идеал семейной жизни.»

В основу семейной жизни Домостроем положено безусловное главенство отца семейства; все перед ним дети, умственно и нравственно недозрелые, живущие только его умом, которых только он имеет право наказывать, а поэтому несет за них ответственность в этой и в будущей жизни. Жена полная его раба, исключительно хозяйка и работница, поставленная им во главе других работниц и работников дома. Дети являются тоже совершенно бесправными перед отцом; от него зависит вся их судьба, положение в обществе, брак, потому что сами они люди неразумные, молодые, ничего не могут понимать. Отец обязан их учить страху Божию и всякому порядку; средствами для этого служат тоже страх и побои. Как олицетворение власти и страха для семьи отец не должен даже улыбаться своему дитяти и играть с ним.

В отношении к рабам автор Домостроя представляет себя добрым господином, но вместе с тем постоянно трактует раба, как человека тоже скудного разумом, которого не научишь, если не побьешь; в случае ссоры своих холопов с чужими советует побранить и побить своих, хотя бы и правы были - этим вражды избудешь, а убытка не будет.

Нравственные правила Домостроя носят характер обрядового аскетизма. Запрещаются всякое смехотворение, песни, пляски, мирские потехи, охота. Весь дом должен быть устроен по подобию монастыря. Входящий в него должен прочитать молитву, как перед кельей монаха; каждый день семья отправляет утреню, часы, вечерню, павечерницу и полунощницу; постоянно нужно иметь в устах молитву Иисусову, а в руках держать четки. Во внешнем поведении все должно быть чинно, ступание кротко, глас умерен, слово благочинно; нужно чаще ходить в церковь, принимать странных, подавать милостыню, слушать духовных отцов. «Предписываемые здесь добродетели вообще редко выходят из круга обрядового благочестия, заключаются преимущественно в одной внешней форме, которую всегда можно соблюсти, не стесняя своих противонравственных инстинктов, а с другой стороны, сильно отзываются сухим житейским практицизмом. Рядом с чистыми побуждениями к праведному житию выставляются и нечистые: похвала людей, стремление избыть насмешки или вражды, необходимость уживаться с другими и правдой и неправдой. При случае рекомендуется побить невинного слугу, солгать, споить до упаду нужного гостя и т. п.» Лучшие и наиболее христианские черты домостроевской морали выступают преимущественно в последней главе Домостроя, написанной в форме послания Сильвестра сыну его Анфиму. Убеждая последнего исполнять свои наставления, Сильвестр приводит в пример свое собственное поведение и обрисовывает себя как человека доброго, благочестивого, мягкого, ни с кем не судившегося, умевшего улаживать свои дела и отношения уступкой да лаской, хлебом да солью, с которым каждому было приятно и выгодно иметь дело. Выше всего в жизни им ставится подвиг христианского милосердия. Сильвестр всех своих рабов отпустил на волю, искупал и многих чужих рабов, воспитывал и пристраивал к делам многих сирот и убогих обоего пола, никогда не презрел ни нищего, ни странного, ни печального, разве по неведению, пленных и должников по силе искупал, голодных по силе кормил и пр.

«Домострой» оказал существенное влияние на быт и нравы русских людей в допетровскую эпоху, особенно людей знатных. Однако влияние это во многом было поверхностным. Строго соблюдалось внешнее благочестие, однако нравы были далеки от истинно христианской морали.

О религиозных традициях и праздниках московских дворян писали иностранцы. Крупный дипломат и путешественник ХVI в. барон Сигизмунд Герберштейн описывал церемонию исповеди и причастия у православных и отношение к ней верующих: «Хотя исповедь и полагается по их уставу, простой народ думает, что это дело государей и что она преимущественно приличествует знатным господам и наиболее именитым мужам. Исповедуются около праздника Пасхи с великим сердечным сокрушением и благовонием. Исповедующий вместе с исповедующимися становятся посредине храма, обратив лицо к какой-нибудь иконе, нарочно для этого поставленной. Затем по окончании исповеди и наложения сообразно с родом греха покаяния они преклоняются перед иконой, осеняют крестным знаменем лоб и грудь и, наконец, с громким стенанием восклицают: «Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!» - ибо эта молитва у них общепринята. Существует множество причин, к тому же совершенно ничтожных, по которым у них запрещается вход в церковь, однако недопущенные становятся обычно у дверей и оттуда видят и слышат священнодействие так же, как, если бы они были в храме».