Государственные деятели, политические и духовные лидеры России в XVI-XVII вв. (стр. 1 из 5)

Введение

Вся наша история складывается из отдельных лиц, без исторических деятелей нет истории. Именно благодаря ярким, выдающимся личностям натурам изучение данной науки становится не только полезным, но и интересным и увлекательным занятием. Люди – творцы истории, под чьей властью находиться её ход, придача определенного направления историческому процессу. Именитые деятели истории, чьи имена навсегда останутся в нашей памяти, позволяют представить и оценить эпоху, с которой связана их деятельность, более наглядно и объективно, пропуская время и события через себя. Именно по этой причине я решила писать реферат на тему «Государственные деятели, политические и духовные лидеры России в 16- начале 17 веков». Изучение истории становиться не принужденным делом, а позволяет мирить простых граждан с несовершенством видимого порядка вещей, как с обыкновенным явление во все времена; утишает в государственных бедствиях, свидетельствуя, что и прежде бывали подобные, бывали ещё ужаснейшие, и государство не разрушалось; оно питает нравственное чувство и праведным судом свом располагает душу к справедливости, которая утверждает наше благо и согласие общества [3].

16 век – это время богатое историческими событиями, порой некоторые из них кажутся необычайно жестокими и таинственными, как например, опричнина, учреждение патриаршества, начало книгопечатания на Руси, да и в целом время правления Ивана Васильевича Грозного, пронизано заговорами, террористическими мероприятиями, тайнами. А кто же, как не люди той эпохи сделали её настолько интересной для будущих поколений.

Историческая наука, как и отдельные её деятели есть зерцало бытия и деятельности народов, завет предков к потомству, дополнение и изъяснение настоящего и прогнозирование будущего. История, отверзая гробы и поднимая мертвых, влагая им жизнь в сердца и слово в уста, из тления вновь созидая царства и представляя воображению ряд веков с их отличительными страстями, нравами, деяниями, расширяет пределы нашего собственного бытия; её творческую силою, мы живем с людьми всех времен, видим и слышим их, любим и ненавидим; ещё не думая о пользе, уже наслаждаемся созерцанием многообразных случаев и характеров, которые занимают ум или питают чувствительность [3]. Личность каждого тесно связана с отечеством, именно по этому в моем реферате освящены жизненный путь и деятельность лидеров 16 – начала 17 веков, их основные заслуги, вклад в отечественную и мировую историю, взаимодействие и влияние на других людей и события. Для выполнения данной цели необходимо подобрать достаточное количество материала, внимательно ознакомиться с ним, выделить основное, скомпоновать по определенной классификации и создать новый текст, то есть провести аналитико-синтеическую переработку различных документов.


Глава 1. Государственные деятели

1.1 Скуратов-Бельский Григорий Лукьянович (Малюта) (? – 1573)

Прозвище Малюта значит «маленький», «низкорослый», а Скуратовыми звали либо его отца, либо деда, видимо у мужчин в этом роду была плохая кожа( «скурат» - «вытертая замша». Его имя стало символом средневековой жестокости. Этот человек выступает на равных с самыми знаменитыми злодеями. Михаил Булгаков говорил о нем: «Ни Гай Кесарь Калигула, ни Мессалина уже не заинтересовали Маргариту, как не заинтересовал ни Олин из королей, герцогов, тюремщиков, доносчиков, изменников, безумцев, сыщиков, растрителей. Все их лица слились в одну громадную лепешку, и только дно сидело мучительно в памяти лицо, окаймленное действительно рыжей бородой, лицо Малюты Скуратова…». Как только его не называли: царским палачам, «верным псом государевым», политическим авантюристом, «мужем каменносердечным».В то же время о его биографии известно совсем мало, неизвестно когда и где он родился, как точно он выглядел, где похоронен, такая ситуация совсем не удивительна, в 1568 году по приказу Ивана Грозного в России официально оборвали летописание.

Скуратовы – дворянский род, происходящий, по сказаниям древних родословцев, от польского шляхтича Станислава Бельского, по другим источникам Малюта родом из крещеных татар; либо он был мелкопоместным дворянином, служащим в крепости Белой под Смоленском. Другие утверждают, что Скуратовы происходят из Переяславля-Залесского. Ключевский считает, что Малюта происходит из знатного рода московских бояр Плещеевых. Как и когда оказался Скуратов в Москве неизвестно. Думный дворянин с 1570 по 1572 года, государственный, военный и политический деятель, приближенный Ивана 4 Грозного с 1569 года, глава опричного террора. Выходец из среды провинциального дворянства, он довольно медленно врастал в систему государственного управления, и первое время был больше на второстепенных ролях. В 1567 впервые упомянут в документах в 1567 году, где Григорий Бельский участвует в походе на Ливонию, но занимает там самую низшую должность «головы» (сотника) в одном из полков. Во время начавшихся опричных репрессий 1569–1570 он резко выдвинулся в число самых приближенных к Ивану Грозному опричников благодаря «бездумному следованию царских прихотей». Совершал налеты на дома московских бояр, воевод, дьяков, отбирая у них жен и дочерей для потехи царя и его приближенных. Малюте царь поручил в 1569 «зачитывать вины» старицкого князя Владимира Андреевича перед его убийством. В декабре того же года Малюта лично участвовал в расправе над митрополитом Филиппом Колычевым, «сведенным» с митрополии в 1568 и сосланным в Тверской Отроч монастырь за то, что он отказал царю в благословении на опричные казни и всячески осуждавшего царский опричный произвол. Малюта прибыл в монастырь, распорядился связать митрополита прямо во время его службы в Успенском соборе и сам лично задушил его.

Московский митрополит Филипп Калычев так отзывается об опричнине: «Полк сатанинский, собрался на пагубу христианскую». Князь Андрей Курбский в одном из своих писем Грозному писал: «…собрал себе со всея Русские земли человеков скверных и веяниями злостными испорченных». Вопреки распространенному мнению, Скуратов не стоял у истоков опричнины, согласно Пискарьевскому летописанию, опричнина была создана по совету «злых бояр» Алексея Босманова и Василия Юрьева. Именно им царь приказал проводить отбор в ряды опричников, причем отсев был огромный: из 12 тысяч кандидатов в опричнину попали всего 570 человек. Малюта попал в Александровскую слободу, но в «черном братстве» занимал самый низший пост – был параклисиархом (пономарем). Опричники выполняли функции политической полиции – вели следствие и карали «изменников», проявляя при этом поистине изобретательную жестокость: четвертовали, колесовали, сажали на кол, поджаривали на огромных сковородах, зашивали в медвежью шкуру, травили собаками. Одетые в униформу – черные рясы, на черных лошадях, опричники привязывали к своим седлам собачью голову и метлу, как символ своего стремления, вымести с Руси измену, убивая таким образом ежегодно до 40 человек. В «Синодики опальных» - списки казненных, составленные в конце правления Ивана Грозного, в нем помещалась статья следующего содержания: в поместье опального дворянина Ивана Челядина-Федорова Малюта убил 39 человек, подозреваемых в заговоре. Совершались налеты на дворы опальных вельмож, у них отбирались жены и дочери «на блуд» царю и его приближенным. В 1569 году царь поручил Скуратову арестовать своего двоюродного брата Владимира Андреевича Старицкого.

Именно Малюта заложил основы политического сыска в России, при Скуратове свыскное ведомство не подчинялось ни Боярской думе, ни опричному правительству – фактически руководителем «Пыточного двора» являлся сам царь. В обязанности Скуратова входили организация тотальной слежки за политическими неблагонадежными, в выслушивании «изветчиков» (доносчиков). Главное орудие опричных следователей была пытка «Были сделаны для мук особенные мечи, железные клещи, острые ногти, длинные иглы; разрезывали людей по суставам, сдирали с них кожу, выкраивали ремни из спины» [3]. Все это происходило по причине постоянного страха царя за свою жизнь и трон.

Казни следовали одна за другой. Рядом с церковью Николы на Берсеневке, на месте, где находились палаты Скуратова, было обнаружено около сотни черепов. В 1569 году Малюта получил секретную информацию о том, что архиепископ Пимен и бояре желают Новгород и Псков отдать литовскому королю них Сигизмунду 2 Августу. Дознание вел Скуратов, подозреваемых жгли «повесили за руки и подожгли у них на челе пламя, затем осужденных бросили в прорубь». В «Синодиках опальных» есть запись: «По Малютиной сказке в ноугороцкой посылке убили тысящу четыреста девяностно человек ручным усечением, и с пищали отдельно пятнадцать человек, им же имена сам Скуратов Господи веси». Собственноручно уничтожить такое количество людей он просто физически не мог, следовательно, это результат деятельности карательного отряда, под его руководством. С тех времен сохранилось выражение «которыми улицами ехал Малюта Скуратович, и теми улицами кура не пила»– то есть ничего живого не сохранилось.

Парадоксально, но имеено он сыграл решающую роль в процессе ликвидации опричнины. Постепенно правительство начало терять контроль над ситуацией в стране, опричники убивали по своему желанию, якобы от имени царя, на самом же деле по своим собственным прихотям и желаниям. Опричники представляли собой хорошо организованную военную структуру, ликвидировать кровавых палачей можно было только ещё большей кровью. 25 июня 1570 года на Красную площадь было выведено на казнь 300 человек, обвиненных в заговоре, не без содействия Малюты, 184 человека царь помиловал, 116 велел замучать. Начал казнь сам Малюта, собственноручно отрезав ухо у одного из главных обвиненных – «канцлера» Ивана Висковатого. Окончательное разочарование царя в опричнине произошло весной 1552 года, во время полного сожжения Москвы крымцами, защитить которую опричное войско не смогло. После следствия о причине катастрофы, Малюта Скуратов был назначен главнокомандующим и третьим опричным воеводой. В 1572 войско «кромешников» было распушено и употребление слова «опричнина» запрещено.