регистрация / вход

Влияние права на взаимодействие личности и государства

Негативное отношение к праву как средству принудительного характера государственного воздействия на людей. Нежелание использовать правовые средства для достижения целей. Критерии эффективности воздействия права на взаимоотношения личности и государства.

Влияние права на взаимодействие личности и государства

План

Введение

Глава 1 История и теория воздействия права на отношения личности и государства

Глава 2. Критерии эффективности воздействия права на взаимоотношения личности и государства

Заключение

Литература

Введение

В современной России продолжаются процессы демократизации общества и становления правового государства, поскольку прогрессивный путь развития последнего возможен только на демократической основе. Отсюда возникает объективная необходимость утверждения правовых начал в общественной жизни. Иное означало бы возврат к старым порядкам, когда право выступало ширмой, прикрывающей произвол власти и вседозволенность, возведенную в норму.

Действующее до настоящего времени законодательство оказалось неготовым выдержать негативные процессы переходного периода и сохранить должный уровень защиты естественных прав человека, обеспечить устойчивое функционирование всех правовых институтов. Следовательно, теоретическая разработка концепции эффективности воздействия права и реальное ее воплощение в практической деятельности являются сегодня первоочередными задачами. Подтверждением этому служат слова Президента РФ В.В. Путина, отметившего в одном из своих ежегодных посланий Федеральному Собранию РФ, что «в современных условиях главная политико-правовая задача заключается в развитии России как свободного, демократического государства, основными ценностями которого являются законность, справедливость, соблюдение прав и свобод граждан»[1] .

Длительное использование права исключительно как средства принудительного характера государственного воздействия на людей породило негативное отношение к нему. В общественном сознании право воспринималось как инструмент устрашения. Система породила не только особый тип правового мышления, отрицающего право, но и сформировала особый тип личности, не восприимчивой к праву, не умеющей и не желающей использовать правовые средства для достижения целей.

Сдерживающие факторы разработки вопросов эффективности воздействия права на отношения личности и государства лежат также в плоскости отношений юридической практики и теории права. Попытки законодателей самостоятельно, в отрыве от теоретических разработок, решать проблемы, оказывающие негативное воздействие на общественную жизнь, успеха не имели. Нежелание и неумение практиков прислушиваться к «голосу» теории, исходить из необходимости взаимодействия с ней, использовать научные рекомендации при решении социальных задач приводили к негативным последствиям. Однако и теория, в свою очередь, оказалась неготовой предложить практике адекватные способы решения возникающих проблем.

Кроме того, глубокому исследованию вопросов эффективности воздействия права на отношения личности и государства мешало резкое размежевание методологических подходов к данным вопросам, выражающееся в отрыве социологического осмысления права от специально-юридического, и даже противопоставлении их друг другу. Если раньше такое размежевание отчасти было оправданно, поскольку способствовало философско-социологическому осмыслению права, то применительно к потребностям современной общественной практики необходима интеграция указанных подходов в изучении права.

Что касается категории «эффективность», то специалисты, разрабатывавшие данную тему в рамках действия права, ограничились анализом отдельных его элементов, таких как: норма права, правоприменение и др. Однако сегодня важно выработать комплексный подход к изучению как воздействия права, так и качества функционирования его механизма.

Таким образом, есть все основания утверждать, что проблема, составляющая предмет реферата, является актуальной и в практическом, и в научно-теоретическом плане.

Глава 1. История и теория воздействия права на отношения личности и государства

Проблема эффективности воздействия права в практическом аспекте возникает уже на первых этапах развития человеческой цивилизации. В период зарождения государственности право использовалось как мощный инструмент управления обществом. Так, во II в. н. э. законодательство Древнего Китая предусматривало смертную казнь за неисполнение закона должностными лицами.

В Древней Греции, напротив, акцент делается не столько на устрашении, сколько на добросовестном исполнении предписаний закона. Этому, в частности, способствовали широкое использование в законотворчестве механизма согласования интересов различных слоев граждан и связанное с ним внедрение в правотворческий процесс принципа состязательности.

В царский период истории Древнего Рима исполнение договоров обеспечивалось «кровью и мясом». В случае, когда у должника оказывалось несколько кредиторов, Законы XII Таблиц предписывали: «Пусть разрубят должника на части»[2] .

В эпоху средних веков и начальный период новой истории, где правовое начало всецело опосредовано догматами церкви, проблема воздействия права была сведена главным образом к повиновению.

Подобная ситуация характеризует и средневековую Россию (период Московского царства).

Положение изменилось лишь при Петре I. Ставшее афоризмом его высказывание «всуе законы писать, если их не исполнять» убедительно свидетельствовало о том, какое важное значение придавалось проблеме регулирующего действия законодательства.

Развитие российской юридической науки в XIX в. характеризуется возникновением множества школ и направлений, проявляющих повышенный интерес к проблеме действия права.

Так, известный юрист и теоретик С. А. Муромцев исходил из того, что исследование правовых норм в контексте социальной жизни позволит создать истинную картину функционирования права. Он анализировал обстоятельства, по которым норма не реализуется, и в этой связи обосновывал вывод о наличии «действующих» и «мертвых» норм.

В постреволюционный период проблема действия права длительное время не попадала в поле зрения советских исследователей. Только с начала 60-х гг. XX в. начинает активно осваиваться ее специально-юридический аспект. Появляется цикл работ, посвященных вопросам правового регулирования, его предмета, метода и механизма. В те же годы объектом исследования становится правоприменение, из которого впоследствии выделилась проблема реализации права.

В 80-е гг. XX в. она уже рассматривается в контексте реальной жизни, начинает развиваться социологический подход к осмыслению права. Несмотря на то, что он не стал преобладающим, наметился определенный сдвиг к многоаспектному пониманию права сторонниками его специально-юридической интерпретации.

Таким образом, вопросы воздействия права на отношения личности и государства требовали разрешения с момента возникновения последних. Вместе с тем, как следует из анализа соответствующих источников, они не получили достаточной разработки, что обусловлено целым рядом факторов, в частности:

– спецификой социально-правового развития общества, отношением к праву (признанием его роли и ценности);

– особенностями развития юридической науки и прежде всего господствующих в ней подходов к праву;

– спецификой развития юридической практики и ее влиянием на общественные отношения;

– размежеванием методологических подходов к изучению права.

Анализ концепций и юридической практики, посвященный различным аспектам рассматриваемой проблемы, позволяет утверждать, что воздействие права есть фундаментальное понятие (категория) права, имеющее самостоятельное значение в научном инструментарии правоведения, призванное охарактеризовать субстанцию права, вскрыть его деятельную природу, нерасторжимую связь с интересами и приоритетами социального субъекта.

Применительно к настоящему исследованию необходимо выделить следующие признаки воздействия права

Во-первых, оно отражает связь между фактическими целями права и результатами его действия, между фактическим содержанием права и его юридической формой. Воздействие права в указанном смысле есть способ разрешения противоречий между юридически должным и сущим в праве, между назревшими потребностями в признании новых правовых возможностей и юридически официальным их признанием.

Во-вторых, в широком смысле оно отображает процессы становления правовых возможностей и их воплощение в правовой действительности. В собственном (или узком) смысле – представляет результат соединения двух взаимосвязанных процессов – существования права и его функционирования, отражая переход юридически должного в сущее, в юридическую практику.

В-третьих, воздействие права является в объективированной форме совокупным показателем активности права, его социальной мощи, характера господства в общественной жизни.

В-четвертых, оно отражает непрерывное движение права в социальном пространстве, процессы опредмечивания им социальной деятельности и придания ей вследствие этого юридически правомерного характера.

В структуре воздействия права, по мнению автора, правомерно выделить три относительно обособленных и специфических компонента: 1) восприятие права; 2) правовое действие; 3) правовой порядок. При этом следует иметь в виду, что выделенные компоненты есть сложные образования, которые благодаря своим особым качествам порождают комплекс (цепь) зависимых от них правовых явлений и объединяют их своим содержанием.

На основании признаков и структуры воздействия права предлагается следующее определение: это обусловленное социально-экономи­ческими условиями, потребностями и интересами людей свойство (способность) права в определенной среде оказывать информативное и ценностно-мотивационное влияние на личность, общности людей и вследствие этого обеспечивать соответственно целям, принципам и предписаниям права правомерный характер их деятельности и поступков, достижение цивилизованными средствами фактических результатов и тем самым способствовать утверждению реального господства права в общественных отношениях.

В результате анализа учений об уровнях и пределах воздействия права на общественные отношения необходимо прийти к выводу, что право характеризуется различными уровнями проявления. Особенности воздействия права отображают два первичных уровня – существования и функционирования права.

Первый из них характеризует главным образом информативное и ценностно-ориентационное действие права (хотя полностью к этому не сводится). Он отражает ту стадию бытия права, когда оно оказывает непосредственное воздействие на индивидуальное и общественное сознание, предопределяя характер его восприятия и вследствие этого поведение его адресатов. Воздействие права в этом смысле связано с закономерностью, суть которой заключается в том, что цели, принципы или предписания права, только преломившись в психике человека, реализуются в его практических действиях. В этой связи чрезвычайно важными представляются исследование юридической наукой проблемы восприятия права и теоретическое обоснование закономерностей, способов, источников его воспроизведения в психике людей.

Функционирование права проявляется через социально-правовые действия, уровни которых могут быть дифференцированы в зависимости от специально-юридических функций права, разнообразия режимов действия правовых норм, особенностей правового положения действующего субъекта и других оснований.

Данный подход к проблеме позволяет исследовать характер воздействия права в единстве его идейно-мотивационного и регулятивного влияния. Исходя из этого автор выделяет локальный, промежуточный и инструментальный уровни воздействия права. Каждому из перечисленных уровней присущи свои типы, методы правовой регуляции, средства обеспечения правомерного поведения, удельный вес принуждения.

Пределы воздействия права очерчивают объективно нуждающуюся в нем область взаимодействия между людьми, в которой оно способно оказывать прогрессивное стимулирующее влияние на общественную жизнь. Специфика идейно-мотивационного и специально-юридического воздействия права является основанием для определения его пределов.

Правильное отражение границ идейно-мотивационного воздействия в законотворческом процессе может обезопасить общество от юридического произвола, неправомерного использования юридических средств при решении социальных проблем.

Подводя промежуточные итоги, заметим, что в отечественной правовой науке отсутствует единое определение понятия эффективности воздействия права. В связи с этим диссертант рассматривает категорию «эффективность». Применительно к настоящему исследованию установлено, что:

– эффективность есть мера «вещей», оценочная категория;

– эффективность – это не только определяющая, но и определяемая дефиниция; существует связь категории «эффективность» как с особенностями охватываемого данным понятием явления, так и с характером воздействующей на уровень эффективности среды;

– факторы, задающие параметры эффективности, не относятся к величинам постоянным, следовательно, и само понятие эффективности должно мыслиться как относительная величина;

– объем категории «эффективность» не включает ее «отрицательного» значения;

– понимание эффективности не тождественно значению слова «эффект»;

– термин «эффективность» необходимо отличать от понятий «оптимальность», «целесообразность», «полезность», «экономичность».

Таким образом, эффективность воздействия права есть оценочная категория, с помощью которой определяется уровень его функциональности в динамическом состоянии.

Глава 2. Критерии эффективности воздействия права на взаимоотношения личности и государства

Категория «критерий» отграничивается от категорий «показатель» и «условие», поскольку мыслится как признак, своеобразная направленность оценки. В свою очередь, категория «показатель» обозначает абсолютную или относительную величину этого признака, по которому можно определить его состояние, а «условие» представляет собой обстоятельство, от которого что-нибудь зависит, и как обстановка, в которой что-нибудь происходит. Поэтому в диссертации критерии эффективности воздействия права подразделяются на общие и специальные, а условия – на внешние и внутренние.

Внутренние условия делятся на общие и специальные, являясь факторами, имеющими значение либо для всего механизма действия права, либо для его отдельных стадий. Внешние условия эффективности воздействия права на отношения личности и государства выступают в роли общих условий. Они представлены уровнем общественного правосознания, правовой культуры, степенью правовой информированности граждан, процессами политической, экономической, общественной жизни, уровнем законности, правопорядка, успешностью работы государственных систем и иными факторами среды, внешними по отношению к воздействию права.

Общие критерии литература подразделяет следующим образом: а) статические; б) динамические; в) общесистемные.

Посредством специальных критериев оценивается прямое воздействие права на отдельные звенья системы общественных отношений, а не эффективность воздействия права в целом.

Для комплексной оценки всех проявлений эффективности воздействия права необходим целостный системный анализ. Ученые предлагают два методологических приема, позволяющих решить подобную задачу.

Первый прием предполагает, во-первых, выявление эффективности отдельных структурных составляющих системного явления и, во-вторых, определение суммарной эффективности, т.е. эффективности воздействия права на отношения личности и государства с учетом качества внутренних системных связей такого явления.

Второй прием основан, во-первых, на выявлении качества статических элементов воздействия права, во-вторых, на определении качества его динамической стороны (под динамической стороной подразумевается процесс действия статических элементов) и, в-третьих, на выяснении качества внутренних системных связей данного явления. Качество есть объективная, существенная внутренняя определенность явления, задающая его целостность, функциональное единство. Отсюда, если эффективность – это уровень функционирования, то качество – это совокупность существенных свойств явления, обусловливающих его пригодность для использования по назначению. Таким образом, эффективность воздействия права на отношения личности и государства обусловлена качеством составляющих ее компонентов.

Данная категория, как и многие другие научные категории, имеет противоречивый характер. С одной стороны, в силу абстрактности ее определения, например, как качественное количество[3] или середина между крайностями[4] , использование этой категории в конкретно-научном исследовании затруднено. С другой стороны, именно абстрактный и универсальный характер данного понятия позволяет применять его ко всем предметам познания независимо от их природы и специфики.

С учетом данного тезиса в работе проанализированно более десяти отечественных и зарубежных подходов к пониманию и содержанию категории «мера», на основании которых установлено, что:

– мера есть определенное количество, которое имеет качественное значение;

– мера – это отношение специфических определенных количеств как самостоятельных мер;

– есть единица измерения, граница, предел проявления чего-нибудь, средство осуществления чего-либо;

– мера – это старорусская единица измерения емкости сыпучих тел;

– главная функция меры есть интегрирующий фактор, благодаря которому она формируется, сохраняется и развивается как целое.

Опираясь на анализ основных подходов и признаков, раскрывающих категорию «мера», применительно к настоящему исследованию автор формулирует ее операционное определение: мера – это субъективная категория, содержащая границы, в рамках которых количественные изменения не влекут качественных, и служащая масштабом для измерения и оценки явлений окружающей действительности.

Данная интерпретация меры напрямую связывается с эффективностью воздействия права на отношения личности и государства. Это проявляется в следующем:

1. Мера, выраженная в нормах, как правило, носит обязательный характер для тех отношений, на которые она рассчитана. Применительно к праву это свойство меры означает неукоснительное ее соблюдение и исполнение и предполагает обязательную реакцию со стороны общества, государства, социальной группы на поведение человека.

2. Мера тесно взаимосвязана со временем, так как нормы права связываются с какой-либо ситуацией, в любом случае носящей временный характер.

3. Мера позволяет моделировать регулируемые отношения между личностью и государством, при этом модель выступает в виде правового средства.

4. С помощью меры определяются количественные и качественные показатели воздействия права на отношения личности и государства. Так, последние регламентируются с помощью норм, реализация которых характеризует качество данных взаимосвязей.

5. Мера определяет степень правопослушания граждан в государстве, что, несомненно, свидетельствует об эффективности воздействия права на отношения личности и государства.


Заключение

Таким образом, мера эффективности воздействия права на отношения личности и государства – это субъективная оценочная категория, характеризующая границу количественной характеристики критериев взаимоотношений между личностью и государством, реализация суммы которых позволяет оценить качество воздействия права на данную сферу отношений.

Любое государство, желая быть полноправным членом мирового сообщества, должно сообразовывать свое правовое регулирование с требованиями международных стандартов в области прав человека.

Анализ действующего законодательства и результаты социологических исследований позволяют утверждать, что, несмотря на декларируемый примат естественных прав и свобод человека, зафиксированных в Конституции РФ, в отношениях личности и государства существует диспропорция. Она заключается в том, что обозначенные права и свободы государством в полном объеме не обеспечиваются. Следовательно, сложившаяся система воздействия права на отношения личности и государства страдает изъянами.

В результате обобщения юридической практики, автор резюмирует, что для наиболее эффективного воздействия правовых норм (и в целом права) необходимо:

– повысить компетенцию государственных органов, выражающуюся не только в законодательном закреплении полномочий, но и в способности и возможности решать вопросы, связанные с регламентацией прав и свобод человека;

– конкретизировать и детализировать нормы действующего законодательства с учетом социальных, экономических и политических потребностей общества;

– установить институт ответственности должностных лиц, граждан и в целом государства;

– определить процедурно-процессуальную форму реализации, защиты и восстановления ущемленных и нарушенных прав и свобод граждан;

– усилить (мерами государства) соблюдение правового режима законности (верховенства права и Конституции РФ и т.п.)

В заключении диссертантом подведены итоги проведенного исследования, сформулированы основные теоретические и практические выводы, а также рекомендации по совершенствованию российского законодательства, направленные на повышение эффективности воздействия права в современном обществе.


Литература :

1. Аристотель. Никомахова этика. Большая этика // Соч.: В 4 т. М., 1984. Т. 4.

2. Гегель Г.В. Ф. Мера // Наука логики. М., 1998.

3. Законы XII Таблиц // Памятники Римского права: Законы XII Таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. М., 1997.

4. Мешков, Д.Н. Правовое воздействие и правовое регулирование (исследования, полемика, предложения) / Д.Н. Мешков // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2007.

5. Мешков, Д.Н. Анализ теоретических взглядов по вопросу о понятии действия права / Д.Н. Мешков // Юрид. науки. – 2007. – № 4.

6. Мешков, Д.Н. Социальный субъект (личность, коллектив индивидов) как компонент механизма действия права / Д.Н. Мешков // Юридические науки в трудах молодых ученых: сб. науч. ст.; Владим. юрид. ин-т. – Владимир, 2005.

7. Мешков Д.Н. Правовые средства механизма действия права в современной юридической науке / Д.Н. Мешков // PANDECTAE: сб. ст. преподавателей и аспирантов каф. гос.-правовых дисциплин юрид. фак. ВГПУ. – 2007.

8. Мешков, Д.Н. Проблема действия права в юридической теории и практике (историко-правовой аспект) / Д.Н. Мешков // Проблемы уголовной ответственности и наказания: сб. науч. тр. – Рязань, 2007.

9. Мешков, Д. Н. Дозволения и запреты как основы проявления свободы и несвободы в праве / Д. Н. Мешков // Сб. тр. молодых ученых Владим. гос. ун-та. – 2007. – Вып. 7.

10. Мешков, Д.Н. Пределы действия права / Д.Н. Мешков // Владим. адвокат. – 2007. – № 2 (14).

11. Мешков, Д.Н. Историко-теоретический аспект содержания действия права / Д.Н. Мешков // Владим. адвокат. – 2007. – № 3 (15) .


[1] Путин В.В . Послание Федеральному Собранию Российской Федерации: Текст выступления Президента РФ В. В. Путина перед депутатами Федерального Собрания в кремле 25 апр. 2005 г. // Рос. газ. 2005. 26 апр.

[2] Законы XII Таблиц // Памятники Римского права: Законы XII Таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. М., 1997. Табл. VI. 9.

[3] Гегель Г. В . Ф. Мера // Наука логики. М., 1998. С. 359.

[4] Аристотель. Никомахова этика. Большая этика // Соч.: В 4 т. М., 1984. Т. 4. С. 86.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий