Вменяемость и невменяемость в Российском законодательстве.

"Свобода воли"–условие социальной ответственности личности в обществе. Понятие и уголовно-правовое значение вменяемости и невменяемости. Критерии невменяемости. Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

Оглавление

Введение 3

Глава1 Понятие и уголовно-правовое значение вменяемости и невменяемости. 5

Глава 2 Критерии невменяемости. 11

Глава 3 Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. 17

Заключение 21

Библиографический список 22

Введение

Справедливее помиловать десять виновных, чем казнить одного невиновного.

Плевако Ф.Н.

К сожалению, вследствие сложной политико-экономической ситуации в стране, распространения разного рода психотропных веществ, постоянных стрессов и потрясений, сегодня встреча с человеком, хотя бы время от времени находящимся в состоянии сильного психического расстройства перестает быть редкостью. Где та узкая граница, разделяющая слабое душевное волнение, переживание и умопомрачение, когда человек перестает быть собой, отдавая свое тело во власть глубин подсознания, разрушая и уничтожая при этом все на своем пути? Раньше таких людей называли одержимыми дьяволом и публично казнили, сейчас помещают в медицинские учреждения. А как можно отграничить преступника от жертвы собственного «дьявола»? Эти и многие другие вопросы лежат в основе настоящей работы.

«Свобода воли» – общее условие любого вида социальной ответственности личности в обществе. В праве для характеристики ответственности есть юридическое понятие. В уголовном праве – понятие вменяемости, в основе которой лежит фиксированный нормами уголовного права уровень «свободы воли» личности преступника – принятое свободно решение лица совершить преступление.

Свобода воли лица во время совершения общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, обусловливает его способность быть виновным, т.е. вменяемым. О вменяемости и невменяемости, как одном из признаков виновности лица в совершении преступления и пойдет речь в настоящей работе.

Данная курсовая работа посвящена одному из важнейших вопросов уголовного права – проблеме вменяемости и невменяемости лиц, совершивших преступление.

В первой главе данной работы мною рассматривается понятие и уголовно-правовое значение вменяемости и невменяемости в Российском уголовном праве.

Во второй мною рассмотрены критерии невменяемости, и их особенности.

Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости приводится в третьей главе данной работы.

Целью данной курсовой работы является анализ уголовно-правовых аспектов данной тематики, изучение проблемных сторон понятия вменяемости и невменяемости, с последующим внесением корректировок и дополнений для урегулирования возможных правовых пробелов в этой области.

При написании данной курсовой работы, были поставлены следующие задачи:

1. Изучить общие характеристики, а также особенности проблематики вменяемости и невменяемости в уголовном праве России.

2. Проанализировать изученный материал, рассмотреть данную проблематику с нескольких позиций.

3. Предложить собственные пути выхода, решения найденных правовых пробелов.

При написании данной курсовой работы были использованы труды следующих ученых – юристов: Шишков С.В, Козаченко И.Я., Улицкий С. П., Спасенников Б. Н., Бондаренко Т. Г., Гусева С. В., и других

Глава1 Понятие и уголовно-правовое значение вменяемости и невменяемости.

Как известно, уголовный закон установил, что субъектом преступления может быть лишь вменяемое лицо. Вменяемость наряду с достижением установленного возраста выступает в качестве условия уголовной ответственности и является одним из общих признаков субъекта преступления.

Вменяемость (от слова "вменять", в смысле "вменять в вину") - в широком, общеупотребительном значении этого слова означает способность нести ответственность перед законом за свои действия. В уголовном праве данное понятие употребляется в более узком, специальном смысле, как антитеза понятию "невменяемость". Именно этим последним понятием оперирует уголовный закон.

Вменяемость – предпосылка к конкретного вида юридической ответственности – уголовной[1] . Она – исходный пункт принципа субъективного вменения, важнейшего принципа уголовного права и уголовной политики. Только при наличии вменяемости могут быть поставлены и разрешены вопросы: о субъекте уголовной ответственности и личности преступника; о виновности субъекта; степень его вины; наличии самого основания уголовной ответственности – состава преступления

Вменяемость – т.е. способность быть виновным, ответственным и юридически признаваться преступником. Поскольку же названная способность «фиксирована» в уголовном законе, она является обязательным юридическим признаком основания уголовной ответственности (состав преступления), характеризующим субъекта преступления. Отсутствие указанного признака (при невменяемости) исключает основание уголовной ответственности – состав преступления, а следовательно и наличие самого преступления[2] .

Но все же, вопреки сложившемуся мнению, не всякий страдающий психическим расстройством является невменяемым. Расстройство психической деятельности может быть различным по своей тяжести. Лишь когда оно достигло такой степени, что человек вследствие этого не осознает значения своих действий или не может руководить ими, только тогда можно считать его невменяемым.

В русском законодательстве уже в 1845 г. в Уложении о наказаниях было закреплено понятие невменяемости. Это выгодно отличало наше законодательство от зарубежного. Кодекс Наполеона (1810г.), действовавший в то время, связывал невменяемость только с одним признаком - "безумием". Уголовное уложение 1903 г. содержало почти современную норму: "Не вменяется в вину преступное деяние, учиненное лицом, которое, во время его учинения, не могло понимать свойства и значение совершенного или руководить своими поступками вследствие болезненного расстройства душевной деятельности, или бессознательного состояния, или же умственного неразвития, происшедшего от телесного недостатка или болезни".

Уголовное законодательство послеоктябрьского периода вплоть до РСФСР 1960 г. шло по пути редакционного уточнения этой формулы. В действующем УК прежняя норма о невменяемости, как прошедшая испытания практикой и признанная наукой, подверглась лишь незначительным изменениям.

Часть 1 ст. 21 УК РФ гласит "Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики".

Из этого положения закона можно заключить, что вменяемость - это такое состояние психики, при котором человек в момент совершения общественно опасного деяния может осознавать значение своих действий и руководить ими и потому способен быть ответственным за свои действия.

Способность понимать фактическую сторону и социальную значимость своих поступков и при этом сознательно руководить своими действиями отличает вменяемого человека от невменяемого. Преступление совершается под воздействием целого комплекса внешних обстоятельств, играющих роль причин и условий преступного поведения. Но ни одно из них не воздействует на человека, минуя его сознание. Будучи мыслящим существом, человек с нормальной психикой способен оценивать обстоятельства, в которых он действует, и с их учетом выбирать вариант поведения, соответствующий его целям.

Невменяемый не может нести уголовную ответственность за свои объективно опасные для общества поступки, прежде всего потому, что в них не участвовали его сознание и (или) воля. Общественно опасные деяния психически больных обусловлены их болезненным состоянием. Какой бы тяжелый вред обществу они ни причинили, у общества нет оснований для вменения этого вреда им в вину. Применение наказания к невменяемым было бы несправедливым и нецелесообразным еще и потому, что по отношению к ним недостижимы цели уголовного наказания - исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений (имеется в виду частная превенция).

К лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, по назначению суда могут быть применены принудительные меры медицинского характера в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц[3] . Это особые меры, которые не являются наказанием, а имеют целью излечение указанных лиц или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК. Что примечательно, к невменяемым, не представляющим опасности для общества, принудительные меры медицинского характера не применяются. Однако суд вправе своим определением направить такое лицо на амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра (ст.100 УК РФ, ст.406 , 412 УПК РФ).

Во всех случаях, когда у суда или органа следствия возникает сомнение относительно вменяемости, обязательно проводится судебно-психиатрическая экспертиза. На основании заключения экспертизы окончательное решение о признании человека вменяемым или невменяемым выносит суд[4] .

На мой взгляд, невменяемый - это прежде всего «преступник», являющийся «душевно-больным» человеком. С целью правильной оценки лица, совершившего преступление, считаю, что нужно отграничивать понятия невменяемого лица от душевнобольного и преступника.

Душевнобольной (в отличие от невменяемого) – это лицо, которое по своему психическому состоянию и характеру совершенного общественно опасного деяния нуждается в больничном содержании и лечении в принудительном порядке. Уголовному (материальному и процессуальному) праву известны термины и понятия: «душевнобольной», и «невменяемый». Однако по объему и содержанию эти понятия различаются между собой. Понятие «душевнобольной» в уголовном праве по объему шире понятия «невменяемый». В него входят также лица, заболевшие психической болезнью после совершения преступления, но до вынесения судом приговора; заболевших психической болезнью во время отбывания наказания; совершившие преступление и страдающие психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

От преступника невменяемый отличается тем, что в структуре личности невменяемого содержатся психические нарушения такой степени, которые исключают его социально-психологическую способность проявлять свое отрицательное (виновное) отношение к интересам общества и государства в форме умысла или неосторожности[5] . А также, общественная опасность преступника и общественная опасность невменяемого различны по природе, истокам возникновения, сущности и содержанию. Но различны и уголовно-правовые меры, предпринимаемые для устранения общественной опасности невменяемого и преступника.

Принудительные меры медицинского характера применяются к невменяемому с целью обеспечения общественной безопасности, предупреждения повторных общественно опасных деяний со стороны невменяемого, а также в интересах самого невменяемого с целью его излечения, и ресоциализации.

В уголовно-процессуальном законе предусмотрено прекращение уголовного дела в отношении невменяемого при отсутствии оснований для применения принудительных мер медицинского характера (ч.3 и 4 ст.406 УПК РФ).

И материальный и процессуальный уголовный закон, таким образом, исходит из характера, степени и динамики общественной опасности личности невменяемого, предусматривая случаи изменения принудительной меры медицинского характера или ее отмену, а также неприменение принудительных мер вообще (ст.102 УК РФ, ст.410, 412 УПК РФ), если это лицо по характеру совершенного опасного деяния и по своему психическому состоянию не представляет опасности для общества.


Глава 2 Критерии невменяемости.

Как известно, критерий невменяемости является одним из оснований для освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших преступление, а, следовательно, может быть использован в качестве своего рода «лазейки» для преступников с целью избежать законного наказания. Таким образом, считаю необходимым рассмотреть критерии невменяемости, их особенности для дальнейшего избегания подобного рода правонарушений.

Итак, под невменяемостью понимается такое психическое состояние лица, при котором он в момент совершения общественно-опасного деяния не был способен осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими.

Факт невменяемого состояния лица на момент совершения преступления исключает возможность вменения ему совершённого им действия (бездействия), как преступления[6] .

Как уже приводилось в предыдущей главе, в статье 21 УК РФ содержится законодательное определение понятия невменяемости: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно-опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, или иного болезненного состояния психики».

Раскрывая понятие невменяемости, наука уголовного права пользуется двумя критериями, совокупность которых и характеризует это состояние: медицинским (биологическим) и юридическим (психологическим).

Юридический критерий определяется судом, когда тот даёт оценку лицу, совершившему общественно-опасное деяние, как не способному осознавать характер своих действий и руководить ими. Данный критерий состоит в отсутствии у лица способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или бездействия (интеллектуальный признак) и руководить ими (волевой признак).

Юридический критерий невменяемости заключается в отсутствии у лица способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) – это интеллектуальный момент, либо руководить своими поступками – волевой момент. Содержание интеллектуального момента свидетельствует о том, что лицо не понимает опасности своего поведения для общества. Это качество психики означает отсутствие у лица способности понимать как физическую сторону совершаемого деяния, так и его социальный смысл[7] . Непонимание лицом содержания фактической стороны своего действия или бездействия обычно означает непонимание им причинной связи между совершенным деянием и наступившими последствиями. Однако главное в содержании интеллектуального признака заключается в непонимании лицом социального смысла своего деяния, т. е. в отсутствии понимания его общественно опасного характера.

Расстройство интеллекта, как правило, вызывает и расстройство воли – лицо не может руководить своими поступками. Однако бывают случаи, когда лицо осознаёт характер своего поведения, но в силу болезненного состояния не может руководить своими действиями. Например, такие состояния возникают у людей, страдающих наркоманией в состоянии наркотического голодания. Лицо хорошо осознаёт преступность своего поведения при хищении или вымогательстве наркотических средств, но при этом не способно сдержать себя вследствие глубокого поражения сферы воли, вызванного наркотической зависимостью.

Для признания лица невменяемым требуется наличие одного из признаков юридического критерия в сочетании с одним из признаков медицинского критерия. Наличие одного лишь юридического критерия не является основанием для признания лица невменяемым.

Медицинский критерий раскрывает причины неспособности осознавать опасность своего действия (бездействия): болезненное состояние психики человека или отставание в психическом развитии лица, совершившего общественно-опасное деяние. При этом не всякое болезненное состояние психики позволяет признать его невменяемым, а только то, которое мешало ему правильно оценивать свои поступки. Вменяемость может присутствовать при наличии любого из психических расстройств, перечисленных в законе[8] .

Невменяемость устанавливается только на момент совершения общественно-опасного деяния. Предшествующие времени совершения преступления, а также последующие отклонения в психическом состоянии лица для квалификации преступления особого значения не имеют. Последующее выздоровление лица не является основанием привлечения его к уголовной ответственности. Но, например, лицо, страдающее хроническим расстройством психики, обычно не отдающее отчета своим поступкам, в случае совершения преступления в момент временного просветления рассудка (т.е. осознавая характер и общественную опасность своих действий, и будучи способным руководить ими) привлекается к уголовной ответственности за умышленное преступление. При многих психических заболеваниях у человека сохраняется до известных пределов правильная ориентировка в окружающем мире, он обладает определенным запасом знаний. Для признания лица невменяемым нужно установить его неспособность осознавать именно те общественно опасные деяния, которые он совершил, будучи психически больным. При этом необходимо, чтобы лицо осознавало не только фактическую сторону деяния, но и его социальную значимость, общественно опасный характер.
Вопрос о вменяемости (невменяемости) всегда решается в отношении конкретного деяния. Никто не может быть признан невменяемым вообще, безотносительно к содеянному[9] .

Законодателем в обобщённом виде дан исчерпывающий перечень различных форм болезненных расстройств психической деятельности, которые могут сопровождаться утратой способности лица отдавать себе отчёт в своих действиях или руководить ими: хронические психические расстройства, временные психические расстройства, слабоумие, иное болезненное состояние психики.

Хронические психические расстройства представляют наличие у лица хронической душевной болезни, то есть длительно протекающего расстройства психики. Иногда они могут протекать приступообразно (то есть с улучшением или ухудшением психического состояния). К таким болезням относятся: шизофрения, эпилепсия, маниакально-депрессивный психоз, паранойя, прогрессивный паралич, как последствие сифилиса мозга, прогрессирующее старческое слабоумие и другие болезни[10] .

Временное психическое расстройство – это расстройство психики человека, протекающее относительно скоротечно и, как правило, заканчивающееся выздоровлением. К таким расстройствам относятся все так называемые исключительные состояния: патологическое опьянение (белая горячка), патологический аффект, реактивные симптоматические состояния, возникающие, например, в результате тяжёлых психических потрясений, и другие, временно лишающие человека возможности нормальной психической ориентации (реагирования).

Слабоумие заключается в значительном понижении умственных способностей и носит постоянный характер. Оно может быть врождённым или приобретается в результате перенесённых тяжёлых неврологических заболеваний (например, менингита, энцефалита). Различают три степени поражения психики человека при слабоумии: лёгкая степень (дебильность), средняя степень (имбицильность) и глубокая, тяжёлая степень поражения умственной деятельности (идиотия).

К иным болезненным состояниям психики относятся различные болезненные явления, которые не являются психическим расстройством или заболеванием в тесном смысле этого слова, но тем не менее так же сопровождается нарушением психики. Так, например, ни брюшной, ни сыпной тиф не являются заболеваниями психическими. Однако и они могут сопровождаться помрачением сознания, галлюцинациями, во время которых у лица может быть снижена или даже нарушена способность к умственной или волевой деятельности. Подобное может наблюдаться и при травмах головного мозга, опухолях мозга и других, в принципе не психических заболеваниях.

При решении вопроса о признании лица невменяемым суд прибегает к помощи судебно-психиатрической экспертизы[11] , которая в соответствии с уголовно-процессуальным законом устанавливает характер болезненного расстройства психики лица и определяет его тяжесть. Однако окончательное решение этого вопроса принадлежит суду. К лицу, признанному судом невменяемым нельзя применить наказание. К нему могут быть применены лишь принудительные меры медицинского характера.

Невменяемость устанавливается только на момент совершения преступления. К лицам, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания, так же применяются принудительные меры медицинского характера.

Глава 3 Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

Впервые об «уменьшенной вменяемости» говорится в кодексах германских государств. В числе обусловливающих уменьшенную вменяемость факторов считались слабоумие, недостаточное развитие, старческая дряхлость, опьянение, полное отсутствие воспитания, крайне неблагоприятная и развращающая обстановка в детстве. И как последствие - смягчение наказания.

Русскому уголовному законодательству термин уменьшенной вменяемости известен не был, но в п.4 ст. 146 Уложения о наказаниях уголовного и исправительного свода законов в числе обстоятельств “уменьшающих вину” было указано: “если преступление учинено им (виновным) по легкомыслию или же слабоумию, глупости и крайнему невежеству, которым воспользовались другие для вовлечения его в преступление”.

В уголовном кодексе РСФСР "вывод о вменяемости лица" имел два способа выражения - "вменяем" или "невменяем". Иных вариантов или хотя бы градаций в пределах одного из названных вариантов действовавший в ту пору кодекс не предусматривал. Положение кардинально поменялось с вступлением в силу с 1 января 1997 г. УК РФ.

В нем появилась беспрецедентная для отечественного уголовного законодательства ст. 22 ("Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости"). Нововведение стали широко именовать "ограниченной вменяемостью"

Новая для российской современной уголовно - правовой системы ст. 22 УК предусматривает весьма оригинальную фигуру, которая в правоприменительной практике должна рассматриваться как субъект преступления, но обладающий специальными свойствами. По существу, это третье лицо в уголовном праве, способное совершить общественно опасное деяние: наряду с вменяемым, подлежащим уголовной ответственности, и невменяемым, уголовной ответственности не подлежащим, появилось занимающее промежуточное положение лицо с психическим расстройством, не исключающим вменяемости и, как таковое, подлежащее уголовной ответственности, что и отмечается в ч. 1 ст. 22 УК РФ. Вместе с тем вменяемость лица "отягчена" психическим расстройством, которое, в отличие от расстройства, характерного для невменяемых, не носит патологического характера, т.е. не является болезнью[12] . Это принципиальное и в сущности единственное отличие невменяемого от лица с психическим расстройством, не исключающим вменяемость

Формула "ограниченной вменяемости" изложена в ст. 22 УК: "Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности".

Выделив понятие "ограниченная вменяемость" из общего числа психических расстройств, законодатель, прежде всего дает возможность следствию, суду относиться к лицам, страдающим психическими заболеваниями, дифференцированно[13] .

Анализ ст. 22 УК позволяет выделить медицинский и юридический критерии "ограниченной вменяемости". Ведь формулировка "невозможность в полной мере осознавать и руководить" и означает, на мой взгляд, понятие "ограниченная вменяемость".

Медицинский критерий образуют прежде всего нарушения в интеллектуальной и эмоционально - волевой сфере, не позволяющие в полной мере осознать свои поступки и руководить ими.

Подобное состояние может быть при нарушениях интеллекта как способности человека применять знания и опыт в практической деятельности, в частности, ставить задачи, вытекающие из реальной действительности, и успешно решать их.

Нарушение интеллекта, в том числе мыслительных способностей, имеет место при олигофрении, деменции, шизофрении, пограничных состояниях, психопатиях, алкоголизме и некоторых других формах психических заболеваний, при которых больной осознает окружающие предметы, явления, действительность, но это осознание неполное.

Отсутствие самокритичности, самоконтроля, точнее, их ослабление, незрелость и примитивность интересов не позволяют такому лицу принять адекватное конкретной ситуации решение, сопоставить свои действия, поступки с социальными и правовыми нормами, с требованиями морали.

Расстройства эмоциональной сферы могут выражаться в безмотивном изменении настроения, в неадекватном эмоциональном резонансе. При этом они не всегда достигают той степени, которая полностью исключает способность человека руководить своими действиями. Такие нарушения интеллектуальной, эмоционально - волевой сферы не исключают способность контролировать, обдумывать свои действия, руководить ими.

Наличие юридического критерия психических расстройств, не исключающих вменяемости (точно так же, как и в случае установления невменяемости), полностью зависит от медицинского критерия. Аномалии психики влияют на нервную систему таким образом, что субъект оказывается не в состоянии в полной мере осознавать фактический и социальный характер своего поведения[14] . Это естественное положение законодатель отразил термином "в силу": "Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать..."[15] . При этом следует иметь в виду, что психические аномалии сами по себе не могут определять преступное поведение. Человек может пребывать долгое время в состоянии дисбаланса процессов возбуждения и торможения, но при этом не совершать преступлений. Но если стрессовая ситуация "наложилась" на этот психофизиологический дисбаланс, то в этом случае можно говорить о применении ст. 22 УК РФ. Например, на глазах у мужчины, психика которого "отягчена" истерической акцентуацией, совершается тяжкое оскорбление его возлюбленной, в результате он совершает убийство. В данном случае эмоциогенная ситуация максимально обострила аномальные психические процессы, которые и вызвали конкретный поведенческий акт[16] .

Часть 2 ст. 22 УК РФ устанавливает положение, согласно которому психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания. Это положение, на мой взгляд, нуждается в толковании.

Коль скоро ряд психических аномальных процессов получил официальный статус смягчающих наказание обстоятельств, то эту привилегию, считаю, было бы вполне справедливо распространить и на другие аномальные процессы и состояния. Это было бы тем более резонно, что при совершении преступления мыслительные процессы аномального человека ущемлены и его поведение является в большей мере следствием психических аномалий, действие которых на принятие решения можно в определенной мере отнести к фатальному влиянию. Что касается возможностей определения психических расстройств, не исключающих вменяемости, то в определенных случаях должна назначаться комплексная психолого - психиатрическая экспертиза, которая в итоговом выводе констатирует наличие или отсутствие у субъекта в момент совершения преступления дисбаланса процессов возбуждения и торможения[17] .

Заключение

Итак, рассмотрев вопрос о вменяемости и невменяемости лица, хочется отметить, что проблема разграничения лиц, совершивших преступление, по признаку невменяемости до сих пор остается неразрешенной. К сожалению и по сей день, преступники имеют возможность пользоваться «лазейкой» в законодательстве, избегая уголовной ответственности. Да и, на мой взгляд, просто не возможно полностью разрешить эту проблему, ведь до конца познать даже биологическую структуру человека не удалось и сейчас, а психика вообще находится за границами нашего понимания. И жесткий и суровый уголовный закон просто не в силах установить рамки по отнесению людей к той или иной категории лиц по критерию вменяемости.

Новое для уголовного закона лицо, именуемое «ограниченновменяемым» не добавило ясности в данный вопрос. Хотя, следует отметить, что уголовное законодательство движется в нужном направлении, делая закон более гибким и менее категоричным, выделяя новую категорию частично вменяемых лиц. И как бы это ни выглядело со стороны, я склонен присоединиться к словам Плевако Ф.Н.: «Справедливее помиловать десять виновных, чем казнить одного невиновного». Ведь одним из основополагающих принципов общего права является принцип гуманности. Вопрос о вменяемости остается открытым, и следует лишь уповать на высокую квалификацию медиков – экспертов, выносящих то или иное решение, ведь зачастую именно им приходится решать судьбы людей.

Исходя из содержания данной курсовой работы, можно сделать следующий вывод , что, цели и задачи, поставленные во введении, на мой взгляд полностью достигнуты, т.к. проанализировав материалы, касающиеся как теории, так и практики по данному вопросу, все-таки удалось раскрыть изучаемое понятие, указав на его сильные и слабые стороны как с точки зрения уголовного закона, так и судебно – медицинского толкования, но тема данного исследования, очевидно, значительно шире представленного объема курсовой работы.

Библиографический список :

1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993г.

2. "Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ

(принят ГД ФС РФ 24.05.1996 с изменениями и дополнениями)

3. "Уголовно – процессуальный кодекс Российской Федерации"

4. Шишков С. Понятия "вменяемость" и "невменяемость" в следственной судебной и экспертной практике // Законность. - 2001. - № 2.-С.25-29.

5. Козаченко И.Я. Вопросы уголовной ответственности и наказания лиц, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости // Государство и право. - 2001. - № 5.-С.69-74.

6. Спасенников Б. Вменяемость как категория уголовного права // Уголовное право. - 2003. - № 2(апрель-июнь).-С.75-76.

7. Гусева С. В. Особенности предварительного следствия по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления: Автореферат диссертации. - М., 2000 .

8. Улицкий С. Квалификация общественно опасных деяний невменяемых / С. Улицкий // Законность. - 2003. - № 11. - С. 21-22.

9. Бондаренко Т. Расследование по уголовным делам в отношении лиц с психическими недостатками / Т. Бондаренко, Д. Погорелов // Законность. - 2005. - № 3. - С. 52-53.

10. Р.И.Михеев , «Невменяемый», Владивосток, 2002 год.

11. А.Ф.Зелинский , «Осознаваемое и неосознаваемое в преступном поведении», Москва, 1999 год.

12. Р. Мустаханов . Вопросы ограниченной вменяемости по УК РФ.//"Законность", 1998, N 7


[1] Шишков С.В.Понятия "вменяемость" и "невменяемость" в следственной судебной и экспертной практике
// Законность. - 2001. - № 2.-С.26.

[2] Спасенников Б.Н.Вменяемость как категория уголовного права// Уголовное право. - 2003. - № 2 (апрель-июнь). - С.75.

[3] Ч. 2 ст. 21 УК РФ

[4] Гусева С. В. Особенности предварительного следствия по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления: Автореферат диссертации. - М., 2000 .

[5] Шишков С.В.Понятия "вменяемость" и "невменяемость" в следственной судебной и экспертной практике
// Законность. - 2001. - № 2.-С.25.

[6] Улицкий С. Квалификация общественно опасных деяний невменяемых / С. Улицкий
// Законность. - 2003. - № 11. - С. 21.

[7] Мустаханов Р.Д. Вопросы ограниченной вменяемости по УК РФ "Законность", 1998, N 7. - С.17.

[8] Улицкий С. Квалификация общественно опасных деяний невменяемых / С. Улицкий
// Законность. - 2003. - № 11. - С. 22.

[9] Спасенников Б. Вменяемость как категория уголовного права// Уголовное право. - 2003. - № 2(апрель-июнь).-С.75.

[10] Гусева С. В. Особенности предварительного следствия по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления: Автореферат диссертации. - М., 2000

[11] Спасенников Б. Вменяемость как категория уголовного права// Уголовное право. - 2003. - № 2(апрель-июнь).-С.76.

[12] Козаченко И.Я. Вопросы уголовной ответственности и наказания лиц, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.// Государство и право. - 2001. - № 5.-С.69-74

[13] Аргунова Ю. Применение нормы об ограниченной вменяемости./ "Российская юстиция", 1999, N 7 с.37

[14] Р.И.Михеев, «Невменяемый», Владивосток, 2002 год.

[15] Ст. 22 УК РФ

[16] Аргунова Ю. Применение нормы об ограниченной вменяемости./ "Российская юстиция", 1999, N 7 с.39

[17] Бондаренко Т. Расследование по уголовным делам в отношении лиц с психическими недостатками / Т. Бондаренко, Д. Погорелов// Законность. - 2005. - № 3. - С. 52-53.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ