регистрация / вход

Виды юридических лиц

Понятие юридических лиц, их признаки и виды в различных классификациях, содержание их основных элементов. Формы коммерческих и некоммерческих организаций. Система юридических лиц в российском праве, определение возможностей для ее совершенствования.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СВОЙСТВА ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

1.1 Понятие системы юридических лиц

1.2 Признаки юридического лица

1.3 Основания классификаций юридических лиц

ГЛАВА 2. ВИДЫ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

2.1 Коммерческие юридические лица

2.2 Некоммерческие организации

2.3 Публичное юридическое лицо

2.4 Значение института юридического лица и перспективы его совершенствования

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Наряд у с гражданами субъектами граж данского права являются также юрид ические лица — особые образования, обладающие рядом специфических признаков, образуемые и прекращающиеся в специальном порядке.

Жизнь современного общества немыслима без объединения людей в группы, союзы разных вид ов, без соединения их личных усилий и капиталов для достижения тех или иных целей. Основной правовой формой такого коллективного участия лиц в гражданском обороте и является конструкция юри дического лица.

Актуальность данной дипломной работы вытекает из древности самого вопроса и заключается во взаимосвязи разрешаемых проблем института юридического лица, рассматриваемых с точки зрения различных эпох и различной природы юридической материи.

К сожалению, большинство законодательных актов о юридических лицах весьма далеки от совершенства. Причиной тому является не только недостаточно высокий уровень правовой культуры отдельных разработчиков, но также отсутствие целостной, научно обоснованной концепции, объясняющей природу юридического лица.

Применение действующего российского законодательства выявило множество практических и теоретических проблем. Очевидно, что грамотное реформирование системы юридических лиц невозможно без учета правовой природы этого явления, знания национальных традиций и достижений передового зарубежного опыта, уяснения основных направлений эволюции данного института.

Сегодня законодательное регулирование стат уса юридических лиц преследует следующие цели, вытекающие из анализа тех функций, которые выпо лняет институт юри дического лица .

Практическая значимость дипломной работы заключается в возможности широкого применения в практической деятельности обобщенных сведений, составляющих содержание юридических лиц.

Степень научной разработанности проблемы. Изучением юридических лиц занимались такие авторы как Акимова Т.А., Бараненков В.В., Беляева О.А., Брагинский М.М., Витрянский В.В., Венедиктов А.В., Винницкий Д.В., Козлова Н.В., Кулагин М.И., Кумаритова А.А., Новицкий И.Б., Одинцов А.А., Опыхтина Е.Г., Петрыкин А.А., Подлесных В.И., Серова О.А., , Сумской Д.А., Суханов Е.А., Степашин С.В., Степанян А.С.,Толстой Ю.К., Усков О.Ю, Хлопотин Н.К., Черных О.В., Чиркин В.Е., Чухвичев Д.В., Шершеневич Г.Ф., Щербакова Ю.В. и многие другие авторы.

Целями данной дипломной работы заключается в разработке на основе обобщения и анализа достаточного массива юридических документов содержание и структурные связи основных элементов юридических лиц, дать определение и развернутую характеристику юридического лица, показать характер взаимосвязи различных видов юридических лиц и описать специфические черты процесса становления юридического лица, показать особенности формирования исходных данных, типичные ситуации в практике, привести основные признаки деятельности юридических лиц.

Исходя из названных целей, определены следующие основные задачи дипломного исследования:

- рассмотреть понятие юридического лица и его признаки;

- определить классификации юридических лиц;

- рассмотреть виды юридических лиц в различных классификациях;

- комплексно рассмотреть и построить систему юридических лиц в российском праве;

- определить возможности для совершенствования системы юридических лиц;

- рассмотреть значение системы юридических лиц.

Объектом исследования дипломной работы являются общественные отношения возникающие в части определения системы юридических лиц, а также ее значения и практического применения.

В зависимости от объекта находится предмет исследования, который составляют нормы Гражданского кодекса РФ и федеральных законов, монографии, учебная литература, публикации в печати, в части относящейся к теме исследования.

Методы исследования. Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

По структуре работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя семь параграфов, заключения и библиографического списка.


ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СВОЙСТВА ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

1.1 Понятие системы юридических лиц

Одним из важных условий познания сущности правового института является анализ структурного содержания этого явления как системы элементов с учетом соответствующих взаимосвязей и взаимодействия между ними (системно-структурный анализ), позволяющий дать четкое определение явления.

В теории права правовой институт (или институт права) обычно определяют как сравнительно небольшую, устойчивую группу правовых норм, регулирующих определенную разновидность общественных отношений[1] . Вместе с тем, как представляется, более правильно было бы говорить о правовом институте не как об устойчивой группе, а как о системе[2] норм права (т.е. такой совокупности взаимосвязанных, взаимодействующих, взаимозависимых частей (элементов, сущностей), целостные свойства которой определяются связями (отношениями, взаимодействиями) между частями[3] . При этом свойства этих частей зависят от системы в целом и, наоборот, свойства системы - от свойств входящих в нее частей.

Действительно, понимая систему как "такой комплекс избирательно вовлеченных элементов, у которых взаимное действие и взаимоотношения принимают характер взаимосодействия компонентов на получение фиксированного полезного результата"[4] , нельзя не согласиться с тем, что любой правовой институт, представляя собой "первичную правовую общность"[5] , не просто объединяет совокупность норм, а является сложным правовым образованием, элементы которого (в идеале) строго согласованы и взаимоувязаны, образуя четкую иерархическую структуру, а общие свойства несводимы к совокупности свойств его элементов.

Таким образом, институту юридического лица как совокупности норм присущи такие общие для всех систем свойства, как:

1) целостность (интегративное единство элементов - составляющих его норм права);

2) эмерджентность (наличие у системы таких свойств (возможностей), которых нет у ее элементов и которые являются следствием эффекта целостности системы);

3) элементная обособленность (наличие выделяемых частей (элементов), имеющих функции, соответствующие многоцелевому аспекту функционирования системы);

4) иерархичность (наличие упорядоченной внутренней структуры, с возможностью декомпозиции на ряд уровней с установлением отношений подчиненности нижележащих уровней вышележащим).

Каковы же системно-структурные особенности института юридического лица? В научной литературе встречается огромное количество различных определений структуры[6] . Для целей настоящего исследования под структурой будем понимать "совокупность элементов и связей между ними, которые определяются, исходя из распределения функций и целей, поставленных перед системой"[7] .

Производя декомпозицию института юридического лица (т.е. вычленение иерархической сети связей элементов системы или связи ее с другими системами, являющейся окружающей средой), можно выделить его внутреннюю структуру (морфологию) и внешнюю структуру (связи института с другими институтами гражданского права и иных отраслей права).

Внешняя структура института юридического лица характеризуется наличием четко выраженных связей со всеми институтами гражданского права, определяющим его в качестве одного из центральных. Вместе с тем наличие явно выраженных связей с соответствующими институтами трудового, земельного, налогового, арбитражного и гражданско-процессуального права придает этому институту определенную универсальность (особенно в вопросах определения субъектного состава и правового положения субъектов соответствующих правоотношений). Связи с институтами отдельных отраслей права пока слабо выражены, но отмечается тенденция их дальнейшего развития (например, связь с институтом уголовной ответственности и другими институтами уголовного права). Так, если в России до сих пор не предусмотрена уголовная ответственность юридических лиц, то в Англии, Австралии, Нидерландах, США, Франции такая ответственность законодательством допускается[8] . В то же время УПК РФ уже допускает участие юридического лица в качестве потерпевшего и стороны, выполняющей на основании состязательности функцию обвинения. Таким образом, институт юридического лица, являясь элементом (и, в свою очередь, подсистемой) системы права, как "строго согласованной и взаимозависимой целостной системы, в которой нормы выстраиваются, группируются в определенном порядке"[9] , тесно взаимосвязан с другими институтами (в том числе других отраслей права) и должен учитывать системное влияние норм других отраслей права. При этом согласно пункту 2 статьи 3 ГК РФ, "нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу", то есть являются системообразующими для института юридического лица, образуя основу его внешней структуры.

Морфологическая структура института юридического лица является многоуровневой. Элементы института юридического лица (нормы права), в свою очередь, объединяются в подсистемы - субинституты права (организационно-правовая форма, создание, реорганизация, ликвидация юридического лица и т.п.). В то же время нормы, входящие в институт юридического лица и его подсистемы, связаны не только "внутри" субинститутов, но и с другими субинститутами, являясь, таким образом, одновременно элементами различных подсистем.

Таким образом, структура членения (порядок вхождения элементов в подсистемы, а затем последовательное объединение подсистем в целостную систему[10] ) института юридического лица характеризуется многоуровневостью и сетевым типом конфигурации. В свою очередь, это означает, что вся система норм должна быть взаимоувязана как "по вертикали", так и "по горизонтали". На сегодняшний день, к сожалению, некоторые нормативные правовые акты содержат нормы, созданные без учета их связи с соответствующими нормами и субинститутами института юридического лица.

Определенные противоречия встречаются и между нормами самого ГК РФ. Так, например, пунктом 1 статьи 296 установлено, что казенное предприятие, а также учреждение в отношении закрепленного за ними имущества осуществляют в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения им. В то же время согласно пункту 1 статьи 298 учреждение не вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом и имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете.

Отсутствие системного подхода делает субинститут наименования юридического лица недостаточно эффективным, а по отношению к некоммерческим организациям - еще и бесполезным, так как законодатель почему-то решил предоставить защиту только наименованию коммерческих организаций (хотя вряд ли можно отрицать важность защиты от неправомерного использования другими лицами таких наименований, как, например, МГУ им. Ломоносова, Большой театр и т.п.).

Серьезного совершенствования требует понятийный аппарат института юридического лица. Так, согласно пункту 1 статьи 2 ГК РФ гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, но само понятие "правовое положение" легально не определено. В научной литературе правовое положение субъекта правоотношений обычно отождествляется с его правовым статусом, правосубъектностью. Такой подход представляется не совсем удачным, так как применение в правовой сфере различных терминов, обозначающих одно и то же явление, так же как и "расплывчатость", недостаточная определенность содержания какого-либо понятия, неизбежно влечет проблемы правового регулирования.

В то же время, определяя содержание того или иного понятия, следует учитывать и их системное соотношение между собой, как элементов структуры института юридического лица.

Как же соотносятся достаточно близкие по смыслу и, казалось бы, взаимозаменяемые понятия "правовое положение" и "правовой статус"? Учитывая то, что применение в понятийном аппарате правового института различных понятий, идентичных по содержанию, вряд ли можно признать обоснованным, представляется целесообразным разграничить эти понятия. Анализ взглядов на содержание понятий "правовое положение", "правовой статус", "правоспособность" позволяет сделать вывод о том, что понятие "правовое положение" используется обычно как более широкое. Исходя из этого, представляется целесообразным применять его в качестве обобщающего. Таким образом, под правовым положением предлагается понимать правовое состояние лица, характеризующееся совокупностью его правовых свойств. Правовое положение лица, в свою очередь, можно условно разделить на гражданско-правовое, административно-правовое и т.п.

Сравнительный семантический анализ слов "статус" и "положение" позволяет определить некоторые их существенные различия. В частности, использование слова "статус" в устоявшихся словосочетаниях "приобрести статус", "лишить статуса", "наделить статусом", "признать статус" позволяет сделать вывод о возможном значении слова "статус" как статической характеристики (четко определенного (установленного кем-либо или чем-либо) уровня развития положения) лица, а также свидетельствует о зависимости статуса от оценки некого другого субъекта. Важно отметить, что изменение правового статуса нередко обусловливается необходимостью регистрации и, как правило, сопровождается выдачей соответствующего документа (свидетельства, паспорта, диплома и т.п.).

Таким образом, правовое положение лица обусловливается его правовым статусом, который можно обозначить как определенный фиксированный уровень (ступень) развития правового положения, достижение которого влечет его скачкообразное существенное изменение. Иными словами, развитие правового положения приводит к такому его уровню, когда лицо приобретает качественно новый статус. Так, например, при определенных условиях организация приобретает статус юридического лица, затем, получив соответствующую лицензию, приобретает статус образовательной организации, после чего, пройдя аккредитацию, получает статус аккредитованной образовательной организации. При этом приобретение юридическим лицом статуса образовательной организации существенным образом изменяет его правовое положение, права и обязанности организации и, следовательно, ее правосубъектность. Правовое положение является, таким образом, понятием более широким, характеризующим в том числе и определенный правовой статус субъекта, "достигнутый" им к определенному моменту времени. Кроме того, правовое положение более точно, но в то же время более динамично характеризует субъект, чем правовой статус, более устойчивый по своей природе.

Содержание понятия "правовое положение" (элементный состав и структура субинститута правового положения) имеет весьма важное практическое значение, так как ГК РФ в отношении целого ряда организационно-правовых форм юридических лиц содержит отсылочные нормы, устанавливающие, что особенности правового положения таких организаций определяются в соответствии с ГК специальными законами. В то же время в ходе законотворческой деятельности возникает вопрос: что же понимать под правовым положением и соответственно какие нормы должен включать в себя соответствующий специальный закон. Так, например, развитие понятийного аппарата института юридического лица идет по пути исключения норм о создании, реорганизации, ликвидации юридических лиц, правах и обязанностях их участников (собственников их имущества) из элементного состава и структуры субинститута "правовое положение". Насколько такой подход обоснован?

Как уже отмечалось, согласно пункту 1 статьи 2 ГК РФ гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, но правовое положение конкретного юридического лица определяется в первую очередь его организационно-правовой формой. В свою очередь, ГК РФ, определяя особенности различных организационно-правовых форм юридических лиц, как правило, структурирует их примерно следующим образом:

1) общие положения (включая определение);

2) особенности ответственности участников (собственников имущества) по обязательствам юридического лица;

3) требования к содержанию фирменного наименования;

4) источники правового регулирования;

5) правовой режим имущества, требования к уставному капиталу;

6) требования к субъектному составу;

7) права и обязанности участников;

8) требования к учредительным документам;

9) органы и порядок организации управления;

10) особенности правоспособности, включая ограничение прав совершения определенных видов сделок, иные особенности ведения дел;

11) особенности создания, реорганизации и ликвидации юридического лица.

В связи с указанным представляется целесообразным использовать понятие "правосубъектность" в качестве обобщающего, объединяющего в своем содержании все нормы, включенные в субинституты правового положения юридического лица, правового положения участников (акционеров, собственников имущества и т.п.) юридического лица, и, кроме того, нормы, составляющие субинституты создания, реорганизации, ликвидации юридического лица.

Таким образом, морфологический анализ позволяет выделить в составе правового института юридического лица следующие субинституты:

1) гражданско-правового положения юридического лица (включающий в себя, в свою очередь, субинституты гражданско-правового статуса, организационно-правовой формы, правового режима имущества, гражданско-правовой ответственности, наименования, правоспособности, управления, учредительных документов);

2) гражданско-правового положения участников (собственников имущества) юридического лица;

3) создания, реорганизации, ликвидации и банкротства юридического лица.

Правосубъектность каждого конкретного лица определяется прежде всего нормами ГК РФ, затем (если это предусмотрено ГК РФ) нормами специального федерального закона, а затем, в случаях, предусмотренных ГК РФ, положениями учредительных документов. Учредители (участники) юридического лица в ходе его развития, совершая те или иные юридически значимые действия, способны изменять гражданско-правовой статус этого субъекта, изменяя, таким образом, и его правосубъектность (а также свое правовое положение как составную часть такой правосубъектности). При этом ключевым элементом таких изменений является гражданско-правовой статус юридического лица, определяющий возможности (границы) таких изменений. Изменение статуса является с позиций системологии "точками бифуркации", в которых медленное накопление изменений приводит к качественному изменению системы.

В свою очередь, гражданско-правовой статус является и наиболее значимым элементом правосубъектности для контрагентов организации, которые, достаточно легко установив (например, на основании представленных документов) статус организации, получают наиболее важную информацию о ее правосубъектности, что позволяет достаточно легко ориентироваться в огромном количестве юридических лиц, так как именно статус определяет возможные пределы правоспособности юридического лица.

Кроме того, рассмотрение правового института юридического лица с позиций системного подхода позволяет сделать ряд выводов:

1. Институт юридического лица можно определить как комплексный межотраслевой правовой институт, представляющий собой систему взаимоувязанных, взаимообусловленных норм, определяющих гражданскую правосубъектность организаций.

2. Институту юридического лица как совокупности норм присущи такие общие для всех систем свойства, как:

1) целостность (интегративное единство элементов - составляющих его норм права);

2) эмерджентность (наличие у системы таких свойств (возможностей), которых нет у ее элементов и которые являются следствием эффекта целостности системы);

3) элементная обособленность (наличие выделяемых частей (элементов), имеющих функции, соответствующие многоцелевому аспекту функционирования системы);

4) иерархичность (наличие упорядоченной внутренней структуры, с возможностью декомпозиции на ряд уровней с установлением отношений подчиненности нижележащих уровней вышележащим).

3. Институт юридического лица, являясь элементом (и, в свою очередь, подсистемой) системы права, тесно взаимосвязан с другими институтами (в том числе других отраслей права) и должен учитывать системное влияние норм других отраслей права. При этом нормы гражданского права являются системообразующими для института юридического лица, образуя основу его внешней структуры.

4. Структура членения (порядок вхождения элементов в подсистемы, а затем последовательное объединение подсистем в целостную систему) института юридического лица характеризуется многоуровневостью и сетевым типом конфигурации.

5. Правовое положение лица обусловливается его правовым статусом, который можно определить как определенный фиксированный уровень (ступень) развития правового положения, достижение которого влечет его скачкообразное существенное изменение. Иными словами, изменение правового положения до определенного критического уровня, образуя сложный юридический состав, создает качественно новый статус лица, влекущий одновременное изменение его правосубъектности.

6. Представляется целесообразным использовать понятие "правосубъектность" в качестве обобщающего, объединяющего в своем содержании все нормы, включенные в субинституты правового положения юридического лица, правового положения участников (акционеров, собственников имущества и т.п.) юридического лица, и, кроме того, нормы, составляющие субинституты создания, реорганизации, ликвидации юридического лица.

7. Морфологический анализ позволяет выделить в составе правового института юридического лица следующие субинституты:

1) гражданско-правового положения юридического лица (включающий в себя, в свою очередь, субинституты гражданско-правового статуса, организационно-правовой формы, правового режима имущества, гражданско-правовой ответственности, наименования, правоспособности, управления, учредительных документов);

2) гражданско-правового положения участников (собственников имущества) юридического лица;

3) создания, реорганизации, ликвидации и банкротства юридического лица.

8. Институт юридического лица как система норм права имеет сложную сетевую структуру, в которой можно условно выделить "вертикальные" субинституты (организационно-правовые формы) и "горизонтальные" (субинституты правового режима имущества, гражданско-правовой ответственности, наименования, правоспособности, управления, учредительных документов), которые должны быть взаимосогласованы и взаимообусловлены.

9. Только четкое упорядочение системы норм, составляющих правовой институт юридического лица, позволит добиться выполнения им системной функции - четкого определения правового положения организаций, участвующих в гражданских (да и во многих иных) правоотношениях, что, в свою очередь, является непременным условием упорядочения гражданских правоотношений и обеспечения устойчивости гражданского оборота.

1.2 Признаки юридического лица

Признаки юридического лица - это такие внутренне присущие ему свойства, каждое из которых необходимо, а все вместе - достаточны для того, чтобы организация могла признаваться субъектом гражданского права. В этом контексте слово «признаки» употребляется в более узком смысле, чем обычно, и это соответствует правовой традиции.

Все юридические лица в России проходят государственную регистрацию, подавляющее их большинство имеет печати и открывает счета в банках, однако все эти внешние атрибуты не отражают сущности юридического лица. В самом деле, обязательной государственной регистрации подлежат и граждане-предприниматели, и некоторые неправосубъектные организации (т.е. не имеющие статуса юридического лица), например, филиалы и представительства иностранных компаний. Они также могут иметь свои печати и банковские счета, но юридическими лицами от этого не становятся.

Правовая доктрина традиционно выделяет четыре основополагающих признака, каждый из которых необходим, а все в совокупности — достаточны, чтобы организация могла быть признана субъектом гражданского права, т.е. юридическим лицом.

1) Организационное единство юридического лица проявляется прежде всего в определенной иерархии, соподчиненности органов управления (единоличных или коллегиальных), составляющих его структуру, и в четкой регламентации отношений между его участниками. Благодаря этому становится возможным превратить желания множества участников в единую волю юридического лица в целом, а также непротиворечиво выразить эту волю вовне.

«Вместо естественного объединения интересов физического лица единством его мышления и воли (в юридическом лице) мы имеем искусственное соединение, в котором растворяется часть интересов отдельных лиц, претворяясь затем в высшем единстве — общности интересов». Таким образом, множество лиц, объединенных в организацию, выступает в гражданском обороте как одно лицо, один субъект права. Организационное единство юридического лица закрепляется его учредительными документами (уставом и/или учредительным договором) и нормативными актами, регулирующими правовое положение того или иного вида юридических лиц[11] .

2) Если организационное единство необходимо для объединения множества лиц в одно коллективное образование, то обособленное имущество создает материальную базу деятельности такого образования. Любая практическая деятельность немыслима без соответствующих инструментов: предметов техники, знаний, наконец, просто-денежных средств. Объединение этих инструментов в один имущественный комплекс, принадлежащий данной организации, и отграничение его от имуществ, принадлежащих другим лицам, и называется существенной обособленностью юридического лица.

Неудачная дефиниция юридического лица в п. 1 ст. 48 ГК РФ порождает различные толкования понятия имущественной обособленности.

Так, под имуществом можно понимать только вещи, а значит, отсутствие вещей в собственности, оперативном управлении или хозяйственном ведении организации препятствует признанию ее юридическим лицом. С другой стороны, в понятие имущества, наряду с вещами, можно включить и обязательственные права. Ведь могут существовать и такие юридические лица, все имущество которых исчерпывается средствами на банковском счете и арендуемым помещением. Обе эти позиции объединяет то, что наличие имущества (понимаемого более или менее широко) рассматривается как необходимый атрибут юридического лица. Но признаком юридического лица является, скорее, не наличие обособленного имущества, а такой принцип функционирования организации, как имущественная обособленность, а это не одно и то же.

В отдельных случаях некоммерческие юридические лица могут не иметь устава или учредительного договора и действовать на основе общего положения об организациях данного вида - п. 1 ст. 52 ГК РФ[12] .

Группа граждан, объединившись в простое товарищество, может приобрести в собственность или арендовать какое-либо имущество. Оно, несомненно, будет обособлено и от имуществ других групп граждан, и от имущества каждого из участников простого товарищества. Но эта группа лиц, не будучи самостоятельным субъектом права, в принципе не может выступать как носитель единого нерасчлененного права собственности или иного имущественного права[13] . Во всех этих и аналогичных случаях мы будем сталкиваться либо с общей долевой или совместной

собственностью нескольких лиц, либо с долевой, солидарной или субсидиарной множественностью лиц в обязательстве.

Юридическое лицо в течение какого-то периода времени может вообще не обладать никаким имуществом, как бы широко мы его не трактовали. Так, большинство некоммерческих организаций на другой день после создания не имеют ни вещей, ни прав требования, ни тем более обязательств. Вся имущественная обособленность таких юридических лиц заключается лишь в их способности в принципе обладать обособленным имуществом, т.е. в их способности быть единственным носителем единого самостоятельного нерасчлененного имущественного права того или иного вида.

Степени имущественной обособленности имущества у различных видов юридических лиц могут существенно различаться. Так, хозяйственные товарищества и общества, кооперативы обладают правом собственности на принадлежащее им имущество, тогда как унитарные предприятия — лишь правом хозяйственного ведения или оперативного управления. Однако в обоих случаях возможность владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом говорит о такой степени обособленности имущества, которая достаточна для признания данного социального образования юридическим лицом.

Итак, имущественная обособленность присуща всем без исключения юридическим лицам с самого момента их создания, тогда как появление у конкретного юридического лица обособленного имущества, как правило, приурочено к моменту формирования его уставного (складочного) капитала. Все имущество организации учитывается на ее самостоятельном балансе или проводится по самостоятельной смете расходов, в чем и находит внешнее проявление имущественная обособленность данного юридического лица.

Персональный состав участников нескольких юридических лиц и их органов управления, равно как и их компетенция, порой могут полностью совпадать, поэтому с чисто организационной точки зрения их трудно разграничить. В этом случае именно имущество, принадлежащее данному юридическому лицу и только ему, отделенное от имуществ всех других юридических лиц, позволяет точно его идентифицировать.

Здесь можно усмотреть известную аналогию с соотношением объективного и субъективного права. Нормы объективного права сами по себе редко порождают субъективные гражданские права. Конкретное субъективное гражданское право обычно вырастает из нормы объективного права (1) лишь с появлением определенных юридических фактов (2). Так и обособленное имущество появляется у организации, если, во-первых, за ней признается имущественная обособленность и если, во-вторых, имеют место определенные юридические факты (приобретение, изготовление имущества и т. п.).

3) Принцип самостоятельной гражданско-правовой ответственности юридического лица сформулирован в ст. 56 ГК РФ. Согласно этому правилу, участники или собственники имущества юридического лица не отвечают по его обязательствам, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам первых. Иными словами, каждое юридическое лицо самостоятельно несет гражданско-правовую ответственность по своим обязательствам[14] .

Необходимой предпосылкой такой ответственности является наличие у юридического лица обособленного имущества, которое при необходимости может служить объектом притязаний кредиторов. Существующие исключения из правила о самостоятельной ответственности юридического лица ни в коей мере не колеблют общего принципа, поскольку ответственность иных субъектов права по долгам юридического лица является лишь субсидиарной (т.е. дополнительной к ответственности самого юридического лица).

4) Выступление в гражданском обороте от собственного имени означает возможность от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести обязанности, а также выступать истцом и ответчиком в суде. Это — итоговый признак юридического лица и, одновременно, та цель, ради которой оно и создается. Наличие организационной структуры и обособленного имущества, на котором базируется самостоятельная ответственность, как раз и позволяют ввести в гражданский оборот новое объединение лиц и капиталов — нового субъекта права.

Использование юридическим лицом собственного наименования позволяет отличить его от всех иных организаций и, поэтому, является необходимой предпосылкой гражданской правосубъектности юридического лица.

Таким образом, в российском гражданском праве юридическое лицо — это признанная государством в качестве субъекта права организация, которая обладает обособленным имуществом, самостоятельно отвечает этим имуществом по своим обязательствам и выступает в гражданском обороте от своего имена.

Это определение в известной степени условно. Его толкование, так же, как и толкование легальной дефиниции юридического лица (п. 1 ст. 48 ГК РФ), должно опираться не на анализ отдельных понятий, например, «имущество», «ответственность», а скорее расширять буквальный смысл определения в целом. Тогда получится, что юридическое лицо — это организация, которая может иметь в собственности или на ином вещном праве обособленное имущество (т. е. если имущество приобретается, то оно автоматически становится обособленным), может отвечать по своим обязательствам этим имуществом (если это имущество имеется и если предъявлено соответствующее требование).


1.3 Основания классификаций юридических лиц

Будучи весьма сложным, по своей природе, правовым явлением, юридическое лицо может рассматриваться в самых различных аспектах. Поэтому и различных классификаций юридических лиц может быть тем больше, чем шире перечень юридических лиц и чем значительнее отличия одних организаций от других.

Ценность любой научной классификации заключается в систематизации знаний о предмете, без которой невозможно ни дальнейшее развитие, ни применение этих знаний. Однако построить адекватную систему знаний из разрозненных фактов можно только на основе правильно выбранных критериев, отражающих наиболее существенные взаимосвязи, отношения, свойства предмета. Место, которое юридические лица занимают в системе имущественных отношений общества, своеобразие преломления в этом правовом институте фундаментальных экономических категорий позволяют определить наиболее важные основания их классификации. Социальная ценность института юридического лица воплощается прежде всего в той полезной нагрузке, которую он несет обществу, т.е. в его функциях, которые также влияют на систематизацию юридических лиц[15] . Наконец, особенности законодательного нормирования правового положения юридических лиц позволяют сформулировать рад практически важных классификационных критериев[16] .

Так, в зависимости от формы собственности, лежащей в основе юридического лица, выделяются государственные и частные (негосударственные) юридические лица. К числу государственных (в широком смысле: т.е. включая и муниципальные) относятся все унитарные предприятия, а также некоторые учреждения. Значение такого деления становится понятным, если учесть, что государственные юридические лица (даже коммерческого характера) с необходимостью должны преследовать общегосударственные интересы, чем и обуславливается специфика их правового регулированияя В данной классификации можно усмотреть прямую аналогию с принятым за рубежом делением организаций на юридические лица публичного и частного права.

Цели деятельности. Коммерческие и некоммерческие организации разделяются по тому, каковы основные цели их деятельности: извлечение прибыли, а также ее распределение между участниками, либо иные цели, не связанные с предпринимательством. По общему правилу, некоммерческие организации вправе осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это необходимо для достижения их уставных целей. При этом они не вправе распределять полученную прибыль между своими участниками (п.1 ст. 50 ГК РФ )[17] .

Проф. В.А. Рахмилович справедливо отмечает, что ГК РФ недостаточно четко разграничивает коммерческие и некоммерческие организации. Однако, если такое разграничение, как предлагает автор, оставить на усмотрение налогового законодательства (а фактически - фискального чиновника), то вскоре все юридические лица в России «станут» коммерческими по вполне понятным причинам.[18]

Состав учредителей. В зависимости от состава учредителей можно выделять: юридические лица, учредителями которых могут выступать только юридические лица (союзы и ассоциации), только государство (унитарные предприятия), или же любые, за отдельными исключениями, субъекты права (все остальные юридические лица).

Характер прав участников. Различный характер прав участников в отношении юридического лица позволяет классифицировать:

— организации, на имущество которых учредители имеют право собственности или иное вещное право: государственные и муниципальные унитарные предприятия, а также учреждения;

— организации, в отношении которых их участники имеют обязательственные права: хозяйственные товарищества и общества, кооперативы;

— организации, в отношении которых их участники не имеют имущественных прав: общественные объединения и религиозные организации, фонды и объединения юридических лиц.

Объем вещных прав организации. В зависимости от объема прав самого юридического лица на используемое им имущество можно различать:

— юридические лица, обладающие правом оперативного управления на имущество: учреждения и казенные предприятия;

— юридические лица, обладающие правом хозяйственного ведения на имущество: государственные и муниципальные унитарные предприятия (кроме казенных);

— юридические лица, обладающие правом собственности на имущество — все другие юридические лица.

Личное или имущественное участие. Хозяйственные товарищества и общества можно классифицировать по тому, что более важно для участников: объединение их личных усилий для достижения предпринимательских целей (товарищества) или объединение капиталов (общества). Наряду с этим, по степени увеличения предпринимательского риска участников, хозяйственные общества и товарищества могут выстраиваться в следующую цепочку: полное товарищество, товарищество на вере, общество с дополнительной ответственностью, общество с ограниченной ответственностью, акционерное общество.

Порядок образования. Порядок создания юридического лица также может выступать в качестве критерия классификации: в таком случае юридические лица делятся на образуемые в разрешительном или нормативно-явочном порядке.

Учредительные документы. По составу учредительных документов разграничиваются договорные юридические лица — хозяйственные товарищества, договорно-уставные — общества с ограниченной или дополнительной ответственностью, ассоциации и союзы, а также уставные юридические лица.

Членство. Традиционным для доктрины пандектного права (Германия, Швейцария) является различение корпораций (союзов) и учреждений. Корпорации характеризуются наличием членства, общей для многих участников цели, независимостью своего существования от смены участников. Учреждения, напротив, обычно создаются одним учредителем, который сам определяет и цели юридического лица, и состав имущества, необходимый для их достижения. В юридико-техническом плане эта классификация имеет огромное значение, поскольку необходимость оформления коллективных интересов, актуальная для законодательства о корпорациях, может не приниматься в расчет при конструировании норм об учреждениях. Можно надеяться, что со временем подобная классификация возродится и в России.


ГЛАВА 2. ВИДЫ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

2.1 Коммерческие юридические лица

Наиболее распространенной и универсальной группой организационно-правовых форм коммерческих юридических лиц являются хозяйственные общества и товарищества.

В основе института хозяйственного (торгового) общества (товарищества) лежит договор товарищества (societas) римского права[19] . Его развитие шло от обязательственного отношения, договора - к субъектному статусу, по пути ограничения ответственности участников товарищества, все большего отделения их личностей от личности товарищества, вытеснения личного участия участием имуществом (капиталом). В результате этот институт обрел ряд характерных черт[20] .

Как правило, хозяйственное (торговое) общество (товарищество) служит средством концентрации в одних руках разрозненных капиталов, дающих в хозяйственной деятельности (каждый в отдельности) небольшой эффект. Его цель - извлечение доходов, получение прибыли.

Из всего известного мировой практике многообразия хозяйственных обществ и товариществ современное российское законодательство выбрало пять видов.

2. Полное товарищество ближе всех хозяйственных товариществ находится к договорному объединению.

Участниками полного товарищества могут быть индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации с запретом участия в других полных товариществах и ограничением участия в некоторых юридических лицах. Участники полного товарищества сохраняют полную самостоятельность с ограничением права совершать сделки, входящие в предмет деятельности полного товарищества или однородные ему.

Полное товарищество создается и действует на основании учредительного договора. Применительно к фирменному наименованию полного товарищества законодательство содержит специальные требования, связанные с индивидуализацией участников.

Прибыль и убытки, образующиеся в результате деятельности полного товарищества, распределяются между его участниками пропорционально их долям в складочном капитале, если иное не предусмотрено соглашением участников. Размер доли влияет на имущественные права и обязанности участников, но не имеет значения для реализации права на участие в управлении деятельностью полного товарищества.

К принципам управления делами товарищества можно отнести правило об общем согласии всех участников при принятии решений. В случаях же, предусмотренных учредительным договором, решение может приниматься большинством голосов. Каждый участник полного товарищества имеет, по общему правилу, один голос (диспозитивная норма, может быть изменена учредительным договором) и вправе действовать от имени полного товарищества, если учредительным договором не установлено, что все участники ведут дела совместно или ведение дел поручено отдельным участникам. Совместное ведение дел означает, что совершение каждой сделки требует согласия всех участников.

Особенностью полного товарищества является то, что его участники солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам всем своим имуществом независимо от размера вклада. Предусмотрена и ответственность нового участника по обязательствам, возникшим до его вступления в полное товарищество, а также выбывшего из полного товарищества участника по обязательствам, возникшим до его выбытия.

В ГК содержится правило о получении участником стоимости части имущества полного товарищества, соответствующей доле этого участника в складочном капитале, при выходе из него.

По общему правилу, выход одного из участников означает ликвидацию полного товарищества. Но учредительным договором или соглашением остающихся участников может быть предусмотрено, что полное товарищество продолжает свою деятельность. Полное товарищество ликвидируется, если в товариществе остается единственный участник, который в течение 6 месяцев не преобразует полное товарищество в хозяйственное общество. Возможны иные основания изменения состава участников полного товарищества.

В целом отношения участников полного товарищества носят доверительный характер, обусловленный солидарной ответственностью по его обязательствам.

3. Товарищество на вере, иначе именуемое коммандитное товарищество, создается на основе сочетания принципов полной и ограниченной ответственности.

Его участниками являются две группы лиц. Одна из них включает полных товарищей (индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации), которые осуществляют от имени товарищества на вере предпринимательскую деятельность и несут ответственность по обязательствам товарищества на вере всем своим имуществом. Во вторую входят один или несколько участников, именуемые вкладчиками (коммандитистами), которые несут риск убытков, связанных с деятельностью товарищества на вере, в пределах сумм внесенных ими вкладов и не участвуют в осуществлении товарищества на вере предпринимательской деятельности.

В отношении учредительных документов и фирменного наименования товарищества на вере действуют правила, аналогичные нормам о полном товариществе.

Правовое положение полных товарищей в товарищество на вере такое же, как и участников полного товарищества, они солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам товарищества на вере, имеют исключительное право на участие в управлении его деятельностью.

Вкладчики не вправе оспаривать действия полных товарищей по управлению и ведению дел товарищества на вере. От имени последнего они выступают только по доверенности. В отличие от полных товарищей вкладчики получают при выбытии из товарищества на вере не часть имущества пропорционально их долям в складочном капитале, а лишь свой вклад. Но право на получение вклада является преимущественным и гарантированным. Кроме того, вкладчик может передать свою долю в складочном капитале или ее часть другому лицу без согласования с участниками товарищества на вере, а также имеет преимущественное право покупки доли (ее части) перед третьими лицами.

Выбытие всех вкладчиков в товариществе на вере требует его ликвидации или преобразования в ПТ.

Товарищество на вере является переходной формой от объединения лиц к объединению капиталов.

4. Общества с ограниченной ответственностью (OOO) - одна из наиболее распространенных организационно-правовых форм коммерческих организаций. Это статутные объединения юридических и физических лиц в целях осуществления предпринимательской деятельности.

Число участников не должно превышать предела, установленного специальным законодательством (на сегодняшний день - 50). Допускается возможность создания ООО одним лицом.

Учредительными документами ООО являются учредительный договор и устав. При учреждении ООО одним участником - только устав. Фирменное наименование ООО индивидуализирует само юридическое лицо, а не его участников, как в хозяйственных товариществах: оно должно содержать наименование общества и слова "с ограниченной ответственностью".

Уставный капитал ООО формируется из стоимости вкладов его участников. Участники ООО получают часть прибыли пропорционально долям в уставном капитале, не отвечают по обязательствам общества и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах внесенных ими вкладов.

Участники управляют делами ООО на основаниях, определенных в уставе, через специальные органы. Высшим органом является общее собрание участников. Единоличный исполнительный орган, осуществляющий текущее руководство деятельностью ООО и подотчетный общему собранию его участников, может быть избран также не из числа его участников.

ООО практически освобождается от публичной отчетности - опубликования сведений о результатах ведения его дел[21] .

В связи с тем, что ООО - объединение капиталов, а не лиц, а также с необходимостью реализации принципа ограниченной ответственности предусматривается большая свобода отчуждения долей в уставном капитале.

Доля может быть отчуждена только в оплаченной части. Отчуждение доли другим участникам ООО осуществляется без каких-либо ограничений. Отчуждение доли (ее части) третьим лицам допускается, если уставом общества не предусмотрено иное.

Участники ООО пользуются преимущественным правом покупки продаваемой доли пропорционально размерам своих долей, если уставом общества или соглашением его участников не предусмотрен иной порядок. Срок реализации этого права - один месяц со дня извещения (или иной срок, предусмотренный уставом или соглашением участников ООО) - и является пресекательным. По истечении этого срока допускается отчуждение доли третьим лицам.

Если в соответствии с уставом ООО отчуждение доли третьим лицам невозможно, а другие участники общества от ее покупки отказываются, то эта доля выкупается самим ООО, которое обязано реализовать ее другим участникам или третьим лицам в ограниченные законом и учредительными документами сроки или уменьшить величину уставного капитала. ООО выплачивает участнику действительную стоимость доли либо выдает ему в натуре имущество, соответствующее такой стоимости.

Кроме отчуждения части доли участник ООО имеет право выхода из него в любое время независимо от согласия других участников.

Добровольная реорганизация или ликвидация ООО возможны только по единогласному решению его участников, причем реорганизация в форме преобразования возможна только в акционерное общество или в производственный кооператив. С одной стороны, сохраняется цель прежнего юридического лица - извлечение прибыли - и право собственности на имущество; с другой, - исключаются проблемы с составом участников, который в хозяйственных товариществах ограничен[22] .

5. К обществам с дополнительной ответственностью (ОДО) применяются правила ГК об ООО, если иное не предусмотрено ст. 95 ГК.

В отличие от ООО в ОДО при недостаточности имущества общества по его обязательствам субсидиарную ответственность несут его участники. Участники ОДО отвечают перед кредиторами общества своим имуществом в одинаковом для всех участников размере, кратном стоимости их вкладов, определяемом учредительными документами. При банкротстве одного из участников его ответственность по обязательствам ОДО распределяется между остальными участниками пропорционально их вкладам, если иной порядок не предусмотрен учредительными документами.

Это дает преимущество в получении средств, повышает ответственность участников за результаты деятельности общества. ОДО занимает промежуточное положение между хозяйственными товариществами с неограниченной ответственностью их участников и хозяйственными обществами с ограниченной ответственностью.

6. Акционерное общество (АО) - на сегодняшний день самая распространенная организационно-правовая форма, максимально отстоящая от первоначального для хозяйственных товариществ и обществ договорного начала.

Учредительным документом АО является его устав. Договор о создании АО, хотя и носит название учредительного, но к учредительным документам не относится.

Акционерное общество может быть создано одним лицом или состоять из одного лица в случае приобретения одним акционером всех акций общества. АО не может иметь в качестве единственного участника другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица. В законодательстве четко прослеживается разграничение между учредителями АО и другими участниками, хотя все они именуются акционерами, но первые в начальном периоде существования АО обладают дополнительными правами и обязанностями. Так, учредители АО несут солидарную ответственность по обязательствам, возникшим до регистрации общества. В ряде случаев учредители в течение определенного срока после создания АО ограничены в праве отчуждения принадлежащих им акций. Учредители имеют возможность чаще реализовать преимущественное право приобретения дополнительных акций, так как являются участниками АО с момента его регистрации и "присутствуют" при эмиссиях акций именно с этого момента.

Уставный капитал АО формируется за счет вкладов участников и представляет собой абстрактную величину, равную сумме номинальных стоимостей акций общества, приобретенных акционерами. АО является единственным юридическим лицом, имеющим право выпуска специальных ценных бумаг - акций. Кроме удостоверения внесения определенного вклада и, соответственно, членства в АО, акции еще определяют долю участия акционеров (участников) в доходах и расходах АО, управлении им, подлежат свободному отчуждению. В АО наиболее полно выражается принцип ограниченной ответственности акционеров за долги АО. Наряду с риском утраты стоимости акций они при ликвидации АО могут нести ответственность в пределах невнесенной ими части стоимости приобретенных акций.

Акционерное законодательство и законодательство о рынке ценных бумаг предусматривают выпуск обыкновенных и привилегированных акций. Собственники привилегированных акций в отличие от собственников обыкновенных акций наделены дополнительными правами имущественного характера - на первоочередное получение части прибыли в форме дивиденда и части имущества АО (фиксированного размера), остающегося при его ликвидации после расчетов с кредиторами.

Акционеры приобретают право на получение дивидендов на имеющиеся у них акции при двух условиях: 1) наличие у АО прибыли и 2) принятие общим собранием акционеров решения о выплате в определенные сроки дивидендов.

В самом общем виде принципы участия акционеров в АО сводятся к одинаковому объему прав по акциям одной категории (типа), к голосованию по принципу "одна голосующая акция - одна акция". Общемировой тенденцией является увеличение в акционерном законодательстве доли норм, посвященных правам акционеров. Нарушение последних влечет за собой ответственность АО.

В АО максимально развита система органов, в том числе органов управления. Выделяются органы стратегического и тактического управления, управления и контроля. Кроме общего собрания акционеров - высшего органа управления - и ревизионной комиссии, все остальные могут формироваться как из числа акционеров, так и из лиц, не являющихся акционерами. Специальное законодательство подробно регулирует вопросы компетенции органов и кворума.

Добровольная реорганизация или ликвидация АО возможны по решению общего собрания акционеров, причем в соответствии с ГК реорганизация в форме преобразования возможна только в ООО или в производственный кооператив. На наш взгляд, это объясняется теми же причинами, что и ограничения на преобразование ООО. Но специальное законодательство установило также возможность преобразования АО в некоммерческое партнерство по единогласному решению всех акционеров.

Именно в АО реорганизуются государственные и муниципальные унитарные предприятия в процессе приватизации.

Закон различает открытые и закрытые АО. Для первых предусмотрен более высокий минимальный размер уставного капитала. Количество участников ОАО не ограничено. ОАО вправе размещать свои акции путем открытой подписки и свободной продажи и путем закрытой подписки с распределением акций между заранее определенным кругом лиц. ОАО обязано ежегодно публиковать для всеобщего сведения годовой отчет, бухгалтерский баланс, счет прибылей и убытков, ежегодно привлекать для проверки и подтверждения правильности годовой финансовой отчетности независимого профессионального аудитора. Кроме этого, ОАО обязано раскрывать проспект эмиссии акций общества в случаях, предусмотренных правовыми актами РФ, сообщение о проведении общего собрания акционеров в порядке, предусмотренном специальным законодательством, иные сведения, определяемые федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг.

Общества, учредителями которых выступают Российская Федерация, субъект Федерации или муниципальные образования (за исключением обществ, создаваемых в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий), могут быть только открытыми.

У закрытого акционерного общества (ЗАО) меньше легальный минимальный размер уставного капитала. Количество участников ЗАО не должно превышать 50 под угрозой преобразования в ОАО или ликвидации. ЗАО вправе размещать свои акции только путем закрытой подписки между учредителями или иного, заранее определенного круга лиц. В ЗАО не может быть счетной комиссии, может не быть совета директоров (наблюдательного совета) и его председателя. Акционеры ЗАО пользуются преимущественным правом приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества, по цене предложения третьему лицу пропорционально количеству акций, принадлежащих каждому из них, если уставом общества не предусмотрен иной порядок осуществления данного права. Уставом ЗАО может быть предусмотрено преимущественное право приобретения самим ЗАО акций, продаваемых его акционерами, если другие акционеры не использовали свое преимущественное право приобретения акций. Уступка преимущественных прав не допускается.

Правовое регулирование организации и деятельности АО осуществляется общегражданским законодательством, акционерным законодательством[23] , законодательством о рынке ценных бумаг, а также по отдельным вопросам - антимонопольным, банковским, страховым законодательством и законодательством о приватизации.

7. Не являются самостоятельной организационно-правовой формой дочерние и зависимые хозяйственные общества (ст. ст. 105, 106 ГК). Следует отметить, что дочерним, зависимым и преобладающим (участвующим) может быть только хозяйственное общество, а материнским (основным) как хозяйственное общество, так и хозяйственное товарищество.

Дочерние общества (ДО) находятся в определенном подчинении, зависимости от основного хозяйственного общества или товарищества, которое может быть обусловлено:

преобладающим участием в уставном капитале;

заключенным договором;

иными условиями, которые приводят к возможности определять решения, принимаемые ДО.

Действующим законодательством четко не определена доля одного хозяйствующего субъекта в уставном капитале другого хозяйствующего субъекта, которая была бы определяющим в признании одного общества дочерним по отношению к другому.

Основное общество (товарищество), которое имеет право давать ДО обязательные для него указания, отвечает солидарно с ДО по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний. В случае несостоятельности (банкротства) ДО по вине основного общества (товарищества) последнее несет субсидиарную ответственность по его долгам. Участники ДО вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине ДО, если иное не установлено специальным законодательством. Следовательно, речь идет о предъявлении иска в интересах третьего лица. За рубежом они получили признание как косвенные иски.

Действующим законодательством наряду с ДО предусмотрено существование зависимых хозяйственных обществ (ЗО).

Общество признается зависимым в том случае, когда преобладающему, участвующему обществу принадлежит более 20% голосующих акций АО или более 20% уставного капитала ООО.

Информация о наличии ДО и ЗО является публичной, обязательной к раскрытию.

8. Второй группой организационно-правовых форм юридических лиц являются кооперативы, построенные на принципе членства и относящиеся к объединениям лиц.

Производственный кооператив (ПК) - добровольное объединение граждан (а в случаях, предусмотренных законом и учредительными документами, и юридических лиц), созданное ими на основе членства для ведения совместной деятельности, основанной на их личном труде и ином участии и объединении имущественных паевых взносов, причем члены кооператива несут по его обязательствам субсидиарную ответственность в предусмотренных законодательством и уставом размерах и порядке.

Членом ПК может быть любой гражданин, достигший 16-летнего возраста (п. 2 ст. 26 ГК). Число членов не должно быть менее 5. В п. 1 ст. 107 ГК предусмотрена возможность участия в ПК, не носящего личного трудового характера (только паями могут участвовать не более 15% членов).

Учредительным документом ПК является его устав, утверждаемый общим собранием его членов.

Фирменное наименование должно содержать его наименование и слова "производственный кооператив" или "артель".

Паевые взносы участников, прибыль и иное имущество, полученное на законных основаниях, образуют имущественную базу деятельности ПК. Право собственности на это имущество принадлежит кооперативу, а его члену принадлежит право требования части прибыли, стоимости своего пая или имущества, соответствующего его паю, при выходе или исключении из кооператива, а также части имущества, оставшегося после ликвидации кооператива и удовлетворения требований его кредиторов.

Имущество ПК делится на паи его членов в соответствии с уставом кооператива, но последним может быть предусмотрено решение об образовании целевых неделимых фондов (решение об этом принимается членами ПК, по общему правилу, единогласно).

Прибыль кооператива распределяется между его членами, как правило, в соответствии с их трудовым участием, а не в зависимости от размера пая или количества паев, как в хозяйственных обществах и товариществах. По тому же принципу распределяется имущество, оставшееся после ликвидации кооператива и удовлетворения требований его кредиторов (п. 4 ст. 109 ГК).

Член кооператива, по общему правилу, вправе передавать свой пай или его часть другому члену ПК, а с согласия кооператива и при соблюдении преимущественного права покупки за другими членами - и третьему лицу, не являющемуся участником ПК.

Однако ни паевой взнос, ни его размер не влияют на правовое положение членов кооператива. В управлении кооперативом (при принятии решений общим собранием) каждый член кооператива имеет только один голос (п. 4 ст. 110 ГК).

Система органов управления ПК близка к системе органов управления хозяйственных обществ и товариществ: общее собрание членов - высший орган управления; правление и (или) его председатель - исполнительные органы. В кооперативе с числом членов более 50 может быть создан наблюдательный совет, который контролирует деятельность исполнительных органов и которому (наряду с общим собранием) последние подотчетны. Запрещено совмещение должностей в исполнительных и контрольном органах (ст. 110 ГК).

Особенностью ПК является то, что члены кооператива несут по его долгам дополнительную ответственность, а обращение взыскания на пай по их собственным долгам допускается только при недостатке иного имущества должника для покрытия долгов в порядке, предусмотренном законом и уставом кооператива, так как пай - не доля в имуществе кооператива и не его часть, а лишь право требования, которое в данном случае переходит к кредитору с правами на прочее имущество должника.

Правовой статус кооперативов конкретизируется в специальном законодательстве[24] .

9. Особняком среди коммерческих организаций стоят государственные и муниципальные унитарные предприятия (УП). Это юридические лица - несобственники, существующие только в рамках государственной и муниципальной собственности. В отличие от других коммерческих юридических лиц они не подчиняются принципу корпоративности и однозначно имеют узкую, специальную правосубъектность.

Унитарность характеризуется созданием юридического лица путем выделения собственником определенной имущественной массы, а не объединения средств нескольких лиц, сохранением права собственности на имущество за учредителем, закреплением имущества за юридическим лицом на ограниченном вещном праве (хозяйственного ведения или оперативного управления), неделимостью имущества, отсутствием членства, единоличными органами управления[25] .

Учредительным документом УП является устав. Фирменное наименование УП должно содержать указание на собственника его имущества.

В рамках специальной правосубъектности эти юридические лица могут приобретать, иметь и осуществлять любые гражданские права за изъятиями, прямо установленными в законе. Основное значение при характеристике правосубъектности унитарных предприятий имеет установленное законом соотношение прав и обязанностей, имеющихся у собственника, с правомочиями владения, пользования и распоряжения этим имуществом у унитарного предприятия.

Унитарные предприятия создаются собственниками. Казенное предприятие (КП) может создаваться только по решению Правительства РФ и соответственно находиться в федеральной собственности. Собственник утверждает устав УП и КП; определяет предмет и цели их деятельности; оплачивает до государственной регистрации уставный фонд юридических лиц; назначает руководителя юридического лица; контролирует использование по назначению и сохранность закрепленного за УП имущества; дает согласие на сделки с закрепленным за УП недвижимым имуществом и на все сделки КП за исключением сделок по реализации производимой последним продукции; получает часть прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении УП; определяет порядок распределения доходов КП; изымает излишнее, неиспользуемое либо используемое не по назначению имущество, закрепленное за КП, и распоряжается им по своему усмотрению; решает вопросы реорганизации и ликвидации УП, КП. Реорганизация и ликвидация КП проводятся только по распоряжению Правительства РФ.

Унитарные предприятия не отвечают по обязательствам учредителей. По своим обязательствам унитарное предприятие отвечает всем принадлежащим ему имуществом. Собственник не отвечает по обязательствам унитарного предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, но может быть привлечен к субсидиарной ответственности при недостаточности имущества казенного предприятия (п. 8 ст. 114, п. 5 ст. 115 ГК).

Кроме того, в отношении унитарных предприятий и их собственников действуют общие правила ГК о субсидиарной ответственности собственника имущества юридического лица по обязательствам последнего, если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана собственником и имущества юридического лица недостаточно (п. 3 ст. 56, п. 8 ст. 114 ГК).

Исходя из многообразия унитарных предприятий ГК предусматривает детальную регламентацию их правового статуса специальным законодательством.

2.2 Некоммерческие организации

1. Некоммерческой является организация, не преследующая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющая полученную прибыль между участниками либо членами (п. 1 ст. 50 ГК; п. 1 ст. 2 и п. 3 ст. 26 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ "О некоммерческих организациях"[26] . Приведенное определение некоммерческих организаций позволяет выделить следующие присущие им признаки: во-первых, для указанных организаций извлечение прибыли не составляет основной цели деятельности; во-вторых, полученная некоммерческими организациями прибыль не распределяется между их участниками (членами). Еще один характерный признак некоммерческих организаций закреплен в п. 3 ст. 50 ГК, согласно которому некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям.

Примерный перечень основных целей деятельности некоммерческих организаций содержится в п. 2 ст. 2 Федерального закона "О некоммерческих организациях", который относит к числу таких целей социальные, благотворительные, культурные, образовательные и иные, направленные на достижение общественных благ цели (общеполезные цели). Впрочем, не все некоммерческие организации преследуют в своей деятельности общеполезные цели. В частности, целью деятельности потребительских кооперативов является удовлетворение материальных потребностей их членов (п. 1 ст. 116 ГК).

Специфика основных целей деятельности некоммерческих организаций обусловливает возможность их создания без государственной регистрации в качестве юридического лица[27] . Так, необязательно наличие прав юридического лица для общественных и религиозных объединений, а также профсоюзов и их объединений (ст. 3 Федерального закона от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ "Об общественных объединениях"[28] ; п. 1 ст. 7 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях"[29] ; п. 1 ст. 8 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 10-ФЗ "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности"[30] ). В силу п. 1 ст. 2 ГК незарегистрированная в качестве юридического лица некоммерческая организация не является участником гражданско-правовых отношений. Все юридически значимые действия в интересах такой организации осуществляют ее участники (члены) от собственного имени.

Вследствие присущих некоммерческим организациям общеполезных целей они, в отличие от коммерческих организаций, могут иметь благотворительный статус и пользоваться поддержкой со стороны органов государственной власти и органов местного самоуправления на основании и в порядке, предусмотренном законодательством о благотворительной деятельности.

В силу п. 3 ст. 50, а также ст. ст. 121, 291, 968 ГК некоммерческие организации создаются в формах общественных и религиозных объединений, потребительских кооперативов, объединений юридических лиц (ассоциаций и союзов), учреждений, благотворительных и иных фондов, товариществ собственников жилья, обществ взаимного страхования, а также в других организационно-правовых формах, предусмотренных законом[31] .

Важной особенностью некоммерческих организаций является отсутствие в законе исчерпывающего перечня их организационно-правовых форм. Действительно, в соответствии с п. 1 ст. 6 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. N 52-ФЗ "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" требование о создании юридических лиц исключительно в тех организационно-правовых формах, которые предусмотрены гл. 4 ГК, распространяется лишь на коммерческие организации. К числу организационно-правовых форм некоммерческих организаций, не указанных в ГК, относятся государственные корпорации, некоммерческие партнерства, автономные некоммерческие организации, товарищества собственников жилья, садоводческие (огороднические, дачные) товарищества, торгово-промышленные палаты и другие организационно-правовые формы, правовое положение которых определяется специальными законами.

В некоторых случаях закон предусматривает возможность создания юридических лиц исключительно в конкретных организационно-правовых формах некоммерческих организаций. Такое требование обусловлено спецификой основных целей деятельности указанных юридических лиц, а также стремлением законодателя не допустить коммерциализации этой деятельности. Так, фондовая биржа может быть создана исключительно в организационно-правовой форме некоммерческого партнерства; объединения потребителей, преследующие цели защиты их прав, функционируют в качестве общественных объединений либо их ассоциаций, союзов; в качестве общественных объединений создаются профсоюзы (ст. 11 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг"[32] ; ст. 45 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. "О защите прав потребителей"[33] ).

Согласно п. 1 ст. 49 ГК некоммерческие организации, в отличие от большинства коммерческих организаций, имеют специальную правоспособность.

Для ряда некоммерческих организаций законом установлена обязанность публичного ведения дел, т.е. периодической (ежегодной) публикации отчетов об использовании своего имущества, либо обеспечения к ним открытого доступа. Такое положение прямо предусмотрено в отношении фондов, государственных корпораций, общественных объединений и благотворительных организаций (п. 2 ст. 118 ГК; ст. 7, ст. 29 Федерального закона "Об общественных объединениях"; ст. 19 Федерального закона от 11 августа 1995 г. № 135-ФЗ "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях"[34] ).

Специальная правоспособность некоммерческих организаций налагает определенные ограничения на их предпринимательскую деятельность, которая должна осуществляться некоммерческими организациями лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, а также должна соответствовать этим целям.

К сожалению, действующее законодательство не устанавливает четких критериев соответствия предпринимательской деятельности некоммерческих организаций тем основным целям, которые они преследуют. В юридической литературе высказывается мнение, что установленное в п. 3 ст. 50 ГК требование означает запрет на осуществление некоммерческими организациями тех видов предпринимательской деятельности, которые противоречат основным целям некоммерческих организаций. Например, в рамках указанного запрета автономная некоммерческая организация, созданная в целях охраны окружающей среды, не вправе осуществлять предпринимательскую деятельность в тех сферах, которые связаны с загрязнением окружающей среды[35] .

По вопросу о соответствии предпринимательской деятельности некоммерческих организаций их основным целям существуют и иные позиции. Так, некоторые правоведы считают, что п. 3 ст. 50 ГК обязывает некоммерческие организации осуществлять предпринимательскую деятельность исключительно в тех сферах, в которых реализуются основные цели некоммерческих организаций. В этой связи, например, благотворительная организация, созданная в целях содействия трудоустройству и обеспечению жильем вынужденных переселенцев, вправе вести предпринимательскую деятельность лишь в указанных сфера; товарные биржи не вправе создавать, а также участвовать в хозяйственных товариществах и обществах, не ставящих своей целью организацию и регулирование биржевой торговли[36] (ст. 3 Закона РФ от 20 февраля 1992 г. "О товарных биржах и биржевой торговле"[37] ).

По общему правилу, некоммерческие организации вправе осуществлять предпринимательскую деятельность как непосредственно, так и путем участия в хозяйственных обществах (товариществах) в качестве вкладчиков (п. 2 ст. 24 Федерального закона "О некоммерческих организациях"). Некоторые некоммерческие организации могут выступать также в качестве учредителей хозяйственных обществ. Такое право предоставлено, в частности, фондам, религиозным организациям, а также профсоюзам (п. 2 ст. 7 Федерального закона "О некоммерческих организациях"; ст. 23 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях"; п. п. 6, 7 ст. 24 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности"). Предпринимательская деятельность некоммерческих организаций может осуществляться также через учрежденные ими некоммерческие организации. Так, профсоюзы в силу п. п. 6, 7 ст. 24 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" вправе осуществлять предпринимательскую деятельность через учрежденные ими фонды.

Поскольку некоммерческие организации ограничены в осуществлении приносящей доходы деятельности, закон устанавливает дополнительные источники формирования их имущества, не характерные для хозяйственных обществ и товариществ. Потребность в дополнительных источниках финансирования деятельности некоммерческих организаций связана также с тем, что, по общему правилу, в составе их имущества отсутствует складочный капитал, образуемый за счет взносов участников (членов). С учетом этих обстоятельств закон предусматривает в качестве дополнительного источника формирования имущества некоммерческих организаций денежные и иные пожертвования граждан и юридических лиц (п. 1 ст. 582 ГК).

Одной из важных гарантий реализации запрета на осуществление некоммерческими организациями предпринимательской деятельности в качестве основного (профилирующего) вида деятельности является закрепленное в п. 3 ст. 50 ГК и п. 3 ст. 26 Федерального закона "О некоммерческих организациях" требование, согласно которому полученная некоммерческими организациями прибыль не подлежит распределению между их участниками (членами).

В нормах ГК и Федерального закона "О некоммерческих организациях" не определены направления использования полученной некоммерческими организациями прибыли. В ряде случаев соответствующие указания содержатся в актах специального законодательства о некоммерческих организациях. Так, в силу п. 2 ст. 6 Федерального закона "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях", прибыль, полученная благотворительной организацией, направляется на реализацию ее основных целей.

Запрет на распределение прибыли некоммерческих организаций между их участниками (членами) распространяется на все некоммерческие организации, за исключением потребительских кооперативов.

Помимо членов потребительского кооператива, обязательственные права на имущество некоммерческой организации имеют также члены некоммерческого партнерства.

Имущество принадлежит некоммерческим организациям на праве собственности. Лишь в отношении имущества учреждения установлены особые правила, согласно которым закрепленное за ним имущество учредителя (собственника) находится в оперативном управлении учреждения (ст. ст. 296, 298 - 300 ГК).

Таким образом, правовой режим имущества потребительских кооперативов, некоммерческих партнерств и учреждений представляет собой исключение из общего правила, согласно которому участники (члены) некоммерческих организаций не имеют вещных и обязательственных прав в отношении переданного указанным организациям имущества[38] .

Важно отметить основные особенности прекращения деятельности некоммерческих организаций. Прежде всего, закон ограничивает возможность их реорганизации. Так, автономная некоммерческая организация может быть преобразована лишь в общественную или религиозную организацию, хозяйственное общество или товарищество (п. 3 ст. 17 Федерального закона "О некоммерческих организациях").

В силу некоммерческого характера основных целей деятельности некоммерческих организаций они, за исключением фондов и потребительских кооперативов, не могут быть признаны банкротами (ст. 65 ГК).

При ликвидации некоммерческой организации оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество, если иное не установлено законом, направляется в соответствии с учредительными документами указанной организации на цели, для достижения которых она была создана, и (или) на благотворительные цели (п. 1 ст. 20 Федерального закона "О некоммерческих организациях"). Исключение составляет имущество некоммерческих партнерств и учреждений.

2. Потребительские кооперативы, хотя и отнесены законом к разряду некоммерческих организаций, в действительности занимают промежуточное положение между коммерческими и некоммерческими организациями. Дело в том, что потребительским кооперативам присущ ряд признаков, характерных для коммерческих организаций.

Во-первых, потребительские кооперативы вправе распределять полученную от предпринимательской деятельности прибыль между своими членами, в том числе учредителями. Во-вторых, основная цель деятельности потребительских кооперативов носит узкокорпоративный характер. Деятельность потребительских кооперативов направлена на удовлетворение материальных и иных потребностей их членов. В-третьих, необходимым условием членства в потребительском кооперативе является уплата имущественных взносов. Этот признак указывает на сходство потребительских кооперативов с хозяйственными обществами и товариществами. В-четвертых, в отличие от большинства некоммерческих организаций только потребительский кооператив характеризуется наличием у его членов обязательственных прав на имущество кооператива. Кроме того, члены потребительского кооператива несут субсидиарную ответственность по его обязательствам. Указанные признаки также характерны для хозяйственных обществ (товариществ).

В силу специфики правового положения потребительских кооперативов Федеральный закон "О некоммерческих организациях", имеющий общее значение для всех организационно-правовых форм некоммерческих организаций, не распространяет свое действие на потребительские кооперативы. Правовое положение последних регулируется нормами специального законодательства.

Потребительские кооперативы классифицируются на потребительские общества и специализированные потребительские кооперативы (сельскохозяйственные, кредитные, жилищно-строительные, гаражные и т.д.)[39] .

Потребительское общество представляет собой потребительский кооператив, созданный, как правило, по территориальному принципу и осуществляющий торговую, заготовительную, производственную и иную деятельность (ст. 1 Закона РФ от 19 июня 1992 г. "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации"[40] ).

Наименование потребительского кооператива должно содержать указание на характер осуществляемой им деятельности (жилищно-строительный, рыболовецкий, кредитный и т.д.), а также слова "кооператив" или "потребительское общество", свидетельствующие об организационно-правовой форме юридического лица. В наименовании специализированных потребительских кооперативов не допускается использование слов "потребительское общество" (ст. 2 Закона "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации").

Учредителями (членами) потребительского кооператива могут быть граждане, достигшие шестнадцатилетнего возраста, а также юридические лица. Число учредителей потребительского общества не должно быть менее пяти граждан и (или) трех юридических лиц (ст. 7 Закона "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации").

Члены потребительского кооператива вправе свободно выйти из него, участвовать в управлении потребительским кооперативом, в том числе избирать и быть избранными в его органы управления, участвовать в хозяйственной деятельности потребительского кооператива, в том числе в качестве потребителя его услуг либо реализуемых им товаров.

Согласно п. 5 ст. 116 ГК доходы, полученные потребительским кооперативом от предпринимательской деятельности, осуществляемой кооперативом в соответствии с законом и уставом, распределяются между его членами. В этой связи члены потребительского кооператива имеют право на получение части его прибыли в форме "кооперативных выплат", порядок определения размера и уплаты которых предусмотрен в нормах специального законодательства и уставах кооперативов. Так, согласно ст. 24 Закона "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации" размер кооперативных выплат, определяемый общим собранием потребительского общества, не должен превышать 20% от доходов потребительского общества.

Члены потребительского кооператива обязаны соблюдать его устав, выполнять решения органов управления кооператива, исполнять взятые на себя обязательства по участию в хозяйственной деятельности кооператива и т.д. Одной из основных обязанностей членов является внесение имущественных взносов, виды, состав и размеры которых определены ст. 116 ГК, а также нормами специального законодательства и уставами потребительских кооперативов. Правовое определение имущественных паевых взносов содержится, в частности, в ст. 1 Закона "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации", согласно которой имущественный взнос пайщика вносится в паевой фонд потребительского общества деньгами, ценными бумагами, земельным участком, а также другим имуществом либо имущественными правами.

Как юридическое лицо, потребительский кооператив обладает на праве собственности обособленным имуществом и несет самостоятельную имущественную ответственность по своим обязательствам в размере этого имущества. Впрочем, самостоятельная имущественная ответственность потребительского кооператива по собственным обязательствам носит относительный характер, поскольку ст. 116 ГК предусматривает обязанность членов потребительского кооператива покрывать образующиеся убытки путем внесения дополнительных взносов. Порядок покрытия убытков должен определяться уставом потребительского кооператива. Неисполнение членами обязанности по покрытию убытков потребительского кооператива может повлечь его ликвидацию в судебном порядке по требованию кредиторов. Еще одним исключением из принципа самостоятельной имущественной ответственности потребительского кооператива является возложение на его членов субсидиарной (дополнительной) ответственности по обязательствам кооператива. Члены потребительского кооператива отвечают по его обязательствам солидарно в размере невнесенной части дополнительного взноса каждого члена.

Общественные и религиозные объединения представляют собой объединения граждан, которые, в отличие от потребительских кооперативов, не могут преследовать в качестве основной цели своей деятельности удовлетворение материальных потребностей своих участников (членов). Согласно п. 1 ст. 117 ГК основная цель деятельности общественных и религиозных объединений заключается в удовлетворении духовных и иных нематериальных потребностей граждан, объединившихся на основе общности их интересов. Необходимая конкретизация основных целей деятельности общественных и религиозных объединений содержится в нормах специального законодательства. Так, в ст. ст. 8 - 12.2 Федерального закона "Об общественных объединениях" определены основные цели деятельности различных организационно-правовых форм общественных объединений. Основными целями деятельности религиозных объединений являются совместное исповедание и распространение веры членами (участниками) религиозных объединений (ст. 6 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях").

Согласно ст. 7 Закона "Об общественных объединениях" общественные объединения создаются в одной из следующих организационно-правовых форм: общественная организация, общественное движение, общественный фонд, общественное учреждение, орган общественной самодеятельности, политическая партия. В зависимости от характера реализуемых основных целей и субъектного состава участников (членов) общественные объединения классифицируются на профессиональные союзы, общественные объединения потребителей, детские и молодежные общественные объединения, общественные объединения инвалидов, национально-культурные автономии и т.д.

В основе деятельности общественных объединений, независимо от их организационно-правовых форм и видов, лежит территориальный принцип, позволяющий выделить многозвенные общественные объединения, состоящие из нескольких территориальных (региональных, местных, первичных и т.д.) отделений. Например, общероссийское общественное объединение осуществляет свою деятельность на территориях более половины субъектов Российской Федерации и имеет там свои структурные подразделения: организации, отделения и т.д. (ст. 14 Федерального закона "Об общественных объединениях"). Территориальные отделения (структуры) многозвенных общественных объединений могут быть зарегистрированы в качестве юридических лиц. Так, правами юридического лица обладают как политическая партия, так и ее региональные отделения (п. 1 ст. 15 Федерального закона от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ "О политических партиях"[41] ).

В соответствии с п. 2 ст. 6 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" религиозные объединения создаются в формах религиозных организаций, имеющих права юридического лица, и религиозных групп, правами юридического лица не обладающих. Религиозные организации классифицируются на отдельные виды. Так, с точки зрения внутренней структуры они подразделяются на местные и централизованные. Местной религиозной организацией признается религиозная организация, состоящая из граждан, постоянно проживающих в одной местности либо в одном городском или сельском поселении. Местные религиозные организации могут существовать самостоятельно (например, религиозные общины протестантского толка) либо входить в состав централизованных религиозных организаций (например, приходы и монастыри Русской Православной Церкви, мечети духовных управлений мусульман России). Централизованная религиозная организация представляет собой многозвенное религиозное объединение, состоящее не менее, чем из трех местных религиозных организаций.

Наименование общественного объединения должно содержать сведения о территориальной сфере его деятельности (ст. 28 Федерального закона "Об общественных объединениях"). В наименовании общественного объединения не допускается использование наименований органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Согласно ст. 19 Закона "Об общественных объединениях" учредителями (участниками, членами) общественных объединений могут быть граждане, достигшие 18 лет, и юридические лица - общественные объединения. В нормах специального законодательства могут быть предусмотрены дополнительные требования к количеству и субъектному составу учредителей (членов, участников) общественных объединений. Так, членами политической партии не могут быть иностранные граждане и лица без гражданства (п. 2 ст. 23 Федерального закона "О политических партиях").

Имущество общественных и религиозных объединений принадлежит им на праве собственности. Исключение составляет имущество общественных и религиозных учреждений, которое принадлежит им на праве оперативного управления.

В нормах специального законодательства неоднозначно урегулирован вопрос о субъекте права собственности на имущество многозвенных общественных объединений. Так, согласно ст. 32 Федерального закона "Об общественных объединениях" в общественных организациях, структурные подразделения (отделения) которых осуществляют свою деятельность на основе единого устава данных организаций, собственниками имущества являются общественные организации в целом; указанное имущество закрепляется за структурными подразделениями (отделениями) общественных организаций на праве оперативного управления имуществом. В силу п. 1 ст. 24 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" первичные профсоюзные организации владеют и пользуются переданным им вышестоящим профсоюзом имуществом на праве хозяйственного ведения. Региональные отделения и иные зарегистрированные структурные подразделения политической партии обладают правом оперативного управления имуществом, закрепленным за ними собственником (ст. 28 Федерального закона "О политических партиях").

Представляется, что нормы специального законодательства в части определения субъекта права собственности на имущество отделений (структур) многозвенных общественных объединений подлежат корректировке. Вряд ли допустимо распространение на указанное имущество режима оперативного управления (хозяйственного ведения), поскольку субъектом указанных ограниченных вещных прав могут быть исключительно государственные и муниципальные унитарные предприятия, а также учреждения[42] .

Фондом признается не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная гражданами и (или) юридическими лицами на основе добровольных имущественных взносов, преследующая общественно полезные цели (п. 1 ст. 118 ГК). В отличие от потребительских кооперативов, общественных и религиозных объединений фонд не рассматривается законом в качестве объединения граждан и (или) юридических лиц. В этой связи фонд не преследует узкокорпоративной цели удовлетворения материальных либо нематериальных потребностей своих участников. Основные цели деятельности фонда носят общеполезный характер[43] .

Термин "фонд" (от англ. "основывать", "учреждать") несет неоднозначную смысловую нагрузку, в этой связи в нормативных правовых актах данный термин не всегда используется для обозначения некоммерческой организации, обладающей предусмотренными ГК признаками. Так, государственный фонд конверсии, Федеральный фонд поддержки малого предпринимательства являются по своей организационно-правовой форме учреждениями (Постановление Правительства РФ от 16 декабря 1995 г. № 1239 "О государственном фонде конверсии"[44] ). В этой связи в п. 1 ст. 118 ГК подчеркивается, что фондом "для целей настоящего Кодекса" признается соответствующая некоммерческая организация.

Учредителями фонда могут быть не только граждане и юридические лица, но и муниципальные образования.

Учредительным документом фонда является устав, содержащий, помимо общих для всех некоммерческих организаций сведений, также сведения о попечительском совете фонда, о судьбе его имущества в случае ликвидации и другие сведения, предусмотренные п. 4 ст. 118 ГК.

Состав и порядок формирования органов фонда определяются его уставом. Помимо органов управления в фонде формируется попечительский совет, осуществляющий надзор за деятельностью фонда, принятием другими органами фонда решений и обеспечением их исполнения, использованием средств фонда, соблюдением им законодательства. Создание попечительского совета фонда обязательно, свою деятельность попечительский совет осуществляет на общественных началах (ст. 7 Федерального закона "О некоммерческих организациях").

Фонды относятся к числу юридических лиц, учредители (участники) которых не сохраняют каких-либо обязательственных прав на их имущество. Учредители (участники) фонда не несут ответственности по его обязательствам, как и фонд не отвечает по обязательствам своих учредителей (участников). Одним из источников формирования имущества фонда являются добровольные имущественные взносы учредителей, на основании которых фонд создается. Закон не устанавливает максимального и минимального размера таких взносов, не определяет их состав и порядок внесения, не требует обязательного внесения имущественных взносов (полностью либо в части) к моменту государственной регистрации фонда. Более того, сведения о размере, составе и порядке внесения учредителями имущественных взносов не относятся к разряду сведений, подлежащих обязательному включению в устав фонда. Таким образом, правовые гарантии внесения учредителями имущественных взносов отсутствуют. В этой связи можно предположить, что добровольный характер имущественных взносов означает добровольную основу их внесения: учредители фонда, если иное не предусмотрено его уставом, не обязаны вносить имущественные взносы.

Ввиду общеполезного предназначения имущества фонда возникает потребность в правовых гарантиях его надлежащего использования. К числу таких гарантий относится обязанность фонда ежегодно публиковать отчеты об использовании имущества (п. 2 ст. 118 ГК).

Закон не допускает добровольную ликвидацию фонда по решению его органов, за исключением случая объявления фонда о своем банкротстве и о добровольной ликвидации (п. 2 ст. 65 ГК). Таким образом, по общему правилу, фонд может быть ликвидирован только в судебном порядке при наличии оснований, исчерпывающий перечень которых установлен п. 2 ст. 65 и п. 2 ст. 118 ГК. Особо следует выделить такое нехарактерное для прочих некоммерческих организаций основание ликвидации фонда, как банкротство (п. 2 ст. 65 ГК).

Учреждение, как и фонд, не относится к числу объединений граждан и (или) юридических лиц. В учреждении отсутствуют отношения членства, оно создается для осуществления определенных функций и характеризуется существенной зависимостью от учредителя (п. 1 ст. 120 ГК). Во-первых, учредитель обязан полностью или частично финансировать учреждение; во-вторых, учредитель несет субсидиарную ответственность по обязательствам учреждения в размере недостающих денежных средств, находящихся в распоряжении учреждения. Согласно п. 3 ст. 120 ГК учреждения в зависимости от субъектного состава их учредителей подразделяются на государственные и иные учреждения (в том числе муниципальные, общественные и т.д.). Как правило, статус государственного (муниципального) учреждения сопряжен со значительными налоговыми и иными льготами. Существенные льготы зачастую имеют также дестинаторы (потребители услуг) и работники государственных (муниципальных) учреждений. Так, учащиеся государственных и муниципальных образовательных учреждений обеспечиваются в соответствии с действующими нормативами стипендиями, местами в общежитиях, льготным или бесплатным питанием и проездом на транспорте, а также иными видами льгот и материальной помощи (п. 6 ст. 50 Закона РФ от 10 июля 1992 г. "Об образовании"[45] ).

По своему функциональному назначению государственные и иные учреждения классифицируются на государственные органы, образовательные учреждения, учреждения здравоохранения, учреждения социального обслуживания, учреждения культуры и т.д. В нормах специального законодательства содержатся правовые определения соответствующих разновидностей учреждений. Отдельные разновидности учреждений могут, в свою очередь, подразделяться на типы, виды, категории. Например, в ст. 9 Федерального закона от 22 августа 1996 г. № 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании"[46] выделяются три вида учреждений высшего профессионального образования (вузов): университет, академия, институт.

Согласно п. 1 ст. 120 ГК и нормам специального законодательства учреждения могут создаваться одним или несколькими учредителями.

Единственным учредительным документом учреждения является устав. Решение учредителя (учредителей) о создании учреждения, хотя и отнесено п. 1 ст. 14 Федерального закона "О некоммерческих организациях" к числу учредительных документов учреждения, в действительности учредительным документом не является, поскольку ст. 52 ГК не рассматривает данное решение в качестве учредительного документа.

Согласно п. 1 ст. 120 ГК учреждение финансируется учредителем полностью либо в части путем выделения ему денежных средств по смете и (или) путем закрепления за ним иного имущества на праве оперативного управления.

Закон не определяет порядок и не конкретизирует объемы финансирования учредителем созданного им учреждения. Согласно нормам специального законодательства порядок и объемы финансирования учреждения определяются договором между учредителем и учреждением (ст. 46 Основ законодательства Российской Федерации о культуре от 9 октября 1992 г.[47] ; п. 1 ст. 41 Закона РФ "Об образовании"). Финансирование государственных и муниципальных учреждений осуществляется обычно на основе государственных и местных нормативов[48] .

Источником формирования имущества учреждения являются не только имущество, закрепленное за учреждением его учредителем, но также иные поступления, в том числе доходы от осуществляемой в соответствии с учредительными документами приносящей доходы деятельности. В силу п. 2 ст. 298 ГК упомянутые доходы поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и учитываются на отдельном балансе.

Согласно п. 2 ст. 48 ГК финансируемые учредителем учреждения относятся к разряду юридических лиц, имущество которых принадлежит учредителю на праве собственности. Это правило безусловно касается имущества, закрепленного за учреждением его учредителем, а также имущества, приобретенного в результате самостоятельной приносящей доходы деятельности учреждения. Вместе с тем закон не ограничивает право учреждения заключать безвозмездные сделки и совершать иные юридические действия, направленные на безвозмездное получение имущества в собственность. Так, учреждение вправе выступать в качестве одаряемого по договору пожертвования, приобретать имущество по завещаниям граждан и т.д.

В подобных случаях возникает вопрос о субъекте права собственности на полученное учреждением имущество. Согласно нормам специального законодательства имущество, приобретенное учреждением по безвозмездной сделке и в силу иных юридических действий, направленных на безвозмездный переход права собственности, поступает в собственность учреждения (ст. 35 Федерального закона "Об общественных объединениях"; п. 7 ст. 39 Закона РФ "Об образовании"). Однако учреждение, согласно нормам ГК, не может быть собственником своего имущества, что противоречит существу закрепленного за ним вещного права (см. гл. 16 настоящего учебника).

В отличие от большинства юридических лиц (за исключением религиозных организаций) учреждение отвечает по своим обязательствам не всем принадлежащим ему имуществом. Согласно п. 2 ст. 120 ГК предметом взыскания по претензиям кредиторов могут быть лишь находящиеся в распоряжении учреждения денежные средства. Такими средствами, в соответствии со ст. 298 ГК, являются денежные средства, выделенные учредителем по смете, а также полученные учреждением доходы от самостоятельной приносящей доходы деятельности. Характерно, что судебная практика не допускает обращения взыскания по претензиям кредиторов на имущество, закрепленное за учреждением на праве оперативного управления собственником имущества, а также на имущество, приобретенное учреждением за счет средств, выделенных по смете (Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 июля 1999 г. № 45 "Об обращении взыскания на имущество учреждения"[49] ).

Приведенное положение означает, что взыскание по обязательствам учреждения может быть наложено не только на находящиеся в распоряжении учреждения денежные средства, но и на то имущество учреждения, которое не закреплено за ним на праве оперативного управления и не входит в состав имущества, приобретенного на средства, полученные учреждением по смете. Так, предметом взыскания может стать имущество, приобретенное учреждением на доходы, полученные от самостоятельной приносящей доходы деятельности. Этот вывод подтверждают нормы специального законодательства, в частности п. 9 ст. 39 Закона "Об образовании". В случае недостаточности денежных средств, находящихся в распоряжении учреждения, субсидиарную (дополнительную) ответственность по его обязательствам несет учредитель.

Ассоциации (союзы) являются разновидностью основанных на членстве объединений юридических лиц, включающих в свой состав коммерческие и (или) некоммерческие организации (п. 4 ст. 50 ГК). При этом, однако, в ст. ст. 121 - 123 ГК определено правовое положение тех ассоциаций (союзов), которые объединяют исключительно коммерческие либо исключительно некоммерческие организации.

Правовые критерии отличия "ассоциации" от "союза" не установлены; Закон предусматривает единый правовой режим для данных объединений юридических лиц. Ассоциации и союзы являются самостоятельными организационно-правовыми формами некоммерческих организаций, поэтому слово "ассоциация" (либо "союз"), заключающее в себе сведения об организационно-правовой форме юридического лица, должно быть включено в наименование соответствующего объединения (п. 5 ст. 121 ГК).

После государственной регистрации ассоциации (союза) ее учредители становятся членами ассоциации (союза). Порядок приема в ассоциацию (союз) новых участников определяется п. 3 ст. 123 ГК, согласно которому новый участник может войти в ассоциацию (союз) с согласия ее членов. В силу п. 3 ст. 121 ГК члены ассоциации (союза) сохраняют права юридического лица. Кроме того, членство в ассоциации (союзе) не лишает юридическое лицо самостоятельности. Впрочем, последнее требование не означает абсолютной независимости члена от ассоциации (союза). Так, нормы специального законодательства могут предусматривать обязательность решений ассоциации (союза) для входящих в ее состав юридических лиц. Такое правило установлено, в частности, в отношении союзов потребительских обществ (ст. 1 Закона РФ "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации").

Права и обязанности членов ассоциаций (союзов) определяются их учредительными документами в соответствии с требованиями ГК и специального законодательства. Члены ассоциации (союза) вправе безвозмездно пользоваться ее услугами (консультационными, маркетинговыми, информационными и т.д.). Правом на безвозмездное обслуживание наделены все члены ассоциации (союза) независимо от степени их участия в ее деятельности, размера имущественных взносов и иных обстоятельств, которые, впрочем, по смыслу Закона, могут быть учтены при определении объема, количества и качества предоставляемых услуг членам ассоциации (союза).

Члены ассоциации (союза) вправе добровольно выйти из нее лишь по окончании финансового года. Допускается также исключение членов из ассоциации (союза) по основаниям и в порядке, предусмотренным учредительными документами. Решение об исключении члена принимают все остальные члены ассоциации (союза). Порядок принятия такого решения (большинством голосов или единогласно) устанавливается учредительными документами ассоциации (союза).

Согласно п. 1 ст. 121 ГК ассоциации (союзы) коммерческих организаций преследуют цели координации предпринимательской деятельности членов, а также представления и защиты общих имущественных интересов. Основные цели деятельности ассоциаций (союзов) некоммерческих организаций определены в нормах специального законодательства. Как правило, это общеполезные цели, которые могут быть конкретизированы законом[50] .

Ассоциации (союзы) обладают специальной правоспособностью, которая существенно ограничена, поскольку они лишены права непосредственно осуществлять предпринимательскую деятельность. Закон предоставляет данным объединениям юридических лиц право на ведение предпринимательской деятельности исключительно путем создания хозяйственного общества либо участия в его деятельности. В случае, если у ассоциации (союза) коммерческих организаций возникла необходимость в непосредственном осуществлении предпринимательской деятельности, ассоциация (союз) должна быть реорганизована в хозяйственное общество либо товарищество.

Одним из источников формирования имущества ассоциации (союза) могут быть имущественные взносы ее учредителей (членов), обязанность внесения которых, хотя прямо не установлена, однако следует из смысла п. 2 ст. 123 ГК.

Имущество ассоциации (союза) принадлежит ей на праве собственности. Учредители (члены) не имеют имущественных прав в отношении ассоциации (союза). Полученная ассоциацией (союзом) прибыль не распределяется между членами, как не подлежит распределению между ними и имущество, оставшееся после ликвидации ассоциации (союза).

Ассоциация (союз) не отвечает по обязательствам своих членов. Однако на членов возлагается ограниченная субсидиарная ответственность по обязательствам ассоциации (союза). Размер и порядок такой ответственности определяются учредительными документами ассоциации (союза). В частности, учредительные документы могут предусмотреть долевую либо солидарную ответственность членов. В силу п. 2 ст. 123 ГК член ассоциации (союза) несет ответственность по ее обязательствам не только в период членства в ассоциации (союзе), но и в течение двух лет после выхода (исключения) из нее. Однако порядок определения размера ответственности в этот период устанавливается законом: он определяется пропорционально взносу выбывающего (исключенного) члена. Согласно п. 3 ст. 123 ГК вступление в ассоциацию (союз) нового участника может быть обусловлено его субсидиарной ответственностью по долгам ассоциации (союза), возникшим до его вступления.

Некоммерческим партнерством признается основанная на членстве некоммерческая организация, учрежденная гражданами и (или) юридическими лицами для содействия ее членам в осуществлении деятельности, направленной на достижение общеполезных целей (п. 1 ст. 8 Федерального закона "О некоммерческих организациях").

В организационно-правовой форме некоммерческого партнерства создаются фондовые биржи (ст. 11 Федерального закона "О рынке ценных бумаг"). В качестве особой разновидности некоммерческих партнерств выступают садоводческие, огороднические и дачные партнерства (ст. 4 Федерального закона от 15 апреля 1998 г. № 66-ФЗ "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан"[51] ).

Основную цель деятельности некоммерческих партнерств составляет содействие членам партнерства в осуществлении общеполезной деятельности, указанной в учредительных документах некоммерческого партнерства. Такое содействие может быть оказано путем безвозмездного предоставления членам партнерства услуг, использования в общеполезных целях прибыли партнерства и т.д.

Членами некоммерческого партнерства могут быть граждане и (или) юридические лица. Создание некоммерческого партнерства одним учредителем не допускается (п. 2 ст. 15 Федерального закона "О некоммерческих организациях").

Учредительными документами некоммерческого партнерства являются устав либо устав и учредительный договор (ст. 14 Закона "О некоммерческих организациях").

Примерный перечень прав и обязанностей членов некоммерческого партнерства определен в п. 3 ст. 8 Закона "О некоммерческих организациях", согласно которому члены некоммерческого партнерства вправе участвовать в управлении делами партнерства, получать информацию о его деятельности, по своему усмотрению выходить из некоммерческого партнерства.

Учредительными документами некоммерческого партнерства на его членов может быть возложена обязанность внесения членских взносов. В случае ликвидации некоммерческого партнерства его члены вправе получить часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами партнерства, либо стоимость этого имущества в пределах стоимости имущества, переданного членами некоммерческого партнерства в его собственность. Аналогичное право предоставлено членам в случае их выхода (исключения) из некоммерческого партнерства. При этом, однако, не подлежат возврату членские взносы.

Таким образом, в отличие от членов потребительских кооперативов члены некоммерческого партнерства не имеют права на получение части его прибыли. Нормы Федерального закона "О некоммерческих организациях", касающиеся возврата имущества членам партнерства, носят диспозитивный характер. Дело в том, что федеральный закон либо учредительные документы некоммерческого партнерства могут полностью (частично) лишить членов некоммерческого партнерства обязательственных прав на его имущество (п. 3 ст. 8 Закона "О некоммерческих организациях").

Автономная некоммерческая организация представляет собой не имеющую членства некоммерческую организацию, учрежденную гражданами и (или) юридическими лицами на основе добровольных имущественных взносов в целях предоставления услуг в области образования, культуры, здравоохранения, спорта и иных услуг (ст. 10 Федерального закона "О некоммерческих организациях").

Учредители автономной некоммерческой организации не сохраняют прав на имущество, переданное ими в собственность этой организации.

Основная цель деятельности автономной некоммерческой организации заключается в предоставлении услуг как на возмездной, так и на безвозмездной основе. Отношения по возмездному оказанию услуг регулируются ст. ст. 779 - 783 ГК. Безвозмездные услуги могут предоставляться отдельным категориям граждан (безработным, детям-сиротам, инвалидам и т.д.). Услуги автономной некоммерческой организации предоставляются как ее учредителям (участникам), так и третьим лицам. Учредители могут пользоваться услугами автономной некоммерческой организации только на равных условиях с другими лицами (п. 4 ст. 10 Федерального закона "О некоммерческих организациях"). Сделки автономной некоммерческой организации с учредителями, заключенные с нарушением данного требования, являются ничтожными (ст. 168 ГК).

Поскольку одним из источников формирования имущества автономной некоммерческой организации являются добровольные имущественные взносы учредителей, Закон наделяет последних правом осуществлять надзор за деятельностью автономной некоммерческой организации в порядке, предусмотренном ее учредительными документами. Учредители вправе осуществлять такой надзор непосредственно либо путем формирования в структуре автономной некоммерческой организации специального надзорного органа. Еще одной гарантией целевого использования имущества автономной некоммерческой организации является требование о коллегиальном характере высшего органа управления автономной некоммерческой организации, что исключает возможность единоличного решения вопросов ее жизнедеятельности (п. 1 ст. 29 Закона "О некоммерческих организациях").

Государственной корпорацией является не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная Российской Федерацией на основе имущественного взноса для осуществления социальных, управленческих и иных общеполезных функций (ст. 7.1 Закона "О некоммерческих организациях").

Государственная корпорация представляет собой новую организационно-правовую форму некоммерческой организации, не предусмотренную ГК.

Государственная корпорация создается и функционирует на основании отдельного федерального закона. Учредительных документов для создания государственной корпорации не требуется. В законе, предусматривающем ее создание, должны определяться наименование государственной корпорации, цели ее деятельности, место нахождения, порядок управления государственной корпорацией, а также порядок ее реорганизации, ликвидации и использования имущества, оставшегося после ликвидации (п. 3 ст. 7.1 Закона "О некоммерческих организациях").

Учредителем государственной корпорации является исключительно Российская Федерация. Имущество государственной корпорации формируется за счет передачи в ее собственность имущества, находящегося в собственности РФ, а также за счет доходов, полученных от осуществляемой в соответствии с законом предпринимательской деятельности. Представляется, что положение о закреплении за корпорацией имущества на праве собственности противоречит п. 2 ст. 209 ГК, закрепляющему принцип полноты прав собственника на принадлежащее ему имущество. Действительно, государственная корпорация вправе использовать доходы от осуществляемой ею предпринимательской деятельности исключительно в целях, определенных федеральным законом, на основании которого она создана. Кроме того, государственная корпорация не вправе самостоятельно решать вопросы собственной ликвидации (реорганизации), а также определять судьбу имущества корпорации на случай ее ликвидации (реорганизации). В связи с этим представляется, что из предусмотренного ГК перечня вещных прав к правовому режиму имущества государственной корпорации наиболее близко право оперативного управления.

Закон, предусматривающий создание государственной корпорации, может установить ответственность учредителя по обязательствам государственной корпорации, равно как и ответственность государственной корпорации по обязательствам учредителя. Целевое использование имущества государственной корпорации гарантируется требованием о ежегодной публикации ее отчетов об использовании имущества (п. 2 ст. 7.1 Закона "О некоммерческих организациях").

Среди некоммерческих организаций следует выделить некоммерческие товарищества, к числу которых относятся товарищество собственников жилья и садоводческое (огородническое, дачное) товарищество.

Учредительным документом некоммерческого товарищества является устав. Закон устанавливает особые требования к субъектному составу учредителей (членов) некоммерческих товариществ. Так, учредителями (членами) товарищества собственников жилья могут быть исключительно домовладельцы. Причем в указанном товариществе допустимо членство несовершеннолетних граждан. Садоводческие (огороднические, дачные) товарищества создаются совершеннолетними гражданами, имеющими земельные участки в границах товарищества. Создание некоммерческих товариществ одним лицом недопустимо.

На членов некоммерческих товариществ возлагается обязанность внесения имущественных (как правило, денежных) взносов (платежей). Размер и порядок их внесения определяются специальным законодательством и учредительными документами некоммерческих товариществ. Так, согласно ст. 29 Закона "О товариществах собственников жилья" размер взносов (платежей) членов товарищества собственников жилья зависит от размера доли члена в общей собственности на общее имущество в кондоминиуме. Члены садоводческого (огороднического, дачного) товарищества уплачивают вступительные, членские и целевые взносы (ст. 1 Закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан").

В составе имущества некоммерческих товариществ выделяют общее имущество, принадлежащее на праве общей собственности членам товариществ. В состав общего имущества товариществ собственников жилья входят обслуживающие более одного домовладельца объекты (межквартирные лестничные клетки, лифты и т.д.). Общее имущество садоводческих (огороднических, дачных) товариществ приобретается (создается) за счет целевых взносов членов. Закон устанавливает режим общей совместной собственности членов на имущество общего пользования садоводческого (огороднического, дачного) товарищества (ст. 4 Закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан") и режим общей долевой собственности на общее имущество товарищества собственников жилья (ст. 8 Закона "О товариществах собственников жилья").

2.3.Публичное юридическое лицо

Применение термина "юридическое лицо" не только к хозяйствующим субъектам, но и к многим общественным организациям теперь прочно утвердилось в публичном праве. Вместе с тем в последние десятилетия в российском праве (нам не удалось найти аналогий в зарубежном законодательстве) возникло новое явление. Понятие юридического лица было распространено, причем без каких-либо уточнений или оговорок, на органы государства, государственной власти, органы местного самоуправления (заметим: не на организации, а на органы)[52] . Сошлемся на новые правовые акты. В Федеральном законе 2003 г. об общих принципах местного самоуправления[53] юридическим лицом назван представительный орган местного самоуправления, в положениях о федеральных министерствах, службах и агентствах 2004 - 2005 гг. (а это сотня документов), независимо от того, утверждены эти положения указами Президента РФ или постановлениями Правительства РФ, используется одинаковое клише. В отношении федеральных министерств говорится, что они являются органами исполнительной власти, осуществляющими управление по выработке и реализации государственной политики и нормативному регулированию в определенной сфере (эта сфера зависит от профиля министерств (например, федеральное министерство здравоохранения и социального развития), в отношении федеральных служб (например, службы по труду и занятости), - что это органы исполнительной власти, осуществляющие функции контроля и надзора в определенной сфере, в отношении федеральных агентств (например, Федеральное архивное агентство), - что это органы государственной власти, осуществляющие функции по оказанию государственных услуг и управлению государственным имуществом в определенной сфере. Эти положения завершаются статьей приблизительно одинакового содержания: данное юридическое лицо имеет свою гербовую печать со своим наименованием, другие необходимые штампы и бланки, счета, открываемые в соответствии с законодательством РФ. В положениях, утверждаемых министрами или руководителями ведомств об их территориальных органах, последние тоже объявлены юридическими лицами, это уже не одна сотня разных юридических лиц - органов государства. За федеральной практикой следуют и субъекты Федерации. Они тоже называют свои управленческие органы юридическими лицами. Это словосочетание применяется иногда к аппаратам, обслуживающим органы государства, и даже к Аппарату созданной в 2005 г. Общественной палаты. В постановлении Правительства РФ говорится, что это "государственное учреждение".

Таким образом, современное российское законодательство твердо придерживается позиции: органы государства - юридические лица. Каких-либо исключений или уточнений в упомянутых выше правовых актах не делается, равно как нет их и в Гражданском кодексе Российской Федерации, где дано общее понятие юридического лица, пригодное, как предполагается, ко всем из них, и указаны их разновидности. Органов государства среди этих разновидностей нет.

Проблема весьма серьезна. Или мы действительно имеем новый поворот в подходах к понятию юридического лица, новую концепцию, или этот термин употребляется по отношению к государственным органам для того, чтобы напомнить о государственной печати, штампах и бланках.

Учреждение как одна из разновидностей юридического лица в ГК РФ названо (ст. 120). Однако учреждение - это не орган, что в равной мере относится к государственному учреждению и государственному органу. Конституция РФ различает государственный орган и учреждение. В статье 125 говорится о федеральных органах государственной власти, органах исполнительной власти (ст. 77), судебных органах (ст. 126), об органах местного самоуправления (ст. 131 Конституции РФ). Законодательным органом назван парламент. Вряд ли все эти органы можно назвать учреждениями с позиций научного понимания этих явлений. С другой стороны, в Конституции сказано о "государственных и муниципальных образовательных учреждениях" (ст. 43), об "учреждениях культуры", о "государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения" (ст. 41). Государственными учреждениями являются, например, государственный научно-исследовательский институт, государственный университет, государственная библиотека и т.д. Такие учреждения тоже, конечно, занимаются управленческой деятельностью (ректор вуза, деканы и т.д. организуют учебный процесс, награждают или наказывают студентов, дирекция государственной библиотеки устанавливает правила пользования фондами для читателей), но их управленческая деятельность распространяется только на определенный контингент лиц, ограничена определенными вопросами, способы принуждения весьма относительны. Учреждения занимаются главным образом обслуживанием населения в сфере социальных отношений, культуры и т.д., осуществляя в связи с этим и определенную управленческую деятельность (например, Пенсионный фонд), но характер такой деятельности отличается от властного управления со стороны органов государства (например, Правительства РФ) или органов местного самоуправления, например районного муниципального совета, принимающего обязательное для всех постановление о правилах складирования бытовых отходов. Конечно, есть государственные учреждения, управленческая сфера деятельности имеет более широкий характер, но все-таки признано, что учреждения - это не органы. Различия между органом государства и государственным учреждением учитываются в конкретных решениях. Министерство юстиции, например, имеет, с одной стороны, свои территориальные органы (управления, отделы и др.), а, с другой - учреждения юстиции. В 2004 г. распоряжением Правительства РФ 68 таких учреждений переданы как юридические лица из собственности субъектов Федерации в федеральную собственность. Следовательно, слово "учреждение", используемое в ГК РФ, не помогает решить вопрос о государственных органах как юридических лицах. Правда, в связи с упоминанием об учреждениях в ГК РФ есть уточнение: особенности правового положения государственных и иных учреждений определяются законом и другими актами. Это уточнение примечательно: авторы закона видели, что учреждения, особенно государственные, не вписываются в данное ими общее понятие юридического лица, но проблема этим не решается: орган - это все-таки не учреждение.

В ГК РФ есть глава 5 "Участие РФ, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством". Здесь говорится, что такие образования в гражданских правоотношениях выступают на равных началах с другими участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами. Однако, во-первых, речь идет о гражданских отношениях, а не о задачах осуществления государственной политики и нормативного регулирования, как это определено, например, в положениях о министерствах. О гражданских правоотношениях в положениях об органах государства ничего не говорится. Что же касается государства - Российской Федерации (а по некоторой аналогии также субъектов Федерации, муниципальных образований), то действительно они, например, несут имущественную ответственность из причинения вреда (за вред, причиненный их органами, должностными лицами, иными уполномоченными представителями). Известно, что федеральные суды удовлетворяли иски об ущербе, причиненном военнослужащими (т.е. государственными служащими) во время военных учений (было несколько случаев, когда военнослужащие побили несколько коров, повредили поля и насаждения). Конституционный Суд РФ в 2005 г. постановил, что в этом случае ответчиком от имени государства выступает казна (а вовсе не Министерство обороны), есть и соответствующее постановление Правительства РФ).

Во-вторых, в данной главе речь идет опять-таки не об органах государства. В ней говорится об определенных единицах, общностях (государство, субъект Федерации, муниципальное образование), представителями которых естественно выступают определенные органы или должностные лица. Но такие органы отвечают не за свои действия, они уполномочены и обязаны отвечать за действия других органов (Министерство финансов, а точнее, казна возмещает ущерб за действия лиц, подчиненных в конечном счете Министерству обороны). Конечно, не исключена возможность, что и должностные лица, той же казны (в отношении субъектов РФ и муниципальных образований соответствующие понятия не разработаны, видимо, это органы, исполняющие бюджет), могут причинить имущественный вред, но в данном случае речь идет об общем правиле. Разумеется, потом возможен регрессный иск к конкретному виновнику (но не к министерству), однако это уже совсем другой вопрос.

В российском законодательстве нет понятия юридического лица публичного права. Нет такого определения, насколько нам известно, и в законодательстве зарубежных стран. В научной юридической литературе это словосочетание, а также указания на конкретные юридические лица публичного права встречаются тоже нечасто, хотя в российской литературе оно присутствовало уже в начале XX в. Так, Г.Ф. Шершеневич называл юридическим лицом публичного права государство, утверждая, что в таком качестве оно выступает как казна[54] . М.И. Кулагин в интересной работе "Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо" писал, что в зарубежных странах существуют три основных вида юридического лица: частного права, публичного права и "смешанное"[55] . Среди лиц публичного права в "буржуазных странах" он называл само буржуазное государство, выступающее в качестве казны, надгосударственные образования, административно-территориальные подразделения государства (штаты, земли, правда, это не административно-территориальные единицы, а субъекты федерации), государственные учреждения и государственные организации, которые одновременно выступают как хозяйствующие субъекты и как органы управления. Некоторые из них он называет публичными корпорациями, другие - частными, поскольку они создаются частными лицами и считается, что преследуют частные цели. К числу частных М.И. Кулагин относит не только хозяйственные и религиозные организации, но также культурные, научные и иные общества. М.И. Кулагин не выделяет специфические признаки юридического лица публичного права, хотя и говорит, что такие лица выступают как носители государственной воли, носители публичных прав и обязанностей. В качестве примера он называет государственный банк, а об органах государства не упоминает.

Необходимы новые фундаментальные исследования, посвященные проблемам юридического лица, выполненные на стыках теории права, цивилистики и административного права.

2.4 Значение института юридического лица и перспективы его совершенствования

Правовой институт юридического лица как совокупность гражданско-правовых норм, определяющих правосубъектность юридического лица, формы и порядок ее осуществления, полномочия органов, а также порядок возникновения, реорганизации и прекращения организаций, участвующих в гражданском обороте[56] , является одним из центральных институтов гражданского права.

В современной российской цивилистике правовой институт юридического лица весьма подробно и четко определяет правовое положение организаций, участвующих в гражданском обороте. Несомненной заслугой разработчиков Гражданского кодекса Российской Федерации можно считать создание системы организационно-правовых форм юридических лиц. Нормативное закрепление в Гражданском кодексе Российской Федерации исчерпывающего перечня форм коммерческих организаций и ограничение возможных форм (только предусмотренные законом) некоммерческих организаций положило конец возможности создания организаций со статусом, зачастую непонятным самим учредителям, - производственно-коммерческую фирму и т.п. Как подчеркивается в цивилистической науке, закрытый перечень видов коммерческих юридических лиц, который достаточно сложно нарушить даже законодателю, имеет важное гражданско-правовое значение, ибо дает исчерпывающее представление обо всех разновидностях, препятствуя появлению среди участников оборота сомнительных образований[57] . Указание в Кодексе и принимаемых в соответствии с ним федеральных законах основополагающих особенностей правового положения различных видов организационно-правовых форм юридических лиц позволяет не только учредителям выбирать наиболее удобную для них форму организации, но и контрагентам весьма ясно представлять возможные варианты поведения организации, с которой им предстоит взаимодействовать. Такой подход конечно же существенно повысил устойчивость гражданского оборота и эффективность правового регулирования деятельности хозяйствующих субъектов.

Вместе с тем говорить о том, что институт юридического лица в современной отечественной цивилистике полностью соответствует требованиям сегодняшнего гражданского оборота, совершенно преждевременно. В частности, Н.В. Козлова, автор одного из, пожалуй, лучших за последние годы фундаментального исследования правового института юридического лица, отмечает следующие основные перспективы развития указанного института.

1. Сокращение числа организационно-правовых форм коммерческих организаций.

2. Упорядочение существующей системы организационно-правовых форм коммерческих организаций.

3. Определение правового статуса всех видов юридических лиц.

4. Упорядочение терминологии действующего законодательства о юридических лицах.

5. Необходимость введения категории публичного юридического лица[58] .

Действительно, необходимость упорядочения системы организационно-правовых форм юридических лиц и соответствующего уточнения и систематизации особенностей правосубъектности различных видов юридических лиц назрела уже давно. Совершенно очевидной является и необходимость упорядочения терминологии законодательства о юридических лицах. Что же касается предложения о введении специальной категории публичного юридического лица, то оно представляется дискуссионным, требующим отдельного, весьма обстоятельного исследования[59] , так как разброс мнений по этому вопросу весьма велик[60] .

Весьма неопределенным и дискуссионным остается до сих пор и гражданско-правовой статус таких организаций, как органы государственной власти[61] . Отмечая важность статуса юридического лица для контрольно-счетных органов, С.В. Степашин отметил, что отсутствие такого статуса у 25 из 88 контрольно-счетных органов субъектов Российской Федерации затрудняет их деятельность, организацию взаимодействия со Счетной палатой Российской Федерации, другими контрольно-счетными органами, мешает им стать действительно независимыми, порождает сложности во взаимоотношениях с руководителями законодательных органов[62] .

Неопределенным остается на сегодняшний день и гражданско-правовой статус многих медицинских организаций. Как отмечает А. Воробьев, бывший в 1991 - 1992 гг. Министром здравоохранения России, наделение больниц статусом юридического лица позволило бы им самостоятельно закупать лекарства, что значительно (на 20 - 30%) удешевило бы их стоимость[63] .

Во многом сохраняющаяся до сегодняшнего дня неопределенность гражданско-правового статуса значительного числа организаций обусловлена тем, что до сих пор в отечественной правовой науке нет единства взглядов на такие основополагающие вопросы, как, в частности: каковы критерии наделения организации статусом юридического лица, является ли статус юридического лица единственно возможной формой участия в гражданских правоотношениях организации, может ли юридическое лицо быть структурным подразделением другого юридического лица?

Таким образом, решение указанных проблем требует не фрагментарного совершенствования отдельных норм или даже создания новых законов, а системного комплексного совершенствования всего института юридического лица на основе разработки концептуальных основ такого института. Как справедливо отмечает Н.В. Козлова, "к сожалению, большинство законодательных актов о юридических лицах весьма далеко от совершенства. Причиной тому является не только недостаточно высокий уровень правовой культуры отдельных разработчиков, но также отсутствие целостной, научно обоснованной концепции, объясняющей природу юридического лица"[64] .

Анализируя значение правового института юридического лица в современной российской цивилистике, вместе с тем нельзя не отметить и явно выраженную (особенно в последнее время) универсализацию этого института, тенденцию усиления значимости статуса юридического лица при определении правосубъектности организации в различных иных видах правоотношений.

Прежде всего следует отметить, что, несмотря на отсутствие в Конституции Российской Федерации упоминания об юридических лицах, Конституционный Суд Российской Федерации указал на то, что конституционные права человека и гражданина распространяются на юридические лица в той степени, в какой это право по своей природе может быть к ним применимо[65] .

В последние годы институт юридического лица приобретает не только межотраслевой характер, но и все более становится базовым для других отраслей права. Все чаще участие организации в тех или иных видах правоотношений ставится в зависимость от того, является ли такая организация юридическим лицом. Иными словами, отраслевая правосубъектность организации в самых различных видах правоотношений обусловливается обязательным наличием у нее статуса юридического лица.

Так, в соответствии с требованиями Налогового кодекса Российской Федерации[66] субъектами налоговых правоотношений могут быть только организации, которые являются юридическими лицами.

Анализ содержания ст. 152 - 162 Бюджетного кодекса Российской Федерации[67] , положений инструкции, в том числе перечня документов, предоставляемых органам федерального казначейства в отношении распорядителей и получателей средств (в инструкции они также именуются "клиентами"), позволяет сделать однозначный вывод о том, что субъектами бюджетных правоотношений - распорядителями и получателями средств могут быть только организации, являющиеся юридическими лицами.

В трудовых правоотношениях также возникает необходимость точного определения гражданско-правового статуса организаций. В соответствии со ст. 20 Трудового кодекса Российской Федерации[68] "работодателем является физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником". Таким образом, выступая в качестве стороны в трудовых правоотношениях, организация должна обладать статусом юридического лица.

Только организация, обладающая статусом юридического лица, может быть истцом и ответчиком в суде (подп. 1 п. 1 ст. 22 ГПК РФ, п. 2 ст. 27 АПК РФ 2002 г.)[69] .

Юридическое лицо может быть признано виновным в совершении административного правонарушения (п. 2 ст. 2.1 КоАП РФ)[70] .

УПК РФ допускает признание юридического лица (в случае причинения вреда его имуществу и деловой репутации) в качестве потерпевшего (п. 1, 9 ст. 42 УПК России), а также лица, по заявлению которого может быть возбуждено уголовное дело (ст. 23 УПК России)[71] .

Весьма важное значение имеет статус юридического лица и в иных сферах. Так, например, возможность полноценного функционирования организации в качестве политической партии (возникновение у нее в полном объеме соответствующей правосубъектности) обусловлена приобретением ею статуса юридического лица[72] .

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ "Об общественных объединениях"[73] создаваемые гражданами общественные объединения могут регистрироваться в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, и приобретать права юридического лица либо функционировать без государственной регистрации и приобретения прав юридического лица. В то же время объем правоспособности общественных объединений, не имеющих статуса юридического лица, значительно уже тех, которые таким статусом наделены.

Изложенное не только подтверждает межотраслевое значение института юридического лица, но и подчеркивает важность точного определения юридической личности организации.

Вместе с тем если общеправовой характер самой категории юридического лица обычно не вызывает возражений[74] , то актуальный для цивилистики вопрос о том, является ли статус юридического лица обязательным условием правосубъектности организации, остается дискуссионным, также приобретая межотраслевое значение.

Весьма часто в научной литературе встречаются попытки обосновать самостоятельную правосубъектность филиалов и представительств юридических лиц. Так, например, по мнению А.А. Петрыкина, "то обстоятельство, что обособленные подразделения российских юридических лиц не являются самостоятельными налогоплательщиками, отнюдь не означает, что они не становятся участниками налоговых отношений. Поскольку на них возложены функции по уплате налогов по месту своего нахождения, они неизбежно в той или иной степени оказываются вовлеченными в налоговые отношения. В этом смысле правы ученые, полагающие, что филиалы и иные обособленные подразделения российских организаций, не являясь налогоплательщиками, наделяются правосубъектностью и становятся самостоятельными участниками налоговых отношений"[75] . Похожую точку зрения отстаивает и М.В. Карасева, по мнению которой "субъектами финансового права относительно налоговых отношений являются... филиалы и другие обособленные подразделения предприятий, поскольку их финансовая правосубъектность определена самим статусом филиала, а также специальными признаками: наличием отдельного баланса и расчетного счета, самостоятельной реализации товаров..."[76] .

В теории трудового права ранее также можно было встретить точку зрения, что хотя филиалы и не являются юридическими лицами, однако, в связи с тем что, как правило, их руководителям предоставляется право приема и увольнения работников, "стороной трудового договора в данном случае будет именно филиал или представительство, обладающие трудовой правосубъектностью"[77] . Вместе с тем подобные точки зрения высказывались, как правило, до вступления в силу Трудового кодекса Российской Федерации, который законодательно закрепил, что работодателем может быть не любая организация, а только юридическое лицо[78] .

Может ли филиал, представительство или иное обособленное подразделение юридического лица самостоятельно вступать в какие-либо правоотношения? Говоря о возможности филиала или представительства вступать в трудовые, налоговые, иные правоотношения, указанные авторы, видимо, не учитывают того, что подразделения юридического лица не имеют самостоятельных личных неимущественных или имущественных прав (за ними на балансе закреплена часть имущества, принадлежащего всему юридическому лицу в целом), не могут быть истцом или ответчиком в суде, не имеют права вступать в гражданские правоотношения от своего имени.

В связи с изложенным вряд ли можно согласиться с позицией Н.В. Козловой, утверждающей, что "практика создания и деятельности предприятий и организаций в советской России наглядно показала, что при определенных условиях само по себе наличие или отсутствие статуса юридического лица не влияет на правовое положение хозяйствующего субъекта. Достаточно вспомнить структурные подразделения (производственные единицы) государственных производственных и научно-производственных объединений, которые не были юридическими лицами, но участвовали в гражданских правоотношениях наравне с юридическими лицами"[79] .

Как уже отмечалось ранее, одним из свойств, которое возникает у организации в результате приобретения ею статуса юридического лица, является имущественная обособленность. В свою очередь, имущественная обособленность является основой самостоятельной правосубъектности организации. Таким образом, подразделение юридического лица, не обладая имущественной обособленностью, не может отвечать по своим обязательствам именно своим имуществом и, следовательно, не может быть самостоятельным субъектом каких-либо отношений, связанных с имуществом. Эти же положения являются основанием сделать вывод о том, что в состав юридического лица не могут входить структурные подразделения, наделяемые статусом юридического лица. Действительно, в случае наделения структурного подразделения статусом юридического лица имущество, принадлежащее ему на праве собственности или ином вещном праве, не может одновременно оставаться имуществом другого юридического лица. В противном случае становится неопределенным порядок владения, пользования и распоряжения таким имуществом, а также то, кто именно будет отвечать этим имуществом по своим обязательствам ("основное" юридическое лицо или его подразделение). Таким образом, именно тесная взаимообусловленность таких свойств юридического лица, как имущественная обособленность, самостоятельная имущественная ответственность по своим обязательствам своим имуществом и самостоятельная правосубъектность, позволяет организации быть действительно полноценным субъектом не только гражданских, но и иных правоотношений.

Изложенное позволяет сделать ряд выводов.

1. Для участия в любых видах правоотношений, если это так или иначе связано с использованием имущества (включая имущественную ответственность), организация должна обладать статусом юридического лица.

2. Правовой институт юридического лица как совокупность гражданско-правовых норм, определяющих правовое положение юридического лица (правосубъектность юридического лица, формы и порядок ее осуществления, полномочия органов, а также порядок возникновения, реорганизации и прекращения организаций), является не только одним из центральных институтов гражданского права, но и универсальным институтом, подлежащим обязательному применению в других отраслях права в отношении организаций, выступающих субъектами соответствующих правоотношений, если это так или иначе связано с использованием имущества (включая имущественную ответственность).

3. Правильное применение института юридического лица в гражданском праве и иных отраслях права позволяет избегать коллизий норм гражданского и иных отраслей законодательства в правовом регулировании различных сфер деятельности организаций.

4. При определении гражданско-правового статуса организации следует в обязательном порядке учитывать весь комплекс правоотношений, в которых она участвует (административные, хозяйственные, бюджетные и т.п.). Именно такой подход с учетом особенностей организации финансирования, материального обеспечения, договорных связей позволит четко определить место организации в системе юридических лиц ведомства, в соответствии с которым должно быть принято всесторонне обоснованное решение о наделении организации статусом юридического лица или подразделения юридического лица (при необходимости имеющего право вступать от имени юридического лица в гражданско-правовые отношения).

5. Правовое положение организаций в различных видах правоотношений должно определяться системно с учетом гражданско-правового статуса такой организации и требований гражданского законодательства.

6. Развитие системы юридических лиц, создание новых организационно-правовых форм, уточнение правового положения организаций требуют не фрагментарного совершенствования отдельных норм или даже создания новых законов, а системного комплексного совершенствования всего института юридического лица на основе разработки концептуальных основ такого института.

7. В состав юридического лица не может входить структурное подразделение, наделенное статусом юридического лица.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Обобщая все вышенаписанное, было бы верным внести ряд принципиальных корректив в законодательство:

1. В настоящее время в Российской Федерации сложилась пагубная практика, когда многие хозяйствующие субъекты имеют юридический адрес, зарегистрированный в Едином государственном реестре юридических лиц, а находятся по иному адресу - фактическому месту нахождения, - отмечается в пояснительной записке к законопроекту. - Данное несоответствие фактического местонахождения организации юридическому адресу, указанному в его регистрационных документах, порой приводит к многочисленным вопросам в правоприменительной области. В частности, влияет на уплату налогов в местные бюджеты, создает определенные трудности по реализации судебных и иных взысканий, а также осложняет работу компетентных органов, осуществляющих контроль и надзор за соблюдением хозяйствующими субъектами федерального и местного законодательства. Необходмо изменить ст. 54 Гражданского кодекса РФ, записав там, что "фактическое место нахождения юридического лица должно соответствовать его юридическому адресу".

2. Непонятным остается гражданско-правовой статус федеральных органов исполнительной власти, не имеющих учредительных документов, четкого указания на организационно-правовую форму, а следовательно - точно определенной правосубъектности, что, в свою очередь, не дает возможности юридически грамотно оформить последствия "административной реформы" с точки зрения гражданских правоотношений. Да и в самом ГК РФ

Представляется целесообразным ввести в российское законодательство категорию юридического лица публичного права, существующую во многих развитых правопорядках. Ст. 124 ГК РФ следует дополнить ч. 3 следующего содержания: «Публичным юридическим лицом признается не только субъекты указанные в части 1, но и органы власти этих субъектов».

3.Необходимо избавиться от "двойного" (параллельного) регулирования одних и тех же вопросов разными нормативными правовыми актами, т.е. нужно привести законодательство о государственной регистрации юридических лиц в стройную, унифицированную и непротиворечивую систему. Так, требования о представлении в регистрирующий орган необходимых документов должны быть закреплены на законодательном уровне, т.е. нужно исключить подзаконное регулирование этих отношений.

4. На сегодняшний день объективной необходимостью является усиление предварительного государственного контроля за созданием юридических лиц, что должно быть выражено в усилении контролирующей функции государства именно на стадии государственной регистрации. Предлагается дополнение Закона о регистрации нормами о содержательной проверке представленных на государственную регистрацию документов, которые бы, во-первых, ставили в обязанность должностным лицам регистрирующих органов проведение правовой экспертизы представленных документов и, во-вторых, указывали, что такой проверке должны подвергаться не только формальная сторона представленных сведений, т.е. количество и правильность заполнения представленных документов, но и содержательная сторона представленных сведений, т.е. их истинность (достоверность), а также соответствие их нормам законодательства.

5. В четвертом разделе ГК РФ договор об учреждении юридического лица (по терминологии ГК РФ - учредительный договор) не выделяется. В Кодексе он лишь упоминается в качестве одного из учредительных документов юридического лица (ст.52) и используется при описании учредительных документов отдельных видов юридических лиц.

Включение таких общецелевых договоров, как договоры о создании и реорганизации юридических лиц, в структуру ГК РФ позволит упорядочить правовое регулирование процессов создания и реорганизации юридических лиц, послужит надежной гарантией защиты прав их участников и кредиторов.

6. Зачастую обобщенный характер отдельных норм ГК РФ приводит к негативным результатам. В качестве примеров можно привести ситуацию с оплатой акций АО или вопрос соотношения размера складочного капитала с совокупным размером вкладов в товариществе на вере. Пункт 2 ст.99 ГК РФ предусматривает, что не допускается освобождение акционера от обязанности оплаты акций общества, в том числе освобождение его от этой обязанности путем зачета требований к обществу. Очевидно, цель данной нормы - запретить неоплату акций при их размещении, в том числе на принятых к зачету встречных денежных требованиях. Однако уточнение, что такое правило действует лишь при размещении акций (при отчуждении акций их первым владельцам), в действующей редакции ГК РФ и Федерального закона "Об акционерных обществах" отсутствует, что ставит под сомнение действительность сделок по отчуждению акций на вторичном рынке, то есть не при размещении, а при их обращении.

7. В силу пункта 2 ст.83 ГК РФ учредительный договор товарищества на вере среди прочих должен содержать сведения о размере и составе складочного капитала товарищества, о совокупном размере вкладов, вносимых вкладчиками. При подобных формулировках вполне возможна ситуация, когда вновь созданное коммандитное товарищество будет иметь оплаченный складочный капитал, составляющий несколько рублей. В то же время совокупный размер вкладов, вносимых вкладчиками, определенный в учредительном договоре фиксированной суммой или в пропорциональном отношении к складочному капиталу, может составить десятки миллионов рублей. В таком случае коммандитное товарищество при существующем уровне юридической техники может использоваться как удобное средство для свободного и не лицензируемого сбора денежных средств. Эта проблема ждет своего скорейшего решения. Причем, вероятно, нельзя ограничиться внесением отдельных изменений в ГК РФ, а следует изменить концептуальный подход и включить в него отсылку к специальному закону в отношении коммандитных товариществ (полных товариществ) и издать соответствующий федеральный закон.

8. Потребность в детальном правовом регулировании частных вопросов создания и функционирования организаций приводит к необходимости принятия специальных федеральных законов, посвященных отдельным организационно-правовым формам. В этом заключается следующий принципиальный момент в построении системы законодательства о юридических лицах: в силу прямых указаний в тексте ГК РФ принимается специальный федеральный закон, направленный на диверсификацию правового регулирования.

Таким образом, указанные в настоящей работе предложения по совершенствованию правового регулирования государственной регистрации юридических лиц позволили бы усилить действенность и эффективность этого правового института в российской правовой системе, что в свою очередь отразится и на стабильности, правопорядке во всем гражданском обороте.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. –1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (с изм. от 29.12.2006 г.) // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 г. № 14-ФЗ (в ред. от 26.01.2007 г.) // СЗ РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 г. № 146-ФЗ (с изм. от 29.12.2006 г.) // СЗ РФ. –2001. – № 49. – Ст.4552.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 г. № 138-ФЗ (в ред. от 05.12.2006) // СЗ РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

6. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 г. № 95-ФЗ (с изм. от 02.03.2006) // СЗ РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.

7. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ (в ред. от 30.12.2006) // СЗ РФ. – 2002. – № 1 (ч. 1). – Ст. 1.

8. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 г. № 197-ФЗ (в ред. от 30.12.2006) // СЗ РФ. – 2002. – № 1 (ч. 1). – Ст. 3.

9. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31.07.1998 г. № 146-ФЗ (в ред. от 30.12.2006) // СЗ РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3824.

10. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05.08.2000 г. № 117-ФЗ (в ред. от 30.12.2006) // СЗ РФ. – 2000. – № 32. – Ст. 3340.

11. Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31.07.1998 г. № 145-ФЗ (в ред. от 19.12.2006) // СЗ РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3823.

12. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 г. № 174-ФЗ (в ред. от 30.12.2006) // СЗ РФ. – 2001. – № 52 (ч. I). – Ст. 4921.

13. Основ законодательства Российской Федерации о культуре, утв. ВС РФ 09.10.1992 г. № 3612-1 (в ред. от 29.12.2006) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 46. – Ст. 2615.

14. Федеральный закон от 08.02.1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (с изм. от 18.12.2006) // СЗ РФ. – 1998. – № 7. – Ст. 785.

15. Федеральный закон от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (с изм. от 18.12.2006) // СЗ РФ. 1996. – № 1. – Ст. 1.

16. Федеральный закон от 08.05.1996 г. № 41-ФЗ «О производственных кооперативах» (с изм. от 18.12.2006) // СЗ РФ. – 1996. – № 20. – Ст. 2321.

17. Федеральный закон от 14.11.2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (в ред. от 08.12.2003) // СЗ РФ. – 2002. – № 48. – Ст. 4746.

18. Федеральный закон от 07.08.2001 г. № 117-ФЗ «О кредитных потребительских кооперативах граждан» (в ред. от 03.11.2006) // СЗ РФ. – 2001. – № 33 (часть I). – Ст. 3420.

19. Федеральный закон от 12.01.1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (в ред. от 30.12.2006) // СЗ РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 145.

20. Федеральный закон от 08.12.1995 г. № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» (с изм. от 18.12.2006) // СЗ РФ. – 1995. – № 50. – Ст. 4870.

21. Федеральный закон от 19.05.1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» (в ред. от 02.02.2006) // СЗ РФ. – 1995. – № 21. – Ст. 1930.

22. Федеральный закон от 26.09.1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (в ред. от 06.07.2006) // СЗ РФ. – 1997. – № 39. – Ст. 4465.

23. Федеральный закон от 11.07.2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях» (в ред. от 30.12.2006) // СЗ РФ. – 2001. – № 29. – Ст. 2950.

24. Федеральный закон от 22.04.1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (в ред. от 30.12.2006) // СЗ РФ. – 1996. – № 17. – Ст. 1918.

25. Федеральный закон от 07.02.1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» (в ред. от 25.11.2006) // СЗ РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 140.

26. Федеральный закон от 11.08.1995 г. № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» (в ред. от 30.12.2006) // СЗ РФ. – 1995. – № 33. – Ст. 3340.

27. Федеральный закон от 12.01.1996 г. № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» (в ред. от 09.05.2005) // СЗ РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 148.

28. Федеральный закон от 02.08.1996 г. № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» (в ред. от 06.01.2007) // СЗ РФ. – 1996. – № 35. – Ст. 4135.

29. Федеральный закон 15.04.1998 г. № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» (в ред. от 30.06.2006) // СЗ РФ. – 1998. – № 16. – Ст. 1801.

30. Федеральный закон от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (с изм. от 18.12.2006) // СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.

31. Федеральный закон от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (в ред. от 29.12.2006) // СЗ РФ. – 2003. – № 40. – Ст. 3822.

32. Закон РФ от 20.02.1992 г. № 2383-1 «О товарных биржах и биржевой торговле» (в ред. от 15.04.2006) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 18. – Ст. 961.

33. Закон РФ от 19.06.1992 г. № 3085-1 «О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации» (в ред. от 21.03.2002) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 30. – Ст. 1788.

34. Закон РФ от 10.07.1992 г. № 3266-1 «Об образовании» (в ред. от 06.01.2007) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 30. – Ст. 1797.

35. Постановление Правительства РФ от 29.05.2004 г. № 257 «Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в делах о банкротстве и в процедурах банкротства» (вместе с «Положением о порядке предъявления требований по обязательствам перед Российской Федерацией в делах о банкротстве и в процедурах банкротства») (в ред. от 22.05.2006) // СЗ РФ. – 2004. – № 23. – Ст. 2310.

36. Постановление Правительства РФ от 16.12.1995 г. № 1239 «О государственном фонде конверсии» (в ред. от 24.08.2002) // СЗ РФ. – 1995. – № 52. – Ст. 5165.

Специальная и учебная литература

37. Акимова Т.А. Теория организации: Учеб. пособие для вузов. – М., ЮНИТИ-ДАНА. 2003. – 678 с.

38. Бараненков В.В. Системно-структурный анализ института юридического лица // Юрист. – 2006. – № 9. – С. 22.

39. Беляева О.А. Предпринимательское право России: курс лекций (издание второе, переработанное и дополненное)– М., ЗАО Юстицинформ. 2006. – 568 с.

40. Бердашкевич А. Органы государственной власти как юридические лица // Законность. – 2000. – № 11. – С. 19.

41. Винницкий Д.В. Налоговая правосубъектность организации // Журнал российского права. – 2001. – № 10. – С. 59.

42. Винницкий Д.В. Субъекты налогового права. – М., Норма. 2000. – 256 с.

43. Гражданское право России. Курс лекций. Часть первая. / Под ред. Садикова О.Н. – М., Норма. 1996. – 278 с.

44. Гражданское право. Учебник. В 2-х томах./ Под ред. Суханова Е.А. Т. 1. – М., Волтер Клувер. 2005. – 672 с.

45. Дюбанкова О. Как вылечить здравоохранение // Аргументы и факты. - 2004. - № 33. - С. 18.

46. Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие. – М., Статут. 2003. – 428 с.

47. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. Гришаева С.П., Эрделевского А.М. – М., Юрайт. 2006. – 654 с.

48. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное) / Под ред. Садикова О.Н. – М., Инфра-М. 2005. – 672 с.

49. Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Под ред. Гусова К.Н. – М., ООО "ТК Велби". 2003. – 568 с.

50. Красников Н., Данилов Н. Специализированные государственные или муниципальные некоммерческие организации // Гражданское право. – 2006. – № 1. – С. 31.

51. Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. – М., Юридическая литература. 1987. – 362 с.

52. Кумаритова А.А. Благотворительные организации в гражданском законодательстве // Право и экономика. – 2006. – № 3. – С. 25.

53. Куренной А.М. Трудовой договор: понятие, содержание и порядок заключения // Законодательство. – 1997. – № 1. – С. 46.

54. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. – М., Юрист. 2004. – 568 с.

55. Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. – М., Юридическая литература. 1972. – 648 с.

56. Новый Гражданский кодекс Российской Федерации об акционерных обществах и иных юридических лицах. – М., АО "Центр деловой информации" еженедельника "Экономика и жизнь". 1995. – 342 с.

57. Одинцов А.А. Основные положения теории систем и вопросы специфики системного знания: Учебно-методическое пособие. – М., МВИ ФПС России. 2002. – 428 с.

58. Опыхтина Е.Г. Коммерческие юридические лица с особым правовым статусом, понятие и виды // Юридический мир. – 2006. – № 1. – С. 24.

59. Петрыкин А.А. Коммерческая организация как субъект налогового права // Законодательство. – 2002. – № 5. – С. 23.

60. Подлесных В.И. Теория организации: Учебник для вузов. – СПб., Издательский дом "Бизнес-пресса". 2003. – 456 с.

61. Русская Православная Церковь и право / Под ред. Ильичева М.В. – М., Богослов. 1999. – 532 с.

62. Серова О.А. Типы управления юридическим лицом: к постановке вопроса // Юрист. – 2006. – № 2. – С. 22.

63. Сидорова В. Проблемы регистрации юридического лица: соотношение категорий «местонахождение», «юридический адрес» и «почтовый адрес» // Юрист. – 2006. – № 4. – С. 22.

64. Советское гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. 1 / Под ред. Красавчикова О.А. 3-е изд., испр. и доп. – М., Высшая школа. 1985. – 658с.

65. Степашин С.В. Счетная палата: Мониторинг // Финансовый контроль. – 2006. – № 5 (54). – С. 75-76.

66. Степанян А.С. Некоторые аспекты организационно-правовых форм товарных бирж // Предпринимательское право. – 2006. – № 1. – С. 22.

67. Сумской Д.А. Статус юридических лиц: учебное пособие для вузов – М., ЗАО Юстицинформ. 2006. – 526 с.

68. Усков О.Ю. Проблемы гражданской правосубъектности государственных органов и органов местного самоуправления // Журнал российского права. – 2003. – № 5. – С. 22.

69. Хлопотин Н.К., Чухвичев Д.В. Корпоративное право в России и за рубежом // Российский судья. – 2006. – № 6. – С. 25.

70. Чиркин В.Е. Еще раз о юридическом лице публичного права // Журнал российского права. – 2006. – № 5. – С. 28.

71. Чиркин В.Е. Понятие юридического лица и орган государства // Конституционное и муниципальное право. – 2006. – № 5. – С. 24.

72. Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права // Журнал российского права. – 2005. – № 5. – С. 32.

73. Чиркин В.Е. Юридическое лицо в частном и публичном праве // Законодательство и экономика. – 2006. – № 5. – С. 32.

74. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. – М., Статут. 2003. – 672 с.

75. Щербакова Ю.В. К вопросу о министерстве как юридическом лице // Законодательство и экономика. – 2003. – № 10. – С. 13-16.

Материалы юридической практики

76. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17.12.1996 г. № 20-П // СЗ РФ. – 1997. – № 1. – Ст. 197.

77. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВС РФ. – 1996. – № 9. – С. 32.

78. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 апреля 1997 г. № 4/8 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1997. – № 6. – С. 32.

79. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14.07.1999 г. № 45 «Об обращении взыскания на имущество учреждения» // Вестник ВАС РФ. – 1999. – № 11. – С. 60.

80. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 января 2006 г. № 100 "О некоторых особенностях, связанных с применением статьи 21.1 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"// Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 11. – С. 43.


[1] Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. – М., Юрист. 2004. – С. 311.

[2] Одинцов А.А. Основные положения теории систем и вопросы специфики системного знания: Учебно-методическое пособие. – М., МВИ ФПС России. 2002. – С. 9

[3] Акимова Т.А. Теория организации: Учеб. пособие для вузов. – М., ЮНИТИ-ДАНА. 2003. – С. 45.

[4] Подлесных В.И. Теория организации: Учебник для вузов. – СПб., Издательский дом "Бизнес-пресса". 2003. – С. 46.

[5] Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. – М., Юрист. 2004. – С. 311.

[6] Подлесных В.И. Теория организации: Учебник для вузов. – СПб., Издательский дом "Бизнес-пресса". 2003. – С. 53.

[7] Подлесных В.И. Теория организации: Учебник для вузов. – СПб., Издательский дом "Бизнес-пресса". 2003. – С. 46.

[8] Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие. – М., Статут. 2003. – С. 198.

[9] Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. – М., Юрист. 2004. – С. 310.

[10] Подлесных В.И. Теория организации: Учебник для вузов. – СПб., Издательский дом "Бизнес-пресса". 2003. – С. 46.

[11] Чиркин В.Е. Юридическое лицо в частном и публичном праве // Законодательство и экономика. – 2006. – № 5. – С. 32.

[12] Новый Гражданский кодекс Российской Федерации об акционерных обществах и иных юридических лицах. – М., АО "Центр деловой информации" еженедельника "Экономика и жизнь". 1995. – С. 6.

[13] Гражданское право России. Курс лекций. Часть первая. / Под ред. Садикова О.Н. – М., Норма. 1996. – С. 78.

[14] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. Гришаева С.П., Эрделевского А.М. – М., Юрайт. 2006. – С. 102.

[15] Федеральный закон от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (с изм. от 18.12.2006) // СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190; Постановление Правительства РФ от 29.05.2004 г. № 257 «Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в делах о банкротстве и в процедурах банкротства» (вместе с «Положением о порядке предъявления требований по обязательствам перед Российской Федерацией в делах о банкротстве и в процедурах банкротства») (в ред. от 22.05.2006) // СЗ РФ. – 2004. – № 23. – Ст. 2310.

[16] Бараненков В.В. Системно-структурный анализ института юридического лица // Юрист. – 2006. – № 9. – С.22.

[17] Гражданское право. Учебник. В 2-х томах./ Под ред. Суханова Е.А. Т. 1. – М., Волтер Клувер. 2005. – С. 86-90.

[18] Гражданское право России. Курс лекций. Часть первая./ Под ред. Садикова О.Н. – М., Норма. 1996. – С. 61-62.

[19] Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. – М., Юридическая литература. 1972. – С. 296.

[20] Сумской Д.А. Статус юридических лиц: учебное пособие для вузов – М., ЗАО Юстицинформ. 2006. – С. 214.

[21] Чиркин В.Е. Еще раз о юридическом лице публичного права // Журнал российского права. – 2006. – № 5. – С.28.

[22] Федеральный закон от 08.02.1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (с изм. от 18.12.2006) // СЗ РФ. – 1998. – № 7. – Ст. 785.

[23] Федеральный закон от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (с изм. от 18.12.2006) // СЗ РФ. 1996. – № 1. – Ст. 1.

[24] Федеральный закон от 08.05.1996 г. № 41-ФЗ «О производственных кооперативах» (с изм. от 18.12.2006) // СЗ РФ. – 1996. – № 20. – Ст. 2321; Федеральный закон от 08.12.1995 г. № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» (с изм. от 18.12.2006) // СЗ РФ. – 1995. – № 50. – Ст. 4870.

[25] Федеральный закон от 14.11.2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (в ред. от 08.12.2003) // СЗ РФ. – 2002. – № 48. – Ст. 4746.

[26] СЗ РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 145.

[27] Сидорова В. Проблемы регистрации юридического лица: соотношение категорий «местонахождение», «юридический адрес» и «почтовый адрес» // Юрист. – 2006. – № 4. – С. 22.

[28] СЗ РФ. – 1995. – № 21. – Ст. 1930.

[29] СЗ РФ. – 1997. – № 39. – Ст. 4465.

[30] СЗ РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 148.

[31] Кумаритова А.А. Благотворительные организации в гражданском законодательстве // Право и экономика. – 2006. – № 3. – С. 25.

[32] СЗ РФ. – 1996. – № 17. – Ст. 1918.

[33] СЗ РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 140.

[34] СЗ РФ. – 1995. – № 33. – Ст. 3340.

[35] Русская Православная Церковь и право / Под ред. Ильичева М.В. – М., Богослов. 1999. – С. 373.

[36] Степанян А.С. Некоторые аспекты организационно-правовых форм товарных бирж // Предпринимательское право. – 2006. – № 1. – С. 22.

[37] Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 18. – Ст. 961.

[38] Опыхтина Е.Г. Коммерческие юридические лица с особым правовым статусом, понятие и виды // Юридический мир. – 2006. – № 1. – С. 24.

[39] Федеральный закон от 8 декабря 1995 г. № 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" // СЗ РФ. – 1995. – № 50. – Ст. 4870; Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 117-ФЗ "О кредитных потребительских кооперативах граждан" // СЗ РФ. – 2001. – № 33 (часть I). – Ст. 3420.

[40] Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 30. – Ст. 1788.

[41] СЗ РФ. – 2001. – № 29. – Ст. 2950.

[42] Красников Н., Данилов Н. Специализированные государственные или муниципальные некоммерческие организации // Гражданское право. – 2006. – № 1. – С. 31.

[43] Хлопотин Н.К., Чухвичев Д.В. Корпоративное право в России и за рубежом // Российский судья. – 2006. – № 6. – С. 25.

[44] СЗ РФ. – 1995. – № 52. – Ст. 5165.

[45] Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 30. – Ст. 1797.

[46] СЗ РФ. – 1996. – № 35. – Ст. 4135.

[47] Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 46. – Ст. 2615.

[48] Серова О.А. Типы управления юридическим лицом: к постановке вопроса // Юрист. – 2006. – № 2. – С. 22.

[49] Вестник ВАС РФ. – 1999. – № 11. – С. 60.

[50] Беляева О.А. Предпринимательское право России: курс лекций (издание второе, переработанное и дополненное)– М., ЗАО Юстицинформ. 2006. – С. 213.

[51] СЗ РФ. – 1998. – № 16. – Ст. 1801.

[52] Чиркин В.Е. Понятие юридического лица и орган государства // Конституционное и муниципальное право. – 2006. – № 5. – С. 24.

[53] СЗ РФ. – 2003. – № 40. – Ст. 3822.

[54] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. – М., Статут. 2003. – С. 122.

[55] Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. – М., Юридическая литература. 1987. – С. 35.

[56] Советское гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. 1 / Под ред. Красавчикова О.А. 3-е изд., испр. и доп. – М., Высшая школа. 1985. – С. 125.

[57] Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие. – М., Статут. 2003. – С. 266.

[58] Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие. – М., Статут. 2003. – С. 265 - 290.

[59] Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие. – М., Статут. 2003. – С. 278.

[60] Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права // Журнал российского права. – 2005. – № 5. – С. 32; Усков О.Ю. Проблемы гражданской правосубъектности государственных органов и органов местного самоуправления // Журнал российского права. – 2003. – № 5. – С. 22; Щербакова Ю.В. К вопросу о министерстве как юридическом лице // Законодательство и экономика. – 2003. – № 10. – С. 13-16.

[61] Бердашкевич А. Органы государственной власти как юридические лица // Законность. – 2000. – № 11. – С. 19; Щербакова Ю.В. К вопросу о министерстве как юридическом лице // Законодательство и экономика. – 2003. – № 10. – С. 13-16; Усков О.Ю. Проблемы гражданской правосубъектности государственных органов и органов местного самоуправления // Журнал российского права. – 2003. – № 5. – С. 22.

[62] Степашин С.В. Счетная палата: Мониторинг // Финансовый контроль. – 2006. – № 5 (54). – С. 75-76.

[63] Дюбанкова О. Как вылечить здравоохранение // Аргументы и факты. - 2004. - № 33. - С. 18.

[64] Козлова Н.В. Указ. соч. - С. 14.

[65] Пункт 4 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17.12.1996 г. № 20-П // СЗ РФ. – 1997. – № 1. – Ст. 197.

[66] Часть первая Налогового кодекса Российской Федерации от 31.07.1998 г. № 146-ФЗ // СЗ РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3824.

[67] Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31.07.1998 г. № 145-ФЗ (в ред. от 19.12.2006) // СЗ РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3823.

[68] Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 г. № 197-ФЗ (в ред. от 30.12.2006) // СЗ РФ. – 2002. – № 1 (ч. 1). – Ст. 3.

[69] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 г. № 138-ФЗ (в ред. от 05.12.2006) // СЗ РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532; Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 г. № 95-ФЗ (с изм. от 02.03.2006) // СЗ РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.

[70] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ (в ред. от 30.12.2006) // СЗ РФ. – 2002. – № 1 (ч. 1). – Ст. 1.

[71] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 г. № 174-ФЗ (в ред. от 30.12.2006) // СЗ РФ. – 2001. – № 52 (ч. I). – Ст. 4921.

[72] Федеральный закон от 11.07.2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях» (в ред. от 30.12.2006) // СЗ РФ. – 2001. – № 29. – Ст. 2950.

[73] Федеральный закон от 19.05.1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» (в ред. от 02.02.2006) // СЗ РФ. – 1995. – № 21. – Ст. 1930.

[74] Козлова Н.В. Указ. соч. – С. 186-187, 196-199.

[75] Петрыкин А.А. Коммерческая организация как субъект налогового права // Законодательство. – 2002. – № 5. – С. 23.

[76] Винницкий Д.В. Субъекты налогового права. – М., Норма. 2000. – С. 89; Винницкий Д.В. Налоговая правосубъектность организации // Журнал российского права. – 2001. – № 10. – С. 59.

[77] Куренной А.М. Трудовой договор: понятие, содержание и порядок заключения // Законодательство. – 1997. – № 1. – С. 46.

[78] Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Под ред. Гусова К.Н. – М., ООО "ТК Велби". 2003. – С. 167.

[79] Козлова Н.В. Указ. соч. – С. 185-186.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий