Русская православная церковь и объединение русских земель вокруг Москвы (стр. 2 из 4)

Разорение и уничтожение тысяч сел и городов, истребление населения в годы монгольского нашествия привели к упадку хозяйства и культуры русских земель. Значительная территория страны запустела, уцелевшее население уходило в глухие лесные районы.

Русь была отброшена назад. Государственная власть ослабла, усиливались раздробленность и сепаратизм отдельных княжеств. В этих условиях возросло значение церкви, остававшейся единой феодальной организацией, с которой считались и завоеватели и русские князья.

Главной заботой церкви стало восстановление и рост ее материального могущества. Дело облегчалось тем, что завоеватели наделили церковь известными привилегиями: освободили от уплаты дани и установили неприкосновенность церковных владений. Все это было сделано из расчета получить в лице церкви могущественного союзника. Да и сама церковь старалась наладить хорошие отношения с монгольскими ханами.

С переносом центра русской церкви в Северо-Восточную Русь, что было логическим следствием изменившейся политической обстановки, церковь стала активным и влиятельным участником политической борьбы, развернувшейся в XIV-XV вв. в связи с процессом объединения русских земель.

В 1304г., когда решался вопрос о великом княжении, митрополит Максим, прибывший на Русь из Византии в 1283г. после смерти митрополита Кирилла, поддержал тверского князя Максима Ярославича и пытался воспрепятствовать выступлению московского князя Юрия Даниловича, начавшего борьбу за великокняжескую власть. Но в 1305 г. Максим умер. Стремясь сохранить в своих руках такое влиятельное средство политической борьбы, каким была церковь, князь Михаил Ярославич выдвинул своего кандидата на митрополию – игумена Геронтия и послал его на поставление в Константинополь. Одновременно из Галицкого княжества был послан другой кандидат – игумен одного из монастырей близ Львова, Петр. Константинопольский патриарх остановил свой выбор на Петре, под властью которого вновь объединилась русская митрополия.

В 1308 г. митрополит Петр прибыл на Русь и был враждебно встречен тверским князем Михаилом Ярославичем. Князь даже предпринял попытку свергнуть Петра, направив патриарху послание, обвинявшее Петра в каких-то церковных преступлениях. Прибывший на Русь представитель патриарха созвал в 1311 г. собор в Переяславле-Залесском. Собор проходил в бурных спорах и закончился полным оправданием митрополита.

Московские князья умело воспользовались конфликтом между митрополитом и тверским князем и привлекли главу церкви на свою сторону. Это имело большое значение для исхода борьбы за политическое первенство в Северо-Восточной Руси в пользу Москвы.

В 1313 г. митрополит Петр совершил поездку в Орду и получил там подтверждение привилегий церкви, в том числе полной независимости суда над церковными людьми. Между Петром и московскими князьями установились тесные связи.

К исходу первой четверти XIVв. Москва значительно усилилась. Московский князь Иван Данилович начал строительство в Москве каменных храмов. В 1325 г. была заложена соборная церковь Успения. Смерть и погребение митрополита были широко использованы московскими князьями в политических целях. Духовенство усиленно распространяло вымыслы о чудесах, якобы происходивших у гроба Петра. Россказни о них тщательно записывались по приказанию князя Ивана Калиты. Вскоре Петр был объявлен «святым». Ещё не став стольным городом великого княжения, Москва уже сделалась общерусским церковным центром: туда была перенесена митрополия. Союз церкви с московскими князьями был окончательно закреплён, и Москва приобрела мощного и весьма влиятельного союзника.

Вторая четверть XIV в. была временем дельнейшего укрепления русской церкви, связавшей свою судьбу с наиболее сильными из русских князей – московскими князьями. Новому митрополиту Феогносту удалось добиться ликвидации возникшей было галичской митрополии. Немалое внимание было им уделено отношениям с Золотой Ордой. В 1343 г. он вместе с великим князем отправился в Орду к новому хану – Джанибеку, который потребовал от митрополита уплаты ежегодной дани. Феогност сумел откупиться, и это требование было снято.

Весной 1353 г. Феогност умер. В течение целого года патриарх решал вопрос о поставлении митрополитом московского кандидата Алексея, который настаивал на целостности русской митрополии. Благоприятное для него решение вряд ли могло быть принято без больших подарков императору, патриарху и их чиновникам. Но митрополичья казна к этому времени была уже достаточно богата, чтобы не жалеть денег, добиваясь своих целей. В 1357 г. Алексей посетил Золотую орду, где добился подтверждения всех привилегий церкви и был отпущен с «великой честью».

События ближайших лет еще более показали стремление великокняжеской власти полностью лишить церковь независимости. В 1377 г. митрополит Алексей умер. Еще при его жизни великий князь выдвинул кандидатом на его место Митяя, своего духовника, близкого помощника и советчика в государственных делах. Подготавливая его выдвижение, Дмитрий возвёл его в архимандриты кремлевского Чудова монастыря. Это было явным нарушением церковных традиций.

Сразу же после смерти Алексея Митяй по приказанию великого князя поселился на митрополичьем дворе. Сначала он намеревался ехать в Константинополь к патриарху для поставления, но затем заявил великому князю, что достаточно пяти-шести епископов, чтобы избрать митрополита. Дмитрий согласился с этим и приказал епископам собраться. Тем самым московской великокняжеской властью была предпринята попытка освободиться от подчинения константинопольскому патриарху.

Однако выборы Митяя не состоялись, так как против выступили некоторые высшие церковные иерархи, и ему пришлось отправиться к патриарху. Но в пути Митяй умер, и между сопровождавшими его иерархами разгорелись бурные споры – кому быть претендентом на митрополию. Одного из них, московского архимандрита Ивана, связали и положили на дно ладьи и на «харатье» (кусок пергамента) с великокняжеской печатью написали подложное письмо от имени великого князя с просьбой о поставлении на русскую митрополию переяславского архимандрита Пимена.¹ Патриарх назначил Пимена, но его не захотел принять великий князь, который приказал сразу же по возвращении Пимена отправить его в ссылку в Чухлому. Великий князь настойчиво стремился подчинить церковь своей власти, а это было одним из тех элементов государственной централизации, которые начали проявляться в княжение Дмитрия Донского.

Дмитрий приказал пригласить на митрополию Киприана, который прибыл в Москву в 1381г. Однако и тот скоро почувствовал властную руку московского князя.

¹ «Русское православие. Вехи истории» под ред. А.И. Клибанова, стр.78.

Через год на Москву внезапно напал Тахтомыш. Дмитрий Донской отправился на север собирать ополчение, а столицу оставил на попечение бояр и митрополита. Но Киприан струсил и бежал в Тверь. В Москву был возвращен из заключения митрополит Пимен.

В 1390 г., уже после смерти Дмитрия Донского, в Москву снова прибыл митрополит Киприан, под властью которого вновь объединилась русская церковь, в том числе и на землях, входивших в состав Великого княжества Литовского. Позиции церкви стали усиливаться, Великокняжеской власти тогда не удалось склонить чашу весов на свою сторону. Тринадцатилетний кризис русской митрополии, развязанный резким вмешательством великого князя в церковные дела, окончился победой церкви. Киприан сменил почти всех епископов и взял курс на укрепление независимого положения церкви и ее связей с константинопольской патриархией. Более того, теперь церковь далеко не безоговорочно выступала на стороне московской великокняжеской власти в ее борьбе с соперниками.

Киприан добивался гарантий независимого положения церкви и заключил договорную грамоту с великим князем «о домах церковных и о волостях, и о землях, и о водах, и о всех о пошлинах о церковных»¹, которая закрепляла большие привилегии за церковными владениями. Согласно грамоте, церковь освобождалась от обязанностей военного характера, кроме тех случаев, когда в войне принимал непосредственное участие сам великий князь.

В свою очередь, великокняжеская власть не оставляла своих попыток ослабить церковь. Князь Василий Дмитриевич недаром добивался исключения из богослужебного ритуала упоминания о византийском императоре, которое символизировало тесную связь церкви с Византией. Светские феодалы попытались ограничить возросшее к тому времени церковное землевладение. Когда после смерти Киприана в Москву в 1410 г. прибыл новый митрополит-грек – Фотий, он застал церковные земли в значительной части расхищенными князьями и боярами и принялся восстанавливать владения церкви. Фотий потребовал, чтобы князь вернул церкви ее земли, В результате в 1413 г. возник открытый конфликт между великим князем и митрополитом.

После смерти Фотия на московскую митрополичью кафедру в 1436г. был прислан из Константинополя грек Исидор. В XV в., в

¹ Акты Археографической экспедиции, т. 1, №9.

обстановке угрозы турецкого нашествия, ослабевшая Византия искала союзников. Для византийских политиков было очень важно сохранить в орбите своего влияния богатую русскую церковь, а также втянуть Московское великое княжество в борьбу с Турцией. Митрополит Исидор и должен был содействовать выполнению этой задачи. В 1439 г. была подписана византийским императором и Исидором уния между римско-католической и византийско-православной церквами. В марте 1441г. Исидор объявил в Москве о происшедшем соединении католической и православной церквей и передал князю послание папы Евгения IV с просьбой о поддержке его, Исидора.