Диагностика лжи при допросе

Сущность психологической тактики ведения допроса. Полифункциональное значение невербальных средств коммуникации в следственной деятельности. Характеристика и анализ приемов диагностики лжи и скрываемых обстоятельств, применяемых в юридической практике.

План

Введение

1. Психология допроса

2. Психологическая диагностика лжи и скрываемых обстоятельств в ходе допроса

Литература


Введение

На протяжении всей многовековой истории человечество всегда интересовала проблема правды и лжи.

Тайна и ложь лежат в основе преступной деятельности. Преступник в процессе приготовления к своему криминальному деянию старается склонить других людей на свою сторону, завоевать их доверие, тщательно маскируя и скрывая истинно преступные намерение и цели. Будучи задержанным в качестве подозреваемого или обвиняемого, преступник часто с целью ухода от уголовной ответственности или снижения степени своей вины в противоправном деянии умышленно пытается ввести органы дознания и следствия в заблуждение, используя для этого различные способы лжи. Он прибегает к вымыслу и искажает реальные факты. В силу различной мотивации могут лгать и другие участники уголовного процесса: свидетели и потерпевшие.

Уже тысячи лет назад люди подметили одну интересную особенность. При допросе, человек, совершивший какое-либо преступление, испытывает страх перед возможным разоблачением, а также ряд других сильных эмоций, которые сопровождаются изменением физиологических реакций, поведения, манеры общения, телодвижений, поз, мимики, жестов и др.

Умение правильно оценить наблюдаемые изменения служит для следователя (дознавателя, о/у УР) эффективным способом выявления ложной информации и скрываемых обстоятельств.

В данной работе будут рассмотрены вопросы психологической тактики ведения допроса, а также будут проанализированы и охарактеризованы приемы диагностики лжи и скрываемых обстоятельств, применяемые в юридической практике.


1. Психология допроса

Для предварительного следствия характерно исследование генезиса различных социальных конфликтов, кульминационной фазой развития которых явилось событие преступления. Конфликтная ситуация редко исчерпывается событием преступления. Конфликт разрастается, включая в себя значительное количество лиц и целые группы. Поэтому в процессе расследования, особенно на начальном этапе, следователь сталкивается с различными формами сопротивления поиска истины, с той или иной тенденциозной интерпретацией преступного события. Этот процесс протекает в условиях борьбы за эту истину, противостояния различных лиц и целых групп, интересы которых затрагиваются событием преступления и результатами его расследования.

Основные цели участников допроса (допрашиваемого и допрашивающего) могут быть противоположны, и это приводит к различным формам конфронтации: спору, полемике и др. В подобных ситуациях переход к диалогу создает наилучшие предпосылки для обеспечения взаимодействия, взаимопонимания и в конечном счете сотрудничества.

Таким образом, в процессе предварительного следствия в условиях взаимодействия следователя с обвиняемым, а также с рядом других лиц (потерпевший, свидетель и др.) возникает диалог как одна из динамических характеристик процесса следствия.

Умение использовать диалог для поисков и установления истины можно считать признаком высокой культуры расследования. Это требует от следователя хорошего знания действующего законодательства, умения эффективно взаимодействовать в соответствии с процессуальным законом, соблюдения этических норм. Многим допрос представляется как борьба следователя с допрашиваемым. Это, по меньшей мере, неверно. Такой взгляд совершенно очевидно отражает архаичные установки, корни которых содержатся в карательной политике нашего государства эпохи 30-40 годов.

Исходя из принципов гуманизма допрос следует рассматривать в первую очередь как диалог следователя и допрашиваемого, в процессе которого происходят поиски и установление истины.

На допросе сталкиваются два различных мировоззрения, две воли, две тактики борьбы, различные интересы. На допросе решается нередко судьба допрашиваемого и судьбы других людей. Победить в этой борьбе, то есть достигнуть конечной цели – установления истины, следователю помогают специальные научные знания в области психологии и тактики допроса и мастерство, проявляющееся в профессиональных навыках ведения диалога.

Опытный следователь на допросе, целенаправленно воздействуя на личность допрашиваемого в рамках закона, должен уметь выбрать тот единственный катализатор, который открывает интимный мир человека, его душу.

Одной из ведущих характеристик этого процесса является закономерность его динамики, установление последовательных этапов, выявление особенностей каждого из этих этапов, раскрытие внешних и внутренних (психологических) факторов, которые определяют особенности каждого из этапов.

Первая, вводная часть допроса, в ходе которой следователь получает от допрашиваемого анкетные данные: фамилию, имя, отчество, год рождения, семейное положение и т.п. Но это только внешняя сторона. Подтекстом этой части, ее внутренним содержанием является определение обоими собеседниками линии своего дальнейшего поведения по отношению друг к другу.

Вторая стадия допроса - стадия перехода к психологическому контакту. Обычно на этой стадии задаются незначительные для существа дела вопросы. Но главной задачей этой части является установление контакта между следователем и допрашиваемым. На этой стадии определяются такие общие параметры беседы, как ее темп, ритм, уровень напряженности, основные состояния собеседников и главные аргументы, которыми они будут убеждать друг друга в своей правоте.

Третья часть допроса заключается в получении от допрашиваемого основной информации, необходимой для расследования и раскрытия преступления.

На четвертой стадии допроса всю полученную информацию следователь сопоставляет с уже имеющейся в деле, а затем приступает к устранению всех неясностей и неточностей.

Далее следует заключительная часть допроса, в ходе которой следователь фиксирует полученную в результате допроса информацию и представляет эту информацию уже в письменном виде допрашиваемому, который, подтвердив правильность записанного в протокол, его подписывает.

В ходе допроса между следователем и допрашиваемым происходит обмен информацией, в которой можно выделить два аспекта: это словесный обмен информацией между допрашиваемым и допрашивающим и получение информации о состоянии допрашиваемого и даже направление его мыслей путем наблюдения за его поведением (жесты, мимика, микродвижение конечностей, цвет кожных покровов и т.д.).

Все средства коммуникации разделяются на речевые (вербальные) и неречевые (невербальные). Речь является универсальным средством, так как в результате ее использования наименее теряется смысл передаваемых значений. Невербальные средства выполняют вспомогательную функцию по отношению к вербальным средствам, которая состоит в том, чтобы повысить семантическую значимость информации вербального сообщения. Невербальные средства могут также и самостоятельно передавать содержательную информацию. В этом случае они выступают в роли знака.

Для достижения полноценного общения необходимо умело пользоваться вербальными и невербальными средствами коммуникации. В следственной деятельности значение невербальных средств полифункционально:

невербальные средства повышают семантическую значимость вербальной информации;

позволяют быстро и скрыто получить оперативную информацию, т.е. реализуют принципы экономичности и избыточности. Этим самым они снижают неопределенность ситуации, повышают ее детерминированность для следователя;

в совокупности с вербальными средствами или самостоятельно организуют процессы антиципации (это зависит от ее уровня);

выполняют ориентировочную функцию. Причем можно предположить, что в одних случаях они являются пусковыми ориентирами, в других - корректирующими.

В результате анализа полученной таким образом информации у следователя иногда появляются так называемые "улики поведения" в отношении допрашиваемого. Иными словами, анализируя внешние факторы поведения допрашиваемого и сличая его отрицательный ответ на поставленный вопрос о виновности, следователь приходит к выводу, что в действительности допрашиваемый виновен и его словесные утверждения ложны. Естественно, что такой вывод следователя, основанный на одном его внутреннем убеждении, не является доказательством, тем более что он может быть ошибочным. С другой стороны, обычный жизненный опыт и научные данные свидетельствуют о том, что внутреннее состояние человека довольно тесно связано с внешними факторами его поведения.

Различные методики, с помощью которых делались попытки диагностики причастности человека к тем или иным событиям и в особенности к преступлению путем наблюдения и анализа его жестов, мимики и различных физиологических показателей, восходят к глубокой древности.

Так, у древних племен в Юго-Восточной Азии существовал обычай подозреваемым в краже давать зерно риса. Те из испытуемых, у которых рис во рту оказывался сухим (слюновыделение не происходило от страха перед грядущим разоблачением) признавались виновными в совершенной краже.

Мимика человека есть органический сплав биологического и социального. В этом заключается ее выдающееся значение как объективного фактора внешнего выражения личности. С развитием общества мимические функции все более совершенствуются, дифференцируются, обогащаются все новыми и новыми нюансами. На следствии особенно большое значение приобретает познание произвольных и непроизвольных компонентов мимики. К последним относятся такие компоненты, которые, не подчиняясь волевому управлению, как бы открывают душу личности перед ее собеседником.

Особое внимание здесь должно быть уделено глазам. Так, например, близкая установка взгляда направляется всегда на нечто конкретное, подлежащее немедленному познанию. Взгляд, устремленный неопределенно вдаль, свидетельствует об отсутствии у человека активного интереса к конкретному окружению. При опущенной, склонившейся вниз голове взгляд исподлобья, устремленный вверх, свидетельствует о некотором негативизме личности, ее недоверчивости, замкнутости.

Мимическую деятельность глазной фракции, как правило, следует рассматривать совместно с лобной мимикой. Основное мимическое выражение лобной мимики заключается в сморщивании лба и подъеме бровей кверху. Некоторые исследователи определяют лобную мышцу как "мускул внимания".

В мимическом аспекте различаются два вида активного внимания: смотрение и наблюдение. Горизонтальные морщины лба характерны для "смотрения", которое является пассивно-воспринимающей функцией; для более активной функции "наблюдения" характерно появление на лбу вертикальных складок, что свидетельствует о собранности и целеустремленности человека. Расслабление рта говорит о снижении активности личности, а также об изумлении, неожиданности, нервном потрясении. Явление расслабленной ротовой щели может также свидетельствовать о врожденной недостаточности мимики. Следует обращать внимание на углы рта. В состоянии депрессии они опускаются книзу, а при переживаниях общего подъема наблюдается выравнивание углов рта, выпрямление его конфигурации.

Своеобразна мимика так называемого "внутреннего смеха" при закрытом рте. Для него характерно радостное выражение глаз и с трудом удерживаемое движение нижней части лица. В психологическом аспекте это следует рассматривать как сознательное подавление положительной эмоциональной вспышки с целью уклониться от контакта с собеседником.

В заключение следует отметить, что мимику следует воспринимать и анализировать как комплексное целое, в котором можно выделить следующие аспекты: подвижность, быстрота смены мимических формул и темп чередования их переходов. Именно такой комплексный анализ позволяет следователю понять состояние допрашиваемого, распознать случаи симуляции тех или иных состояний и выйти победителем в "мимической дуэли".

В зависимости от позиции обвиняемого криминалисты подразделяют ситуации допроса на бесконфликтные и конфликтные. Бесконфликтная ситуация допроса характеризуется признанием объективно установленных фактов и готовностью давать правдивые показания. Бесконфликтность ситуации, разумеется, не гарантирует полной откровенности обвиняемого. Он может добросовестно заблуждаться, ошибаться, неправильно понимать сущность тех или иных событий, наконец, обвиняемый, чистосердечно признавая свою вину, может подсознательно стремиться к ее преуменьшению.

Мнимая бесконфликтность ситуации допроса возникает в случае самооговора обвиняемого. Вероятность самооговора повышается, если обвиняемый отличается повышенной внушаемостью, податливостью к внешнему воздействию, неумением отстаивать свою позицию, слабоволием, склонностью к развитию депрессии, апатии, недостаточной выносливостью к психическому напряжению.

Полный вымысел сравнительно легко опровергается. Детализация и последующая проверка места, времени и других обстоятельств вымышленного события неминуемо ведут к разоблачению лжи.

Наиболее распространена ложь, сочетаемая и увязываемая с фактами реальной действительности, которые используются в качестве опорных точек для вымысла либо трансформируются в выгодном для обвиняемого свете: одни из них преднамеренно заменяются другими, производится смещение их во времени или пространстве, придается тому или иному факту иная окраска и т.п.

Ложные показания, основанные на реальных фактах, требуют тесной увязки и согласования подлинного и вымышленного. Без этого они не будут достаточно правдоподобны и убедительны. Согласование лжи и правды, стремление допрашиваемого придать своим показаниям видимость максимальной правдоподобности протекают часто в условиях дефицита времени и напряжения психики. Это обстоятельство является одной из причин возникновения в ложных показаниях неувязок и расхождений.

В следственной практике встречаются показания, в которых ложны не сами фактические обстоятельства, а лишь их объяснение.

Если допрашиваемый упорно скрывает достоверно известные ему сведения по делу либо сообщает заведомую ложь, то в отношении него следователь вправе применить метод изобличения, то есть опровергнуть его утверждения, показать их несостоятельность, несоответствие установленным по делу фактам. Это достигается путем предъявления судебных доказательств, вскрытия противоречий, использования логической аргументации.


2. Психологическая диагностика лжи и скрываемых обстоятельств в ходе допроса

Исследования показывают, что извращение обстоятельств уголовного дела в показаниях допрашиваемых достигается с помощью следующих приемов:

• умолчание, сокрытие, исключение из сообщения отдельных элементов описываемого события, собственных действий и действий иных действующих лиц;

• дополнение описания вымышленными деталями или элементами, при помощи которых событию придаются нужные характер и окраска;

• перестановка и смещение в описании отдельных фрагментов события по их месту, времени, последовательности, взаимосвязи и т.п.

• замена отдельных элементов события иными, вымышленными обстоятельствами и деталями».

Знание работниками правоохранительных органов приемов психологической диагностики лжи и неискренности в поведении человека является важной предпосылкой успешной деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

В науке выделяют два основных приема диагностики лжи и скрываемых обстоятельств: 1) на основе анализа речевых высказываний человека; 2) на основе наблюдения за невербальными (неречевыми) реакциями человека.

Прием диагностики лжи и скрываемых обстоятельств на основе анализа речевых высказываний человека основывается на оценке правдивых и лживых высказываний посредством выделения определенных критериев или признаков. Основные принципы оценки речевых высказываний человека с целью выявления лжи и скрываемых обстоятельств приведены в таблице 1.


Таблица 1. Критерии оценки искренности и неискренности человека

Критерий оценки высказывания

Правдивые высказывания

Лживые высказывания

1

2

3

Компетентность и осведомленность

Часто выходят за рамки знаний человека и его осведомленности. Он обычно строит правдивые суждения на основе не только личного опыта, но и тех фактов, которые реально видел или слышал о них от других лиц, либо читал о них в книгах, газетах и т.д.

Обычно ограничены опытом, квалификацией и образованностью человека, а также его способностями к фантазированию. Кроме того, измышления могут строиться на основе типовых вариантов действий, имеющих прецеденты в реальной жизни, литературе, кино и т.д.

Речевая характеристика высказываний

Как правило, формулируются собственными словами, отражая реальный кругозор человека, его жизненный опыт и образование

Лживые речевые конструкции с целью придания им большей значимости изобилуют сложной терминологией (медицинской, правовой и т.д.), а также указывают на использование словарного запаса, не свойственного данному человеку в соответствии с его квалификацией, образованием и жизненным опытом

Уникальность высказываний

Правдивые суждения всегда индивидуализированы и носят уникальный характер. В них больше деталей, событий и конкретных участвующих лиц

Лживые высказывания более схематичны, стереотипны, лишены частностей, деталей, конкретных действующих лиц. Часто по поводу таких высказываний может возникнуть предположение о том, что вы их уже когда-то и где-то слышали

Эмоциональная насыщенность и убедительность высказываний

Правдивые высказывания всегда сопровождаются сильными эмоциями и убедительностью речи человека. Он говорит правду, его трудно сбить с толку, заставить отказаться от своих слов, изменить точку зрения

Лживые речевые конструкции сопровождаются меньшими эмоциями. Иногда эмоции носят инсценированный характер. Можно подозревать, что эмоции и переживания искусственны и умышленно демонстрируются человеком. Убедительности высказываний он пытается достичь не за счет насыщенной эмоциями речи, а путем ссылок на других лиц, подтверждающих слова, действия и поступки

Кажущиеся несоответствия в высказываниях

Как ни парадоксально, но в правдивых суждениях чаще можно встретить несоответствия, несогласованность деталей, что отражает факты реальной, полной противоречий жизни

В лживых суждениях обычно не встречается несоответствий, несуразностей, все факты «приглажены» и согласованы. Это обстоятельство часто свидетельствует о неискренности человека

Ролевая позиция говорящего

В правдивых высказываниях проявляется истинная личная позиция человека, его убежденность. Он говорит от своего имени, не занимая не свойственной ему социальной роли (работника органов правопорядка, врача, служащего госаппарата и др.)

В лживых речевых конструкциях чаще проявляется позиция стороннего наблюдателя («так обычно делают», «так говорят; таким образом надо поступать» и т.п.) Кроме того, возможно занятие позиции, выгодной для говорящего («борца за справедливость», «критика социальных недостатков» и др.)

Неопределенность и неконкретность связей

Обычно отсутствует

Часто встречаются неопределенность и неконкретность связей

Чрезмерная, нарочитая точность

Отсутствует

Свойственна неискренним высказываниям

Исключительно позитивная информация говорящего о себе

Не свойственна правдивым высказываниям

Как правило, присутствует

Уклонение от ответа на прямой вопрос («вопрос забыт»)

Отсутствует

Свойственно лживым высказываниям

Неоднократное повторение одних и тех же утверждений

При отсутствии вопроса, как правило, утверждения не повторяются

В целях воздействия на собеседника утверждения часто повторяются

«Приговорки»

Отсутствуют

Часто проявляются

Человек в силу различных причин (недостатка жизненного опыта, образования и др.) может добросовестно заблуждаться и поэтому при очевидной ложности высказываний нельзя всегда делать вывод об умышленном искажении информации. Добросовестное заблуждение связано с трудностями восприятия, переработки, запоминания и воспроизведения информации о том или ином событии. В связи с этим обстоятельством человек может непроизвольно объединять несвязываемые факты, преувеличивать или сокращать длительность события, добавлять несвойственные событию факты, отождествлять несходные объекты и т.д.

Прием диагностики лжи и скрываемых обстоятельств на основе наблюдения за невербальными реакциями человека. Часто можно наблюдать противоречия между высказываниями человека и телодвижениями, позами, мимикой и жестами. Невербальный «язык» часто «с головой» выдает человека, говорящего неправду. Более того, в психологии в результате наблюдений за невербальным поведением человека выделены так называемые «жесты неискренности» (защита рта рукой, прикосновение к носу и др.).

Умение обнаружить соответствие (или противоречие) между языковым и неязыковым общением является важной предпосылкой точности оценки информации, получаемой от собеседника. Необходимо обращать внимание на взгляд человека. Известно, что при нормальном контакте, когда люди говорят правду друг другу, взгляды встречаются около 2/3 всего времени общения. Если человек неискренен или скрывает что-либо, то его глаза будут встречаться с глазами собеседника менее 1/3 части всего времени взаимодействия. При этом он будет стараться отвести взгляд в сторону. В случае вопросов, относящихся к скрываемой или искусственно сконструированной им информации (так называемый «бегающий взгляд»).

Продолговатая улыбка собеседника (губы слегка оттянуты назад от верхних и нижних зубов, образуя продолговатую линию губ, а сама улыбка не кажется глубокой) показывает на внешнее приятие, официальную вежливость другого человека, но не на искреннее участие в общении и готовность к оказанию помощи. Оборонительная позиция и антагонизм в общении оцениваются при виде плотно сжатого рта и мышц челюсти, а также косого взгляда в сторону собеседника.

Наблюдение позволяет выделить ряд невербальных реакций человека, свидетельствующих о его неискренности:

• защита рта рукой (рука прикрывает рот, большой палец прижат к щеке);

• прикосновение к носу (легкое прикосновение к ямочке под носом или одно быстрое, почти неуловимое прикосновение к носу);

• потирание века;

• почесывание и потирание уха;

• оттягивание воротника рубашки;

• частое приглаживание волос;

• легкая, снисходительная улыбка, сопровождающая ложное высказывание;

• «бегающий взгляд» (человек с трудом «держит» взгляд собеседника, отводит глаза в сторону);

• нервозность в поведении (периодическая прочистка голоса; покашливание; частое курение сигареты; ерзание на стуле; постукивание по столу;

потирание ладоней; непроизвольное изменение интонации, темпа и тембра речи; появление дрожи в голосе; паузы при ответах на вопросы; слишком быстрые ответы на вопросы и т.п.);

• прищуривание, сужение глаз при ответах на вопросы;

• микронапряжение лицевых мышц, когда в момент ложного высказывания по лицу как бы пробегает тень;

• вегетативные реакции (покраснение лица; подергивание губ; учащение дыхания; расширение зрачков; сужение зрачков; повышенное потоотделение; тремор кистей, рук, ног).

Невербальное поведение человека, скрывающего какие-либо обстоятельства или обманывающего других людей, может проявляться также в его действиях и поступках (избегание встреч с конкретными людьми, нежелание или желание посещать определенные места и т.п.). Задача следователя заключается в наблюдении указанных реакций человека и их правильной оценке.


Литература

1. Антонян Ю.М., Микеев М.И. Психология преступника и расследования преступлений. М., 1996 г.

2. Васильев В.А. Юридическая психология. – М., 1997 г.

3. Еникеев М.И. Структура и система категорий юридической психологии. М., 1999 г.

4. Муратьян Э. Истина как проблема судебного права. М.: Быина. – 2002 г.

5. Пиз А. Язык телодвижений. Как читать мысли других людей по их жестам. - М, 1992.

6. Прикладная юридическая психология. Учебное пособие / под ред. Столяренко А.М. – М., 1998 г.

7. Ратинов А.Р. Феноменология лжи. // Судебно-психологический взгляд. Юридическая психология: Сб. научных трудов — М., 1998.

8. Ратинов А.Р., Гавршова Н.И. Логико-психологическая структура лжи и ошибки в свидетельских показаниях // Вопросы борьбы с преступностью. - 1982. - вып. 37.

9. Тренев Н.Н. Управление конфликтами. М., 1999 г.