регистрация / вход

Договор энергоснабжения. Финансовая аренда (лизинг)

Договор энергоснабжения: понятие, гражданско-правовая характеристика, содержание и порядок его заключения. Права и обязанности сторон. Применение правил об энергоснабжении к иным договорам. Финансовая аренда (лизинг): понятие, виды, содержание.

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по курсу Гражданское право

по теме

Договор энергоснабжения. Финансовая аренда (лизинг)


Задание №1

Договор энергоснабжения: понятие, гражданско-правовая характеристика, содержание и порядок его заключения. Права и обязанности сторон. Применение правил об энергоснабжении к иным договорам

Договор энергоснабжения предусмотрен в Гражданском Кодексе РФ как отдельный вид договора купли-продажи (§6, гл. 30), в соответствии с которым энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию. Выделение договора энергоснабжения в качестве самостоятельного вида договора купли-продажи обусловлено особым объектом данного договора - энергией и способом ее передачи - через присоединенную сеть. Энергия представляет собой определенное свойство материи - способность производить полезную работу, создавать условия для предпринимательской и любой иной деятельности. Судебно-арбитражная практика также рассматривает данный договор как самостоятельный вид договора купли-продажи (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 19.03.96 №8291/95). Специфические свойства энергии (непрерывность процесса производства, передачи и потребления, невозможность накапливать ее в значительных объемах, необходимость в специальных приборах для ее обнаружения в сети и др.) позволяют рассматривать ее как особый товар, по отношению к которому как объекту права собственности ограничивается применение правомочий владения и распоряжения. Для договора энергоснабжения характерны такие обязанности абонента, которые не свойственны купле-продаже: соблюдение определенного режима потребления энергии, обеспечение безопасности энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии. Наконец, для этого договора не характерны такие атрибуты многих договоров купли-продажи, как гарантийный срок и срок годности товара, комплектность товара, тара и упаковка и др. Сторонами договора являются энергоснабжающая организация и абонент (потребитель). Энергоснабжающая организация определяется в Федеральном законе от 14.04.95 N 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» (в ред. от 07.07.2003) как коммерческая организация независимо от организационно-правовой формы, осуществляющая продажу потребителям произведенной или купленной электрической и (или) тепловой энергии. В Федеральном законе от 26.03.2003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике» в качестве энергоснабжающих организаций предусмотрены энергосбытовые организации, осуществляющие продажу другим лицам произведенной или приобретенной электроэнергии, а также гарантирующие поставщики - коммерческие организации, обязанные в соответствии с данным Законом или добровольно принятыми обязательствами заключить договор купли-продажи электроэнергии с любым обратившимся к ним потребителем либо с лицом, действующим от имени и в интересах потребителя и желающим приобрести электроэнергию. Порядок присвоения статуса гарантирующего поставщика определяется основными положениями функционирования розничных рынков, утверждаемыми Правительством РФ. Наименования сторон договора энергоснабжения нуждаются в приведении в соответствие с Федеральным законом «Об электроэнергетике». Деятельность по эксплуатации электрических и тепловых сетей, за исключением случаев, если указанная деятельность осуществляется для обеспечения собственных нужд юридического лица, подлежит лицензированию. С 1 января 2004 г. лицензируется и деятельность по продаже электроэнергии гражданам. Абонентом по договору могут выступать как гражданин, так и любое юридическое лицо, которые приобретают энергию для собственных бытовых и (или) производственных нужд. Особенности энергии являются основанием для возложения на абонента ряда обязанностей, не присущих покупателям по другим видам договора купли-продажи: соблюдать предусмотренный договором режим потребления энергии, обеспечивать безопасность находящихся в его ведении сетей и исправность используемых им приборов и оборудования. Договор заключается при наличии у абонента энергопринимающего устройства, присоединенного к сетям энергоснабжающей организации, приборов учета потребления энергии и другого необходимого оборудования, отвечающего установленным техническим требованиям. ГК не содержит специальных требований к форме договора энергоснабжения. Поэтому при его оформлении должны соблюдаться общие положения о форме сделок. ГК предусматривает приоритет специальных нормативных актов к отношениям по договору снабжения электроэнергией и к отношениям, связанным со снабжением тепловой энергией через присоединенную сеть. Отношения в области энергоснабжения регулируются Федеральными законами «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации», от 26.03.2003 N 36-ФЗ «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об электроэнергетике»», от 03.04.96 № 28-ФЗ «Об энергосбережении» (в ред. от 05.04.2003) и целым рядом подзаконных нормативных правовых актов. Энергоснабжение абонента осуществляется по договору. Договор энергоснабжения признается публичным договором (ст. 426 ГК), вследствие чего энергоснабжающая организация обязана заключить договор с обратившимся к ней лицом при наличии возможности. При необоснованном уклонении энергоснабжающей организации от заключения договора абонент может обратиться в судебные органы с требованием о понуждении заключить договор. В Федеральном законе «Об электроэнергетике» публичным договором признается договор, заключаемый гарантирующим поставщиком с потребителем электроэнергии. ГК устанавливает различный порядок заключения договора для граждан и юридических лиц. Для признания договора заключенным с гражданином, использующим энергию для бытового потребления, достаточно и в то же время необходимо фактическое подключение абонента в установленном порядке к присоединенной сети. Таким образом, в п. 1 ст. 540 ГК установлены два способа заключения договора - путем совершения конклюдентных действий по подключению к сети или путем заключения письменного договора и подключения к сети. Договор с гражданином считается заключенным на неопределенный срок, если иное не предусмотрено сторонами в договоре. Договор энергоснабжения с гражданином-абонентом является договором присоединения, и на него распространяются правила ст. 428 ГК, поскольку гражданин лишен возможности согласовывать условия договора при его заключении. Договор с юридическим лицом - абонентом должен заключаться в письменной форме. Заключение договора осуществляется по правилам ст. 445 ГК, в п. 2 которой предусмотрено, что в случае, когда в соответствии с ГК или иными законами заключение договора обязательно для стороны, направившей оферту (проект договора), и ей в течение 30 дней будет направлен протокол разногласий к проекту договора, эта сторона обязана в течение 30 дней со дня получения протокола разногласий известить другую сторону о принятии договора в ее редакции либо об отклонении протокола разногласий. При отклонении протокола разногласий либо неполучении извещения о результатах его рассмотрения в указанный срок сторона, направившая протокол разногласий, вправе передать разногласия на рассмотрение суда. Однако отсутствие договора с организацией, энергопринимающее устройство которой присоединено к сетям энергоснабжающей организации, не лишает последнюю права требовать возмещения отпущенной данному абоненту энергии[1] .

Право на технологическое присоединение своих энергопринимающих устройств к электрическим сетям имеют любые юридические и физические лица при наличии технической возможности и соблюдении установленных правил присоединения. Продление договора, заключенного на определенный срок, как с гражданином-абонентом, так и с юридическим лицом регулируется диспозитивным правилом п. 2 ст. 540 ГК. Действие договора продлевается на тот же срок и на тех же условиях, если до окончания срока договора ни одна из сторон не заявит о его прекращении либо об изменении или о заключении нового договора. Для обеспечения непрерывности энергоснабжения в п. 3 ст. 540 Гражданского Кодекса РФ предусмотрено правило о распространении действия ранее заключенного договора на отношения сторон по снабжению энергией до заключения нового договора.

Количество и согласованный сторонами режим передачи энергии относятся к существенным условиям договора энергоснабжения. Количество электроэнергии определяется количеством киловатт-часов подлежащей передаче электрической энергии и величиной присоединенной или заявленной мощности. Количество тепловой энергии определяется в гигакалориях с указанием максимальной часовой нагрузки по каждому виду теплоносителя. Количество тепловой энергии, подаваемой для отопления и вентиляции, определяется в зависимости от температуры наружного воздуха. Надлежащее исполнение обязанности энергоснабжающей организации по количеству подаваемой энергии состоит в предоставлении абоненту возможности непрерывно получать определенное договором количество энергии независимо от количества фактически использованной энергии. Если стороной договора является юридическое лицо или гражданин - индивидуальный предприниматель, они вправе получать количество электроэнергии в пределах обусловленной договором величины присоединенной или заявленной мощности. Судебно-арбитражная практика исходит из того, что при отсутствии в договоре условия о количестве передаваемой энергии он считается незаключенным[2] .

При установлении органом регулирования деятельности субъектов естественных монополий минимального уровня подлежащей передаче энергии абонент вправе требовать от энергоснабжающей организации указания в договоре количества передаваемой энергии не ниже установленного минимального уровня. Режим подачи энергии, под которым понимается количество и качество передаваемой энергии в разное время, должен согласовываться сторонами в договоре. Как правило, подача энергии должна производиться абоненту непрерывно, однако в договоре может быть предусмотрено условие о перерывах, прекращении или ограничениях подачи энергии, за исключением случаев одностороннего изменения договора, предусмотренных п. 2 и 3 ст. 546 ГК. Определение количества поданной энергоснабжающей организацией и использованной абонентом энергии осуществляется в соответствии с данными приборов учета о ее фактическом потреблении. Учет подачи электрической и тепловой энергии производится, как правило, в точке учета на границе балансовой принадлежности электрических и тепловых сетей энергоснабжающей организации и абонента. Учет потребляемых энергоресурсов осуществляется в соответствии с установленными ведомственными нормативными актами, госстандартами и нормами точности измерений. Порядок учета определяется ведомственными нормативными актами. Качество подаваемой энергии должно соответствовать требованиям, установленным государственными стандартами и иными обязательными правилами или предусмотренным договором энергоснабжения (ст. 542 ГК). Качество электроэнергии характеризуется напряжением и частотой тока, тепловой энергии - температурой и давлением пара, температурой горячей воды. Подаваемая абоненту электрическая энергия должна соответствовать требованиям, установленным техническими регламентами, а до их принятия - ГОСТами. Некоторые показатели качества электроэнергии (величина напряжения тока) определяются сторонами в договоре. В договоре энергоснабжения устанавливаются обязательства энергоснабжающей организации поддерживать качество электроэнергии по показателям:

· отклонение частоты - по ГОСТ 13109-97;

· длительность провала напряжения - по ГОСТ 13109-97;

· установившиеся отклонения напряжения - требования к нему в точке контроля качества электроэнергии указываются в виде диапазонов допустимых отклонений напряжения отдельно для режимов наибольшей и наименьшей нагрузок потребителя.

В договоре устанавливаются также обязательства энергоснабжающей организации поддерживать качество электроэнергии по показателям:

· коэффициент искажения синусоидальности кривой напряжения,

· коэффициент n -ой гармонической составляющей напряжения,

· коэффициент несимметрии напряжений по обратной последовательности,

· коэффициент несимметрии напряжений по нулевой последовательности (для потребителей, присоединенных к четырехпроводным сетям напряжением 380 В),

· доза фликера.

В п. 2 статьи 542 Гражданского Кодекса РФ содержится специальное правило о праве абонента отказаться от оплаты энергии в случае нарушения энергоснабжающей организацией требований, предъявляемых к качеству энергии, но при этом абонент не вправе использовать энергию, отпускаемую с нарушением условий о качестве. В противном случае энергоснабжающая организация вправе потребовать возмещения стоимости того, что абонент неосновательно сберег вследствие использования такой энергии. Абонент также вправе при нарушении энергоснабжающей организацией условий о качестве энергии привлечь ее к ответственности в соответствии со ст. 547 ГК.

В п. 1 статьи 543 ГК установлена обязанность абонента-организации по соблюдению режима потребления энергии и обеспечению надлежащего технического состояния, безопасности находящихся в его ведении на праве собственности либо ином вещном праве энергетических сетей, приборов и оборудования. Включение в сферу договорных отношений этих обязанностей абонента объясняется зависимостью бесперебойного процесса энергоснабжения в энергосистеме от соблюдения потребителями правил эксплуатации энергооборудования и установленного режима потребления энергии. К заключаемому договору энергоснабжения прилагается акт разграничения балансовой принадлежности электрических и тепловых сетей. Таким образом, определяется граница ответственности абонента и энергоснабжающей организации за техническое состояние и обслуживание энергооборудования. Если абонентом выступает гражданин, использующий энергию для бытового потребления, обязанность по обеспечению надлежащего состояния и безопасности энергетических сетей и приборов учета потребления энергии по общему правилу возлагается на энергоснабжающую организацию. Однако гражданин обязан соблюдать правила техники безопасности при пользовании энергией, поддерживать в исправности внутриквартирную электропроводку, соответствующие устройства и приборы. Требования к техническому состоянию и эксплуатации энергетических сетей, приборов и оборудования установлены Правилами устройства электроустановок, Правилами эксплуатации электроустановок потребителей, Правилами техники безопасности при эксплуатации электроустановок потребителей, Правилами эксплуатации теплопотребляющих установок и тепловых сетей потребителей и Правилами техники безопасности при эксплуатации теплопотребляющих установок и тепловых сетей потребителей. Требования по обеспечению технической и технологической безопасности в электроэнергетике будут установлены техническими регламентами. Порядок осуществления контроля за соблюдением этих правил определяется нормативными актами и принятыми в соответствии с ними обязательными правилами. Так, на организации и учреждения Госэнергонадзора РФ возлагается надзор за соблюдением организациями правил техники эксплуатации электрических, теплоиспользующих установок и техники безопасности при их эксплуатации, а также правил пользования электрической и тепловой энергией.

Оплата принятой энергии является одной из основных обязанностей абонента. Оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон (ч. 1 ст. 544 ГК). Абзац 1 п. 1 статьи 546 Гражданского Кодекса РФ содержит правило о расторжении договора в одностороннем порядке по инициативе гражданина-потребителя. Он вправе расторгнуть договор в любое время, уведомив энергоснабжающую организацию и полностью оплатив использованную энергию. Расторжение договора с гражданином в одностороннем порядке по инициативе энергоснабжающей организации в данной статье не предусмотрено. Однако это не означает невозможности расторжения договора. В таких случаях следует руководствоваться общими правилами ст. 450, 451 ГК. Абзац 2 п. 1 статьи 546 ГК предусматривает право энергоснабжающей организации отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке с юридическим лицом, но не предусматривает такой возможности для физического лица. Отказ от исполнения договора юридического лица осуществляется в соответствии с общими правилами ст. 450-453 ГК. Энергоснабжающая организация вправе отказаться от исполнения договора в соответствии со ст. 523 ГК в случае его существенного нарушения юридическим лицом. В ст. 523 содержится лишь одно основание, относящееся к существенному нарушению договора, применимое к энергоснабжению, - неоднократное нарушение сроков оплаты товара. Однако в законе или иных правовых актах могут быть предусмотрены случаи, когда не допускается отказ от энергоснабжения юридического лица, несмотря на неоплату энергии. Так, Постановлением Правительства РФ «Об обеспечении устойчивого газо- и энергоснабжения финансируемых за счет средств федерального бюджета организаций, обеспечивающих безопасность государства» определен перечень организаций, финансируемых за счет средств федерального бюджета, поставки топливно-энергетических ресурсов которым не подлежат прекращению или ограничению ниже установленных им соответствующими федеральными органами исполнительной власти лимитов. В отношении некоторых организаций-потребителей, допустивших неоднократное нарушение сроков оплаты энергии, предусмотрен особый порядок ограничения или прекращения подачи электрической и тепловой энергии, а также газа. Такой Порядок установлен Постановлением Правительства РФ от 05.01.98 N1 (в ред. от 17.07.98). К таким потребителям относятся организации, прекращение или ограничение подачи топливно-энергетических ресурсов которым может привести к опасности для жизни людей и тяжелым экологическим последствиям, а также медицинские организации, организации связи, объекты жилищно-коммунального хозяйства, объекты вентиляции, водоотлива и основные подъемные устройства угольных и горно-рудных организаций и метрополитена. Порядок прекращения и ограничения подачи электрической и тепловой энергии и газа, утвержденный указанным Постановлением, предусмотрел последовательность действий энергоснабжающей организации сначала по предупреждению потребителя о необходимости уплаты задолженности за топливно-энергетические ресурсы в установленный срок, затем по ограничению подачи энергии при невыполнении этих требований и полному прекращению подачи энергии до погашения задолженности. В п. 1 статьи 547 Гражданского Кодекса РФ установлена равная ограниченная ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора как абонента, так и энергоснабжающей организации. Сторона, нарушившая договорное обязательство, обязана возместить причиненный этим реальный ущерб. Упущенная выгода при этом не возмещается (п. 2 ст. 15 ГК). Исключением из общего правила о безвиновной ответственности при осуществлении предпринимательской деятельности (п. 3 ст. 401 ГК) является установление ответственности энергоснабжающей организации при наличии ее вины за такое нарушение договора, как допущение перерыва в подаче энергии абоненту. Энергоснабжающая организация, допустившая перерыв в подаче электроэнергии без предупреждения абонента, обязана возместить потребителю ущерб, причиненный указанными действиями[3] . Наибольшее количество споров по энергоснабжению связано с неоплатой энергии абонентами. За несвоевременную оплату потребленной энергии в договоре может предусматриваться уплата неустойки либо абонент несет ответственность за нарушение денежного обязательства по правилам ст. 395 ГК. Статьей 548 Гражданского Кодекса РФ предусмотрено применение правил о договоре энергоснабжения к отношениям по снабжению через присоединенную сеть тепловой энергией, газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и иными товарами. Общим признаком договоров снабжения является способ подачи товаров потребителю через присоединенную сеть. Вместе с тем данная статья устанавливает приоритет специальных нормативных актов перед ГК, что позволяет отразить ряд особенностей по снабжению данными ресурсами через присоединенную сеть.

Задание №2

Финансовая аренда (лизинг): понятие, виды, содержание

По договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца (ст. 665 ГК). Для однозначного определения правовой природы договора лизинга представляется наиважнейшим дать ответ на кажущийся простым вопрос: договор финансовой аренды - это двусторонняя сделка или сделка, в которой участвует три стороны? Мнения по этому поводу высказывались самые разные. Е.В. Кабатова считает, что в основе лизинга лежит трехсторонняя сделка, однако состоит она из двух договоров: купли-продажи и передачи оборудования во временное пользование. Автор подчеркивает, что «эта довольно сложная структура составляет единый комплекс отношений, поскольку ни один из его элементов не может существовать самостоятельно без связи со всеми остальными». Т.А. Коннова занимает аналогичную позицию: «Лизинговые отношения оформляются двумя договорами и включают в себя весь комплекс взаимосвязей, существующих между его участниками: арендатором, арендодателем и продавцом имущества. Договор лизинга имеет двусторонний характер, а лизинг как система отношений между тремя сторонами является трехсторонней сделкой». По мнению Е.А. Павлодского, «классический лизинг связывает трех лиц: изготовителя оборудования, его приобретателя-арендодателя и арендатора». При этом автор не квалифицирует договор финансовой аренды как трехстороннюю сделку, подчеркивая, что «участники лизинговых отношений связаны между собой не одним, а двумя отдельными договорами»[4] . Е.Н. Чекмарева считает, что «экономическая суть лизинговой операции придает возникающим трехсторонним партнерским взаимоотношениям новый качественный аспект, который не может быть учтен традиционными существующими законодательными нормами и правилами». Основой этих отношений служит трехсторонняя сделка. Противоположную позицию занял А.А. Иванов, делающий вывод о том, что необходимо «трактовать договор лизинга как двустороннюю (а не многостороннюю сделку), неразрывно связанную с договором купли-продажи арендованного имущества». Своим оппонентам, придерживающимся мнения, что лизинг является многосторонней сделкой (трехсторонним договором), А.А. Иванов возражал: «Отношения между арендодателем и арендатором, с одной стороны, арендодателем и продавцом арендованного имущества, с другой, урегулированы так, как в классических двусторонних (синаллагматических) договорах. Участники этих договоров не имеют ни одного права или обязанности, которые бы принадлежали одновременно каждому из них, что как раз и характеризует многостороннюю сделку». Вышеприведенная точка зрения получила поддержку со стороны В.В. Витрянского, который подчеркивал: «Если же говорить о лизинговых отношениях в целом, то они представляют собой не единую трехстороннюю сделку, а сложную структуру договорных связей, состоящую из договоров двух типов: договора купли-продажи лизингового имущества, заключаемого между продавцом и лизингодателем, а также собственно договора лизинга, заключаемого между лизингодателем (как собственником лизингового имущества) и лизингополучателем». На наш взгляд, наиболее правильной является позиция той группы авторов, которые утверждают, что договор лизинга - трехсторонний договор. Таким образом, в отношениях финансовой аренды участвуют, как правило, не менее трех лиц - арендодатель, арендатор и продавец. Такой «тройственный союз» накладывает особый отпечаток на взаимоотношения сторон, отличая арендодателя и арендатора по договору финансовой аренды от арендодателя и арендатора по договору аренды и продавца, участвующего в отношениях финансовой аренды, от продавца в обычном договоре купли-продажи. Особенности прав и обязанностей каждого из участников и их взаимоотношения изложены в статьях §6 гл. 34 ГК. Статья 665 Гражданского Кодекса РФ определяет, что инициатором заключения договора лизинга является арендатор, который указывает арендодателю, в каком имуществе он нуждается, а также называет продавца этого имущества. Стороны могут договориться об ином, что предусмотрено в ч. 2 данной статьи. Вопрос о том, кто определяет продавца имущества - арендодатель или арендатор, важен в связи с различными правовыми последствиями, о чем идет речь в ст. 670 ГК. Такое распределение ролей участников лизинга объясняется тем, что, несмотря на разнообразие видов лизинговых соглашений, роль арендодателя, как правило, ограничивается финансированием сделки. Арендодатель в подавляющем числе случаев лишь оплачивает имущество, которое впоследствии передает арендатору во временное пользование, и никаких технических и иных проблем, связанных непосредственно с ним, не решает и не может решить. Более того, арендодатель чаще всего и не видит оборудования, собственником которого является (оно передается, как правило, непосредственно арендатору). В этой ситуации возлагать на арендодателя ответственность, в частности, за качество, комплектность имущества, своевременность его доставки было бы нелогично и нереально. К такому выводу давно пришла практика использования договора лизинга во многих странах. Однако в этой связи необходимо отметить, что российская практика применения лизинга привнесла свои особенности, которые отражают современную экономическую ситуацию в стране и которые могут трансформироваться с изменением этой ситуации. Дело в том, что на практике российские арендаторы по сравнению с российскими арендодателями являются, как правило, более слабыми и зависимыми в экономическом отношении организациями. Это приводит к тому, что арендодатели сами определяют продавцов необходимого арендатору имущества, не беря на себя ответственности за этот выбор. Арендодатели подчеркивают, что их отношения с арендаторами носят характер сотрудничества; арендаторы пока не имеют возможности воздействовать на арендодателей и фиксировать в договоре лизинга, что выбор продавца осуществлен арендодателем. С другой стороны, практика последних лет свидетельствует о том, что арендодатели нередко оказываются в менее выгодной по сравнению с арендатором ситуации в процессе исполнения условий договора лизинга. Речь идет о случаях нарушения арендатором своих договорных обязательств, чаще всего по оплате взятого в лизинг имущества. При отсутствии доброй воли со стороны арендатора к урегулированию конфликта арендодатель, являясь собственником имущества, нередко лишен всяких правовых методов оперативного воздействия на арендатора, восстановления status quo и защиты своих имущественных интересов. Нередки случаи порчи и незаконной реализации арендатором предмета лизинга. Возможное решение проблемы сохранения баланса интересов сторон договора лизинга и их равной защиты лежит в предоставлении арендодателю специфических, установленных в законе средств защиты его интересов, которые обеспечивали бы оперативное воздействие на нарушителя условий договора лизинга (например, возможность оперативного изъятия предмета лизинга у арендатора на основе законной упрощенной процедуры, как это предусмотрено во многих правовых системах).

В мировой практике договоры лизинга подразделяются на различные виды в зависимости от таких обстоятельств, как срок договора, объем обязанностей сторон и пр. Включенное в Гражданский Кодекс РФ определение охватывает все возможные варианты этой договорной формы. Отсутствие каких-либо требований в отношении срока договора, прав и обязанностей сторон делает его максимально широким. Необходимо сказать и о таком виде лизинга, как возвратный лизинг, широко используемый в практике многих стран. При возвратном лизинге собственник имущества продает его лизинговой компании и одновременно берет это же имущество во временное пользование. Таким образом, продавец и арендатор совпадают, становятся одним и тем же лицом. Необходимость в проведении такой операции может быть вызвана тем, что собственник не может содержать то или иное имущество, но вместе с тем не хочет его окончательно лишаться. Формулировка статьи 665 ГК может быть применена и к возвратному лизингу: арендодатель, как обычно, приобретает имущество и предоставляет его во временное пользование[5] . В этой работе не указывается, что это обязательно должны быть различные организации или граждане, и не сказано, что это не может быть одно и то же лицо. Предметом договора финансовой аренды могут быть любые непотребляемые вещи, используемые для предпринимательской деятельности, кроме земельных участков и других природных объектов (ст. 666 ГК). Таким образом, круг вещей, которые могут быть предметом договора лизинга, достаточно широк. Это движимые и недвижимые вещи, используемые для предпринимательской деятельности, определение которых дано в ст. 130 ГК. Понятие непотребляемых вещей дано в ст. 607 ГК. К ним отнесены вещи, которые «не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования». Требование уведомления продавца о будущей «судьбе» продаваемого им имущества (ст. 667) является еще одной иллюстрацией трехстороннего характера отношений финансовой аренды. Продавец должен знать заранее о предполагающемся заключении договора финансовой аренды (лизинга), поскольку это существенно влияет на его обязательства и ответственность по договору купли-продажи. Заключая договор купли-продажи с арендодателем, продавец по некоторым вопросам исполнения этого договора вступает в непосредственный контакт с арендатором. Если продавец не будет знать заранее о предстоящем заключении договора лизинга, то впоследствии это может осложнить на практике его взаимоотношения с арендатором. В статье 668 Гражданского Кодекса РФ, содержащей диспозитивную норму, четко проявляются особенности отношений участников финансовой аренды. В силу особой роли, которую играет в договоре лизинга арендодатель (сугубо финансовой, существенно отличающейся от роли арендодателя в классическом договоре аренды), структура взаимоотношений строится таким образом, чтобы освободить арендодателя от обязательств, связанных непосредственно с имуществом. Это проявляется и в том, что арендодатель подчас даже не видит имущества, которое приобретает у продавца, - оно, как правило, передается непосредственно арендатору, не являющемуся стороной договора купли-продажи.

В п. 2 статьи 668 подчеркивается, что договор финансовой аренды может быть расторгнут, если имущество - предмет договора - передано арендатору с опозданием по вине арендодателя. Статья 669 Гражданского Кодекса РФ важна тем, что устанавливает отличное от общего правило. В соответствии со ст. 211 ГК риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором. Несмотря на диспозитивность данной нормы, общим является правило о том, что риски случайной гибели или повреждения имущества лежат на его собственнике. В общих положениях об аренде, изложенных в § 1 гл. 34 ГК, каких-либо оговорок на этот счет не сделано, что означает сохранение этого общего правила для договора аренды, т.е. арендодатель как собственник несет все риски, связанные со случайной гибелью или повреждением имущества. Иная ситуация в договоре финансовой аренды - здесь все риски переходят от арендодателя (собственника) на арендатора, владеющего и пользующегося имуществом на основе договора лизинга. Такое правило имеет глубокий смысл для договора финансовой аренды. Выше уже отмечалась «финансовая» роль арендодателя в договоре лизинга и, как следствие, гораздо более активная роль арендатора по сравнению с арендатором в договоре классической аренды. Не случайно в некоторых странах арендатор в договоре лизинга именуется экономическим собственником, а арендодатель - юридическим собственником, что убедительно иллюстрирует реальную ситуацию, складывающуюся при лизинге. Именно такому распределению обязанностей вполне соответствует норма о переходе рисков с арендодателя на арендатора, возлагающая на последнего обязанности, которые в обычных условиях несет собственник имущества. Стороны договора могут установить иной порядок распределения рисков по своему усмотрению. Арендатор вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося предметом договора финансовой аренды, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, в частности в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки, и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом. При этом арендатор имеет права и несет обязанности, предусмотренные Гражданским Кодексом для покупателя, кроме обязанности оплатить приобретенное имущество, как если бы он был стороной договора купли-продажи указанного имущества. Однако арендатор не может расторгнуть договор купли-продажи с продавцом без согласия арендодателя. В отношениях с продавцом арендатор и арендодатель выступают как солидарные кредиторы (статья 326 ГК). Если иное не предусмотрено договором финансовой аренды, арендодатель не отвечает перед арендатором за выполнение продавцом требований, вытекающих из договора купли-продажи, кроме случаев, когда ответственность за выбор продавца лежит на арендодателе. В последнем случае арендатор вправе по своему выбору предъявлять требования, вытекающие из договора купли-продажи, как непосредственно продавцу имущества, так и арендодателю, которые несут солидарную ответственность (статья 670 ГК).

Приравнивание арендатора в отношениях с продавцом к покупателю дает возможность первому обращаться непосредственно к продавцу с претензиями по поводу имущества и одновременно обязывает продавца эти претензии рассматривать. В этой конструкции ответственности, пожалуй, наиболее ярко проявляется своеобразный характер отношений, возникающих из договора лизинга.

Задача

По договору строительного подряда подрядчик - ООО «Спецстроймонтаж» возвело первый из трех этажей здания торгового комплекса и 12 марта 2001 г. передало его по акту сдачи-приемки заказчику - ЗАО «Сомель». В ночь с 12 на 13 марта 2001 г. большая часть была разрушена взрывом проходящего неподалеку газопровода. В связи с этим ЗАО «Сомель» предъявило иск к ООО «Спецстроймонтаж» о взыскании с последнего стоимости переданного согласно договору здания, а также причиненных ЗАО «Сомель» убытков. При этом ЗАО «Сомель» ссылалось на ст. 211 ГК РФ, согласно которой риск случайной гибели имущества несет его собственник. Поскольку, по словам представителя ООО «Спецстроймонтаж», заказчик до момента регистрации за ним права собственности на разрушенное здание не является собственником, он, несмотря на состоявшуюся передачу, не несет риск случайной гибели здания. Он также утверждал, что, поскольку договором строительного подряда не выделялись отдельные этапы работ, произошедшая приемка построенного этажа имела «чисто техническое значение» и была произведена исключительно в целях осуществления промежуточных расчетов между сторонами. Такая приемка не является, по мнению подрядчика, актом, переносящим риск случайной гибели на заказчика.

Решите дело

Ссылки ЗАО «Сомель» на ст. 211 ГК безосновательны, поскольку в Гражданском Кодексе РФ есть специальный §3 гл. 37, посвященный отношениям сторон в ходе исполнения договора строительного подряда. Следовательно, в данном случае применяются специальные нормы. В ч. 3 ст. 753 Гражданского Кодекса РФ сказано: «Заказчик, предварительно принявший результат отдельного этапа работ, несет риск последствий гибели или повреждения результата работ, которые произошли не по вине подрядчика». Значит, поскольку в данном случае гибель результатов работ произошла не по вине подрядчика, суд вынесет решение в пользу ООО «Спецстроймонтаж».

Задача

Пассажир, купивший билет на поезд Москва-Хабаровск, одновременно сдал свой багаж для доставки его в Хабаровск, что было удостоверено багажной квитанцией. Приехав на станцию назначения, пассажир предъявил свою багажную квитанцию в багажное отделение станции, но там ему сообщили, что его багаж был похищен при перевозке неизвестными лицами. Пассажир предъявил иск к управлению железной дороги о возмещении ущерба, причиненного в результате утраты его багажа. Сумма ущерба включала стоимость вещей в составе багажа; сумму неполученной премии (10000 долларов США), которую пассажир рассчитывал получить, если бы на конкурсе в Хабаровске победил его архитектурный проект, находившийся в составе утраченного багажа; моральный вред в размере премии, назначенной победителю архитектурного конкурса. В отзыве на иск железная дорога возражала против требований пассажира, ссылаясь на то, что утрата его багажа имела место не по вине железной дороги, а в силу неправомерных действий неустановленных лиц.

Решите дело

Прежде всего, определим, должна ли железная дорога нести ответственность за утрату груза. Согласно ч. 1 ст. 796 ГК Перевозчик несет ответственность за несохранность груза или багажа, происшедшую после принятия его к перевозке и до выдачи грузополучателю, управомоченному им лицу или лицу, управомоченному на получение багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело. Примерный перечень специфических и наиболее часто встречающихся в практике деятельности транспорта обстоятельств, доказанность которых перевозчиком может свидетельствовать об отсутствии его вины в причинении ущерба отправителю или получателю груза, содержится в действующем УЖТ (ст. 95), например непреодолимая сила, действия или упущения отправителя или получателя, недостатки тары или упаковки, которые не могли быть замечены по наружному виду при приеме груза. Наличие в транспортных уставах и кодексах примерного перечня обстоятельств, доказанность которых перевозчиком может освободить его от ответственности за несохранность груза или багажа, не противоречит общей норме об освобождении перевозчика от ответственности за несохранность груза или багажа, так как эти перечни содержат именно те обстоятельства, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело. По буквальному смыслу правила п. 1 ст. 796 ГК, являющегося императивным, заявитель требования не должен доказывать вину перевозчика в любых случаях несохранности груза. В данном случае утрата груза произошла не вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить, поскольку обеспечить сохранность груза в пути он был обязан. Следовательно, ответственность за утрату груза железная дорога нести должна. Решим теперь вопрос о размере ответственности железной дороги. Согласно п. 2 ст. 796 ГК ущерб, причиненный при перевозке груза или багажа, возмещается перевозчиком в случае утраты или недостачи груза или багажа - в размере стоимости утраченного или недостающего груза или багажа. Стоимость груза и багажа определяется исходя из его цены, указанной в счете продавца или предусмотренной договором, а при отсутствии счета или указания цены в договоре - исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары. Перевозчик также обязан вернуть взятую провозную плату (п. 3 ст. 796 ГК).

Значит, железная дорога будет нести ответственность в размере стоимости утраченного багажа и его провозной платы. Сумма неполученной премии и моральный вред, связанный с этим компенсированы не будут.


Список литературы

1. Гражданский Кодекс РФ. Часть 2.

2. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17.02.98 № 30 «Обзор практики разрешения споров, связанных с договором энергоснабжения».

3. Постановление Президиума ВАС РФ от 27.04.99 №7800/98.

4. Витрянский В.В. Договор аренды и его виды: прокат, фрахтование на время, аренда зданий, сооружений и предприятий, лизинг. – М., 2005.

5. Иванов А.А. Аренда (Гл. 33) // Гражданское право. Часть 2. Учебник. Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М., 2004.

6. Ищенко Е.Е. Место договора финансовой аренды в системе гражданско-правовых обязательств. // Академический юридический журнал. – 2002. – №1.

7. Кабатова Е.В. Лизинг: правовое регулирование, практика. – М., 2006.

8. Коннова Т.А. Договор финансовой аренды (лизинга) // Законодательство. – 2003. – №9.

9. Корнеев С.М. Юридическая природа договора энергоснабжения // Закон. – 2001. – №7.

10. Павлодский Е.А. Договоры организаций и граждан с банками. – М., 2000.

11. Чекмарева Е.Н. Правовое обеспечение лизинга // Хозяйство и право. – 2004. – №6.


[1] Постановление Президиума ВАС РФ от 27.04.99 N 7800/98.

[2] Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17.02.98 N 30.

[3] Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17.02.98 N 30 «Обзор практики разрешения споров, связанных с договором энергоснабжения»

[4] Павлодский Е.А. Договоры организаций и граждан с банками. М., 2000. С. 35.

[5] Ищенко Е.Е. Место договора финансовой аренды в системе гражданско-правовых обязательств. // Академический юридический журнал. 2002. №1. С. 1.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий