регистрация / вход

История прокуратуры Самарской области

Первые прокуроры Самарской губернии. Обязанности губернского прокурора. Роль прокуратуры в борьбе с преступностью. Общий надзор за законностью действий всех органов власти - одна из функций прокурорского надзора. Прокуроры предвоенных лет (1926-1940 гг).

Реферат

На тему

История прокуратуры Самарской области


Введение

Прокуратура Самарской губернии - это прежде всего люди - прокуроры и следователи, которые служили Закону в различные периоды ее деятельности.

С момента образования прокуратуры Самарской губернии и на протяжении последних восьмидесяти пяти лет во главе ее стояли выдающиеся личности. И рядом с ними трудились прокуроры, следователи в аппарате и на местах с незапятнанной репутацией и превосходным послужным списком. Мы не отделяем этот период существования прокуратуры от более раннего. Напротив, считаем, что всей своей деятельностью Самарская губернская прокуратура доказала преемственность поколений. Защита интересов государства и каждого гражданина - вот два основополагающих принципа, которых придерживались генерал-прокуроры дореволюционной России и которым неукоснительно следуют прокуроры наших дней.


1. Первые прокуроры Самарской губернии 1922-1926 годы

Первым прокурором Самарской губернии в октябре 1922 года был назначен КАРПОВ ВИКТОР ЗИНОВЬЕВИЧ, работавший председателем коллегии губернского ревтрибунала.

Карпов В.З. родился в 1895 году в семье рабочего. Образование - низшее. В 1914 году он вступает в члены РСДРП и активно участвует в подпольной работе, а затем в революционных событиях. С октября 1917 года по февраль 1918 года Карпов являлся председателем ревкома Нарвского района, с февраля по июнь 1918 года - председателем коллегии комиссариата внутренних дел Нарвского района, с июня по сентябрь 1918 года -комиссаром штаба Московской заставы города Петрограда. С сентября 1918 года по октябрь 1922 года Карпов работает в должности товарища председателя Пензенского губчека. В феврале 1922 года он переводится на работу в Самарскую губернию и назначается на должность председателя коллегии губернского ревтрибунала.

С октября 1922 года по сентябрь 1926 года Карпов В.З. - прокурор губернии.

1.1 Историческая справка

Во второй половине 50-х годов XIX века на площади находился кирпичный дом, принадлежавший богатому купцу Светову. После его разорения этот дом купило губернское правление, и на его месте в 1870 году было построено двухэтажное здание Самарского окружного суда.

В 1892-1893 годах в нем работал В.И. Ульянов-Ленин.

С 30 января 1892 года, после успешной сдачи экстерном экзаменов за курс юридического факультета Петербургского университета, Владимир Ульянов стал помощником присяжного поверенного Хардина А.П. в Самарском окружном суде. 5 марта 1892 года он впервые занял место за адвокатским столом. В качестве защитника В.И. Ульянов принял участие в 18 уголовных и гражданских делах. Каких-то значительных успехов по ним он не добился. На здании Самарского областного суда установлена мемориальная доска, посвященная этому периоду деятельности вождя.

Это общеизвестный исторический факт. Однако здание примечательно судьбами и других интересных людей. Так, в 80-90-х годах XIX века председателем Самарского окружного суда был Владимир Иванович Анненков - сын декабриста Ивана Анненкова и Полины Гебл, француженки из магазина мод на Кузнецком мосту в Москве, бесстрашно разделившей судьбу русских женщин, отправившихся вслед за мужьями в суровую Сибирь. Родился Анненков в Петровском заводе Тобольской губернии. История любви его родителей послужила сюжетом для романа А. Дюма-старшего «Учитель фехтования».

Воспитывался Анненков в семье И.И. Пущина - друга А.С. Пушкина. Непросто складывалась судьба сына каторжанина. На прошении Владимира Анненкова разрешить ему поступить в высшее учебное заведение Николай I в 1849 году собственноручно начертал, что таким, как он, надлежит «довольствоваться гимназическим образованием». Лишь при императоре Александре II была снята опала. После манифеста 1856 года Анненков работал уездным судьей в Нижнем Новгороде, затем судьей Харьковского окружного суда. В 1871 году он вступает в должность председателя окружного суда в Самаре. Сам Анненков очень гордился своим происхождением. В его кабинете лежал альбом с портретами и автографами декабристов, а на стене висели кандалы, снятые с его отца-каторжанина.

Современники высоко ценили профессионализм и честность председателя Самарского окружного суда. Горький назвал Анненкова «великим умником и джентльменом».

Среди восьми присяжных поверенных того времени, приписанных к окружному суду, особенно выделялись Позерн К.К. и Хардин А.Н Позерн К.К. был одним из крупнейших адвокатов Поволжья того времени. Выпускник Московского университета, по убеждению народник, он был вынужден покинуть Москву. Позерн К.К. - выдающаяся личность, заядлый театрал, любитель литературы, друг молодого Горького.

Период образования и первые годы деятельности органов губернской прокуратуры совпали с введением и развитием новой экономической политики (НЭП). В Самарской губернии в августе 1923 года было отменено военное положение, введенное в связи с плодом и разрухой. Была проведена первая перепись населения.

Оживилась деятельность частных предпринимателей, лавочников, кулаков. Наряду с развитием государственной и сельской коопераций в большом количестве возникали различные лжекооперативы, фиктивные акционерные общества, товарищества. Нередко допускалось незаконное использование наемного труда. Например, Богданов и Жемков, возглавлявшие в 1923 году Красноярскую потребительскую кооперацию, лишь за 2 месяца присвоили 550 рублей золотом общественных денег и половину инвентаря. В кооперативных лавках продавались в основном их собственные товары, всю выручку от продажи которых они складывали себе в карман.

Распространенными преступлениями в эти годы являлись кражи, грабежи и убийства, конокрадство, самогоноварение.

В 1923-1924 гг. по Самарской губернии были возбуждены более 17 тысяч дел о самогоноварении, трех тысяч - о конокрадстве, 1200 - о грабежах и убийствах. Возбуждалось много дел о сокрытии кулаками хлеба, уклонении нэпманов от налога и другие.

Небезынтересно первое распределение обязанностей между работниками губпрокуратуры, которое не только дает нам представление о направлениях прокурорского надзора, но и главное - мы узнали имена наших первых работников.

1.2 Обязанности губпрокурора

Самарский губернский прокурор - Карпов В.З. На губернского прокурора возложено:

Наблюдение за соблюдением законов всеми губернскими органами власти, общественными организациями и частными лицами.

Преимущественное наблюдение за производством предварительного следствия.

Проверка и утверждение обвинительных заключений по всем законченным следственным делам, направленным в Уг. Отд. Губсуда.

Наблюдение за деятельностью своих помощников и руководство.

Замена своих помощников в делах выдающейся важности.

Участие в заседаниях Губисполкома.

Ревизия помощников прокурора.

Присутствие на заседаниях пленума Губсуда.

Созыв периодических совещаний по борьбе с преступностью и т. д.

Заместитель губернского прокурора - Гусев И.И. На него возлагаются следующие обязанности:

Наблюдение за органами Г. П. У.

Участие в распорядительном заседании Уг. Отд. Губсуда.

Производство ревизий по заданиям губпрокурора прокурорских участков.

Разработка всего отчетного материала помпрокурора и дача соответствующих руководящих указаний по таковым.

Помощники губпрокурора:

1-й помощник губпрокурора - Егоров С.А.

На его обязанности лежат подготовка и проведение через губпрокурора всей работы, связанной с осуществлением общего надзора за законностью действий всех органов власти, хозяйственных учреждений, общественных, частных организаций и частных лиц, путем возбуждения уголовного преследования против виновных и опротестования постановлений и распоряжений.

2-й помощник губпрокурора - Октотонов К.Н.

На него возложены обязанности по Гражданскому Отд. Губсуда (судебная, кассационная и надзорная инстанции) и наблюдение за направлением и разрешением дел в Земельных Комиссиях.

3-й помощник губпрокурора - Григоров С.Т.

3-й помощник выполняет осуществление надзора за деятельностью всех органов следствия в губернии и проверку обвинительных заключений по делам, подсудным Губсуду, как поступающих от ст. следователей через наблюдающего пом. прокурора, так и от участковых пом. прокуроров, по производствам народных следователей для передачи их на утверждение губпрокурора. Наблюдение за ст. следователями, местами заключения, Распредкомом и Комиссией Несовершеннолетних.

4-й помощник - Севрюгин А.Н.

Выполняет следующие обязанности:

Дача заключений по делам в Уг. Касс. Отд. Губсуда.

Составление протестов и в порядке надзора заключений.

5-й помощник - Ломан В.В.

Его обязанности: наблюдение за народными следователями гор. Самары и предварительный просмотр следственных дел, поступающих от уездных помощников прокурора губернии.

6-й помощник - Соколов А.И.

Выполняет: наблюдение и надзор за органами дознания (милиция, Угрозыск, органы Податной, Санитарной, Технической, Торговой Инспекций, Инспекции Труда и др., по делам, отнесенным к их ведению) и за Трудсессией. Прием и рассмотрение жалоб, исключая жалобы на губернские органы, каковые рассматриваются 1-м помощником прокурора.

В каждом уездном городе состоят помощники самарского губпрокурора, которые осуществляют функции прокурорского надзора по соответствующему уезду.

Помощник губпрокурора по Самарскому уезду - Ларцев А.И.

Органом, выполняющим технически работу губпрокурор. надзора, является Управление Прокуратуры, во главе которого стоит секретарь и 4 помощника его.

Секретарь Управления Губпрокурора - Жуков Ф.А.

С первых дней своего существования Самарская губернская прокуратура открыта для средств массовой информации. Так, 15 мая 1923 года в газете «Коммуна» опубликовано интервью Губпрокурора Карпова В.З. - своего рода отчет об организационном периоде Самарской прокуратуры.

1.3 Прокуратура в борьбе с преступностью

Губпрокурор тов. Карпов в беседе с нашим сотрудником сообщает, что в настоящее время работы по организации прокуратуры по Самарской Губернии можно считать законченными; сформирован губернский аппарат. В каждом уезде прокурорский надзор осуществляется на месте уездным помощником прокурора. Как известно, в круг обязанностей прокуратуры входят наблюдение за законностью действий всех органов власти, общественных и частных организаций, частных лиц, за деятельностью розыскных и судебно-следственных органов, за правильностью содержания заключенных под стражей.

Работа прокуратуры с каждым днем развертывается все шире, и жизнь предъявляет свои требования, о чем свидетельствует большое количество самых разнообразных жалоб и заявлений от отдельных граждан, учреждений и организаций. Этим жалобам немедленно дается надлежащее направление

1.4 Общий надзор

Одна из основных функций прокурорского надзора - общий и систематический надзор за законностью действий всех органов власти, за своевременным и правильным проведением в жизнь всех постановлений и декретов центра - еще недостаточно глубоко осуществляется прокуратурой ввиду новизны такой работы. Прокуратура, охватывая эту область, постепенно включает в сферу своего наблюдения все новые и новые учреждения. Приятно отметить, что за девять месяцев существования прокуратуры в Самарской губернии не было никаких мелочных столкновений с госорганами. Прокуратуре удалось установить со всеми учреждениями полный деловой контакт, чему немало содействовал президиум Губисполкома своим чутким и внимательным отношением к заявлениям прокуратуры и общим своим стремлением к твердому проведению в жизнь начал революционной законности.

За последние месяцы при участии прокуратуры были проведены в Самарской губернии кампании по борьбе со взяточничеством, самогонкой и уголовным бандитизмом.

1.5 Взяточничество

В борьбе со взяточничеством, являющимся для молодого советского организма злом огромной важности, приняли участие все местные органы власти, благодаря чему многие крупные взяточники были выявлены и понесли заслуженную кару. Мелкое взяточничество особенно процветало в Комхозе, где оно стаю каким-то бытовым явлением, вошло в обиход повседневной жизни. Там одно время создалась удушливая, разлагающая атмосфера продажности. В настоящее время почти весь состав Комхоза обновлен. Прежние его «дельцы» вместе со всеми своими клиентами в июне предстанут перед судом. Всего бравших и дававших взятки по делу Комхоза будет привлечено к ответственности не менее шестидесяти человек. Кроме взяточничества в работе Комхоза наблюдалась полная расхлябанность и халатность.

Нужно отметить, что арест и привлечение к суду «дельцов» Комхоза сыграли роль освежающей грозы. Новые работники Комхоза направляют все усилия к тому, чтобы выровнять работу Комхоза и поднять доверие населения к этому органу; по-видимому, это им удастся; об этом говорит значительное сокращение основательных жалоб на Комхоз.

Что касается взяточничества вообще, то теперь можно констатировать, что зло значительно уменьшилось, ушло в подполье, перестало быть таким беззастенчивым и откровенным, стало реже и незаметнее. Соответственно этому и изменена система борьбы с ним.

1.6 Самогонка и уголовщина

Другое зло нашей действительности - самогонка. В борьбе с ней сыграла большую роль измененная 140 ст. УК, по которой за самогонку судами могут назначаться самые суровые наказания - лишение свободы на срок не менее трех лет и конфискация имущества, а также отправка самогонщиков в Архангельскую губернию в административном порядке. Борьба с самогонкой еще далеко не закончена.

1.7 Уголовный профессиональный бандитизм

За 1923 год значительно сократился и близок к полной ликвидации ряд суровых приговоров суда (до высшей меры наказания включительно) и высылка опасного уголовного элемента и рецидивистов в Архангельскую губернию сделали свое дело.

1.8 Герои НЭПа

Следующей очередной задачей прокуратуры, РКИ, уголовно-розыскных и судебно-следственных органов является борьба с неисправными контрагентами и подрядчиками госорганов. Одно время стало как-то в порядке вещей, чтобы НЭПман, заключив договор, спекулировал на полученные в счет этого договора авансы и почти ничего не давал для выполнения договора. Он платил неустойку, часто очень мизерную, и палец об палец не ударял для выполнения взятых обязательств. Некоторые даже ухитрялись всякими правдами и неправдами отделаться от неустойки, расторгнув каким-либо образом заключенный договор.

Скоро в Губсуде пойдет целый ряд таких процессов, причем привлечены к ответственности не только подрядчики, но и те представители хозорганов, которые своевременно не принимали мер к понуждению подрядчиков выполнять договор. Этот вид преступлений будет преследоваться с революционной беспощадностью.

Из целого ряда дел, имеющихся в прокуратуре, с очевидностью можно убедиться, что частный капитал в нашей губернии растет и восстанавливается совсем не потому, что у него лучшие организационные формы, больше деловой инициативы, меньше накладных расходов и т.д. Причины его роста кроются в разгильдяйстве и халатности, а нередко и явных злоупотреблениях многих наших хозяйственников. В результате из наших хозорганов ценности перекачиваются в карманы ловких нэпачей. На борьбу с этим злом прокуратура обращает сейчас серьезное внимание.

В заключение скажу несколько слов о наших следственно-розыскных органах, ГПУ, уголрозыске и милиции. В связи с изменением характера главного контингента преступлений, коренным образом изменена и постановка работы в этих органах. Аппарат всех перечисленных учреждений стал значительно гибче.

Работа всех этих органов вполне удовлетворительна. Большую помощь прокуратуре оказывает РКИ, которая теперь стала давать ценные систематизированные и разработанные материалы своих ревизий».

12 августа 1923 года в той же газете "Коммуна" в статье «Красная прокуратура» Виктор Зиновьевич Карпов рассказывает об отраслях прокурорского надзора, достижениях, которые прокуратурой сделаны, и задачах, стоящих перед ней в настоящий момент.

1.9 Статья в газете «Коммуна» «Красная прокуратура»

Вот уже год в нашей губернии существует, крепнет и развивается советская прокуратура, решая задачи, поставленные перед нею. Главная из этих задач - осуществление и наблюдение за действительным проведением в жизнь принципа революционной законности, обусловленной декретами, распоряжениями и постановлениями Советской власти.

Накопление частного капитала за счет государственных учреждений и предприятий. Эта крупнейшая задача в условиях НЭПа привлекает вслед за налоговой политикой первостепенное внимание. Нажива за счет государственной торговли и промышленности - порождение НЭПа, язва, с которой начата и будет последовательно до искоренения вестись борьба. Типичное это явление обычно складывается таким образом: вокруг советского учреждения или предприятия организуются частные интересы; взяточничеством, кумовством, всяческими комбинациями мошенническая инициатива окружает государственное дело и высасывает из него все для нее необходимое. Задача прокурорского надзора - энергичным вмешательством в дела хозяйственных органов покончить с явлениями подобного рода. Из области таких дел можно отметить подготавливаемые к слушанию дела Губэлектроотдела, Бумтреста, Областной рыбной конторы, Мосторга, Комхоза и др., которые будут проведены одно за другим в виде определенной кампании борьбы.

Привлечение трудящихся масс к делу прокурорского надзора - первейший момент успеха его осуществления.

Это мы ставим на вполне конкретную почву, по мере укрепления аппарата прокуратуры и развития ее деятельности к целому ряду процессов будут привлечены рабочие общественные обвинители с фабрик и заводов. Выступление рабочего, его речь будет иметь огромное воспитательное значение и приблизит дело юстиции к массе. Ясно, конечно, что рабочему не овладеть всей юридической стороной вопроса, но здесь важно пролетарское чутье, революционное сознание, подкрепленное связью с рабочей массой. Вслед же за выступлением рабочего выступит юрист-обвинитель, который даст юридическую квалификацию данного преступления. Такой метод прокуратура начнет применять в ближайшее время. В народных судах губернии в качестве обвинителей уже привлекаются крестьяне. Один из способов связаться с массой - привлечение внимания профсоюзов к прокурорскому надзору путем участия представителей прокуратуры в работе профорганизаций. Материалы, попадающие в круг деятельности профсоюзов, зачастую имеют криминальный характер и должны быть выявлены. В частности, по некоторым делам Союза транспортных рабочих возбуждено прокурорское следствие. Ближайшей задачей прокуратуры будет организация дела юридической помощи трудящимся.

Судебно-следовательская работа в г. Самаре поставлена достаточно удовлетворительно. На высоте стоит орган дознания, Уголовный розыск, дающий прокуратуре вполне разработанные материалы, которые по оформлению направляются в суд. Юридически квалифицированных работников в уездах очень мало, а потому дело юстиции там далеко еще до того, что требуется. Значительная часть приговоров (до 50%) народных судов в уездах отменяется ввиду неправильного применения законов. Зато приговоры Самарского Губсуда почти не отменяются центром, что является показателем той высоты, на которой стоят Губсуд и прокуратура, с ним неразрывно связанная в работе. Успешной деятельности Тубсуда помогает хороший состав квалифицированных юридических работников, преданных делу советской юстиции. Дружная работа коммунистов-руководителей и специалистов - залог дальнейшего развития дела юстиции в губернии. При Губсуде до последнего времени велась исследовательская работа по изучению советского права в двух кружках - коммунистическом и специальном, которые, заседая два раза в неделю, обменивались совместными достижениями.

Работа ГПУ, стоящая также в области прокурорского надзора, в настоящее время, отрадно отметить, протекает по линии крупных дел губернского значения. ГПУ освобождено от массы дел мелкого характера, загромождающих внимание этого важного органа. Вопросы экономического строительства и политического устройства - вот сфера деятельности ГПУ.

Наблюдение за тюремным делом также осуществляется губернской прокуратурой. Наша карательная политика в силу ряда причин - голода, разрухи и проч. - не достигала своей цели и назначения, ибо большинство из заключенных и строго осужденных раньше имели возможность быть прикрепленными на внешние работы с предоставлением известной свободы действий. Теперь это дело упорядочено. Прикрепление на внешние работы заключенных сиротского дома идет под контролем прокуратуры и с ее непременного согласия.

Благодаря энергии и распорядительности стоящих во главе этого дела лиц восстановлены порядок и необходимые условия содержания арестантов, количество которых достигает довоенного времени.

Жалоба. За время с 1 апреля по 1 июля через Губпрокуратуру прошла 561 жалоба, которым (всем) дан ход и мотивированное заключение по каждой из них. Из общего количества жалоб выделяются жалобы по кабальным сделкам (200), на имущество и землю в условиях голода, ходатайства о применении амнистии, жалобы на Комхоз и проч. Прокурорских выступлений в уголовносудебных инстанциях было за это время свыше 200.

Авторитет красной прокуратуры и губсуда растет и крепнет.

Прокуратура в дальнейшем своем развитии явится мощным двигателем советского строительства».

Долгие годы в прокуратуре Самарской губернии работали её первые работники. Наряду с молодыми, не имеющими практического опыта и образования, работниками честно трудились и юристы, пришедшие из старого дореволюционного аппарата - русские интеллигенты.

В их числе - бывший городской судья КОНСТАНТИН НИКОЛАЕВИЧ ОКТОТОНОВ.

Октотонов К.Н. родился в 1882 году в городе Самаре в семье служащего. В 1903 году, окончив 1-ю Самарскую гимназию, он поступает на юридический факультет Казанского университета, который окончил в 1908 году.

В январе 1909 года Октотонов К.Н. зачисляется младшим кандидатом на судебную должность при Самарском окружном суде, а через два месяца назначается на должность помощника секретаря гражданского отделения.

Выдержав специальный экзамен, он зачисляется старшим кандидатом на судебные должности и в 1912 г. утверждается городским судьей 3-го участка города Самары, в должности которого работает до 1918 года.

С 1922 по 1931 годы Константин Николаевич работает 2-м помощником Губернского прокурора, а затем - Самарского края.

В 20-е годы Самарская губерния состояла из ряда административно-территориальных единиц - уездов: Самарского, Бутурусланского, Бузулукского, Сызранского и других. Прокурорский надзор в них осуществляли помощники губернского прокурора. Среди первых уездных прокуроров - старые большевики, активные участники революционных событий ВАСИЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ПЕСТОВ и АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ ЛАРЦЕВ.

В.А. Пестов родился в 1880 году в Ярославской губернии в семье крестьянина-бедняка. Окончив в 1892 году начальное училище, Пестов В.А. в течение последующих 3 лет работает мальчиком в мучной лавке, затем рабочим в механической мастерской мануфактурной фабрики города Ярославля.

В 1905 году он поступает в Российскую Социал-Демократическую Рабочую Партию, принимает активное участие в пропагандистской работе среди рабочих фабрики, организации стачек и забастовок.

Высланный властями в Екатерино-славскую губернию, Пестов В.А. продолжает революционную деятельность и 8 января 1906 года подвергается аресту. Просидев более шести месяцев в Луганской тюрьме, он освобождается под гласный надзор полиции и высылается по этапу на родину.

В период 1917 по 1919 годы Пестов В.А. занимается организацией отрядов Красной гвардии, участвует в боях с белочехами, колчаковцами, в составе бригады 25-й Чапаевской дивизии (в качестве военкома) - в освобождении городов Уфы и Уральска.

После демобилизации из армии до 1923 года он находился на советской работе, а с июля 1923 года Пестов В.А. переводится в органы прокуратуры и до сентября 1924 года работает помощником прокурора губернии по Бугурусланскому уезду.

13 сентября 1924 года Пестов В.А. ушел из жизни на трудовом посту.

А.И. Ларцев pодился в 1894 г. в городе Уфе в семье рабочего. В 1907-1909 годах учился в двух классном железнодорожном училище, откуда был отчислен, так как тяжелое материальное положение семьи не позволяло вносить довольно высокую плату за обучение. В 1909-1911 годах Ларцев был учеником кустарных мастерских (столярной и токарно-стекольной).

В 1911 году семья переезжает в город Самару, где отец Ларцева работает на стройке Трубочного завода (завод им. Масленникова), а Ларцев А.И. - учеником в частной столярной мастерской. В 1913 году его за участие в забастовке увольняют. В 1914 году Ларцев вступает в члены РСДРП, принимает участие в работе подпольного кружка. За распространение революционных прокламаций он дважды в 1915 и 1916 годах был арестован и предан суду.

С февраля 1917 года он проходит службу в армии - в инженерном батальоне. После Октябрьской революции Ларцев избирается председателем ревкома роты, членом ревкома дивизии.

В 1918-1919 годах работает в политотделе 4-й армии, участвует в боях с Деникиным. С 1919 по 1923 годы Ларцев А.И. работает военным следователем, членом коллегии ревтрибунала в частях Красной Армии.

С октября 1923 года Ларцев А.И - работник прокуратуры губернии. В 1924 г. он назначается помощником губпрокурора по Самарскому уезду. В 1925-1927 годах Ларцев - прокурор Архангельской губернии. В 1928 году он возвратился в город Самару и до 1933 года работал помощником прокурора губернии по Самарскому уезду, старшим помощником прокурора Средне-Волжского края.

В июне 1933 года он в связи с болезнью оставляет службу, вместе с тем остается активным корреспондентом газеты «Волжская коммуна».

Нельзя не вспомнить о первых следователях Самарской губернии, людях, как правило, не имеющих специального образования, беззаветно преданных своей профессии, которые в те далекие годы, с одной рулеткой, купленной на свои деньги, расследовали самые сложные преступления, проводили большую работу по предупреждению преступлений.

В 20-е годы начали работать НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ БРЕДИХИН, КОНСТАНТИН НИКОЛАЕВИЧ КАЛАЧЕВ.

Бредихин Н.В. родился 13 октября 1892 года в селе Юрковка Терской области (Дагестан) в семье крестьянина. В 1916 году он окончил юридический факультет Петербургского уни-верситета и был призван в январе 1917 года в царскую армию. В июне 1917 года его направляют в военную школу. С октября по ноябрь 1917 года в чине прапорщика он продолжает службу в армии. В 1918-1919 годах Бредихин Н.В. является членом следственной комиссии при Кизлярском ревтрибунале.

С июля 1923 года по апрель 1926 года Бредихин работает народным следователем Самарского уезда, а с 1926 по 1928 годы - в губернском уголовном розыске.

В 1928 году Бредихин переходит на прокурорскую работу, до 1933 года работает прокурором при наркомюсте КазССР, затем в аппарате прокуратуры Куйбышевского края и области - помощником краевого прокурора, прокурором следственного отдела.

В 1948 году в связи с болезнью Бредихин оставляет службу в органах прокуратуры.

Сохранились воспоминания Николая Васильевича о службе и сослуживцах.

Воспоминания работника прокуратуры советника юстиции Бредихина Николая Васильевича

Решением Президиума Самарского Губисполкома от 14 июля 1923 года я был утвержден народным следователем 4-го участка Самарского уезда, и с этого времени началась моя долгая работа в следственно-прокурорских органах.

В мой участок входили 5 волостей: Старо-Буянская, Елховская, Красноярская, Больше-Каменская и Тростянская. Камера (кабинет)следователя сначала находилась в селе Старый Буян, а с января 1924 года была переведена в село Красный Яр, где в то время располагалось охватывающее те же волости районное отделение милиции.

Очень важно для нас знать и сохранить в памяти имена тех, кто неутомимо и плодотворно трудился над организацией прокурорского надзора в губернии.

Прокуратура в те годы проходила период становления. Во многом чувствовалось отсутствие знаний, опыта, умения и квалификации. Несмотря на это, прокуроры и следователи с большим энтузиазмом осваивали новую и сложную профессию. Их отличала убежденность и преданность своему делу. Они беззаветно трудились, укрепляя авторитет прокуратуры и внося свою лепту в становление законности.

2. Прокуроры предвоенных лет 1926-1940 годы

В сентябре 1926 года Карпов В.З. переводится на другую работу, а прокурором губернии утверждается ЖАЛНИН НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ, проработавший с перерывом до 1937 года. (В период с 1932-1933 гг. прокурором края работал Бурмистров В.М.).

Жалнин Н.П. родился в 1899 году в селе Летки Рузаевского уезда Пензенской губернии в семье Крестьянина. В 1908-1914 гг. окончил приходское и двухклассное училища. Ввиду невозможности дальнейшей учебы (из-за отсутствия средств и тяжелой травмы руки) Жалнин в 1914 году работает сторожем, а затем канцеляристом волостного правления. После февральской революции он избирается членом волостного исполкома, ведет активную пропагандистскую работу среди крестьян.

В октябре 1918 года Жалнин вступает в ряды РКП(б), работает председателем и ответственным секретарем коммунистических сельских ячеек (Перхляйской и Ключаровской), а затем членом Самарского ревтрибунала. С 1923 по 1926 годы Жалнин работает председателем губернского суда, а с сентября 1926 года - прокурором Самарской губернии, затем Куйбышевского края.

Во второй половине 20-х годов в Самаре насчитывалось около 60 крупных предприятий, на которых работали уже почти 9 тысяч человек. Рождались первые рабочие почины — за экономию, за рационализацию производства.

Значительным событием в Самаре было окончание в 1927 году строительства здания Управления Самаро-Златоустовской железной дороги. Это было первое общественное здание Самары советского периода — представительное, крупномасштабное тщательно отделанное.

В 30-е годы перед органами прокуратуры стояли серьезные задачи по исполнению Постановления ЦИК и СНК СССР «О революционной законности», закона от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и коопераций и укреплении общественной (социалистической собственности) и от 22 августа 1932 года «Об усилении борьбы со спекуляцией». В связи с этим значительно увеличился объем общенадзорной работы. К этому времени полностью был сформирован следственный аппарат. В 1928 году с целью укрепления и пополнения кадрового состава в прокуратуру Крайкомом партии были направлены передовые рабочие и работницы самарских фабрик и заводов, лучшие работники местного аппарата.

В прокуратуру пришли Зинченко (работница фабрики «Красная Звезда»), Апраксина (работница трампарка), Полонецкая (зав. женотделом горкома РКБ (б) и другие. Это были первые женщины - прокурорские работники в Самаре.

2.1 Историческая справка

Горы строительного мусора и огромный котлован на месте разрушенного храма еще долго бы оставались на площади, если бы не известие: 25 января 1935 года в Москве скоропостижно скончался член Политбюро ЦК ВКК(б), заместитель председателя Совнаркома СССР В.В. Куйбышев.

В целях увековечения памяти В.В. Куйбышева 27 января 1935 года Президиум ВЦИК переименовал Средне-Волжский край в Куйбышевский, а город Самару - административный центр края - в город Куйбышев.

25 апреля 1935 года Куйбышевский крайисполком поддержал постановление горисполкома о постройке в городе памятника В.В. Куйбышеву и организовал комитет по его сооружению. 5 мая комитет постановил:

Местом сооружения памятника тов. Куйбышеву утвердить Коммунальную площадь (бывшую Соборную).

Признать необходимым сооружение памятника, состоящего из Дома культуры и фигуры или группы, скомпонованной на Дом культуры.

Бронзовая статуя В.В. Куйбышева была установлена 5 ноября 1938 года. Построенный в этом же году Дом культуры сыграл большую роль не только в культурной жизни области, но и страны. В годы войны он приютил Государственный академический театр Союза ССР. На его сцене выступали также прибывшие эвакоэшелоном артисты Ленинградского академического драмтеатра, симфонического оркестра Всесоюзного радио. В фойе Дворца культуры проходили репетиции, а в зрительном зале 5 марта 1942 года состоялось первое исполнение легендарной 7-й симфонии.

На партитуре симфонии надпись: «Посвящается городу Ленинграду. Дмитрий Шостакович 27.XII. 1941. Куйбышев». Дирижировал оркестром Большого театра Союза ССР С.А. Самасуд.

Отсюда, из нашего Дворца культуры, начинается триумфальное шествие симфонии. 29 марта 1942 года концерт состоялся в Колонном зале в Москве, 19 июля — в Нью-Йорке.

В истории города оставила свой неизгладимый след и сама площадь им. В.В. Куйбышева. Одновременно со знаменитым парадом войск 7 ноября 1941 года на Красной площади в Москве состоялся парад и на нашей площади, который принимал Климент Ефремович Ворошилов. Сразу после парада бойцы уходили на фронт.

И сегодня все большие праздники и события — политические и народные - проходят на ней, собирая тысячи людей.

Выдвиженцы и выдвиженки оправдали оказанное им доверие. Многие из них добросовестным и безупречным трудом внесли немалый вклад в дело укрепления законности и правопорядка в нашем крае.

Зинченко — квалифицированный юрист и умелый руководитель, долгие годы работала в органах прокуратуры, была заместителем прокурора города Куйбышева. Апраксина в течение ряда лет работала помощником краевого прокурора. Одной из первых женщин в прокуратуре губернии начала свою трудовую деятельность НЯГИНА ЕЛИЗАВЕТА ГАВРИЛОВНА.

Е.Г. Нягина родилась в 1906 году в селе Городищи Дрожжановского района Татарской АССР в семье крестьянина, по национальности - чувашка.

Окончив в 1925 году рабфак Казанского государственного университета, она в течение шести месяцев работала избачем Городищенского волисполкома. После окончания в июне 1926 года юридических курсов Нягина до 1930 года работает народным следователем сельских районов. Затем на протяжении 14 лет - народным судьей.

С 1946 года Нягина вновь возвращается в прокуратуру прокурором следственного отдела Куйбышевской городской прокуратуры, затем назначается прокурором Ленинского района города Куйбышева.

В 1961 году выходит на пенсию.

14 мая 1928 года ВЦИК и СНК РСФСР приняли постановление об образовании Средне-Волжской области с центром в городе Самаре. В новую область вошли Самарская (без Бугульминского и Пугачевского уездов), Пензенская, Ульяновская, часть Саратовской и Оренбургской областей, а также Мордовия. Средне-Волжская область стала граничить с Уральской, Челябинской, Кустанайской и Московской областями.

20 октября 1929 года Средне-Волжская область была переименована в Средне-Волжский край. Он состоял из Мордовской автономной области, семи округов и 114 районов.

27 января 1935 года город Самара переименован в город Куйбышев. Средне-Волжский край — в Куйбышевский. 25 апреля того же рода Крайисполком принял решение о сооружении в Куйбышеве памятника В.В. Куйбышеву. 5 декабря 1936 года в соответствии с Конституцией СССР была образована Куйбышевская область.

В этот период особое внимание уделялось подготовке прокурорских кадров. Этому вопросу было посвящено совещание, проведенное в Куйбышеве наркомом юстиции Крыленко.

В Куйбышеве сначала были организованы юридические курсы, затем открыта Куйбышевская правовая школа. Практические работники прокуратуры Куйбышевской области принимали самое деятельное участие в подготовке прокурорско-следственных кадров. Уже в первые годы существования в городе Куйбышеве правовой школы в ней преподавали заместитель прокурора области Ледвич П.Б., прокурор города Рудаков П.Н, начальник следственного отдела Конов М.Н., начальник отдела общего надзора Фадеев И.Ф., прокурор следственного отдела Бредихин Н.В.

Повышению профессионального уровня прокурорских работников уделяла большое внимание Прокуратура СССР. Сохранились воспоминания следователя Вернера об участии в работе 4-й учебной конференции, которые были опубликованы в «Вестнике методического бюро прокуратуры области» №1 за 1937 год.

2.2 Воспоминания следователя Вернера о работе конференции

С 15 по 31 декабря 1936 года при Прокуратуре Союза была проведена 4-я учебная конференция следователей. Наличие этих конференций особенно подчеркивает, что вопросам следствия Прокуратура Союза уделяет колоссальное внимание, что вопросы следствия выдвинуты на первое место в работе Прокуратуры. Без преувеличения можно сказать, что следствие признано основным звеном не только в работе Прокуратуры, но и вообще в работе всех судебноследственных органов. На конференцию были созваны лучшие следователи Союза. Съехавшиеся товарищи были обеспечены прекрасными номерами в одной из лучших гостиниц г. Москвы. Хорошо было организовано питание в столовой Прокуратуры. Но самое главное, самое основное, за что участники конференции не могут не поблагодарить ее организаторов, - это обеспечение конференции лекторами из лучших научных юридических сил. Конференты имели возможность лично слушать профессоров Строговича, Булатова, Маньковского, Волкова, ученого-криминалиста Якимова, доцента Галунского и др. Имена этих товарищей всем нам хорошо известны по их учебникам и статьям в юридической литературе. Но одно дело - читать учебник, другое дело - непосредственно самому слушать лекции и иметь возможность получать разъяснение из уст самого профессора. Чрезвычайно интересен был доклад о косвенных доказательствах начальника следственного отдела Прокуратуры СССР Шейнина. Мы так часто, имея достаточное количество косвенных доказательств, не умеем ими воспользоваться, не умеем из них построить тройную систему улик. Написать в короткой статье все то новое, что было услышано на лекциях, конечно, невозможно. Для того надо написать ряд отдельных статей, что, видимо, и будет сделано нашим Областным методбюро.

Когда я ехал на конференцию, у меня была большая самоуверенность том, что я достаточно уже имею знаний для того, чтобы работать следователем.

Эта самоуверенность подогревалась еще тем, что я уже успел кое-что схватить за время заочной учебы в юридическом институте. Но когда я возвращался из Москвы, от самоуверенности не осталось и следа. Наоборот, услышанные лекции дали мне резко почувствовать, как я еще мало знаю и как еще надо много узнать для того, чтобы сделаться хорошим следователем. Такое чувство было не только у меня, но и у лиц, уже имеющих высшее юридическое образование. Видимо, это произошло от того, что в прошлые годы юридические вузы не давали того образования, которое должен иметь советский юрист.

Не случайно Вышинский указал в своей речи на закрытии конференции, что многие, имеющие высшее юридическое образование, имеют его только юридически. Но даже и с таким высшим юридическим образованием на конференции оказалось только 4 человека, а остальные в большинстве были практики, с большим производственным стажем. Но теперь с одной практикой далеко не уедешь. Практика без теории беспредметна. До сего времени мы теоретические познания компенсировали практическим опытом и той привычкой, которую приобрели за многие годы нашей работы. Совершенно правильно указал т. Вышинский, когда говорил, что та привычка, та практика, которые давали нам возможность кое-как работать раньше, теперь не только уже недостаточны, но и в некоторых случаях даже вредны, так как не дают возможности почувствовать свежий ветер, который проветривает советский аппарат.

Из всего этого вывод один - всем нам надо учиться. Всем нам надо наш практический опыт вооружить теорией, и тогда мы будем иметь возможность выполнять нашу работу так, как этого требует от нас Сталинская Конституция. Необходимо отметить, что кроме возможности слышать лучших профессоров-юристов, участники конференции имели возможность ознакомиться с теми колоссальными культурными ценностями, которые сосредоточены в г. Москве. Уже одна возможность пройтись по московским улицам дает интересный исторический материал. Но это, конечно, не все. Мы имели возможность побывать в лучших театрах Союза. Мы имели возможность побывать в ряде музеев, и в том числе в знаменитой Третьяковке. Мы видели выставку картин Рембрандта, для которой из разных стран мира съехались многочисленные туристы. Мы ежедневно ездили на лучшем в мире МЕТРО. Мы были в Мавзолее Ленина. Мы посетили его музей. Командировка на конференцию - это большая награда.

В прокуратуру области приходят на службу уже более подготовленные юристы, их образование позволяет быстрее овладеть профессией. К их числу следует отнести Веру Адольфовну Терещенко.

В.А. Терещенко родилась 14 сентября 1897 года в селе Яковлевское Московской губернии в семье рабочего. В 1916 году окончила гимназию.

В 1918-1920 годах работала делопроизводителем в штабах Южного и Каспийско-Кавказского фронтов XI армии. В апреле 1934 года она заканчивает юридические курсы, в 1936-м - заочный юридический институт. Терещенко назначается на должность народного следователя и в течение 10 лет работает в прокуратурах Сталинского и Пролетарского районов города Куйбышева.

С 1944 года она продолжает работать прокурором следственного отдела прокуратуры области.

В 1955 году Терещенко уходит на заслуженный отдых.

О её работе был опубликован очерк «Народный следователь» в газете «Волжская коммуна» в 1937 году.

2.3 Народный следователь

В ночь на 31 января 1936 года в своей квартире в Куйбышеве была убита учительница Осипова. Обстоятельства убийства были чрезвычайно просты. Осипова посещала бухгалтерские курсы Союзоргучета. Вместе с ней учился и счетовод «Союзпечати» Коваль. Сидели они там за одним столом. Накануне убийства Коваль приходил к Осиповой и до двух часов ночи они прорабатывали очередную лекцию. В вечер убийства он снова пришел к ней. После 12 часов ночи соседи по квартире услышали в комнате Осиповой крик и бросились туда. Дверь была заперта. Вызвали милицию, взломали замок и увидели Осипову в луже крови. Рядом валялся сломанный нож - орудие убийства. Убийца Коваль, и не думая запираться, заявил:

- Я убил её из ревности.

Казалось бы, все ясно. Преступник задержан на месте преступления и сознался. Можно писать обвинительное заключение и передавать дело в суд.

Но следователь Терещенко, которой городской прокурор поручил расследовать дело, не любит поспешных выводов. Тщательно, вдумчиво распутывает она сложнейшие узлы преступлений, стремясь представить суду неопровержимые доказательства.

Первым делом она ознакомилась с протоколом осмотра места убийства. Нельзя сказать, чтобы работники милиции дали ей квалифицированный материал. Из протокола было только видно, что убийца нанес 11 ран столовым ножом и что на столе была обнаружена веревка.

Почему верёвка? Как можно нанести столовым ножом 11 ран, три из которых, по свидетельству судебно-медицинской экспертизы, оказались смертельными? Следователь Терещенко не поверила этому протоколу, составленному, видимо, торопливым и малограмотным человеком. Она отправилась сама на квартиру Осиновой.

Тщательно осмотрела она комнату. И ее настойчивость увенчалось успехом. За батареей центрального отопления она обнаружила остро отточенный окровавленный австрийский штык. На ящиках комода едва виднелись следы окровавленных пальцев. Зачем же понадобилось ревнивцу лезть в комод? Этот вопрос оставался неясным. Но раньше всего надо было установить, кому принадлежит найденный штык. Терещенко направляется на квартиру, где жил Коваль.

В комнате вместе с Ковалем жила старушка. Когда Терещенко показала ей свою находку, старушка узнала штык. Им скоблили полы. Он принадлежал Ковалю.

Комната имела обычную обстановку. Но на одном окне висела богатая занавеска, выпадавшая из общего стиля комнаты. Как попала сюда эта занавеска?

Следователю вдруг вспомнилась маленькая десятистрочная заметка, промелькнувшая за 2 месяца до этого в отделе происшествий в «Волжской коммуне»: «Вчера ночью в помещение учебно-счётного комбината Союзоргучета (угол Некрасовской и Галактионовской улиц) забрались грабители. Они убили дежурившую ночью сторожиху Чемзинскую, взломали несгораемый шкаф (ценностей в нём не было) и унесли с собой арифмометр, суконную настольную скатерть и две занавески.

Приняты меры к розыску грабителей».

Занавеска завладела умом следователя. Тов. Терещенко пришла в Союзоргучет и попросила рассказать, какими были украденные занавески. Оказалось, несколько таких же занавесок еще осталось в других шипах. Ей показали их, и она установила, что занавеска в квартире Коваля принадлежала Союзоргучёту.

Тогда следователь решила произвести на квартире Коваля обыск. В комнате, казалось бы, и рыться негде, но умный следователь, тщательно осмотрев стены и печь, находит в одной из щелей фигурный ключ от несгораемого шкафа Союзоргучета. Затем тов. Терещенко взобралась на чердак. Она увидела здесь обычное чердачное запустение. От потолка до перекладины спускалась густая сеть паутины. Видимо, никто уже давно не заглядывал сюда. Но опытный глаз улавливает в одном уголке чрезвычайно небольшое отверстие в паутине. Следователь начинает рыться в мусоре и находит арифмометр.

Так, шаг за шагом следователь устанавливает, что убийство и ограбление в Союзоргучёте были совершены тем же Ковалем, который убил Осипову. Почему же он совершил последнее убийство ? На почве ревности ? Но зачем же ревнивцу понадобилось лезть в комод убитой? Наконец, зачем нужна была ему верёвка, обнаруженная милицией в момент ареста? Ясно: Коваль убил Осипову, чтобы ограбить ее, а верёвка ему нужна была, чтобы связать вещи.

Под тяжестью ясных и неопровержимых улик Коваль сознался в обоих преступлениях.

Часто читая в газете коротенькие сообщения о раскрытии преступления, читатель не догадывается о той напряжённой и подчас героической работе, которую нужно проделать следователю, чтобы раскрыть преступление, чтобы в борьбе с хитрыми врагами народа выйти победителем.

Работа следователя затрагивает интересы и судьбы живых людей. Какую большую ответственность принимает на себя народный следователь, предъявляя человеку обвинение, подписывая постановление об аресте.

В свете новой Конституции работа следователя приобретает особое значение. Он должен быть образованным, культурным, чутким и внимательным. Брак в работе следователя может пагубно отразиться на совершенно невинном человеке. Это очень тяжелая, опасная и ответственная профессия.

Но такие люди, как Терещенко, бесконечно преданные Родине, влюблены в свою профессию и ни за что не променяют ее на какую-нибудь другую».

У нас еще подчас недооценивают роль и значение следователя. Работники Куйбышевской прокуратуры не имеют средств передвижения, они подчас не имеют необходимых для следователя приборов, значительно облегчающих труд. Бывают случаи, когда следователь отправляется на обыск в опасное место, имея в кармане только... спички.

Нет сомнения, что советские и общественные организации должны больше внимания уделять нашим следователям и создать необходимые условия для их работы.

2.4 Н. Бронин

К концу 30-х годов были достигнуты определенные успехи в государственном строительстве, становлении прокуратуры. Тем не менее, тяжелейшие воспоминания, отложившиеся в народной памяти, связаны с массовыми репрессиями и внесудебными расправами. Эта народная трагедия отрицательно сказалась и на экономическом, культурном, нравственном развитии всего общества, болью отдается в сердцах и душах миллионов людей и сегодня. В области были репрессированы, переселены, сняты с работы тысячи человек.

Были арестованы и погибли руководители государственных и общественных организаций области В.П. Шубриков, Г.Т. Полбицын, А.А. Левин, П.П. Постышев, П.Н. Клюев, Н.П. Блюмкин, командующие Приволжским военным округом П.Е. Дыбенко, М.Н. Тухачевский, заместитель И.С. Кутяков. В Москве были арестованы и расстреляны первый председатель Самарского горсовета Н.П. Теплов. Погибли руководители Куйбышевской железной дороги, Карбюраторного завода А.Ф. Скиба, Д.П. Татаровский, ректоры педагогического и сельскохозяйственного институтов М.Р. Долинко и С.В. Сохацкий. Были репрессированы почти все члены самарской организации Союза писателей.

Сотни женщин были осуждены и отправлены в далекий Акмолинск, в центральный лагерь, где содержались члены семей «изменников Родины».

Подверглись аресту многие руководящие работники городов и районов области, промышленных предприятий, совхозов и колхозов, МТС.

Не избежали этой участи и первые наши прокуроры. В 1937 году в результате имевших место ошибок, порожденных культом личности, были необоснованно репрессированы и расстреляны прокурор Самарской губернии Виктор Зиновьевич Карпов и прокурор Куйбышевской области Николай Петрович Жалнин.

2.5 Из архива...

Его арестовали не в Куйбышеве. Вызвали в Москву, якобы в резерв Прокуратуры СССР, и вот там... Бывший прокурор Куйбышевской области Жалнин Николай Петрович был признан виновным в том, что с 1932 года являлся участником антисоветской шпионско-вредительской террористической право-троцкистской организации, действовавшей в Казахской ССР, ставящей своей целью свержение существующего строя в СССР. Вменялось в вину и то, что, будучи прокурором Куйбышевской области в 1933 году, по заданию первого секретаря обкома ВКП(б) В.П. Шубрикова создал в облпрокуратуре антисоветскую группу, проводил подрывную деятельность в области карательной политики: предано суду большое количество колхозного актива. В 1936 году якобы получил задание Шубрикова совершить террористический акт над самим Вышинским.

Свидетелей не допрашивали. Обвиняемый в суде вину не признал. В последнем слове сказал: «Врагом партии и Советской власти никогда не был. Моя совесть чиста». Осужден 10 марта 1939года военной коллегией Верховного суда СССР по статьям 58-7, 58-8, 58-11 УК РСФСР и приговорен к высшей мере наказания. Приговор приведен в исполнение в Москве.

Это сегодня мы, хотя и не все, но многое узнали о том непростом времени. А тогда МАЛО кто мог даже предположить, что начертано ему судьбой. Не знал этого и Николай Жалнин - сын крестьянина-бедняка. Родился он в 1899 году в селе Летки Старо-Шайговского района, что в Мордовии. Вот что он сам о себе пишет в автобиографии:

«...До 1914 года учился в школе. После - служащий. Образование низшее, специального не имею. Жена домохозяйка. Сын Валериан родился в 1921 году, учится в девятом классе. Сын Виталий родился в 1925 году, ученик пятого класса. Проживал в Куйбышеве в здании областной прокуратуры».

Вот именно «проживал», потому что автобиография эта написана им уже после ареста. Казалось, судьба была благосклонна к крестьянскому парнишке. В 1918 году вступил в партию большевиков. Отметим, не простой это был год для новой власти. Одаренный природным умом, старательный, а главное - «политически грамотный», молодой человек не остался незамеченным. В середине 20-х годов он работает в Куйбышевской краевой прокуратуре, а в 1932 году - уже народным комиссаром снабжения Казахской ССР.

Тяжелое это было время для страны. На народ обрушились лишения, голод. Не обошли страдания стороной и Казахстан. Люди целыми селениями снимались с веками обжитых мест, шли в неизвестное в поисках лучшей доли и умирали. Умирали целыми селениями прямо возле дорог от голода. Хоронить их было некому. И все же беженцы шли и шли к центру России, так как оставаться на месте наверняка означало умереть, а впереди была, хотя и призрачная, но надежда. Неурожай, небывалый падеж скота - все это стало венцом преобразований в экономике, сельском хозяйстве, когда врагом, кулаком был назван истинный сельский труженик, когда повсеместно насаждалось коллективное хозяйствование. Старые, тысячелетиями опробованные приводные ремни производственных отношений на селе были безжалостно изрезаны и выброшены на свалку. Но резать и выбрасывать их новая власть не спешила. И как показало время, несколько позже они пригодились. С их помощью заработал механизм, перемалывающий людские жизни и судьбы. Тогда появилась расхожая фраза: «Жить стало лучше, жить стало веселей». А пока в 32-м голод еще не обрушился на Самарскую губернию, но уже безраздельно царствовал в Казахстане.

Такое положение вещей, конечно, не могло оставить равнодушными думающих людей. Они искали причины экономического развала и находили их в неправильных действиях высшего политического руководства. Был таким человеком и Н.П. Жалнин. В том тяжелом для Казахстана 1932 году он во время отпуска в доме отдыха довольно близко сошелся с бывшим тогда первым секретарем Казахстанского обкома партии С.Т. Голюдовым. Встречаясь, они подолгу беседовали о многом и, конечно, в первую очередь о неслыханных бедствиях, свалившихся на республику и страну. Спрашивали себя, можно ли строить социализм при таких условиях, которые ведут к истреблению людей и материальных ценностей? Ответ был однозначным - нельзя. Оба считали, что политика, которая ведет к таким последствиям, - неправильная политика.

Отпуск закончился, а вскоре Н. Жалнин был сначала отозван из Казахстана в Москву, а затем назначен прокурором Куйбышевской области. В 1933 году он прибыл в Куйбышев в новой должности. Первым секретарем обкома ВКП(б) был в то время В.П. Шубриков. По свидетельству Жалнина, сначала у него сложились довольно-таки странные отношения с Шубриковым. Вот уже год как Жалнин работал прокурором области, а так до сих пор и не встречался с Шубриковым. Точнее сказать, случайные встречи были - на партконференциях, партактивах... Но все это не то, считал Жалнин. Он-то полагал, что первый человек в области должен был пригласить к себе нового прокурора для собеседования.

Сегодня мы можем только предполагать, чем была вызвана такая позиция Шубрикова по отношению к прокурору области. Точно можно сказать только то, что в конце концов их встреча состоялась. После этого между ними установились нормальные деловые отношения.

Видимо, это обстоятельство и дало впоследствии повод работникам НКВД записать обоих в руководителей право-троцкистской террористической организации, якобы действовавшей на территории Куйбышевской области. В обвинительном заключении на Жалнина очень размытой выглядит формулировка о подрывной деятельности в области карательной политики. Дескать, предано суду большое количество колхозного актива. Да, к суду, конечно, приходилось привлекать и так называемых членов колхозного актива. Только не было в этом предполагаемого криминала, потому что к суду привлекались люди за бесхозяйственность, растрату, откровенное воровство. Ведь чего греха таить, не везде к власти на местах пришли честные люди. Были и такие, кто, ловко пользуясь своим социальным происхождением, пролезал к должностям, чтобы набить собственный карман. К слову, такие и сейчас имеются. Вот с такими-то людьми и боролась прокуратура. А то, что было подобных не так мало, как хотелось бы, так в этом виноват был не областной прокурор, а неумелая кадровая и социальная политика.

Обвинение в карательной политике в отношении Жалнина выглядит несостоятельным и потому, что нередко именно он прекращал уголовные дела в отношении хозяйственных руководителей. Сырой, примитивно сколоченный хозяйственный механизм то и дело давал сбои в работе. Это неизменно сказывалось на материальном положении масс трудящихся, а значит, и на их умонастроениях. Сказывалось это и на амбициях высшего политического руководства страны. Надо было как-то объяснить народу причину постоянных неудач в экономике. (Не себя же, в самом деле, признавать виновным?!) И такая причина была найдена - вредители. Вот кто во всем виноват! По стране тогда прокатилась волна громких судебных процессов над «вредителями». И именно в это время Жалнин прекращал уголовные дела в отношении ряда хозяйственных руководителей, которых на волне шумной политической кампании так легко было окрестить во вредителей, сорвав при этом немалые политические дивиденды.

Так, например, не счел Жалнин целесообразным привлекать к уголовной ответственности некоторых хозяйственных руководителей за то, что не выдали они вовремя зарплату своим рабочим. Хотя ему и давали понять, дескать, это же саботажники, чего ты с ними рассусоливаешь, он все же сначала сам убедился, а потом и другим доказал, что эти люди ни при чем. Да, рабочие их предприятий не получили зарплату, но только потому лишь, что в Госбанке не было денег, платить было нечем. А виноват в этом был, скажем, не директор треста, а несбалансированный хозяйственный механизм, в основе которого, с позиций сегодняшнего дня, мы можем добавить, до сих пор лежат не экономические законы, а идеологические постулаты.

Надо сказать, что в органах прокуратуры не один Жалнин поступал в соответствии со своей совестью. Было тому немало примеров. При этом стоит подчеркнуть, что большинство этих принципиальных людей в годы репрессий были либо уничтожены, либо упрятаны за колючую проволоку. Вот некоторые из них.

Василий Иванович Павлов, 1900 года рождения. Прокурор Большечерниговского района. Арестован 19 октября 1937 года по ст. 58-7, 58-11 за непринятие мер к разоблачению контрреволюционной деятельности председателя райисполкома, заведующего земельным отделом; за освобождение от ответственности бывшего председателя колхоза Рыбкина. За неделю до ареста, будучи на бюро райкома партии, он «оскорбил» органы НКВД, заявив, что они чеканят дела на контрреволюционеров. Был осужден на десять лет концлагерей. Из бедняков. Образование - три класса. Работал народным следователем, начальником милиции, последние два с половиной года - прокурором.

Петр Николаевич Рудаков, 1898 года рождения, из крестьян. Прокурор г. Куйбышева. Член ВКП(б) с 1 октября 1917 года. С 1917по 1919 годы служил в Красной Армии. Арестован 27 декабря 1937 года. И только через три года осужден особым совещанием при НКВД СССР по ст. 17, 58-8, 58-11 к пяти годам исправительно-трудовых лагерей. Павел Борисович Ледвич, 1895 года рождения. Сын кустаря. Зам. прокурора Жуйбышевской области. Арестован 23 октября 1937 года. Обвинен в участии в антисоветской право-троцкистской организации. Осужден особым совещанием при НКВД СССР 19 ноября 1940 года к восьми годам исправительно-трудовых лагерей. С 1937 года сидел без приговора.

Михаил Потапович Бабицкий, 1898 года рождения. Сотрудник Куйбышевской областной прокуратуры. Особым совещанием при НКВД СССР приговорен к высшей мере наказания.

Афанасий Иванович Чудаев, 1898 года рождения. Прокурор Богатовского района. Осужден Военной коллегией Верховного суда СССР к высшей мере наказания.

Парадоксально, но факт - акты беззакония совершались и в отношении тех людей, которые по долгу службы отвечали за исполнение закона. Уже сам арест в отношении Жалнина был беззаконием. А дальше - больше. В тюрьме он испытал на себе, что такое «ежовые рукавицы». Были и 400 граммов хлеба в день, и угрозы, и «конвейер», и стойки, и побои. Ну с побоями, угрозами и скудной тюремной пайкой все ясно. А вот «конвейер» - это уже специальный термин того времени. Применяли его к несговорчивым подследственным, которые не хотели брать на себя мифическую вину, оговаривать себя и других. С таким «упрямцем» непрерывно работали несколько следователей. Они менялись, уходили отдыхать, возвращались снова. Так могло продолжаться несколько суток. Все зависело от здоровья, крепости нервов подследственного. Ведь ему все это время не давали спать.

«Стойка» - тоже характерный термин того времени. Подследственного не бьют. Ему просто не дают даже присесть, не говоря уже о том, чтобы лечь. Стояли люди также по нескольку суток. «Результаты» для следствия этот метод давал неплохие. Хотя были и проколы. Вот что вспоминает по этому поводу бывший начальник районного отдела НКВД Сенгилеевского района - был такой в Куйбышевской области - Макаров:

- В июле 1938 года я докладывал замначальника областного управления НКВД Деткину дело по обвинению ветврача Кудрявцева. Я предлагал его из-под стражи освободить, так как его вредительская деятельность не была установлена. Кудрявцев ни в чем себя виновным не признавал. Деткин меня за это обругал и предложил поставить Кудрявцева на «стойку», чтобы он стоял до тех пор, пока не сознается... Кудрявцев стоял около пяти дней. Однако, несмотря на «стойку», показания не дал. Из-под стражи был освобожден. Жалнин показания дал. Правда, не сразу. Через несколько дней после ареста и после соответствующей обработки он написал собственноручное «признание». Да, дескать, я такой-сякой троцкист и несостоявшийся террорист. Заявление это было написано на имя всемогущего в то время Ежова и отличалось от прочих заявлений одной особенностью - некоторые слова в нем были подчеркнуты синим карандашом. Неизвестно, обратили ли на это внимание следователи, «работавшие» с Жалниным, но когда мы сложили слова, подчеркнутые синим карандашом в одну фразу, то прочитали: «ПОКАЗАНИЕ ЛОЖНО».

Можно допустить, что именно так бывший прокурор Куйбышевской области хотел обратить внимание руководства НКВД на свою судьбу. Лишь много лет спустя стало известно, что аресты санкционировались ни кем иным, как этим самым руководством, которое, в свою очередь, было лишь исполнителем чужой злой воли. Но это мы знаем теперь, а тогда этого не знали многие, не знал этого и бывший прокурор Куйбышевской области Николай Жалнин.

Какое-то время после ареста он еще не верил, не мог поверить, что на нем поставлен крест, что его уже вычеркнули из списков живущих. И тогда он пишет вот такое заявление, которое напоминает последний крик о помощи: «Я готов и могу еще работать на самых опасных участках, и могу принести большую и серьезную пользу Родине. Мне только 38 лет. Я прошу дать мне возможность сделать максимум пользы, отдать все мои силы делу построения коммунизма».

А вот его прошение, когда он понимает, что все кончено, обратной дороги нет, впереди только смерть: «Я прошу не репрессировать мою семью. У меня остались жена и два сына - 16 и 12 лет - один комсомолец и один пионер. Жена и дети - прекрасные люди, преданные социалистической родине. Дети жили мечтами о Красной Армии, о защите советских рубежей. Они не знали, что их отец состоит в контрреволюционной организации, и, если бы я им сейчас сказал об этом, они бы ни за что этому не поверили. Потому что воспитывались они исключительно в коммунистическом духе. Пусть они растут настоящими большевиками. Они неповинны и за меня отвечать не могут и не должны».

Семью все же репрессировали. Жену - в концлагерь. Детей - в детдом. Один из сыновей потом погибнет на войне, другой вернется в Куйбышев.

Жалнина приговорили к высшей мере наказания и расстреляли вскоре после вынесения приговора. Но, знакомясь с материалами дела Жалнина, мы натолкнулись на один факт, который указывал, что суд над ним, даже такой скорый и неправый, был пустой формальностью. Оказывается, еще до суда были уничтожены, сожжены удостоверения личности подследственного, его профсоюзный билет на том основании, что они являются устаревшими документами. Дороги назад не было. Дело оставалось за малым - уничтожить их бывшего владельца...

Сегодня многое встало на свои места. Палачи названы палачами. Доброе имя возвращено многим безвинным жертвам сталинских репрессий. Правда, еще не всем, но многим. Областная газета «Волжская коммуна», например, регулярно печатает списки безвинно пострадавших наших советских граждан. Кто-то был реабилитирован с приходом «оттепели» в 56-м, кто-то позже. Николай Петрович Жалнин был реабилитирован через год после своей гибели, в 40-м. Вот строки из документа:

«Военная коллегия Верховного суда СССР, рассмотрев материалы дела и соглашаясь с заключением прокурора, определила: приговор Военной коллегии Верховного суда СССР от 10 марта 1939 года в отношении Жалнина Николая Петровича отменить по вновь открывшимся обстоятельствам и дело о нем производством прекратить за отсутствием состава преступления».

Справедливость восторжествовала. И, может быть, в данном случае символично то, что сделано это было в отношении прокурора по представлению прокурора.

На пухлой папке с делом Жалнина режут глаза слова - «ХРАНИТЬ ВЕЧНО». Эти два слова были на папках, в которых уместилась жизнь миллионов наших соотечественников. Какой смысл вкладывали в эти слова те, кто вершил неправое дело? Возможно, так хотели подчеркнуть значимость творимых ими деяний, которые сегодня названы преступлением против собственного народа. Мы же видим в этих словах - «ХРАНИТЬ ВЕЧНО» - иной смысл. Мы, сегодня живущие, и наши потомки должны вечно хранить память о безвинных жертвах, о трагедии нашего народа. Хранить память во имя того, чтоб подобное никогда больше не повторилось.

Все прокурорские работники, так же как и 28 тысяч жителей нашей области, впоследствии были реабилитированы — многие посмертно.

Тысячи изломанных судеб... Они не должны быть забыты.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий