Кодификации гражданского законодательства в Украине

Становление традиции гражданского права в Украине. Первые попытки кодификаций гражданского законодательства. Концепция первой кодификации гражданского законодательства в СССР. Процесс трансформации концепции гражданского права в независимой Украине.

План

1. Становление традиции гражданского права в Украине. Первые попытки кодификаций гражданского законодательства.

2. Концепция первой кодификации гражданского законодательства в СССР.

3. Гражданский кодекс УССР 1922 г.

4. Гражданский кодекс УССР 1963 г.

5. Трансформация концепции гражданского права в независимой Украине.

6. Создание нового Гражданского кодекса Украины.

1. Становление традиции гражданского права в Украине

Началом становления традиции гражданского права в Украине можно считать создание в XVI ст. Статутов Великого Княжества Литовского, в которых наметилось, хотя и весьма приблизительно, но все же достаточно выражено деление права на отрасли, в пределах которых начали конституироваться соответствующие гражданско-правовые и публично-правовые институты.

Первый из Статутов — «Старый», принятый в 1529 г. — был первым общим кодексом Литовского государства, в состав которого входила тогда Украина.

Поскольку его нормы были довольно архаичными, в 1566 г. был принят «Волынский» статут, действие которого распространялось на Волынь, Подолье и бывшее Киевское княжество. Специальные его разделы регулировали правовое положение шляхты, брачно-семейные отношения, опеку, продажу, наследование, земельные споры и т.п.

Третий статут, названный «Новым», был принят в 1588 г. Он довольно подробно регулировал отношения собственности на землю. Значительное внимание отводилось договорному праву. В отличие от Древнерусского права, где была распространена устная форма договоров, Третий статут, за общее правило, устанавливал требование письменной формы гражданско-правовых соглашений. В некоторых случаях требовалось составление договора в суде в присутствии свидетелей. Довольно подробно были урегулированы отдельные виды договоров: купля-продажа, заем, имущественный наем, залог и т.п., а также отношения наследования.

По своей сути Статуты Великого Княжества Литовского были результатом использования и творческой переработки местного обычного права, литовского, немецкого, польского гражданского законодательства. При этом были учтены методология, принципы и идеи римского права.

Значение Статутов определяется не только их содержанием, но также тем, что они повлияли на дальнейшее развитие законодательства в Украине, Московском государстве и Российской империи. Так, Старый статут был использован при создании Соборного уложения 1649 г. в Московском царстве, Третий статут (Новый) действовал в Киевской, Подольской и Волынской губерниях вплоть до 1840 г.

Кроме того, Статуты были использованы при составлении «Прав, по которым судится малороссийский народ».

«Права, по которым судится малороссийский народ» — это сборник норм права XVIII в., составленный с целью регулирования отношений в Левобережной Украине. После присоединения ее к Московскому государству Мартовскими статьями на территорию Гетманщины действие московского законодательства не распространялась — здесь продолжали действовать нормы «бывшего права», то есть обычное право, польско-литовское законодательство и Магдебургское право.

Поскольку Россия по соображениям использования дополнительного фактора обеспечения централизации власти была заинтересована в унификации законодательства империи, в 1728 г. была создана комиссия для разработки законопроекта, который должен был бы регулировать отношения в Малороссии на единых, общеимперских принципах.

К 1743 г. комиссия подготовила законопроект, который назывался «Права, по которым судится малороссийский народ». Фактически это был первый Кодекс украинского права. При его составлении были использованы римские и немецкие правовые источники, Статуты Великого Княжества Литовского, польское законодательство, Магдебургское и Хелмское право, саксонское право, обычное право Украины и судебная практика.

В «Правах» значительное место занимают нормы гражданского права, составляющие наибольшую по объему часть Кодекса. В частности, раздел 10 посвящен брачному праву, раздел 11 — институту опеки, раздел 12 — наследованию по завещанию, раздел 13 — наследованию на основе кровного родства, раздел 14 — вещному праву и т.п., раздел 15 — договору найма и аренде недвижимости, раздел 16 — обязательственному праву (в том числе, обеспечению обязательств), разделы 17-19 — земельным отношениям. Таким образом, из 30 разделов «Прав, по которым судится малороссийский народ», десять были посвящены регулированию гражданских отношений.

Проект не устроил царское правительство своими отличиями от российского законодательства, и потому Кодекс так и не был принят, хотя фактически применялся вплоть до формирования единой имперской системы законодательства.

В XIX в. была предпринята попытка создания еще одного украинского кодекса, который назывался «Собрание прав малороссийских».

Если «Права, по которым судится малороссийский народ» были первым общим Кодексом в Украине, то «Собрание прав малороссийских» можно считать первым украинским Гражданским кодексом.

«Собрание прав малороссийских», состоящее из трех частей, было построено по институционной системе (с некоторыми отступлениями в регулировании наследования). Первая часть была посвящена определению правосубъектности участников гражданских отношений, брачно-семейным отношениям и опеке. Вторая — включала нормы обязательственного права, третья — вещные права, в том числе наследование.

Значительное внимание было уделено договорным обязательствам. В частности, декларировалась свобода договоров. Заключение соглашения при наличии недостатков воли влекло его недействительность. Договор мог быть заключен лично или через прокуратора (поверенного). Форма соглашения могла быть как письменной, так и устной. Однако для отчуждения или залога имений требовалась сложная процедура.

Неисполнение обязательств влекло для должника обязанность компенсировать убытки кредитору. По общему правилу, возмещению подлежали как прямые убытки, так и неполученные прибыли.

Из отдельных видов договоров наиболее детально регламентировались купля-продажа, заем, перепродажа, хранение, поручение, наем.

Наряду с договорными обязательствами регулировались обязательства из деликтов, а также обязательство как бы из деликтов (ответственность за неосуществление надзора за несовершеннолетними, психически больными и т.п.).

Наравне с охарактеризованными выше законопроектными работами на формирование гражданского права Украины ХVII-ХІХ ст. влияло также российское законодательство. В частности, вопросам гражданского права был посвящен том X Свода Законов Российской империи. Вместе с тем, следует иметь в виду, что Свод предусматривал в некоторых случаях специальное регулирование имущественных отношений для Черниговской и Полтавской губерний.

На протяжении последнего полстолетия существования Российской империи велась активная работа по созданию Гражданского уложения, в котором предполагалось установление унифицированных норм для всей империи. Однако к октябрю 1917 года законопроектные работы не были завершены, а после октябрьского переворота в России утратили смысл, хотя их материалы и были использованы в рамках первой кодификации гражданского законодательства в СССР. В дальнейшем гражданское право в Украине продолжало развиваться в рамках советского гражданского права, наиболее характерной чертой доктрины которого был отказ от признания деления права на частное и публичное, а затем и отказ от категории частного права вообще.

Это отобразилось в концепции советских гражданских кодексов.

2. Концепция первой кодификации гражданского законодательства в СССР

Борьба различных подходов, старая и новая цивилистическая концепции, в частности, сказались на принципах и содержании ГК УССР 1922 года и развитии цивилистической мысли в последующие годы.

Подготовка проекта Гражданского кодекса УССР 1922 г. происходила в условиях и на основаниях, общих для большинства советских республик. Поэтому естественно, что указания и замечания В.И. Ленина относительно Гражданского кодекса РСФСР, служили ориентиром и для разработчиков проекта ГК УССР.

Принципиально важным было положение о сосредоточении в руках Советского государства основных орудий и средств производства, установление жесткого государственного контроля над торговым оборотом и т.п., — в конце концов, отказ от основных принципов частного права. Характерны в этом плане замечания Ленина в адрес Народного комиссариата юстиции РСФСР. В частности, он подчеркивал: «Мы ничего «частного» не признаем, для нас все в области хозяйства являются публично-правовыми, а не частными. Мы допускаем капитализм только государственный. Отсюда — расширить применение государственного вмешательства в «частноправовые отношения», расширить право государства отменять «частные» договоры, применять не «гражданские правоотношения», а наше революционное правосознание...».

Авторы проекта Гражданского кодекса к этим указаниям прислушивались, однако времена единодушного одобрения еще не настали и Совнарком, вопреки предложениям Ленина, исключил из проекта ГК упоминание о праве государства вмешиваться в частноправовые отношения. Тем не менее, в конечном итоге указание было выполнено. Гражданский кодекс РСФСР, принятый 31 октября 1922 г., был введен в действие с 1 января 1923 г. Он служил образцом для Гражданского кодекса УССР, который обсуждался и был принят с опозданием приблизительно на месяц, — утвержден 16 декабря 1922 г., введен в действие с 1 февраля 1923 г.

3. Гражданский кодекс УССР 1922 г.

Гражданский кодекс УССР 1922 г. был похож на ГК РСФСР не только идеологической и методологической основой, но также структурой и содержанием. Как тот, так и другой состояли из одинаковых разделов: Общая часть, Вещное право, Обязательственное право, Наследственное право. Количество статей также практически совпадало: 435 статей Гражданского кодекса УССР против 436 — ГК РСФСР. Не отличались структура разделов и их наименование.

Общая часть содержала нормы, посвященные субъектам, объектам права, соглашениям как основному средству установления, изменения или прекращения гражданских правоотношений, исковой давности.

Субъектами гражданского права признавались как физические лица, так и организации (юридические лица). Гражданскую правоспособность могли иметь почти все физические лица, однако статьи 1 и 4 содержали возможность ограничения «по суду в правах». В интерпретации одного из редакторов ГК РСФСР, А.Г. Гойхбарга, это означало, что правоспособность является лишь условно предоставленной способностью, ограничение которой возможно не только в общей форме законодателем, но и в отдельных случаях гражданским судом — в силу ст. 1 ГК. Как отмечал П.И. Стучка, «Можно сказать, что вся наша советская наука гражданского права базируется на этой статье 1 да еще статье 4»2 .

Объектами гражданских прав могло быть лишь имущество, не изъятое из гражданского оборота. При этом перечень изъятого из оборота имущества был довольно значительным: промышленные, транспортные и прочие предприятия в целом; оснащение промышленных предприятий, подвижный состав железных дорог, морские и речные суда и летательные аппараты; сооружения коммунальные; строения и т.д.

Значительное внимание было уделено регламентации сделок, которые определялись как действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений. Сделки могли быть односторонними или взаимными (взаимные сделки — договоры). Кодекс детально регламентировал условия заключения, форму сделок и последствия признания их недействительными.

Правила об исковой давности были довольно типичными, однако для государственных, кооперативных и общественных предприятий и организаций предполагался ряд исключений — ст. 44 и др.

Раздел «Вещное право» включал нормы, посвященные праву собственности, праву застройки и залогу.

Статья 52 упоминала о собственности: государственной (национализированной и муниципализированной), кооперативной, частной. В соответствии со ст. 54 предметом частной собственности могло быть всякое имущество, не изъятое из частного оборота. Решение, в общем, довольно демократическое. Однако если сравнить данную норму с ограничениями, установленными ст.ст. 22, 24 ГК, то окажется, что в совокупности со ст.ст. 55, 56 они лишают предпринимателя возможности осуществлять любую заметную деятельность, основанную на его инициативе, предприимчивости и самостоятельной воле. Другими словами, право частной собственности настолько сужено, что, в конечном результате, его можно считать существующим лишь в виде исключения.

Для защиты права собственности предполагался виндикаци-онный иск. Возможно было также требование устранения всяких нарушений права собственности, хотя бы они и не были связаны с лишением владения. При этом было установлено важное исключение из общего правила: бывшие собственники, имущество которых было экспроприировано на основе «революционного права» или вообще перешло во владение трудящихся до 24 августа 1922 г., не имели права требовать возвращения этого имущества (примечание к ст. 59). Таким образом, независимо от наличия правовых основ лишения имущества в первые годы советской власти, бывшие собственники не имели шансов возвратить его. Вместе с тем для защиты права государственной собственности применялась ничем не ограниченная виндикация (ст. 60). Интересно, что неограниченная виндикация (для ограниченного круга субъектов) обосновывалась сентенцией критикуемого римского права — «где я (собственник) нахожу свою вещь, там я ее виндицирую (отбираю)». (С.Н. Ландкоф).

Кроме права собственности, Гражданский кодекс предусматривал право застройки и залог имущества, которые были, по своей сути, правами на чужие вещи.

Право застройки определялось как право возведения на государственной земле строения и пользование им вместе с земельным участком на протяжении обусловленного срока (ст.ст. 71- 84). Позднее эти статьи были упразднены, а вместо них внедрение норм, закрепляющих право бессрочного пользования земельными участками для возведения на них зданий на правах собственности жилищно-строительного кооператива.

Залог имущества не мог не быть ограниченным в связи с сужением круга объектов частных прав. Поэтому ипотека не предусматривалась. Существовал также ряд ограничений относительно предмета залога (ст. 87). Вне этих ограничений право залога было довольно типичным: допускался залог вследствие договора или специального указания закона, возможным был перезалог, в отдельности обуславливался залог долговых требований, зданий, морских торговых судов, товара в обороте и т.п. Как правило, заложенное имущество передавалось залогодержателю. Исключение из общего правила было сделано для зданий, а также других случаев, предусмотренных соглашением сторон (ст. 92). Следует отметить, что залог зданий напоминал по внешним признакам ипотеку, однако последняя, как отмечалось выше, принципиально не допускалась в советском гражданском обороте.

Раздел «Обязательственное право» состоял из тринадцати глав, однако фактически нормы его были сгруппированы в четыре неравноценных по объему блока: общие положения (гл. I); обязательства, возникающие из договоров (гл. II—XI); обязательства, возникающие вследствие безосновательного обогащения (гл. XII); обязательства, возникающие вследствие причинения другому вреда (гл. XIII). В свою очередь договорные обязательства имели свою «общую» и «специальную» части.

Интересно отметить, что структура и методология этого раздела ГК УССР (как и других советских гражданских кодексов) очень напоминали книгу II Немецкого гражданского кодекса. Много общего было и в их содержании.

Обязательство определялось как отношение, вследствие которого одно лицо (кредитор) имеет право требовать от другого лица (должника) совершения определенного действия, в частности, передачи вещей или уплаты денег, или воздержания от действий (ст. 107).

Особое внимание отводилось договорным обязательствам. В соответствии со ст. 130 договор признавался заключенным, если стороны пришли к соглашению по всем существенным его условиям. Существенными признавались — предмет договора, цена, срок, а также все те условия, «в отношении которых по предшествующему заявлению одной из сторон может быть достигнуто соглашение». Подробно определялся порядок заключения договоров и момент возникновения договорных обязательств.

В качестве средств обеспечения договорных обязательств были названы неустойка (ст.ст. 141, 142) и задаток (ст. 143). Обращает на себя внимание подобие этого решения тому, что имело место в Немецком гражданском кодексе: нормы о залоге — это «Вещное право», задаток и неустойка — «Обязательственное право» (общие положения обязательственного права), поручительство названо среди отдельных видов договоров. Аналогичным является и содержание соответствующих норм (с поправкой на «конспективность» Гражданского кодекса УССР).

Среди отдельных видов договоров названы: имущественный наем, купля-продажа, мена, заем, подряд, поручительство, поручение (сюда же отнесены нормы о доверенности), комиссия (нормы о ней включены были в Гражданский кодекс специальным законом от 16 октября 1925 г.), товарищество, страхование.

Весьма оригинальным был подход к регулированию товариществ. Кодекс предусматривал существование нескольких их видов: простого товарищества, полного товарищества, товарищества на веру, товарищества с ограниченной ответственностью, акционерного общества (паевого товарищества) — ст.ст. 276-366. Простое товарищество представляло собой обычный договор товарищества, известный еще римскому и более поздним системам права (ср., например, § 705-740 Немецкого гражданского кодекса). Другие его виды, упоминавшиеся в ГК УССР, являются юридическими лицами.

Следует обратить внимание на некоторые отличия прошлой классификации обществ от современной. Так, «общество на вере» теперь называется «коммандитным обществом», общество с ограниченной ответственностью — сейчас «общество с дополнительной ответственностью», категория «акционерное общество» охватывала понятия собственно акционерного общества и общества с ограниченной ответственностью в современном их понимании в украинском законодательстве.

Поскольку вскоре потребность Советского государства в хозяйственных обществах отпала вообще, нормы, посвященные им, уже представляли даже не теоретический, а скорее — исторический интерес. Некоторое значение сохранили лишь акционерные общества. Однако, действовали они на основе не норм Гражданского кодекса, а в соответствии с Положением об акционерных обществах от 17 августа 1927 г. Могли создаваться только государственными организациями, учреждениями или предприятиями и применялись, в основном, для деятельности за границей, «в странах народной демократии».

Последний раздел Гражданского кодекса был посвящен вопросам наследственного права.

Здесь следует иметь в виду, что декретом от 11 марта 1919 г. наследование было упразднено вообще, а потом, декретом от 21 марта того же года, восстановлен, но с ограничениями размера наследства (суммы), круга наследников и объема прав, передаваемых по наследству (наследственное имущество переходило к наследникам в пользование, а не на праве собственности).

Гражданский кодекс более либерально подходил к решению этих вопросов, предусмотрев, что имущество может перейти к наследникам на праве собственности, если имеются два условия:

1) сумма наследства не превышает 10 тыс. руб.;

2) наследниками являются жена (муж), дети, внуки, правнуки, усыновленные и прочие лица, которые являются нетрудоспособными и находятся на содержании умершего не менее 1 года до дня смерти. Постепенно возможности наследования были несколько расширены: упразднен предельный размер наследства, расширен круг наследников по закону и возможность распорядиться имуществом на случай смерти путем завещания.

В конечном итоге наследственное право выглядело таким образом: наследование было возможно как по закону, так и по завещанию; действовало правило об определенной свободе завещательных распоряжений (но с ограничением круга наследников по завещанию требованием соблюдения условий их выбора, а также обязательной долей).

Наследниками по закону могли быть три очереди родственников:

1 — дети (в том числе усыновленные), жена, нетрудоспособные

родители;

2 — трудоспособные родители;

3 — братья и сестры умершего.

Каждая предыдущая очередь отстраняла от наследования последующую. Внуки и правнуки наследовали по праву представления (ст. 418 ГК).

Завещание должно было быть подписано завещателем, а если он был неграмотным — рукоприкладчиком. Несоблюдение нотариальной формы влекло недействительность завещания.

Для принятия наследства предоставлялся срок в 6 месяцев. Если же за это время наследство не была принято или все наследники отказались от наследства, то наследственное имущество переходило в собственность государства, как выморочное (ст. 433). При этом государство по долгам наследодателя отвечало лишь в пределах действительной стоимости наследственного имущества.

4. Гражданский кодекс УССР 1963 г.

Гражданский кодекс УССР был принят 18 июля 1963 г. и введен в действие с 1 января 1964 г.

Перед тем как дать общую характеристику этого Кодекса, необходимо сделать предостережения. Дело в том, что до 1 января 2004 г. он был действующим Гражданским кодексом Украины (с многочисленными изменениями и дополнениями). Поскольку его положения подробно изложены в любом учебнике по гражданскому праву Украины, изданным до этого времени, здесь дана лишь общая характеристика его содержания и структуры, а также динамика отдельных принципиальных решений на момент принятия нового ГК Украины.

ГК УССР 1963 г. состоял из преамбулы и восьми разделов, охватывающих 572 статьи. Наименование разделов: I — Общие положения; II— Право собственности; III — Обязательственное право; IV— Авторское право; V — Право на открытие; VI — Изобретательское право; VII— Наследственное право; VIII— Правоспособность иностранцев и лиц без гражданства. Применение гражданских законов иностранных государств, международных договоров и соглашений.

Если говорить о наиболее характерных моментах, отличающих этот кодекс от прежде действующего ГК УССР 1922 г., то, прежде всего, следует назвать такие черты:

1) по своей структуре ГК 1963 г. заметно отошел от пандектной системы. В нем нет норм, регулирующих семейные отношения, но предусмотрены разделы, посвященные авторскому и изобретательскому праву;

2) раздел второй называется «Право собственности», а не «Вещ-

ное право», как раньше. Это отображает тенденцию к сокращению числа вещных прав. Среди видов собственности не упоминается частная собственность;

3) значительно расширен перечень обязательств. В частности, появились главы о поставке, контрактации, займе, подряде на капитальное строительство, расчетные и кредитные отношения, пожизненное содержание, спасание социалистического имущества и др.;

4) произошло перераспределение материала внутри разделов и между разделами. Так, нормы о доверенности из обязательственного права были перенесены в раздел «Общие положения», поручительство — из договорных обязательств переведено в раздел 16, посвященный обеспечению исполнения обязательств. Туда же попали нормы о залоге, находившиеся среди вещных прав;

5) были обновлены, отредактированы и согласованы положения ряда статей ГК. Кроме того, все они, очевидно, по примеру Немецкого гражданского кодекса получили наименование, которые следует учитывать при толковании соответствующей нормы.

Однако наиболее важные изменения произошли в содержании и направленности норм. Рассмотрим основные из них, следуя за структурой Кодекса.

Первый раздел содержит общие положения об основаниях возникновения гражданских прав и обязанностей, осуществлении гражданских прав и их защите, о субъектах права, представительстве, доверенности, исковой давности.

В этом разделе наравне с внешней либерализацией некоторых норм (например, частичным закреплением в ст. 4 принципа, известного еще римскому праву, — «разрешено все, что не запрещено законом»), были усилены средства ограничения инициативы и самостоятельности участников гражданских правоотношений. Так, ст. 5 ГК 1963 г. более жестко определяла последствия злоупотребления правом, предусматривая, что гражданские права охраняются законом, за исключением случаев, если они «осуществляются вопреки назначению этих прав в социалистическом обществе в период строительства коммунизма». При этом от физических лиц и организаций требовалось не только соблюдение законов, но и уважение к «правилам социалистического общежития и моральным принципам общества, которое строит коммунизм».

Важной новеллой была ст. 7, предусматривающая возможность гражданско-правовой защиты чести и достоинства физических лиц и организаций.

Субъектами гражданских правоотношений ГК признает физических лиц и организации — юридических лиц. Государство специально не упоминается среди субъектов гражданско-правовых отношений, но такой его статус вытекает из содержания отдельных норм (например, о праве собственности, о наследовании и др.).

ГК 1963 г. более полно и точно, чем предшествующий кодекс, определил понятие юридического лица. Вместе с тем, здесь осталось много неясностей. В частности, не определено соотношение понятий «организация», «предприятие», «учреждение», которыми оперирует законодатель. Нет и самого определения этих категорий.

Кодекс не содержит норм, специально посвященных определению объектов права. Значительная часть их размещена в тех или иных статьях раздела «Право собственности». Зато в «Общих положениях» значительное внимание уделено сделкам. Более подробно регламентирована форма сделок, а также основания и последствия признания их недействительными.

Кроме того, раздел I дополнен положениями о представительстве и доверенности.

Раздел «Право собственности» характерен для «законодательства страны, которая построила социализм и перешла к постепенному строительству коммунистического общества».

Во-первых, право собственности закреплено как единственное, официально признанное вещное право. Хотя в литературе была высказана точка зрения (А.В. Венедиктов) о том, что к вещным правам относится также право оперативного управления, поддержки в то время она не получила.

Во-вторых, в связи с ликвидацией частной собственности, изменениями экономического порядка, принятием новой Конституции СССР, изменилась классификация форм собственности. Кодекс исходил из существования социалистической собственности и личной собственности физических лиц на имущество, предназначенное для удовлетворения их материальных и культурных потребностей (ст.ст. 87, 88 ГК).

Более подробно, чем раньше, регулировались вопросы, связанные с осуществлением права общей собственности. Предусмотрено, что общая собственность может быть долевой (с заранее определенными долями) и совместной (без предварительного определения долей, которые, однако, допускаются одинаковыми).

Специальная глава (12) посвящена регулированию возникновения и прекращения права собственности, момента его возникновения, распределения риска случайной гибели и т.п.

Для защиты права собственности предусмотрен, прежде всего, виндикационный иск. Здесь привилегии государства по виндикации его имущества были дополнены аналогичными привилегиями для колхозов, других кооперативных и общественных организаций (ст. 146).

Нормы обязательственного права составляют главную часть содержания гражданских кодексов бывших союзных республик, в том числе и ГК УССР 1963 г., где обязательствам посвящена 321 статья из 572.

Раздел «Обязательственное право» состоит из двух частей. В первой из них регулируются общие положения обязательств — дано их определение, названы (в не очень удачной отсылочной норме — ст. 151 ГК) основания возникновения, указаны требования к выполнению обязательств и т.д.

В общем, положение обязательственного права довольно традиционно. Наиболее важными являются новеллы относительно средств обеспечения обязательств (выделенных и объединенных в отдельный раздел), а также определение условий ответственности за нарушение обязательств.

Если говорить об общих тенденциях, то нужно указать особое внимание законодателя к такому средству обеспечения, как штраф (неустойка). Теперь она может быть не только договорной, но и следовать непосредственно из закона (причем, сфера применения последней неуклонно расширяется). Регулирование залога, наоборот, не очень детально. В частности, не упоминаются некоторые виды залога, существовавшие раньше (залог права застройки, залог права требования и т.п.), не идет речь о перезалоге и т.п. Появилось также новое средство обеспечения обязательств — гарантия, которая является, по сути, поручительством, но в отношениях между социалистическими организациями (ст. 196).

В отличие от ГК УССР 1922 г., где вина не фигурировала как условие ответственности за нарушение обязательств, ст. 209 ГК УССР 1963 г. устанавливала, что лицо, не выполнившее обязательства или выполнившее его ненадлежащим образом, несет имущественную ответственность лишь при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, предусмотренных законом или договором. Таким образом, был закреплен принцип ответственности «за вину с исключениями».

Из многочисленных возможных вариантов построения системы обязательств законодатель избрал структуру, напоминающую Гражданский кодекс Франции 1804 г.:

1) договорные обязательства (купля-продажа, дарение, поставка, контрактация, имущественный наем, наем жилого помещения, безвозмездное пользование имуществом, подряд, подряд на капитальное строительство, перевозка, государственное страхование, заем, расчетные и кредитные отношения, поручение, комиссия, хранение, пожизненное содержание, совместная деятельность);

2) как бы договорные обязательства, то есть обязательства, возникающие из односторонних действий (объявление конкурса);

3) обязательства из правонарушений (вследствие причинения вреда);

4) обязательства из как бы правонарушений (вследствие приобретения или сбережения имущества без достаточных оснований).

Раздел IV — «Авторское право», как и два следующих — «Право на открытие» и «Изобретательское право», являются новеллами Гражданского кодекса. В ГК УССР 1922 г. данные виды отношений не упоминались вообще. Они входили в сферу правового регулирования специального законодательства — Закона УССР от 6 февраля 1929 г. «Об авторском праве», созданного на базе «Основ авторского права» — Закона СССР от 11 мая 1928 г. Такое решение было не очень удачным и при второй кодификации гражданского законодательства положение исправили. При этом принципиальные решения указанных актов в значительной мере были перенесены в ГК 1963 г. Это касается определения авторского права, его субъектов, объема их прав, содержания авторских договоров и т.п.

Вследствие неоднократных изменений и дополнений (особенно после присоединения СССР к Всемирной конвенции об авторском праве) многие из положений данного раздела стали существенным образом отличаться от начальной редакции, а в процессе дальнейшего обновления законодательства утратили силу.

Последнее касается и права на открытие и изобретательского права.

Среди новелл наследственного права (раздел VII) следует вспомнить: установление очередей наследования по закону с равенством долей наследников одной очереди (ст.ст. 529, 530), определение порядка наследования нетрудоспособными иждивенцами, усыновленными и усыновителями (ст.ст. 531, 532), расширение права распоряжения имуществом путем завещания с ограничением его только правом на обязательную долю (ст. 535). Предусмотрено, что завещание может быть в нотариальной форме, однако, при этом значительно расширен круг случаев, когда простые письменные завещания могут быть приравнены к нотариально удостоверенным (ст. 542). Среди завещательных распоряжений названы завещательный отказ (легат) — ст. 538, подназначение наследника (наследственная субституция) — ст. 536, возложение на наследника выполнения действий для общеполезной цели — ст. 540, возложение на наследника обязанности предоставления другому лицу права пожизненного пользования домом — ст. 539.

5. Трансформация концепции гражданского права в независимой Украине

На момент провозглашения независимости Украины гражданские отношения в нашем государстве регулировались значительным количеством законодательных актов, изданных со времен существования СССР и УССР. После провозглашения независимости законодательные акты бывшего Союза ССР сохранили действие в той части, которая не противоречила законодательству Украины, а законодательные акты УССР, среди которых центральное место занимал Гражданский кодекс 1963 г., продолжали действовать практически в полном объеме.

Поскольку ГК УССР 1963 года основывался на устаревшей правовой доктрине и не учитывал необходимости регулирования товарно-денежных отношений в условиях рынка, возникла опасность законодательного вакуума в данной области, которую уже в первые годы после провозглашения независимости Украины в значительной мере было преодолено путем принятия ряда важных законов. Это, прежде всего, законы Украины «О собственности» от 7 февраля 1991 г., «О предприятиях в Украинской ССР» от 27 марта 1991 г., «О хозяйственных обществах» от 19 октября 1991 г., «О ценных бумагах и фондовой бирже» от 18 июня 1991 г., «О товарной бирже» от 10 декабря 1991 г., «О залоге» от 2 октября 1992 г. и др.

В целом, в начале 90-х годов XX в. в Украине было принято значительное количество нормативных актов, призванных регулировать гражданские отношения, торговый оборот, хозяйственную деятельность и т.п. Общая тенденция, отображенная в них, состояла в постепенном возвращении к гуманистическим ценностям: правового обеспечения суверенитета лица, установление гарантии его прав, попытках сравнения правового положения лица и государства, обеспечение для физического лица возможности свободно распоряжаться своими правами, кроме случаев, прямо предусмотренных законом.

Вместе с тем, недостатком законотворчества в Украине того времени был его бессистемный характер. Поэтому в 1994 г. началась разработка новой концепции развития законодательства Украины, в основу которой были положены новые представления о праве, базирующиеся на идеях гражданского общества и правового государства.

Согласно этой концепции решить проблему усовершенствования гражданского законодательства могла только его кодификация, которая, будучи составной частью конституционной реформы, должна была осуществляться на основании новой Конституции Украины.

Распоряжением Кабинета Министров Украины была создана специальная рабочая группа, которая в процессе длительной работы подготовила несколько проектов Гражданского кодекса.

Законопроектные работы активизировали поиск ответов на ряд вопросов, связанных с определением его концепции, да и концепции украинского гражданского права вообще: должен ли быть единый кодекс, регулирующий имущественные отношения, или целесообразно создание Гражданского и Торгового (Хозяйственного) кодексов? Какую систему права избрать как образец? Насколько последовательным может быть наследование этому образцу (или образцам)? Какой может быть структура будущего Гражданского кодекса? Должен ли он регулировать семейные отношения?

Эти вопросы обсуждались на многих научных конференциях, совещаниях разного уровня и т.п. В процессе обсуждения снова активизировалось характерное для советской и постсоветской цивилистики расхождение во взглядах о целесообразности создания отдельного Хозяйственного кодекса.

Мысль о полезности существования двух кодексов, регулирующих имущественные отношения, активно отстаивается ученными — «хозяйственниками» с ссылкой на то, что Хозяйственный кодекс — это, в сущности, тот же Торговый кодекс, признаваемый законодательством многих стран с рыночной экономикой.

«Цивилисты», справедливо отмечая, что структура и содержание этих кодексов не имеют между собой ничего общего, настаивали на том, что частное право, каковым является гражданское право, должно аккумулировать весь комплекс вопросов правового статуса частного лица в гражданском обществе. Поэтому Гражданский кодекс может быть наиболее полным выражением защиты прав лиц — как физических, так и юридических, — охватывать правовое регулирование всего имущественного рыночного отношения, в том числе связанных с предпринимательством (А.С. Довгерт).

Некоторые научные работники (например, В.Ф. Опрышко, А.А. Пидопригора) отмечали, что создание Гражданского и Хозяйственного кодексов оправдано по практическим соображениям, однако следует четко разграничить предметы их правового регулирования, что пока не удается.

Такое разнообразие позиций, естественно, затормозило принятие Гражданского кодекса (для сравнения можно вспомнить, что при таких значительных кодификациях, как систематизация Юстиниана, создание Австрийского гражданского кодекса, Кодекса Наполеона, Немецкого гражданского кодекса и др. проблема дуализма частного права не возникала: торговые кодексы, появившиеся позже во Франции, Германии, были естественным продолжением законопроектных работ в отдельных направлениях).

При подготовке проекта Гражданского кодекса Украины проявилась также проблема выбора направлений и образцов для наследования.

Подходы к ней определились еще в самом начале работы над проектом.

В частности, отмечалось, что современная правовая система Украины более близка к романо-германской, хотя и имеет ряд существенных отличий. В последнее время усилился процесс заимствования элементов из англосаксонского права, связанный с объективными закономерностями сближения общественно-политических национальных систем на Европейском континенте (Ю.С. Шемшученко). Справедливо подчеркивалось, что действующие гражданские кодексы западных государств должны быть в поле зрения авторов нового Гражданского кодекса Украины с тем, чтобы использовать все то ценное, что вошло в золотой фонд мировой цивилистики (А.М. Бандурка, А.А. Пушкин, О.Ф. Скакун).

Многими цивилистами справедливо обращалось внимание на целесообразность использования положений Основ гражданского законодательства 1991 года, которые не вступили в силу, но стали высшим достижением советской цивилистики. При этом подчеркивалось, что речь идет не о слепом копировании, а о творческом использовании идей и положений Основ гражданского законодательства с их доработкой, уточнениями, переосмысливанием и обновлением (Г.К. Матвеев, А.А. Пидопригора).

Отмечалась также целесообразность использования идей и модернизованных положений римского частного права, которое было «первоисточником» многих западных кодификаций, объединенных с учетом специфики цивилизационного и исторического развития Украины и национальных особенностей украинского права (Е.О. Харитонов).

6. Создание нового Гражданского кодекса Украины

В процессе дискуссий было создано несколько проектов Гражданского кодекса Украины, которые заметно отличались один от другого.

Трансформации концепции проекта ГК и ее динамику можно проследить, сравнивая структуру его первого и следующих вариантов.

Первый вариант проекта Гражданского проекта предусматривал существование схемы разделов:

1 — Общие положения;

2 — Право собственности;

3 — Владение и прочие вещные права;

4 — Обязательственное право;

5 — Право интеллектуальной собственности;

6 — Наследственное право;

7 — Международное частное право.

В этом варианте проекта привлекает внимание введение в раздел «Общие положения», главы об объектах гражданских прав, а также главы, регламентирующие участие государства в гражданско-правовых отношениях.

Интересным является раздел третий. Если предыдущий раздел в основном отображает положение Закона «О собственности», то этот — концентрирует нормы об институтах как уже известных советскому праву — право полного хозяйственного ведения, право оперативного управления, так и те, которые не были известны ему вообще или применялись частично: сервитутные права, эмфитевзис, суперфиций, доверительная собственность.

Расширен перечень обязательств: появились обязательства из публичного обещания вознаграждения, ведения чужих дел, создания угрозы причинения вреда и некоторые другие.

Проект Гражданского кодекса от 20 марта 1996 года отличался от приведенного варианта структурой (в нем 8 книг), большим объемом, системой изложения (книги делятся на разделы, разделы — на подразделы, подразделы — на главы, некоторые разделы разделены на параграфы), рядом конкретных решений.

Тенденция к обеспечению прав личности нашла, в частности, отображение в выделении специальной книги ГК (второй) «Личные неимущественные права физических лиц», куда включены нормы, направленные на обеспечение естественного и социального существования физического лица.

Изменился подход к регулированию вещных прав, которым в совокупности посвящена книга третья «Вещное право», содержащая раздел, регулирующий общие положения вещного права, а также два специальных раздела: «Право собственности» и «Владение и прочие вещные права».

Был расширен круг отношений, регламентирующихся книгой IV — «Право интеллектуальной собственности» и книгой пятой — «Обязательственное право».

Важной новеллой этого варианта проекта ГК было включение в него специальной книги «Семейное право», что отобразило тенденции к регулированию всех отношений между физическими лицами единым Гражданским кодексом.

Проект ГК Украины от 25 августа 1996 года, принятый Верховной Радой Украины в 2002 г., сохраняя приведенную выше структуру, содержал нормы, отображающие положения Конституции Украины, более подробно регламентировал ряд отношений.

Однако и этот вариант не оказался окончательным, поскольку дискуссии о целесообразности принятия отдельных Хозяйственного и Семейного кодексов вспыхнули с новой силой, что привело также к потере позиций концепции Гражданского кодекса по ряду других вопросов.

После длительных дискуссий и неоднократных переработок проекта Гражданского кодекса он 16 января 2003 года был принят Верховной Радой, 27 февраля подписан Президентом Украины и вступил в силу с 1 января 2004 года.