регистрация / вход

Конституционно-правовая ответственность

Понятие и назначение конституционно-правовой ответственности, ее функции. Возможность применения мер принуждения, а также мер воздействия за определенные нарушения, предусмотренные данным видом ответственности. Основания конституционной ответственности.

Введение

12 декабря 1993 г. на всенародном референдуме была принята Конституция Российской Федерации. С этого момента началось формирование новой российской государственности и формирование системы права новой России как демократического государства.

Обеспечение соблюдения и исполнения конституционных норм реализуется через конституционно-правовую ответственность.

Целью данной работы является исследования именно сущности и содержание конституционно-правовой ответственности в Российской Федерации.

Актуальность данного исследования представляется бесспорной по следующим причинам: в стране обозначились признаки сформировавшейся государственности, общественные отношения в сфере конституционного права в связи с этим переходят в новую стадию.

Объектом исследования данной работы являются общественные отношения в сфере конституционного права.

Предметом исследования данной работы являются нормы права, регламентирующие применение конституционно-правовой ответственности в Российской Федерации.

Необходимо отметить, что в российской науке права тема конституционно-правовой ответственности появилась относительно недавно, и она не является еще достаточно разработанной. Соответственно, и сам правовой институт конституционно-правовой ответственности в отрасли конституционного права еще окончательно не сформирован.

Прежде всего, необходимо указать на многозначность термина ответственности и обратиться к анализу его содержание в рамках различных наук, в том числе к философии, политологии и юриспруденции.

Так философы делают акцент на долг лица перед другими лицами или обществом. По этому поводу В.П. Тугаринов замечал, что «ответственность есть способность человека предвидеть результаты своей деятельности и определять ее исходя из того, какую пользу или вред она может принести обществу», наполняя ее тем самым субъективным содержанием. Подобное наполнение термин ответственность имеет и с точки зрения этики, где он неразрывно связан с моральным долгом, осознанием необходимости определенного рода поведения в интересах других людей, коллектива, общества в целом.

Теоретико-правовая наука исследует ответственность как разновидность социальной ответственности. Как показывает анализ имеющихся исследований данного вопроса, необходимо говорить о двух основных подходах к пониманию конституционной ответственности. Их условно можно подразделить на «широкое» и «узкое».

«Широкое» понимание обосновывается тем, что конституционная ответственность содержит в себе два аспекта: негативный (ретроспективный) и позитивный (перспективный). В первом случае речь идет об ответственности за «уже совершенные деяния», а во втором – «ответственность за надлежащее исполнение своих обязанностей, порученное дело, за добросовестное поведение; ответственность перед обществом, государством, коллективом семьей, окружающими». Основу позитивной ответственности, по мнению сторонников данного подхода, составляет чувство «морально-правового долга, гражданской позиции, развитого правосознания».

Однако данная точка зрения имеет множество спорных позиций и справедливо критикуется в научной литературе. Прежде всего, это относится к смешению правовых и неправовых категорий. В частности, на эту проблему обращает свое внимание О.Э. Лейст, подчеркивая, что «для определения конституционной ответственности за правонарушения нельзя покидать почву права, обращаясь к понятиям и категориям других социальных и философских наук».

Традиционным и разработанным в правовой науке является рассмотрение конституционной ответственности как государственной реакции на правонарушение, как негативных последствий для правонарушителя. Но при этом нельзя не заметить разность в понимании содержания данного института.

Так отдельные авторы утверждают, что конституционная ответственность есть сочетание трех элементов; они определяют конституционную ответственность как меру государственного принуждения, основанную на юридическом и общественном осуждении поведения правонарушителя и выражающуюся в установлении для него определенных отрицательных последствий в виде ограничений личного или имущественного порядка.

Другие видят сущность конституционной ответственности в обязанности лица претерпевать меры государственно-принудительного воздействия за совершенное правонарушение.

Некоторые полагают, что конституционная ответственность есть особое, предусмотренное и урегулированное нормами права отношение между нарушителем требований права и государством в лице определенных его органов.

Из этого можно заключить, что одни авторы сводят ее только к разновидности санкций, другие под ней подразумевают сам процесс их применения. Третьи представляют ее в виде охранительного правоотношения, возникающего между нарушителем и государственными органами. Но во всех случаях конституционная ответственность – это специфическая обязанность претерпевания лишений личного или материального характера за совершенное правонарушение в соответствии с санкцией нарушенной нормы права.

Таким образом, под конституционной ответственностью следует понимать вид и меру государственного принуждения, которая состоит в обязанности лица, совершившего противоправное деяние, претерпевать, предусмотренные санкцией юридической нормы, лишения личного, имущественного и организационного характера.


1. Понятие конституционно-правовой ответственности

Конституционно-правовая ответственность – это самостоятельный вид юридической ответственности, осуществление мер которой в виде различного рода неблагоприятных последствий для субъектов не только устанавливается конституционно-правовыми нормами, но и направлено, прежде всего, на защиту конституционно-правовых отношений. Ее конституционное и законодательное признание и установление как одного из видов юридической ответственности будет повышать эффективность конституционно-правовых норм, усиливать их влияние на общественно-политическую практику, т.е. способствовать решению одной из самых актуальных проблем конституционного права.

Рассматриваемый вид ответственности предстает в единстве общесистемных признаков, присущих юридической ответственности в целом, а также тех свойств и качеств, которые указывают на ее своеобразие как относительно самостоятельного правового явления. Общие признаки юридической ответственности специфически преломляются применительно к конституционно-правовой ответственности. Вместе с тем, конституционно-правовая ответственность не может быть полным аналогом других видов юридической ответственности, поскольку содержание ответственности должно быть адекватно содержанию соответствующих общественных отношений, по крайней мере, между ними не должно быть несоответствий.

С учетом общесистемных признаков юридической ответственности конституционно-правовую ответственность, наступающую в большинстве случаев, можно определить следующим образом. Это закрепленная конституционно-правовыми нормами обязанность субъекта конституционно-правовых отношений отвечать за несоответствие своего юридически значимого поведения тому, которое предписано ему этими нормами, обеспечиваемая возможностью применения уполномоченной инстанцией мер государственного или приравненного к нему общественного воздействия.

Одной из основных функций конституционно-правовой ответственности является восстановительная. Наряду с этим она, как и всякая юридическая ответственность, осуществляет карательную (штрафную) функцию в отношении субъектов, допустивших недолжное поведение в сфере конституционно-правовых отношений. Разумеется, конституционно-правовая ответственность выполняет также стимулирующую (организационную) функцию, поскольку побуждает участников конституционно-правовых отношений к должному поведению. Способствуя предотвращению возможных в будущем конституционных деликтов, конституционно-правовая ответственность выполняет и предупредительно-воспитательную (превентивную) функцию.

Немаловажной является и регулятивная функция конституционной ответственности. Например, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 11 декабря 1998 г. «По делу о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации» специально указывается: «Президент Российской Федерации, согласно Конституции Российской Федерации, является главой государства… Именно этим обусловлены полномочия Президента Российской Федерации по формированию Правительства Российской Федерации, определению направлений его деятельности и контролю за ней, а также конституционная ответственность Президента Российской Федерации за деятельностью Правительства Российской Федерации. Отсюда вытекает и роль Президента Российской Федерации в определении персонального состава Правительства Российской Федерации, в том числе в выборе кандидатуры и назначении на должность Председателя Правительства Российской Федерации». Как следует из Постановления, речь в нем идет не только о негативной, но и о позитивной ответственности.

Регулятивная функция конституционной ответственности призвана урегулировать общественные отношения таким образом, чтобы, во-первых, субъектами конституционной ответственности признавались, соблюдались и защищались права и свободы человека и гражданина, во-вторых, соблюдались и защищались народовластие, верховенство Конституции, политическая система и иные основы конституционного строя РФ. Общественные отношения, складывающиеся в этих сферах, в обобщенном виде составляют объект воздействия регулятивной функции конституционной ответственности.

Конституционная ответственность, как и иные виды юридической ответственности, едина, но имеет две формы реализации – добровольную (позитивную) и государственно-принудительную (негативную). Следовательно, конституционная ответственность призвана не только покарать за совершенный конституционный деликт, но и закрепить, урегулировать общественные отношения, сформировать правомерную деятельность субъектов конституционной ответственности. Эти цели конституционной ответственности обусловливают выделение регулятивной функции конституционной ответственности в системе ее функций. Регулятивная функция конституционной ответственности призвана закрепить и упорядочить общественные отношения. Она направлена на формирование поведения, деятельности субъектов конституционной ответственности, которые могут быть как индивидуальными, так и коллективными.

По мнению О.Е. Кутафина, будучи одним из видов юридической ответственности, конституционно-правовая ответственность обладает всеми общими признаками, которые выделяют юридическую ответственность среди других социальных явлений. Она, как и любая другая юридическая ответственность, является мерой государственного принуждения, основанной на юридическом и общественном осуждении правонарушения и выражающейся в установлении для правонарушителя определенных отрицательных последствий.

Принуждение как общий признак юридической ответственности является государственно-властным способом подавления отрицательных волевых устремлений отдельных субъектов для обеспечения их подчинения нормам права. В праве используются самые разнообразные способы принуждения, объективно обусловленные основаниями и целями их применения. Используя принуждение, государство не только воздействует на правонарушителей, но и осуществляет меры, направленные на предупреждение правонарушений.

Другим общим признаком юридической ответственности является установление для правонарушителя определенных отрицательных последствий, т.е. мер принуждения (санкций), которые применяются государством в случае нарушения нормы права.

В конституционном праве предусмотрена возможность применения мер принуждения, а также мер воздействия за определенные нарушения. Например, согласно ч. 3 ст. 115 Конституции РФ постановления и распоряжения Правительства РФ в случае их противоречия Конституции РФ, федеральным законам и указам Президента РФ могут быть отменены Президентом РФ. Отмена акта является принудительным воздействием со стороны Президента РФ, которое прекращает возникшее правоотношение и предупреждает наступление вредных последствий издания неправомерного акта. Вместе с тем, эта отмена является конституционно-правовой санкцией, выражающей в правовой форме последствия несоблюдения норм конституционного права. Эти последствия носят неблагоприятный для правонарушителя характер.

Таким образом, конституционно-правовой ответственности, как и всякой другой юридической ответственности, присущи элементы кары как претерпевания неблагоприятных для правонарушителя последствий за нарушение норм конституционного права. Эта кара всегда имеет государственно-властную, принудительную природу.

Однако в конституционно-правовой ответственности кара имеет свои особенности, отличающие ее от кары в других видах юридической ответственности. Если, например, уголовное наказание заключается в лишениях личного и имущественного свойства, то правовые последствия реализации конституционно-правовой ответственности имеют иной характер. Отсутствуют в конституционно-правовой ответственности и такие меры государственного принуждения, как конфискация имущества, штраф и т.п.

Вместе с тем, конституционно-правовая ответственность – это не только кара за нарушение правовых норм. Здесь на первый план выступает правовосстановительная функция ответственности. Но если, например, в гражданском праве восстановление выражается в возвращении в первоначальное состояние, возмещении (компенсации) понесенных убытков и т.п., то в конституционном праве оно связано с устранением нарушений закона и принятием мер по обеспечению нормального функционирования государственного аппарата, деятельности депутатов, должностных лиц, осуществлению конституционных прав, свобод и обязанностей граждан.


2. Основание конституционно-правовой ответственности

2.1 Понятие основания конституционной ответственности

Основание конституционной ответственности – это действие или бездействие, которое причинило либо могло причинить ущерб народу, государству независимо от того, происходит при этом нарушение конституционных норм либо нет. Признание основанием юридической ответственности сложного состава, включающего индивидуальный акт, требует некоторого уточнения.

Кроме того, некоторые ученые предлагают рассматривать основание юридической ответственности как совокупность следующих составляющих:

- фактическое основание (совокупность юридических фактов, т.е. состав правонарушения и индивидуальный акт);

- нормативное основание;

- государственно-правовое основание (право соответствующих органов и должностных лиц в соответствии со своей компетенцией на применение принудительных мер ответственности).

Основание юридической ответственности – это и конкретная правовая норма, которая нарушается, и одновременно, должно иметься наличие в деянии лица конкретного состава правонарушения. Такой подход весьма важен при рассмотрении оснований конституционной ответственности, особенности которой необходимо учитывать при изучении проблемы.

Следует признать наличие как фактического, так и нормативного основания конституционной ответственности. Иногда конституционная ответственность наступает только при изначальном нарушении норм отраслевого законодательства. Например, отрешение от должности Президента РФ возможно, в частности, только на основании заключения Верховного Суда РФ о наличии в действиях Президента признаков преступления (п. 1 ст. 93 Конституции РФ). В литературе предлагают расширить перечень оснований наступления конституционной ответственности, включив в него аморальные поступки, нарушение норм Уголовного кодекса РФ и т.д. 1. Но такая позиция нецелесообразна, так как основанием наступления уголовной ответственности должно стать нарушение соответственно конституционных норм, если налицо их дублирование в Уголовном кодексе РФ. Такой вывод неверен, так как основанием привлечения лица к уголовной ответственности однозначно признается нарушение Уголовного кодекса РФ и, соответственно, основанием наступления конституционной ответственности должно быть признано нарушение Конституции РФ, а равно других источников конституционного права. Например, п. 2 ст. 117 Конституции РФ предусматривает отставку правительства по воле Президента РФ, причем при принятии решения он не связан никакими правовыми условиями. Это должно быть устранено путем конкретизации оснований для отставки Правительства РФ. Особенность конституционной ответственности заключается в том, что наличие конкретных правовых оснований (коррупция, неодобрение отчета об исполнении бюджета) не должно означать обязанности Президента принять решение об отставке Правительства. Последнее слово остается за главой государства, который решает этот вопрос с учетом сложившейся политической ситуации в стране, расстановки политических сил и т.д.

Таким образом, отсутствие четких юридических оснований в каждом конкретном случае привлечения субъекта к конституционной ответственности свидетельствует или о пробеле в конституционном законодательстве, или о том, что в данном случае налицо лишь политическая ответственность.

2.2 Состав конституционного правонарушения

Фактическое основание конституционной ответственности и конкретное правонарушение (конституционный деликт), которое включает объект, объективную сторону, субъект, субъективную сторону. Объектом конституционно-правового нарушения являются общественные отношения, регулируемые нормами конституционного права. Они существенным образом отличаются от общественных отношений, которые являются объектами правонарушений в других отраслях права, такие как конституционный строй, законность и правопорядок.

Объективная сторона конституционного правонарушения включает деяния, негативные последствия и причинную связь между ними, и заключается в нарушении субъектами права конституционных обязанностей или злоупотребления своими правами.

В литературе выделяют разные виды противоправных деяний в конституционной сфере. Одни авторы предлагают следующие варианты недолжного поведения должностного лица: неприменение государственно-правовой нормы, неправильное применение государственно-правовой нормы и прямое нарушение нормы. Другие считают, что конституционная ответственность наступает лишь в случае конституционного деликта, когда речь идет либо о прямом нарушении конституционных запретов, либо о невыполнение конституционных функций, задач, обязанностей, возложенных на государственные и общественные органы, их должностных лиц и граждан. Данный подход заслуживает поддержки в части признания основанием конституционной ответственности невыполнение обязанностей. Такой подход к проблеме соединяет формы и способы совершения деяний (нарушение запрета) и содержательную сторону объективной стороны деяния (невыполнение функций, задач).

В части, касающейся субъекта конституционной ответственности, приводится третья глава, данной курсовой работы.

Одним из наиболее важных элементов субъективной стороны конституционного деликта как психического отношения субъекта к деянию признается вина. Существуют исключительные случаи наступления ответственности без вины, что относится и к конституционной ответственности.

Очевидно, что субъективной стороной данного конкретного конституционного правонарушения является вина в форме умысла. Другое дело, что в отношении некоторых иных субъектов конституционной ответственности трудно различимы такие формы вины, как умысел или неосторожность.

Например, отставка министра финансов, как конституционная санкция, наступает порой без учета наличия или отсутствия конкретной формы вины человека, потому что статус министра финансов определяет наличие его двойной ответственности как гражданина РФ и как представителя властных структур независимо от формы вины. В противном случае министр финансов за развал финансовой системы в стране не будет нести ответственность, так как вину на таком высоком уровне иногда бывает невозможно доказать. Тем не менее, в такой ситуации, как правило, вина министра существует в форме неосторожности.

С.А. Авакьян полагает, что государственно-правовая ответственность (для конституционной не делается исключения) применяется и в тех случаях, когда нельзя найти четко выраженных критериев для негативной оценки поведения субъекта права.

С целью пресечения произвола со стороны должностных лиц, важно признать объективной стороной конституционного деликта прежде всего невыполнение (ненадлежащее исполнение) конституционных обязанностей. В то же время может быть злоупотребление своими конституционными правами со стороны субъектов права. Это еще раз доказывает, что следует четко разграничить права всех ветвей власти, а за злоупотребление ими должна наступать конституционная санкция.

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод, что фактическим основанием конституционной ответственности является наличие в действиях или бездействиях субъекта права состава конституционного деликта.

По мнению академика Кутафина О.Е., следует отметить, что назначение конституционно-правовой ответственности не сводится к наказанию. Ее главная задача – стимулировать позитивную деятельность потенциального субъекта, а если эта деятельность на практике таковой не является, то использовать такие присущие ей меры, как, например, смена персонального состава органа, замена руководящего должностного лица и т.д.

Такая особенность оснований конституционно-правовой ответственности обусловлена особенностями механизма регулирования общественных отношений нормами конституционного права, которые далеко не всегда детально регламентируют правила поведения субъектов конституционно-правовых отношений, указывая на противоправный характер того или иного деяния.

Тем не менее, конституционно-правовая ответственность является разновидностью юридической ответственности. Поэтому наличие соответствующего правового предписания является обязательным условием ее применения.

2.3 Структура конституционно-правового регулирования ответственности

Структура конституционно-правового регулирования ответственности выглядит следующим образом.

Во-первых, имеются правовые нормы, определяющие возможное и должное поведение. Эти нормы устанавливают границы правомерного поведения субъектов конституционно-правовых отношений. Они непосредственно в нормативный механизм ответственности не входят. Однако их нарушение служит основанием возникновения ответственности.

Во-вторых, нормы конституционного права определяют фактическое основание ответственности – состав конституционно-правового правонарушения.

В-третьих, в нормах конституционного права устанавливаются меры государственного принуждения, которые должны быть известны субъектам ответственности.

В-четвертых, нормы конституционного права устанавливают порядок привлечения к конституционно-правовой ответственности, назначения мер наказания, исполнения ответственности, а также основания освобождения от исполнения мер государственного принуждения.

Таким образом, суть конституционно-правового регулирования ответственности выражается в закреплении фактического и юридического комплекса, элементы которого связаны с возникновением или прекращением соответствующих правоотношений.

Однако нормативное предписание предполагает лишь возможность применения юридической ответственности. Для того чтобы она стала действительностью, необходимо наличие определенных фактических обстоятельств – юридических фактов, которые и приводят в действие правовые нормы.

Нормы конституционного права регулируют общественные отношения, определяющие принципы, на которых основано устройство государства и общества. В этих отношениях выражается прежде всего качественная характеристика государства: суверенитет, форма правления, форма государственного устройства, субъекты государственной власти и способы ее реализации, допускаемые и охраняемые государством формы собственности, гарантии защиты прав собственников, способы хозяйственной деятельности, охраны труда, система обеспечения социальных потребностей членов общества в различных сферах общественной жизни и т.п. Таким образом, эти нормы регулируют общие основы функционирования всей политической и экономической жизни общества, всего конституционного строя страны. Это означает, что неправомерное поведение субъектов конституционного права может привести к нарушению отдельных моментов устройства государственной и общественной жизни страны, представляет известную угрозу для нормального функционирования конституционного строя Российской Федерации и конституционной законности.

Нормы конституционного права закрепляют основы взаимоотношений человека с государством, т.е. главные принципы, характеризующие положение человека в обществе и государстве, гражданство, а также основные неотъемлемые права, свободы и обязанности человека и гражданина. Эти отношения являются исходными для всех остальных общественных отношений между людьми, определяют положение человека в любых его общественно значимых связях. Неправомерное поведение субъектов конституционного права может нанести существенный вред этим связям, привести к нарушениям прав и свобод российских граждан, создавать известные трудности, препятствующие нормальному исполнению государством своей обязанности, связанной с признанием, соблюдением и защитой прав и свобод человека и гражданина.

Нормы конституционного права регулируют широкую сферу отношений между Федерацией и ее субъектами. Урегулирование этих общественных отношений составляет важное условие обеспечения целостности и единства государства, обеспечения равноправия субъектов Российской Федерации, учета их интересов и особенностей. Неправомерное поведение субъектов конституционного права ведет к таким ненормальным в условиях федеративного государства явлениям, как «парад суверенитетов», противостояние законодательства Федерации и ее субъектов, создающим реальную угрозу целостности и единству Российской Федерации, образует питательную среду для разного рода антиконституционных политических игр, ведущихся как на федеральном, так и на региональном уровнях.

Нормы конституционного права закрепляют основные принципы системы органов государственной власти и системы органов местного самоуправления: виды органов государственной власти, правовой статус органов законодательной, исполнительной и судебной власти, порядок их образования, компетенцию, формы деятельности, издаваемые ими акты, систему органов местного самоуправления. Такой правовой регламентацией обеспечивается управление обществом, основанное на четком согласовании и соподчинении всех организационных структур, используемых в процессе реализации властных функций по управлению обществом.


3. Субъекты конституционно-правовой ответственности

В конституционном праве деликтоспособностью обладают два вида субъектов: индивидуальные и коллективные.

К индивидуальным субъектам относятся: граждане Российской Федерации; депутаты всех представительных органов государственной власти и органов местного самоуправления; должностные лица.

Коллективными субъектами, имеющими конституционно-правовую деликтоспособность, являются: органы государственной власти; органы местного самоуправления; объединения граждан и другие социальные образования (комитеты и комиссии представительных органов, избирательные комиссии и т.п.).

Самостоятельным субъектом конституционно-правовой ответственности является государство. Такой вывод следует, в частности, из анализа ст. 53 Конституции РФ, в которой указывается, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Правда, вопрос о возмещении государством вреда не является вопросом конституционно-правовой ответственности. Однако он однозначно свидетельствует о наличии у государства деликтоспособности. Кроме того, незаконные действия (или бездействие) органов государственной власти или их должностных лиц вполне можно отнести к вопросу конституционно-правовой ответственности.

Государство должно нести конституционно-правовую ответственность во всех случаях, когда оно не выполняет официально взятых на себя обязательств, если в результате этого нанесен ущерб кому бы то ни было.

Прежде всего, это относится к деятельности государства по защите прав и свобод граждан. В статье 2 Конституции РФ указывается, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. Это означает, что невыполнение государством обязательств, взятых на себя в этой области, не может не повлечь за собой определенную юридическую ответственность, включая и конституционно-правовую.

Необходимой предпосылкой конституционно-правовой деликтоспособности физического лица является наличие у него российского гражданства. Однако и при этом условии гражданин не деликтоспособен до достижения им определенного возраста. Согласно действующему законодательству гражданин Российской Федерации приобретает общую (полную) деликтоспособность, т.е. способность стать субъектом любого вида юридической ответственности, только по достижении им восемнадцатилетнего возраста.

Кроме наличия российского гражданства и определенного возраста для признания конституционно-правовой деликтоспособности граждан требуется также наличие у них дееспособности. Признанные судом недееспособными граждане освобождаются от всякой юридической ответственности, включая и конституционно-правовую.

В определенных случаях граждане Российской Федерации могут нести конституционно-правовую ответственность только в том случае, если они наделены специальной правосубъектностью депутата, должностного лица, кавалера ордена и т.д.

Деликтоспособность депутатов представительных (законодательных) органов государственной власти определена действующим законодательством. Согласно ст. ст. 3, 4 Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» срок полномочий депутата Государственной Думы начинается со дня избрания депутата и прекращается с момента начала работы Государственной Думы нового созыва. Решение о досрочном прекращении полномочий депутата Государственной Думы оформляется постановлением палаты. Полномочия депутата в этих случаях прекращаются со дня, определяемого таким постановлением палаты. Полномочия депутата Государственной Думы в случае роспуска Государственной Думы прекращается со дня роспуска Государственной Думы.

Таким образом, законодательство о статусе депутатов определяет момент возникновения и прекращения их правосубъектности, включая и деликтоспособность. При этом возраст здесь значения не имеет, так как сам факт избрания депутата свидетельствует о достижении им необходимого в этом отношении возраста.

Конституционно-правовая деликтоспособность различных должностных лиц также определяется законодательством.

В одних случаях в законодательстве содержится указание на возможность применения мер ответственности к конкретным должностным лицам. Так, в соответствии со ст. 18 Федерального конституционного закона «О Конституционном суде Российской Федерации» полномочия судьи Конституционного Суда РФ прекращаются, в частности, ввиду нарушения порядка его назначения на должность; вынесенного в отношении судьи обвинительного приговора, вступившего в законную силу; совершения судьей поступка, порочащего честь и достоинство судьи; продолжение судьей, несмотря на предупреждение со стороны Конституционного Суда РФ, занятий или совершения действий, не совместимых с его должностью; неучастие судьи в заседаниях Конституционного Суда РФ или уклонение его от голосования свыше двух раз подряд без уважительных причин.

В других случаях законодательство может содержать косвенное указание на возможность применения мер ответственности к конкретным должностным лицам. Так, согласно п. 8 ст. 9 Регламента Государственной Думы Федерального Собрания РФ Председатель Государственной Думы, его первый заместитель и другие заместители могут быть освобождены от должности. Решение об их освобождении принимается большинством голосов от общего числа депутатов Государственной Думы.

Наконец, конституционно-правовая деликтоспособность некоторых должностных лиц может быть определена путем провозглашения ответственности тех органов, которые возглавляют или в состав которых входят эти должностные лица.

Следует заметить, что специфика регламентации деликтоспособности должностных лиц в конституционном праве состоит в том, что подавляющее большинство его норм обычно одновременно формулируют и способность должностного лица нести ответственность и решение других вопросов, не связанных с ответственностью. Так, в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации» предусмотрено прекращение полномочий судьи Конституционного Суда РФ не только ввиду нарушения порядка его назначения на должность судьи Конституционного Суда; вынесенного в отношении судьи обвинительного приговора, вступившего в законную силу; совершения судьей поступка, порочащего честь и достоинство судьи; продолжения судьей, несмотря на предупреждение со стороны Конституционного Суда, занятий или совершения действий, не совместимых с его должностью; неучастия судьи в заседаниях Конституционного Суда или уклонения его от голосования свыше двух раз подряд без уважительных причин; но и ввиду истечения срока полномочий судьи; личного письменного заявления судьи об отзыве до истечения срока его полномочий; утраты судьей гражданства РФ; признания судьи недееспособным решением суда, вступившим в законную силу; признания судьи безвестно отсутствующим решением суда, вступившим в законную силу; объявления судьи умершим решением суда, вступившим в законную силу; смерти судьи и т.д.

Этим обусловливается возможность реализации такого рода норм вне всякой связи с деликтоспособностью.

Конституционно-правовая ответственность должностных лиц имеет важное значение, поскольку она способствует улучшению работы государственного аппарата, укреплению государственной дисциплины и повышению эффективности деятельности руководящих работников.

Что касается деликтоспособности коллективных субъектов конституционного права, то она в общей форме закреплена в Конституции РФ ч. 2 ст. 15 применительно к органам государственной власти, органам местного самоуправления и к объединениям граждан, которые обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы. Понятно, что обязанность соблюдать Конституцию предполагает и наличие соответствующей ответственности. О деликтоспособности органов государственной власти идет речь и в упоминавшейся уже ранее ст. 53 Конституции РФ, в которой говорится о том, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

А согласно ст. 7 Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», суд вправе признать действие государственного органа, органа местного самоуправления, общественного объединения, а также должностных лиц незаконным.

На основании ст. 3. Федерального конституционного закона от 17.12.1997 №2-ФКЗ (ред. от 29.01.2010) «О Правительстве Российской Федерации» выделены основные принципы деятельности Правительства Российской Федерации. Правительство Российской Федерации в своей деятельности руководствуется принципами верховенства Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов и федеральных законов, принципами народовластия, федерализма, разделения властей, ответственности, гласности и обеспечения прав и свобод человека и гражданина.

Особого рода деликтоспособностью обладают законодательные (представительные) органы государственной власти. Они несут ответственность прежде всего перед избравшими их гражданами, которые на очередных выборах дают позитивную или негативную оценку их деятельности. Однако и в процессе своей деятельности эти органы государственной власти могут понести ответственность за те или иные действия, связанные с нарушением Конституции РФ.

Так, Конституционный Суд РФ в соответствии со ст. 125 Конституции РФ может признать неконституционными федеральные законы, а также нормативные акты Государственной Думы.

Аналогичными особенностями отличается и деликтоспособность органов местного самоуправления. Они также несут ответственность прежде всего перед избравшими их гражданами. Вместе с тем и в процессе своей работы они несут ответственность за совершение ими действий, связанных с выполнением действующего законодательства. Так, в соответствии с Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» представительный орган местного самоуправления в порядке, установленном этим федеральным законом, может быть распущен законом субъекта Российской Федерации либо федеральным законом.

Свою специфику имеет и деликтоспособность исполнительных органов государственной власти. Они несут конституционно-правовую ответственность лишь тогда, когда речь идет о нарушении ими конституционно-правовых норм. Возникновение правоотношений ответственности в сфере управления, не регулируемой нормами конституционного права, является реализацией административно-правовой ответственности.

К числу субъектов, обладающих конституционно-правовой деликтоспособностью, относятся избирательные комиссии, играющие ведущую роль в деле обеспечения законности при проведении выборов и референдумов.

Особого рассмотрения заслуживает вопрос о субъектах конституционного права, имеющих право привлекать к конституционно-правовой ответственности, а также в отдельных предусмотренных законом случаях – право возбуждать этот вопрос.

Правом непосредственного применения мер юридической ответственности обладает такой круг субъектов, который характерен только для правонарушений, влекущих за собой конституционно-правовую ответственность. Это представительные органы государства, Президент РФ и руководители субъектов Федерации, Конституционный Суд РФ, конституционные, уставные суды субъектов Российской Федерации, избирательные комиссии.

Так, согласно ч. 3 ст. 117 Конституции РФ Государственная Дума может выразить недоверие Правительству РФ. В Конституции также установлено (ч. 2 ст. 129), что Генеральный прокурор РФ освобождается от должности Советом Федерации по представлению Президента РФ.

А также на основании ст. 42 Закона «О прокуратуре в Российской Федерации» при любой проверке сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем, возбуждение против них уголовного дела (за исключением случаев, когда прокурор или следователь застигнут при совершении преступления), производство расследования являются исключительной компетенцией органов прокуратуры.

В Конституции РФ установлено, что Президент РФ принимает решение об отставке Правительства РФ (п. «в» ст. 83), освобождает от должности заместителей Председателя Правительства РФ и федеральных министров (п. «д» ст. 83), освобождает полномочных представителей Президента РФ (п. «к» ст. 83) и т.д.

В соответствии со ст. 125 Конституции РФ Конституционный Суд РФ решает вопросы о конституционности различных актов или их отдельных положений, проверяет конституционность законов, примененных или подлежащих применению в конкретных делах.

В соответствии с п. 10 ст. 21 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» решение избирательной комиссии, комиссии референдума, противоречащее федеральным конституционным законам, федеральным законам или законам субъектов РФ либо принятое с превышением установленных полномочий, подлежит отмене вышестоящей избирательной комиссией, комиссией референдума (соответственно уровню проводимых выборов, референдума).

Как уже отмечалось, соответствующая избирательная комиссия может признать выборы не состоявшимися, а итоги голосования, результаты выборов, референдума – недействительными.

Федеральным законом, законом субъекта Российской Федерации может быть предусмотрено, что если кандидат без вынуждающих к тому обстоятельств не сложит с себя полномочия, несовместимые со статусом депутата, выборного должностного лица, в результате чего назначены повторные либо дополнительные выборы, этот кандидат должен возместить соответствующей избирательной комиссии полностью или частично произведенные ею расходы, связанные с проведением повторных либо дополнительных выборов (ст. 58), и т.д.

Надо сказать, что во многих случаях субъекты, привлекающиеся к конституционно-правовой ответственности, являются в то же время и субъектами, несущими эту ответственность. Например, таким субъектом является Президент РФ, который, с одной стороны, наделен многочисленными полномочиями по привлечению должностных лиц и государственных органов к конституционно-правовой ответственности, а с другой стороны, сам может быть привлечен к такой ответственности посредством отрешения от должности Советом Федерации в порядке, установленном ст. 93 Конституции РФ.

В законодательстве предусмотрены также полномочия субъектов, участвующих в возбуждении вопроса о привлечении к конституционно-правовой ответственности.

Так, вопрос об отрешении от должности Президента РФ согласно Конституции РФ может быть возбужден только на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.

В соответствии с ч. 2 ст. 129 Конституции РФ Генеральный прокурор РФ может быть освобожден Советом Федерации от должности только по представлению Президента РФ.

Президент РФ и Правительство РФ как орган федеральной исполнительной власти осуществляют и совместные, и самостоятельные полномочия. В первом случае и Президент РФ и Правительство РФ отвечают за общую сферу деятельности, недостатки которой фактически не вызывают неблагоприятных последствий ни для Правительства РФ, ни для Президента РФ за исключением тех случаев, когда Президент РФ принимает решение об отставке Правительства РФ.

Другим шагом по пути укрепления конституционной законности явилось бы более четкое распределение обязанностей между органами исполнительной власти, невыполнение которых должно стать правовым основанием наступления конституционной ответственности.

Следует признать, что Федеральное Собрание – это коллективный субъект конституционной ответственности. Конституция РФ предусматривает такую санкцию, как роспуск лишь Государственной Думы Федерального Собрания, что предусмотрено ст. 109, 111, 117 Конституции РФ.

Следующими субъектами конституционной ответственности являются общественные объединения. Так, в случае злоупотребления ими своими правами наступают такие меры, как ограничение права на объединение. Другими словами, неблагоприятными последствиями, установленными ч. 5 ст. 13 Конституции РФ, является запрещение их создание и деятельности.

Должностные и физические лица в большинстве случаев субъекты административной, дисциплинарной ответственности, хотя для них не исключена и конституционная ответственность, если деяния этих субъектов нарушают нормы Конституции РФ и налицо другие черты конституционной ответственности. Например, если физическое лицо приобрело гражданство РФ на основании предоставления заведомо ложных сведений и фальшивых документов, то наступает такая мера конституционной ответственности, как отмена решения о приеме в гражданство РФ.

Органы местного самоуправления – самостоятельные субъекты конституционной ответственности, так как они обладают как конституционными правами, так и конституционными обязанностями.

Следует выделить, что исходным критерием отнесения или неотнесения субъекта права к субъектам конституционной ответственности является не перечень лиц органов в ч. 2 ст. 15 Конституции РФ, а наличие конституционных обязанностей и прав. Круг субъектов конституционной ответственности выходит за рамки названной конституцией нормы, что означает признание иных субъектов права субъектами конституционной ответственности.

Депутаты в силу своего особого статуса являются самостоятельным субъектом конституционной ответственности, причем они ответственны как перед избирателями, так и перед Парламентом.

Субъекты Федерации обладают как конституционными правами, так и несут обязанности на основе федеральной конституции. Они также признаются самостоятельным субъектом конституционной ответственности. Федеральные органы исполнительной власти в лице их руководителей являются субъектом ответственности, если они обладают соответствующим статусом. Так, Генеральная Прокуратура РФ в лице её руководителей также считается субъектом конституционной ответственности, так как на них возложен целые ряд конституционных обязанностей, нашедших закрепление в Федеральном законе «О прокуратуре РФ».

Самостоятельным субъектом конституционной ответственности следует признать государство в целом. Такой вывод вытекает из анализа ст. 53 Конституции РФ, где сказано, что «каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц».

Например, государство должно нести конституционную ответственность за невыполнение официально взятых на себя обязательств в том случае, если в результате этого нанесен ущерб кому бы то ни было. Так, ст. 2 Конституции РФ гласит, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. Невыполнение взятых на себя обязательств со стороны государства в этой области должно влечь соответствующую ответственность государства.

Государство может быть субъектом конституционной или гражданско-правовой ответственности (например, государство – сторона гражданского договора). В первом случае, потерпевший имеет право возместить ущерб независимо от вины конкретного должностного лица и независимо от его платежеспособности. Полагаем, что при нарушении Конституции РФ со стороны государства должна наступать не гражданско-правовая, а конституционная ответственность, так как здесь налицо осуществление публичных функций со стороны государства.

Особым видом реализации конституционной ответственности государства является его обязанность отвечать перед международным сообществом за принятие на себя обязательств перед гражданами, закрепленных соответственно в Конституции РФ.

Особые споры в юридической литературе вызывает возможность признания коллективных субъектов ответственности. Отметим, что целесообразно выделить индивидуальные и коллективные субъекты конституционной ответственности в силу существенных различий в основаниях, санкциях и механизмах привлечения их к ответственности.

Как известно, многие конституционные правонарушения являются результатом коллегиальных решений, что затрудняет установление вины конкретных лиц. Поэтому, полагает Морозова Л.А., «для коллегиальных субъектов следует законодательно закрепить ответственность независимо от субъективного отношения к данному деянию, поскольку незаконным решением, как правило, затрагиваются интересы большинства населения, избирателей и т.д.».

По мнению В.А. Тархова, вина коллектива выражается не только в вине конкретных людей, но и в деятельности коллектива в целом, «в котором отсутствие, недосмотр и упущение одного могут и должны быть восполнены действиями других членов коллектива».

На основании вышеизложенного, руководствуясь действующим законодательством, к индивидуальными субъектами конституционной ответственности относятся: граждане РФ, депутаты, должностные лица, Президент РФ. Коллективными субъектами ответственности являются: Федеральное Собрание, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ, Конституционный Суд РФ, Правительство РФ, органы местного самоуправления, общественные объединения, субъекты Федерации, Генеральная Прокуратура РФ.

В федеральном государстве самостоятельным субъектом юридической ответственности является субъект федерации в целом, так как он вступает в правоотношения с иными субъектами права (иными субъектами РФ, местным самоуправлением, гражданами, федеральными органами государственной власти и др.).

При злоупотреблении своими правами или невыполнении (ненадлежащем исполнении) своих конституционных обязанностей должна наступать конституционная ответственность для субъекта РФ. Мерами воздействия может быть ограничение прав, если налицо их злоупотребления, или наступают иные санкции (приостановление актов органов исполнительной власти субъектов РФ, признание неконституционным акт субъекта Федерации и т.д.) в случае невыполнения (ненадлежащего исполнения) конституционных обязанностей.

Субъекту Российской Федерации Конституцией РФ запрещено: присваивать власть в РФ (ч. 3 ст. 3); принимать законы, иные нормативные правовые акты, противоречащие Конституции РФ (ч. 1 ст. 15); применять нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения (ч. 4 ст. 15); издавать законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина (ч. 2 ст. 55); устанавливать таможенные границы, пошлины, сборы и какие-либо иные препятствия для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств (ч. 1 ст. 74); устанавливать в качестве государственной или обязательной любую религию (ст. 14); устанавливать цензуру (ч. 5 ст. 29). Субъект РФ как член Федерации несет и такие обязанности, как сохранение целостности Федерации и ее исторически сложившейся территории; недопустимость вступления в какие-либо государственные союзы и заключения договоров политического характера с другими субъектами РФ; соблюдение федеральной Конституции и законодательства РФ; соблюдение принципа единства органов государственной власти Российской Федерации.

Конституция РФ возлагает на субъект РФ и ряд других обязанностей, в том числе: прямо применять Конституцию РФ, которая имеет высшую юридическую силу на территории субъекта РФ (ч. 1 ст. 15); соблюдать Конституцию РФ и законы (ч. 2 ст. 15); признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина (ст. 2) и др.

Если субъект РФ не выполняет возложенные на него обязанности, то это является основанием для привлечения его к конституционно-правовой ответственности. Причем, эта ответственность дифференцируется по основаниям, характеру, условиям и порядку наступления в зависимости от ее субъекта: законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации либо высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации).


Заключение

Конституционно-правовая ответственность является институтом отрасли конституционного права, выполняющим охранительную функцию, направленную на обеспечение соблюдения конституционных норм. Конституционно-правовая ответственность впервые появилась не в правовых актах, а в научных исследованиях, причем по сравнению с другими видами юридической ответственности относительно недавно.

Конституционно-правовая ответственность является самостоятельным видом юридической ответственности, осуществление мер которой в виде различного рода неблагоприятных последствий для субъектов не только устанавливается конституционно-правовыми нормами, но и направлено, прежде всего, на защиту конституционно-правовых отношений. Ее конституционное и законодательное признание и установление как одного из видов юридической ответственности будет повышать эффективность конституционно-правовых норм, усиливать их влияние на общественно-политическую практику, т.е. способствовать решению одной из самых актуальных проблем конституционного права.

Таким образом, конституционно-правовая ответственность – это закрепленная конституционно-правовыми нормами обязанность субъекта конституционно-правовых отношений отвечать за несоответствие своего юридически значимого поведения тому, которое предписано ему этими нормами, обеспечиваемая возможностью применения уполномоченной инстанцией мер государственного или приравненного к нему общественного воздействия.

Поскольку в России нет прямого конституционного и законодательного указания на конституционно-правовую ответственность, исключительную важность в ее развитии приобретают правовые позиции Конституционного Суда РФ, который в отличие от законодателя использует термин «конституционно-правовая ответственность» и признает наличие ее мер в федеральных законах

Отрицать то, что конституционное право редко закрепляет санкции в качестве структурного элемента своих норм, невозможно. Однако это следует считать скорее несовершенством законодательной политики и техники, чем непреодолимой закономерностью и уникальностью метода конституционно-правового регулирования.

В отечественной юридической литературе поднят вопрос о необходимости специального закона о конституционно-правовой ответственности. Предлагается принять либо единый «своеобразный конституционный кодекс», либо специальные федеральные законы, посвященные конституционно-правовой ответственности в отдельных сферах. Предполагаемая цель всех этих актов – конкретизировать конституционные нормы по аналогии с тем, как это делается по отношению к другим видам юридической ответственности.

В России осознание проблем конституционно-правовой ответственности и необходимости их решения должно привести к дальнейшему развитию институтов, способствующих реализации Конституции Российской Федерации.

Использованная литература

1. Тугаринов Б.П. Личность и общество. М., 1965.

2. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. – М.: Юристъ, 2002.

3. Общая теория государства и права. Академический курс в 3 томах. Изд. 2-е, перераб. и доп. Отв. ред. проф. Н.М. Марченко. Том 3. – М., 2001.

4. Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961.

5. Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 1. Свердловск, 1972.

6. Алексеев С.С. Теория права. М., 1994.

7. Учебник / Под ред. А.И. Денисова. М., 1972.

8. Духно Н.А., Ивакин В.И. Указ. соч.

9. Виноградов В.А. Актуальные проблемы конституционно-правовой ответственности // «Законодательство», 2002, №10.

10. Е.И. Козлова, О.Е. Кутафин, Конституционное право России, // Издание третье, переработанное и дополненное. – М.: Юристъ, 2003.

11. Шин Д.Т. Конституционная ответственность // «Государство и право», 1995, №7.

12. Морозова Л.А. Выступление на заседании круглого стола // «Государство и право», 2000, №3.

13. Тархов В.А. Гражданское право: Курс лекций. – Чебоксары, 1997.

14. Колосова Н.М. Конституционная ответственность – самостоятельный вид юридической ответственности. – М., 2000.

15. Лучин В.О. Ответственность в механизме реализации Конституции // Право и жизнь. 1992. №1.

16. Липинский Д.А. Регулятивная функция конституционной ответственности // Конституционное и муниципальное право. 2003. №4.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему