регистрация / вход

Ситуации уголовно-процессуальной и криминалистической деятельности

Проблема следственной ситуации в криминалистической науке. Трактовка сущности следственной ситуации разными авторами. Характерные черты, компоненты, факторы и особенности следственной ситуации. Экспертные, оперативно-розыскные и судебные ситуации.

Реферат

Ситуации уголовно-процессуальной и криминалистической

деятельности


Понятие деятельности по выявлению и расследованию преступлений уже прочно вошло в обиход криминалистов. В.А.Образцов в качестве структурных элементов этой деятельности выделяет: субъект, объект, цели и задачи деятельности по расследованию преступлений, средства (криминалистическая техника, версии, планы расследования, следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия), процесс деятельности (по сути дела, - это стадии), систему доказательств и сформулированную на их основе логическую модель преступления (результаты).

Так же как и криминальная, уголовно-процессуальная и криминалистическая деятельность могут быть рассмотрены с позиций ситуационного подхода. Расследованию также присуща ситуационность, ибо для него типична смена различных ситуаций, обусловленных многими факторами, и прежде всего характером самого преступления, его последствиями, наличием доказательств, условиями, в которых проводится расследование.

В ходе возбуждения уголовного дела, раскрытия и расследования преступления, судебного рассмотрения дела возникает различная по степени сложности соответствующая обстановка, на основе оценки которой ее субъекты (следователь, эксперт, судья и т.д.) принимают организационные, тактические и процессуальные решения и выбирают соответствующие средства, приемы и методы своих действий. Это, в свою очередь, обусловлено тем, что уголовно-процессуальная и криминалистическая деятельность зависят от целого ряда самых разнообразных факторов: конкретных условий места и времени, поведения ее участников, взаимосвязей с другими процессами объективной действительности.

Эта сложная система взаимодействий и взаимообусловленностей в конечном итоге и образует то конкретное состояние, положение, определенный расклад сил, в которых приходится действовать соответствующему субъекту уголовно-процессуальной и криминалистической деятельности. В зависимости от субъекта, обязанного оценивать и разрешать ту или иную ситуацию, мы выделим: следственную, оперативно-розыскную, экспертную и судебную ситуации. Рассмотрим особенности каждой из них.

Следственная ситуация.

Проблема следственной ситуации достаточно долго разрабатывалась в криминалистической науке, тем не менее следует признать то, что пока осталось еще некоторое количество вопросов, толкуемых неоднозначно.

Начнем с того, что в науке пока отсутствует общепризнанное определение следственной ситуации, а немалое число имеющихся формулировок иногда даже и противоречат друг другу. Так, некоторые авторы определяют следственную ситуацию как обстановку, в которой осуществляется расследование (Р.С.Белкин, В.И.Шиканов)1. Такого рода определение следственной ситуации и дано в немецком криминалистическом словаре, в котором она определена как "совокупность обстоятельств, условий и развития событий, которые обусловливают действия полиции и влияют на них"2.

Другие ученые понимают ситуацию как совокупность информации, характеризующей состояние расследования по уголовному делу без учета обстановки и условий, в которых оно происходит (А.Н. Васильев, В.К. Гавло)1.

С подобных позиций следственная ситуация рассматривается как некая информационная среда, в которой действует следователь. Она характеризуется главным образом наличием источников информации о событии преступления, их содержанием. Здесь верно подчеркивается познавательный характер расследования, указывается, что процесс установления и доказывания обстоятельств преступления - это работа с информацией. Однако следственная ситуация не может быть сведена только к характеристике информационной среды. Она обязательно должна в себя включать и различные аспекты работы следователя.

Именно поэтому ряд авторов придерживается концепции, согласно которой следственная ситуация выступает как совокупность доказательственной, тактической, методической и организационной информации, а также и некоторых элементов обстановки, в которой осуществляется расследование (Н.П.Яблоков, Н.А.Селиванов, И.Ф.Герасимов)2.

В целом суть имеющихся разногласий по подходу и раскрытию сущности следственной ситуации может быть сведена к следующему. Одна группа ученых признает, что следственная ситуация находится как бы "внутри" процесса расследования (А.Н.Васильев, В.К.Гавло, И.Ф. Герасимов, Л.Д. Самыгин). Так, из анализа определений следственной ситуации, данных И.Ф.Герасимовым и В.К.Гавло, следует, что она выступает как совокупность фактических данных о преступлении, совокупность обстоятельств по уголовному делу или же как совокупность факторов, непосредственно характеризующих сам процесс расследования.

Другая группа ученых утверждает, что следственная ситуация по отношению к процессу расследования носит преимущественно внешний характер (Р.С.Белкин, Н.П.Яблоков, В.И.Шиканов, Н.А.Селиванов).

Так, Р.С.Белкин, основываясь на том, что по словарному определению ситуация - это сочетание условий и обстоятельств, создающих определенную обстановку, положение, определяет ситуацию как "совокупность условий, в которых в данный момент осуществляется расследование"1.

Хотя представляется, что при определении понятия ситуации не совсем удачным является применение термина "условия", логический смысл которого сводится к среде, в которой пребывают и без которой не могут существовать предметы и явления2. Но ведь компонентный состав следственной ситуации не ограничивается только средой, но и включает в себя также и поведенческие структуры и элементы.

Отдельные авторы утверждают, что следственная ситуация на правах структурного элемента входит в состав криминалистической характеристики преступления3. Так, Д.А.Турчин полагает, что "следственная ситуация - это одномоментная криминалистическая характеристика на определенном этапе ее развития"4.

Разграничивая указанные понятия, мы вовсе не беремся отрицать и имеющуюся между ними общность. Оба они органически связаны с процессом ведения следствия, а также тесно соседствуют и переплетаются как теоретические категории методики расследования, составляющие основу разработки способов расследования преступлений. Но одновременно с этим не следует упускать из виду того, что оба эти понятия имеют также и довольно существенные различия.

Так, следственная ситуация - это понятие, характеризующее процесс расследования, его состояние на том или ином этапе. В то же время криминалистическая характеристика преступления содержит информацию, относящуюся к преступлению, а точнее, информацию, характеризующую преступление для целей расследования. Эти существенные различия и позволяют считать следственную ситуацию и криминалистическую характеристику преступления вполне самостоятельными структурными элементами понятийного аппарата криминалистики.

Между тем пересечение этих понятий происходит через информационный компонент следственной ситуации. Если же попытаться соотнести понятия "криминалистическая характеристика преступления" и "криминалистическая характеристика расследования", то, по всей вероятности, их общность как раз и будет прослеживаться через понятие "следственная ситуация", в частности, через ее информационный компонент.

Весомый вклад в развитие и становление учения о следственных ситуациях внес Л.Я.Драпкин: им разработана классификационная схема ситуаций, создана уникальная методика работы с ситуациями по их адекватному отображению и разрешению. И вместе с тем весьма своеобразна позиция Л.Я.Драпкина по поводу сущности следственной ситуации, которая понимается им как информационная модель.

Автор, в частности, отмечает, что хотя следователь фактически и действует в реальной обстановке, но прежде чем что-либо предпринять, ему необходимо получить информацию о существенных чертах реальной обстановки, создать ее адекватную модель.

В силу таких рассуждений получается, что в процессе расследования конкретного преступления следователь вынужден непосредственно руководствоваться не самой ситуацией, а информационной моделью реальной ситуации1.

Нам представляется, что понимание реальной ситуации как ее информационной модели, создаваемой следователем в ходе расследования, происходит от стирания граней между понятиями "моделирование" и "познание". Во многих исследованиях далеко не всеми авторами учитывается тот факт, что модель есть не само знание, а только лишь средство для его получения. Именно поэтому в криминалистике называют моделями и планы, и программы, и алгоритмы, и даже ситуации2.

Необходимо помнить об одной из главных характеристик моделирования: его опосредованности. Модель в процессе познания выступает в качестве "среднего звена" между объектом познания, существующим в реальности, и субъектом, его познающим. Моделирование можно использовать как один из методов познания следственных ситуаций (причем не единственно возможный), модель ситуации есть не что иное, как только "инструмент" познания, но никак не сама реальность, в которой следователь осуществляет расследование и исходя из которой принимает решение. Не следует упускать из виду и того, что для каждого оригинала может быть создан целый ряд моделей, отличных друг от друга степенью сходства и отдельными, вводимыми в них параметрами и элементами.

Например, в процессе оценки одной и той же конкретной следственной ситуации следователь и надзирающий прокурор могут построить различные ее модели и тем самым по-разному ее оценить, однако объективное содержание ситуации от этих оценок никоим образом не изменится.

Поэтому при решении вопроса о том, что же есть следственная ситуация: реальная обстановка, характеризующая расследование, или ее информационная модель, необходимо исходить из того, что следователь принимает решения и действует при вполне реальных обстоятельствах, в реально существующих условиях, индивидуальное сочетание которых и создает конкретную следственную ситуацию.

Что же касается "внешнего" или "внутреннего" характера ситуации, то есть включения в ее содержание информационно-познавательного или процессуально-тактического аспекта - полагаем, что оба они являются характеризующими параметрами следственной ситуации.

Между тем в определениях многих ученых не всегда учитывается целевой аспект (т.е. то, для чего необходимы познание и оценка ситуации), тогда как ситуация, отражая закономерности познавательного процесса, прежде всего определяет тактическую цель, которая вместе с ситуацией обусловливает принятие решения.

Одна из главных особенностей следственной ситуации состоит в том, что в информационном плане она является отражением криминальной ситуации, образующей преступление. Сохранившиеся последствия преступления - его следы, фрагменты обстановки - оказываются теми источниками информации, которые "включаются" в исходную следственную ситуацию в качестве ее основных компонентов.

Причем любая следственная ситуация может быть рассмотрена в двух аспектах: а) в практическом - как конкретная жизненная ситуация, возникшая при расследовании по уголовному делу, находящемуся в производстве следователя; б) в теоретическом - как типизированная применительно к определенному виду преступлений и даже шире - как научная абстрагированная категория, используемая в классификационных, методических и учебных целях.

Таким образом, следственная ситуация - это сложившееся на конкретный момент расследования положение, характеризующееся:

* состоянием следственной обстановки;

* степенью познания криминальной ситуации;

* тактико-процессуальными особенностями следствия;

* психологическими его особенностями;

* планово-организационным обеспечением следственной деятельностью.

Исходя из этого мы определим следственную ситуацию как степень информационной осведомленности следователя о преступлении, а также состояние процесса расследования, сложившееся на любой определенный момент времени, анализ и оценка которого позволяют следователю принять наиболее целесообразные по делу решения.

Возникает вопрос: следует ли в понятие ситуации включать ее оценку субъектом расследования, которая необходима в процессе принятия следователем процессуальных, тактических и управленческих решений?

Некоторые ученые отвечают на него положительно. Например, И.Ф.Герасимов указал, что "в понятие ситуации наряду с объективными факторами обязательно входит и оценочный субъективный момент"1.

В принципе любой познавательный процесс содержит в себе не только отражение в сознании субъекта познаваемого объекта, но также и его оценку. Оценка следственных ситуаций происходит на протяжении всего процесса расследования. Отыскание и систематизация криминалистически значимой информации, отчасти и определяющей содержание следственной ситуации, невозможны без оценки следователем процесса и результатов этой познавательной деятельности. Правильная, адекватная оценка следственных ситуаций - важнейшее условие для принятия следователем продуманных и взвешенных решений по уголовному делу. Однако, прежде чем оценить ситуацию, к моменту оценки необходимо сформулировать свое о ней представление, определить ее компоненты и связи между ними, поскольку нельзя оценить нечто, еще не отраженное в сознании. А если ситуация в сознании уже сформирована, то, следовательно, ее оценка уже находится за пределами ее содержания.

Поэтому мы полагаем, что включение в число компонентов, составляющих содержание следственной ситуации ее фактического состояния, условий и других обстоятельств расследования является весьма спорным. Оценка ситуации относится, скорее всего, не к содержательной, а к методико-познавательной категории.

При изучении следственной ситуации разными учеными нередко акцентируется внимание на таких ее качествах, как динамичность и информационно-тактическая подвижность. Эти свойства ситуации уже исследованы многими криминалистами1, хотя в противовес распространенному мнению, Т.С.Балугина отметила как раз статичность ситуаций, считая ее более важной чертой, чем динамичность.

Безусловно, ситуация - это состояние расследования именно в конкретно определенный момент времени. Однако, сформировавшись в каком-то виде к моменту возбуждения уголовного дела, в ходе расследования она, трансформируясь, сменяется одна другой, переходит в качественно новое состояние, приобретая одни и изменяя другие признаки. И поскольку осознание, уяснение сути и оценка следственной ситуации напрямую связаны с перспективой ее развития - необходим акцент именно на динамической стороне ситуации.

Как раз в связи с такой чертой ситуации, как ее динамика, В.А.Образцов и В.Г.Танасевич высказали мнение о том, что в структуре следственной ситуации можно проследить две взаимосвязанные и взаимообусловленные подсистемы: фактическую и перспективную1.

Представляется, что лишь в том случае, если признать, что оценка следственной ситуации является одним из элементов ее структуры, есть смысл выделять в ней фактическую и перспективную части, поскольку именно оценка ситуации и будет являться ее перспективной частью. Наверное, и оценочный момент, и принятие на основе оценки ситуации последующего решения, составляющие "перспективное" в следственной ситуации, лежат все же за пределами ее содержания.

Следственная ситуация представляет собой системное образование, формируемое сочетанием различного рода компонентов и функциональными связями между ними. Что же входит в содержание следственной ситуации?

На сегодняшний день наибольшее распространение получила структурная схема ситуации, предложенная Р.С. Белкиным, который выделяет в следственной ситуации компоненты: 1) информационного; 2) психологического; 3) процессуально-тактического; 4) материального и организационно-технического характера.

Отдавая должное весьма удачному решению данной проблемы, позволим себе заметить, что в отношении раскрытия содержания каждого из названных компонентов, позиция Р.С.Белкина не во всем бесспорна. Так, к примеру, в компонент процессуально-тактического характера Р.С.Белкин включает "возможность избрания меры пресечения...", в организационно-технический - "возможность мобильного маневрирования наличными силами"1 (курсив наш. - Т.В.).

Представляется, что отмеченные обстоятельства относятся, скорее, к оценке ситуации, а как далее указывает сам же Р.С. Белкин, "оценка в ее содержание входить никак не может"2.

Кроме того, отдельными авторами называется и другие варианты компонентного состава следственной ситуации. Так, И.М.Лузгин выделил в следственной ситуации следующие компоненты:

1) информация о событии, содержащем признаки преступления, и о лицах, причастных к этому событию;

2) объективные условия, характеризующие процесс получения этой информации (место, время, климатические условия, использованные научно-технические средства и т.д.);

3) силы и средства, имеющиеся в распоряжении следователя;

4) позиция подозреваемого, потерпевшего, свидетелей, результаты их противодействия установлению истины;

5) контакты следователя с оперативно-розыскными работниками, различными специалистами;

6) иные факторы, препятствующие или способствующие успешному решению криминалистических задач (к примеру, утрата обнаруженных при осмотре вещественных доказательств, явка преступника с повинной и проч)3.

В.А. Образцов выделяет, например, компоненты информационного, криминалистического, психологического, материально-технического, кадрового, правового и иного порядка4.

И.А.Возгрин включает в ее содержание специфику совершенного преступления, особенности информации о событии преступления, ее полноту, достоверность и относимость, содержание проведенного к определенному моменту времени расследования, его результаты, а также и условия расследования, то есть уровень научной организации и управления данного следственного аппарата, степень обеспеченности криминалистическими и специальными средствами, загруженность следователя и т.д.1

Однако, поскольку основным действующим лицом в следственной ситуации является все же следователь, который ее оценивает, осуществляет в ней свои основные профессиональные функции, наконец, управляя ситуацией, трансформирует ее тем или иным образом, появляется вопрос о том, входит ли информация о самом следователе в структуру следственной ситуации?

Авторы, исключающие из структуры следственной ситуации данные, характеризующие следователя, игнорируют то обстоятельство, что они являются важнейшим компонентом ситуации, оказывающей влияние на принятие решений другими участниками процесса. С учетом этих данных и другой информации о следственной ситуации руководитель следственной бригады определяет конкретные задачи и функции следователя, прокурор принимает решение о передаче дела в производство другому следователю, обвиняемый корректирует свое поведение. В указанном смысле значение следственной ситуации выходит не только за рамки криминалистической тактики, но в известной мере выступает как междисциплинарная категория, имеющая отношение, например, к науке прокурорского надзора1.

Анализируя указанные структурные схемы следственной ситуации, мы предлагаем следующий подход к решению этого вопроса. Полагаем, что все компоненты, влияющие на формирование следственной ситуации, целесообразно подразразделить на три основные группы. Содержание любой следственной ситуации, как правило, детерминируют следующие факторы: а) относящиеся к расследуемому событию, определяющие степень достоверности и полноту информационной модели расследуемого события к моменту оценку следственной ситуации; б) характеризующие саму систему расследования, его процессуальное, тактическое состояние, психологические взаимоотношения участников предварительного расследования и т.д.;

в) относящиеся к внешней среде, в которой ведется расследование, определяющие так называемую следственную обстановку.

Именно разнообразное сочетание названных факторов, их специфические особенности и создают индивидуальность и своеобразие каждой конкретной следственной ситуации.

Однако обращает на себя внимание то, что компоненты первой и второй групп (т.е. факторы, относящиеся к расследуемому событию, и соответственно факторы, относящиеся к самому процессу расследования) варьируются и изменяются в каждой новой ситуации. Это обусловлено и огромным разнообразием исходных следственных ситуаций, и индивидуальной неповторимостью психологических особенностей участников уголовного процесса, их отношениями к расследуемому событию, к следователю, к самому процессу расследования.

Компоненты же третьей группы, характеризующие своеобразие следственной обстановки и включаемые некоторыми авторами в содержание следственной ситуации, являются относительно стабильными, повторяемыми в разнообразных ситуациях, при расследовании различных уголовных дел. Поэтому следственная обстановка может быть включена в каждую индивидуальную ситуацию, складывающуюся у конкретного следователя, в конкретном регионе, в качестве блока неизменяемой информации, так называемой "константы" в отличие от "переменных" факторов первой и второй групп.

Исследуем более подробно внутреннее содержание каждого из факторов, определяющих содержание следственной ситуации.

Факторы, относящиеся к расследуемому событию, которые составляют так называемый информационный компонент следственной ситуации, показывают степень осведомленности следователя о преступлении и лице,его совершившем.

Информационный компонент следственной ситуации отражает то, в какой степени и каким образом происходит реконструкция криминальной ситуации, всего расследуемого события в целом: какая информация о преступлении и в каком объеме имеется в исходной следственной ситуации, какая необходимая для расследования информация отсутствует, если принятая типовая версия справедлива. Как реализовать имеющуюся в распоряжении следователя информацию для поиска недостающей? Какие противоречия в информационной модели расследуемого события имеются?

Факторы, характеризующие саму систему расследования, содержат в себе следующие моменты.

Во-первых, процессуально-тактический и организационно-управленческий аспекты: какие следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия уже проведены на момент оценки следственной ситуации, избрана ли (и какая именно) мера пресечения в отношении подозреваемого, какие тактические приемы, операции были уже использованы следователем, каков эффект их применения. То есть здесь группируются сведения об объеме, полноте, сроках и качестве следственной и оперативно-розыскной работы, проделанной по расследуемому уголовному делу.

Во-вторых, следует выделить и психологический аспект: а) личностные характеристики отдельных участников уголовного процесса (подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля): их психологические и интеллектуальные особенности, моральные и иные качества; б) взаимодействие указанных участников уголовного процесса между собой, их отношение к расследуемому событию, к следователю, к самому процессу расследования.

Факторы, относящиеся к внешней среде, в которой ведется расследование, и характеризующие следственную обстановку.

В ходе анализа содержательной стороны следственной ситуации наряду с вышеназванными компонентами, которые изменяются от ситуации к ситуации и выступают в качестве "переменных факторов", обусловливающих индивидуальность и своеобразие каждой конкретной ситуации, можно выделить и компоненты постоянного, относительно неизменяющегося характера - "константные".

Именно они, как правило, остаются стабильными на протяжении всего процесса расследования, и даже при расследовании целого ряда уголовных дел. Эти компоненты учитываются следователем при принятии решения по уголовному делу, но на динамику конкретной ситуации в большинстве случаев никакого влияния не оказывают, равно как и не определяют ее индивидуальности. Полагаем, что такого рода сведения образуют компонент следственной ситуации - следственную обстановку, характеризующую внешние условия процесса расследования.

В криминалистической литературе разрабатывалась проблема следственной обстановки как некой управленческой категории, однако не в связи со структурой следственной ситуации. Так, А.Н.Васильев и Н.П.Яблоков в свое время предложили выделять так называемую "стратегическую обстановку", в которой ведется расследование дела и "тактическую обстановку", в которой осуществляется конкретная тактическая операция или проводится то или иное следственное действие1.

Эту идею поддержал и Л.Д.Самыгин, который в понятие "стратегическая обстановка вложил смысл влияния на расследование крупномасштабных событий политического или социально-экономического характера2. С этим вполне можно согласиться, поскольку, к примеру, условия военного времени, обстановка стихийного бедствия весьма существенно влияют не только на расследование конкретного уголовного дела, но и на уголовно-процессуальную деятельность региона в целом.

Для определения содержания понятия "следственная обстановка" необходимо определить ее компонентный состав, а затем проанализировать группы сведений, входящих на правах элементов в тот или иной ее компонент.

Полагаем, что своеобразие конкретной следственной обстановки определяют следующие факторы.

1. Компонент, характеризующий условия расследования в рамках единой взаимосвязанной системы.

2. Компонент, описывающий социальные системы различного уровня, которые так или иначе связаны со следствием.

3. Компонент, характеризующий психологические особенности субъектов расследования, а также их взаимодействие между собой.

4. Компонент, отражающий специфику региональных особенностей, природно-климатических и иных условий.

5. Компонент, характеризующий криминологическую обстановку региона, степень противодействия преступных группировок следствию.

Рассмотрим более подробно содержание каждого из названных компонентов. Так, в первый компонент, характеризующий условия расследования в рамках единой системы, войдет информация о количественном составе следственного аппарата, числе уголовных дел, находящихся в производстве, обеспечении следователей средствами связи, транспортом, о техническом вооружении следствия, наличии коммуникативных связей между дежурными частями и следственно-оперативными группами на местах происшествий. Сюда же можно отнести и системы высшего уровня, осуществляющие внешнее управление расследованием, а также и прокурорский надзор за ним, поскольку все они создают определенные условия для работы, заботятся о материальном и научно-методическом обеспечении расследования. В их число можно включить и АСУ (автоматизированные системы управления) и АИС (автоматизированные информационные системы) органов МВД и прокуратуры со специальными функциональными подсистемами "следствие". Основными функциями этих систем являются контроль и надзор, оказание необходимой научно-технической и методической помощи, учет и анализ результатов расследования.

Второй компонент включает в себя различные социальные системы, связанные со следствием, то есть разнообразные государственные органы, например, экспертные учреждения, некоторые частные учреждения (детективные, охранные службы), предприятия связи, транспортные предприятия, научные институты, общественные пункты охраны порядка, информационно-аналитические системы и учетные аппараты различных других правоохранительных органов. Разумеется, сюда включены службы, находящиеся во внешней среде, за пределами системы "расследование".

Что касается компонента психологического характера, то его содержание должна составить информация об уровне профессиональной подготовки и деловых качествах следователя, его правосознании, гражданской позиции, о его коммуникативных свойствах, проявляемых во взаимодействии с сотрудниками смежных служб. При необходимости сюда может быть введена аналогичная информация и о других лицах, имеющих непосредственное отношение к системе "расследование".

Региональные и природно-климатические особенности, составляющие соответствующий компонент следственной обстановки, являются весьма значимыми в ней факторами. К примеру, условия большого города, пограничных или портовых городов требуют адаптации к ним традиционных частных криминалистических методик1. Здесь же должны учитываться и природно-климатические факторы, к примеру неблагоприятные условия, плохо сохраняющие вещественные доказательства, затрудняющие производство следственных действий.

В содержании следственной обстановки можно выделить и криминологическую обстановку региона, а также, как это было предложено Л.Д.Самыгиным, и степень противодействия преступных группировок следствию1. Для расследования, к примеру, организованных преступлений довольно типична ситуация, при которой в орбиту уголовного процесса вовлечены два - три обвиняемых и несколько подозреваемых, обычно из числа второстепенных членов преступной группировки, а главные участники этой деятельности остаются длительное время неустановленными и, используя это, активным образом пытаются влиять на расследование уголовного дела, противодействовать следствию. Более того, тактической и организационной стороне следствия они часто противопоставляют свои тактические и организационные способности по сокрытию следов преступлений, дезориентации и дезинформации следователя. Оперативно-розыскным мероприятиям они нередко противопоставляют свои контрмероприятия, к примеру наблюдению - контрнаблюдение.

В криминалистической литературе имеются предложения дифференцировать следственную ситуацию и следственную обстановку. Например, С.И.Цветков причину необходимости такой дифференциации видит в следующем. "Во-первых, критерии следственной обстановки сохраняются в течение длительного времени, а критерии следственной ситуации меняются крайне быстро. Во-вторых, возможность воздействовать на следственную обстановку у следователя практически отсутствует, в то время как новая следственная ситуация во многом складывается в результате его действий. В-третьих, если следователь является субъектом анализа следственной ситуации, то по отношению к следственной обстановке его квалификация, возможности и другие факторы могут сами по себе рассматриваться как следственная обстановка"2.

Нам представляется, что среди названных компонентов следственной ситуации приоритетная роль принадлежит компоненту информационного характера, поскольку степень осведомленности следователя об обстоятельствах совершения преступления, о лице, его совершившем, о возможных доказательствах и источниках информации имеет преобладающее значение при оценке ситуации. Особенно существенно значение этого компонента для исходных следственных ситуаций. Не случайно в криминалистической методической литературе производится вычленение типовых исходных следственных ситуаций для последующей разработки на этой основе соответствующих методических рекомендаций1.

Заметим, что не следует смешивать компоненты, составляющие содержание следственной ситуации, с объективными и субъективными факторами, способными оказать существенное влияние на становление или изменение ситуации. В числе таких объективных факторов можно назвать:

- особенности криминальной ситуации, от которой во многом зависит характеристика исходной следственной ситуации;

- этапы расследования (первоначальный, последующий, заключительный);

- виды и качество источников информации по уголовному делу;

- способность вещественных и иных доказательств к сохранению заложенной в них информации и т.д.

В свою очередь, субъективные факторы являются производными от действий субъекта расследования и поведения некоторых иных участников уголовного процесса и включают в себя субъективные качества следователя или лица, производящего дознание (жизненный опыт, профессиональное мастерство, умение всесторонне и правильно анализировать все многообразие фактических данных, сложившихся к определенному моменту расследования уголовного дела). К таким факторам можно отнести и психологические особенности взаимодействия следователя с уголовным розыском, другими службами, поскольку, как доказано психологами, личностные отношения между работниками коллектива или взаимодействующих коллективов значительно предопределяют выполнение ими своих служебных обязанностей1.

Существенный интерес представляет вопрос о классификации следственных ситуаций, которая дает возможность свести в единую систему огромное их многообразие. Различными авторами предлагается целый ряд классификационных схем подобного рода, в которых в качестве классификационных оснований в большинстве случаев выступают характеристики одного из ситуационных компонентов2.

На сегодняшний день разработки в сфере следственных ситуаций должны носить характер инженерной разработки, направленной на создание информационной системы в рамках ситуационного моделирования. Информационная система, описывающая следственные ситуации, имеет огромное значение как для повышения эффективности научных исследований, так и для алгоритмизации процесса принятия тактических решений при расследовании преступлений как на базе компьютерных систем, так и в безмашинной форме.

В основе информационной системы, моделирующей следственные ситуации, должен лежать классификатор проблемной ситуации. Он представляет собой системы взаимосвязанных по вертикали и горизонтали непротиворечивых однозначных понятий, позволяющих адекватно описывать следственную обстановку и следственную ситуацию.

Особый практический интерес представляет деление ситуаций на типовые и индивидуальные (конкретные). Конкретная следственная ситуация отражает индивидуальность и своеобразие того или иного момента расследования. В силу этого она включает в себя большое количество частностей: специфических, только ей присущих деталей и взаимосвязей.

Вместе с тем в каждой ситуации обязательно присутствует ряд признаков, делающих ее похожей на другие ситуации такого же типа, то есть типовые. Следовательно, процесс выявления типовых ситуаций есть результат отвлечения от частностей, а его прикладное значение состоит в том, что типизация следственных ситуаций необходима для построения частных криминалистических методик. Выявление же специфики конкретной ситуации требуется для верного применения этих методик и решения процессуальных, тактических и управленческих задач расследования.

Особо подчеркнем, что от типовой следует отличать ситуацию типичную (что, заметим, упускается из виду большинством криминалистов)1, под которой следует понимать такую ситуацию, в информационной структуре которой преобладают общие, часто повторяющиеся черты. К числу же специфических ситуаций следует отнести те, в информационной структуре которых превалируют атипичные, то есть сугубо индивидуальные, редко встречаемые черты.

Следственные ситуации можно разделить на ситуации расследования и ситуации отдельных следственных действий. Ситуации расследования характеризуют состояние следствия с позиций результативности проделанной работы к определенному моменту следствия. В ситуациях такого рода акцентируется внимание на методической стороне процесса расследования. Ситуации следственных действий характеризуют обстановку в рамках конкретного следственного действия и, как правило, не детерминированы видом преступления.

Кроме того, ситуации можно разделить на простые и сложные. Сложной является ситуация, в которой существующая информационная неопределенность требует построения ее нескольких вероятностных моделей. И напротив, ситуация считается простой тогда, когда имеющейся о ней информации вполне достаточно для построения ее однозначной модели.

Типовые ситуации, в отличие от типичных, целесообразно выделять с учетом роли составляющих ее компонентов. Л.Я.Драпкин предложил дифференцировать следственные ситуации на пять классификационных подгрупп: проблемные; конфликтные; тактического риска; организационно-неупорядоченные; смешанные1.

Такая классификация представляет особую ценность при использовании метода ситуационного моделирования, суть которого заключается в том, что большое число конкретных ситуаций разделяется на несколько обобщенных групп ситуаций, для которых разрабатываются оптимальные программы принятия решения и проведения практических действий.

Признавая в целом несомненную ценность разработанной Л.Я.Драпкиным классификации по указанным основаниям, остановимся на ряде спорных моментов. Вызывает сомнение целесообразность выделения группы так называемых "смешанных" ситуаций, в числе которых Л.Я.Драпкин называет те, которым в одинаковой мере присущи черты как проблемности, так и конфликтности, тактического риска. Но, наверное, с таким же успехом можно любую сложную, к примеру, конфликтную или же проблемную ситуацию именовать смешанной, поскольку трудности, которые необходимо преодолевать следователю, не встречаются, как правило, в "чистом", изолированном виде.

Заслуживает полного одобрения идея выделения группы ситуаций, основу которых составляют сложности логико-познавательного характера. Однако, по нашему мнению, в литературе совершенно справедливо высказывается мнение о некорректности именования их "проблемными". Как показывает следственная практика, в расследовании нет и не может быть непроблемных следственных ситуаций. Любая ситуация, с которой сталкивается следователь вплоть до окончания расследования, может быть рассмотрена как проблемная. Скорее всего, предпочтительнее было бы назвать подобные ситуации "ситуациями познавательного типа".

Несколько неудачным представляется нам и название "организационно-неупорядоченные ситуации". Наверное, точнее было бы выделить группу ситуаций "организационно-управленческого типа ", в которую наряду с организационно-упорядоченными входили бы и организационно-неупорядоченные ситуации.

Мы предлагаем в зависимости от количества, характера и содержания формирующих ситуацию факторов выделить:

* ситуации познавательного типа;

* ситуации организационно-управленческого типа;

* конфликтные ситуации;

* ситуации тактического риска.

С учетом этапа расследования отметим ситуации первоначального, последующего и заключительного этапов. Соответственно по характеру оцениваемого момента выделим исходные, промежуточные и завершающие ситуации.

Для ситуаций первоначального этапа расследования характерным является наличие минимального объема проделанной по уголовному делу работы и незначительное количество полученной информации. Анализ этих ситуаций в основном опирается на эвристическую деятельность следователя, в которой главное место занимает его способность анализировать, сопоставлять отдельные обстоятельства, прогнозировать направления расследования и т.д.

Для промежуточных следственных ситуаций характерен определенный объем проделанной работы и собранных доказательств, наличие определенной совокупности ориентирующей и доказательственной информации, раскрывающей отдельные стороны механизма преступления, позиции проходящих по делу лиц и другие факторы.

Завершающие следственные ситуации позволяют следователю подвести итоги расследования, окончательно выстроить информационную модель расследуемого события, процессуальным образом отразить ее основные моменты в обвинительном заключении.

Взяв за основание качественную характеристику возможностей достижения промежуточных целей расследования, выделим ситуации благоприятные и неблагоприятные для следствия. Благоприятными принято считать ситуации, при которых достижение конечных целей расследования возможно при затрате минимальных усилий следствия. В свою очередь, неблагоприятные следственные ситуации характеризуются наличием ряда сложно преодолимых препятствий для расследования (например, отсутствие у следователя достаточной информации о преступлении, активное противодействие следствию со стороны заинтересованных лиц и т.д.).

В завершение отметим, что анализ и оценка следственной ситуации вместе со следственной обстановкой имеет весьма существенное прикладное значение, поскольку способствует:

а) выдвижению обоснованных следственных версий, определению дальнейших путей расследования;

б) выбору оптимального сочетания и последовательности проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий;

в) использованию наиболее целесообразных направлений взаимодействия следователя с органами дознания, иными службами;

г) разработке наиболее эффективных тактических приемов, комбинаций и операций;

д) выявлению причин и условий, способствующих совершению преступлений.

Экспертные ситуации.

В числе следственных действий, при производстве которых надо учитывать как общую следственную ситуацию по делу, так и конкретную тактическую ситуацию следует назвать и экспертизу. Это относится не только к так называемой ситуационной экспертизе, сущность которой состоит в реконструкции криминальной ситуации по результатам осмотра места происшествия, но и к любой другой.

Экспертной ситуацией, по нашему мнению, следует считать ту ситуацию, которая возникает в ходе производства экспертизы и разрешение которой лежит, как правило, на эксперте.

Так, к примеру, при проведении КЭМВИ, на первоначальной аналитической стадии изучения объектов эксперт убедился в том, что присланные на экспертизу объекты: куртка потерпевшей и свитер подозреваемого находились в контакте вследствие неправильной их упаковки. А поскольку основным вопросом эксперту был вопрос о наличии наложения микрочастиц одного объекта на другой, проведение экспертизы в указанной ситуации стало нецелесобразным1.

В других экспертных ситуациях невозможность дачи заключения может быть вызвана неосторожными действиями самого эксперта. Так, при проведении дактилоскопической экспертизы в ходе экспертного исследования эксперт уронил ампулу с промедолом, на которой имелись отпечатки пальцев рук подозреваемого2.

Назначению экспертизы должно предшествовать тщательное изучение следователем сложившейся ситуации расследования. Оценка наличной информации и источников ее получения позволяет следователю определить целесообразность проведения той или иной экспертизы и принять решение о ее назначении, правильно выбрать момент назначения экспертизы и объем задания эксперту, оценить значение ее результатов для сложившейся следственной ситуации и расследования дела в целом.

Уяснение следственной ситуации на момент назначения экспертизы важно не только для следователя, но и для эксперта. Нечеткое представление эксперта о следственной ситуации приводит к тому, что, редактируя формулировки вопросов следователя, эксперты порой необоснованно сужают объем задания, а также не выходят за пределы задания в порядке экспертной инициативы, когда это диктуется интересами установления истины по делу.

Изучение экспертной практики показывает, что в настоящее время обозначилась тенденция уменьшения количества выводов в порядке экспертной инициативы согласно ст. 191 УПК РФ. Так, по данным Т.А.Седовой, в 73% случаев вопросы об относимости объекта к той или иной конкретной группе или недостаточно определенные вопросы о соответствии, одинаковости представленных на исследование веществ были заменены экспертами на весьма широкие неконкретные вопросы об общей родовой и групповой принадлежности1. В этом случае эксперты внесли не только редакционные изменения, но и сузили объем задания, чего они делать не вправе. В ситуации острого дефицита доказательственной информации, чем и характеризовались изучаемые дела, на момент назначения экспертизы для следователей было важно получить не только самые общие характеристики исследуемых объектов, но и более конкретные данные о их происхождении.

В связи с этим следует признать целесообразным указывать в постановлениях о назначении экспертизы на те моменты следственной ситуации, которые имеют значение для правильного уяснения экспертами данных (помимо указанных в вопросах), существенных для дела. Это поможет экспертам правильно ориентироваться при формулировании своих вопросов и принятии решений о выходе в порядке экспертной инициативы за пределы задания следователя.

Оперативно-розыскные ситуации.

К оперативным ситуациям мы отнесем те, которые складываются в оперативно-розыскной деятельности. Однако в настоящем исследовании мы не будем останавливать на них свое внимание в силу того, что изучение подобного рода ситуаций - предмет теории оперативно-розыскной деятельности.

Судебные ситуации.

Вынесение законных, справедливых и обоснованных судебных решений возможно только на основе всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела и при учете соответствующей судебной ситуации. Из чего следует, что всесторонность, полнота и объективность судебного следствия обеспечиваются не только соблюдением требований уголовно-процессуального закона, но и грамотным применением рекомендаций криминалистики. Однако вопрос о разработке учения о судебных ситуациях в рамках криминалистики небесспорен, и даже сама его постановка вызывает определенный интерес среди ученых.

Поскольку криминалистика возникла как наука о методах расследования преступлений, первоначальной сферой применения ее рекомендаций была исключительно область предварительного расследования. Однако дальнейшее развитие криминалистической науки и судебной практики показало, что ее рекомендации с успехом могут применяться и в процессе судебного следствия.

Пожалуй, одним из первых поставил эту проблему А.Цыпкин1. На необходимость ее научной разработки указывали в свою очередь также К.Гарин и М. Гродзинский2. Первые подробные и основательные рекомендации по методике судебного следствия были разработаны процессуалистами И.Т. Перловым, Р.Д. Рахуновым, М.С. Строговичем. Криминалисты, первыми из которых были Л.Е. Ароцкер, С.П. Митричев, стали заниматься этой проблемой несколько позднее. К настоящему времени исследования по вопросам тактики судебного следствия значительно активизировались1.

Вместе с тем немалое число ученых и в настоящее время не относят судебное следствие к предмету криминалистики. Причем аргументируют они это по-разному. К примеру, тем, что "потребность разработки криминалистикой вопросов судебного следствия никем и ничем не доказана и выглядит неким навязыванием того, что практике не требуется. А заслуживающие внимания вопросы планирования судебного следствия являются предметом изучения процессуальной науки"2.

Нам представляется, что это не совсем верно, поскольку, в принципе, с таких же позиций можно рассмотреть и тактические вопросы предварительного следствия, многие положения которого также регламентированы УПК РФ и детально разработаны учеными-процессуалистами.

Безусловно, в порядке ведения судебного следствия есть положения основополагающие и поэтому четко регламентируемые законом. Это и есть предмет ведения процессуалистов. Но, кроме того, для оптимизации судебной деятельности могут быть даны и указания методического характера, основанные на законе, но являющиеся положениями необязательного методического характера, открывающие суду творческий простор в установлении истины по делу, рассчитанные на конкретные судебные ситуации. Исходя из этого все же следует учитывать разницу между процессуальной регламентацией следственного действия и тактикой его проведения.

Кроме того, на отрицательное мнение об исследовании в рамках криминалистики тактики судебного следствия во многом повлияло то обстоятельство, что некоторые авторы следственные рекомендации автоматически переносят на судебное следствие, без учета специфики последнего. Это вряд ли можно признать правильным, поскольку изучение возможностей и пределов применения данных криминалистики в судебном следствии выявило необходимость выработки таких криминалистических рекомендаций, предназначенных исключительно для суда, ориентированных на конкретные судебные ситуации.

По всей вероятности, развитие интегрирующей по своей сути теории - криминалистической ситуалогии - позволит подвести черту в дискуссии о целесообразности включения в предмет криминалистики судебного следствия. Ситуационный подход позволяет учитывать индивидуальность и специфику тактических особенностей каждой из рассматриваемых стадий.

Однако для создания конкретных методик по ведению судебного следствия, необходимо предварительно разработать учение о судебных ситуациях. В противном случае все даваемые рекомендации окажутся безадресными.

В.К.Гавло, пожалуй, одним из первых исследовал судебное следствие с позиций ситуационного подхода. Им же предложено и определение судебных ситуаций. "Под судебной ситуацией следует понимать складывающуюся в ходе судебного следствия обстановку, характеризующуюся наличием у суда установленных на предварительном следствии и в суде доказательств события преступления и лица, его совершившего, и условиями и обстоятельствами, в которых эти доказательства исследуются и добываются новые, характеризующие состояние и перспективу судебного следствия в целях установления истины по делу"1.

Именно ситуационный подход к судебной практике является сегодня наиболее перспективным. Так, например, разные авторы предлагают и многие судьи используют различные методы составления плана судебного следствия, принимая во внимание то, что выбор того или иного варианта зависит от характера преступления, количества подсудимых, объема предъявленного обвинения, совокупности собранных органами расследования доказательств, профессиональных навыков и личного опыта судьи. Однако, кроме всех перечисленных факторов, потребности практики диктуют настоятельную необходимость при принятии судебных решений учитывать, верно отображать, грамотно оценивать и умело разрешать конкретную судебную ситуацию. При этом план судебного следствия должен быть многовариантен, с учетом всех реально возможных в ходе судебного следствия ситуаций, связанных с проверкой той или иной судебной версии.

Тактические приемы судебных действий также должны быть ориентированы на конкретные судебные ситуации.

Например, моделируя предстоящие судебные допросы подсудимых Малкова и Харитонова, судья принял тактическое решение исходя из следующих обстоятельств. В соответствии со ст. 279 УПК РФ суд вправе устанавливать любой порядок исследования доказательств. Из материалов уголовного дела усматривалось то, что подсудимый Харитонов в совершении преступления играл более активную роль, чем Малков, отличался грубостью и дерзостью, был ранее судим. Малков, наоборот, преступление совершил впервые, чистосердечно раскаивался. Исходя из судебной ситуации, судья решил вначале допросить Малкова с целью, чтобы Харитонов своим поведением не оказывал на него негативное влияние1.

Разработка учения о судебных ситуациях весьма перспективна, поскольку позволит использовать достижения криминалистики не только в уголовном, но также в гражданском и арбитражном процессе. Заметим, что в настоящее время осуществлены попытки на основе ситуационного подхода использования данных криминалистики в гражданском судопроизводстве и административном процессе.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему