регистрация / вход

Уголовная политика в сфере бандитизма

Понятия бандитизма и уголовной политики. Уголовная политика как одно из направлений внутригосударственной политики. Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом в современных условиях. Арсенал специальных средств борьбы с организованной преступностью.

Введение

В настоящее время в мире происходят постоянные изменения стратегий и методов, и проблематика данного исследования по-прежнему несет актуальный характер.

Представляется, что анализ тематики Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом достаточно актуален и представляет научный и практический интерес.

Характеризуя степень научной разработанности проблематики Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом, следует учесть, что данная тема уже анализировалась у различных авторов в различных изданиях: учебниках, монографиях, периодических изданиях и в интернете. Тем не менее, при изучении литературы и источников отмечается недостаточное количество полных и явных исследований тематики Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом.

Научная значимость данной работы состоит в оптимизации и упорядочивании существующей научно-методологической базы по исследуемой проблематике – еще одним независимым авторским исследованием. Практическая значимость темы Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом состоит в анализе проблем как во временном, так и в пространственном разрезах.

С одной стороны, тематика исследования получает интерес в научных кругах, в другой стороны, как было показано, сущесвтует недостаточная разработанность и нерешенные вопросы. Это значит, что данная работа помимо учебной, будет иметь теоретическую, так и практическую значимость.

Определенная значимость и недостаточная научная разработанность проблемы Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом определяют научную новизну данной работы.

Нормативно-правая база состоит из действующего законодательства Российской Федерации, с использованием справочно-правовых систем «Гарант» и «Консультант +».

Теоретико-методологическую базу исследования составили четыре группы источников. К первой отнесены авторские издания по исследуемой проблематике. Ко второй отнесены учебная литература (учебники и учебные пособия, справочная и энциклопедическая литература, комментарии к законодательству). К третьей отнесены научные статьи в периодических журналах по исследуемой проблематике. И к четвертой отнесены специализированные веб-сайты организаций.

Эмпирическую базу составил практическая информация касательно Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом.

При проведении исследования Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом были использованы следующие методы исследования:

- Анализ существующей источниковой базы по рассматриваемой проблематике (метод научного анализа).

- Обобщение и синтез точек зрения, представленных в источниковой базе (метод научного синтеза и обобщения).

- Моделирование на основе полученных данных авторского видения в раскрытии поставленной проблематики (метод моделирования).

Будущие исследования Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом также актуальны в целях постоянного и обоснованного решения проблемы данной работы.

Результаты могут быть использованы для будущих исследований Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом.

Объект работы - система реализации Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом.

Предмет исследования – частные вопросы деятельности системы Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом.

Цель работы – изучение темы Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом как с российской, так и с зарубежной точек зрения.

Поставленная цель определяет задачи исследования:

1. Определить понятия бандитизм и понятие уголовная политика;

2. Выявить основную проблему Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом в современных условиях;

3. Показать пути решения выявленных проблем и сделать расчет путей их решения Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом;

4. Провести и обозначить тенденции развития тематики Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом.


Глава I . Понятие бандитизма и уголовной политики

1.1 Понятие бандитизма, его исторический аспект

В последнее время в общей структуре преступности значительно возросла организованная преступность, одной из разновидностей которой является бандитизм. Он сопряжен с вооруженными нападениями на организации и граждан. Последние особенно уязвимы, так как под угрозу ставится не только их собственность, но и жизнь. Как показало выборочное изучение уголовных дел на лиц, осужденных за бандитизм, в 78% случаев бандитские нападения заканчивались убийством потерпевших, на счету отдельных банд их в среднем от пяти и более.

За последнее с небольшим десятилетие судами РФ было осуждено: в 1983г. – 13 чел.; в 1984г. – 7 чел.; в 1985г. – 15 чел.; в 1986г. – 12 чел.; в 1987г. – 11чел.; в 1988г. – 14 чел.; в 1989г. – 17 чел.; в 1990г. – 32 чел.; в 1991г. – 8 чел.; в 1992г. – 28 чел.; в 1993г. – 26 чел.; в 1994г. – 66 чел.; в 1995г. – 86 чел.

Активизация борьбы с бандитизмом началась после принятого 14 июня 1994г. Указа Президента Российской Федерации “О необходимых мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности”.

Как показало изучение практики применения Уголовного законодательства, не всегда правильно принимаются такие признаки состава бандитизма, как организация банды и руководство ею, участие в банде и участие в бандитских нападениях. Недостаточно полно выясняется, какие именно действия совершил каждый участник банды, не устанавливаются лица, способствующие бандитской деятельности. Допускаются ошибки в квалификации совершаемых бандой нападений по совокупности с иными деяниями, поскольку не все преступления, в которых приняла участие банда, охватываются понятием бандитизма.

Актуальность разработки данной проблемы объясняется также и тем, что за все время существования уголовной нормы о бандитизме не было принято ни одного специального постановления Верховного суда СССР или РСФСР, посвященного этому вопросу. Только спустя 30 с лишним лет после принятия Уголовного кодекса РСФСР 1960г. было принято первое постановление Пленума Верховного суда РФ от 21 декабря 1993г., которое достаточно подробно проанализировало вопросы, связанные с квалификацией бандитизма и выработало обязательное для всех судов рекомендации.

С 1 января 1997г. в действие введен новый уголовный кодекс, в котором в ст.209 УК более широко по сравнению с уголовным кодексом 1960г. установлены признаки бандитизма как общественно-опасного деяния. Новая конструкция ответственности за бандитизм предусматривает в ч. 1 ст. 209 УК ответственность за организацию и руководство бандой, в ч. 2 ст. 209 УК – за участие в банде и в совершаемых ею нападениях. Часть 3 ст. 209 УК является квалификационным составом по отношению к двум первым и устанавливает ответственность за действия, перечисленные в частях 1 и 2 ст. 209 УК, совершенные с использованием служебного положения.

С учетом положений Нового Уголовного законодательства Пленум верховного суда РФ принял постановление №1 от 17 января 1997г. “О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм”, которым следует руководствоваться в своей деятельности правоохранительным органам.

В истории Уголовного законодательства бандитизм рассматривался как преступление государственное, т.е. одно из особо опасных преступлений, посягающих на основы государственного управления в области охраны общественной безопасности и правопорядка. Впервые о бандитизме говорилось как о преступлении в Декрете СНК РСФСР от 20 июля 1918г. “О суде”. Декретом ВЦИК от 20 июня 1919г. “Об изъятиях из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении” бандитизм определяется как “участие в шайке, составившейся для убийств, разбоя и грабежей, пособничество и укрывательство такой шайки”. Впоследствии уголовная ответственность за бандитизм была предусмотрена в ст. 76 УК РСФСР, в которой бандитизм определялся как “ организация и участие в бандах и организуемых бандами разбойных нападениях и ограблениях, налетах на советские и частные учреждения и отдельных граждан, остановки поездов и разрушение железнодорожных путей, безразлично, сопровождались ли эти нападения убийствами и ограблениями или не сопровождались”.

Наказание за перечисленные в ст. 76 УК действия устанавливалось в виде расстрела с конфискацией всего имущества. Снижение наказания допускалось на срок не ниже 3 лет лишения свободы со строгой изоляцией и конфискацией имущества только при наличии смягчающих обстоятельств. Пособничество банде и укрывательство ее членов и банды в целом, а также сокрытие добытого и следов преступной деятельности наказывалось наравне с бандитизмом. Снижение наказания допускалось на срок не ниже 2 лет лишения свободы со строгой изоляцией и конфискацией имущества.

Такая столь чрезмерная трактовка позволяла карающим органам применять максимальное наказание вплоть до расстрела за деяния, угрожающие существованию и нормальному функционированию нового общественного строя.

Уголовный кодекс 1926г. оставил норму о бандитизме без изменений (ст. 59-3 УК ). В 1927г. было принято положение, которое устанавливало уголовную ответственность за бандитизм в несколько измененном виде. Ст. 59-3 УК 1926г. приобрела следующий вид: “бандитизм, т.е. организация вооруженных банд и участие в них и в организуемых ими нападениях на советские и частные учреждения или отдельных граждан, остановка поездов и разрушение железнодорожных путей и иных средств сообщений и связи”. Эта норма просуществовала без каких бы то ни было изменений вплоть до принятия нового Закона об уголовной ответственности за государственные преступления 1958г. Поскольку в Уголовном законодательстве вплоть до принятия Уголовного кодекса 1960г. существовала аналогия, ст. 59-3 УК использовалась с судебной практике для ужесточения ответственности и наказуемости за деяния, обладающие повышенной степенью общественной опасности, хотя и на являющиеся по своей правовой природе бандитизмом. Например, по аналогии со ст. 59-3 УК Постановлением президиума Верховного суда РСФСР от 4 августа 1933 г. предлагалось квалифицировать систематически совершаемые организованными группами или враждебными элементами кражи домашнего имущества колхозников, находящихся на полевых работах, даже если эти преступления совершались невооруженными группами. После коллективизации сельского хозяйства и подавления сопротивления крестьянства уголовная ответственность за бандитизм стала применяться реже, т.к. уголовная преступность была в значительной мере подавлена.

Однако в военные и послевоенные годы широкая трактовка бандитизма вновь возобладала в правоприменительной практике. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что в системе НКВД и затем МГБ СССР было создано главное управление по борьбе с бандитизмом (ГУПБ). Наиболее широкая практика применения этой статьи имела место в борьбе с вооруженными формированиями ОУН в Западной Украине и Прибалтике.

УК 1960г. в ст. 77 предусмотрел уголовную ответственность за бандитизм в редакции ст. 14 “Закона об уголовной ответственности за государственные преступления”. В этой норме бандитизм определялся как “организация вооруженных банд с целью нападения на государственные, общественные учреждения или предприятия либо на отдельных лиц, а равно участие в таких бандах и в совершаемых ими нападениях”. Новая конструкция ст. 77 УК стала более четкой в плане ограничения данного вида преступной деятельности от иных организованных форм. В ней четко оговаривалась цель, с которой создается вооруженная банда для совершения нападений, а не хулиганства или кражи. Аналогия в новом уголовном законодательстве была отменена, и по ст.77 УК квалифицировались только те деяния, которые обладали всеми признаками преступления, описанного в законе. Ст. 77 УК просуществовала в уголовном законодательстве практически без изменений до принятия УК 1996г., который введен в действие с 1 января 1997г.

Как видно из характеристики исторического развития бандитизма, криминализация составляющих его деяний с самого начала образования советского государства и до наших дней объяснялось той высокой степенью общественной опасности, которая в нем заключалась.

Первоначально бандитские действия были опасны не столько тем, что реально они выливались в незаконное завладение имуществом, но прежде всего тем, что на фоне противостояния значительной части общества новому общественному и государственному строю и несогласия с проводимой социальной политикой, они являлись лишним доказательством неспособности нового государства построить справедливое общество и обезопасить его членов. Недаром в первые годы советской власти это преступление было объявлено государственным, хотя такая цель в диспозиции нормы не укладывалась, а сформулированные в ней действия по своему характеру выступали как относящиеся к числу корыстно-насильственных общеуголовных преступлений.

С затуханием классовой борьбы эти качества данного преступления вышли на первый план, однако, по традиции бандитизм оставался в главе о государственных преступлениях.

Глубокое изучение проблем организованности бандитизма позволили выявить и закрепить в науке Уголовного права такие существенные признаки бандитизма как устойчивость, законспирированный характер этого вида деятельности, вовлечение в нее значительного числа лиц, в том числе использующих свое служебное положение, облегчающее совершение преступлений, тщательное планирование, наличие круга лиц, укрывающих банду и похищенное. Бандитизм претерпел значительную эволюцию в своем развитии, постепенно переродившись из контрреволюционного преступления, посягающего на основы государственного устройства, советскую власть в тяжкое, корыстно-насильственное преступление.

Бандитизм не посягает на основы государственного и общественного устройства, его устои, поэтому его нельзя назвать государственным преступлением. Как показывает изучении судебной практики последних лет, бандитизм всегда совершается с целью незаконного завладения имуществом, чем причиняет вред общественным отношениям, возникающим по поводу сохранности и нормального функционирования различных видов собственности, плюс общественным отношениям, направленным на охрану личной физической неприкосновенности личности, ее права на жизнь.

Видимо, правильнее было бы поместить бандитизм вследствие его корыстной направленности в главу о преступлениях против собственности.

Новый УК 1996г. в ст. 35 УК дословно повторил положения ст. 17-1 УК 1960г. относительно организованной группы, т.е. она определяется как “устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений” (Ст. 17-1 была введена в УК 1960г.). Законом РФ от 1 июля 1994г. о внесении изменений пи дополнений в УК. Организованная группа как устойчивое образование, в качестве квалифицирующего признака была включена во многие составы преступлений, в том числе и в те из разряда насильственно-корыстных, которые составляли как бы основание той пирамиды, вершиной которой является бандитизм).

Одним из принципиальных положений Общей части УК является требование обязательной индивидуализации Уголовного наказания лиц, совершивших преступление, особенно это касается преступлений, совершаемых в соучастии. Поэтому судебные органы, выполняя данное положение закона, всегда были обязаны устанавливать степень участия лица в банде и в совершаемых ею нападениях, его значимость в данной преступной организации. Чтобы придать указанному требованию еще более обязательный характер, законодатель в новом УК предусмотрел дифференцированную уголовную ответственность за бандитизм в зависимости от характера и степени участия каждого конкретного субъекта в преступной деятельности банды. Если ст. 77 УК 1960г. устанавливала равную ответственность, как организаторов, так и других участников банды, то в УК 1996г. ответственность этих лиц строго ранжирована и предусмотрена в разных частях ст. 209 УК.

Часть 1ст. 209 УК устанавливает ответственность организаторов банды и ее руководителей. Наказание за эти действия – от 10 до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества или без таковой.

Рядовые члены банды, принимающие в ней участие или в совершаемых ею нападениях, несут ответственность по ч. 2 ст. 209 УК. Наказание в отношении этих лиц несколько мягче – от 8 до 15 лет лишения свободы.

В ч. 3 ст. 209 УК установлена уголовная ответственность за действия, заключающиеся в организации, руководстве, участии в банде и в совершаемых ею нападениях, но совершенные лицом с использованием своего служебного положения. Наказание за такие действия более суровое – от 12 до 20 лет лишения свободы, поскольку служебное положение в данном случае облегчает совершение преступления, с одной стороны, и что самое главное, как правило, под категорию подразумевающихся в ней лиц, подпадают те, кто должен осуществлять защиту граждан, учреждений, предприятий или организаций от возможных преступных посягательств, т.е. это работники охранной службы, правоохранительных органов.

Однако санкции различных частей ст. 209 УК недостаточно продуманы и не позволяют в полной мере осуществить поставленные перед ней задачи: достаточно справедливо оценить действия различных участников банды посредством назначения им наказания. Поскольку организация банды и руководство ей, участие в ней и в совершаемых ею нападениях предусмотрены в разных частях ст. 209 УК и представляют собой, таким образом, самостоятельные преступные деяния, действия руководителя и организатора банды, участвовавших в совершаемых ею нападениях, следует квалифицировать по ч.2 и ч.3 ст. 209 УК. Суд при назначении наказания за такие действия, руководствуясь правилами назначения наказания при совокупности преступлений, изложенными в ч.3 ст. 69 УК может применить принцип полного сложения наказаний. Если исходить из того, что суд будет складывать максимально возможные сроки наказания в виде лишения свободы, которые можно назначить в подобном случае, то окончательное наказание будет равняться 25 годам лишения свободы. Лицо же, руководившее бандой и участвовавшее в нападениях, используя при этом свое служебное положение, будет нести ответственность только по ч.3 ст. 209 УК, и назначенное ему наказание не сможет превысить 20 лет лишения свободы. Более тяжкие деяния будут наказываться мягче, чем менее тяжкие.[1]

Конституция РФ признает человека, его права и свободы высшей ценностью.

Защита жизненно важных интересов личности, общества, государства от внутренних угроз предполагает создание системы правовых норм, обеспечивающих нормальное существование личности, общества, и безопасные условия для трудовой деятельности и отдыха граждан, их жизнедеятельности, а также нормальное функционирование общественных и государственных учреждений и организаций.

Основными объектами безопасности являются: личность, его права и свободы, общество, его материальные и духовные ценности, государство, его конституционный строй, обороноспособность, и территориальная целостность. Наиболее опасные случаи такого нарушения, выражающиеся в преступном посягательстве на общественную безопасность и общественный порядок, пресекаются с помощью уголовно - правовых норм.

Общественная безопасность предполагает введение определенной системы норм и создание необходимых условий, обеспечивающих спокойное и беспрепятственное функционирование государственных и общественных учреждений и организаций, а также спокойствие граждан.

Общественный порядок заключается в соблюдении каждым гражданином норм права или морали. Общественный порядок и общественная безопасность не только обеспечивают спокойствие общественной жизни, но и обеспечивают правильное поведение людей в обществе.

Преступлениями против общественного порядка законом признаются деяния, грубо нарушающие нормальные условия повседневной жизни и деятельности людей в обществе. Эти преступления причиняют или могут причинить существенный вред личным, общественным, и государственным интересам, здоровью, телесной неприкосновенности и достоинству граждан.

Преступлениями против общественной безопасности законом признаются общественно опасные деяния, могущие причинить тяжкий и особо тяжкие последствия (человеческие жертвы, материальный и иной ущерб).

По объекту посягательства, по характеру противоправного деяния, по форме виновного отношения к деяниям и последствиям, преступления против общественного порядка и общественной безопасности отличаются от преступлений против личности, жизни и здоровья населения, а также от преступлений против порядка управления. Так, в отличие от преступлений против личности, жизни и здоровья населения, которые непосредственно посягают на определенное лицо, рассматриваемые преступления посягают на общественную безопасность, общественный порядок, права и законные интересы неопределенного большого круга лиц. Кроме того, преступления против личности, по общему правилу, считаются оконченными с момента причинения вреда определенному благу человека, в то время как преступления против общественной безопасности и общественного порядка признаются в ряде случаев с момента совершения противоправного деяния, которые поставлены в опасность жизнь, здоровье, право или законные интересы граждан.

При совершении преступлений против личности, так же как и при совершении преступлений против порядка управления, виновное отношение лица как к противоправному действию, так и к последствиям, выражается, как правило, в различной форме[2] .


1.2. Понятие уголовной политики

Рассматривая эволюцию взглядов на уголовную политику, а впервые это понятие появилось в 1804 г., т.е. 200 лет назад, в работах известного немецкого криминалиста Ансельма Фейербаха - отца видного представителя классической немецкой философии Людвига Фейербаха, можно прийти к выводу, что в настоящее время она должна включать элементы общегосударственной политики в сфере борьбы с преступностью, принципиальные позиции субъектов гражданского общества по проблемам правопорядка, законности и безопасности, а также нормы закона и практику его применения, специальные меры по профилактике преступности, борьбе с ней и ресоциализации преступников.

Принято считать, что термин "уголовная политика" А. Фейербах употребил в 1804 г. в труде "Versuch einer Criminal jurisprudenz des Koran", но не дал определения этого понятия. Теория уголовной политики опирается и взаимодействует с познаниями из области философии, политологии, социологии, психологии и других фундаментальных наук с позиций ее основных концептуальных параметров, с учетом достижений и открытий, осуществленных на рубеже нового тысячелетия. Вся история познания свидетельствует о наличии мощных потоков знаний, идей, образов, представлений от естественных наук к гуманитарным и от гуманитарных к естественным, о теснейшем взаимодействии между науками о природе и науками, об обществе и человеке. Разработаны новые и оригинальные идеи, учитывающие изменение роли государства в экономической и политической системах общества, в конституционном определении российского государства как социального. Цивилизованность любого общества во многом предопределяется местом и ролью в нем права и правовой науки. Поэтому формирование социума, его нормальное функционирование и развитие невозможно без утверждения в практической деятельности людей научно обоснованных правовых начал управления социальными процессами. Это в полной мере относится и к теории уголовной политики, оказывающей базисное влияние на уголовное право и являющейся основанием для разработки стратегии и тактики обеспечения правопорядка и борьбы с преступностью. Уголовное право представляет собой систему соответствующих юридических норм, уголовная же политика предстает перед нами в виде руководящих идей, которые определяют содержание уголовно-правовых норм и институтов, направление деятельности государственных структур и правоохранительных органов по борьбе с преступностью. Право - более консервативное и устойчивое явление.

Уголовная политика более подвижна, она более чутко реагирует на изменившуюся обстановку (социально-экономическую, политическую, криминологическую и пр.) и нередко подвержена существенным изменениям при относительной стабильности уголовного законодательства. Уголовное право является инструментом уголовной политики. Управление практическим применением норм уголовного права означает проведение в жизнь уголовной политики государства. Попытки забвения важнейшей роли уголовной политики на нынешнем этапе развития российского общества и проведение только прикладных научных исследований, направленных на решение главным образом конкретных проблем правоохранительной деятельности, приводит к невозможности предвидения отдаленных последствий этих решений и прогнозирования развития как преступности в целом, так и системных обоснованных методов и способов борьбы с нею. Современная наука характеризуется радикальным изменением самой системы научного познания. Размываются четкие границы между практической и познавательной деятельностью. В системе научного знания проходят интенсивные процессы дифференциации и интеграции знания, развиваются комплексные и междисциплинарные исследования, разрабатываются новые способы и методы познания, методологические установки, появляются новые элементы картины мира, выделяются более сложные типы объектов познания, характеризующиеся историзмом, универсальностью, сложностью организации, которые раньше не поддавались теоретическому моделированию. Преступность продолжает изменяться качественно и количественно. Политические доводы также часто берут верх над здравым смыслом и логикой событий. Это признаки системного кризиса в России конца 90-х гг., и в частности системы борьбы с преступностью, многие из которых имеют место и в начале XXI в.

Современный период характеризуется вступлением России в полосу системного кризиса, частью которого является кризис конституционно-правовой системы[3] . Суть этого кризиса в дезинтеграции конституционно-правовых институтов власти, которые оказываются подчас не в состоянии эффективно выполнять поставленные перед ними задачи. Реальной становится опасность сворачивания с более или менее демократического пути развития на авторитарный.

Теория уголовной политики призвана исследовать эти процессы, выявить закономерности и разработать эффективные методы "антикризисного" управления в данной сфере, а также предложить адекватную современным условиям модель обеспечения правопорядка и воздействия на преступность. Это требует уточнения понятийного аппарата и решения общих концептуальных вопросов. В юридической литературе термин "уголовная политика" употребляется в разных контекстах, причем авторы вкладывают в него различное содержание, что часто приводит к подмене понятий[4] . Известно, что широкая употребляемость термина отнюдь не говорит об адекватном его понимании. Проблема уголовной политики является фундаментальной в теории отраслевых наук антикриминального цикла, в первую очередь уголовного права и криминологии. Анализ позиций ученых, высказанных ими в разное время, дает ни с чем не сравнимую возможность "погружения" в процесс формирования изучаемого понятия с учетом развития государственно-правовых явлений на протяжении достаточно длительного исторического периода. Это также свидетельствует об определенной научной состоятельности и самостоятельности ученых в условиях существовавшего на тот период политического режима. Слово "политика" (politike) в переводе с греческого означает "искусство управления государством". Политика выражает функции государства по руководству той или иной сферой общественной жизни. Уголовная политика как одно из направлений социальной политики - это государственная политика в области борьбы с преступностью. Речь идет о направлении деятельности государства в этой специфической сфере, определении форм, задач, содержания деятельности государства и его органов по борьбе с преступностью и тесно связанными с нею другими формами антиобщественного поведения. Относительно объема и содержания уголовной политики сегодня, как и раньше, существуют две основные позиции, связанные с пониманием уголовной политики. Первая была сформулирована А.А. Герцензоном, считавшим, что изучаемым понятием охватывается все, что прямо или косвенно направлено на борьбу с преступностью. Таким образом, трактуя данное понятие уголовной политики, он включал в ее сферу не только специальные меры (уголовно-правовые, уголовно-процессуальные, криминологические, исправительно-трудовые (уголовно-исполнительные по-новому. - Г.Л.), криминалистические), но и меры чисто социального характера (экономические, идеологические, медицинские и т.д.)[5] Кроме этого, была высказана и другая точка зрения, сторонники которой (С.В. Бородин, А.Э. Жалинский, Н.И. Загородников, И.А. Исмаилов, Н.И. Стручков) считают, что только специальные меры социального предупреждения преступности, которые основываются на уголовном, уголовно-процессуальном и исправительно-трудовом законодательстве с привлечением данных науки, включая криминологию и криминалистику, составляют это понятие. Представляется важным в этом контексте определение уголовной политики, предложенное Н.И. Загородниковым и Н.А. Стручковым: "Уголовная политика представляет собой такое направление советской политики, в рамках которого формируются исходные требования борьбы с преступностью посредством разработки и осуществления широкого круга предупредительных мер, создания и применения правовых норм материального, процессуального и исполнительного уголовного права, устанавливающих криминализацию и пенализацию, а когда нужно, декриминализацию деяний, а также посредством определения круга допустимых в борьбе с преступностью мер государственного принуждения". Следует отметить, что основной акцент в этом определении сделан на исходных требованиях, т.е. принципах борьбы с преступностью, что представляется весьма важным. Мы приводим название науки на момент издания работы, учитывая, что ее современное название - уголовно-исполнительное право. Стручков Н.А. Исправительно-трудовая политика и ее роль в борьбе с преступностью. Саратов, 1970. С. 4 - 5; Загородников Н.И. Советская уголовная политика. М., 1979. С. 8 - 10; Жалинский А.Э. Содержание уголовной политики // Уголовная политика в борьбе с преступностью. Свердловск, 1986. С. 12 - 18; Бородин С.В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. М.: Наука, 1990. С. 4; Исмаилов И.А. Преступность и уголовная политика (актуальные проблемы организации борьбы с преступностью). Баку, 1990. С. 101. Загородников Н.И., Стручков Н.А. Направления изучения советского уголовного права // Советское государство и право. 1981. N 7. С. 4. Сходно, но с определенной спецификой определяет уголовную политику Н.А. Беляев. По его мнению, уголовная политика осуществляется путем применения наказания или заменяющих наказание мер административного или общественного воздействия к лицам, совершившим преступные посягательства, а также путем предупреждения преступлений при помощи угрозы применения наказания <*>. <*> Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. Л.: Изд-во ЛГУ, 1986. С. 15.

Помимо приведенных выше формулировок в юридической литературе имеется множество различных определений уголовной политики. Так, например, по мнению И.А. Исмаилова, уголовную политику можно охарактеризовать как "направление деятельности государства, осуществляемой на уровне политического руководства, управления, принятия и реализации конкретных решений и имеющей основным назначением определение и проведение в жизнь задач, форм и содержания, целенаправленных мер борьбы с преступностью (воздействия на нее), организацию и обеспечение оптимального функционирования и развития этой системы на надлежащей идеологической, правовой, информационной, ресурсной базе и во взаимодействии с другими социальными системами" Исмаилов И.А. Указ. соч. С. 124. Представляют несомненный интерес определения, иллюстрирующие современный взгляд на проблему. С.С. Босхолов считает: "Под уголовной политикой следует понимать: 1) государственную политику (доктрину) борьбы с преступностью, выраженную в соответствующих директивных актах (законах, указах Президента, постановлениях правительства); 2) научную теорию и синтез соответствующих политических, социологических и правовых знаний; 3) особый вид социальной деятельности, направленной на активное, наступательное противодействие преступности и другим правонарушениям". В.П. Ревин подчеркивает: "Уголовная политика - это целенаправленная активная деятельность государства по защите общества от преступности, разработка и реализация оптимальной стратегии, призванной обеспечить достижение цели стабилизации и ограничения уровня преступности, создания предпосылок позитивных тенденций преступности". Определения уголовной политики, не включающие перечень отраслей антикриминального цикла, на наш взгляд, наиболее отражают сущность понятия, снижают излишнюю дискуссионность, хотя и носят более общий характер[6] .

Касаясь структуры уголовной политики, С.В. Бородин говорил о правомерности употребления таких понятий, как уголовно-правовая политика, уголовно-процессуальная политика, судебная политика, исправительно-трудовая политика. Вместе с тем он подчеркивал, что это "лишь составные части уголовной политики, поскольку предмет каждой из них входит как неразрывная часть в предмет уголовной политики" <*>. Исходным пунктом здесь служит представление о том, что главное в борьбе с преступностью - ее предупреждение. Такой подход к определению границ уголовной политики представляется наиболее перспективным, ибо борьбе с преступностью придается комплексный характер, а сама она (политика) приобретает необходимую глубину и объемность[7] . Анализируя понятие уголовной политики, необходимо отметить главное - ее ведущую роль по отношению к материальным и процессуальным отраслям права антикриминального цикла, управление применением норм которых является одной из форм реализации уголовной политики. В отраслевом контексте данные понятия направлены на то, чтобы выделить из правовой сущности уголовной политики как системы направления, обслуживаемые отдельными отраслями права и решающие задачи, которые ставятся соответствующими кодексами для применения своих норм и институтов.

Подводя итог вышеизложенному, можно сказать, что все авторы рассматривают уголовную политику как направление государственной деятельности, определяющее стратегию и тактику борьбы с преступностью на базе уголовного материального, процессуального и исполнительного права. Однако наряду с традиционными определяющими уголовной политики - деятельностью государства, профилактикой правонарушений, борьбой с преступностью, юридическими составляющими и ресоциализацией преступников - в настоящее время появились факторы, которые нельзя не учитывать при определении понятия, раскрытия содержания и сущности уголовной политики Российской Федерации. Общепризнанными понятиями современной общественно-политической жизни являются: политика, внутренняя политика, внешняя политика и международная политика. В свою очередь, внутренняя (внутригосударственная, национальная) политика подразделяется на социальную, экономическую, экологическую и некоторые иные. Внутренняя политика - это направления деятельности государства и общества (как через государство, так и через иные политические и неполитические образования), связанные с решением задач, касающихся населения в целом, отдельных групп населения, государства в целом или его частей (субъектов федеративного государства). Иными словами, тот или иной вопрос является (становится) политическим, когда он затрагивает большие массы людей, страну, государство, части государства. Вопрос может быть политическим какое-то время, затем перестать быть таковым. Правопорядок, борьба с преступностью, безопасность личности в зависимости от их состояния могут быть вопросами социальными (социальной политики) и могут быть вопросами внутригосударственной политики в целом, но во всех случаях они касаются всего общества и государства и требуют принятия специальных мер государственного и общественного характера, которые традиционно можно назвать уголовной политикой. Причем на нынешнем этапе состояния и развития российского общества и государства это элемент внутригосударственной политики в целом, что объясняется следующими общенациональными и общегосударственными обстоятельствами, а также активным включением России в антитеррористические усилия ООН и других организованных форм сообщества, в сферу международного сотрудничества по борьбе с транснациональными преступлениями.

В связи с появлением различных форм собственности в Российской Федерации (ст. 8 Конституции РФ, ст. 212 Гражданского кодекса РФ) и соответственно сокращением участия государства в производительных сферах (не всегда оправданное) возросла ответственность предпринимателей и иных собственников (особенно собственников (фактических и формальных) средств производства) за безопасность, сохранность и эффективность использования этой собственности. Переложить полностью на государство ответственность за собственность, за правопорядок (условие нормального всестороннего развития общества), за преступность, за безопасность личности невозможно и нецелесообразно. Следовательно, собственники должны принимать участие в выработке и проведении в жизнь уголовной политики. Естественно, не только предприниматели, объединенные в союзы, но и иные звенья политической системы российского общества, а также все субъекты развивающегося гражданского общества должны участвовать в ее разработке и проведении в жизнь. Государство определяет политико-правовую составляющую уголовной политики и обеспечивает через правоохранительные органы ее осуществление при поддержке участников всех организованных форм российского общества.

Российская Федерация находится в процессе становления как подлинно сложное - федеративное - государство. И федеральный центр, разрабатывая основы уголовной политики РФ, должен тщательно учитывать особенности положения дел в субъектах РФ - республиках, краях, областях, автономных округах и автономной области в сфере обеспечения правопорядка, борьбы с преступностью и безопасности личности.

Конец XX и начало XXI в. характеризуется увеличением числа и повышением степени общественной опасности ряда "новых" и "старых" преступлений - терроризма и международного терроризма, наркомафии и незаконного оборота наркотиков, различных форм организованной преступности и т.п. Причем в условиях существования оружия массового поражения эти общеуголовные деяния угрожают и покушаются не только на правопорядок и безопасность личности, но и на национальную безопасность конкретных государств и международную безопасность. Ситуация в Чеченской Республике ярко показала, что бороться с террористической угрозой и актами международного терроризма, контрабандой оружия, бандитизмом в рамках "старой" уголовной политики весьма затруднительно. Российское Правительство, выполняя внутригосударственные и международные обязательства по обеспечению национального и международного правопорядка, пресечения преступности и охраны прав и свобод человека, уже не может действовать, опираясь лишь на органы уголовной юстиции. При разработке и проведении в жизнь российской уголовной политики необходимо ориентироваться на взаимодействие и взаимное дополнение систем уголовной юстиции, правоохранительных органов системами национальной и международной безопасности. С одной стороны, важно, чтобы каждая система действовала в пределах, определенных законом, с другой - занимаясь специфическими вопросами, например, борьбы с терроризмом, они должны взаимодействовать. Хороший пример в российской практике - создание Федеральной антитеррористической комиссии, где представлены не только органы, обеспечивающие национальную безопасность, но и МВД России и другие структуры, занимающиеся борьбой с общеуголовной преступностью и обеспечением безопасности личности.

Центральной составляющей уголовной политики являются уголовно-правовая, уголовно-процессуальная и уголовно-исполнительная отрасли. Однако их создание и успешное функционирование (применение), выработка и осуществление государственных директив в сфере обеспечения правопорядка, борьбы с преступностью и обеспечения безопасности личности, разработка и организация предупреждения преступности и ресоциализация преступника должны строиться на полинормативной основе. Уголовная политика как часть внутригосударственной политики должна строиться и осуществляться на основе политических директив, норм права, морали (нравственности), религиозных норм, обычаев, а также корпоративных норм. Нельзя забывать и о положениях ч. 4 ст. 15 Конституции РФ: "Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора". Иными словами, при выработке уголовной политики необходимо учитывать и политические решения международных организаций типа ООН, СНГ и др., и программы борьбы с преступностью и терроризмом, и нормы и стандарты ООН в области уголовной юстиции. Таким образом, обобщая все то, что было наработано советской и российской наукой, опираясь на реалии сегодняшнего дня в России и в мире, можно дать следующее определение понятия уголовной политики. Уголовная политика - это система принципов, политических и политико-правовых предписаний, правовых и иных социальных норм антикриминального цикла, криминологических программ и программ ресоциализации преступника, выработанных на научной основе и осуществляемых государством совместно с субъектами российского гражданского общества по обеспечению правопорядка, предупреждения и борьбы с преступностью, безопасности личности, в необходимых случаях - национальной безопасности. Уголовная политика предопределяется национальными и международными условиями борьбы с преступностью и терроризмом; выражается в создании и осуществлении единой и разносторонней системы государственных директивных (политических) указаний, норм уголовного права, уголовно-процессуального права, уголовно-исполнительного права, норм ряда иных социальных предписаний; опирается на принципиальные основы предупреждения преступности, борьбы с ней на национальном и международном уровнях и обращения с правонарушителями.


Глава II . Превентивные меры по регулированию бандитизма

2.1 Профилактика бандитизма

Расследование и раскрытие преступлений, привлечение виновных к уголовное ответственности не исчерпывают обязанностей органов предварительного следствия. Закон возлагает на них и специальные обязанности по предупреждению (превенции) криминала. УПК РФ требует от органа дознания и предварительного следствия, а также при производстве судебного разбирательства по уголовному делу выявлять причины и условия, способствовавшие преступлению. Установив их, органы дознания, следователь, прокурор, суд обязаны принять специальные меры к их устранению с тем, чтобы тем самым предупредить совершение аналогичных или иных преступлений.

Однако сказанным не исчерпывается содержание профилактической деятельности следователя. Выявление причин и условий совершения преступных посягательств, играя само по себе предупредительную роль, в то же время служит основой для других превентивных мер следователя. К их числу можно отнести следующие:

1) обнаружение и раскрытие совершенных преступлений. Таким путем не только пресекается преступная деятельность конкретных лиц, что имеет важное предупредительное значение, но и обеспечивается неотвратимость наказания, превентивная роль которого несомненна;

2) устранение выявленных причин и условий, способствовавших преступлениям конкретного вида, рода или совершенных определенным способом, при определенных обстоятельствах и т. п.;

3) меры воспитывающего и предостерегающего характера;

4) общепрофилактические меры, в том числе использование возможностей средств массовой информации, трудовых коллективов, родовых и национальных традиций и т. п.

Профилактическая деятельность следователя и других правоохранительных органов не может преследовать цель полного искоренения преступности в стране, которая была декларирована в условиях господства коммунистической идеологии. Как показывает опыт истории, преступность присуща любому общественному строю, ее развитие — результат действия определенных социальных закономерностей. Задача профилактической деятельности — не полное искоренение преступности,, а эффективное снижение ее количественных и качественных показателей, уменьшение ее воздействия на общество и государство, повышение уровня личной безопасности граждан, защиты их законных прав и интересов. В достижении этих целей профилактической деятельности следователю, как представителю государственной власти, принадлежит заметная роль.

Истина по делу достигается лишь в том случае, когда полно и всесторонне установлены все обстоятельства, входящие в предмет доказывания. К числу этих обстоятельств закон относит причины и условия, способствующие преступлению, которые также подлежат именно доказыванию, т. е. должны быть выявлены путем применения всех процедур, предусмотренных законом для этого процесса. Хотя закон по понятным причинам не может содержать перечня типичных причин и условий, некоторые из них (в отдельных случаях) он выключает в предмет доказывания.

Вообще же следует заметить, что требование закона устанавливать по каждому делу именно причины преступления носит в большей степени декларативный характер: причина преступления — настолько сложная категория, обусловленная многозначными социальными и иными зависимостями, что установить ее в рамках предварительного следствия зачастую просто невозможно, если не довольствоваться шаблонными и ничего не выражающими констатациями типа "влияние среды", "влияние преступного окружения подследственного" и т. п. Поэтому не случайно в литературе и в практической следственной деятельности речь обычно идет об установлении обстоятельств, способствовавших преступлению, а не их причин.

Мировой опыт демократических зарубежных стран показывает, что в борьбе с организованной преступностью использовались четыре основных стратегии:

1. Нанесение урона, что предполагает аресты лиц, входящих в организованные преступные группы. Существенного урона эта стратегия организованной преступности не причинила, лишь приводила к некоторому увеличению расходов со стороны преступных групп.

2. Разоблачение, что предполагает безсистемные сенсационные разоблачения честолюбивыми прокурорами. Вместо причинения вреда преступным организациям, эта стратегия укрепляла их репутацию и наводила ужас на население.

3. Беспокоящие действия, которые предполагают применение в отношении членов преступных организаций методов сомнительной законности и подрывают авторитет органов правосудия.

4. «Страусиная» позиция, предполагает игнорирование организованной преступности, отрицание факта ее существования. Эта стратегия помогает развитию организованной преступности .

Ни одна из этих стратегий себя не оправдала, поскольку во всех случаях наблюдалось стремление к святому соблюдению прав и свобод личности, к соблюдению процедуры уголовного судопроизводства. Такая ориентация уголовной политики нейтрализовывала усилия правоохранительных органов, позволяла участникам криминальных структур использовать демократические права и свободы для ухода от ответственности. Меры принуждения, расходящиеся в определенной мере с правовыми основами уголовного судопроизводства, оказывались более эффективными, однако вызывали протест со стороны общественности.

В России применяются две первых стратегии. «Страусиная» позиция в отношении организованной преступности невозможна, поскольку это явление в силу его масштабности невозможно скрыть, беспокоящие действия тоже, поскольку власть стремиться сохранить вывеску демократии.

Российская действительность изобрела новый способ борьбы с организованной и профессиональной преступностью - компромисс с ними, что характерно для общества с тотальной криминальной зараженностью.

В этой связи исследователи справедливо отмечают, что расчеты на криминалитет в сфере решения проблемы преступности могут привести только к криминализации государства, где криминалитет не только не будет инструментом позитивного воздействия на преступность, но напротив, государство будет представлять интересы криминальных структур.

Система тоталитарных и авторитарных государств, не обращая внимания на соблюдение конституционных прав и свобод своих граждан, успешно применяла методы административно-властного подавления криминальных структур во многом за счет сужения этих прав и свобод, демократизма общества. В частности, за все время существования мафии в Италии реально потеснить ее позиции в обществе удалось только фашистскому диктатору Бенито Муссолини.

Очевидно, что тоталитаризм как разновидность политического режима в условиях быстроразвивающейся человеческой цивилизации себя исторически исчерпал. Однако многие виды правового принуждения специально предназначенные для борьбы с преступностью могут быть заимствованы и в демократических государствах.

Всю систему мер борьбы с организованной преступностью можно разделить на две большие группы: меры общесоциальные и специальные. Причем, если в борьбе с преступностью в целом общесоциальные меры играют ведущую роль, то в борьбе с организованной преступностью обе группы мер являются паритетным.

Общесоциальные меры должны быть направлены на сужение, локализацию, ликвидацию или нейтрализацию детерминант организованной преступности в обществе. Эти меры должны прежде всего решить две группы задач, а именно:

- сузить социальную базу развития организованной преступности;

- сузить экономическую базу организованной преступности.

Первая предполагает создание нормальных условий жизнедеятельности и социальной адаптации лиц, которые представляют интерес для криминальных структур с точки зрения должностного положения (должностные лица правоохранительных органов), имеющейся квалификации (юристы, экономисты, бухгалтера, программисты и т.д.), характера прошлой деятельности (бывшие военнослужащие спецподразделений, бывшие сотрудники правоохранительных органов, спортсмены), принадлежности к определенным социальным группам (например, цыгане выживающие за счет розничной и мелкооптовой торговли наркотиками), принадлежности к территориальным подростково-молодежным группировкам антиобщественной направленности. В условиях острого экономического кризиса при слабой роли государства в деле социально-правовой защиты своих граждан существует реальная опасность того, что организованная преступность станет работодателем значительной части населения (что есть, например, в Италии) и, таким образом, социальная база этой преступности будет состоять из различных социальных групп населения.

Сужение экономической базы организованной преступности предполагает, во-первых, максимальное освобождение социально-экономической политики от криминальных издержек, то есть от возникновения или усиления детерминант преступности. Например, большие налоги с производителя товаров и услуг приводят к тому, что значительная часть предпринимательской деятельности переходит в сферу теневой экономики, которая не облагается государством, однако облагается криминальными структурами.

Во-вторых, социально-экономическая политика должна создавать благоприятные условия для развития законного предпринимательства, а не для легализации криминального капитала. В частности, по этому пути необходимо было произвести процесс приватизации в России. Однако он пошел по иному пути. Политика приватизации не пошла преимущественно по пути выкупа арендуемого имущества трудовыми коллективами, которые распорядились бы этим имуществом в соответствии с предметом деятельности предприятия и выкупали бы это имущество из прибыли предприятия, то есть за счет законных средств. Политика приватизации, напротив, представляла большие возможности для участия в этом процессе лицам, имеющим криминальные капиталы. Особенно широкие возможности для этого были созданы при проведении аукционов или конкурсов, в которых их участники не обязаны были доказывать законность приобретенных ими средств.

В-третьих, поддержка государством здорового нравственно и физически образа жизни населения, что существенно снизит потребляемые товары и услуги порочного свойства (наркотики, спиртное, секс и т.д.), производимые и оказываемые организованной преступностью.

Весь арсенал специальных средств борьбы с организованной преступностью можно разделить на:

- меры уголовной политики;

- меры безопасности;

- меры криминологической политики;

- оперативно-розыскные меры.

Меры уголовной политики связаны с реализацией уголовного наказания и иных мер уголовно-правового воздействия (принудительных мер медицинского характера, уголовного осуждения и т.д.). Уголовная политика основана на нормах уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства. Среди уголовно-правовых средств борьбы с групповой преступностью важнейшее место принадлежит институтам организованной группы и преступного сообщества (ч.3, ч.4 ст.35 УК РФ).

Институт мер безопасности в нашем законодательстве фактически существует, однако его так никто не называет и он находится в зачаточном развитии. Меры безопасности по мнению Н.В.Щедрина, - это принудительные ограничения поведения физических лиц, которые применяются при наличии указанных в законе фактических оснований и имеют цель посредством причинения меньшего вреда предотвратить наступление большего. Автор предлагает, в частности, ввести ограничения пассивного избирательного права и права равного доступа к государственной службе для лиц, имеющих судимость. Причем, для судимых за тяжкие или особо тяжкие преступления (ст.15 УК РФ) можно предложить установить пожизненный запрет на занятие государственных должностей "А" и "Б" независимо от того, погашена или снята судимость. Указанные ограничения в условиях массового вхождения криминалитета во власть жизненно необходимы. Мало того, систему мер безопасности необходимо расширить, как это сделано было в свое время в ряде зарубежных стран. В частности, в США, в силу того, что организованная преступность развивалась во многом благодаря массовой эмиграции итальянцев, сохранивших связи с отечественной мафией, была предусмотрена в 1951 году упрощенная процедура высылки иностранцев-преступников из страны. Подобную процедуру следует предусмотреть и в отношении части граждан СНГ, Китая, Кореи, которые тесно связаны с криминальными структурами. Таким образом, меры безопасности применяются к определенным лицам как бы на всякий случай, и связаны с возможной, а не реальной преступной деятельностью некоторых лиц.

Криминологические меры предполагают комплекс мероприятий, не связанных с реализацией мер уголовно-правового воздействия, однако воздействующие на конкретные устойчивые преступные группы и их участников.

Первое направление криминологической политики - создать препятствия к легализации конкретных преступных групп, прежде всего в сфере экономики. Это направление упростит задачу борьбы с этими группами, поскольку вытеснит их с "правового поля", где они всегда смогут сохранить основу для своего воспроизводства в случае неудачи в чисто криминальной сфере деятельности. Кроме того, вытеснение организованной преступности в чисто криминальную сферу деятельности позволяет упростить статус преступных групп именно до уровня преступных и избрать более доступный и простой для государства способ борьбы с этими группами - меры уголовной политики. По образному выражению прокурора США Рудольфа Джулиани, такая политика опустит мафию до уровня уличной банды.

Второе направление криминологической политики - это создание системы криминологической безопасности тех институтов, которые уже стали или могут стать объектом интереса устойчивых преступных групп. Поскольку организованная преступность существует во многом за счет экономики, важнейшей становится задача создания такой безопасности в экономической сфере. Криминологическая безопасность экономических объектов предполагает их защищенность от внешних и внутренних угроз, позволяющая надежно сохранить и эффективно использовать материальный, финансовый и кадровый потенциал этих объектов. Эта безопасность предполагает:

- защиту сотрудников объекта экономики, их родственников от физического и психического насилия;

- защиту чести и достоинства сотрудников объекта, их деловой репутации от деформаций различных видов;

- защиту от промышленного шпионажа, связанного, в том числе с агентурным проникновением на объект;

- защиту имущества объекта и его сотрудников;

- защиту информации (в том числе коммерческой тайны), которой обладает объект.

Система криминологической безопасности объекта включает в себя комплекс организационно-управленческих, правовых, социально-психологи-ческих, режимных, технических, профилактических, пропагандистских мер, направленных на защиту объекта от внешних и внутренних угроз .

Оперативно-розыскная политика реализуется посредством оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных в ст.6 Закона РФ от 12 августа 1995 года "Об оперативно-розыскной деятельности".

Задача этих мероприятий состоит в получении необходимой информации о деятельности преступных групп и оказании на них воздействия. Поскольку деятельность преступных групп протекает как в законной, так и в незаконной сферах деятельности, необходимая информация получается из различных источников криминальной и антиобщественной среды, бытового окружения преступников, друзей, знакомых, сослуживцев, среды отдыха преступников.

Информация должна получаться, прежде всего, об основных количественно-качественных показателях преступных групп.

Цель этой информации - использование ее для полного или частичного разложения преступных групп, переориентации отдельных их участников (прежде всего не занятых преступной деятельностью, или совершавших преступления небольшой тяжести) на позитивную деятельность. Если это невозможно, необходимо максимально сократить сферу легализации деятельности преступных групп.

Между оперативными аппаратами МВД РФ существует определенная специализация в сфере борьбы с организованной преступностью

Подразделения по борьбе с организованной преступностью должны выявлять и пресекать деятельность организованных групп и преступных сообществ, имеющих межрегиональные и международные связи, устанавливать наличие у них коррумпированных связей, бороться с квалифицированным вымогательством.

Подразделения уголовного розыска ориентированы на раскрытие конкретных тяжких преступлений, совершаемых этими группами против личности, собственности, преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия и взрывчатых веществ.

Подразделения по экономическим преступлениям сосредотачивают усилия на борьбе с преступностью в сфере экономической деятельности и коррупцией.

Подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков активизируют свою борьбу с наркобизнесом.


Глава III . Политика в сфере борьбы с бандитизмом

3.1 Борьба с бандитизмом

Борьба с бандитизмом представляет собой органическое единство трех направлений:

- общей организации борьбы;

- предупреждения бандитизма;

- правоохранительной деятельности.

Общая организация борьбы с бандитизмом включает:

- информационно-аналитическая деятельность по регистрации проявлений бандитизма, изучению этих проявлений, их причинности и детерминации, результатов борьбы с бандитизмом на предшествующих этапах и оценке соответственных данных;

Это осуществляется путем создания систем учетов бандитизма, статистической отчетности; текущей аналитической деятельности органов, ведущих борьбу с бандитизмом; развития криминологических исследований, использования теоретических обобщений получаемых сведений.- криминологическое прогнозирование;

Криминологический прогноз - это оценка будущего состояния бандитизма и иных криминологических значимых последствий тех или иных управленческих решений.

- определение стратегии борьбы с бандитизмом;

На основе оценок криминологической ситуации (т.е. преступности, ее причинности, детерминации, состояния борьбы с ней), прогноза и рекомендаций специалистов по дальнейшей борьбе с бандитизмом государство, как основной субъект организации этой борьбы, определяет ее стратегию.

- программирование борьбы с бандитизмом;

Встречается долгосрочное программирование, максимально отражающее стратегию борьбы с бандитизмом, среднесрочное (как правило, на 2 года) и краткосрочное (на квартал, полугодие).

Программирование увязывается с программированием экономических, социальных и политических развитий общества и государства. Сейчас можно сказать и иначе: борьба с бандитизмом должна быть органической частью политики в обществе: как государственной, так и политики деятельности различных негосударственных структур, институтов гражданского общества.

- законотворчество в сфере борьбы с бандитизмом;

С программированием борьбы с бандитизмом тесно связана законотворческая работа. Если действующий закон не обеспечивает борьбу с новыми характеристиками криминальной и криминогенной ситуации в стране, требуется серьезная и целенаправленная работа по изменению, дополнению законов или созданию принципиально новых нормативных актов.

- реализация программ борьбы с бандитизмом, их корректировка и координация деятельности по борьбе с бандитизмом;

Непосредственное обеспечение реализации программ борьбы с бандитизмом носит многоаспектный характер. Оно включает управленческую деятельность, контроль, подбор кадров, их подготовку, оптимальную расстановку, организацию повышения их квалификации, их переподготовку с учетом новых криминологических и более широких социальных реалий, разработку новой техники, ресурсное обеспечение борьбы с бандитизмом, анализ эффективности принимаемых и корректировку программ.

- организация и развитие научных исследований борьбы с бандитизмом;

Речь идет о развитии сети научно-исследовательских учреждений, и о подготовке научных кадров, совершенствовании методики исследований, о внедрении результатов достижений науки в практику. Наряду с криминологией существенно развертывание междисциплинарных и комплексных исследований.

- правоохранительная деятельность;

Применительно к бандитизму она включает применение предусмотренных законом мер к лицам, совершающим преступления, и мер по восстановлению нарушенных преступлениями прав и законных интересов жертв этих преступлений, возмещению причиненного вреда.

3.2 Вопросы реализации борьбы с бандитизмом на современных условиях

С организованной преступностью в нашей стране борются очень и очень многие: Министерство внутренних дел, Служба безопасности, прокуратура, Координационный комитет при Президенте, местные органы власти. Все отчитываются перед вышестоящим начальством о проделанной работе. Самым удачливым борцам вручаются награды. Кое-кто движется вверх по служебной лестнице, кому-то раньше времени достаются новенькие погоны...

Тем не менее, организованная преступность процветает. Столица — тому наглядное подтверждение. В Киеве организованные преступные группировки за последние годы не получили практически никаких ударов, чувствуют себя вольготно и продолжают «варить» деньги.

В январе-марте МВД провело три специальных операции — «Невод», «Заслон» и «Мигрант». По утверждению руководства МВД, усилия милиции благотворно повлияли на состояние криминогенной ситуации. Приостановлена деятельность 252 организованных преступных формирований, в состав которых входил 1071 человек. Установлено, что эти формирования совершили 1541 преступление. Только за три квартала сего года у членов организованных преступных групп изъято 52 единицы огнестрельного оружия, 80 гранат и взрывных устройств, свыше 13 тысяч патронов, 47 автомобилей, 300 килограммов наркотиков.

Управление по борьбе с организованной преступностью (УБОП) в Днепропетровской области задержало девятерых жителей Днепродзержинска, которые подозреваются в совершении нескольких убийств, разбойных нападений, других тяжких преступлений. Эта же группа подорвала квартиру, в которой проживал лидер враждующей криминальной группировки.

УБОП Черновицкой области задержал трех местных жителей и двух киевлян, которые нападали на перегонщиков иномарок из-за рубежа. У преступников изъят обрез карабина с глушителем, пистолет Макарова, наручники, милицейская форма, электрошок, три маски.

В городе Красный Луч (Луганская область) орудовало стойкое бандитское формирование. Возглавлял его лидер по прозвищу «Федор». А специализировались преступники на убийстве, рэкете, вымогательстве и прочих преступлениях. Сотрудники милиции обезвредили восьмерых членов банды, в том числе и его руководителя. Изъято: автоматы Калашникова, пистолеты, гранаты, гранатомет, тротиловые шашки, электродетонаторы, пластиковую взрывчатку! Прокуратура области возбудила против подозреваемых уголовное дело по статье «Бандитизм».

В Луганске задержано десять членов криминальной группировки «Гоги», которая имела хорошую организацию и большие связи. Операция производилась как раз в тот момент, когда подозреваемые готовились к очередному налету. Изъят, как и в предыдущем случае, целый арсенал оружия: гранаты, холодное оружие, наркотики, взрывчатку.

Однако группировки, специализирующиеся на чистом криминале, отходят на второй план. Получила широкое распространение организованная преступность в сферах экономики, финансов, банков, приватизации, энергетики.

Уже давно не является секретом, что ряд коммерческих структур работают под «крышей» организованных преступных формирований, создавая последним экономическую базу их существования. Нередко и сами преступные формирования создают фирмы и предприятия, чтобы отмыть «нетрудовые» доходы.

Что делает милиция с такими фирмами? Устраивает им тотальные проверки, душит экономически.

Например, в Крыму выявлена группа, которая входила в знаменитое преступное формирование «Башмаков» и занималась махинациями на Феодосийской табачной фабрике. В Черкасской области оперативным путем была получена информация об «отмывании» больших денежных сумм, нажитых преступной группировкой, через фирмы «Квик» и «Стефания». В Одесской области возбуждено уголовное дело против должностных лиц фирмы «Концепт», которая контролировалась группировкой «Султана». В Киеве установлено четыре таких фирмы.

В Харькове закончено расследование уголовного дела против организованного преступного формирования, состоящего из пяти человек. Лидер — ранее судимая Б. — склонила директора частной фирмы, главного бухгалтера Института овощеводства, директора хозяйства к преступной деятельности: дельцы предоставляли в коммерческие банки поддельные документы, подписывали фиктивные кредитные соглашения, получали кредиты, которые переводили на расчетные счета фиктивных коммерческих структур, затем «конвертировали» деньги в "наличку" и присваивали.

Возросла дерзость совершаемых организованными группировками преступлений. Это способствует и активизации бандитизма. Если в 1993 году за совершение бандитизма в России было осуждено всего лишь 15 человек, то в 1994 году число осужденных по ст. 77 УК РСФСР возросло до 66, а в 1995 году - до 86 человек. В первом полугодии 1996 года было осуждено 30 человек.

Отметим, что суды разделяют позицию квалификации бандитизма по совокупности с другими тяжкими преступлениями и в случаях

Из года в год правоохранительные органы все больше и все успешнее (как они нам говорят) борются с организованной преступностью, изымают кучу оружия, арестовывают бандитов, раскрывают преступления. В то же время организованная преступность чувствует себя очень вольготно, преступлений совершает все больше, вылазки их все успешнее; оружия, денег,— пруд пруди.


Заключение

Следуя за изменениями структуры преступности, уголовное законодательство должно оперативно реагировать на возникновение новых методов, приемов и форм ее деятельности. Наиболее важными изменениями в структуре криминала является стремительное приобретение ею организованных форм. Индивидуальная преступность давно уже уступила место групповой, а групповая, в свою очередь, быстро превращается в организованную.

Управление по борьбе с организованной преступностью действительно не всегда справляется с поставленными задачами. Тем не менее, противостоять столичному преступному миру гораздо сложнее, чем в каком-нибудь другом регионе. Хотя бы потому, что в Москве размещается множество всевозможных министерств, ведомств, комитетов, комиссий, союзов и так далее. У многих фирмачей есть знакомые чиновники, у многих чиновников — еще чиновники. И поэтому эффективно бороться с организованной преступностью в условиях полного финансового, психологического, морального и профессионального банкротства правоохранительной системы в ситуации, когда есть много чиновников и есть много просьб от них, наверное, просто невозможно.

Пленум Верховного суда РФ разъяснил, что следственным органам и судам следует принимать надлежащие меры к тому, чтобы все лица, виновные в организации и участии в бандах, были привлечены к ответственности именно по этой статье, предусматривающей строгое наказание.

По мнению многих людей, организованная преступность нужна и государству, и политикам. Ибо государство и политики давно с ней срослись. Организованная преступность давно купила чиновников из высоких кабинетов, ответственных сотрудников правоохранительных органов, депутатов. Бандиты купили ключевые посты, им почти ничего не стоит провести своего человека на руководящий пост. Мало того, иногда чиновники и "правоохранители" сами и руководят преступными группировками!

В то же время эта самая «преступность хочет», чтобы государство с ней боролось. Парадокс? Конечно. Тем не менее, все очень легко объясняется. Например, государство объявляет о наступлении на наркодельцов. Производится парочка громких арестов. Цены на наркосырье взлетают мгновенно. Доходы, соответственно, тоже. Плюс ко всему — устраняются неугодные конкуренты. Тем не менее, основные «тузы» продолжают заниматься своим бизнесом, занимают освободившиеся территории, расширяют свой рынок. Государство в это время отчитывается перед населением об успехах.

Иногда кажется, что борьба с организованной преступностью, когда о ней говорят как о явлении, напоминает какую-то нехорошую политическую возню.

Приведенный перечень признаков обще-уголовной корыстной преступности против государства достаточно внушителен и убедительно подтверждает, насколько велика общественная опасность этой категории преступности. Понятно, что изучение указанной преступности, конкретных преступлений, разработка мер по предупреждению обще-уголовной корыстной преступности против государственного управления в сфере общественной безопасности и гражданского порядка является для уголовного права важнейшим делом.


Список используемой литературы

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) // Российская газета от 25.12.1993 г.

2. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации, 17 июня 1996 г., N 25, ст. 2954. С изменениями и дополнениями по состоянию на 1.03.2008.

3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. 174-ФЗ // Российская газета. 23.12.2001 г. С изменениями и дополнениями по состоянию на 1.03.2008.

4. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" // Собрание законодательства Российской Федерации от 14 августа 1995 г., N 33, ст. 3349. С изменениями и дополнениями по состоянию на 1.03.2008.

5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 N 1"О ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА БАНДИТИЗМ"

6. Указание Генпрокуратуры РФ, МВД РФ, ФСК РФ от 24.06.1994"О ПОРЯДКЕ РЕАЛИЗАЦИИ НОРМ УКАЗА ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 14 ИЮНЯ 1994 ГОДА N 1226 "О НЕОТЛОЖНЫХ МЕРАХ ПО ЗАЩИТЕ НАСЕЛЕНИЯ ОТ БАНДИТИЗМА И ИНЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ"

7. Агапов П. Криминологическая характеристика бандитизма (по материалам Самарского областного суда) // Уголовное право. - М.; Интел-Синтез, 2001. - 1. - с.62-65

8. УКАЗ Президента РФ от 14.06.1994 N 1226"О НЕОТЛОЖНЫХ МЕРАХ ПО ЗАЩИТЕ НАСЕЛЕНИЯ ОТ БАНДИТИЗМА И ИНЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ"

9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.1993 N 9"О судебной практике по делам о бандитизме"

10. Бандитизм. Расследование и прокурорский надзор: Учебное пособие / Никитин Л.Н., Рохлин В.И., Серова Е.Б. и др.. - С.-Пб.; Изд-во С.-Петербург. юрид. ин-та Генеральной прокуратуры РФ, 1998. - 56 с.

11. Борьба с групповой преступностью средствами уголовного закона: Учебное пособие / Галиакбаров Р.Р.. - Саратов; Изд-во Сарат. юрид. ин-та, 1999. - 64 с.

12. Бражник Ф., Толкаченко А. Бандитизм и его отграничение от смежных составов // Уголовное право. - М.; Интел-Синтез, 2000. - 2. - с.10-13

13. Брайнин Я.М. Уголовный закон и его применение. М., 1996. С.129.

14. Быков В. Банда особый вид организованной вооруженной группы // Российская юстиция. 1999. 6.

15. Быков В. Виды преступных групп // Российская юстиция. 1997. 2. С.19-20.

16. Быков В. Как разграничить бандитизм и разбой // Российская юстиция. - М.; Юрид. лит., 2001. - 3. - с.52-53

17. Вакуленко В.Ф., Гришанова А.С. Терроризм и бандитизм. К вопросу о соотношении составов // Закон и право. - М.; ЮНИТИ-ДАНА, 2003. - 7. - с.7-8

18. Водько Н. Перспективы совершенствования борьбы с организованной преступностью в России // Российская юстиция. 1995. 4. С.22-25.

19. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела / Рыжаков А.П.. - М.; ИИД Филинъ, 1997. - 248 с.

20. Волков Б.С. Преступное поведение: детерминизм и ответственность. Казань, 1975. С.9.

21. Вопросы квалификации краж, грабежей и разбоев, совершенных с целью завладения личным имуществом граждан: Конспект лекции / Волженкин Б.В.. - Л., 1981. - 36 с.

22. Галиакбаров Р. Разграничение разбоя и бандитизма. Ошибка в теории ломает судебную практику // Российская юстиция. - М.; Юрид. лит., 2001. - 7. - с.56-57

23. Гецманова И.В., Жданов А.Ю. Особенности назначения и производства судебно-психологической экспертизы при расследовании бандитизма // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сборник материалов международной научно-практической конференции (7 - 8 февраля 2003 г.). - Красноярск; Изд-во Сиб. юрид. ин-та МВД России, 2003. - Ч. 2. - с.232-237

24. Голубев В.В. Некоторые особенности уголовно-правовой квалификации бандитизма // Юридический консультант. - М.; ЮРМИС, Лтд, 1998. - 3. - с.69-73

25. Голубев В.В. Особенности расследования уголовных дел о бандитизме // Следователь. - М.; Юрист, 1997. - 4. - с.43-52

26. Голубев В.В., Фомин Н.И. Практика органов внутренних дел по расследованию дел о бандитизме // Юридический консультант. - М.; ЮРМИС, Лтд, 1998. - 7. - с.7-9

27. Гояева З.А. Бандитизм: некоторые спорные вопросы // Труды юридического факультета Ставропольского государственного университета. - Ставрополь; Изд-во СГУ, 2003. - Вып. 3. - с.122-123

28. Гришанин П.Ф. Понятие преступной организации и ответственность участников по советскому уголовному праву: Канд. дис. 1951. С.270.

29. Гулько С.Н. Проблемы разграничения бандитизма и вооруженного разбоя // Правовая культура и ее роль в становлении правового государства: Ученые записки. - Ростов-на-Дону; РИНХ, 2003. - Вып. 1. - с.193-197

30. Дагель П.С. Проблемы вины в советском уголовном праве. Ученые записки. Вып.21. Владивосток, 1968. С.258.

31. Дейнега Н.В. Отграничение бандитизма от организации преступного сообщества // Виктимологические проблемы борьбы с преступностью: Материалы I Междисциплинарной конференции - круглого стола 6 декабря 2002 г., г. Ставрополь. - Ставрополь; Изд-во Ставроп. ин-та им. В.Д. Чурсина, 2002. - с.180-183

32. Дмитриенко М. Уголовные дела и бандитизм // Законность. 1999. 9. С.15-16.

33. Дмитриенко М. Уголовные дела о бандитизме // Законность. - М., 1999. - 1. - с.26-27

34. Емельянов В. Терроризм, бандитизм, диверсия: вопросы разграничения // Законность. - М., 2000. - 1. - с.53-54

35. Ефремов М.А. Борьба с преступлениями против общественного порядка, общественной безопасности и здоровья населения. Минск, 1971. С.13.

36. Жданов А.Ю. Проблемы взаимодействия следственных подразделений с иными правоохранительными органами в ходе выявления и раскрытия бандитизма // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Материалы научно-практической конференции (3 - 4 февраля 2000 г.). - Красноярск; Изд-во Сиб. юрид. ин-та МВД России, 2000. - Ч. 2. - с.190-192

37. Жук О.Д. Раскрытие и расследование преступлений, предусмотренных ст. 209 УК РФ (Бандитизм) на территории Западно-Сибирского региона // Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора: Сборник научных трудов. - Кемерово, М., С.-Пб., 1998. - с.76-83

38. Загородников Н.А. О квалификации преступлений против жизни. // Советское государство и право. 1976. 2. С.132.

39. Иванов Н. Критерии разграничения преступных группировок // Российская юстиция. 5. 1999.

40. Иванов Н.Г., Калуцких Р.Г. Вопросы квалификации бандитизма как группового преступления // Следователь. - М.; Юрист, 1998. - 7.

41. Ильиных В.Л., Степанов А.И. Некоторые вопросы борьбы с бандитизмом // Проблемы борьбы с организованной преступностью: Материалы научно-практической конференции (28 - 29 ноября 1995 г.). - М.; НИиРИО Моск. ин-та МВД России, 1996. - с.119-123

42. Ищенко Е., Плоткин Д. Борьба с бандитизмом: назревшие проблемы // Законность. - М., 2001. - 12. - с.17-20

43. Ищенко Е., Плоткин Д. Борьба с бандитизмом: системный подход // Законность. - М., 2001. - 11. - с.15-19

44. Каримбеков А.Ж. Вооруженность как признак бандитизма // Проблемы применения уголовного законодательства и предупреждения преступлений в деятельности органов внутренних дел: Сборник научных статей. - М.; Изд-во Акад. управления МВД России, 2000. - с.85-90

45. Квалификация бандитизма, разбоя, вымогательства: проблемы соотношения составов: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук / Ивахненко А.М.. - М., 1996. - 24 с.

46. Козусев А. Бандитизм: проблемы доказывания // Российская юстиция. - М.; Юрид. лит., 1998. - 6. - с.48-49

47. Козусев А. Бандитизм: проблемы доказывания // Российская юстиция. 1998. 6.

48. Комиссаров В.С. К вопросу об общественной опасности бандитизма // Тезисы докладов на теоретической конференции аспирантов института государства и права АН СССР и юридического факультета МГУ им. Ломоносова. - М.; Изд-во ИГиП АН СССР, 1982. - с.148-149

49. Комиссаров В.С. Квалификация бандитизма, сопряженного с умышленным убийством // Вопросы государства и права. - М.; Изд-во Моск. ун-та, 1985. - с.152-159

50. Комиссаров В.С. Понятие бандитизма в уголовном праве // Вестник Московского университета. - М.; Изд-во Моск. ун-та, 1994. - 4. - с.43-51

51. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации / Под общей ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1999. 592с.

52. Костюкова С.В. Классификация признаков банды. Вопросы квалификации и ответственности за бандитизм в судебно-следственной практике // Сборник научных трудов Северо-Кавказского государственного технического университета. - Ставрополь; Северо-Кавказский ун-т, 2001. - с.71-75

53. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике: Новое издание, перепечатанное с издания 1925 г. / Якимов И.Н.. - М.; ЛексЭст, 2003. - 496 с.

54. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования: Учебник / Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Бородулин А.И. и др.. - М.; Новый Юрист, 1997. - 400 с.


[1] Устинова Т.Д. “Уголовная ответственность за бандитизм”, стр. 23- 26

[2] Ответственность за преступления против общественной безопасности и общественного порядка здоровья населения. Матышевский П. С. М., 1964 г., -Юридическая литература. Стр. 56

[3] С.С. Босхолов. Основы уголовной политики: Конституционный, криминологический, уголовно-правовой и информационный аспекты. М.: Учебно-консультационный центр "ЮрИнфоР", 1999. С. 18.

[4] Побегайло Э.Ф. Кризис современной российской уголовной политики // Уголовное право. 2004. N 3. С. 132

[5] Герцензон А.А. Уголовное право и социология. М., 1970. С. 179.

[6] Уголовная политика и ее реализация органами внутренних дел: Учебник / Под ред. Л.И. Беляевой. М.: Академия управления МВД России, 2003. С. 7

[7] Бородин С.В. Теоретические проблемы советской уголовной политики // XXV съезд КПСС и дальнейшее укрепление социалистической законности. М., 1977. С. 27.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему