регистрация / вход

Осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей

Теоретическое исследование института осуществления права и исполнения обязанностей в гражданском праве. Пределы осуществления гражданских прав и влияние социальных и нравственных норм на определение пределов гражданских прав. Защита гражданских прав.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СПОСОБЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАННОСТЕЙ

1.1 Понятие и особенности осуществления гражданских прав и исполнение гражданских обязанностей

1.2 Способы осуществления субъективных гражданских прав

1.3 Способы и формы исполнения гражданско-правовых обязанностей

ГЛАВА 2. ПРЕДЕЛЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ПРАВОМ

2.1 Понятие и сущность пределов осуществления гражданских прав

2.2 Нарушение пределов осуществления гражданских прав

2.3 Принцип недопустимости злоупотребления правом. Понятие злоупотребления правом

2.4 Виды злоупотребления правом

ГЛАВА 3. ИНСТИТУТ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

3.1 Понятие и формы защиты гражданских прав

3.2 Способы защиты гражданских прав

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ

Обеспечение реальной возможности осуществлять гражданские права и исполнять обязанности – одно из актуальных направлений реализации правовой политики государства. Правовая политика в рассматриваемой сфере представляет собой законодательно установленную, основанную на Конституции Российской Федерации и национальной юридической доктрине, системную, последовательную и стабильную деятельность государственных и муниципальных органов по формированию эффективного механизма осуществления и защиты, гражданских прав и исполнения обязанностей. Ее цель – обеспечить с помощью последовательно организованных юридических средств реальную возможность осуществления и защиты субъективных гражданских прав и законных интересов, создание целостной системы правового регулирования этих отношений. При этом если объективное (позитивное) гражданское право представляет собой систему норм, регулирующих имущественные и личные неимущественные отношения между юридически равными, имущественно и организационно обособленными субъектами, то субъективное гражданское право отражает вид и меру возможного поведения определенного управомоченного лица.

Корреспондирует субъективному гражданскому праву и также с объективной необходимостью входит в содержание правового отношения субъективная гражданская обязанность. Обязанность выражает вид и меру должного поведения обязанного лица. Субъективные права и обязанности сторон не только соотносятся, но и взаимообуславливают друг друга. Так, если продавцу принадлежит право требовать оплаты товара в полном объеме и в надлежащий срок, то на покупателе лежит обязанность совершить указанные действия и осуществить их надлежащим образом.

Субъективное право предоставляет управомоченному лицу возможность выбора определенного правомерного поведения с целью достижения желаемого результата (блага), то есть «возможность потенциальную, лишь предоставленную, зафиксированную в законе». С момента реализации этих возможностей – совершения реальных, конкретных действий – начинается (возникает) осуществление субъективного права. Поэтому осуществление субъективных прав и исполнение обязанностей – это проведение их в жизнь путем превращения в действительность возможности и необходимости определенного поведения сторон правоотношения.

Традиционно в науке гражданского права понятие «осуществление гражданских прав» определяется как реализация предусмотренных законом или договором возможностей использовать свое право по своему усмотрению. То есть под его осуществлением понимается реализация управомоченным лицом тех возможностей, которые составляют содержание принадлежащего ему субъективного гражданского права.

Новое отечественное гражданское законодательство в целом последовательно придерживается такой дефиниции. В соответствии с п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 9 Гражданского кодекса РФ граждане и юридические лица осуществляют принадлежащие им гражданские права по своему усмотрению, то есть своей волей и в своем интересе.

Однако на сегодняшний день одной из «болевых точек» правовой системы является проблема действенных гарантий осуществления прав и исполнения обязанностей. Возводя принцип гарантированности в ранг основополагающих начал, доктрина способствует формированию такой системы средств и способов организации механизма осуществления, при которой достижение правовой цели становится неизбежным результатом.

Изложенные обстоятельства, наряду с практической потребностью в разработке реальных гарантий реализации прав и исполнения обязанностей, обусловили выбор темы дипломной работы.

Целью работы является теоретическое исследование института осуществления прав и исполнения обязанностей в гражданском праве; формулирование на основе новых положений Гражданского кодекса Российской Федерации, достижений российской юриспруденции, материалов судебной практики современного научного представления о правовой природе распоряжения правами, принадлежащими гражданам и юридическим лицам, путем их осуществления, а также исполнения обязанностей; выявление, постановка и разрешение теоретических и практических проблем, связанных с определением правовой природы гражданско-правового злоупотребления правом; раскрытие сущности института защиты гражданских прав на основе материалов судебной практики.

В тесной связи с указанной целью в ходе работы были поставлены следующие задачи:

1. исследование правовой природы института осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей, формулирование способов реализации прав и исполнения обязанностей;

2. рассмотрение пределов осуществления гражданских прав, влияние разумности и добросовестности, нравственных норм, социального назначения права на определение пределов осуществления субъективных гражданских прав;

3. исследование принципа недопустимости злоупотребления правом;

4. определение института злоупотребления правом, его классификация;

5. изучение места института защиты в осуществлении гражданских прав;

6. рассмотрение основных способов защиты гражданских прав.

Объектом исследования является общественные отношения, возникающие в процессе осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей. В качестве предмета исследования выступают нормы гражданского законодательства, регулирующие обеспечение осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей, их интерпретация в комментариях, научных работах и правоприменительных актах.

Методологической основой исследования является диалектический метод познания правовой действительности. Наряду с этим при написании дипломной работы использованы общенаучные – анализ и синтез, логический, исторический и частнонаучные методы – системно-структурный, сравнительного правоведения, моделирования, конкретно-социологических исследований.

Теоретическую основу дипломной работы составили научные достижения в области гражданского права, гражданско-процессуального права, семейного права и других отраслей права. В качестве научной базы использовались работы В.П. Грибанова, Н.А. Дмитрик, С.Д. Радченко, Е.Я. Савченко, Е.А. Суханова и других ученых.

Законодательную базу исследования составили Конституция РФ, Гражданский кодекс Российской Федерации, Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации, Семейный кодекс Российской Федерации и другие нормативно-правовые акты.

В качестве фактического материала использованы материалы судебной практики: постановления и определения Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и Федерального Арбитражного Суда Уральского округа.

Научная новизна исследования во многом обусловлена его тематикой, целью, задачами и проявляется, прежде всего, в комплексном исследовании института осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей. В работе понятия «осуществление гражданских прав» и «исполнение обязанностей» рассматриваются во взаимосвязи друг с другом. Применен оригинальный подход к трактовке правовой природы указанных понятий.

Элементы новизны проявляются также в выводах, сформулированных по результатам исследования, проводимого в дипломной работе.

Научные положения и выводы, нашедшие отражение в работе, могут быть использованы для дальнейшего исследования общих проблем правового регулирования гражданского законодательства, в том числе отдельных элементов механизма гражданского регулирования. Они могут найти применение в правотворческой деятельности по совершенствованию гражданского законодательства, а также способствовать правильному пониманию и применению норм об обеспечении права граждан на реализацию посредством осуществления своих субъективных прав.

Структура дипломной работы обусловлена целью, задачами и логикой исследования. Работа состоит из введения, трех глав, объединивших девять параграфов, заключения, списка использованной литературы.


ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СПОСОБЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАННОСТЕЙ

1.1 Понятие и особенности осуществления гражданских прав и исполнение гражданских обязанностей

Граждане как участники правоотношений имеют субъективные права и право на их реализацию, то есть всякое субъективное право можно реализовывать для удовлетворения потребностей субъекта права. Гражданские права являются частью конституционных прав и поэтому конституционное положение о том, что граждане имеют равные конституционные права и свободы и равны перед законом в полной мере относится к гражданским правам.

Основной характер субъективных гражданских прав заключается в том, что они подлежат частному распоряжению сторон. Содержание субъективного гражданского права включает в себя:

1) право лица собственными действиями или бездействием реализовывать гражданские права;

2) право требовать от других лиц соблюдения своего субъективного гражданского права;

3) возможность субъекта использовать предусмотренные законом способы и средства защиты своего права;

4) право на самозащиту;

5) по соглашению сторон возможность хозяйствующего субъекта обращаться в третейский суд (негосударственный юрисдикционный орган) для разрешения спора;

6) право лица обращаться в соответствующие государственные органы в случае нарушения субъективного гражданского права;

7) право обращаться в суд общей юрисдикции, в арбитражный суд, в Конституционный Суд РФ (а в некоторых случаях - в международные суды).

Традиционно в науке гражданского права понятие «осуществление гражданских прав» определяется как реализация предусмотренных законом или договором возможностей использовать свое право по своему усмотрению. То есть под его осуществлением понимается реализация управомоченным лицом тех возможностей, которые составляют содержание принадлежащего ему субъективного гражданского права.

Новое отечественное гражданское законодательство в целом последовательно придерживается такой дефиниции. В соответствии с п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 9 ГК РФ граждане и юридические лица осуществляют принадлежащие им гражданские права по своему усмотрению, то есть своей волей и в своем интересе. В них содержится основной принцип осуществления гражданами и юридическими лицами своих субъективных гражданских прав: возможность свободной реализации содержащихся в праве лица правомочий. Данное положение максимально обеспечивает выражение воли лица (волеизъявление).

Во-первых, граждане и юридические лица могут использовать свое право как исключительно в своих интересах, так и в интересах третьих лиц.

Во-вторых, гражданское законодательство не должно обязывать субъекта к реализации своего права. В частности, граждане и юридические лица имеют право не только на защиту принадлежащих им субъективных гражданских прав, но и обладают возможностью отказаться от защиты нарушенных прав или охраняемых законом интересов.

В-третьих, диспозитивные нормы играют в гражданско-правовом регулировании отношений решающую роль. Субъекту предоставляется возможность осуществлять в целом правоспособность по своему усмотрению, приобретать субъективные права или не приобретать, выбирать конкретный способ их приобретения, регулировать по своему усмотрению в установленных рамках содержание правоотношения, распоряжаться наличным субъективным правом, прибегать или не прибегать к мерам защиты нарушенного права[1] . Таким образом, квинтэссенция «диспозитивности» заключается в наличии у субъектов вариантов их правомерного поведения или действий[2] .

Так, в гражданском законодательстве регулируются последствия продажи потребителю товаров ненадлежащего качества. Кроме возмещения убытков, покупатель вправе по своему выбору потребовать:

1) безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на их исправление потребителем или третьим лицом;

2) соразмерного уменьшения покупной цены;

3) замены на товар аналогичной марки (модели, артикула);

4) замены на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены;

5) расторжения договора купли-продажи (ст. 18). И дополнительно к предложенным Законом РФ «О защите прав потребителей» вариантам есть еще один (один из самых универсальных) вариант: возможность отказаться от защиты своих нарушенных прав.

Диспозитивность проявляется и в принципе свободного осуществления гражданских прав[3] .

Итак, осуществление гражданами и юридическими лицами принадлежащих им гражданских прав по своему усмотрению всегда предполагает возможность выбора определенного правомерного поведения. Когда этого выбора нет, то единственно возможное поведение субъекта превращается в необходимость, то есть обязанность лица действовать таким образом, а не каким-либо иным. В этом случае право «смыкается» с обязанностью лица: совершение того или иного действия становится одновременно и правом лица, и его обязанностью.

Одной из важных характеристик свободного осуществления гражданами и юридическими лицами своих гражданских прав является возможность отказаться от реализации принадлежащих им прав. По общему правилу это не влечет прекращения самих субъективных гражданских прав (п. 2 ст. 9 ГК РФ). Например, лицо вправе обращаться или не обращаться в суд за защитой нарушенного права, однако сам отказ от права на обращение в суд недействителен (п. 1, 2 ст. 3 ГПК РФ; п. 1, 3 ст. 4 АПК РФ).

Указанное в п. 2 ст. 9 Гражданского кодекса РФ положение допускает исключения, если они предусмотрены непосредственно законом. К числу таковых можно отнести: отказ наследника от наследства, причем подобный отказ не может быть впоследствии изменен или взят обратно (ст. 1157 ГК РФ); освобождение кредитором должника от лежащих на нем обязанностей (ст. 415 ГК РФ) и другие.

Так, наследник может практически не вступать во владение наследственным имуществом и не подавать нотариусу заявление о принятии наследства. Между тем его право на принятие наследства не прекращается в течение 6 месяцев со дня открытия наследства[4] .

Осуществление субъективного гражданского права складывается из двух форм выражения, базовых составляющих, не только процесса (динамики): действия или совокупности действий, направленных на достижение заложенного в праве желаемого, необходимого для субъекта результата (реализации гражданского права лица в его узком значении), но и состояния (статики) отношений. Например, право собственности хозяйствующего субъекта, право авторства на произведения науки, литературы или искусства.

Исполнение субъективной гражданской обязанности – это воздержание от запрещенных действий либо осуществление обязанным субъектом действий, которые составляют ее содержание. Формами исполнения обязанности являются:

1) состояние – воздержание от недозволенных действий со стороны обязанного лица (форма исполнения обязанностей пассивного типа);

2) процесс (движение, динамика) – совершение обязанным лицом требуемого в силу обязанности действия (форма совершения обязанностей активного типа).

Осуществление субъективных гражданских прав и исполнение обязанностей можно рассматривать в качестве нескольких значений:

1) как деяния – определенное поведение субъекта (действия или бездействие) в конкретном и определенном состоянии общественных отношений, жизненных реалий, направленное на достижение желаемого юридического (формального) и фактического результата;

2) как заложенный в праве (обязанности) итог деятельности, то есть достижение юридической (правовой) цели.

Особую роль в положении личности в обществе, ее защищенности играют гарантии осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей, направленные на предупреждение нарушений и ограничений прав и свобод, позволяющие быстро и эффективно восстановить нарушенное или оспоренное право.

Возводя принцип гарантированности в ранг основополагающих начал, доктрина способствует формированию такой системы средств и способов организации механизма осуществления, при которой достижение правовой цели становится неизбежным результатом.

Принцип гарантированного осуществления прав и исполнения обязанностей генетически связан с международно-правовым принципом уважения прав человека и его основных свобод, выраженный во Всеобщей декларации прав человека[5] , принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 г. Это начало предопределяет такое построение механизма осуществления, при котором достижение правовой цели становится неизбежным результатом. Указанный принцип дихотомичен. С одной стороны, он зависит от воли субъектов правоотношений (от того, насколько добросовестно и разумно реализуются права и исполняются обязанности), а с другой – лежит за пределами волеизъявления участников, предопределяя существование и неких правовых, материальных и иных гарантий. Иными словами, принцип гарантированного осуществления предполагает наличие системы разнородных гарантий[6] .

Объективно гарантии разделяются на внеправовые и правовые. При всей важности правовых гарантий следует отметить значимую роль внеправовых факторов гарантированного осуществления прав и исполнения обязанностей, к которым относятся условия и средства экономического, социально-политического, культурно-просветительского характера. Например, юридические гарантии в виде льгот и социальных выплат не могут реализовываться в случае дефицита бюджетных средств. Также национальные проекты, связанные с различными сферами деятельности общества и по замыслу представляющие собой дополнительные гарантии прав, невыполнимы при отсутствии надлежащего финансирования.

Кроме того, эффективность правовых гарантий, режим законности зависят от политического устройства государства, от того, насколько демократично общество, в какой мере гласность является средством государственного самоконтроля. При этом нельзя упускать из виду существенную роль просветительских факторов. Повышение правовой грамотности и развитие правосознания общества также способствуют утверждению юридических гарантий. Продуктивным является просвещение в области прав и свобод личности, норм Конституции РФ[7] .

К юридическим средствам обеспечения гарантированности следует отнести заложенные в законодательстве основания для того, чтобы право было фактически осуществимо, а обязанность неизбежно исполнялась надлежащим образом. Одним из позитивных примеров является принципиальное признание и предоставление конституционных гарантий реализации основных естественных неотчуждаемых прав и свобод человека (ст. 20-29 Конституции РФ). Пункт 3 ст. 17, ст. 19-29 Конституции РФ – это наивысший уровень нормативных гарантий прав.

Следующий законодательный уровень гарантий представляет собой ГК РФ. Здесь наиболее существенные гарантии законодатель сформировал в обязательственном праве посредством положения о недопустимости отказа от обязательств в одностороннем порядке (ст. 310 ГК РФ). Прекращение обязательства по инициативе одной из сторон возможно путем одностороннего отказа от его исполнения, если это предусмотрено законом, а в случае, когда обязательство возникло в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, - также и договором (ст. 407 ГК РФ). Кроме того, гл. 23 ГК РФ посвящена обеспечению исполнения обязательств, где заявлены способы обеспечения исполнения обязательств. Для того чтобы законодатель не просто продекларировал те или иные права и обязанности в нормативных актах, но и сформировал механизм осуществления данных прав и исполнения обязанностей, важно зафиксировать наряду с другими писаными принципами гражданского права принцип гарантированного осуществления прав и исполнения обязанностей, включив его в ст. 1 ГК РФ. Нормативное закрепление этого принципа необходимо для того, чтобы субъекты гражданского права обязаны были следовать принципу гарантированного осуществления прав и исполнения обязанностей и неизбежно достигали правовой цели.

Законодательные гарантии заложены также в иных федеральных законах, а также подзаконных актах. Например, одной из эффективных разновидностей побуждения ответчика к исполнению своих обязанностей является система прогрессивных (возрастающих в результате неисполнения в указанный срок обязанностей) санкций (ст. 113 ФЗ «Об исполнительном производстве»)[8] .

Особым видом гарантированности осуществления прав следует признать надлежащее исполнение обязанности. Поскольку исполнение обязанности влечет за собой осуществление корреспондирующего с ним права, необходимо законодательно сделать акцент на своевременном и надлежащем ее исполнении.

Отдельные виды гарантий с успехом исследовались многими специалистами, но на данном этапе формирования доктрины гарантированного осуществления прав и исполнения обязанностей очевидна необходимость комплексного решения этой проблемы. На наш взгляд, наиболее существенным условием реализации прав и исполнения обязанностей является не реформирование отдельных элементов правовой системы, а создание благоприятной правовой среды. Это комплексное правовое явление, включающее в себя доктринальную основу - принципы осуществления прав и исполнения обязанностей, отдельные правовые институты, заложенный в праве механизм реализации прав и исполнения обязанностей, формы и способы защиты прав, а также организационный уровень - законную деятельность субъектов права, эффективную работу судов, органов правопорядка. Причем первостепенную важность имеет согласованность этих средств.

Таким образом, благоприятная правовая среда - это оптимальное состояние системных правовых связей (совокупности условий и правовых средств), наиболее позитивно воздействующих на осуществление субъективных прав и исполнение обязанностей и стимулирующих гражданский оборот.

Поэтому кроме перечисленных факторов существенной основой гарантированности является и адекватное толкование права, от чего напрямую зависят качество работы суда, а также эффективные механизмы защиты субъективных гражданских прав. Таким образом, принцип гарантированного осуществления представляет собой требование к изысканию мер, направленных на достижение экономических, юридических, материальных, организационных гарантий осуществления прав и исполнения обязанностей, в том числе и на устранение всевозможных препятствий.

1.2 Способы осуществления субъективных гражданских прав

Как известно, центральным элементом всякого субъективного права является свобода выбора соответствующего поведения самим управомоченным субъектом. Именно поэтому субъективные гражданские права осуществляются, прежде всего, посредством собственных юридически значимых активных действий управомоченных лиц.

Анализировать сущность понятия «способ осуществления права» методологически обоснованно представляется в его взаимосвязи с понятиями «субъективное право» и «осуществление субъективного права». Только такой подход позволяет выявить природу анализируемого явления.

Субъективное право, по мнению Г.Ф. Шершеневича, является мерой свободы действий субъекта, направленных к осуществлению его интереса[9] . Осуществление субъективного права представляет собой реализацию управомоченным лицом возможностей, заключенных в содержании данного права[10] . Вполне очевидно, что субъект свободен реализовать указанную возможность несколькими путями. В этой связи способ осуществления права следует рассматривать как один из вариантов правомерного поведения управомоченного субъекта, посредством которого он удовлетворяет свой интерес в рамках конкретного субъективного права.

Понятие способа осуществления права, как правильно подчеркивается в научной литературе, связано с понятием субъективного права. В своей совокупности все возможные способы осуществления субъективного права должны полностью охватываться содержанием данного права. Субъективное право есть мера возможного поведения, следовательно, оно является и мерой тех способов, в которых данное поведение может находить свою реализацию[11] .

По своей юридической природе «способ осуществления права» - понятие производное от понятия «субъективное право». Если субъективное право устанавливает абстрактную меру свободы управомоченного субъекта, то способ определяет конкретный вид его поведения (действия или бездействия). Субъективное право наделяет лицо полномочиями для достижения цели определенным способом или способами. Поэтому способ как бы соединяет потенциальную возможность удовлетворить потребность субъекта, заложенную в субъективном праве, и гипотетически удовлетворенную потребность, выступающую в виде цели субъективного права.

Сущность способа осуществления права не следует понимать упрощенно - как обычное юридически значимое действие, приводящее к правовым последствиям. Способ в данном случае - не только средство к достижению цели, это форма существования самого субъективного права, процесс, позволяющий формальному правовому предписанию стать юридической действительностью посредством правомерного поведения субъекта.

Назначение субъективного права указывает на ту потребность, которую в идеале можно удовлетворить с помощью его осуществления, а способ осуществления права дает возможность реально удовлетворить эту потребность посредством реализации полномочий, заключенных в содержании данного права. Схематично роль и место способа в процессе осуществления права можно изобразить следующим образом: субъективное право – усмотрение субъекта по выбору одного из способов осуществления права – поведение по осуществлению права – достижение цели, обусловленной назначением субъективного права (удовлетворение конкретной потребности). При этом необходимо отметить, что способ осуществления права – это центральное звено в процессе осуществления субъективного права.

По своей сущности способ осуществления права - категория объективно-субъективная. С одной стороны, она объективная, поскольку обусловлена законодательно установленным содержанием субъективного права, с другой – субъективная, так как зависит от воли и усмотрения управомоченного лица[12] .

Таким образом, способ осуществления права можно определить как совокупность действий управомоченного лица, обусловленных содержанием конкретного правомочия и направленных на удовлетворение определенных потребностей (интересов) в рамках соответствующего субъективного права.

С точки зрения отношения общества и государства к способам осуществления права его гражданами (и другими субъектами права) следует отнести следующие способы: социально одобряемые, социально приемлемые, социально осуждаемые, социально вредные и социально недопустимые способы.

С целью предотвращения общественно негативных последствий осуществления права законодательство практически всех государств предъявляет к способам осуществления права целый ряд требований. Способы осуществления права не должны быть противоправны; должны соответствовать нормам нравственности, разумности и добросовестности; не должны противоречить назначению субъективного права; не должны выходить за пределы субъективного права.

Выполнение этих требований субъектом характеризует способ осуществления права как надлежащий. В данном случае создается ситуация, при которой субъект удовлетворяет свои потребности, не причиняя вреда третьим лицам и правопорядку в целом.

Невыполнение хотя бы одного из названных требований свидетельствует о том, что управомоченный субъект осуществил право ненадлежащим способом. Если при этом субъект, удовлетворив свою потребность законным способом, причинил вред личности, обществу, государству, то данные действия являются, в зависимости от определенного случая, безнравственными, неразумными, недобросовестными, антисоциальными. Распространены ситуации, когда избранный субъектом способ осуществления права формально является правомерным, но фактически представляет собой социальноупречное поведение. Речь идет о злоупотреблении правом, которое состоит в достижении цели, обусловленной назначением субъективного права ненадлежащим способом.

По юридической природе способы подразделяются на:

1) установленные в законодательстве;

2) установленные соглашением сторон;

3) установленные в судебном решении.

Кроме того, способы осуществления некоторых прав могут быть предписаны и другими (не правовыми) социальными нормами, которые в силу исторически сложившихся обстоятельств регулируют конкретную сферу общественных отношений. К таким регуляторам относятся: нормы традиций, религиозные нормы, обычаи делового оборота и др. К примеру, способом осуществления права на заключение брака в некоторых странах является не только его формальная регистрация в органах загса, но и венчание новобрачных в церкви, которое осуществляется по религиозным канонам.

Установленные в законодательстве способы осуществления субъективного права представляют собой указанные в правовой норме общие или конкретные предписания, касающиеся определенных действий управомоченных субъектов. Данные предписания могут иметь как диспозитивный, так и императивный характер. Иначе говоря, они либо дают возможность управомоченному субъекту самому выбрать вид конкретного поведения, исходя из анализа множества возможных вариантов (руководствуясь принципом «Разрешено все, что не запрещено законом»), либо точно указывают на способ осуществления права (императивно перечисляя конкретные действия, устанавливая строго определенную процедуру).

Диспозитивные предписания, устанавливающие способ осуществления субъективных прав в законодательстве, формулируются, как правило, в виде общих положений. Так, согласно ст. 29 Конституции РФ, каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.

В целом ряде случаев в законодательстве устанавливается перечень возможных способов осуществления права. Согласно ст. 221 ГК РФ обращение в собственность общедоступных для сбора вещей может быть осуществлено следующими способами: сбор ягод, лов рыбы, сбор или добыча других общедоступных вещей и животных. Решение о выборе конкретного способа осуществления права принимает управомоченный субъект по своему усмотрению. Как правило, любой способ представляет собой совокупность максимально эффективных действий, приводящих к достижению поставленной цели в кратчайшие сроки. В то же время применение некоторых способов (целесообразных и эффективных с точки зрения управомоченного лица) может повлечь неблагоприятные общественные последствия. Поэтому правовая регламентация способов осуществления права имеет свои особенности. Будучи предоставленным в рамках одной отрасли права (конституционного, гражданского, семейного и др.) предписаниями других отраслей права (уголовного, административного), содержание конкретных действий, составляющих определенный способ осуществления права, может быть уточнено. Некоторые способы вообще могут быть запрещены. Например, соответствующими правилами рыболовства устанавливаются различного рода ограничения на способы рыбной ловли (в частности, запрещается лов рыбы с применением электротока, взрывчатых веществ, сетями, а также путем заграждения протоков). Лицо, осуществляющее свое право на рыбную ловлю запрещенным способом, может быть привлечено к административной или уголовной ответственности.

Для более точной правовой регламентации общественных отношений законодатель может указать на недопустимость конкретных способов осуществления права, перечислив запрещенные действия. Так, согласно ст. 65 Семейного кодекса Российской Федерации[13] , при осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей.

Императивные предписания, устанавливающие способ осуществления права, предоставляют управомоченному лицу единственно возможный вариант поведения, направленный на удовлетворение его интереса. Принцип императивности здесь состоит в том, что субъект может вообще отказаться от осуществления права либо осуществить его единственно возможным способом. Другой свободы выбора у субъекта нет. Согласно ст. 3 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации[14] ,[15] , заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных прав. В соответствии со ст. 4 ГПК РФ суд возбуждает гражданское дело по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав. Для осуществления права на обращение за судебной защитой предусмотрен лишь один способ - подача заявления в суд. Отметим также, что в процессуальном законодательстве многие способы осуществления процессуальных прав установлены императивно. Более того, к примеру, способ осуществления права на обращение с иском в суд представляет собой четко прописанную в законодательстве юридическую процедуру, под которой понимается совокупность последовательно выполняемых юридически значимых действий (составление искового заявления в определенной форме, уплата государственной пошлины в установленной сумме, обращение в конкретный суд в определенный срок).

Способы осуществления права могут быть также установлены соглашением сторон. Как известно, субъекты некоторых отраслей права (в том числе гражданского, жилищного, семейного, трудового и др.) управомочены в различного рода договорах (контрактах) самостоятельно устанавливать для себя субъективные права и юридические обязанности. Разумеется, наряду с регламентацией прав контрагентов, в целом ряде случаев указываются и способы осуществления права. Их особенность заключается в том, что они устанавливаются или изменяются по соглашению сторон. Кроме того, заключенный договор может содержать положения и о запрете некоторых способов осуществления права. Наиболее показательным в этом случае является заключение брачного контракта по американскому законодательству, в котором детально прописываются буквально все способы осуществления семейных прав (включая супружеские права, возникающие в интимной сфере, способы проведения досуга и т.д.). СК РФ позволяет регламентировать брачным договором лишь имущественные отношения супругов. Так, согласно ст. 42 СК РФ, супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов.

Некоторые способы осуществления права устанавливаются в судебном решении. Суд, исходя из конкретных обстоятельств дела, в спорной ситуации может определить те способы осуществления конкретного права, которые не ущемляют права и законные интересы спорящих сторон либо являются приемлемыми для них в сложившихся обстоятельствах. В данном случае речь идет о таких конфликтных ситуациях, при наступлении которых субъективное право управомоченным лицом не утрачивается, но способы его осуществления заметно ограничиваются. Существуют моменты, когда субъективное право становится невозможным реализовать ни одним из возможных способов. В этой связи суд, устанавливая конкретный способ осуществления права, дает возможность субъекту реализовать свое право. Так, в случае семейных конфликтов при разводе супругов суд устанавливает способ осуществления права на общение с ребенком, отдельно проживающим родителем, бабушкой, дедушкой, братьями и сестрами (ст. 66, 67 СК РФ). С точки зрения анализируемой проблемы примечательно, что право на общение с ребенком существует у этих лиц независимо от расторжения брака между родителями ребенка. Однако после развода родителей указанное право зачастую становится трудно реализовать на практике из-за сопротивления одного из супругов или его родственников. Именно поэтому суд и определяет способ осуществления данного права (к примеру, устанавливая периодичность встреч отдельно проживающего родителя и ребенка, возможность совместно отмечать праздники с бабушкой и дедушкой и т.д.). Эта мера является необходимой, поскольку совместно проживающий с ребенком родитель, злоупотребляя своим правом, пытается лишить ребенка общения с другими родственниками.

В науке гражданского права способы осуществления субъективных прав классифицируются на фактические и юридические. Под фактическими способами понимаются действия или система действий управомоченного лица, не обладающих признаками сделок (например, использование собственником дома для проживания). Под юридическими способами понимаются действия, обладающие признаками сделок или иные юридически значимые действия (продажа имущества, удержание кредитором вещи должника).

От характера субъективного права зависит, в конечном счете, и то, исчерпывается ли осуществление права каким-то одним действием или выражается в длящихся, повторяющихся действиях управомоченного субъекта. Например, если субъективное право на принятие наследства может быть осуществлено лишь однократно, то право нанимателя по договору жилищного найма предполагает ряд длящихся, многократно повторяющихся действий по пользованию жилым помещением[16] .

Способы осуществления права могут быть классифицированы и по другим основаниям, например, по субъектам. Различается личное осуществление права (непосредственно носителем субъективного права) и опосредованное осуществление права (то есть его осуществление через представителя). Разграничиваются также способы осуществления абсолютных и относительных субъективных прав.

Юридическое значение категории «способ осуществления права» выражается в том, что она выполняет следующие функции:

1) устанавливает меру свободы управомоченного субъекта в конкретном правоотношении;

2) в целом ряде ситуаций является пределом осуществления права;

3) предоставляет субъекту возможность выбора вариантов поведения при осуществлении своих прав;

4) указывает на необходимость строго определенного поведения управомоченного лица в установленных законом случаях;

5) устанавливает последовательность действий (процедуру) осуществления некоторых прав;

6) ограничивает социально нежелательное поведение управомоченного субъекта;

7) запрещает антисоциальное осуществление права[17] .

Таким образом, чем цивилизованней в правовом смысле общество, тем большее внимание в нем должно уделяться регламентации конкретных способов осуществления прав и свобод, а не только их провозглашению. Это необходимо для того, чтобы, во-первых, предоставить управомоченному лицу возможность выбрать способ осуществления своего права и тем самым гарантировать его свободу и, во-вторых, установить надежную преграду на пути злоупотреблений субъективными правами, четко указав способы их осуществления в законе, судебном решении или договоре.

1.3 Способы и формы исполнения гражданско-правовых обязанностей

Формой исполнения обязанностей пассивного типа является соблюдение запретов лицами, которым они адресованы. Соблюдение запретов может породить у субъектов право требования какого-либо имущественного удовлетворения или иного предоставления лишь в случаях, предусмотренных законом или соглашением с лицом, в пользу которого установлен запрет. Так, акционер может за вознаграждение принять на себя обязанность перед другим акционером не голосовать на общем собрании против предложений последнего. Согласно ст. 621 ГК арендатор, надлежащим образом исполнявший свои обязанности, соответственно соблюдавший запрет на нецелевое использование арендованного имущества, по истечении срока договора имеет при прочих равных условиях преимущественное перед другими лицами право на заключение договора аренды на новый срок[18] .

Способом исполнения обязанностей активного типа являются действия обязанного лица. Исполнение гражданско-правовых обязанностей активного типа является юридическим фактом, либо порождающим у обязанного лица право получения встречного удовлетворения, либо прекращающим правоотношение в целом. Исполнение подрядчиком обязанности по выполнению работы дает ему право требовать от заказчика выплаты вознаграждения, возврат заемщиком долга прекращает правоотношение займа и т.д.[19]

В относительных гражданских правоотношениях, по общему правилу, стороны взаимно обязаны друг перед другом. Так, в обязательстве из договора купли-продажи продавец обязан передать вещь, а покупатель – оплатить ее стоимость. Но порядок исполнения этих обязанностей может быть определен в строгой последовательности. Например, по принципу: вначале исполняется обязанность одного лица, а лишь потом – другого. То есть исполнение обязанности покупателя оплатить вещь может быть обусловлено предварительным исполнением обязанности продавца по ее передаче.

В таких случаях говорят о встречном способе исполнения. Институт встречного исполнения обязанностей наиболее полно разработан в обязательственном праве. В ст. 328 ГК РФ определены условия признания исполнения встречным, определены последствия нарушения сторонами правил о встречном исполнении.

Обязанности активного типа могут быть исполнены либо в добровольной, либо в принудительной форме. Принудительность исполнения означает исполнение обязанностей на основе судебных актов помимо воли обязанного субъекта, а зачастую без его участия. Так, по решению арбитражного суда обязанность юридического лица по оплате продукции исполняется банком на основе исполнительного листа, выданного судом, путем списания в пользу кредитора денежных средств с расчетного счета обязанного юридического лица без его участия и независимо от его желания[20] .

Своеобразны способ и формы исполнения обязанностей активного типа при множественности лиц, являющихся ее носителями. Множественность обязанных лиц может быть долевой, солидарной или субсидиарной (дополнительной). Соответственно обязанности активного типа могут быть долевыми, солидарными, а также субсидиарными.

При долевой множественности субъектов активной обязанности каждое обязанное лицо исполняет обязанность в равной доле с другими, если из закона или договора не вытекает иное. Так, несколько участников договора товарищества покупают для общего пользования дом. Каждый из них платит ту часть цены, которая соответствует его доле[21] .

При солидарной множественности субъектов активной обязанности управомоченный субъект вправе требовать ее исполнения как от всех солидарно обязанных субъектов, так и от любого из них в отдельности, причем как полностью, так и в части долга. При этом кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарно обязанных субъектов, имеет право требовать недополученное от остальных солидарно обязанных субъектов. В свою очередь солидарно обязанное лицо, исполнившее полностью солидарную обязанность, имеет право обратного требования (регресса) к остальным солидарно обязанным лицам в равных долях за вычетом доли, падающей на него самого.

К примеру, группа лиц угоняет автомобиль, принадлежащий гражданину на праве собственности, и разбивает его, совершив аварию. Так как вред причинен совместными действиями, налицо солидарная обязанность угонщиков возместить причиненный вред (ст. 1080 ГК). Поэтому гражданин – собственник автомобиля вправе потребовать возмещения вреда от любого из сопричинителей в полном объеме. Сопричинитель, исполнивший в полном объеме обязанность по возмещению вреда, приобретает право обратного требования к другим сопричинителям[22] .

При субсидиарной множественности обязанных лиц исполнение обязанности производит основной должник, а при его отказе или невозможности исполнения из-за недостатка имущества обязанность должен исполнить дополнительный, субсидиарный должник.

Например, несовершеннолетние граждане в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причиненный ими вред. Однако при отсутствии или недостатке у них имущества, необходимого для возмещения такого вреда, вред подлежит возмещению их родителями (усыновителями) или попечителями в соответствии с правилами ст. 1074 ГК РФ. Так, если в приведенном выше примере среди угонщиков находился бы такой несовершеннолетний, то было бы возможным при указанных условиях возложить ответственность за причиненный им вред на его родителей.

При изменении состава участников гражданского правоотношения в порядке правопреемства порядок исполнения обязанностей определяется специальными правовыми предписаниями: правилами об уступке требования и переводе долга, об ответственности наследника по долгам наследодателя и т.п. Так, специальные правила об уступке права требования говорят, что если обязанное лицо не было письменно уведомлено о состоявшемся переходе права требования новому кредитору, то исполнение им обязанности первоначальному кредитору будет считаться надлежащим (п. 3 ст. 382 ГК РФ).

В свою очередь наследственное право устанавливает, что наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно, но при этом каждый из наследников отвечает по этим долгам лишь в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества (ст. 1175 ГК РФ). При всем этом объем обязанностей правопреемника не может быть шире объема обязанностей правопредшественника.

В порядке правопреемства могут переходить и пассивные обязанности, вытекающие из запретов. Так, при наследовании имущества, являющегося предметом залога, к наследнику переходят (следуют за заложенным имуществом) все права и обязанности залогодателя (п. 1 ст. 353 ГК РФ), в том числе и запрет на передачу заложенного имущества в последующий залог, сформулированный в договоре залога, заключенном наследодателем[23] .

Активная обязанность может быть исполнена третьим лицом, юридически не связанным с управомоченным субъектом. Возложение исполнения обязанностей активного типа на третье лицо допускается, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства, элементом содержания которого является данная обязанность, или существа данной обязанности не вытекает необходимость исполнить обязанность лично обязанным субъектом. При соблюдении указанных условий кредитор обязан принять исполнение, предложенное третьим лицом. Детальные правила возложения исполнения обязанности на третье лицо закреплены в обязательственном праве (ст. 313 ГК РФ).


ГЛАВА 2. ПРЕДЕЛЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ

2.1 Понятие и сущность пределов осуществления гражданских прав

Закрепляя принцип свободной реализации принадлежащих гражданам и юридическим лицам субъективных прав, действующее законодательство одновременно предъявляет определенные требования, которые должны соблюдаться при их осуществлении. Содержание этих требований является различным, так как зависит от характера и назначения конкретных субъективных прав. Вместе с тем закон содержит и ряд таких требований, которые могут рассматриваться в качестве общих границ (пределов) осуществления любых субъективных прав.

Пределы осуществления субъективных гражданских прав – это очерченные законом границы деятельности управомоченных лиц по реализации возможностей, составляющих содержание данных прав.

Осуществление субъективных прав имеет временные границы. Законодательством устанавливаются сроки, в течение которых может быть осуществлено или защищено то или иное право.

Пределы осуществления субъективных гражданских прав могут устанавливаться правилами о недопустимости тех или иных способов осуществления. Так, запрещается бесхозяйственное обращение с принадлежащим гражданину на праве собственности имуществом, имеющим значительную историческую, научную, художественную или иную культурную ценность для общества. Нанимателю жилого помещения в многоквартирном доме запрещается использовать его теми способами, которые могли бы затруднить осуществление аналогичного права пользования другими жильцами дома и т.д.[24]

Пределы осуществления субъективных гражданских прав могут вытекать из запретов, устанавливающих недопустимость нарушения определенной формы и процедуры осуществления субъективных гражданских прав. Например, запрещается отчуждение имущества граждан, находящегося в общей долевой собственности, с нарушением права преимущественной покупки; залог недвижимости без придания залоговой сделке нотариальной формы и последующей государственной регистрации сделки и т.п.[25]

Пределы осуществления гражданских прав ясно видны в запретах использования права для достижения социально вредных целей. Наиболее ярко это проявляется в запрете сделок, совершенных в целях, противоречащих основам правопорядка и нравственности, посягающим на публичные интересы. Например, подобное имеет место при совершении сделки по изготовлению и сбыту наркотических веществ, боевых вооружений и т.д.[26]

Правовые предписания, содержащие запреты, определяющие границы осуществления прав, весьма разнообразны. Действительное содержание таких запретов модно выявить, проанализировав влияние на формирование пределов осуществления гражданских прав:

1) норм нравственности;

2) требования разумности и добросовестности поведения субъектов;

3) целей (назначения) права, субъективного гражданского права в частности.

В некоторых случаях законодатель, формулируя нормы, прямо указывает на нравственность как критерий оценки поведения субъектов. В п. 1 ст. 169 ГК РФ говорится, что сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, ничтожна. В п. 3 ст. 1064 ГК РФ отмечается, что в возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества. Не могут породить прав изобретателя как непатентоспособные решения, противоречащие общественным интересам, принципам гуманизма и морали.

В других случаях необходимость применения норм нравственности для оценки поведения управомоченных субъектов вытекает из существа отношений, в которых он состоит. В п. 4 ст. 687 ГК РФ как основание расторжения договора найма жилого помещения рассматривается нарушение прав и интересов соседей нанимателем или другими гражданами, за действия которых он отвечает. Ясно, что к числу нарушений прав и интересов соседей могут быть отнесены безнравственные поступки нанимателя, создающие невозможность его совместного проживания с соседом в одном доме. Бесспорно, что не может выходить за рамки нравственных требований опекун несовершеннолетнего при осуществлении своих прав по опеке. Необходимость следования опекуна нравственным канонам диктуется природой отношений опекуна с несовершеннолетним опекаемым.

Таким образом, оценка деятельности управомоченных субъектов через призму нравственных норм и устоев может иметь правовое значение и влиять на определение пределов осуществления гражданских прав в случаях, прямо указанных в законе, а также в тех случаях, когда необходимость этого вытекает из существа отношений, субъектами которых они являются.

Действующее гражданское законодательство весьма часто использует понятия разумности и добросовестности для оценки поведения субъектов гражданских правоотношений как взаимосвязанные друг с другом. В п. 2 ст. 6 ГК РФ закреплено, что при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются, исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. Из нормы п. 3 ст. 602 ГК РФ следует, что при разрешении спора об объеме содержания, которое предоставляется или должно предоставляться гражданину по договору пожизненного содержания с иждивенцем, суд должен руководствоваться началами (принципами) добросовестности и разумности. В ст. 662 ГК РФ предписано, что арендодатель предприятия может быть освобожден судом от обязанности по возмещению арендатору стоимости неотделимых улучшений, если докажет, что при осуществлении таких улучшений были нарушены принципы добросовестности, разумности и т.д.

В других случаях понятия добросовестность и разумность применяются законодателем раздельно в качестве самостоятельных. Например, норма п. 1 ст. 234 ГК РФ гласит, что лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность). Пункт 1 ст. 220 ГК РФ указывает, что если стоимость переработки существенно превышает стоимость материалов, право собственности на новую вещь приобретает лицо, которое, действуя добросовестно, осуществило переработку для себя.

Отдельно указания о разумном ведении дел, разумных сроках, разумных мерах, разумных ценах и т.д. используются в качестве критерия оценки правомерности или неправомерности поведения субъектов многими нормами гражданского права. Так, правила п. 2 ст. 72 и п. 2 ст. 76 ГК РФ называют в качестве основания для лишения участника полного товарищества полномочия на ведение дел товарищества или исключения кого-либо из участников из товарищества обнаружившуюся неспособность полного товарищества к разумному ведению дел[27] . В случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства (п. 2 ст. 314 ГК РФ). По норме п. 2 ст. 375 ГК РФ гарант должен рассмотреть требование бенефициара с приложенными к нему документами в разумный срок и проявить разумную заботливость, чтобы установить, соответствует ли это требование и приложенные к нему документы условиям гарантии. Согласно п. 2 ст. 427 ГК РФ присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения, хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но содержит явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Из приведенных примеров видно, что с нарушениями требований о добросовестности и разумности осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей закон связывает серьезные последствия. Поэтому в п. 2 ст. 10 ГК РФ закреплено, что в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав и исполнение обязанностей в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается (презумпция разумности и добросовестности).

Разумность субъекта предполагает осмысленность (рациональность), логичность и целесообразность его поведения. Разумным можно считать поведение субъекта, если оно является результатом осмысления социально-экономической обстановки, в которой он находится, логически вытекает из нее, и целесообразно для него. О разумности срока исполнения обязанности можно говорить при его логическом соответствии существу обязательства. Встречные обязанности и целесообразно, и логично исполнять в кратчайшие сроки, так как они вытекают из обязательств, построенных по принципу: вначале исполняется обязанность одного лица, а лишь потом - другого. Поэтому если продавец хочет быстрее получить деньги в оплату вещи, он должен скорее исполнить свою обязанность по передаче вещи, потому что только после этого можно требовать оплаты. Разумной будет цена, предлагаемая собственником, если он осмысленно, логически увяжет ее с ценой, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги и если это целесообразно для него.

Разумность – это оценочное понятие, используемое законом. Разумность или неразумность поведения субъекта гражданских прав может быть установлена только судом с учетом фактических обстоятельств, в которых находился субъект.

В современном российском гражданском праве содержится одно легальное положение, содержащее определение добросовестности. В п. 1 ст. 302 ГК РФ сказано, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда оно было утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли (п. 1 ст. 302 ГК РФ). Как видно, добросовестность приобретателя связывается законом с незнанием им факта, имеющего юридическое значение, знание которого сделало бы его приобретение неправомерным. Данное заблуждение приобретателя (незнание) является, с точки зрения закона, извинительным, так как он не мог его избежать, а его поведение – добросовестным и правомерным. Если бы приобретатель не заблуждался, то есть знал о том, что продавец вещи не имеет правомочий на ее отчуждение, то его поведение было бы признано недобросовестным и потому неправомерным.

Следовательно, законодатель понимает добросовестность как субъективное состояние лица, которое не знает и не может (не должно) знать о факте, знание которого с точки зрения закона делает поведение лица неправомерным. Для констатации знания о факте или отсутствия такового (незнания) не нужно заглядывать в духовный мир лица, а достаточно исследования фактических обстоятельств, в которых он совершал юридически значимое действие. Вот почему добросовестность как критерий оценки поведения субъекта, осуществляющего право, есть категория этически безразличная, не несущая нравственной нагрузки.

Рассматривая дело о виндикации вещи и решая вопрос о добросовестности или недобросовестности приобретателя, суд будет исследовать доказательства, свидетельствующие о знании или незнании им факта отсутствия полномочий у отчуждателя вещи, а не его нравственные качества. Бесчестный профессиональный хранитель будет считаться добросовестным и не понесет ответственности за утрату и повреждение вещей, если докажет, что это произошло из-за свойств вещей, о которых он не знал и не должен был знать, принимая их на хранение (п. 1 ст. 901 ГК РФ).

Таким образом, добросовестность как извинительное с точки зрения закона заблуждение лица играет существенную роль в конкретизации запретов, устанавливающих пределы осуществления гражданских прав.

Недобросовестность является антиподом добросовестности. Недобросовестен тот субъект, который, совершая действие, знал или мог знать о его недопустимости с точки зрения закона. Законодатель часто использует понятие недобросовестности для описания запрещенных действий, например, действий, подпадающих под признаки недобросовестной конкуренции. К таким действиям относятся:

1) распространение ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки другому хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации;

2) введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств и качества товара;

3) некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых товаров с товарами других хозяйственных субъектов;

4) продажа товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполнения работ и услуг;

5) получение, использование, разглашение научно-технической, производственной или торговой информации, в том числе коммерческой тайны, без согласия ее владельца

Под социальным назначением субъективного права понимаются те цели, ради достижения которых эти права предоставляются участникам гражданских правоотношений.

Назначение субъективных прав либо прямо определяется гражданским законодательством, либо устанавливается самими участниками гражданских правоотношений в их договоре, либо вытекает из существа данного права. Так, по договору жилищного найма жилое помещение предоставляется нанимателю и членам его семьи для постоянного проживания, то есть для удовлетворения потребности в жилье. Поэтому, если жилое помещение самовольно используется для других целей, например, для организации производства или ведения предпринимательской деятельности, это будет означать, что право осуществляется в противоречии с его конкретным назначением. Гражданские права, осуществляемые в противоречии с их назначением, не пользуются правовой охраной[28] .

Назначение субъективного гражданского права – категория объективная. Цели правового регулирования диктуются социально-экономическими условиями жизни общества, а закон лишь санкционирует использование субъективных гражданских прав для их достижения. И поэтому несмотря на то, что цели, ради которых осуществляется субъективное право, определяются волей управомоченного субъекта, они не могут выходить за рамки целей, вытекающих из закона. Поэтому когда при осуществлении субъективного права преследуются цели, санкционированные законом, говорят об осуществлении права в соответствии с его социальным назначением.

Цель субъективного права, то есть его социальное назначение, определяется законом различными способами. Закон может запрещать определенные цели. Согласно ст. 169 ГК РФ лицо не может осуществлять свою правосубъектность путем совершения сделок, заведомо противных основам правопорядка и нравственности. Закон может предписывать цели, для которых может использоваться имущество. Нормой ст. 665 ГК РФ установлено, что арендодатель (лизингодатель) может предоставить арендатору (лизингополучателю) имущество во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Правило ст. 1041 ГК РФ гласит, что участники простого товарищества (договора о совместной деятельности) могут объединять свои вклады для извлечения прибыли или достижения иной цели, не противоречащей закону. Цель, ради которой осуществляется субъективное право, может быть прямо указана в законе. В ст. 113 Закона «О несостоятельности (банкротстве)»[29] сказано, что собственник имущества должника – унитарного предприятия в любое время до окончания внешнего управления в целях прекращения производства по делу о банкротстве вправе удовлетворить все требования кредиторов в соответствии с реестром их требований.

В абсолютном большинстве случаев цели правовых норм и соответственно вытекающих из них субъективных прав можно определить только в результате:

1) содержательного анализа общественных отношений, регулируемых этими нормами;

2) толкования данных норм;

3) выяснения сущности и содержания правоотношений, в содержание которых входят эти права. Так, при системном толковании правовых норм, закрепленных в законодательстве о банкротстве, становится очевидным, что их целью в первую очередь является защита прав кредиторов несостоятельного субъекта. И это не случайно, так как отношения по банкротству возникают при неспособности должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам.

Наряду с изложенными требованиями пределы осуществления гражданских прав определяются и некоторыми другими моментами. Так, правомерность реализации права может зависеть от объема право- и дееспособности участников гражданских правоотношений, в частности от характера специальной правоспособности юридического лица, от установленного законом или договором срока реализации права, от наличия или отсутствия определенных условий и т.п.[30]

С целью недопущения монополистической деятельности, то есть действий хозяйствующих субъектов, направленных на недопущение, ограничение или устранение конкуренции, гражданское законодательство вводит ряд дополнительных правил, определяющих рамки осуществления гражданских прав в сфере предпринимательства. Так, хозяйствующим субъектам, занимающим на рынке производимых ими товаров (услуг) доминирующее положение, запрещается злоупотреблять этим обстоятельством[31] . Такими злоупотреблениями, в частности, признаются действия, связанные с ограничением или прекращением производства либо изъятием товаров из обращения для создания их дефицита или повышения цены, навязывание контрагенту условий договора, не выгодных для него, либо не относящихся к предмету договора, либо ставящих его в неравное положение по сравнению с другими хозяйствующими субъектами и др.

Не допускается осуществление гражданских прав и в рамках заключенных соглашений конкурирующих хозяйствующих субъектов относительно установления (поддержания) цен (тарифов), скидок, надбавок, наценок, раздела рынка по территориальному или иному признаку, устранения с него других предпринимателей и т.д. Подобные соглашения запрещены законодательством и являются недействительными.

Таким образом, главным правовым средством установления пределов осуществления субъективных гражданских прав являются законодательные запреты на общественно вредные способы, формы, средства и цели осуществления этих прав. Благодаря этим запретам становится ясным социальное назначение того или иного субъективного гражданского права. Следовательно, когда субъективные права осуществляются в соответствии со своим назначением, можно говорить о законности осуществлении прав. Законность предполагает соблюдение управомоченным субъектом законодательно установленного порядка осуществления субъективных гражданских прав и исполнения обязанностей и использование при этом допускаемых способов и средств.

2.2 Принцип недопустимости злоупотребления правом. Понятие злоупотребления правом

Какова бы ни была в действующем законодательстве степень детализации и конкретизации запретов, устанавливающих пределы осуществления субъективных гражданских прав, они не могут исчерпать всех возможных проявлений социально неугодных способов, средств и целей осуществления субъективных гражданских прав. Иначе говоря, несмотря на самую тщательную законодательную проработку вопроса о пределах осуществления того или иного гражданского права, невозможно исключить случаи, когда субъект, осуществляя свое право, опираясь на него, совершает действия, прямо не запрещенные законом, но находящиеся в противоречии с целью осуществляемого права, санкционированной законодателем. Именно поэтому в современном российском гражданском праве действует принцип запрета злоупотребления правом. В п. 1 ст. 10 ГК закреплено, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

В действительности возможны весьма разнообразные действия, обладающие признаками злоупотребления правом. Все их невозможно описать в форме конкретных запретов. Поэтому правило п. 1 ст. 10 ГК сформулировано в виде руководящего положения, определяющего общее требование к субъектам не злоупотреблять правом, то есть как принцип осуществления права.

При этом предписание п. 1 ст. 10 ГК является конкретной нормой действующего гражданского права. Поэтому любые действия, прямо не описанные законом в качестве запрещенных, но совершаемые управомоченным субъектом во зло другим лицам, должны квалифицироваться как правонарушения, ибо они нарушают принципиальный запрет, содержащийся в норме п. 1 ст. 10 ГК. Таким образом, в качестве юридического критерия для признания действия, прямо не описанного законом как запрещенного, гражданским правонарушением в форме злоупотребления правом, должно использоваться правило, сформулированное как принцип осуществления гражданских прав[32] .

Возможность применения правового принципа как общеобязательного критерия для определения правомерности или неправомерности поведения субъектов имеет легальную правовую основу.

Допуская аналогию права, законодатель в п. 2 ст. 6 ГК РФ указал, что гражданские права и обязанности могут возникать из действий граждан и организаций, которые хотя, и не предусмотрены законом, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности. Из этого видно, что законодатель предписывает использовать в качестве основания для признания поведения субъектов юридически значимым – правомерным или неправомерным – общие начала гражданского законодательства, которые являются ни чем иным, как принципами гражданского права[33] .

Регламентация законом принципа недопустимости злоупотребления правом обусловлена, прежде всего, самой социальной природой субъективного права. Всякое субъективное право представляет собой социальную ценность лишь постольку, поскольку его можно реализовать, то есть воспользоваться предоставляемыми данным субъективным правом возможностями для удовлетворения материальных и культурных потребностей управомоченного лица. Предоставляя гражданам и организациям определенные субъективные права, гражданское законодательство предоставляет управомоченному субъекту также и необходимую свободу поведения, обеспечивающую превращение этих возможностей в действительность, устанавливает правовые гарантии осуществления этих прав.

Однако как само субъективное право по своему содержанию, так и та свобода, которая гарантируется законом в целях реального осуществления права управомоченным лицом, не могут быть безграничными. Всякое субъективное право, будучи мерой возможного поведения управомоченного лица, имеет определенные границы как по своему содержанию, так и по характеру его осуществления. Границы выступают неотъемлемым свойством всякого субъективного права, так как при отсутствии таких границ право превращается в свою противоположность – в произвол, то есть в злоупотребление правом[34] .

Злоупотребление правом есть особое гражданское правонарушение, совершаемое управомоченным лицом при осуществлении принадлежащего ему субъективного права и заключающееся в использовании им конкретной формы его осуществления, противоречащей социальному назначению права и направленное на причинение вреда другому лицу[35] .

Необходимо отметить, что злоупотреблять можно лишь субъективным правом, под которым следует понимать не только различные права и свободы, но и властные или должностные полномочия, недобросовестное использование которых наиболее часто встречается в практике. Поэтому субъектами, злоупотребляющими своими правами, могут быть:

1) носители конституционных прав и свобод (граждане, политические партии, средства массовой информации);

2) предприятия, учреждения, организации (например, предприятие-монополист, злоупотребляющий доминирующим положением на рынке);

3) государственные органы и их должностные лица.

Тем самым, осуществление права можно определить как действие, чаще всего, волевое. В свою очередь воля функционирует не сама по себе. Двигателем, приводящим в действие волю, является интерес, который представляет собой объективную категорию, существующую в форме связи субъекта с окружающими условиями в виде общественных отношений, содержанием которых является потребность субъекта, его объективные нужды, выражающие необходимую связь, зависимость человека от природы и общества. Реализация законного интереса – цель осуществления субъективного права. Совершение управомоченным субъектом действий по осуществлению права в своём интересе отвечает интересам общества. Таким образом, если удовлетворение интереса – это цель субъективного права, и достижение этой цели создаёт положительный социальный эффект, то осуществление права в отсутствии интереса в этом влечёт отрицательные последствия для общества, против которых направлен запрет злоупотребления правом.

2.3 Виды злоупотребления правом

Исследование законодательства, регламентирующего поведение (деятельность) субъектов, злоупотребляющих своими правами, дает возможность классифицировать различного рода злоупотребления правом на:

1) правомерные;

2) законодательно ограничиваемые;

3) противоправные.

В первом случае субъект, злоупотребляя правом, не нарушает правовых предписаний и, следовательно, не посягает на чьи-либо права и законные интересы, а затрудняет их осуществление, ограничивает возможность их реализации другими субъектами права. Так, автолюбитель, двигаясь по улице города со скоростью 20 км/ч из-за боязни попасть в аварию и тем самым создавая затор, не нарушает право других водителей развивать скорость до 60 км/ч, а лишь временно ограничивает возможность реализовать это право на практике[36] .

Правомерное злоупотребление правом причиняет вред неохраняемым законом отношениям, поэтому такие злоупотребления в зависимости от конкретных обстоятельств можно рассматривать как аморальные или нецелесообразные.

Субъект действует аморально, если не соотносит свое поведение с конкретно-историческими представлениями о добре и зле, хорошем и плохом, с общечеловеческими ценностями, регулирующими отношение людей друг к другу, к семье, обществу, государству.

Субъект поступает нецелесообразно, если указанную в законе цель рациональнее достичь путем использования других правовых средств[37] .

В последнее время наиболее часто стали встречаться случаи правомерного злоупотребления свободой совести и свободой вероисповедания представителями тоталитарных сект. Под их влиянием люди добровольно бросают учебу или работу, уходят из семьи, передают свое имущество в собственность религиозной организации, воспитывают детей исключительно в соответствии с догмами своего вероучения. Другой пример – применение следователями такой меры пресечения, как содержание под стражей, к лицам, впервые совершившим нетяжкие преступные деяния.

Таким образом, злоупотребление правом происходит при реализации субъектом своих прав в виде использования правовых предписаний. Поскольку субъектом соблюдаются запрещающие нормы, он не совершает правонарушений и не подлежит юридической ответственности.

Второй вид злоупотреблений правом – законодательно ограничиваемые злоупотребления. В данном случае возможность употребления прав во зло ограничивается предписаниями закона, которые не содержат санкций (следовательно, злоупотребляющий правом не может быть привлечен к юридической ответственности), а направлены на то, чтобы:

1) воспрепятствовать злоупотреблению правом в какой-либо сфере общественных отношений. Например, ст. 10 ГК РФ («Пределы осуществления гражданских прав») предписывает: «Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

В случае несоблюдения вышеуказанных требований суд, арбитражный суд или третейский суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права».

2) исключить дальнейшую возможность конкретного субъекта злоупотреблять своим субъективным правом. Так, ст. 69 Семейного кодекса РФ устанавливает, что родители могут быть лишены родительских прав, если они злоупотребляют своими родительскими правами (например, заставляют детей попрошайничать, не разрешают им учиться).

Злоупотребления правом второго вида признаются законодателем нежелательными, поскольку они могут причинить вред охраняемым законом отношениям. Правовыми последствиями, наступающими за совершение таких злоупотреблений, являются лишение лица конкретного субъективного права либо отказ в защите принадлежащих ему прав.

Третий вид злоупотребления правом – неправомерное злоупотребление, которое необходимо рассматривать как одну из форм противоправного и наказуемого деяния. Субъектами этих деяний, как правило, являются сотрудники правоохранительных органов, руководящие работники, журналисты, то есть лица, наделенные законом властью, специальными правами или полномочиями для осуществления общественно значимых функций.

Данный вид злоупотреблений характеризуется следующими признаками:

1) субъект противоправно реализует предоставленное ему субъективное право;

2) реализацией субъективного права причиняется вред охраняемым законом отношениям, нарушаются права, законные интересы личности, общества, государства;

3) наличествует причинно-следственная связь между противоправным деянием и негативными последствиями.

Ответственность за совершение этих деяний может быть установлена как в законе (например, ст. 285 Уголовного кодекса Российской Федерации[38] ,[39] «Злоупотребление должностными полномочиями», ст. 59 Закона РФ «О средствах массовой информации»[40] ), так и в подзаконном акте (должностных инструкциях, дисциплинарных уставах и др.). Однако в статье нормативного правового акта не всегда может указываться та или иная форма злоупотребления. Очень часто злоупотребление правом является способом совершения других правонарушений. Так, по мнению Ф.М. Решетникова, конкретные виды злоупотреблений должностных лиц, например, могут быть квалифицированы не как самостоятельные должностные преступления, а как посягательства на права граждан (нарушение тайны переписки), как преступления против правосудия (незаконный арест, неправосудный приговор) или против собственности (присвоение имущества путем должностного подлога)[41] .

То же самое относится и к другим субъектам. Например, журналист, злоупотребляющий свободой массовой информации, может совершить такие преступления, как клевета, оскорбление, публичные призывы к изменению конституционного строя России, возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды[42] .

Таким образом, неправомерное злоупотребление правом может быть как конкретно указанной в законе формой противоправного и наказуемого деяния (например, в ст. 185 УК РФ «Злоупотребления при выпуске ценных бумаг»), так и способом совершения значительного числа правонарушений (например, злоупотребляя свободой слова, оратор на митинге призывает к развязыванию агрессивной войны).

На основе вышеизложенного, необходимо отметить, что термин «злоупотребление правом» довольно точно выражает имеющее место в правовой действительности явление. Однако при его использовании как в законодательстве, так и в юридической науке необходимо учитывать всю его многозначность.


ГЛАВА 3. ИНСТИТУТ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

3.1 Понятие и формы защиты гражданских прав

Нормальный гражданский оборот предполагает не только признание за субъектами определенных гражданских прав, но и обеспечение их надежной правовой охраны. В соответствии со сложившейся в науке традицией понятием «охрана гражданских прав » охватывается вся совокупность мер, обеспечивающих нормальный ход реализации прав. В него включаются меры не только правового, но и экономического, политического, организационного и иного характера, направленные на создание необходимых условий для осуществления субъективных прав. Что касается собственно правовых мер охраны, то к ним относятся все меры, с помощью которых обеспечивается как развитие гражданских правоотношений в их нормальном, ненарушенном состоянии, например, закрепление гражданской право- и дееспособности субъектов, установление обязанностей и т.п., так и восстановление нарушенных или оспоренных прав и интересов.

Наряду с таким широким пониманием охраны в гражданском праве и в законодательстве используется и понятие охраны в узком смысле слова. В этом случае в него включаются лишь те предусмотренные законом меры, которые направлены на восстановление или признание гражданских прав и защиту интересов при их нарушении или оспаривании, что и выступает сущностью понятия «защита гражданских прав»[43] .

Защита гражданских прав – одна из важнейших категорий теории гражданского права, без уяснения которой весьма сложно разобраться в характере и особенностях гражданско-правовых санкций, механизме их реализации и других вопросах, возникающих в связи с нарушением гражданских прав.

Право на защиту можно определить как предоставленную управомоченному лицу возможность применения мер правоохранительного характера для восстановления его нарушенного или оспариваемого права.

Право на защиту включает в себя, с одной стороны, возможность совершения управомоченным лицом собственных положительных действий и, с другой стороны, возможность требования определенного поведения от обязанного лица. Право на собственные действия в данном случае включает в себя такие меры воздействия на нарушителя, как, например, необходимая оборона, применение так называемых оперативных санкций и т.д. Право требования определенного поведения от обязанного лица охватывает, в основном, меры воздействия, применяемые к нарушителю компетентными государственными органами, к которым потерпевший обращается за защитой нарушенных прав.

Предметом защиты являются не только субъективные гражданские права, но и охраняемые законом интересы. Субъективное гражданское право и охраняемый законом интерес являются очень близкими и зачастую совпадающими правовыми категориями, в связи с чем они не всегда разграничиваются в литературе. На самом деле, в основе всякого субъективного права лежит тот или иной интерес, для удовлетворения которого субъективное право и предоставляется управомоченному. Одновременно охраняемые интересы в большинстве случаев опосредуются конкретными субъективными правами, в связи с чем защита субъективного права представляет собой и защиту охраняемого законом интереса[44] .

Однако субъекты гражданского права могут обладать и такими интересами, которые не опосредуются субъективными правами, а существуют самостоятельно в форме охраняемых законом интересов и как таковые подлежат защите в случае их нарушения.

Защита охраняемого законом интереса, а не собственно субъективного права, имеет место и в тех случаях, когда в результате правонарушения само субъективное право прекращается. Например, при уничтожении вещи право собственности на нее не может быть защищено, так как его уже не существует. Следовательно, речь может идти лишь о защите охраняемого законом интереса бывшего собственника вещи в восстановлении своего имущественного положения, который обеспечивается с помощью иска из причинения вреда или иного адекватного взаимоотношениям сторон способа защиты. Таким образом, охраняемый законом интерес нередко выступает в гражданском праве в качестве самостоятельного предмета защиты.

Защита субъективных гражданских прав осуществляется в предусмотренном законом порядке, то есть посредством применения надлежащей формы, средств и способов защиты. Под формой защиты понимается комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав. Различают две основные формы защиты – юрисдикционную и неюрисдикционную.

Юрисдикционная форма защиты есть деятельность уполномоченных государством органов по защите нарушенных или оспариваемых субъективных прав. Суть ее выражается в том, что лицо, права и законные интересы которого нарушены неправомерными действиями, обращается за защитой к государственным или иным компетентным органам (в суд, арбитражный, третейский суд, вышестоящую инстанцию и т.д.), которые уполномочены принять необходимые меры для восстановления нарушенного права и пресечения правонарушения.

В рамках юрисдикционной формы защиты, в свою очередь, выделяются общий и специальный порядок защиты нарушенных прав. По общему правилу, защита гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в судебном порядке. Основная масса гражданско-правовых споров рассматривается районными, городскими, областными и иными судами общей компетенции. Наряду с ними судебную власть осуществляют арбитражные суды, которые разрешают споры, возникающие в процессе предпринимательской деятельности. По соглашению участников гражданского правоотношения спор между ними может быть передан на разрешение третейского суда. В тех случаях, когда конституционные права и свободы граждан нарушены или могут быть нарушены законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, граждане обладают правом на обращение в Конституционный Суд РФ.

В качестве средства судебной защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов выступает, по общему правилу, иск, то есть обращенное к суду требование об отправлении правосудия, с одной стороны, и обращенное к ответчику материально-правовое требование о выполнении лежащей на нем обязанности или о признании наличия или отсутствия правоотношения, с другой стороны. В отдельных случаях средством судебной защиты являются заявление, в частности по делам особого производства, или жалоба, в частности при обращении в Конституционный Суд РФ. Судебный или, как его нередко называют, исковой порядок защиты применяется во всех случаях, кроме тех, которые особо указаны в законе.

Специальным порядком защиты гражданских прав, в соответствии со ст. 11 ГК РФ, следует признать административный порядок их защиты. Он применяется в виде исключения из общего правила, то есть только в прямо указанных в законе случаях. Средством защиты гражданских прав, осуществляемой в административном порядке, является жалоба, подаваемая в соответствующий управленческий орган лицом, права и законные интересы которого пострадали в результате правонарушения.

В некоторых случаях в соответствии с законом применяется смешанный , то есть административно-судебный, порядок защиты нарушенных гражданских прав. В этом случае потерпевший, прежде чем предъявить иск в суд, должен обратиться с жалобой в государственный орган управления. В таком порядке разрешаются, например, отдельные споры патентного характера, некоторые дела, возникающие из правоотношений в сфере управления, и др.

Неюрисдикционная форма защиты охватывает собой действия граждан и организаций по защите гражданских прав и охраняемых законом интересов, которые совершаются ими самостоятельно, без обращения за помощью к государственным и иным компетентным органам. Например, лицо устанавливает в квартиру замки и сигнализацию для защиты своей собственности, то есть прибегает к самозащите прав[45] .

Таким образом, под гражданско-правовой защитой нарушенных прав понимается охранительное воздействие норм, имеющее целью восстановить право, компенсировать нарушенный интерес, пресечь противоправные действия, препятствующие осуществлению права или обеспечению правопорядка. Законодатель выделяет три формы осуществления защиты: судебная, административная, самозащита.

3.2 Способы защиты гражданских прав

Согласно ст. 12 ГК РФ среди способов защиты гражданских прав мерами ответственности могут быть признаны лишь возмещение убытков, взыскание неустойки и компенсация морального вреда; все остальные являются мерами защиты.

Под способами защиты субъективных гражданских прав понимаются закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя.

Защита гражданских прав осуществляется путем:

1) признания права;

2) восстановления положения, существовавшего до нарушения нрава, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

3) признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;

4) признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

5) самозащиты права;

6) присуждения к исполнению обязанности в натуре;

7) возмещения убытков;

8) взыскания неустойки;

9) компенсации морального вреда;

10) прекращения или изменения правоотношения;

11) неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;

12) иными способами, предусмотренными законом[46] .

Рассмотрим более детально способы защиты. Первым из них названо признание субъективного права. Необходимость в данном способе защиты возникает тогда, когда наличие у лица определенного субъективного права подвергается сомнению, субъективное право оспаривается, отрицается или имеется реальная угроза таких действий. Зачастую неопределенность субъективного права приводит к невозможности его использования или, по крайней мере, затрудняет такое использование.

Признание права как средства его защиты по самой своей природе может быть реализовано лишь в юрисдикционном (судебном) порядке, но не путем совершения истцом каких-либо самостоятельных односторонних действий. Требование истца о признании права обращено не к ответчику, а к суду, который должен официально подтвердить наличие или отсутствие у истца спорного права.

В большинстве случаев требование о признании субъективного права является необходимой предпосылкой применения иных, предусмотренных ст. 12 ГК РФ способов защиты. Например, чтобы восстановить положение, существовавшее до нарушения, или принудить должника к выполнению обязанности в натуре, истец должен доказать, что он обладает соответствующим правом, защиты которого он добивается. Однако нередко требование о признании права имеет самостоятельное значение и не поглощается другими способами защиты. Так, признание права является распространенным способом защиты права собственности, других абсолютных (право хозяйственного ведения, право авторства и т.д.) и относительных прав.

Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, как самостоятельный способ защиты применяется в тех случаях, когда нарушенное регулятивное субъективное право в результате правонарушения не прекращает своего существования и может быть реально восстановлено путем устранения последствий правонарушения. Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, может происходить посредством применения как юрисдикционного, так и неюрисдикционного порядка защиты[47] .

Распространенным способом защиты субъективных прав является пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Как и признание права, данный способ защиты может применяться в сочетании с другими способами защиты, например, взысканием убытков или неустойки, или иметь самостоятельное значение. В последнем случае интерес обладателя субъективного права выражается в том, чтобы прекратить (пресечь) нарушение его права на будущее время или устранить угрозу его нарушения. Нередко назначение данного способа защиты состоит в устранении препятствий для осуществления права, создаваемых нарушителем. Обычно это имеет место при длящемся правонарушении, которое само по себе не лишает лицо субъективного права, но мешает ему нормально им пользоваться. Так, собственник имущества в соответствии со ст. 304 ГК может потребовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения[48] .

Признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки представляют собой частные случаи реализации такого способа защиты, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, так как совпадают с ним по правовой сущности. Наиболее очевидным это является при приведении сторон, совершивших недействительную сделку, в первоначальное положение. Но и тогда, когда в соответствии с законом к одной из сторон недействительной сделки применяются конфискационные меры в виде взыскания всего полученного или причитающегося по сделке в доход государства, права и законные интересы другой стороны защищаются путем восстановления для нее положения, существовавшего до нарушения права[49] .

Защита прав и охраняемых законом интересов граждан и юридических лиц может осуществляться путем признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления. Это означает, что гражданин или юридическое лицо, гражданские права или охраняемые законом интересы которого нарушены изданием не соответствующего закону или иным правовым актам административного акта, а в случаях, предусмотренных законом, - и нормативного акта, имеют право на их обжалование в суд. Установив, что соответствующий акт является, с одной стороны, противоправным ввиду его расхождения с законом или иными правовыми актами, например, принят не уполномоченным на то органом, и, с другой стороны, нарушает субъективные гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, суд принимает решение о признании его недействительным полностью или частично. Какой-либо дополнительной отмены акта со стороны издавшего его органа при этом не требуется.

По смыслу закона граждане и юридические лица могут добиваться признания недействительными не только незаконных актов государственных органов и органов местного самоуправления, но и актов, изданных органами управления юридических лиц, если эти акты не соответствуют закону и иным нормативным актам и нарушают права и охраняемые законом интересы этих граждан и юридических лиц. В частности, подлежат рассмотрению судами споры по искам о признании недействительными решений собрания акционеров, правления и иных органов акционерного общества, нарушающих права акционеров, предусмотренные законодательством.

По общему правилу, незаконные акты признаются недействительными с момента их издания, если только они не стали таковыми с момента принятия нового закона или иного правового акта. Требование о признании незаконного акта недействительным может сочетаться с другими мерами защиты, например, требованием о возмещении убытков, либо носить самостоятельный характер, если интерес субъекта права сводится лишь к самой констатации недействительности акта, препятствующего, например, реализации права.

Следующий способ - неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону. Данная мера распространяется как на индивидуально-правовые, так и нормативные акты государственных органов и органов местного самоуправления. В обоих случаях суд должен обосновать, почему им не применяется в конкретной ситуации тот или иной правовой акт, какой норме и какому закону он противоречит. Следует указать, что судом не должны применяться незаконные акты любых государственных органов и органов местного самоуправления, включая и те из них, признание недействительности которых не относится к его компетенции. Если же вопрос о признании недействительным незаконного акта государственного органа или органа местного самоуправления входит в компетенцию данного суда, последний не может ограничиться лишь игнорированием этого акта, а должен объявить его недействительным. Наконец, надлежит отметить, что не применять незаконные акты должен не только суд, но и любые другие органы, осуществляющие защиту прав граждан и юридических лиц.

Присуждение к исполнению обязанности в натуре, нередко именуемое в литературе еще реальным исполнением, как самостоятельный способ защиты гражданских прав характеризуется тем, что нарушитель по требованию потерпевшего должен реально выполнить те действия, которые он обязан совершить в силу обязательства, связывающего стороны. Исполнение обязанности в натуре обычно противопоставляется выплате денежной компенсации. Лишь в тех случаях, когда реальное исполнение стало объективно невозможным либо нежелательным для потерпевшего, данный способ должен быть заменен иным средством защиты по выбору потерпевшего. Возмещение убытков и взыскание неустойки представляют собой наиболее распространенные способы защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов, которые применяются в сфере как договорных, так и внедоговорных отношений. В отличие от возмещения вреда в натуре, например, путем предоставления должником кредитору вещи того же рода и качества, в данном случае имущественный интерес потерпевшего удовлетворяется за счет денежной компенсации понесенных им имущественных потерь. При этом такая компенсация может быть либо прямо увязана с размером причиненного вреда (возмещение убытков), либо связана с ними лишь косвенным образом или вообще независима от него (взыскание неустойки). Основной формой компенсации причиненного потерпевшему ущерба является возмещение убытков; взыскание неустойки (штрафа) производится в случаях, прямо предусмотренных законом или договором. В соответствии с п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права: утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Такой способ защиты гражданских прав, как компенсация морального вреда, состоит в возложении на нарушителя обязанности по выплате потерпевшему денежной компенсации за физические или нравственные страдания, которые тот испытывает в связи с нарушением его прав. Применение данного способа защиты ограничивается двумя основными обстоятельствами. Во-первых, требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены только конкретными гражданами, так как юридические лица физических или нравственных страданий испытывать не могут. Во-вторых, нарушенные права должны носить, по общему правилу, личный неимущественный характер. Своеобразным способом защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов является прекращение или изменение правоотношения. Важно, однако, чтобы возможность прекращения или изменения правоотношения была прямо предусмотрена законом или договором. Прекращение (изменение) правоотношения как способ защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов может применяться в связи как с виновными, так и невиновными действиями контрагента.

В завершение следует отметить, что перечень способов защиты гражданских прав, закрепленный в ст. 12 ГК РФ, не является исчерпывающим, поскольку в этой статье кроме всех вышеперечисленных способов указано, что защита гражданских прав осуществляется иными способами, предусмотренными законом. Например, довольно распространенным на сегодняшний день является такой способ, как опровержение по суду лицом порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, не соответствующих действительности (ст. 152 ГК РФ).


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Граждане, участники правоотношений имеют субъективные права и право на их реализацию, то есть всякое субъективное право можно реализовывать для удовлетворения потребностей субъекта права (п. 1 ст. 9 ГК РФ). Гражданские права являются частью конституционных прав, поэтому конституционное положение о том, что граждане имеют равные конституционные права и свободы и равны перед законом в полной мере относится и к гражданским правам. Никто не может быть ограничен в правах, но и никто не может обладать большим объемом прав, чем другие.

Однако абсолютной свободы правообладания не может быть, так как государство и общество также обладают свободой. Стремление личности к абсолютной свободе обладания большим объемом прав приводит к злоупотреблению этими правами. Поэтому существуют некоторые ограничения прав и свобод, которые гарантируются законом в целях реального осуществления права управомоченным лицом.

Всякое субъективное право, как мера возможного поведения субъекта, имеет определенные границы по своему содержанию и по характеру его осуществления. Эти границы позволяют обратить внимание на то, что субъективное право на совершение одних действий не может распространяться на другое действие.

В ст.ст. 9 и 10 ГК РФ содержатся, во-первых, правовые нормы, закрепляющие гарантии свободы реализации субъективных гражданских прав, а во-вторых, – нормы, ограничивающие возможность ненадлежащего использования этой свободы. Законодательством установлены некоторые пределы осуществления гражданских прав, однако этот перечень не может исчерпать все возможные проявления социально неугодных способов, средств и целей осуществления гражданских прав, он может пополняться в связи с развитием рыночных отношений и появлением новых гражданско-правовых отношений.

Наряду с указанным, нормальный гражданский оборот предполагает не только признание за субъектами определенных гражданских прав, но и обеспечение их надежной правовой охраны. Под гражданско-правовой защитой нарушенных прав понимается охранительное воздействие норм, имеющее целью восстановить право, компенсировать нарушенный интерес, пресечь противоправные действия, препятствующие осуществлению права или обеспечению правопорядка. Законодатель выделяет три формы осуществления защиты: судебная, административная, самозащита.

В целом, проведенное исследование института осуществления гражданских прав и исполнения обязанности показало, на сегодняшний день данная тематика малоизученна, что вызывает массу дискуссий и проблем среди ученых. Сложившаяся ситуация открывает большие перспективы для научных исследований и попытке решения существующих проблем, что и было предпринято в настоящей работе.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993)

2. Всеобщая декларация прав человека (принята 10.12.1948 Генеральной Ассамблеей ООН) // Российская газета. – 1995. – 5 апреля.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.12.1995) (ред. от 25.12.2008) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.10.1994) (ред. от 09.02.2009) // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 № 146-ФЗ (принят ГД ФС РФ 01.11.2001) (ред. от 30.06.2008) // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 49. – Ст. 4552.

6. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 № 230-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.11.2006) (ред. от 08.11.2008) // Собрание законодательства РФ. – 2006. – № 52 (1 ч.) – Ст. 5496.

7. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (принят ГД ФС РФ 23.10.2002) (ред. от 09.02.2009) // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

8. Закон РФ от 27.12.1991 № 2124-1 (ред. от 25.12.2008, с изм. от 09.02.2009) «О средствах массовой информации» // Российская газета. – 1992. – 08 февраля.

9. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 03.02.2006 № 25-О07-37-СП.

10. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 12.07.2007 № КАС07-305.

11. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 13.11.2008 № 46-ДП07-57.

12. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 21.11.2007 № 55-Г07-8.

13. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 03.07.2007 № 3238/07 по делу № А41-К1-3402/06.

14. Постановление Федерального Арбитражного Суда Уральского округа от 02.10.2007 по делу № А72-6677/06-12/228.

15. Постановление Федерального Арбитражного Суда Уральского округа от 16.10.2006 по делу № А26-4020/2006-110.

16. Постановление Федерального Арбитражного Суда Уральского округа от 30.10.2007 № Ф09-8431/07-С1 по делу № А47-2378/07.

17. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (принят ГД ФС РФ 08.12.1995) (ред. от 30.06.2008) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.09.2008) // Собрание законодательства РФ. – 1996 . – № 1. – Ст. 16.

18. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 30.12.2008) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.

19. Федеральный закон от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2007. – № 41. – Ст. 4849.

20. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 30.12.2008) «О несостоятельности (банкротстве)» (принят ГД ФС РФ 27.09.2002) (с изм. и доп., вступающими в силу с 11.01.2009) // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.

Научная литература

1. Гатин А.М. Гражданское право: учебное пособие / А.М. Гатин. – М.: Дашков и К, 2007.

2. Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. В 2 т. Т. 1. – М., 1998.

3. Гражданское право: учебник. Т. I / Под ред. О.Н. Садикова. – М.: ИНФРА-М, 2006.

4. Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М., 1997.

5. Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав. Изд. 2-е, стереотип. – М.: «Статут», 2001.

6. Дмитрик Н.А. Осуществление субъективных гражданских прав с использованием сети Интернет. – М., 2006.

7. Ответственность за должностные преступления в зарубежных странах / Под ред. Ф.М. Решетникова. – М., 1994.

8. Поротикова О.А. Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом / О.А. Поротикова. – М.: Волтерс Клувер, 2007.

9. Проблемы совершенствования российского законодательства в обеспечении законных прав и интересов личности: Материалы всероссийской научно-практической конференции (6 декабря 2001 года) – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2002.

10. Радченко С.Д. Злоупотребление правом в гражданском праве России: Автореф. дис. на соиск… к.ю.н. – М., 2008.

11. Рыбаков О.Ю. Личность. Права и свободы. Правовая политика. – М., 2004.

12. Савченко Е.Я. Актуальные проблемы защиты гражданских прав: Лекция. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2003.

13. Суханов Е.А. Гражданское право. В 4 т. Т. 1: Общая часть: учебник для студентов вузов, обучающихся по направлению 521400 «Юриспруденция» и по специальности 021100 «Юриспруденция» / Е.А. Суханов. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2007. 14. Чаусская О.А. Гражданское право: учебник для студентов вузов / О.А. Чаусская. – М.: Дашков и К, 2007.

15. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права: Учебное пособие. В 2 т. Т. 2. – М., 1995.

16. Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. – Свердловск, 1972.

Научно-публицистическая литература

1. Аникин А.С. Содержание и осуществление субъективного гражданского права // Юрист. – 2008. – № 3.

2. Вавилин Е.В. Гражданское правоотношение в механизме реализации субъективного права и исполнения субъективной обязанности // Журнал российского права. – 2007. – № 7.

3. Вавилин Е.В. Исполнение субъективных гражданских обязанностей: проблемы теории и практики // Бюллетень нотариальной практики. – 2007. – № 2.

4. Вавилин Е.В. Понятие и механизм осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей // Журнал российского права. – 2004. – № 5.

5. Вавилин Е.В. Принцип гарантированного осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей // Нотариус. – 2008. – № 4.

6. Вавилин Е.В. Проблемы защиты гражданских прав // Бюллетень нотариальной практики. – 2008. – № 2.

7. Емельянов В. Запрет злоупотребления гражданскими правами // Законность. – 2008. – № 3.

8. Кархалев Д. Субъективное право на защиту // Арбитражный и гражданский процесс. – 2008. – № 1.

9. Люшня А.В. Признание права как средство защиты // Арбитражные споры. – 2006. – № 3.

10. Маковский А.Л. Концепция Гражданского кодекса России // Международная научно-практическая конференция «Гражданское законодательство Российской Федерации: состояние, проблемы, перспективы». Концепция гражданского законодательства Российской Федерации и тезисы докладов. – М., 1994.

11. Малиновский А.А. Злоупотребление правом: теоретические аспекты // Журнал российского права. – 2003. – № 5.

12. Малиновский А.А. Способы осуществления права // Журнал российского права. – 2007. – № 3.

13. Малиновский А.А. Усмотрение в праве // Государство и право. – 2006. – № 4.

14. Пчелинцев С.В. О понятиях «пределы осуществления прав и свобод граждан» и «пределы ограничения прав и свобод граждан»: теоретические аспекты // Российский судья. – 2006. – № 4.

15. Уруков В.Н. Пределы осуществления гражданских прав // Право и экономика. – 2007. – № 3.


[1] Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. – Свердловск, 1972. С. 86.

[2] Аникин А.С. Содержание и осуществление субъективного гражданского права // Юрист. – 2008. – № 3. – С. 16-17.

[3] Маковский А.Л. Концепция Гражданского кодекса России // Международная научно-практическая конференция "Гражданское законодательство Российской Федерации: состояние, проблемы, перспективы". Концепция гражданского законодательства Российской Федерации и тезисы докладов. – М., 1994. С. 33.

[4] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 03.07.2007 № 3238/07 по делу № А41-К1-3402/06.

[5] Всеобщая декларация прав человека (принята 10.12.1948 Генеральной Ассамблеей ООН) // Российская газета. – 1995. – 5 апреля. – С. 8-9.

[6] Вавилин Е.В. Принцип гарантированного осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей // Нотариус. – 2008. – № 4. – С. 25-26.

[7] Рыбаков О.Ю. Личность. Права и свободы. Правовая политика. – М., 2004. С. 94.

[8] Федеральный закон от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2007. – № 41. – Ст. 4849.

[9] Шершеневич Г.Ф. Общая теория права: Учебное пособие. В 2 т. Т. 2. – М., 1995. С. 202.

[10] Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. В 2 т. Т. 1. – М., 1998. С. 379.

[11] Дмитрик Н.А. Осуществление субъективных гражданских прав с использованием сети Интернет. – М., 2006. С. 65.

[12] Малиновский А.А. Усмотрение в праве // Государство и право. – 2006. – № 4. – С. 102-104.

[13] Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (принят ГД ФС РФ 08.12.1995) (ред. от 30.06.2008) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.09.2008) // Собрание законодательства РФ. – 1996 . – № 1. – Ст. 16.

[14] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (принят ГД ФС РФ 23.10.2002) (ред. от 09.02.2009) // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

[15] Далее ГПК РФ.

[16] Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М., 1997. С. 249-250.

[17] Малиновский А.А. Способы осуществления права // Журнал российского права. – 2007. – № 3. – С. 27-29.

[18] Чаусская О.А. Гражданское право: учебник для студентов вузов / О.А. Чаусская. – М.: Дашков и К, 2007. – С. 172.

[19] Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав. Изд. 2-е, стереотип. – М.: "Статут", 2001. – С. 102-103.

[20] Вавилин Е.В. Исполнение субъективных гражданских обязанностей: проблемы теории и практики // Бюллетень нотариальной практики. – 2007. – № 2. – С. 33-34.

[21] Вавилин Е.В. Гражданское правоотношение в механизме реализации субъективного права и исполнения субъективной обязанности // Журнал российского права. – 2007. – № 7. – С. 7-8.

[22] Гатин А.М. Гражданское право: учебное пособие / А.М. Гатин. – М.: Дашков и К, 2007. – С. 79-80.

[23] Определение Верховного Суда Российской Федерации от 12.07.2007 № КАС07-305.

[24] Суханов Е.А. Гражданское право. В 4 т. Т. 1: Общая часть: учебник для студентов вузов, обучающихся по направлению 521400 «Юриспруденция» и по специальности 021100 «Юриспруденция» / Е.А. Суханов. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – С. 527.

[25] Гражданское право: учебник. Т. I / Под ред. О.Н. Садикова. – М.: ИНФРА-М, 2006. – С. 144.

[26] Пчелинцев С.В. О понятиях «пределы осуществления прав и свобод граждан» и «пределы ограничения прав и свобод граждан»: теоретические аспекты // Российский судья. – 2006. – № 4. – С. 31-32.

[27] Суханов Е.А. Указанная работа. С. 530.

[28] Определение Верховного Суда Российской Федерации от 21.11.2007 № 55-Г07-8.

[29] Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 30.12.2008) «О несостоятельности (банкротстве)» (принят ГД ФС РФ 27.09.2002) (с изм. и доп., вступающими в силу с 11.01.2009) // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.

[30] Постановление ФАС Уральского округа от 02.10.2007 по делу № А72-6677/06-12/228.

[31] Постановление ФАС Уральского округа от 30.10.2007 № Ф09-8431/07-С1 по делу № А47-2378/07.

[32] Емельянов В. Запрет злоупотребления гражданскими правами // Законность. - 2008. - № 3. – С. 29-30.

[33] Радченко С.Д. Злоупотребление правом в гражданском праве России: Автореф. дис. на соиск… к.ю.н. – М., 2008. – С. 5.

[34] Грибанов В. П. Указанная работа. С. 117-118.

[35] Малиновский А.А. Злоупотребление правом: теоретические аспекты // Журнал российского права. – 2003. – № 5. – С. 22.

[36] Постановление ФАС Уральского округа от 16.10.2006 по делу № А26-4020/2006-110.

[37] Поротикова О.А. Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом / О.А. Поротикова. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – С. 49.

[38] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 30.12.2008) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.

[39] Далее УК РФ.

[40] Закон РФ от 27.12.1991 № 2124-1 (ред. от 25.12.2008, с изм. от 09.02.2009) "О средствах массовой информации" // Российская газета. – 1992. – 08 февраля. – С. 6-7.

[41] Ответственность за должностные преступления в зарубежных странах / Под ред. Ф.М. Решетникова. – М., 1994. С. 7.

[42] Определение Верховного Суда Российской Федерации от 13.11.2008 № 46-ДП07-57.

[43] Вавилин Е.В. Проблемы защиты гражданских прав // Бюллетень нотариальной практики. – 2008. – № 2. – С. 17-18.

[44] Кархалев Д. Субъективное право на защиту // Арбитражный и гражданский процесс. – 2008. – № 1. – С. 8

[45] Богданова Е.Е. Формы и способы защиты гражданских прав и интересов // Журнал российского права. – 2003. – № 6. – С. 37-38.

[46] Савченко Е.Я. Актуальные проблемы защиты гражданских прав: Лекция. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2003. – С. 13.

[47] Люшня А.В. Признание права как средство защиты // Арбитражные споры. – 2006. – № 3. – С. 14-15.

[48] Определение Верховного Суда Российской Федерации от 03.02.2006 № 25-О07-37-СП.

[49] Проблемы совершенствования российского законодательства в обеспечении законных прав и интересов личности: Материалы всероссийской научно-практической конференции (6 декабря 2001 года) – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2002. – Ч. II. – С. 94-95.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему