Правовое регулирование общей совместной собственности супругов

Понятие законного режима имущества супругов. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов. Порядок изменения, расторжения и признания не действительным договорного режима имущества супругов. Ответственность супругов по обязательствам.

Содержание

Введение

1 Правовой режим имущества супругов

2 Законный режим имущества супругов

2.1 Понятие законного режима имущества супругов

2.2 Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов

2.3 Раздел общего имущества супругов

3 Договорный режим имущества супругов

3.1 Понятие и содержание договорного режима имущества супругов

3.2 Порядок изменения, расторжения и признания не действительным договорного режима имущества супругов

4 Ответственность супругов по обязательствам

Заключение

Список использованных источников


Введение

Имущественные отношения супругов образуют «материальный базис» семьи и являются той сферой, где «юридический элемент необходим и целесообразен». Между тем, анализ действующего законодательства и правоприменительной практики показывает, что в настоящее время в правовом регулировании указанных отношений существует множество проблем. Прежде всего, это связано с отсутствием теоретических положений, призванных найти свое воплощение в содержании правовых решений.

В советский период развитие отечественной науки сопровождалось появлением монографических исследований имущественных отношений супругов. Труды современных ученых пополнили число доктринальных источников. Однако по многим вопросам еще не создан полноценный теоретический задел, позволяющий формулировать обоснованные предложения в адрес законодателя. В теории не определены такие понятия как: «выплаты специального целевого назначения», «вещи индивидуального пользования супругов», что порождает споры о правовом режиме конкретных объектов супружеского имущества, зависящем от их принадлежности к названным категориям. Нет четких критериев разграничения общих и личных обязательств супругов, недостаточно детально проработан механизм увеличения (уменьшения) размера супружеской доли при разделе общего имущества супругов, остается открытым вопрос о последствиях раздела общего имущества супругов, переданного в уставный капитал юридического лица, - все это затрагивает интересы не только супругов, но и третьих лиц, вступающих с ними в имущественные отношения. Перемены, произошедшие в правовой жизни российского общества, ставят перед теоретиками новые задачи и подчеркивают актуальность проведения глубоких и всесторонних исследований в отмеченном направлении. Так, введение в действие Гражданского кодекса Российской Федерации предопределило существенные изменения семейного законодательства - одной из новелл Семейного кодекса Российской Федерации стало закрепление возможности регулирования имущественных прав и обязанностей супругов с помощью брачного договора. Это побудило научную мысль к теоретическому анализу данного института. Однако практике применения норм о брачном договоре еще только предстояло выявить пути их дальнейшего совершенствования, что не позволило исследователям подробно проанализировать условия, составляющие содержание брачного договора, а также раскрыть особенности его прекращения и признания недействительным. В свою очередь, теоретическая не разработанность послужила одной из причин сравнительно невысокой популярности института брачного договора в Российской Федерации. Нормы СК РФ, посвященные имущественным отношениям супругов, существуют уже более десяти лет в своем первозданном виде. Соответствующие отношения остро нуждаются в обновленном правовом регулировании: недостаточная законодательная регламентация многих вопросов порождает противоречия в правоприменительной практике. Все вышеизложенное обуславливает актуальность настоящего исследования.

Целью исследования является формулировка концептуальных теоретических положений по проблемам правового регулирования имущественных отношений супругов.

Для достижения поставленной цели сформулированы следующие задачи: во-первых, выявление особенностей нормативного регулирования отношений супругов по поводу имущества при отсутствии у них брачного договора и особенностей, связанных с установлением договорного режима имущества супругов, во-вторых, анализ материалов практики правоприменения норм, регламентирующих имущественные отношения супругов и существующих в доктрине взглядов на проблемы правового регулирования исследуемых отношений, в третьих, выработка теоретических предложений для законодательной и правоприменительной деятельности.

Реализация указанных задач, осуществляется путем анализа отношений, публикаций по теме, законодательных источников, а также опубликованной и не опубликованной практики судов.

1 Правовой режим имущества супругов

Категория «правовой режим» получила широкое распространение в юридической науке и практике. Вместе с тем, общепризнанного понимания данного термина не сложилось. Отсутствие единого подхода к определению правового режима обуславливает различное понимание объекта правового регулирования, что является поводом многих научных дискуссий и причиной недостатков действующего законодательства.

В изначальном смысле «режим» (от латинского - regimen) означает -«установленный порядок».

В теории права под правовым режимом понимается: «специфика юридического регулирования определенной сферы общественных отношений с помощью различных юридических средств и способов»1, «порядок регулирования, выраженный в комплексе правовых средств, характеризующих особое сочетание взаимодействующих между собой дозволений, запретов, а также позитивных обязываний и создающих особую направленность регулирования»2 и другие.

В литературе по семейному праву правовой режим рассматривается как «порядок регулирования имущественных отношений членов семьи между собой и с третьими лицами»3 , «порядок регулирования, установленный в законе или договоре в отношении вещи» 4 и т.д.

Наиболее обстоятельный в теоретическом аспекте анализ правового режима имущества членов семьи представлен И.В. Жилинковой, которая определяет его как «построенный на единых регулятивных началах, возникающий в результате действия комплекса правовых средств порядок регулирования отношений, складывающихся по поводу имущества членов семьи и определяющий характер, и объем их прав и обязанностей в отношении этого имущества» 1.

В свете такого понимания правового режима объектом правового регулирования выступают не материальные блага, а поведение людей, что справедливо, поскольку «вещи подвержены только физическому, а не правовому воздействию».2В свою очередь, различные виды имущества являются объектами прав участников правоотношений.

Что же касается включения имущества в наименование правового режима, то это относится к приемам юридической техники, стремящейся к созданию кратких по форме и емких по содержанию категорий.3 Формулировка «режим объекта» лишь сокращенное словесное обозначение порядка регулирования отношений, возникающих между субъектами в связи с реализацией прав и обязанностей по поводу конкретного объекта.4

Таким образом, анализируя имущественные отношения супругов, сформулируем следующее определение: правовой режим имущества супругов - это система юридических правил, регулирующих действия (бездействия) супругов по реализации их прав и обязанностей в отношении имущества.

При характеристике правового режима имущества супругов решающее значение играет вопрос о том, на какое имущество распространяет свою власть каждый из супругов, и каковы границы этой власти. Иными словами, в каких пределах и в отношении какого имущества каждый из супругов осуществляет свои действия по владению, пользованию, управлению и распоряжению. В зависимости от этого можно выделить два вида режимов, которым имущественные отношения супругов подчиняются в силу закона: режим общей совместной собственности и режим раздельности имущества (собственность каждого из супругов).

Определение общей совместной собственности закреплено в ст. 244 ГК

РФ, согласно которой - это общая собственность без определения долей. Общая совместная собственность образуется, только если это предусмотрено законом (п. 3 ст. 144 ГК РФ). В настоящее время ГК РФ допускает возможность ее возникновения у супругов (ст. 256 ГК РФ) и у членов крестьянского (фермерского) хозяйства (ст. 257 ГК РФ).

В действующем ГК РФ и СК РФ предусмотрено, что имущество, приобретенное супругами в любой период после заключения брака, становится общей совместной собственностью супругов (если имущество не отнесено законом к собственности каждого из супругов или супруги не предусмотрели иной режим имущества в брачном договоре). Положения об общей совместной собственности супругов и о собственности каждого из супругов применимы и к имуществу, нажитому супругами (одним из них) до вступления в действие СК РФ (п. бет. 169СКРФ).

Гражданское законодательство употребляет термин «имущество» в различных значениях. В некоторых случаях под имуществом понимаются вещи или совокупность вещей. В содержание понятия «имущество» помимо вещей могут включаться и имущественные права. Под имуществом в широком смысле гражданским законодательством подразумевается совокупность вещей, имущественных прав и обязанностей.

Термин «имущество», применяемый в ст. 34 СК РФ многозначен, так как охватывает не только вещи, но и имущественные права, а также обязательства супругов, возникшие в результате распоряжения общей собственностью. В этой связи необходимо отметить, что в научной литературе высказываются различные точки зрения на возможность включения в состав общего имущества супругов обязательств имущественного характера (долгов). 1

Большинство авторов предлагают учитывать обязанности имущественного характера и в составе имущества супругов. 2 Как считает правилом, согласно которому суд проводит раздел общего имущества супругов с учетом их общих долгов, что косвенно подтверждает возможность включения обязанностей в состав общего имущества».

О.Ю. Косова ссылается также на то, что «в судебной практике при разделе имущества, являющегося совместной собственностью супругов, учитываются и права требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи, и общие долги супругов - ч. 3 п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 №15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака».2

Противоположная точка зрения одним из первых была высказана В.А. Рясенцевым: «Нажито то, что приобретено, получено за вычетом долгов. Следовательно, в общее имущество супругов не входят их долги».3 Взяв за основу эту мысль к позиции В.А. Рясенцева присоединяются современные ученые И.М. Кузнецов, Ю.А. Королев и другие.

Ранее Верховный Суд РСФСР, разъясняя ст. 10 КЗоБСО РСФСР 1926 г., указал - говоря об имуществе, нажитом супругами в течение брака, законодатель имеет в виду, что и прожитое имущество (долги) считаются прожитыми сообща. Несмотря на то, что в настоящее время подобное разъяснение отсутствует, его существование в предшествующий исторический период позволяет считать приведенные доводы указанных выше авторов спорными.4

Еще одним аргументом в подтверждение позиции В.А. Рясенцева является утверждение о том, что долговые обязательства в принципе не могут выступать в качестве объектов права собственности.5 Однако противоречий не возникает, если учитывать, что закон называет имущество супругов собственностью, определяя правовой режим. Данная точка зрения находит поддержку в научной литературе. Некоторые авторы, возражая мнению В.А. Рясенцева, разграничивают понятие «общая совместная собственность супругов» и «общее имущество супругов», соглашаясь, что долги к числу объектов права собственности относиться не могут, но могут быть отнесены к числу имущества супругов.1 Кроме того, об этом свидетельствует формулировка п. 1 ст. 33 СК РФ.

Таким образом, по нашему мнению, понятие «имущество» следует толковать именно в широком смысле, о чем необходимо сделать соответствующую оговорку, и, безусловно, в общую совместную собственность могут находиться только общие долги.

Распространяя режим общей совместной собственности супругов на имущество супругов, закон предполагает, что это должно быть имущество «нажитое» в браке. Значение данного термина не раскрывается. В доктрине встречаются мнения, согласно которым имущество становится «нажитым» при условии совместной жизни супругов, при условии, что каждый из супругов приложил определенные усилия, осуществляя трудовую или иные виды деятельности и для возникновения общности имущества супругов недостаточно только регистрации брака.2

Подобное толкование можно встретить в настоящее время в материалах судебной практики. Так, при рассмотрении апелляционной жалобы гражданки Н. на решение мирового судьи, который, по ее утверждению необоснованно удовлетворил требования ее бывшего мужа о разделе квартиры, приобретенной в период брака, но находящейся, по мнению ответчицы, в ее раздельной собственности, суд в мотивировочной части указал: «сам по себе факт регистрации брака автоматически не порождает право собственности обоих из супругов, согласно ст. 34 СК РФ, признается лишь имущество, нажитое совместно, приобретенное за счет общих доходов, совместных средств.1

Вместе с тем, по нашему мнению, указанное толкование исключает из состава общего имущества супругов имущество, переданное во время брака в дар обоим супругам и другое безвозмездно поступившее в семью, и не согласуется с установленной ст. 34 СК РФ презумпцией общности имущества супругов. Более соответствующим существу семейных отношений представляется определение нажитого имущества как имущества, полученного хотя бы одного из супругов в период брака, для возникновения права на которые достаточно одного лишь факта заключения брака.2

Данное уточнение необходимо, на наш взгляд, внести в п. 1 ст. 34 СК РФ.

Режим совместной собственности супругов, существующий в России, может быть назван режимом ограниченной общности или общности приобретений, поскольку общим становится только имущество, приобретенное супругами в период брака. Помимо совместного имущества супругам принадлежит имущество, составляющее собственность каждого из супругов.

В ст. 36 СК РФ и п. 2 ст. 256 ГК РФ определено, какие виды имущества относятся к личной (раздельной) собственности супругов: во-первых, это имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, во-вторых, имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или иным безвозмездным сделкам, в-третьих, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретенные в период брака за счет общих средств, признаются собственностью того супруга, который ими пользуется.


2 Законный режим имущества супругов

2.1 Понятие законного режима имущества супругов

Законным режимом имущества супругов называется режим супружеского имущества, установленный диспозитивными нормами семейного законодательства. Понятие законного режима имущества супругов дается в п. 1 ст. 33 СК РФ. Законный режим имущества супругов - это режим их совместной собственности. Законный режим супружеского имущества действует, если он не изменен брачным договором (ч. 2 п. 1 ст. 33 СК РФ).

Режим совместной собственности существует в России с 1926 г. При разработке Семейного кодекса вставал вопрос о том, какой правовой режим супружеского имущества должен быть избран в качестве законного. Режим совместной собственности был признан оптимальным. Однако следует иметь в виду, что ни один правовой режим имущества супругов не может удовлетворить интересы всех супружеских пар. Единственный выход из положения - выбрать в качестве законного режим, отвечающий интересам большинства населения, и одновременно предоставить супругам возможность по-иному урегулировать имущественные отношения с помощью брачного договора. Именно поэтому ситуация, существовавшая до принятия настоящего Кодекса, нуждалась в скорейшем изменении: ранее действовавшее законодательство предусматривало только законный режим супружеского имущества и не допускало возможности его изменения с помощью брачного договора.1

Совместная собственность по-прежнему отвечает интересам большинства супружеских пар. Несмотря на изменения, происшедшие в последние десятилетия, доходы большей части женщин по-прежнему ниже доходов их мужей. Это связано с тем, что женщины вынуждены сочетать профессиональную карьеру с ведением домашнего хозяйства и воспитанием детей. Однако все более значительному числу женщин, несмотря на эти трудности, удается получать более высокие доходы, чем их супругам. Для них режим общей совместной собственности крайне неблагоприятен, поскольку они несут двойную нагрузку на работе и дома, а при разделе имущества получают половину. Новое семейное законодательство позволяет им избежать этой несправедливости, заключив брачный договор и избрав для себя, таким образом, иной режим супружеского имущества.1

Совместную собственность супругов составляет имущество, нажитое супругами во время брака. Существует презумпция того, что все имущество, приобретенное в течение брака, относится к общей собственности. Из этой презумпции вытекают два вывода. Во-первых, лицо, требующее отнесения имущества, приобретенного в течение брака, к категории общего, не должно представлять никаких доказательств. Лицо, которое настаивает на исключении такого имущества из общности, напротив, должно предоставлять доказательства. Во-вторых, все виды имущества, приобретенного в течение брака, считаются общими независимо от того, включен законом тот или иной объект перечень общего имущества или нет. Для того чтобы исключить тот или иной вид имущества, наоборот, необходимо прямое указание закона на то, что данная категория имущества является раздельной собственностью одного из супругов.2

В п. 2 ст. 34 СК РФ перечислены основные виды общего имущества. Это прежде всего доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интелектуальной деятельности, полученными ими пенсии, пособия, и иные денежные выплаты,не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплачиваемых по возмещении ущерба и в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья или иного повреждения здоровья и другие). К общей собственности относятся также движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные учреждения или иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество.

Вышеназванное имущество является общим не зависимо от того, приобретено оно на имя обоих супругов или только одного из них. Не имеет также значения, на чье имя зарегистрировано имущество, требующее регистрации.

Приведенный перечень не носит исчерпывающего характера. Однако он дает представление о примерном составе общего имущества супругов и может помочь в разрешении возникшего между супругами спора по данному вопросу.1

Рассмотрим каждый вид имущества подробнее.

Доходы от трудовой деятельности. Представляется не совсем корректным использование в ст. 34 СК РФ конструкции «трудовая деятельность». Думается, что законодатель, говоря об этом имел ввиду любую деятельность, осуществляемую трудом одного из супругов. При этом под словом «труд» понимается - «всякая работа, занятие, дело, все, что требует «усилий, старания, заботы».2 Между тем, термин «трудовая деятельность» может быть истолкована как деятельность, осуществляемая по трудовому договору, при такой трактовке доходы от иной деятельности, (то есть по гражданско-правовому договору) следует признать собственностью того из супруга, который их заработал, что не представляется верным. В целях исключения разночтений действующей редакции ст. 34 СК РФ представляется сменить формулировку «доходы каждого из супругов от трудовой деятельности» на «доходы от деятельности, осуществляемой трудом каждого супруга». Таким понятием охватываются доходы, полученные как по основному месту работы, так и по дополнительному, не зависимо от того, осуществляется данная деятельность по трудовому или гражданско-правовому договору, что согласуется с пониманием указанных доходов в качестве имущества, нажитого супругами в браке. Иным возможным решением обозначенной проблемы может стать разъяснение в ст. 34 СК РФ значение используемого термина «трудовая деятельность».1

В отношении доходов от трудовой деятельности, в частности, заработной платы и других денежных средств (пенсий, пособий, гонораров, других вознаграждений за результат творческой деятельности и т. п.) существует проблема определения момента возникновения права общей совместной собственности супругов. В теории вопрос решается по-разному. Традиционно выделяют три точки зрения. Одни авторы считают, что заработок одного из супругов становится общей собственностью с момента возникновения права на его получение.2 Такая позиция имеет место и в настоящее время, например, по мнению Я.Н. Функа, «момент, с которого личный доход супруга становится частью общего имущества супругов, совпадает с моментом возникновения у супруга права на указанные доходы, так как право на доходы являются имущественным правом, которое должно рассматриваться в качестве общего имущества».3

Другим моментом возникновения права общей совместной собственности супругов на заработок одного из супругов называют момент их фактической передачи в общесемейный бюджет.4

Третьей точки зрения придерживаются большинство авторов, они считают моментом возникновения права общей совместной собственности на зарплату одного из супругов момент получения назначенных денежных средств.5

Л.М. Пчелинцева отмечает, что поскольку СК РФ (п. 2 ст. 34) относит к общему имуществу супругов, полученные ими пенсии, пособия, а так же иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения, то «это правило можно применять и к иным доходам супругов, в отношении которых закон такого указания не содержит».1

Ю.А. Королев, поддерживая данную точку зрения, обращает внимание на то, что момент получения заработной платы, является момент зачисления выплат непосредственно на счет одного из супругов в банке.2

В последнее время выделилась еще одна позиция по указанному вопросу, представляющая собой комбинацию двух обозначенных выше. Отмечается, что ст. 34 СК РФ «говорит не о причитающихся, а о уже выплаченных супругам пенсий, пособий и других денежных выплат, не имеющих специального целевого назначения».

Что касается доходов супругов от трудовой, предпринимательской и иной деятельности, то они охватываются понятием «имущество, нажитое супругами» и может быть еще не получено в силу задержки и выплаты или по иным причинам.3

Полагаем, что сопоставление момента возникновения общей совместной собственности супругов с момента получения права на получение заработной платы, иного дохода супруга вряд ли сможет обеспечить защиту интересов другого супруга, поскольку право требования уплаты перечисленных средств является личным кредиторским требованием гражданина, осуществлять которые может он только сам.

При получении одним из супругов указанных средств, например из-за недобросовестности лица, обязанных их уплатить, право общей совместной собственности возникает лишь формально. Так в случае раздела имущества супругов, в составе которого учитывается и сумма заработка, иного дохода, несмотря на отсутствие возможности их фактического получения, невозможно принудить супруга к истребованию соответствующих сумм, если он отказывается это сделать. В тоже время не справедливо присудить другому супругу компенсацию части невыплаченного заработка, иного дохода другого супруга за счет имеющегося общего имущества, поскольку другой супруг может не получить соответствующие суммы, даже если воспользуется правом их истребования.

Также, право на получение доходов может быть не реализовано вследствие не принятия супругом действий, направленных на получение указанных средств, в целях сокрытия их от раздела или по иным причинам. В этом случае при наличии у супруга фактической возможности получения средств, но при установлении в качестве момента возникновения права общей собственности на указанные средства момент их получения, право общей совместной собственности так и не наступит.

Учитывая сказанное, можно определить еще один промежуток времени, который может не совпадать ни с одним из перечисленных ранее - момент, с которого появилась фактическая возможность получения заработка, иного дохода. Полагаем, что именно с данного момента должно возникать право общей совместной собственности супругов в отношении доходов супругов, и предлагаем законодательное закрепление соответствующего положения.

Доходы от предпринимательской деятельности. Согласно п. 1 ст. ст. 2 СК РФ под предпринимательской деятельностью понимается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от использования имущества, продажи товаров, работ, услуг. Исходя из данной формулировки можно сделать вывод, что законодатель не делает разницы между доходами от предпринимательской деятельности, начатой одним из супругов до вступления в брак, либо в период брака, на свои средства, и доходами от предпринимательской деятельности, основанной на общем имуществе супругов.1 Таким образом, вся прибыль супруга, осуществляющего предпринимательскую деятельность, должна относиться к совместной собственности супругов.

Доходы от результатов интеллектуальной деятельности. Доходы каждого из супругов от результатов интеллектуальной деятельности и приобретенное за счет этих доходов имущество подчиняются режиму совместной собственности.

Вопрос о моменте включения этих доходов в общее имущество супругов в теории является дискуссионным.

На примере авторского вознаграждения были предложены следующие решения:

1) в состав общего имущества супругов включается вознаграждение автора за произведения, созданные им во время брака, независимо от времени получения вознаграждения;

2) совместной собственностью доходы автора признаются, если они получены автором или причитались ему во время брака, независимо от времени создания произведения;

3) совместной собственностью является вознаграждение, фактически полученное автором во время брака.1

Первый подход подвергся в литературе наибольшей критике. Как отмечает, например, В.П. Никитина, нельзя согласиться с решением вопроса о праве на вознаграждение в зависимости от времени создания произведения - до брака либо во время брака.2

К.А. Граве, вслед за М.О. Рейхелем признавая совместной собственностью доходы автора в период брака независимо от времени создания произведения, делает акцент на том, что данный вывод может быть отнесен только к уже выплаченному во время брака авторскому гонорару, а не к тому авторскому гонорару, который (хотя и во время брака) лишь причитается супругу-автору, но им еще не получен, так как кредиторские требования одного из супругов не могут входить в состав их общего имущества.3

A.M. Нечаева, полемизируя с представителями первой и второй точек зрения, указывает что, вознаграждение, выданное в период брака, даже если творческая работа началась и была завершена до вступления в брак, входит в общее имущество супругов. И наоборот, полученное после развода вознаграждение за произведение творчества, созданное в период брака, к совместной собственности супругов не относится. Исключение составляют случаи, когда творческий работник мог получить вознаграждение, но сделать этого не захотел, рассчитывая получить его после развода.1

Анализируя изложенные мнения о моменте, с которого рассматриваемые доходы супругов должны признаваться их общим имуществом, можно прийти к выводам, что недопустимо решать вопрос о вхождении в состав общего имущества доходов от результатов интеллектуальной деятельности в зависимости от времени создания произведения, изобретения и других подобных объектов - до или во время брака. Речь в научной дискуссии и в судебных спорах всегда идет о доходах от соответствующей деятельности. Не ставится же вопрос о принадлежности заработной платы супруга, выплаченной ему за месяц, предшествующий заключению брака. Точно также нет оснований для того, чтобы устанавливать различный правовой режим для доходов от результатов интеллектуальной деятельности в зависимости от времени создания этих результатов. Разумеется, в имущество входят имущественные права автора - право использовать и разрешать использовать произведение в любой форме и любым способом (право на воспроизведение, право на публичное сообщение и другие), включая право на получение вознаграждения за использование произведения. Но в силу прямого указания закона эти права принадлежат только самому автору и могут передаваться другим лицам только по авторскому договору (ст. 16, 30 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»).

Поскольку основанием возникновения общности супружеского имущества, нажитого в период брака, являются факты состояния в зарегистрированном браке и наличия семейных отношений, то на доходы, нажитые в период брака от результатов интеллектуальной деятельности, как и от трудовой деятельности, должен распространяться режим общности, даже если сама деятельность была осуществлена до заключения брака.

В связи со сказанным не вызывает сомнений обоснованность следующей позиции Г.М. Свердлова, Н.В. Рабинович, К.А. Граве, М.В. Антокольской, Е.А. Чефрановой: наиболее правильно рассматривать как объект общего имущества супругов денежные средства и иные доходы, полученные ими в период брака от любой приносящей доход деятельности.1

Денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения. Отдельного обсуждения заслуживает положение п. 2 ст. 34 СК РФ, предусматривающее отнесение к общей совместной собственности супругов «денежных выплат, не имеющих специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие)».

Существуют несколько вариантов толкования данной нормы. Большинство теоретиков считают, что указанные суммы являются исключением из состава общего имущества супругов, то есть выплатами, имеющими специальное целевое назначение, и относят их к собственности каждого из супругов.2 О.Ю.Косова, Л.М. Пчелинцева при этом дополняют перечень суммами, выплаченными в качестве помощи в связи со смертью близких родственников, и другие.3

С позиции других авторов эти суммы не имеют специального целевого назначения, и по этой причине их следует относить к совместной собственности супругов.4

Таким образом, среди причин отмеченного выше противоречия особое место занимает отсутствие в доктрине общепризнанного определения выплат специального целевого назначения.

На наш взгляд, в контексте статьи 34 СК РФ под выплатами специального целевого назначения следует понимать выплаты, обусловленные личностью одного из супругов и предназначенные для удовлетворения его определенных индивидуальных потребностей (например, суммы, выплаченные в возмещение вреда). Данные суммы выступают в качестве средства для достижения заранее известной цели. Следовательно, вопрос о правовом режиме анализируемого вида выплат должен решаться в пользу режима собственности каждого из супругов. При этом выплата сумм материальной помощи (ст. 34 СК РФ) может быть не обусловлена необходимостью удовлетворения потребностей одного из супругов, и в этом случае соответствующие суммы являются общей совместной собственностью супругов.

Вместе с тем, буквальное толкование действующей редакции нормы ст.34 СК РФ приводит к диаметрально противоположному выводу, что также следует отметить в числе причин противоречий, имеющихся в теории и возникающих на практике. По правилам русского языка без соответствующих пояснений в скобки может быть заключена только дополняющая или уточняющая конструкция, в данном случае - примерный перечень выплат, не имеющих специального целевого назначения. Исходя из сказанного, видится необходимость закрепления в СК РФ нового варианта редакции нормы ст. 34 СК РФ: «...а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие - являются собственностью каждого из супругов)».

Ценные бумаги. Ценные бумаги, приобретенные во время брака за счет общих доходов супругов, являются общим имуществом независимо от того, на имя кого из супругов они приобретены (п. 2 ст. 34 Семейного кодекса). Это относится к любым видам ценных бумаг, в том числе депозитным и вклада на предъявителя, однако практика показывает, что часто трудно установить действительного собственника средств, за счет которых сделан такой вклад.

Не являются общим имуществом супругов и не подлежат разделу между ними вклады, внесенные супругами совместно на имя третьих лиц.

По-разному в литературе освещается ситуация, когда вклад на имя третьего лица был внесен одним из супругов без одобрения или даже без ведома другого супруга, например, один из супругов внес вклад на имя своего родственника без согласия другого. Одни авторы считают - возможно, предъявление требования об увеличении доли другого супруга при разделе общего имущества. В соответствии с другой точкой зрения супруг, права которого нарушены, может требовать раздела такого вклада, если договор банковского вклада можно в данном случае признать недействительной сделкой по мотивам отсутствия его согласия на внесение в банк общих средств. Но если супругу удалось добиться признания договора банковского вклада недействительным с возвратом супругам внесенной суммы, то можно заявить требование о разделе между супругами этой суммы как их общего имущества.

Согласно п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15, если третьи лица предоставили супругам денежные средства и последние внесли их на свое имя в кредитные организации, третьи лица вправе предъявить иск о возврате соответствующих сумм по нормам ГК РФ, который подлежит рассмотрению в отдельном производстве. Аналогичным образом должна разрешаться конфликтная ситуация в тех случаях, когда третьи лица внесли денежные средства на счет супруга – вкладчика (ст. 841 ГК РФ).

Вопрос о принадлежности вклада актуален потому, что сейчас постоянно открываются всевозможные банки, солидные и не очень, куда граждане вкладывают крупные суммы денег, и если ранее вклады в сберкассах находились под жестким контролем государства, то сейчас вклады физических лиц в негосударственные кредитные учреждения, как правило, не входят в круг государственных интересов. Это вызывает процессуальные трудности при определении местонахождения вкладов и установлении, кто являлся собственником внесенных денежных средств, что в свою очередь неизбежно ведет к сложностям при разделе таких вкладов.

При разделе вклада между супругами необходимо проверять, была ли на момент вынесения решения суда произведена индексация данного вклада, суд обязан учитывать увеличение размера сбережений в результате предусмотренных законодательными актами компенсационных выплат и индексации целевых вкладов.

Доли в уставных (складочных) капиталах хозяйственных обществ и товариществ. Согласно п. 2 ст. 48, п. 1 ст. 66, п. 3 ст. 213 ГК РФ хозяйственные общества и товарищества и любые другие юридические лица, кроме государственных и муниципальных унитарных предприятий, а также учреждений, являются собственниками своего имущества, в том числе переданного им в качестве вкладов. Участник общества и товарищества утрачивает право собственности на передаваемое имущество, приобретая взамен обязательственное право на часть прибыли или дохода и на ликвидационный остаток, а также, в случае выбытия из состава участников, на выплату ему стоимости его доли в уставном (складочном) капитале либо выдачу соответствующего имущества в натуре. Поэтому имуществом супругов является не часть имущества юридического лица, а, во-первых, само имущественное право (доля в капитале), во-вторых, часть прибыли или дохода, выплаченная (выданная) при распределении между участниками, и, в-третьих, то имущество, которое получено при выбытии из юридического лица или при его ликвидации.1 Разумеется, если вклад (взнос) был внесен во время брака за счет общих доходов супругов, то перечисленное имущество признается общим имуществом супругов независимо от того, кто из них фигурирует в качестве участника хозяйственного общества или товарищества (п. 2 ст. 34 Семейного кодекса). Как и в случае с банковским вкладом и другими кредиторскими правами, требование о разделе такого имущества может быть предъявлено одним из супругов только к другому супругу, но не к организации.

Необходимо учитывать, что, если в подлежащую разделу имущественную массу включена не часть объявленной к распределению или распределенной прибыли и не имущество, полученное при выбытии из юридического лица или его ликвидации, а именно сама доля в капитале, участники организации могут не согласиться расширить свой состав и принять того супруга, который согласно учредительным документам участником не является. А он не вправе в целях раздела потребовать от супруга-участника выйти из организации и забрать то, что соответствует доле в капитале. В этом случае, видимо, следует передать долю в собственность супруга-участника и присудить другому супругу соответствующую компенсацию, а при невозможности предоставления компенсации - прибегнуть к установленному законом порядку обращения взыскания на долю в капитале и разделить между супругами полученную в результате этого сумму.1

Иное имущество, нажитое супругами во время брака. На протяжении многих лет правоприменительную практику и ученых интересует еще один вид имущества супругов - лотерейные билеты. Как правило, супруги обращались в суд с заявлениями о разделе не самих лотерейных билетов, а выигрышей по ним. Обычно предметом спора в таком случае выступает не денежная сумма, а неделимая вещь - автомобиль, компьютер, видеотехника и другие. Лотерейный билет, как до проведения тиража, так и после выпадения выигрыша, входит в состав общего имущества, если он был приобретен во время брака на общие средства. В этом случае и выигрыш по такому билету является совместной собственностью супругов, независимо от того, кто из них купил и заполнил билет. Что касается выигрыша, выпавшего на билет после прекращения брака, то, если билет был приобретен в период брака на общие средства, выигрыш этот становится общим имуществом бывших супругов и подлежит разделу между ними. Но в том случае, когда супруги при разделе общего имущества разделили и лотерейные билеты, а раздел был произведен до проведения тиража, выигрыш принадлежит тому супругу, который в результате раздела стал единственным собственником выигравшего впоследствии билета.

В последнее время широкое распространение получили различные игры - телевизионные викторины, всевозможные конкурсы в ходе рекламных кампаний и т.п. Победители таких игр зачастую получают дорогостоящие призы: автомобили, компьютеры, бытовую технику, а также крупные денежные суммы. Победа на такого рода мероприятиях определяется, как правило, индивидуальными качествами, например интеллектуальным уровнем. Исходя из этого, представляется целесообразным признавать призы и выигрыши, полученные в результате участия в таких играх, раздельной собственностью. Исключение должны составлять случаи, когда для участия в игре был сделан значительный взнос за счет общих супружеских средств.

Кроме, разумеется, тех случаев, когда для получения приза необходимо собрать известное количество крышек или этикеток от товаров определенной марки.

Отметим еще один спорный момент действующей редакции ст. 34 СК РФ. Логическое толкование п. 3 ст. 34 СК РФ дает основание утверждать, что поскольку «право на общее имущество принадлежит супругу, который в период брака по уважительным причинам не имел самостоятельного дохода», следовательно, право на общее имущество не принадлежит супругу, который не имел самостоятельного дохода по неуважительным причинам. Согласно такому толкованию, у супруга, не имеющего дохода по неуважительной причине, право на общее имущество не возникает. Что само по себе противоречиво -если отсутствует право одного из супругов на имущество, то и «общего» имущества, как такового, нет. В свою очередь, это противоречит норме п. 1 ст. 34 СК РФ, которая закрепляет право совместной собственности на имущество, нажитое в браке, и понятию «нажитое в браке имущество».

Таким образом, приведенное буквальное толкование п. 3 ст. 34 СК РФ ставит по сомнение необходимость существования анализируемой нормы – зачем подчеркивать, что лица, не имеющие дохода по уважительным причинам, имеют право на общее имущество, если лица, не имеющие дохода по неуважительным причинам, тоже имеют право на общее имущество. В этом случае, полагаем, можно обойтись нормой п. 1 ст. 34 СК РФ, закрепляющей общность супружеского имущества. Думается, что принимая норму п. 3 ст. 34 СК РФ, законодатель хотел подчеркнуть, что указанные в ней лица, не имея самостоятельного дохода, тем не менее, имеют право на равную долю в общем имуществе супругов при его разделе. Поэтому, с нашей точки зрения, логичнее было бы исключить анализируемое положение из ст. 34 СК РФ и дополнить ею ст. 39 СК РФ «Определение долей при разделе общего имущества супругов», с учетом предлагаемых изменений ее редакции.

Законный режим имущества супругов, предполагает, что супругам во время брака принадлежит не только совместная собственность, но и личная (раздельная) собственность каждого из них.

Во-первых, это имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак (добрачное имущество).

Во-вторых, это имущество, полученное супругом во время брака в дар, в порядке наследования по иным безвозмездным сделкам (например, в результате бесплатной приватизации жилья).

Определяющим в отнесении имущества к раздельной собственности супругов в двух вышеназванных случаях является время и основания возникновения права собственности на конкретное имущество у одного из супругов (до брака или в браке, но по безвозмездным сделкам). В то же время к имуществу одного из супругов может быть отнесено имущество, приобретенное им во время брака по возмездным сделкам, но на его личные средства, принадлежащие супругу до вступления в брак или полученные в браке по безвозмездным сделкам. Доказательствами принадлежности имущества одному из супругов могут быть: свидетельские показания (с учетом положений ст. 158 - 165 ГК РФ о форме сделки и правовых последствиях ее несоблюдения); квитанции, чеки, документы, указывающие, на дату приобретения имущества и на самого приобретателя; договоры на приобретение имущества; завещание и свидетельство о праве на наследство; сберегательная книжка, сберегательный сертификат и т. п. Необходимо заметить, что применяемый в ст. 36 СК РФ и п. 2 ст. 256 ГК РФ термин «дар» шире понятия «дарение». К имуществу, полученному одним супругов во время брака в дар, относится: как-то, что приобретено по договору дарения, так и награды, поощрения за успехи в трудовой, научной, общественной и иной деятельности.1

В-третьих, к личной собственности супругов относятся вещи индивидуального пользования, хотя и приобретенные во время брака за счет общих средств супругов. Они признают собственностью того супруга, который ими пользовался. В дан примерный перечень таких вещей: одежда, обувь, украшения и другие вещи, обслуживающие индивидуальные нужды супругов. Исключением из этого перечня являются только драгоценности и другие предметы роскоши. Данные вещи не признаются собственностью того супруга, который ими пользовался, а подлежат включению в состав общего имущества супругов.

К драгоценностям относятся драгоценные камни (природные алмазы, сапфиры, изумруды, рубины и александриты, природный жемчуг в сыром (естественном) и обработанном виде). К драгоценным камням приравниваются уникальные янтарные образования и изделия из драгоценных металлов золото, серебро, платина, металлы платиновой группы (палладий, иридий, родий, рутений и осмий).2

В законе не определено, что следует понимать под предметами роскоши. Это объясняется тем, что предметы роскоши - понятие относительное, так как неразрывно связано с уровнем жизни общества в целом и каждой семьи в отдельности. В судебной практике к ним относятся наиболее ценные вещи супругов: одежда из дорогостоящего меха или одежда, изготовленная известными модельерами по индивидуальным заказам, и т. п. В случае спора между супругами по этому вопросу он решается судом с учетом конкретных обстоятельств дела и доходов семьи. Вполне возможно, что в одном случае суд может признать, например, норковую шубу предметом роскоши (а значит - совместной собственностью супругов), а в другом случае - исходя из уровня доходов супругов - вещью обычной, то есть индивидуального пользования (личной собственностью супруга). В целях определения стоимости и качественных характеристик спорных предметов не исключено участие в судебном разбирательстве экспертов.

Супруги вправе заключать между собой любые сделки, не противоречащие закону. Поэтому они могут по соглашению передать любую вещь из состава общего имущества супругов в личную собственность одного из них. Личным имуществом каждый из супругов владеет, пользуется и распоряжается самостоятельно, по своему собственному усмотрению.1

Следует иметь в виду, что в соответствии с п. 4 ст. 38 СК РФ суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при фактическом прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них. Данную норму следует рассматривать как исключение из общего правила, так как закон связывает наступление определенных правовых последствий (в частности, возникновение имущественных прав и обязанностей супругов и их прекращение) с браком, заключенным в установленном порядке, и, соответственно с разводом, оформленным также надлежащим образом (в органе загса или суде).Поэтому суд вправе, а не обязан, признавать имущество, нажитое супругами в период раздельного проживания, вызванного фактическим распадом брака, личной собственностью каждого из них. Раздельное проживание супругов, вызванное обстоятельствами иного характера (учеба, служба в Вооруженных Силах, длительная командировка), не может повлиять на принцип общности имущества, нажитого в браке.

Закон допускает при наличии определенных условий возможность трансформации личного имущества одного из супругов в их совместную собственность (ст. 37 СК РФ п. 2 ст. 256 ГК РФ). Подобное возможно, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов, личного имущества другого супруга или личного трудового вклада одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, достройка, переоборудование и т. п.). В данном случае определяющим является соотношение реальной стоимости имущества до и после производства упомянутых вложений, так как конкретное определение значительного увеличения стоимости имущества в законе отсутствует. На практике указанное правило применяется судом главным образом к объектам недвижимости (жилым домам, квартира садовым домикам и т. п.), хотя не исключено и весьма дорогостоящее усовершенствование, и переоборудование или ремонт иного имущества. Если же брачным договором между супругами предусмотрены иные основания признания имущества каждого из супругов их совместной собственностью, то это правило не может применяться.

2.2 Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов

Семейный Кодекс РФ достаточно подробно регламентирует реализацию супругами своих имущественных прав. Порядок владения, пользования и распоряжения общим имуществом супругов установлен ст. 35 СК РФ и осуществляется по обоюдному согласию. Супруги равны в праве собственности в отношении общего имущества.

При владении и пользовании совместным имуществом супругов обычно проблем не возникает, поскольку, управляя имуществом «внутри семьи», они, как правило, делают это по обоюдному согласию. При не достижении согласия любой супруг может обратиться в суд за разрешением спора. На практике такие дела почти не встречаются.1 Осложнения же могут возникнуть при распоряжении общим имуществом, тем более что супружеская собственность, будучи совместной, а не долевой, не предполагает, что имущество разделено на доли. И хотя ст. 35 СК РФ устанавливает презумпцию того, что при совершении различного рода сделок, связанных с распоряжением совместной собственностью, супруг действует с согласия другого, то есть лицу, заключающему сделку с одним из супругов, не нужно проверять, согласен ли на сделку другой супруг, а следует действовать предполагая такое согласие, это всего лишь модель предполагаемого поведения.

Безусловно, она соответствует обоюдным имущественным интересам, избавляя от необходимости при совершении незначительной по стоимости покупки в магазине предоставлять документ, выражающий согласие другого супруга. Такое решение вопроса связано также и с тем что, необходимость предоставления доказательств согласия другого супруга чрезвычайно осложнило бы гражданский оборот. Однако на практике зачастую возможны нарушения правила, установленного ч. 2 ст. 35 СК РФ, что приводит к возникновению ситуации, когда один из супругов распоряжается общим имуществом без согласия на это другого. В соответствии с законодательством такая сделка оспорима с правовыми последствиями, установленными ст. 174 ГК РФ для сделки, совершенной с превышением полномочий.3

В целях охраны имущественных интересов супругов Семейным Кодексом РФ установлены правила, позволяющие защищать интересы супруга, не участвующего в сделке, если его согласие на распоряжение другим супругом общим имуществом не было получено. Эти правила можно разделить на три группы. Первая касается любых сделок по распоряжению общим имуществом, вторая - относится к сделкам по распоряжению недвижимостью, третья - требует нотариального удостоверения сделок и (или) регистрации в установленном порядке. 1

Согласно ч. 2 п. 2 ст. 35 СК РФ совершенная одним из супругов сделка по распоряжению общим имуществом может быть признана недействительной судом по иску супруга, чье право нарушено. Однако такой иск подлежит удовлетворению только в том случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение сделки.

В советский период некоторые ученые высказывались против законодательного закрепления этого правила. Так, А.П. Сергеев отмечал, что «невозможно, не вступая в противоречие с законом и логикой, признавать юридическую силу за сделками, совершенными одним из супругов вопреки воле другого».2 Между тем, установление презумпции согласия супругов по распоряжению общим имуществом было признано необходимым для обеспечения стабильности гражданского оборота и в целях защиты интересов добросовестных контрагентов.3

Пункт 2 ст. 35 СК РФ не содержит указания на срок исковой давности для требований супруга о признании сделки не действительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга, что нельзя признать правильным. Представляется, что с учетом положений ст. 4 СК РФ о применении к семейным отношениям, не урегулированных семейным законодательством, гражданского законодательства, можно применить к такому требованию срок исковой давности, предусмотренный п. 2 ст. 181 ГК РФ - один год со дня, когда супруг узнал или должен был узнать о совершении сделки другим супругом без его согласия.4 В целях единообразного применения данного правила на практике мы считаем оправданным закрепление указанного срока исковой давности непосредственно в п. 2 ст. 35 СК РФ.

Говоря о совершении указанных в п. 2 ст. 35 СК РФ сделок с общим имуществом супругов, О.Ю. Косова подчеркивает, что если речь идет о приобретении, а не об отчуждении имущества, то не возможно признание такой сделки недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга - «приобретенное супругами во время брака имущество становится общим, даже если другой супруг возражал против его приобретения»1. Если же с приобретением имущества семьей были понесены несоразмерные стоимости приобретенного имущества расходы, то защищать интересы супруга, который возражал против совершения сделки, по мнению О.Ю. Косовой, представляется возможным, применив в последующем при разделе общего имущества п. 2 ст. 39 СК РФ, на основании которого доля супруга, израсходовавшего таким образом имущество в ущерб интересам семьи, может быть уменьшена. Данная позиция, по-видимому, основывается на формулировке п. 2 ст. 35 СК РФ, в которой подчеркивается, что презумпция согласия другого супруга действует именно в отношении сделок по распоряжению общим имуществом. Однако такое толкование, с нашей точки зрения, представляется спорным. Если приобретение имущества супругом происходит за счет общих средств, например, по договору купли-продажи, то это связано с отчуждением указанных денежных средств, которые также относятся к объектам общего имущества супругов (в силу прямого указания ст. 128 ГК РФ деньги входят в понятие «имущество»). Следовательно, в таких случаях речь идет о распоряжении общим имуществом супругов, что позволяет нам сделать вывод 0 возможности применения норм о признании данной сделки недействительной по мотивам отсутствия согласия одного из супругов при наличии соответствующих оснований.

Правило о презумпции согласия супруга на совершение сделки не распространяется па сделки одного из супругов по распоряжению недвижимостью и сделки, требующие нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке. При совершении таких сделок одним из супругов требуется получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Такая сделка может быть признана недействительной на основании отсутствия письменного нотариально удостоверенного согласия другого супруга. Срок исковой давности по данной категории дел установлен в один год и его отсчет начинается со дня, когда супруг узнал или должен был узнать о совершении такой сделки (п.З ст.35 СК РФ).

Нотариальное удостоверение сделок, о котором идет речь в первом абзаце п.З ст. 35 СК РФ, обязательно в двух случаях: когда необходимость такого удостоверения прямо указана в федеральном законе, а также в случаях, когда это предусмотрено в соглашении сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида это нотариальное удостоверение не требовалось (ст. 163 ГК РФ).

Означает ли это, что если в соответствии с законом нотариальное удостоверение сделки не требуется, но стороны по сделке выразили желание такой договор удостоверить нотариально, то другой супруг, не указанный в договоре, также должен выразить свое согласие на совершение этой сделки, которое нотариальное удостоверяется? Некоторые авторы отвечают на этот вопрос утвердительно.1 К примеру, договор купли- продажи шкафа, относится к общему имуществу супругов, в силу закона, не требует нотариального удостоверения, но покупатель предложил эту сделку удостоверить у нотариуса, на что получил согласие от супруга, выступающего стороной по этому договору. Соответственно, это соглашение было прописано в самом договоре купли-продажи. Значит, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга, которому также принадлежит шкаф на праве совместной собственности. Думается, что такая позиция согласуется с нормами действующего законодательства, иначе в п. 3 ст.35 СК РФ содержалась бы оговорка «для совершения сделки, требующей нотариального удостоверения в случаях, указанных в законе, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга». Необходимо отметить, что правила, содержащиеся в ч. 1 п. 3 ст. 35 СК РФ, привели к серьезным разногласиям, как в правоприменительной практике, так и среди теоретиков права. Дело в том, что в соответствии с этой нормой нотариально удостоверенное согласие другого супруга требуется не только на совершение сделки по распоряжению имуществом, но и на приобретение недвижимости в собственность, поскольку такая сделка требует государственной регистрации в установленном законом порядке. Анализ нотариальной практики показывает, что одни нотариусы требовали от супруга, желавшего оформить сделку по приобретению квартиры, нотариально удостоверенное согласие другого супруга, а другие - требовали согласие только при совершении другим супругом сделки по отчуждению общего имущества. В этой связи Л.Б.Максимович высказала точку зрения, согласно которой конец указанным разночтениям может быть положен в случае внесения изменений в следующей редакции: «Для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки по распоряжению, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга».

На наш взгляд, указанную норму следует сохранить в прежней редакции. Законодатель вполне оправданно требует согласие супруга на приобретение другим супругом недвижимости. Ведь бремя содержания собственности супруги будут нести совместно. Следовательно, согласие второго супруга в этом случае все-таки должно быть получено. Именно по этой причине нотариально удостоверенного согласия на покупку недвижимости нотариусы со ссылкой на п. 3 ст. 35 требуют неукоснительно. Вместе с тем правомерность требований нотариусов по поводу предоставления нотариального удостоверенного согласия супруга при совершении другим супругом сделки по приобретению недвижимости вызывает у некоторых исследователей возражения. Так, по мнению Е.Ф. Чефрановой, рассматриваемое правило не столько защищает права и имущественные интересы супруга, не участвующего в сделке, сколько осложняет гражданский оборот.1 Данная точка зрения основана на том, что супруг, не участвующий в покупке, становится, тем не менее, собственником приобретенного имущества, коль скоро на его приобретение были израсходованы общие средства, и в этом смысле его имущественным интересам ничто не угрожает. Однако эту аргументацию едва ли можно рассматривать в качестве достаточной и обоснованной.2

В настоящее время все больше граждан становятся учредителями юридических лиц. Объем прав учредителя зависит в первую очередь от организационно-правовой формы. Общее имущество, переданное учредителем с согласия его супруга в уставный капитал юридического лица, переходит в собственность этого юридического лица. Одновременно приобретенные таким образом акции, доли, вклады или паи становятся общим имуществом супругов. Однако в законе отсутствуют нормы, учитывающие возникающие в связи с данным фактом особенности осуществления прав учредителя юридического лица и особенности, связанные с разделом.

Таким образам, предлагается дополнить ст. 35 СК РФ и законы, регламентирующие деятельность хозяйственных обществ и товариществ, производственных и потребительских кооперативов, некоммерческих юридических лиц.

2.3 Раздел общего имущества супругов

Одним из оснований прекращения совместной собственности супругов является раздел общего имущества. М.Г. Масевич обращает внимание, что СК РФ употребляет термин «раздел», а не «выдел» имущества.3 Объясняется это тем, что субъектами общей совместной собственности в семейных отношениях являются только супруги. В других случаях, когда субъектами общей совместной собственности являются, кроме супругов, другие лица (например, в крестьянском (фермерском) хозяйстве), участник общей собственности будет требовать выдела своей доли.

Согласно ст. 38 СК РФ имущество можно разделить по соглашению между супругами или в судебном порядке. Если раздел производится во время брака, в отношении имущества, которое не было разделено, и имущества, которое будет приобретено супругами после раздела, распространяется законный режим (п. б ст. 38 СК РФ). Думается, что в случае, когда какое-либо имущество не было учтено супругами в соглашении о разделе имущества, супруги могут заключить дополнительное соглашение, о чем необходимо сделать ссылку в СК РФ.

Заключая соглашение о разделе общего имущества, супруги могут договориться о его нотариальном удостоверении (ч. 2 ст. 38 СК РФ). Представляется справедливым утверждение некоторых ученых о том, что отсутствие в законе требования об обязательности нотариального удостоверения данного соглашения нелогично, поскольку в соглашении, как в брачном договоре, закрепляется договоренность между супругами в отношении имущества, вместе с тем, брачный договор подлежит обязательному удостоверению у нотариуса.1

Заметим также, что по отношению к брачному договору закон предусматривает возможность признания его недействительным полностью или частично в силу ст. 44 СК РФ. Относительно соглашения о разделе общего имущества супругов, СК РФ не содержит упоминания о такой возможности, а также о возможности его изменения или расторжения.

В п. 2 ст. 24 СК РФ закреплено указание лишь на случай, если судом, при вынесении решения о расторжении брака, будет установлено, что данное соглашение нарушает интересы детей или одного из супругов, в этой ситуации суд по требованию супругов (одного из них) обязан произвести раздел имущества.1

Отдельного обсуждения заслуживает проблема соблюдения интересов кредиторов супругов при заключении супругами соглашения о разделе общего имущества. Данное соглашение может быть заключено после того, как возникло долговое обязательство, в нем могут содержаться условия, представляющие угрозу имущественным интересам кредиторов. Между тем, в СК РФ предусмотрены соответствующие гарантии только при заключении супругами брачного договора (ст. 46 СК РФ). Представляется целесообразным применение указанной нормы и к соглашениям о разделе общего имущества супругов.

При применении п. 2 ст. 38 СК РФ может возникнуть вопрос о том, в какой период времени может быть заключено соглашение о разделе имущества. Действующее законодательство не содержит на этот счет специального указания. Норма п. 1 ст. 38 СК РФ предусматривает, что по требованию любого из супругов раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения. В данной статье не говорится, что указанные требования должны быть заявлены в суд. Таким образом, спустя, например, 10 лет после расторжения брака супруги могут заключить соответствующее соглашение. В то же время, в п. 2 ст. 38 СК РФ, предусматривающем, что «общее имущество супругов может быть разделено между супругами по их соглашению», в качестве субъектов соглашения о разделе имущества указываются именно супруги, а не бывшие супруги. Данное положение может служить основанием для вывода о возможности заключения соглашения о разделе имущества только до момента прекращения брака. С нашей точки зрения, было бы справедливо предоставить право заключать соглашение о разделе совместно нажитого имущества и бывшим супругам. До тех пор, пока на имущество распространяется режим общей совместной собственности, собственники должны иметь право разделить его по соглашению.

В случае спора раздел совместного имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производится в судебном порядке (п. 3 ст. 38 СК РФ). Раздел должен быть произведен по требованию хотя бы одного из супругов или кредитора супругов. В главе 7 СК РФ не акцентируется внимание на следующем вопросе: исключает ли наличие заключенного соглашения о разделе имущества возможность обращения супруга в суд с требованием о разделе. В связи с этим предлагается включить в гл. 7 СК РФ норму, аналогичную правилу статьи 106 СК (о право супругов обратиться в суд с требованием о разделе общего имущества при отсутствии соответствующего соглашения). Если между супругами и заключено соглашение о разделе общего имущества, то они могут обратиться в суд с иском об изменении, расторжении или признании данного соглашения недействительным.

К требованиям о разделе имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности (п. 7 ст. 38 СК РФ), но при этом правовой режим имущества во время течения срока исковой давности законом не определен. По мнению некоторых авторов, «говорить о сроке исковой давности по искам о разделе имущества значит, противоречить самому существу режима общей собственности, установленному ГК РФ».1 По поводу начала течения данного срока существуют различные точки зрения. По мнению одних авторов, исковая давность начинает течь с момента расторжения брака, с точки зрения других - с момента, когда супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Некоторые специалисты считают возможным предположить и то, что началом течения срока исковой давности является момент фактического прекращения супружеских отношений до расторжения брака, поскольку с этого момента суд вправе считать имущество супругов раздельным.1 Как сказано в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №15, течение этого срока следует исчислять не со времени прекращения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ). Данная позиция основывается на том, что в ст. 38 СК РФ нет специального упоминания о начале течения срока давности, а ст. 9 СК РФ, регулирующая общие принципы применения исковой давности к семейным отношениям, отсылает к нормам гражданского законодательства.

При разрешении спора о разделе общего имущества одновременно с расторжением брака суду необходимо учитывать тот факт, что указанный спор может затрагивать права третьих лиц. В таких случаях разрешение исков о расторжении брака и разделе имущества в одном процессе не допускается, и спор в этой части иска должен быть выделен в отдельное производство. На это обращено внимание судей в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 г.

Рассматривая имущественный спор, суд сначала определяет состав имущество, подлежащего разделу. При этом следует учитывать, что моменты развода и раздела имущества супругов могут не совпадать. Если раздел имущества происходит по истечении некоторого времени после развода, к этому времени некоторое имущество, бывшее в общей собственности супругов, может не сохраниться.

Поэтому необходимо законодательно закрепить правило, согласно которому при разделе общего имущества супругов следует учитывать то имущество, которое имелось к моменту прекращения брака, независимо от того, сохранилось оно или нет. В соответствии со ст. 211 ГК РФ не должно подлежать учету имущество, погибшее к моменту раздела от случайных обстоятельств, а также имущество, распоряжение которым было осуществлено по взаимному согласию бывших супругов. Из состава имущества супругов необходимо исключить объекты собственности, которые разделу не подлежат: имущество, принадлежащее каждому из супругов, вещи и имущественные права, принадлежащие детям. Вещи, приобретенные супругами исключительно для удовлетворения потребностей несовершеннолетних детей, также не подлежат разделу в передаются без компенсации тому из супругов, с которым проживают дети (п. 5 ст. 38 СК РФ). Так, в исковом заявлении гражданки Ш. о разделе общего имущества супругов среди вещей, которые истица просит исключить из состава имущества, подлежащего разделу, указаны «стол письменный (цена 1000 рублей) и компьютер (цена 15 000 рублей) - приобретались ответчиком специально для обучения несовершеннолетних детей».1 При этом не будет иметь значения, что расходы супруга на приобретение соответствующего имущества были больше, чем расходы другого супруга.2

На наш взгляд, формулировка п. 5 ст. 38 СК РФ не совсем удачна -«разделу не подлежат и передаются без компенсации тому из супругов, с которым проживают дети». Поскольку речь в данном случае ведется о том, что компенсация не выплачивается как раз тому супругу, с которым дети не проживают, корректнее было бы сформулировать следующим образом: «разделу не подлежат и передаются тому из супругов, с которым проживают дети, без компенсации другому супругу».

В законе не сказано, чьей собственностью является имущество, приобретенное исключительно для удовлетворения потребностей несовершеннолетних детей - собственностью ребенка или супруга, с которым проживает ребенок. По справедливому утверждению А.А. Иванова, указанное имущество должно быть признано переданным в дар детям, которые считаются их собственниками.3

В состав имущества, подлежащего разделу, включается общее имущество супругов, имеющееся в наличии либо находящееся у третьих лиц. Пленум Верховного суда разъяснил, что стоимость имущества определяется на время рассмотрения дела.1 Для проведения оценки могут быть привлечены профессиональные оценщики, осуществляющие свою деятельность в соответствии с Федеральным законом от 29 июля 1998 г. 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации».2 После определения состава имущества, суд определяет доли, причитающиеся супругам, и конкретные предметы из состава имущества. Независимо от размера доходов каждого из супругов в период брака и рода их деятельности применяется принцип равенства долей супругов. Однако в отдельных случаях при наличии определенных оснований суд вправе отступить от начала равенства и увеличить долю одного из супругов за счет другого. Основанием принятия такого решения могут быть интересы несовершеннолетних детей и иные.3

Следует отметить, что сам по себе факт оставление на воспитание детей у одного из родителей не должен влиять на применение общего принципа о равенстве долей при разделе имущества.

Такая позиция находит отражение в судебной практике. В частности, при разделе имущества бывшими супругами Т. истец, гражданин Т., указал, что общее имущество - квартира подлежит передаче ответчице, в связи с тем, что с ней совместно в данной квартире проживает дочь истца и ответчицы. Поскольку она не имеет иного места жительства, оставление квартиры за ответчицей позволит избежать ухудшение качества жилищных условий. Вместе с тем истцу подлежит уплатить сумму, равную одной второй стоимости квартиры. Ответчица обратилась к суду с просьбой отойти от равенства долей, указывая, что это следует сделать в интересах ребенка. При этом не указывая какие интересы ребенка будут соблюдены.

В литературе существует иное мнение, например, Ю. Беспалов считает, что «долю супруга, с которым остаются несовершеннолетние дети, при всех обстоятельствах нужно учитывать».

Подобный вывод можно встретить в материалах судебной практики. Так, при рассмотрении спора бывших супругов, гражданин X. о разделе имущества, суд определил долю гражданки X. равной две третьих совместно нажитого имущества, на том основании, что с нею проживают двое несовершеннолетних сыновей. При этом суд ориентировался на ст. 39 СК РФ, предусматривающую возможность увеличения доли одного из супругов в интересах несовершеннолетних детей.2

Вместе с тем в законе не уточняется, что следует понимать под интересами детей. С точки зрения А.Г. Малиновой, интерес - это условие благополучия субъектов, реализация которых является целью правового регулирования. Суд вправе увеличить долю супруга, с которым остаются проживать несовершеннолетние дети только при условии, что без указанного увеличения интересы детей не могут быть удовлетворены. В законе нет указания на то, за счет какого имущества должно производиться увеличение. Логичным представляется вывод, что это должно быть имущество, потребительские свойства которого могут удовлетворить интересы детей.3

Другим случаем изменения правила о равенстве долей супругов является необходимость учета заслуживающих внимания интересов одного из супругов.

В п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №15 под заслуживающими внимания обстоятельствами понимаются случаи, когда один из супругов по состоянию здоровья или по иным причинам, не зависящим от него обстоятельствам, лишен права получать доход от трудовой деятельности. Категория «неуважительные причины» нуждается в уточнении. Как показал анализ п. 3 ст. 34 СК РФ, в числе уважительных причин закон называет ведение домашнего хозяйства, уход за детьми и другие уважительные причины.

При этом не ясно, должны ли дети, за которыми осуществляется уход, общими и несовершеннолетними. Считаем, что это могут быть любые несовершеннолетние дети, в отношении которых на супруге лежит обязанность по воспитанию, или совершеннолетние дети супругов, нуждающиеся в постороннем уходе. По утверждению С.А. Муратовой, к уважительным причинам, относятся: болезнь, инвалидность, учеба, служба в армии, уход за больными и престарелыми членами семьи и тому подобное.1

Таким образом, уважительными причинами, на наш взгляд, следует считать ведение домашнего хозяйства, уход за несовершеннолетними детьми, в отношении которых на супруге лежит обязанность по воспитанию, уход за иными членами семьи, нуждающимся в постороннем уходе, отсутствие возможности получать доход по состоянию здоровья (болезнь, инвалидность) или иным не зависящим от супруга обстоятельствам, неосуществления деятельности, приносящей доход, по инициативе или с согласия другого супруга. Не должно являться уважительной причиной, если оно было вызвано злоупотреблением спиртными напитками, наркотическими веществами, связано с совершением супругом умышленного преступления или умышленного причинения вреда самому себе.

Что касается распределения между супругами конкретных вещей, то супруги на основании решения суда могут распределить имущество самостоятельно. Однако по требованию супругов оно должно быть произведено судом. При этом суд должен учитывать интересы детей и, по возможности, интересы каждого из супругов.

Так, в ходе рассмотрения дела по иску гражданина К. к гражданке К. о разделе совместной собственности супругов, в том числе капитального гаража в кооперативе «Восход», было заявлено требование об определении судом конкретных вещей, которые следует передать каждой из сторон. При решении этого вопроса судьей было учтено, что истец имеет автомобиль, у ответчицы автомобиля нет, и она гаражом не пользуется. В связи, с чем было вынесено решение о передаче гаража истцу. При этом стоимость имущества, выделенного истцу, превысило его долю в общем имуществе на 25 000 рублей, поэтому истице в соответствии с пунктом 3 ст. 38 СК РФ была присуждена соответствующая денежная компенсация.

Если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена не только денежная, но и иная компенсация (п. 3 ст. 38 СК РФ). Понятие «иная компенсация» в законе не раскрывается. Под ней, по мнению А.А. Иванова, надлежит понимать предоставление супругу каких-либо прав, например, права пользования вещью, переданной в собственность другому супругу.

Л.М. Пчелинцева, говоря об иной компенсации, уточняет: «то есть вещами, подлежащими также разделу».3

Думается, что возможны оба варианта. Однако выплата подобной компенсации супругу допускается по общему правилу п.4 ст. 252 ГК РФ только с его согласия. Несоблюдение данного правила может привести к отмене судебного решения.

Так, Постановлением областного суда от 15 апреля 2005 г № 44-г-З 3 отменено апелляционное решение районного суда г. Ишимбай в связи с тем, что суд без согласия истца взыскал с ответчицы денежную компенсацию на имущество, лишив его права на одну четвертую в праве собственности на квартиру, приобретенную в период брака и зарегистрированную в равных долях на имя дочери и бывшей супруги истца.4

При разделе имущества в судебном порядке суд в своем решении должен установить, кто из супругов в каком размере несет расходы, связанные с уплатой госпошлины и оценкой имущества1. Размер государственной пошлины определяется в соответствии со ст. 333.19 части второй Налогового кодекса РФ. При разделе имущества учитываются общие долги супругов (п. 3 ст. 39 СК РФ), они распространяются между супругами согласно присужденным им долям. Понятие общих долгов в ст. 39 СК РФ отсутствуют.

Общими долгами, безусловно, являются долги, основанные на общих обязательствах супругов.


3. Договорный режим имущества супругов

3.1 Понятие и содержание договорного режима имущества супругов

Одной из наиболее существенных новелл Семейного кодекса было введение института брачного договора. Впервые заключение брачного договора стало возможным после вступления в законную силу Гражданского Кодекса, поскольку в ст. 256 ГК РФ указано, что «имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором межу ними не установлен иной режим этого имущества». Таким образом, императивное регулирование отношений супругов по поводу имущества было заменено диспозитивным и супруги получили возможность сами устанавливать правовой режим своего имущества.

Однако до принятия Семейного кодекса заключение брачного договора было крайне затруднительно, поскольку Гражданский кодекс не содержал норм, регулирующих его содержание, порядок заключения, расторжения и другие важные моменты. Супруги могли руководствоваться лишь общими нормами гражданского законодательства о договорах, чего, учитывая специфику брачного договора по сравнению с другими договорами, было явно не достаточно.1

В Семейном кодексе брачному договору посвящена отдельная гл. 8, содержащая нормы, позволяющая супругам разработать брачные договоры на их основании.

Понятие брачного договора дается в ст. 40 СК РФ: брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения.

В правовой литературе существует проблема определения правовой природы брачного договора в соответствии с которой обозначились две противоположные точки зрения.

Одни авторы утверждают, что он является гражданско-правовым договором. 1 Так, М.Б. Гонгало, А.А. Иванов, П.В. Крашенинников делают вывод, что брачный договор не является чем-то уникальным, несмотря на наличие определенных особенностей. Наоборот, он - «обычная гражданско-правовая сделка, один из видов гражданско-правового договора». 2 Данная позиция обосновывается авторами тем, что сама возможность заключения брачного договора, его изменения и расторжения предусмотрена ГК РФ.

По мнению М.В. Антокольской брачный договор представляет собой особый вид гражданского договора и входит в группу договоров, направленных на установление или изменение правового режима имущества.3

Л.Б. Максимович, признавая, что брачный договор обладает «существенной спецификой, связанной с особенностями семейного права как особой сферы правового регулирования», тем не менее, определяет его как «гражданско-правовой инструмент семейно-правового регулирования имущественных отношений», указывая, что он представляет «особую разновидность гражданско-правовых соглашений».4

Вторая точка зрения представлена - о семейно-правовой природе брачного договора - представлена Н.Н. Тарусиной, О.Н. Низамиевой, И.В. Злобиной. Они обосновывают семейно-правовую природу брачного договора его специфическими особенностями, среди которых выделяют: субъектный состав - супруги и лица, вступающие в брак; тесную зависимость от брака; своеобразие предмета договора; особое содержание, поскольку перечень существенных условий законом не установлен; нерасторжимую связь с личными отношениями.5

Брачный договор, на наш взгляд, следует рассматривать в качестве отдельного вида гражданских договоров, объединяющего договоры, направленные на установление или изменение правового режима имущества.

Особенностью брачного договора является его комплексный характер, он может содержать положения, не только направленные на создание или изменение правового режима имущества супругов, но и регулировать вопросы предоставления средств на содержание друг друга.

Брачный договор может быть заключен как до, так и в любой момент после заключения брака. Если договор был совершен до регистрации брака, то он вступит в силу не ранее регистрации брака. Это связано с тем, что брачный договор предполагает специальный состав субъектов, которыми могут быть только супруги, следовательно, если брак не состоялся требование о специальном субъектном составе не будет выполнено.1 Поэтому способность к его заключению следует связывать со способностью вступления в брак. Если лицо не достигло брачного возраста, оно не может заключить брачный договор без согласия родителей с момента регистрации брака. После заключения брака несовершеннолетний супруг приобретает дееспособность в полном объеме и вправе заключить брачный договор самостоятельно.

Исполнение договора может осуществляться супругами не зависимо от дееспособности (если только такое исполнение не требует выполнения юридически значимых действий). Однако для заключения брачного договора супруги должны обладать дееспособностью. Если один из супругов недееспособен, брачный договор может быть заключен от его имени опекуном. Ограничение дееспособности так же влияет на способность заключения брачного договора.2

Признание брака недействительным приводит к автоматическому признанию не действительным и брачного договора. Исключение из этого правила предусмотрено только в интересах добросовестного супруга.

Брачный договор предполагает, что заключающие его лица состоят в зарегистрированном браке, в связи с этим возникает вопрос о том, могут ли его заключить фактические супруги. Безусловно, их соглашение не будет брачным договором в строгом смысле этого слова, так как фактическому браку не придается правового значения. Поскольку гражданское законодательство не знает исчерпывающего перечня договоров, то фактические супруги в принципе могут заключить соглашение, направленные на регулирование имущественных отношений.1

Брачный договор должен быть заключен в письменной форме и нотариально удостоверен (п. 2 ст. 41 СК РФ). Несоблюдение требуемой законом формы влечет за собой недействительность брачного договора. Такие требования к форме связаны с особым значением брачного договора как для супругов, так и для третьих лиц. Этот договор действует, как правило, в течение весьма продолжительного времени и определяет имущественные права и обязанности на будущее время. Поэтому в закрепление этих правил необходима четкость и определенность, которая и достигается приданием ему нотариальной формы.

В ст. 42 СК РФ закреплен примерный перечень условий брачного договора. В соответствии с п. 1 ст. 42 СК РФ брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности, долевой или раздельной на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов. Супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов; определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов.

В зависимости от содержания брачные договоры можно классифицировать на носящие общий характер (договоры об определении имущественных отношений супругов в период брака) и брачные договоры, носящие целевой характер, подразделяющиеся на договоры об установлении правового режима имущества супругов на случай раздельного проживания, договоры об установлении правового режима на случай примирения, договоры об установлении правового режима на случай развода.

Среди возможных режимов супружеского имущества, которые могут быть установлены брачным договором, выделяют следующие. Во-первых, режим общей совместной собственности. Брачный договор предусматривает те или иные особенности использования режима совместной собственности.

Во-вторых, может устанавливаться долевая собственность как в отношении общего имущества супругов, находящегося в их совместной собственности, так и в отношении их раздельного имущества. Поэтому важно определить в договоре конкретное имущество, к которому будет применяться именно этот режим собственности, и установить критерии определения долей каждого из супругов в праве долевой собственности. Например, размер доли может определяться в зависимости от дохода, от степени участия каждого из супругов в приобретении имущества. Также можно согласовать конкретный размер долей: равные доли, 1/3 и 2/3 и т. п. Если конкретный размер долей или принцип его определения в договоре не согласован, доли будут считаться равными (п. 1 ст. 245 ГК РФ).

В-третьих, закон предусматривает возможность установления брачным договором режима раздельной собственности супругов (как в отношении имеющегося имущества, так и в отношении имущества, приобретение которого предполагается в будущем). Распространение этого режима на будущее время имеет свои недостатки, так как предполагает учет имущества, приобретенного каждым из супругов.

Установление в брачном договоре режима раздельности в отношении имеющегося имущества представляет собой раздел имущества супругов. Это позволяет утверждать, что соглашение о разделе имущества супругов может выступать в качестве разновидности брачного договора. Однако, это не всегда справедливо: субъектами соглашения о разделе имущества, в отличие от брачного договора, могут быть бывшие супруги, а брачный договор могут заключать и лица, вступающие в брак.1 Кроме того, условием брачного договора может выступать изменение имущественного права или обязанности супругов на будущее время, а соглашением о разделе всегда ретроспективно, направлено в прошлое.2 К тому же, соглашением супруги не вправе изменить режим раздельного имущества каждого из них.3

Как считает З.И. Воронина, установление только одного из указанных в СК РФ режимов явно недостаточно для удовлетворения всех потребностей супругов. Зарубежная и российская практика позволяет установить смешанные режимы имущества. К их числу относятся режим отложенной общности, режим внесенного имущества, режим частичной общности и другие.4

Кроме установления вида режима имущества супругов, в брачном договоре могут быт отражены обязанности по взаимному содержанию. Супруги могут определить размер, способы и порядок выплаты содержания. Понятия «содержания» в Семейном кодексе не раскрыто. По нашему мнению, целесообразно закрепить в Семейном кодексе РФ следующее определение содержания: «предоставление денежных средств и (или) имущества в натуральной форме единовременно или периодически с целью обеспечения управомоченному законом или договором лицу необходимых условий существования».

В брачном договоре супруги также могут предусмотреть возможные способы участия каждого из супругов в доходах друг друга и порядок несения каждым из них семейных расходов. Включение в договор таких положений имеет смысл, главным образом, при установлении режима раздельной или долевой собственности на имущество, когда каждый из супругов имеет свои собственные источники доходов.1 Доходы - это денежные и иные поступления от вещи, обусловленные ее участием в гражданском обороте, в частности арендная плата, проценты по вкладу в банке и т.п. В отдельных случаях термин «доход» употребляется в более широком смысле, охватывая собой и натуральные поступления от вещи, т.е. плоды. Кроме того, это поступления от приложения физического и интеллектуального труда (заработная плата, доходы от предпринимательской, интеллектуальной деятельности и т.д.). По общему правилу, они принадлежат лицу, которому принадлежит вещь их приносящая. Однако в брачном договоре супруги могут изменить этот порядок, установив, например, что доход от имущества, принадлежащего одному из супругов, является их совместной собственностью.

Понятия семейные расходы в законе не раскрывается. Л.Б. Максимович различает четыре группы семейных расходов. К первой группе отнесены «первоочередные» расходы: оплата жилья, питание, коммунальных услуг, телефона и т.п. Вторую группу составляют расходы, связанные с оплатой образования, медицинского обслуживания, санаторно-курортного лечения. В третью включены расходы на отдых, в том числе на путешествия. В четвертую группу расходов входят так называемые карманные расходы, то есть денежные суммы, которые каждый супруг вправе тратить по своему усмотрению.2 Безусловно, представленный перечень является примерным.

Заметим, что перечень условий представленный в п. 1 ст. 42 СК РФ не является исчерпывающим, супруги могут включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся имущественных отношений. Так, например, в брачном договоре можно определить порядок владения, пользования и распоряжения общим имуществом супругов, а также порядок владения и пользования раздельным имуществом. Особое значение имеет установление в брачном договоре порядка пользования жилым помещением, принадлежащем на праве собственности одному из супругов. В соответствии со ст. 127 ЖК РСФСР, действовавшего до 1 марта 2005 г., право пользования жилым помещением сохраняется за бывшим супругом в случае прекращения семейных отношений с собственником. К этим отношениям применялись правила ст. ст. 131 - 137 ЖК РСФСР, регулирующие отношения найма. Но данных норм было не достаточно, чтобы урегулировать рассматриваемые отношения во всех аспектах.1

Действующий ЖК РФ не содержит препятствий для включения в брачный договор условий о порядке пользования жилым помещением, принадлежащем на праве собственности одному из супругов. В п. 2 ст. 31 ЖК РФ предусмотрено, что в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшими членами семьи собственника не охраняются, если иное не установлено между собственником и бывшим членом его семьи.

В соответствии с п. 2 ст. 42 СК РФ права в обязанности, предусмотренные брачным договором, могут ограничиваться определенными сроками (ст. 190 ГК РФ) либо ставиться в зависимость от наступления или от не наступления определенных условий (ст. 157 ГК РФ). В силу ст. 157 ГК РФ таким условием может быть обстоятельство, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет. Вместе с тем, условия должны быть законными и осуществимыми. При этом различают отлагательные условия (если в зависимость от указанных обстоятельств ставится возникновение прав и обязанностей) и отменительные условия (если в зависимость от указанных обстоятельств ставится прекращение прав и обязанностей). В зависимость от указанных условий может быть поставлено возникновение и (или) прекращение отдельных прав и (или) обязанностей (например, в случае получения женой высшего образования возникает обязанность мужа по предоставлению автомобиля, приобретенного им до вступления в брак, в общую совместную собственность) или вступление в силу и (или) прекращение действия брачного договора в целом.

Предоставляя широкие возможности в регулировании супружеских отношений, закон устанавливает конкретные ограничения, касающиеся возможных условий брачного договора. Данные ограничения имеют своей целью обеспечение защиты прав и интересов как самих супругов, так и других членов семьи - детей. Перечень условий, включение которых в брачной договор не допустима, представлен в п. 3 ст. 42 СК РФ и имеет обязательный характер.

Во-первых, брачный договор не может ограничивать правоспособность и дееспособность супругов (будущих супругов). Данное положение согласуется со ст. 22 ГК РФ, в силу которой никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом (п. 1 ст. 22 ГК РФ), а полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение его правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом (п. 2 ст. 22 ГК РФ).

Также, брачный договор не может ограничивать право супругов на обращение в суд за защитой своих прав. Такое ограничение имеет в своей основе конституционную норму, согласно которой каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (п. 1 ст. 46 Конституции РФ).

В брачном договоре супруги не могут регулировать личные неимущественные права и обязанности. Развернутый перечень условий личного неимущественного характера дается А.Е. Шавриным, который безосновательно заявляет о возможности включения их в брачный договор, в связи с чем цитируется во многих исследованиях. Но необходимо отметить, что во многих странах личные неимущественные отношения действительно входят в сферу регулирования брачного договора. Некоторые исследователи, опираясь на позитивный зарубежный опыт в части регулирования личных неимущественных отношений, считают необходимым предоставить такую возможность в Российской Федерации.1 Считаем, что включение в договор положений носящих не правовой характер не имеет смысла, так как невозможно принудительное исполнение таких обязательств.

Несмотря на то, что личные отношения не могут регулироваться брачным договором, возникновение или прекращение имущественных прав и обязанностей может быть поставлено в зависимость от наступления или не наступления обстоятельств различного, в том числе и неимущественного характера. Так, по мнению Л.Б. Максимович, в брачном договоре можно предусмотреть, что если мотивом расторжения брака будет являться недостойное поведение одного из супругов (пьянство, супружеская измена, совершение насильственных действий по отношению к другому супругу или детям), то раздел имущества, нажитого во время брака, будет осуществляться исходя из режима долевой, а не совместной собственности. При этом доля виновного супруга будет меньшей, чем у другого.2 В данном примере речь идет лишь об условиях личного характера, а не об урегулировании личных прав и обязанностей. Иначе следует расценивать условие, в соответствии с которым была бы установлена обязанность хранить супружескую верность, а в качестве санкции за нарушение предусматривалось бы уменьшение имущества виновного супруга. Несмотря на некоторую схожесть ситуаций, второе условие прямо противоречит СК РФ. Отдельно отметим, что исполнение пункта договора в указанном выше примере будет весьма затруднительно, поскольку не ясно, что именно следует считать нарушением супружеской верности, ведь у каждого человека разные представления о ее границах. Кроме того, наступление данного факта трудно доказать. В связи с этим, на наш взгляд, следует избегать использования в брачном договоре подобных терминов даже в качестве отлагательного или отменительного условия.

В литературе подчеркивается, что брачный договор - это соглашение со специальным субъектным составом, не должен содержать условия, касающиеся прав и обязанностей третьих лиц (детей, родителей супругов и т.д.).1 Помимо этого, в п. 3 ст. 42 СК РФ установлено, что брачный договор не может регулировать права и обязанности супругов в отношении детей. Во-первых, дети являются самостоятельными субъектами права, и все вопросы, затрагивающие их права, должны решаться с учетом их мнения и в их интересах, которые определяются на момент рассмотрения конкретного вопроса.2 Во-вторых, учитывая имущественный характер брачного договора, С.Н. Бондов отмечает - «ограничение закона справедлива, так как не допустимо приравнивать ребенка к вещи».3 В связи с этим неоднократно критиковалась позиция авторов, допускающих включение в брачный договор условий, касающихся отдельных аспектов воспитания детей (например, вопроса вероисповедания ребенка, родители которого принадлежат к разным концессиям), установления алиментов на детей. Спорным также представляется утверждение о том, что «прописывать процедуру раздела детей в брачном контракте не возбраняется, но окончательное решение все равно за судом».4

В силу п. 3 ст. 42 СК РФ брачный договор не может содержать условия, направленные на ограничение права нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания.

Брачный договор не должен ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение. В противном случае договор является оспоримой сделкой и может быть признан недействительным по иску супруга, права которого нарушены. Необходимость в таком специальном основании вызвана тем, что брачный договор тесно связан с личными отношениями сторон. В результате этого возможны злоупотребления правом, из-за которых одна из сторон подписывает договор, который в дальнейшее приведет к существенному нарушению ее права. Основаниями, ставящими одну из сторон в крайне не благоприятное положение следует признавать: отказ одного из супругов, от имущества, нажитого в браке, передача добрачного имущества другому супругу и другие. В данном случае не нужно доказывать наличие тяжелых обстоятельств, достаточно самого факта поставления супруга в крайне не благоприятное положение. Брачный договор не должен противоречить основным началам семейного законодательства. Это положение закона открывает значительный простор для судебного усмотрения. Основными началами семейного законодательства, которые могут быть применены в данном случае в соответствии со ст. 1 СК РФ, является защита государством семьи, равенство супругов в семье, обеспечение приоритетной защиты интересов нетрудоспособных членов семьи. При нарушении любого из этих начал брачный договор может быть оспорен заинтересованным супругом.1

3.2 Порядок изменения, расторжения и признания недействительным договорного режима имущества супругов

В момент заключения брачного договора невозможно предусмотреть все изменения, которые могут произойти в жизни супругов и повлиять на его исполнение. Необходимость в частичном или полном изменении брачного договора или в его расторжении может возникнуть на любой стадии брака, поэтому эти вопросы представляют значительный практический интерес.

Действующим семейным законодательством не определены специальные условия и порядок изменения и расторжения брачного договора. Поэтому, как считает Л.Б. Максимович, «к данному договору применяются основные положения договорного права в той части, в которой это соответствует сущности данного договора».2

Данная точка зрения соответствует позиции законодателя, который в п. 1 ст. 43 СК РФ установил: «Брачный договор может быть изменен или расторгнут по соглашению супругов в любое время». Соглашение должно совершаться в той же форме, что и сам брачный договор (п. 1 ст. 452 ГК РФ).

То есть, по общему правилу, в письменной форме с обязательным нотариальным удостоверением.

Если супруги не достигли соглашения относительно изменения или расторжения договора, по требованию одного из них брачный договор может быть изменен или расторгнут по решению суда.

В силу п. 2 ст. 43 СК РФ изменение или расторжение договора судом должно быть произведено по основаниям и в порядке, установленном Гражданским кодексом РФ для изменения и расторжения договора (ст. ст. 450 -453 ГК РФ). В силу данных статей сторона обращается к контрагенту с соответствующим предложением. Тогда, когда на предложение изменить или расторгнуть договор не последует ответа в срок, указанный в предложении или законе, либо получен ответ, но отрицательный, сторона, от которой исходило предложение, вправе обратиться с заявлением о расторжении или изменении договора с суд.1

Среди оснований изменения и расторжения договора ГК РФ называет существенное нарушение договора одной из сторон, т. е. нарушение, которое влечет для супруга такой ущерб, что он в значительной степени лишается того, на что вправе был рассчитывать при заключении договор и возникновение обстоятельств, прямо предусмотренных законом или договором (п. 2 ст. 450 ГК РФ).

По мнению М.С. Масевич, хотя названное основание изначально рассчитано в основном на хозяйственные отношения, его возможно применить и к договору, если под ущербом понимать всякий, в числе и моральный вред, причиненный нарушением условий договора другой стороной.2

Л.Б. Максимович предлагает: «В связи с этим в тексте брачного договора было бы целесообразно указать, какие именно нарушения стороны признают существенными, что впоследствии упростило бы задачу по формулированию основания изменения или расторжения данного договора».1

Аналогичную точку зрения высказывает А.А. Иванов.2

Л.М. Пчелинцева считает, что «существенным нарушением брачного говора можно признать уклонение одного из супругов от выполнения условий договора, касающихся обеспечения нормальных условий существования другому супругу (предоставление места проживания, денежного содержания и т.п.)».3

Окончательный ответ на вопрос, что следует признавать существенным нарушением для брачного договора, может дать лишь судебная практика рассмотрения споров о брачных договорах, однако такой практике еще только предстоит сложиться.4

Вместе с тем полагаем, что с учетом специфики брачного договора к нему нельзя применить все основания, предусмотренные законом для изменения и расторжения гражданско-правовых договоров. Например, к брачному договору не может быть применено такое основание, как существенное изменение обстоятельств договора (ст. 451 ГК РФ), так как оно касается лишь договоров, связанных с предпринимательской деятельностью. Данную позицию занимают в юридической литературе А.А. Игнатенко, Н.Н. Скрынников, С.Л. Симонян и другие.5

Противоположную точку зрения высказывает Е.А. Чефранова: «К брачному договору наиболее применимо специальное основание изменения или расторжения договора, установленное ст. 451 ГК РФ и позволяющее расторгнуть или изменить договор, если существенно изменились обстоятельства, из которых стороны исходили при его заключении».1

Полагаем, что обстоятельства, о которых законодатель ведет речь в п. 1 ст. 451 ГК РФ, рассчитаны на гражданские правоотношения и связаны с возмездными договорами, поэтому применять их непосредственно к правоотношениям супругов, возникающим из брачного договора, не позволяет специфика семейно-правового договора.2

Признание договора недействительным, как правило, является следствием нарушения требований законодательства, допущенного при заключении договора. В частности п. 1 ст. 44 СК РФ предусмотрено, что брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом РФ для недействительности сделок. Вместе тем, не каждое основание, предусмотренное в Гражданском кодексе РФ, подойдет для признания недействительным брачного договора.

Наряду с гражданско-правовыми предусмотрены и специальное семейно-правовое основание признания брачного договора недействительным (п. 2 ст. 44 СК РФ) - «крайне не благоприятное положение, в которое договор ставит одного из супругов». При этом законодатель само понятие «крайне не благоприятное положение» не раскрывает, что дает простор для судейского усмотрения.

Необходимо различать брачные договоры, ничтожные по своей природе, и брачные договоры, недействительность которых надо доказать в судебном порядке. Эта классификация основывается на делении недействительных гражданско-правовых сделок на ничтожные и оспоримые согласно п. 1 ст. 167 ГКРФ.

Свобода брачного договора весьма условна, она не безгранична, и законодатель в п. 3 ст. 42 СК РФ четко определяет условия, которых не должен содержать брачный договор, в том числе ставящие одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречащие основным началам семейного законодательства.

Применительно к семейно-правовым отношениям основные начала семейного законодательства (ст. 1 СК РФ) являются определяющими при конструировании личных неимущественных прав супругов, которые не могут быть предметом договорного регулирования. Эти положения были развиты и конкретизированы в других нормах СК РФ, обязывающих супругов: строить свои отношения в семье на основе взаимоуважения и взаимопомощи; содействовать благополучию и укреплению семьи; заботиться о благосостоянии и развитии своих детей.

Анализируемая норма, кроме того, содержит немало оценочных понятий, что на практике затрудняет ее применение, поскольку у каждой супружеской пары свои понятия взаимоуважения, взаимопомощи и благосостояния. Пройдет немало времени, прежде чем практика выработает критерии того, что следует понимать под другими условиями, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства.

Условия брачного договора, нарушающие требование п. 3 ст. 42 СК РФ, являются ничтожными. Представляется, что и к брачному договору уместным будет применить существующую в гражданском праве классификацию недействительных сделок - сделки с пороком: субъектного состава; воли; содержания; формы.

В этой связи С.Н. Бондов отмечает, что «из оснований признания брачного договора недействительным наибольшее значение имеют следующие:

- несоблюдение нотариальной формы договора (п. 1 ст. 156 ГК РФ);

- несоответствие брачного договора закону или иным нормативным актам (незаконное содержание договора);

- совершение договора не дееспособным лицом;

- неспособность понимать значение своих действий при заключении брачного договора;

- заключение брачного договора под влиянием заблуждения или обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой либо тяжелое стечение обстоятельств».1

Рассмотрим эти основания.

«Недействительным является брачный договор, не удостоверенный нотариально, такой договор ничтожен и не влечет никаких юридических последствий, поскольку сторонами нарушена требуемая законом нотариальная форма сделки».2

В данном случае имеет место ничтожность брачного договора как сделки с пороком формы (п. 1 ст. 165 ГК РФ). Вместе с тем отметим, что если одна из сторон полностью или частично исполнила брачный договор, требующий нотариального удостоверения, а другая уклоняется от такого удостоверения, суд вправе по требованию исполнившего договор супруга признать его действительным. Мы полагаем, что в соответствии с п. 2 ст. 165 ГК РФ последующего нотариального удостоверения такого договора не требуется.

В силу ст. 18 ГК РФ правоспособность граждан включает также способность наследовать и завещать имущество, заниматься любой не запрещенной законом деятельностью и избирать место жительства.

В связи с этим полагаем, что брачный договор будет сделкой с пороком содержания (не отвечающей требованиям закона по содержания - ст. 168 ГК РФ), если в него включены условия:

- обязывающие супругов завещать имущество в пользу только друг друга или иным образом изменять свою волю в данном вопросе;

- предусматривающие отказ от права на судебное рассмотрение спора о разделе имущества;

- соглашение, по которому супруг отказывается в будущем от

осуществления своей профессиональной деятельности (например, в шоу-бизнесе).1

Сделка с пороком субъектного состава - это заключенный недееспособным лицом брачный договор; он ничтожен в силу ст. 171 ГК РФ. «Стороны брачного договора в момент его заключения должны быть дееспособны, действовать с полным пониманием значения своих действий и их последствий, желание заключить договор на предусмотренных в нем условиях должно сформироваться у супругов свободно, без принуждения или обмана».2

К этому можно добавить, что в отношении объема дееспособности необходимо учитывать нормы СК РФ. Поэтому заключение брачного договора лицом, ограниченным в дееспособности, будет соответствовать действующему семейному законодательству.3

Брачный договор, заключенный с лицом хотя и дееспособным, но временно не способным понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ), может быть признан недействительным по иску супруга, чьи права или законные интересы были нарушены в результате заключения договора в состоянии алкогольного опьянения, нервного потрясения, ином болезненном состоянии.4

Сделкой с пороком воли признается брачный договор, заключенный под влиянием обмана, насилия, угрозы, а также вынужденно совершенный вследствие стечения тяжелых обстоятельств (кабальная сделка).

Отметим, что «заключение брачного договора не является условием, необходимым для регистрации брака, и вопрос о заключении договора супруги и лица, вступающие в брак, решают свободно и самостоятельно, поскольку это является их правом, а не обязанностью. В то же время обязательно соблюдение требования о том, что в брачном договоре должна быть выражена общая воля супругов, т. е. их единое волеизъявление. Заключение брачного договора должно быть свободно от какого бы то ни было внешнего воздействия. Понуждение одного из супругов (или одного из лиц, вступающих в брак) вторым или обоих супругов третьими лицами (например, родителями) к заключению брачного договора является грубым нарушением закона».1

Такой договор в соответствии с п. 1 ст. 179 ГК РФ признается недействительным по иску потерпевшей стороны.

Другая сторона возвращает потерпевшему все полученное ею по сделке в натуре, а при невозможности сделать это возмещает его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Российской Федерации. Также потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб.

Принуждение к заключению брачного договора при наличии определенных в законе обстоятельств можно квалифицировать как уголовное преступление: законодатель в ст. 179 Уголовного кодекса РФ определил уголовное наказание за принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения имущества, а равно распространение сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких.

Брачный договор, заключенный под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, в силу ст. 178 ГК РФ может быть признан недействительным по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Такие договоры, как и заключенные под влиянием обмана, насилия, угрозы (ст. 179 ГК РФ), Е.А. Чефранова относит к числу оспоримых. По ее мнению: «в зависимости от характера имевших место нарушений брачный договор соответственно ничтожен или оспорим. Так, ничтожен брачный договор, не отвечающий требованиям закона по содержанию (ст. 168 ГК РФ) или по форме (п. 1 ст. 165 ГК РФ), заключенный недееспособным лицом (ст. 171 ГК РФ) или же заключенный только для вида либо с целью скрыть другую сделку (ст. 170 ГК РФ)».1

Вопрос о мнимых и притворных брачных договоров заслуживает особого внимания. Не исключено, что супруги могут использовать брачный договор, что бы обмануть кого-либо или ввести в заблуждение. С этой целью он может быть заключен лишь для вида (так называемая мнимая сделка) или - с целью прикрыть другую сделку (притворная сделка).

Мнимой сделкой признается и брачный договор, заключенный супругами, стремящимися скрыть имущество от конфискации, для чего на наиболее ценные вещи по условиям договора устанавливается раздельная собственность, за тем из супругов, в отношении которого не возбуждено уголовное дело.

«Брачный договор может быть квалифицирован в качестве притворной сделки, если прикрывает другую сделку, которую стороны в действительности имели в виду. К примеру, куплю-продажу имущества супруги облекают в форму брачного договора в целях избежания уплаты налога».2

В ст. 170 ГК РФ мнимые и притворные сделки называются ничтожными. В п. 1 ст. 166 ГК РФ приведена классификация недействительных сделок, и в зависимости от того, признается ли она таковой судом или является недействительной независимо от такого признания, законодатель называет их соответственно оспоримыми и ничтожными. Но если мнимая и притворная сделка ничтожна, то признавать ее недействительной не надо, она уже в соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ «недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, ... независимо от такого признания». Полагаем, что в таком случае следует не ставить вопрос перед судом о признании мнимого и притворного брачного договора недействительным, а предъявлять в суд требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки - согласно абз. 2 п. 2 ст. 166 ГК РФ это может сделать любое заинтересованное лицо.

Такая позиция соответствует договорному праву в гражданском законодательстве. В семейном праве это позволит нам отличать от брачного договора, являющегося изначально недействительным - ничтожным — независимо от такого признания судом, оспоримый брачный договор, который должен быть признан недействительным в судебном порядке.1

Суд может признать брачный договор недействительным как полностью, так и в части по требованию одного из супругов. Возможно, что только некоторые из содержащихся в брачном договоре условий недействительны. В таком случае, если суд придет к убеждению, что брачный договор был бы заключен и без включения в него недействительного условия, договор признается недействительным именно в этой части, а в остальном он сохраняет силу. Например, могут быть признаны недействительными положения брачного договора, ограничивающие право нетрудоспособного супруга на получение содержания, что, однако, не повлечет недействительности остальных его положений.

Нередки случаи опротестования брачных договоров на основании «крайне неблагоприятного положения» одной из сторон договора. Это понятие в российском законодательстве не определено. «В настоящее время суды при рассмотрении такого рода дел руководствуются не материальным положением супруга до брака, а возможной долей в имуществе супруга при применении к имущественным отношениям законного режима».2

Даже Пленум Верховного Суда РФ не только не определил критерии крайне неблагоприятного положения, но и не дал легального толкования этого понятия, ограничившись в п. 15 Постановления лишь единичным примером: если один из супругов вследствие избранного договорного режима полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака, то такое условие брачного договора может быть признано судом недействительным по требованию этого супруга.1

Заняв аналогичную позицию, М.В. Антокольская считает, что рассматриваемое основание для признания брачного договора недействительным не тождественно гражданско-правовому основанию предусматривающему возможность признания недействительной гражданско-правовой сделки, заключенной под воздействием стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, хотя оно тоже применимо к брачному договору. Однако, учитывая личный характер брачного договора, для признания его недействительным на том основании, что он ставит одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, по мнению М.В. Антокольской, не обязательно доказывать тот факт, что договор был заключен в результате стечения тяжелых обстоятельств.2

В целом такую позицию поддержала и Л.Е. Максимович, уточняя, однако, что «в этом случае брачный договор может быть признан недействительным уже на том основании, что сторона договора была вынуждена его подписать, т. е. договор был заключен с пороком воли».3

Поскольку для многих супружеских прав и обязанностей важна их взаимность, то, как считает А.А. Иванов, каждый из супругов должен иметь и права, и обязанности одного и того же вида. Освободить одного из них - значит лишить другого прав и одновременно возложить на него обязанности, т. е. поставить его в крайне неблагоприятное положение: «Приведенный критерий имеет качественный характер, однако для вывода о нахождении одного из супругов в крайне неблагоприятном положении имеют значение и количественные критерии, т. е. степень тяжести обязанностей (обременении), возложенных на супруга. Например, оба супруга могут иметь права и обязанности различных видов. Однако у одного из них все обязанности могут быть незначительными, а права - весомыми. И тогда другой оказывается в крайне не благоприятном положении».1

Следует учесть специфику семейных правоотношений, которые, в отличие от гражданско-правовых, характеризуются тем, что их участники представляют определенную социальную общность, внутри которой формируется не только экономическая, но бытовая, психологическая, эмоциональная общность супругов.

Поэтому присоединяемся к мнению Л.Б. Максимович, что «именно это обстоятельство и эксплуатируется недобросовестным супругом, который уверен в том, что договор будет подписан другим супругом на любых условиях отнюдь не от безысходности ситуации, не в силу стечения тяжелых обстоятельств, а в знак преданности, доверия, любви».2

В правовой литературе обращено внимание на необходимость разъяснения Верховного Суда РФ, которое бы дало четкое толкование понятия «крайне неблагоприятное положение». Это бы не допускало широты интерпретации понятия и ограничивало судебное усмотрение по данному вопросу.Рассматривая вопрос о сроках исковой давности следует отметить, что мнения ученых разделились: они полагают, что срок исковой давности для оспаривания брачного договора или применения последствий ничтожности брачного договора определяется согласно правилам, закрепленным статьей 181 ГК РФ4, другие считают, что на требование о признании брачного договора не действительным исковая давность не распространяется .1 В соответствии с действующим законодательствам отсутствует возможность говорить о применении срока исковой давности по отношению к брачному договору. Так, в силу п. 1 ст. 9 СК РФ исковая давность к семейным отношениям применяется лишь в случаях, когда это прямо установлено в Семейном Кодексе РФ. Применительно к брачному договору такого положения не закреплено. Считаем, что целесообразно внести в ст. 44 СК РФ указание о том, что требования о признании брачного договора не действительным и применении последствий недействительности брачного договора распространяются сроки исковой давности, установленные ст. 181 СК РФ.2


4 Ответственность супругов по обязательствам

Статья 45 СК РФ главы, посвященной ответственности супругов по обязательствам, выделяет общие обязательства наряду с обязательствами одного из супругов (в теории их называют личными обязательствами супругов). По общим обязательствам супруги отвечают общим имуществом, а если его недостаточно, супруги несут солидарную ответственность имуществом каждого из них.

По личным обязательствам супруг отвечает имуществом, принадлежащим ему на праве раздельной собственности. При недостаточности этого имущества - своей долей в общем имуществе супругов. Если супругами не был заключен брачный договор, определяющий размер указанной доли, то применяются правила ст. ст. 38 и ст. 39 СК РФ о порядке раздела общего имущества супругов.

В п. 2 ст. 45 СК РФ предусмотрено исключение из правила об ответственности каждого супруга по его личным обязательствам, согласно которому взыскание может быть обращено на общее имущество супругов или его часть, если приговором суда установлено, что общее имущество супругов было приобретено или увеличено за счет средств, полученных одним из супругов преступным путем. В этом случае средства, полученные преступным путем, были потрачены па приобретение или увеличение общего имущества супругов, поэтому будет справедливо возместить ущерб потерпевшему за счет неосновательного увеличения общего имущества супругов.1 По мнению А.А. Иванова, эта норма предназначена для того, чтобы лишить супругов возможности избежать изъятия имущества, приобретенного за счет средств, которые получены преступным путем, при помощи ссылок на то, что оно находится в общей собственности.2 Вместе с тем, имущество, являющееся раздельной собственностью другого супруга, не может быть объектом взыскания. Следовательно, если имущество из общей собственности будет передано в собственность одного из супругов по брачному договору или по соглашению о разделе имущества, то даже если оно было приобретено за счет средств, полученных другим супругом преступным путем, взыскание на него обращено быть не может. К таким соглашениям правила о недействительности мнимой сделки (ст. 170 ГК РФ) применяться не могут. Мнимая сделка совершается лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. В указанной ситуации имущество действительно передается в собственность одного из супругов, то есть намерение создать соответствующие правовые последствия присутствует. Тем не менее, супруг, наживший имущество преступным путем, сохраняет возможность пользоваться соответствующим имуществом в силу особенностей супружеских отношений.

Применение анализируемой нормы на практике затруднено. Это связано с тем, что в СК РФ не закреплены критерии отнесения обязательств к личным или общим. Спорным представляется предложение считать обязательство общим, если полученное по обязательству предназначено для нужд семьи2 и личным, если средства, полученные по обязательству, были предназначены для удовлетворения личных потребностей супруга.3 Во-первых, возникает вопрос: как доказать, что супруг вступал в обязательство с определенной целью. Во-вторых, несмотря на то, что супруг, вступая в обязательство, исходил из определенной цели, средства могут быть потрачено иным образом и т.д.

Анализ п.2 ст. 45 СК РФ приводит к выводу о том, что «обязательства одного из супругов» и «общие обязательства» следует разграничивать в зависимости от того, кто являлся стороной в договоре. В частности, законом предусмотрено, что в случае установления судом факта использования полученного по обязательствам одним из супругов на нужды семьи, взыскание обращается на общее имущество. Следовательно, если данный факт не будет установлен, то взыскание должно быть обращено на имущество супруга, участвовавшего в обязательстве, что, по общему правилу, возможно только, когда речь идет о личном обязательстве. В то же время долги входят в понятие «имущество супругов», следовательно, в отношении них действует презумпция общности имущества супругов. При этом факт наличия согласия другого супруга на участие в соответствующем обязательстве должен устанавливаться в соответствии со ст. 35 СК РФ. Исходя из сказанного, под общими обязательствами супругов следует понимать не только обязательства, принимаемые на себя одновременно обоими супругами как одной стороной, но в обязательства, в которых участвовал один из супругов, если они не отнесены законом к категории личных. Данное положение справедливо для отношений супругов: один из супругов, вступая в гражданские правоотношения, как правило, представляет общие интересы. В связи с этим необходима новая редакция п. 2 ст. 45 СК РФ: «Взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по личным обязательствам, если судом установлено, что все, полученное по личным обязательствам, было использовано на нужды семьи».

В некоторых случаях сложно судить о том, на чьи нужды использованы полученные средства, например, если они потрачены на оплату лечения одного из супругов. По справедливому мнению К.И. Манаева, долги, сделанные одним из супругов для удовлетворения своих нужд, так или иначе, затрагивают и общие интересы.1 Таким образом, средства, потраченные на оплату лечения одного из супругов, должны считаться использованными на нужды семьи.

Закон не содержит исключения, касающегося ситуации, когда все полученное по общему обязательству, было использовано для удовлетворения личных нужд одного из супругов. Таким образом, при этом не происходит трансформации обязательства из общего в личное, и взыскание будет обращено на общее имущество супругов. Средства, полученные по общему обязательству, поступают в общую совместную собственность, и их дальнейшая судьба зависит от совместного решения мужа и жены. С обоюдного согласия данные средства могут использоваться в любых целях: как для удовлетворения общих нужд, так и для удовлетворения потребностей одного из супругов. Если же судом будет установлено, что один из них израсходовал средства по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, то потраченные суммы будут учтены при разделе имущества (п. 2 ст. 39 СК РФ).

В соответствии с п. 3 ст. 45 СК РФ к общим обязательствам супругов относятся обязательства по возмещению вреда, причиненного их несовершеннолетними детьми жизни, здоровью или имуществу третьих лиц.

Ответственность родителей за вред, причиненный их несовершеннолетним и детьми, определяется гражданским законодательством и зависит от возраста и дееспособности ребенка. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними, не достигшими четырнадцати лет, несут их родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине (п. 1 ст. 1073 ГК РФ). За вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, родители несут субсидиарную ответственность, если не докажут, что вред жизни, здоровью или имуществу третьих лиц причинен не по их вине, а также если у несовершеннолетнего недостаточно имущества или дохода для возмещения причиненного им вреда (п. 2 ст. 1074 ГК РФ). Вина родителей (усыновителей), опекунов, попечителей презюмируется. Под виной названных лиц следует понимать неосуществление должного надзора за несовершеннолетними детьми, безответственное отношение к их воспитанию.

При этом родитель, проживающий отдельно от ребенка, может быть освобожден от ответственности за вред, причиненный ребенком, если по вине другого родителя он был лишен возможности принимать участие в воспитании ребенка. 1 Нужно учитывать также положение ст. 1075 ГК РФ о том, что суд может возложить ответственность на родителя, лишенного родительских прав, за вред, причиненный его несовершеннолетним ребенком в течение трех лет после лишения родителя родительских прав, если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских прав. Таким образом, родители, утрачивая семейные связи, сохраняют гражданско-правовую ответственность за свои неправомерные действия и за свою вину.

Необходимо учитывать и положение п. 3 ст. 1078 ГК РФ, в соответствии с которым ответственность за вред, причиненный гражданином в таком состоянии, когда он не мог понимать значения своих действий или руководить ими вследствие психического расстройства, может быть возложена на его родителей или трудоспособного супруга, если они знали о психическом расстройстве причинителя вреда, по не ставили вопрос о признании его недееспособным. Несмотря на то, что, согласно сложившейся судебной практике, недееспособными и признаются, как правило, граждане, достигшие совершеннолетия, теоретически существует возможность признания недееспособным несовершеннолетнего ребенка: ни ст. 29 ГК РФ, ни ст. 281 ГПК РФ не содержат уточнения относительно возраста лиц, которые могут быть признаны судом недееспособными. Вместе с тем, учитывая тот факт, что родители несут ответственность за действия малолетнего, независимо от наличия у малолетнего психического расстройства и его способности понимать значение своих действий, мы делаем вывод, что норма п.З ст. 1078 ГК РФ применяется в случаях причинения вреда несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет.

Следует учитывать, что родители ребенка (лица, их заменяющие) могут находиться в разводе или вообще никогда не регистрировать брак. В свою очередь, каждый из них может состоять в браке с другим лицом. В этом случае обязательство супруга-родителя (лица, его заменяющего) должно быть признано личным, т.к. на его супруга законом не возложена обязанность по воспитанию ребенка.

Кроме названных, к основаниям возникновения общих обязательств относятся совместное причинение супругами вреда другим лицам, неосновательное приобретение или сбережение обоими супругами имущества за счет средств другого лица и другие обязательства, являющиеся общими в силу закона.

Что касается личных обязательств, то к ним относятся обязательства, возникшие до заключения брака, обязательства, обременяющие имущество, принадлежащее одному из супругов на праве раздельной собственности (ст. 36 СК РФ), а также иные обязательства, тесно связанные с личностью одного из супругов. К ним, как правило, справедливо относят алиментные обязательства, обязательства из причинения вреда одним из супругов.1 Кроме того, принимая во внимание существование принципа свободы договора, представляется возможным достижение договоренности между супругами и кредитором о том, что исполнение обязательства будет происходить за счет средств, принадлежащих супругу на праве раздельной собственности (это согласуется с выводом о наличии долгов в составе имущества и нормой ст. 46 СК РФ).

Появление в российском законодательстве института брачного договора потребовало разработки специальных норм, обеспечивающих защиту интересов кредиторов супругов при его заключении, изменении и расторжении. Во всех случаях существования брачного договора кредиторы заинтересованы в том, чтобы знать о его существовании и каково его содержание. От владения информацией о том, как распределяется имущество супругов, будет зависеть объем имущества, на которое они смогут обратить взыскание. Поэтому ст. 46 СК РФ предусматривает обязанность супругов сообщать своим кредиторам о его заключении, изменении и расторжении. Обязанность раскрывать содержание прямо не предусмотрена, она вытекает из существа этой нормы.

Если супруги не поставили своих кредиторов в известность о заключении, изменении или прекращении брачного договора, они отвечают по обязательствам перед ними не зависимо от содержания брачного договора. Это не означает признанием его недействительным. Брачный договор продолжает действовать в отношении супругов, а не третьих лиц. Например, супруги изменили брачный договор таким образам, что определенная категория долгов, бывших ранее общим, станет считаться личными долгами одного из них, и не сообщили о таком изменении. В этом случае кредиторы могут по-прежнему обратить взыскание на общее имущество супругов, поскольку для них такое изменение не имеет силы.1

Обобщая сказанное, отметим, что в целях разрешения проблемы, связанной с разграничением личных и общих обязательств супругов, в ст. 45 СК РФ необходимо внести дополнения следующего содержания: «Общими являются обязательства, возникшие у супругов в период брака, если указанные обязательства не отнесены законом или договором между супругами к категории личных. Имущество, полученное по общему обязательству, принадлежит супругам на праве общей совместной собственности, если договором между ними не установлено иное.

Личными являются обязательства, возникшие до заключения брака, обременяющие имущество, принадлежащее одному из супругов на праве раздельной собственности, обязательства, относительно которых в договоре между супругами и кредитором было установлено, что они являются личными обязательствами одного из супругов, а также иные обязательства, тесно связанные с личностью одного из супругов. А именно: алиментные обязательства, обязательства, возникающие в случае причинения вреда одним из супругов; в иных случаях, установленных законом. Имущество, полученное одним из супругов по личному обязательству, принадлежит ему на праве раздельной собственности, если договором между супругами не установлено иное».

Заключение

В результате анализа законодательства, устанавливающего режим супружеского имущества, существующей правоприменительной практики и имеющихся теоретических исследований, выявлен ряд проблем правового регулирования общей совместной собственности супругов. В связи с этим, сформулированы теоретические положения, призванные способствовать совершенствованию Семейного кодекса Российской Федерации и иных нормативно-правовых актов, регламентирующих отношения супругов по поводу имущества, а также высказаны предложения, направленные на достижение эффективности работы судов.

Вывод о том, что, называя имущество супругов собственностью, закон определяет правовой режим этого имущества, позволяет включать в понятие «имущество супругов» не только вещи и имущественные права, но и обязательства имущественного характера (долги). Принятая за основу трактовка термина «правовой режим имущества супругов», как системы юридических правил, регулирующих действия (бездействия) супругов, связанные с реализацией их прав и обязанностей по поводу имущества, допускает наличие долгов в составе имущества супругов.

Нуждается в уточнении понятие «нажитое» имущество (ст. 34 СК РФ): к нажитому супругами в период брака имуществу относится любое полученное супругами в период брака имущество, если Семейным кодексом РФ или брачным договором оно не отнесено к собственности каждого из супругов. Для возникновения права на нажитое имущество достаточно факта заключения брака, что следует из презумпции общности имущества супругов и соответствует существу семейных правоотношений.

Законный режим имущества супругов предполагает наличие собственности каждого из супругов. Согласно предложенной концепции правового режима имущества супругов, собственность каждого из супругов является разновидностью правового режима имущества супругов. Для того, чтобы подчеркнуть отмеченную особенность оптимальным представляется использовать в ст. 36 СК РФ понятия «раздельная собственность каждого из супругов». Имущество, в отношении которого распространяется режшраздельной собственности, предлагается обозначить термином «раздельно! имущество супругов».

Раздельным имуществом каждого из супругов являются вепп индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и предмето] роскоши. Для квалификации имущества существующего в качестве веще! индивидуального пользования предлагается руководствоваться определенней «вещами индивидуального пользования являются вещи, обслуживающие потребности одного из супругов».

Действующий Семейный кодекс не регулирует последствие расходования денежных средств, находящихся в раздельной собственности одного из супругов, на общие семейные нужды. В теории существует мнение, что в этом случае собственность другого супруга должна трансформироваться е общую. Вместе с тем, поскольку речь идет о реализации права на распоряжения совместными средствами, расходование супругами средств, находящихся в раздельной собственности, в общих интересах следует считать добровольную передачу указанных средств в общую совместную собственность. Иные варианты можно предусмотреть в брачном договоре.

Используемая в доктрине и в семейном законодательстве конструкция «трудовая деятельность» может быть истолкована как «деятельность, осуществляемая по трудовому договору». Такое определение исключает из состава общего имущества супругов доходы от деятельности, осуществляемой на основании гражданско-правовых договоров, что не согласуется с принципом общности нажитого супругами в период брака имущества. Необходимо заменить указанную конструкцию на более широкую по смыслу: «деятельность, осуществляемая трудом каждого из супругов». Иным возможным решением обозначенной проблемы может стать разъяснение в ст. 34 СК РФ значения термина «трудовая деятельность».

В отношении таких объектов в имуществе супругов как заработная плата и иные денежные средства существует проблема определения момента возникновения права общей совместной собственности. Анализ теоретических позиций и правоприменительной практики дает основание утверждать, что право общей совместной собственности на указанные средства должно возникать с момента, с которого появилась фактическая возможность их получения. Это позволит гарантировать реализацию прав другого супруга в отношении указанных доходов, в отличии от установившейся в качестве соответствующего промежутка времени предложенных в теории момента возникновения права на получение денежных средств, их фактическая передача в семейный бюджет или фактического получение.

В отношении выплат специального назначения видится необходимым закрепления в СК РФ нового варианта редакции нормы ст. 34 СК РФ: «...а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие - являются собственностью каждого из супругов)».

Проведение исследования вопросов владения, пользования и распоряжения общим имуществом супругов позволило сделать вывод о необходимости получения нотариально удостоверенного согласия супруга не только на распоряжение недвижимостью, но и для ее приобретения, а также сформулировать положения учитывающие особенности пользования такими объектами как доля, вклад, пай в уставном капитале и внести дополнения в ст. 35 СК РФ и законы, регламентирующие деятельность хозяйственных обществ и товариществ, производственных и потребительских кооперативов, некоммерческих юридических лиц.

Одним из оснований прекращения совместной собственности является раздел общего имущества. Необходимому совершенствованию должны быть подвергнуты нормы, регламентирующие добровольный порядок раздела и раздел в судебном порядке.

Договорной режим имущества супругов устанавливается путем заключения брачного договора между супругами и лицами вступающими в брак. Критерий, позволяющий считать граждан вступающими в брак отсутствует. Закрепление данного положения в СК РФ повлечет изменения ст. 21 и п. 2 ст. 26 ФЗ «Об актах гражданского состояния».

В теории существуют спорные мнения относительно вопроса заключения брачного договора фактическими супругами. Но Семейный кодекс подобные отношения не регламентирует. Представляется возможным принять ФЗ «О правовом режиме имущества фактических супругов».

Действующее законодательство не учитывает специфики брачного договора, предусматривает возможность признания его недействительным по основаниям предусмотренным ГК РФ. Более того, СК РФ вообще не содержит упоминания о последствиях недействительности брачного договора, основаниях и порядке прекращения. Данными положениями целесообразно дополнить СК РФ.

Полагаем, что сделанные выводы позволяют обеспечить защиту прав и законных интересов супругов в области имущественных отношений, реализации основных начал семейного законодательства и достижения справедливости, на сколько можно судить о ней в отношениях, где мораль преобладает над правом.

Список использованных источников

1 Российская Федерация. Конституция(1993). Конституция Российской Федерации: официальный текст. - М.: Астрель, 2007. - 35 с. - ISBN 5-16-000933-3.

2 Российская Федерация. Законы. Гражданский кодекс Российской Федерации: в 3 ч. - Ч. 1.: [федер. закон: принят Гос. Думой 21 октября 1994 г.: по состоянию на 27 июля 2006 г.]. - М.: ТД Элит, 2006. - 202 с. - ISBN 5-88124-065-0.

3 Российская Федерация. Законы. Жилищный кодекс Российской Федерации: [федер. закон: принят Гос. Думой 22 декабря 2004 г.: одобр. Советом Федерации 24 декабря 2004 г. по состоянию на 29 декабря 2006 г.]. -М.: ТД Элит, 2006. - 138 с. - ISBN 5-88124-065-0.

4 Российская Федерация. Законы. Семейный кодекс Российской Федерации: [федер. закон: принят Гос. Думой 8 декабря 1995 г. по состоянию на 3 июня 2006 г.]. - М.: ТД Элит, 2006. - 45 с. - ISBN 5-88124-065-0.

5 Российская Федерация. Законы. Налоговый кодекс Российской Федерации: в 2 ч. - Ч. 2.: [федер. закон: принят Гос. Думой 19 июля 2000 г.: одобр. Советом Федерации 26 июля 2000 г. по состоянию на 30 июня 2006 г.]. -М.: Юрайт-Издат, 2006. - 467 с. - ISBN 5-94879-390-7.

6 Российская Федерация. Законы. Уголовный кодекс Российской Федерации: [федер. закон: принят Гос. Думой 22 мая 1996 г.: одобр. Советом Федерации 5 июня 1996 г. по состоянию на 10 апреля 2006 г.]. - М.: ТД Элит, 2006. - 152 с. - ISBN 5-88124-065-0.

7 Российская Федерация. Законы. О драгоценных металлах и драгоценных камнях : [федер. закон: принят Гос. Думой 4 марта 1998 г.: одобр. Советом Федерации 12 марта 1998 г. по состоянию на 18 июля 2005 г.] // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2005. - №34. - Ст. 2538. -ISSN 560-0580.

8 Российская Федерация. Законы. Об оценочной деятельности в

РФ: [федер. закон: принят Гос. Думой 16 июля 1998 г.: одобр. Советом Федерации 17 июля 1998 по состоянию на 5 января 2006 г.] // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2006. - №3. - Ст. 239. - ISSN 560-0580.

9 Российская Федерация. О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака: [постановление Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 №15] // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1999. - №1. - Ст. 4123 . - ISSN 03221-0129.

10 Российская Федерация. О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья: [постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. №3] // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1994. - №7. - Ст. 2113. - ISSN 03221-0129.

11 Алексеев, С.С. Теория права / С.С. Алексеев. - М.: Бек, 1994. - 547 с.

12 Антокольская, М.В. Семейное право: учеб. / М.В. Антокольская. -М.: Юристъ, 2001. - 336 с. - ISBN 5-7975-0234-8.

13 Артемьева, Н.В. Совместная собственность супругов: актуальные вопросы правового регулирования и практика применения / Н.В. Артемьева // Бюллетень нотариальной практики. - 2003. - №6. - С. 2.

14 Басистов, А.Г. Как разделить фирму мужа / А.Г. Басистов: [Электронный ресурс]. - Консультант плюс. - 2007. - версия проф. 300032004201.

15 Белогорская, Е. Раздел общего имущества супругов / Е. Белогорская // Советская юстиция. - 1981. - №6. - С. 10.

16 Беспалов, Ю. Разбирательство дел о разделе общего имущества супругов / Ю. Беспалов // Российская юстиция. - 2002. - №9. - С. 27. - ISSN 0131-6761.

17 Бондов, С.Н. Брачный договор: учеб. пособие / С.Н. Бондов. - М.: Юнити, 2000. - 95 с. - ISBN 5-238-00208-4.

18 Бородавкина, Н.М. Некоторые проблемы заключения, изменения и расторжения брачного договора // Н.М. Бородавкина / Современные проблемы государства и права. - Сб.научных трудов. - Оренбург: ОГУ, 2000. - 190 с. - ISBN 5-7410-0571-3.

19 Брагинский, М.И. Договорное право. Общие положения: в 3 ч. / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. - М: Статут, 2000. - Ч. 1. - 848 с. - ISBN 5-8354-0016-0.

20 Васильев, Ю. Право собственности супругов / Ю. Васильев // Советская юстиция. - 1966. - №7. - С. 7.

21 Волков, Н.В. Доходы от предпринимательской деятельности как собственность супругов / Н.В. Волков // Журнал российского права. - 2001. -№11.-С. 16.-ISSN 1605-6590.

22 Воронина, З.И. Договорной режим имущества супругов / З.И. Воронина // Мой адвокат. - 2000. - №4. - С. 26.

23 Гонгало, Б.М. Брачный договор. Комментарий семейного и гражданского законодательства / Б.М. Гонгало, П.В. Крашенинников. - М.: Статут, 2004. - 326 с. - ISBN 5-8354-0126-4.

24 Грудцина, Л.Ю. Семейное право. Вопросы. Примеры. Рекомендации: [Электронный ресурс]. - Консультант плюс. - 2007. - версия проф. 300032004201.

25 Долгов, Ю.Г. Имущественные права и обязанности супругов / Ю.Г. Долгов // Закон. - 2005. - №10. - С. 13. - ISSN 0869-4400.

26 Звенигородская, Н.Ф. Брачный контракт. Договорное регулирование имущественных отношений в семье: учеб. пособие / Н.Ф. Звенигородская. - М.: Приор-издат, 2006. - 80 с. - ISBN 5-9512-0555-7.

27 Злобина, И.В. О юридической сущности брачного контракта: гражданско-правовая сделка или супружеский контракт / И.В. Злобина // Закон и право.-2001.-№8.-С. 14.

28 Игнатенко, А. Брачный договор. Законный режим имущества супругов / А. Игнатенко, Н. Скрынников. - М.: Филинъ, 1997. - 195 с.

29 Иоффе, О.С. Советское гражданское право / О.С. Иоффе. -

М.: Юридическая литература, 1967. - 472 с.

30 Исрафилов, И.М. Правовое положение членов семьи собственника квартиры / И.М. Исрафилов // Хозяйство и право. - 1997. - №3. - С. 10.

31 Корельский, В.М. Теория государства и права / В.М. Корельский, В.Д. Перевалов. - М.: Норма-ИнфраМ, 2004. - 496 с. - ISBN 89123-785-7.

32 Королев, Ю.А. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Ю.А. Королев. - М: Юрист, 2003. - 429 с. - ISBN 5-7205-0494-Х.

33 Косова, О.Ю. Семейное и наследственное право России: учеб. пособие / О.Ю. Косова. - М.: Статут, 2001. - 311 с. - ISBN 5-8354-0087-Х.

34 Кузнецова, И.М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / И.М. Кузнецова - М.: Юристъ, 2002. - 568 с. - ISBN 5-7975-0241-0.

35 Кузнецова, И.М. Семейное право: учеб. / И.М. Кузнецова. - М.: Юрист, 2001.-421 с. -ISBN 5-7975-0254-2.

36 Малинова, А.Г. Интерес как правовая категория, его специфика в семейном праве: учеб. пособие / А.Г. Малинова. - Екатеринбург: УрГЮА, 2002. -189 с.-ISBN 5-9511-0531-2.

37 Максимович, Л.Б. Брачный договор в российском праве / Л.Б. Максимович. - М.: Ось 89, 2003. - 156 с. - ISBN 5-86894-769-Х.

38 Максимович, Л.Б. Брачный договор (контракт) /Л.Б. Максимович. -М.: Ось 89, 2001. - 112 с. - ISBN 5-86894-380-5.

39 Муратова, С.А. Семейное право: учеб. пособие / С.А. Муратова. -М.: Юриспруденция, 2004. - 448 с. - ISBN 5-699-06569-5.

40 Мыскин, А.В. Брачный договор: гражданско-правовой договор или договор особого рода? / А.В. Мыскин // Гражданское право. - 2006. - №2. - С. 33.

41 Мыскин, А.В. Брачный договор: для кого он предназначен? / А.В. Мыскин // Юридический мир. - 2006. - №2. - С. 21.

42 Мыскин, А.В. Правовые проблемы заключения брачного договора до государственной регистрации заключения брака / А.В. Мыски] Семейное и жилищное право. - 2006. - №1. - С. 34.

43 Нечаева, A . M . Семейное право: курс лекций / A.M. Нечаева. — '. Юрист, 2005. - 397 с. - ISBN 5-7975-0751-Х.

44 Никитина, В.П. Имущество супругов / В.П. Никитина. - Сарат Закон, 1975. -361 с.

45 Ожегов, СИ. Словарь русского языка / СИ. Ожегов. - М.: Pycci язык, 1990. - 917 с. - ISBN 5-200-01088-8.

46 Полозов, В.Н О соотношении понятий брачного договора соглашения о разделе общего имущества супругов / В.Н. Полозов, Е.В. Ион< //Юрист.- 2002. -№ п.-с. 8. -ISSN 1812-3929.

47 Пчелинцева, Л.М. Семейное право России: учеб. / Л.М. Пчелинце - М.: Норма, 2003. - 688 с. - ISBN 5-89123-768-7.

48 Рясенцев, В.А. Семейное право / В.А. Рясенцев. - М.: Юридичес] литература, 1967. - 305 с.

49 Сергеев, А.П. Гражданское право: учеб. в 3 ч. / А.П. Сергеев, Ю Толстой. - М.: Проспект, 2004. - Ч. 3. - 644 с. - ISBN 5-98032-380-5.

50 Сергеев, А.П. Распоряжение общим имуществом супругов / П Сергеев // Правоведение. - 1984. - №6. - С. 38.

51 Симонян, С Л. Имущественные отношения между супругами / С Симонян. - М.: Контур, 1998. - 274 с. - ISBN 5-86065-067-1.

52 Слепакова, А.В. Интеллектуальная собственность и супружес! права / А.В. Слепакова // Законность. - 2004. - №10. - С 4. - ISSN 0869-4486.

53 Слепакова, А.В. Правоотношения собственности супругов / А Слепакова: [Электронный ресурс]. - Консультант плюс. - 2007. - версия прс 300032004201.

54 Сосипатрова, Н.Е. Брачный договор: правовая природа, содержан Прекращение / Н.Е. Сосипатрова // Государство и право. - 1999. - №3. - С. 11

55 Суханов, Е.А. Гражданское право: учеб. в 2 т. / Е.А. Суханов. - М.: БЕК, 2003. - Т. 1. - 816 с. - ISBN 5-85639-250-7.

56 Трушин, Э. Общая собственность супругов / Э. Трушин // Человек и закон. - 2003. - №7. - С. 52.

57 Функ, Я.Н. Брачный договор / Я.Н. Функ. - М.: Дело, 1996. - 452 с.

58 Чашин, А.Н. Актуальные проблемы субъектов брачного договора / А.Н. Чашин // Нотариус. - 2006. - №2. - С. 37. - ISSN 1813-1204.

59 Чефранова, Е.А. Правовое регулирование имущественных отношений супругов / Е.А. Чефранова // Российская юстиция. - 1996. - №7. - С. 36.

60 Чефранова, Е.А. Имущественные отношения в российской семье / Е.А. Чефранова. -М.: Юристъ, 1997. - 161 с. -ISBN 5-7975-0009-4.

61 Чефранова, Е.А. Сделки, заключаемые между супругами / Е.А. Чефранова // Юрист. - 2005. -№1. - С. 37. - ISSN 1812-3929.

62 Чурилов, Ю. Фальсификация доказательств по делам о разделе общего имущества супругов / Ю. Чурилов // Законность. - 2006. - №2. - С. 39. -ISSN 0869-4486.

63 Шабалина, О.В. Ограничение свободы брачного договора / О.В. Шабалина // Нотариус. - 2005. - №3. - С.14. - ISSN 1813-1204.

64 Шахматов, В.П. Вопросы семейного права в практике судов / В. П. Шахматов. - М.: Дело, 1989. - 149 с.

65 Российская Федерация. Решение мирового суда г. Ишимбая от 10 мая 2005 г. №2-172/2005: [Электронный ресурс]. - СПС Кодекс. - 2005. - версия проф.30001001845.

66 Российская Федерация. Решение мирового суда г. Ишимбая от 25 ноября 2005 г. №2-189/2005: [Электронный ресурс]. - СПС Кодекс. - 2005. -версия проф. 30001001845.

67 Российская Федерация. Решение мирового суда г. Ишимбая от 15 декабря 2005 г. №2-237/2005: [Электронный ресурс]. - СПС Кодекс. - 2005. -версия проф. 30001001845.

68 Российская Федерация. Решение мирового суда г. Ишимбая от 4 декабря 2005 г. №2-267/2005: [Электронный ресурс]. - СПС Кодекс 2005. - версия проф. 30001001845.

69 Российская Федерация. Решение городского суда г. Ишимбая от марта 2006 г. №2-39/2006: [Электронный ресурс]. - СПС Кодекс. - 2006 верси проф. 30001001846.

70 Российская Федерация. Решение мирового суда г. Ишимбая от октября 2006 г. №2-65/2006: [Электронный ресурс]. - СПС Кодекс. - 2006 версия проф. 30001001846.

Аннотация

Целью настоящей дипломной работы является углубление научных и практических знаний о правовом регулировании общей совместной собственности супругов.

В работе дается анализ теоретических положений, действующего законодательства, практики судов и рассматриваются проблемы совершенствования законодательства в сфере имущественных отношений супругов.

Annotation

The aim of the degroe work is the development of the scientific and practical knowledge in the field of coupli's common jont property.

The work has the analysis of the contem: porary issiues of the acting or working law, the judgement practice, and the problems of the further improvement of legal regulation in the sphere of property relations between a husband and wife.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ