регистрация / вход

История наследственного права

История возникновения наследственного права. Наследование по древнерусскому феодальному праву. Псковская судная грамота 1467 года. Наследственное право в период русского централизованного государства XIV-XIX веков. Указ о единонаследии 1714 года.

Содержание

Введение

Глава I. Наследственное право Древней Руси

§ 1.1 История возникновения наследственного права

§ 1.2 Наследование по древнерусскому феодальному праву

§ 1.3 Псковская судная грамота 1467 года

Глава II. Наследственное право в период русского централизованного государства xiv-xvii веков

§ 2.1 Развитие института наследования в период XIV-XVI веков

§ 2.2 Наследственные отношения XVI века

§ 2.3 Соборное Уложение 1649 года

Глава III. Наследственное право в XVIII-XIX веках

§ 3.1 Указ о единонаследии 1714 года

§ 3.2 Развитие наследственного права после отмены Указа о единонаследии 1714 года

§ 3.3 Кодификация наследственного права по Своду законов Российской империи 1835 года

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Основные институты гражданского права - семья, собственность, наследование и т.д. - составляют глубокую юридическую подпочву всякого общества. Вследствие этого гражданское право, как отрасль частного права, является гораздо менее динамичным, чем право публичное. Исторические процессы в области гражданского права измеряются веками и для современников часто вовсе незаметны. На поверхности, в области государственного устройства, могут произойти серьезные изменения - монархия может смениться республикой, аристократия демократией, - а основы гражданского строя могут долго еще оставаться одними и теми же. При такой стабильности гражданско-правовых процессов нет ничего удивительного, что исторические корни современного гражданского права уходят далеко в глубь времен.

Одной из составных частей гражданского права является право наследственное, которое занимает значительное место в жизни практически любого индивидуума. Вопрос о судьбе имущества после смерти его субъекта-хозяина имеет огромное как личное, так и общественное значение.Наследственное право - один из самых древних институтов права. О его значении говорит и то, сколько было пролито крови и затрачено яда за всю историю человечества при решении вопросов, связанных с наследством. В связи с этим человечество всегда пыталось регламентировать вопросы наследования через нормы права.

На формирование и изменение норм права, в том числе и норм, регулирующих порядок наследования, влияет как экономический базис, так и различные составляющие надстройки общества: государство, религия, мораль, философия.

Наследование существует уже на известной стадии развития родового строя, но наследственное право возникает только с появлением частной собственности на орудия и средства производства и разделением общества на классы, когда обычай передавать имущество умершего членам его семьи или рода закрепляется в признанных государством нормах обычного права или предписаниях закона. Последующее развитие наследственного права в обществе находится в тесной связи с развитием частной собственности, обусловленным, в свою очередь, развитием производственных отношений.

Действующее российское законодательство уделяет значительное внимание вопросам наследственного права. Однако жизнь выдвигает насущное требование дальнейшего развития и совершенствования наследственного права. Изменения в гражданском, семейном законодательстве России, наличие большого количества неразрешенных на законодательном уровне проблем, связанных с правом наследования, необходимость во многих случаях подтверждать очевидное в судебном порядке в виду отсутствия соответствующих норм закона - все это привело к острой необходимости совершенствования законодательства, регулирующего наследственные правоотношения.

Настоящие изменения наследственного права отражают развивающиеся сегодня социально-экономические отношения. Всё это требует не только теоретического осмысления и объяснения норм наследственного права в историческом развитии, но и критического восприятия основных концепций, анализа практических правовых вопросов наследования. Кроме того, наследственное право является именно той под отраслью гражданского права, которая касается абсолютно всех граждан, так как каждый может стать как наследодателем, так и наследником. Поэтому наследственно-правовые нормы должны быть максимально детализированы, понятны и доступны для применения не только юристам, но и любому гражданину РФ.

Таким образом, актуальность настоящего исследования определяется необходимостью теоретического решения правовых проблем, возникающих в процессе возникновения наследственных правоотношений, а также глубокого и всестороннего рассмотрения процесса возникновения и развития наследственного права в истории российского законодательства.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере наследования, складывающиеся на различных этапах исторического развития общества и система их законодательного регулирования.

Основным предметом данного исследования является правовое регулирование наследования в период образования и становления Российского государства.

Цель данной работы состоит в том, чтобы проследить процесс формирования наследственного права и его изменения в историческом аспекте.

В связи с поставленной перед работой целью, определим, стоящие перед ней задачи :

· рассмотреть общие правила наследования на различных этапах развития российского государства;

· провести анализ особенностей основных этапов развития наследования;

· показать взаимосвязь наследственного права с переменами в Российском законодательстве.

Общая структура представленной дипломной работы соответствует поставленной цели исследования и сформулированным в соответствии с ней задачам. Работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя девять параграфов, заключения, списка использованной литературы.

Правовой базой исследования являются: Конституция РФ, гарантирующая право наследования, Гражданский кодекс РФ, регулирующий наследственные правоотношения.

В круг литературы, использованной при написании работы входят книги таких классиков российской цивилистики как: Владимирский-Буданов М.Ф., Побдоносцев К.П., Покровский И.А., Шершеневич Г.Ф., а также работы по истории государства и права таких авторов как: Белковец Л.П., Исаев И.А., Чистяков О. И.

Глава I. Наследственное право Древней Руси

§ 1.1 История возникновения наследственного права

Корни зарождения института наследования уходят в первобытнообщинный строй, который являлся первой в истории человечества общественно-экономической формацией. В первобытнообщинном строе институт наследования начал свое формирование. На ранних этапах развития института наследования, когда потребности людей и средства их удовлетворения были скудными, наследования в современном понимании еще не существовало, потому что наследовать было еще нечего. Однако в тот период от отца к сыну переходили орудия охоты и рыбной ловли. Во владении и пользовании рода и племени оставались средства поддержания домашнего очага, шкуры диких животных, запасы топлива и продовольствия, украшения, знаки принадлежности к роду (племени).[1]

Но возникавшие при этом отношения регулировались не нормами права, которых еще не было, а многовековыми традициями и обычаями. Соблюдение их обеспечивалось не мерами государственного принуждения, а общественным мнением, авторитетом наиболее влиятельных членов рода.

У русского народа первобытнообщинный строй сохранялся дольше, чем у большинства других народов. Лишь в IX веке первобытнообщинный строй (минуя рабовладельческий) заменился феодальным и образовалось государство Киевская Русь. Этот запоздалый переход к новой общественной формации, естественно, отразился и на развитии права. Как и у других народов, один из главных источников права у славян - обычай.[2] Когда обычай санкционируется государственной властью (а не просто мнением, традицией), он становится нормой обычного права. Эти нормы могут существовать как в устной, так и в письменной форме.

Источники права Киевской Руси - это договора Руси с Византией. В этих международно-правовых актах нашли отражение нормы византийского и древнерусского права.

Договор Руси с Византией 911 года - говорит об "обряжении" - наследование по завещанию. "Если кто умрет, не распорядившись своим имуществом, а своих (в Греции) у него не будет, то пусть возвратится имущество его на Русь ближайшим младшим родственникам. Если же сделает завещание, то возьмет завещанное ему тот, кому написал наследовать его имущество, и да наследует его".[3] Судя по договору 911 года, сначала новый порядок наследования получил распространение среди дружинников (в частности, среди находившихся на службе в Византии). Но мнение ученых по поводу признания этого договора источником наследственного права Руси не однозначны. Известный русский ученый Цитович П.П., на основе анализа этих договоров делает вывод, что они не являются источниками русского права наследования: "Для нас по крайней мере ясно, что история догм русского права наследования не может быть начата с этих памятников, и не может прежде всего потому, что она не может же начинаться где-то за пределами Русской земли. Памятники эти не суть документы русского права, и потому содержание некоторых из имеющихся в них постановлений о наследовании может быть лишь поводом, а никак не материалом для того, чтобы пускаться в какие-нибудь догадки и предположения о русском наследовании до Русской Правды".[4]

Характеризуя наследственное право Древней Руси, хочется отметить, что нормативно-правовые акты того времени знают наследование по завещанию и наследование по закону или обычаю. Наследование называлось "задница", или статок, то есть то, что остается после смерти человека.[5]

Закон о наследстве по завещанию ясно свидетельствует, что на Руси в то время имущество принадлежало лицу, а не роду; ибо если бы имущество принадлежало роду, то не было бы места для завещания: член рода не мог бы распоряжаться и отдавать в собственность после своей смерти то, на что и сам не имел права собственности при жизни. Наследство же по закону указывает на то, что родственные отношения и в то время имели такое же значение, какое они имеют ныне, то есть что закон не отрицал права родственников на имение после умершего, если тому не противоречило завещание. При наследовании по завещанию определялась доля каждого из сыновей, в то время как в случае отсутствие завещания это сделать они должны были сами.

Таким образом, уже в Х веке сформировались и закрепились оба института наследования: по завещанию и закону. Причем, завещание являлось письменным актом, а наследниками по закону признавались те из ближайших родственников умершего, на которых лежала обязанность кровной мести.

§ 1.2 Наследование по древнерусскому феодальному праву

Лишь в XI веке в Киевской Руси появился письменный сборник феодального права - Русская правда[6] . "Русская Правда - первый свод законов Руси, который вобрал в себя и обычное право, и право византийских источников, и законотворческую деятельность русских князей XI-XIIвеков. Русская Правда дошла до нас в более чем ста списках XIV-XVIвеков, которые сильно отличаются друг от друга по составу, объёму, структуре".[7] В ней так же, как в первых памятниках права других славянских государств, были изложены обычаи своего народа и закреплены привилегии господствующего класса.

Наследственные отношения регулировались Русской правдой примерно так же, как и в других феодальных государствах Европы. Наследование допускалось по завещанию и по закону. Наследование по закону имело место во всех случаях, если не было завещания.

Русская правда содержала нормы наследственного права, упоминая только движимое имущество (дом, скот, товар, рабов). Земля была коллективной собственностью общины. Наследование по завещанию не отличалось от наследования по закону или обычаю. В завещание включались только лица, имевшие право наследования по закону. Задачей завещания было распределение имущества между законными наследниками.

Источники дают возможность предположить, что наследниками по завещанию, как и по закону, являлись близкие родственники умершего, обычно, сыновья. Теперь если умерший не оставил завещания, наследовали члены его семьи ("свои", т.е., судя по ст.92 Пространной Правды[8] , "все дети"), а если у покойного не было детей, "именье" переходило родичам, причем только ближайшим ("малым ближникам").

Форма завещания была устной. Однако в некоторых случаях, возможно, было и письменное его оформление.

Русская Правда называет завещание "ряд". Кроме мужчины, хозяина дома, в качестве завещателя могла выступать женщина. Это естественно, ибо в древнем русском праве существовала раздельная собственность супругов. Жена не только могла иметь отдельное имущество, но и имела право распоряжаться им независимо от мужа. Дочери при сыновьях не участвовали в наследстве, муж не наследовал у жены. Закон больше внимания уделяет завещанию мужа, что вполне понятно, поскольку основные богатства находились в его руках.

Законодатель не ограничивал свободу завещания матери. В случае жестокого обращения к ней сыновей она могла либо всех их лишить наследства, либо завещать его тому, кто был к ней добр. Если все сыновья были к ней "лиси" (лихи, дурно обращались), она могла завещать имущество дочери, даже замужней. Утверждение права наследия по женской линии тесно связано с процессом феодализации и в первую очередь с интересами господствующего класса.

Наследование по закону или обычаю - более раннее основание наследования. Круг наследников определялся характером патриархальной семьи, где решающая роль принадлежала мужчине. По общему правилу наследование шло по мужской нисходящей линии. Преимущество кровнородственных связей четко виден из статей Русской Правды. Дети наследуют только после своих родителей: если в семье был отчим, дети от первого брака получали наследство лишь после родного отца. При наследовании детей действовал принцип "сестра при братьях не наследница". При наследовании по закону имущество поступало неразделенным, и сыновья сами решали, делить ли его и каким образом. Однако при любом разделе дом и двор отца должен был остаться младшему сыну (минорат).

В ст.90 и 91 Пространной Правды речь идет о наследовании дочерей в случае отсутствия сыновей; из имущества смерда после выделения части на приданное дочери все остальное поступает князю, видимо как выморочное наследство. Однако нужно иметь в виду, что в этом имуществе главное место занимали сельскохозяйственный инвентарь и скот (вряд ли можно предполагать, что дочерей изгоняли из отцовского дома после смерти родителей). Для женщин это имущество не представляло интереса, поскольку они не играли решающей роли в сельскохозяйственном производстве, а князь был заинтересован в передаче орудий и средств труда новым работникам.

Главным правом и привилегией феодалов было право на землю и эксплуатацию крестьян. Статья 91 Русской Правды приравнивает дружинников по порядку наследования к боярам и противопоставляет тех и других смердам.[9] В имуществе бояр и дружинников особую ценность имели земли, населенные зависимыми людьми. Передача имущества боярским дочерям, равно как и дочерям дружинников, определялась потребностями развивающегося феодального общества сохранить феодальное землевладение. Дочь боярина, получив в наследство земли с крестьянами, могла, выйдя замуж, передать их по наследству своим детям. Из круга феодального землевладения они не должны были выйти.

Особо регламентируется выделение вдове, дочерям, а также церкви на помин души части наследства. Часть отличает от наследственной доли то, что это имущество не включает в себя долги. Часть могла быть определена в завещании, а могла быть установлена самими наследниками.

Русской Правде знакомо выморочное наследство, например наследственное имущество "смерда", не имевшего сыновей поступало в распоряжение князя. В этом случае князь обязан был снабдить дочерей умершего приданым при выходе их замуж. Знают выморочное наследство и обе редакции церковного Устава князя Ярослава: [10] имущество церковных людей, не имевших наследников, поступало церкви. [11]

Все сохранившиеся тексты Русской Правды по содержанию принято делить на три редакции: Краткую, Пространную и Сокращённую. Создание второй редакции Русской Правды - Пространной Правды - исследователи относят к XIIвеку, ко времени княжения Владимира Мономаха и его сына Мстислава Великого. В Пространной Правде представлено (в группах статей) также и право наследственное.[12] Дела о наследстве по уставам Владимира и Ярослава[13] подлежали духовному суду и производились по судному закону. О них не упоминалось в прежних редакциях Русской Правды. Дела о наследстве производились большей частью по старым обычаям - судили сами родственники; к церковному суду прибегали лишь те, кто был недоволен старыми обычаями. При таком положении дел стали возникать споры между наследниками, поэтому были приняты новые законы.

За уставом Владимира Мономаха в Русской Правде был помещен сборник узаконений о наследстве[14] , который состоял из 5 статей, определявших, собственно, порядок наследования детьми после родителей без завещания.

В первых двух статьях говорилось о наследовании поземельных родственников: "Аже смерд умрет, то задницю князю; аже будут дщери у него дома, то даяти часть на не; аже будут замужем, то не даяти части им"; "аже в боярех, любо в дружине, то за князя задниця не идет; но оже не будет сынов, а дщери возмут". Статьи эти узаконили, что смерду могут наследовать только сыновья его, а боярину - сыновья и дочери. Такой порядок наследования существовал не только у русских, но и у всех славян: чехов, сербов, поляков и других, занимавшихся по преимуществу земледелием, где земля составляла главную собственность; прочее же имущество, движимое и недвижимое, составляло неопределенную и сомнительную, которая не могла служить основой в деле исполнения общественных обязанностей. А так как поземельное владение было двоякое: общинное и частное, то это и послужило причиной различия в наследовании смердов и бояр.

Смерд владел землей на общинных правах, то есть с обязанностью нести известные общественные повинности. Поэтому право наследования у смердов ограничивалось только одними сыновьями; только сыновья смерда могли в случае его смерти заступить на его место, сделаться членами общины, способными отбывать общественные повинности и исполнять различные обязательства в отношении общины. Дочери смерда не могли заменить своего отца в обществе. Если у смерда не было сыновей, то после смерти имение его, за исключением части, полагавшейся незамужним дочерям, отдавалось князю, а земля - князю и общине. Напротив, бояре были полными владельцами своих земель, поэтому им могли наследовать и дочери. Имение боярина только тогда считалось выморочным, когда после него не оставалось ни сыновей, ни дочерей. Братья, дяди, племянники и другие родственники не имели прав на наследование, и имение боярина, если у него не было детей (а у смерда - сыновей), считалось выморочным. Таким образом, здесь видно полное отсутствие родового порядка наследования.

В последующих статьях говорилось о наследовании по завещанию: "…аже кто умирая разделит дом свои детем, на том же стояти; паки ли без ряду умрет, то всем детем, а на самого части дати по души". Завещатель мог по своей воле разделить имение между сыновьями, не стесняясь никакими требованиями. Такой порядок явно противоречил Судному закону, по которому завещатель должен был делить свое имение всем детям поровну, и вполне согласен с характером русских законов о наследстве, выраженных в договоре Олега с греками. Как и ранее, завещатель должен был отделять часть своего имущества в церковь, на помин души. Определялось участие жены в наследстве после мужа: "Аще жена сядет по мужи, то дати ей часть, а у своих детей взятии часть; а что на ню муж взложил, тому же есть госпожа, а задница ей мужняя не надобе; будут ли дети, то что первой жены, то то возмут дети матери своей, любо си на жену будет взложил, обаче матери своей возмут". Жена по смерти мужа имела право на такую же долю в наследстве, какую получали и все сыновья, если только муж при жизни своей не выделил ей части своего имущества.

Если ранее жена получала долю из мужнина имения только на прожитие, по Русской Правде она получала такую долю в полную собственность, и если она выходила второй раз замуж, то по смерти ее дети первой жены ее мужа не имели права на ее имущество, если она сама, по доброй воле, не отказывала им имущества своего. Кроме того, предусматривалось: "Аже будет сестра в дому, то той задници не имати, но отдадят ю братия замуж, како си могут". Статья эта удаляет сестру от участия вместе с братьями в наследовании имения после отца. Она составлена на основании русских общественных обычаев. В Судном законе подобной статьи нет, но она, находится во всех славянских законодательствах, по которым сестра не допускалась к участию в наследство; только братья должны были пристроить ее сообразно своим средствам.

Эти узаконения о наследстве вскоре оказались недостаточными; в жизни возникло много юридических вопросов, ответом на которые послужил новый сборник узаконений о наследстве. В этом сборнике было определено, имеют ли незаконнорожденные дети права наследования, равные с законнорожденными. По древним русским и славянским законам не делалось никакого различия между детьми законнорожденными и незаконнорожденными, но с введением христианства незаконнорожденные дети не признавались равноправными с законнорожденными.

В новом сборнике Пространной редакции Русской правды[15] вопрос решался в духе старинных русских юридических обычаев: "…аще будут робьи дети у мужа, то задници им не имати, но свобода им с матерью". Дети незаконнорожденные (вне церковного брака) и дети от рабынь - наложниц, хотя и не пользовались наравне с законнорожденными детьми правами наследования имущества отца, но зато получали как наследство от свободного отца свободу вместе с матерью.

Закон устанавливал порядок наследования детьми после матери. Мать могла иметь свое имущество: приданное, подарок и прочее. В законе прямо сказано: "…а матерняя часть детем не надобе, но кому мати взхощеть, тому даст: дасть ли всем, и вси разделять; без языка ли умреть, то у кого ли будет на дворе была и мертва и кто ю кормил, тому и взятии". Из этой статьи видно, что мать могла завещать свое имущество кому хотела, как сыновьям, так и дочерям; если же она умирала, не объявив своей воли, то долю ее имущества брал тот, в доме кого она жила и умерла, без различия - был ли это сын или же дочь. Определялся порядок наследования детьми от двух отцов и одной матери. Дети разных отцов наследовали каждый своему отцу; но они делили имение своих отцов не прежде, как пригласивши свидетелей, которые знали имение обоих отцов и при которых имение первого мужа их матери было сдано на руки строго для сохранения. Эти свидетели показывали, что такие-то вещи составляли имение первого отца, а такие-то - второго. Если при этом не оказывалось известной им части имения первого отца, то оно пополнялось равной долей из имения второго отца, растратившего не свое имение. Когда все это было исполнено, то дети первого отца делили имение своего отца, а оставшееся затем делилось между детьми второго отца. Это узаконение, вероятно, было заимствовано в основных положениях из канонического права, согласно которого отчим, принимая имение детей своей жены от первого ее мужа, обязан был обеспечить его собственным имением, тогда как по Русской Правде подобного обеспечения не требовалось.

Русская правда разрешала вопрос о наследовании имения детьми от одного отца и двух матерей: "…будут ли дети (от второй жены), то что первой жены, то то возмуть дети матери своей. Любо си на жену будеть взложил, обаче матери своей возмут". Дети от двух жен делят поровну имение отца, но имение, принадлежавшее каждой из жен, поступало в раздел только между ее детьми.

Этот порядок также был заимствован из канонического права; отец, вступивший во второй брак, не должен был отказывать второй жене более того, что получали от него дети от первой его жены, по Русской Правде он в этом отношении ничем не был ограничен.[16]

Русская Правда выделяет два основания наследования: по завещанию и по закону. Круг наследников ограничивался одной нисходящей линией. Приоритетным является наследование по завещанию. Преимущественным правом при получении наследства обладали сыновья, в случае отсутствия у наследодателя сыновей: имущество смердов переходило к князю, а имущество бояр и дружинников - к дочерям. Вдова наследодателя получала имущество на прожиток. При этом Русская правда содержала нормы наследственного права, упоминая только движимое имущество.

§ 1.3 Псковская судная грамота 1467 года

В XIIIвеке Киевское княжество окончательно утратило свое значение славянского государственного центра. Государство это было разделено между сыновьями и внуками Владимира Мономаха и перестало существовать как единая держава Рюриковичей. Единая Древняя Русь распалась на полтора десятка самостоятельных княжеств. Из него выделились и обособились и ранее тяготевшие к самостоятельности отдельные земли - княжества: Новгородское, Галицкое, Волынское, Турово-Пинское, Черниговское, Ростово-Суздальское, Полоцкое, Смоленское. Впоследствии это дробление шло все дальше и дальше.

В конце XII века Новгородом был подписан международный договор с немцами, который стал одним из источников будущей кодификации Новгородской и Псковской судных грамот[17] . Спорна датировка обоих памятников права. Обычно их относят к концу XV века.

От Новгородской судной грамоты XV века сохранился отрывок, содержащий нормы судоустройства и процессуального права.

Псковская судная грамота XV века сохранилась полностью. Грамота представляет собой кодификацию псковского законодательства, принятую вечем в 1467 году. На ее содержание существенное влияние оказало законодательство Новгорода, так как до середины XIV века Псков был городом Новгородского государства. Псковская судная грамота состоит из 120 статей.[18] По сравнению с Русской Правдой в ней более обстоятельно регламентировались гражданско-правовые отношения.

Псковская грамота делила наследство на два вида: по завещанию и по закону.

Владелец имущества мог распорядиться, кому какую долю своего имущества он оставлял. В завещании назначались душеприказчики как исполнители воли покойного, а также прописывались все долги покойного и доли других лиц. Завещание составлялось при священнике и посторонних свидетелях и хранилось в лавре Св. Троицы.

Наследниками умершего по завещанию могли быть как наследники по закону, так и те, которых без завещания закон не допустил бы к наследству. Наследование по закону называлось "отморщиной", наследование по завещанию - "приказом".

Псковская грамота не ограничивала права наследства одной нисходящей линией, а расширяла эти права на всех родственников нисходящей, восходящей и боковой линий. По Русской Правде у смерда полными наследниками были только сыновья, а дочери смерда получали из его имущества только часть; по Псковской грамоте этого не было - по ней как сыновья, так и дочери признавались полными наследниками и у бояр, и у крестьян.

Всем родственникам одной степени даны совершенно одинаковые права на наследство - как мужчинам, так и женщинам (замужним и незамужним).

Относительно наследства мужа после бездетной жены или жены после бездетного мужа псковский закон полагал, что тот или другая получали имение только в пожизненное владение и до вступления во второй брак. Здесь закон формулируется иначе, чем в Русской Правде.

По Псковской грамоте вдова получала наследство после своего мужа только тогда, когда он умирал бездетным, и притом получала только в пожизненное владение и до второго замужества, стало быть, без права отчуждения, не в полную собственность.

Псковская грамота указывала на последствия принятия наследства или те обязательства, которые принимал на себя наследник. Наследник имения, вступая во все права собственника этим имением, принимал на себя все обязательства по нему. Поэтому, с одной стороны, он имел право начинать иск по всем долгам покойного на других, а с другой - обязывался отвечать по всем долговым искам на покойном, если только он не отказывался от наследства. Такой отказ от всех прав на наследство закон допускал для наследников только в том случае, когда они жили с покойным не в одной семье и не состояли в одном капитале.[19]

В наследственном праве Псковская судная грамота предусматривала случаи, когда имущество поступало по завещанию не в собственность наследника, а лишь в его пожизненное пользование. Такое имущество, он не мог отчуждать ни под каким предлогом.

Псковская судная грамота распространяет порядок получения материнской доли наследования на выдел сына: только тот из сыновей, кто кормил мать и отца, имеет право на получение своей доли наследия. Также Псковская судная грамота говорит о правах на пользование матерью имуществом детей (до ее смерти), если она не выходила замуж вторично.

По Пространной Правде подобный случай само собой разумелся.[20]

Псковская судная грамота охраняла крестьянскую собственность. Имение крестьянина переходило к его наследникам, которые при принятии наследства должны были удовлетворить его господина за покруту. Самовольно господин не имел права брать крестьянское имущество. В противном случае наследники крестьянина могли предъявить иск господину.

Если крестьянин умирал на селе господина, не оставив после себя ни жены, ни сына, ни брата, ни других родственников, которые бы жили вместе с ним, то господин мог удовлетворить себя за покруту известной частью из имущества крестьянина не иначе, как продав это имущество в присутствии двух приставов, губных старост и сторонних людей. В противном случае родственники крестьянина, жившие в других селах, могли требовать возврата проданного имения.

Охраняя собственность крестьянина, Псковская грамота обеспечивала неприкосновенность прав собственности господина, который мог предъявлять иск крестьянину не только по записи, но и без нее.[21]

Подводя итог к вышесказанному, можно отметить, что в наследовании по закону расширен круг наследников до восходящей и боковой линий. Сняты ограничения в правах наследования лицами женского пола у крестьян. Наследственное право приобретает универсальную правопреемственность; особое внимание уделено обязательствам наследодателя по долгам, принимаемые наследником вместе с имуществом и имущественными правами. Завещание приобрело обязательную письменную форму. Появилась возможность отказа от наследства.

Итак, можно сделать вывод, что наследование по древнерусскому праву ограничивалось тесным кругом семьи. Боковые родичи не имели никаких прав на наследство. Этот принцип постепенно меняется, и можно говорить о том, что именно в расширении круга родственников, призываемых к наследованию, состоит, как мы увидим далее, сущность исторического развития русского наследственного права. Этот процесс идет параллельно с расширением прав частной собственности, с ростом индивидуализма и значения личности, с постепенным ослаблением связей между членами родственного союза - семьи.[22]

Глава II. Наследственное право в период русского централизованного государства xiv-xvii веков

§ 2.1 Развитие института наследования в период XIV-XVI веков

На грани XIV века территориальное дробление русских княжеств прекращается, уступив место их объединению. Создание Русского централизованного государства выразилось в объединении ранее независимых государств-княжеств в одно - Московское княжество и создании централизованного государственного аппарата. Процесс объединения земель вокруг Московского княжества начался в конце XIIIвека и закончился в начале XVIвека. К Москве были присоединены Новгородская и Псковская республики, Рязанское княжество, Смоленск и многие другие территории.

В XV-XVI веках в сфере наследственного права проявилась тенденция к постепенному расширению круга наследников и правомочий наследодателя. Наследники по завещанию могли предъявлять иски и отвечать по обязательствам наследодателя только при наличии оформленного завещания, подтверждающего эти обязательства ("доклады" и "записи"). Наследники по закону искали и отвечали по таким обязательствам "без докладу" и "без записи".

По сравнению с предыдущим периодом в праве наследования наметилась большая свобода воли завещателя: завещание мог сделать любой член семьи. Такая индивидуализация воли наследодателя требовала соблюдения письменной формы завещания. Эта форма стала обязательной при завещании имущества сторонним лицам, не наследующим по закону. Завещание утверждалось "рукоположительством" послухов и дьяка.

В XV-XVI веках основной круг наследников по закону включал сыновей вместе с вдовой. При этом в наследовании участвовали не все сыновья, а лишь те, которые оставались на момент смерти отца в его хозяйстве и доме. Братья получали равные доли наследства и имущества, отвечая по отцовским обязательствам (от лица всей семьи), расплачивались по ним из общей наследственной массы.

В качестве основного законодательного акта Московского государства XIV - XV веков продолжала действовать Русская Правда. Однако развитие феодальных отношений, образование централизованного государства требовали создания существенно новых законодательных актов общегосударственного характера. Начинается кодификация законодательства и появляются кодексы законов Московской Руси, начиная от Судебника Ивана III1497 года и кончая Соборным Уложением 1649 года.

Судебник 1497года[23] - первый общерусский свод законов - был утвержден великим князем Иваном IIIи Боярской думой в сентябре 1497 года, когда фактически создавалось новое Российское государство. Судебник основывался на нормах Русской Правды, Псковской судной грамоте, нормах обычного права, уставных грамотах и судебной практике.[24]

Новое создавалось не как отрицание старого, а как улучшение его - как восстановление еще более старого, то есть более законного. Новое законодательство опиралось на традицию и вырастало из нее. Так соблюдался принцип легитимности - основа средневекового правопорядка. Судебник не был ни собранием старых законов и обычаев, ни однозначным изъявлением воли великого князя. Специфика этого законодательного памятника заключается в сочетании старого с новым, традиции с регламентом, обычаев с указами великого князя.[25]

В этот период недвижимость приобретает главное значение. Поэтому внимание законодателя в вопросе о наследовании сосредотачивается именно на этом предмете. При наличии сыновей, дочери устранялись от наследования недвижимости, однако постепенно они начинают допускаться к законному наследованию вотчин. Приданное дочерям комплектовалось как "часть на прожиток", то есть выделялось из массы родовой недвижимости. Первоначально эта доля отрезалась только от государственных земель, находившихся во владении отца, то есть поместий. Законодательство дифференцированно подходило к вопросу наследования женщинами недвижимого имущества. Строго проводился принцип недопущения вдов к наследованию родовых вотчин. При отсутствии у вдовы сыновей вотчины передаются родственникам умершего по нисходящей и боковой линиям.[26] "А которой человек умрет без духовныя грамоты, а не будет у него сына, ино статок весь и земля дочери. А не будет у него дочери, ино взятии ближнему от его рода".[27] Данная статья регулирует отношения между вотчинниками, а не крестьянами: отношения которых определялись обычным правом. Статья Судебника обозначает начало юридической самостоятельности каждого члена семейства или рода.[28]

С выслуженными вотчинами дело обстояло несколько иначе: В XV-XVI веках практика приравнивала их к купленным, в связи с чем допускался их переход во владение пережившей супруги. В случае повторного брака вдова теряла право на вотчину, зато ее новому мужу выделялась земля в поместье. На купленные (в том числе и у казны) вотчины вдовы имели право собственности.

Распоряжение крестьянскими землями ограничивалось целым рядом факторов. Одним из важнейших была община, которая осуществляла передел (обмен) земельных наделов, распределяла тяжесть налогообложения и повинностей, могла стать наследницей имущества, контролировала договорные и обязательные отношения своих членов. Земельные наделы передавались по наследству сыновьям, но распоряжение ими ограничивалось земельными правами общины.[29]

Однако по терминологии ст.81 (Ст.81 передается в изданиях как ст.60 Судебника 1497 г.), единственной статьи Судебника о наследовании имущества, и единственная персонажем которой является "человек", без каких-либо дополнительных обозначений, владелец любого имущества - "статка" и "земли". Данная статья имеет фундаментальное значение. Она означает, во-первых, кодификацию обычного наследственного права в масштабах всего Российского государства, во-вторых, принципиальный отказ от наследственного права Русской Правды с его подчеркнутыми социальными градациями. Перед нами подлинная реформа наследственного права с опорой на обычно-правовую традицию. Ст.81 отражает русское обычное право и новую ступень развития законодательства в связи с образованием единого Российского государства.[30]

К сожалению, Судебник не охватил все правовые нормы, бывшие в юридическом обороте, но из этого можно делать вывод о широком применении в жизни норм обычного права.

§ 2.2 Наследственные отношения XVI века

Важным источником права в этот период являлся Судебник 1550 года[31] (в истории он получил название Царского). В нем отразились изменения в российском законодательстве с 1497 по 1550 годы.

К источникам, содержавшим главным образом нормы церковного права, а также некоторые нормы гражданского, семейного, уголовного права, относился так называемый Стоглав 1551 года[32] - собрание постановлений Церковного Собора, регулировавший нормы церковно-религиозной жизни Московской Руси. Он состоял из 100 глав-статей.[33] На основании Стоглава, за Церковью закреплялись все принадлежавшие ей (митрополии, епископства, монастыри) земли, даже если на них не было документального свидетельства собственности. Все споры о церковных землях запрещались. Переданные монастырям по завещаниям родовые вотчины не могли выкупаться родственниками завещателя (не действовало право родового выкупа).

"Стоглав" закреплял власть мужа над женой и отца над детьми. Устанавливалась общность имущества супругов, но закон запрещал мужу распоряжаться приданным жены без ее согласия. Общее право супругов распространялось на имущество, предназначенное на общие цели семьи, а также на имущество, совместно приобретенное супругами в браке. Независимо от источника (принесенное супругами в семью или совместно нажитое в браке) семейное имущество подлежало сохранению и последующей передаче детям-наследникам.

В интересах общего семейного бюджета, чтобы гарантировать сохранность приданного, принесенного женой, муж вносил своеобразный залог - "вено", обеспечивая его третьей частью своего имущества. После смерти мужа вдова владела веновым имуществом до тех пор, пока наследники мужа не выплачивали ей стоимость приданного.

После XV века актом, обеспечивающим сохранность приданного, стало завещание, которое составлялось мужем сразу же после заключения брака. Имущество, записанное в завещании, переходило к пережившей супруге, чем и компенсировалась принесенная ею сумма приданного. В случае смерти жены к ее родственникам переходило право на восстановление приданного. При отсутствии завещания переживший супруг пожизненно или вплоть до вступления во второй брак пользовался недвижимостью, принадлежавшей покойному супругу. Приданное оставалось в общем распоряжении супругов, пока они состояли в браке.[34]

§ 2.3 Соборное Уложение 1649 года

Соборное Уложение 1649 года[35] обобщило и подытожило основные тенденции русского права XV-XVII веков. Оно значительно превосходит предшествующие памятники русского права прежде всего своим содержанием, широтой охвата различных сторон действительности того времени - экономики, форм землевладения, классово-сословного строя, положения господствующих и феодально-зависимых слоев населения, государственно-политического строя, судопроизводства, материального и процессуального права.

Уложение 1649 года закрепляло новые черты и институты, которые переходили и в сферу наследственного права. Ограничивало и регламентировало степень свободы в распоряжении имуществом в случае наследования по закону и по завещанию (во втором случае она было большей). Завещание ("духовная грамота" или просто "духовная"), помимо указания главного наследника, могло содержать распоряжения относительно различных выделов в пользу отказополучателей - легатариев. При этом наследниками по завещанию, как правило, назначались законные наследники или родственники до пятой степени родства либо церковь, а легатариями - посторонние лица. Завещать имущество можно было и кому-либо одному из наследников, лишив, таким образом, наследства жену и ближайших родственников, запреты касались лишь нескольких частных случаев (например, в 1580 г. было запрещено завещать все имущество церкви, обойдя жену и ближайших родственников). В 1679 году свобода завещательных распоряжений была ограничена запретом завещания родовых и выслуженных вотчин. Завещание в письменной форме должно было быть подписано завещателем либо только свидетелями и утверждено церковными властями. Словесное завещание допускалось вплоть до конца ХVII века.[36] Воля завещателя ограничивалась сословными принципами: завещательные распоряжения касались лишь купленных вотчин; родовые и выслуженные переходили к наследникам по закону.

Родовые вотчины наследовали сыновья; при их отсутствии - дочери. Вдова могла наследовать только часть выслуженной вотчины "на прожиток", то есть в пожизненное пользование. Родовые и жалованные вотчины могли наследоваться только членами рода, к которому принадлежал завещатель.

Купленные вотчины могла наследовать вдова завещателя, которая, кроме того, получала четверть движимого имущества и собственное приданное, внесенное ею в семейный бюджет при вступлении в брак.[37]

Поместье переходило по наследству к сыновьям, каждый из которых получал из него "по окладу". При отсутствии сыновей или смерти братьев часть поместья в форме прожитка наследуют дочери; остальное передается ближайшим беспоместным и малопоместным родичам, а при отсутствии таковых - в распоряжение государства для раздачи служилым людям того города, к которому принадлежал умерший. При отсутствии прямых наследников поместье передается в род, а за неимением родичей - государству.[38]

В развитии правового статуса поместья особое значение имел прожиток, то есть часть поместья, выделяемая после смерти его владельца на содержание вдовы, дочерей, престарелых родителей, несовершеннолетних детей. Прожиток как институт права становится существенным звеном в закреплении сословно-классовых прав дворян на поместье. Прожиток выступает как одна из форм наследования поместья и тем самым становится его разновидностью, играя вместе с тем очень важную роль в процессе сосредоточения поместья с вотчиной. Право на получение прожитка имели прежде всего вдовы, оставшиеся как с малолетними детьми, так и бездетные. Прожиток получали жены до третьего брака включительно. Вдовы и дети от четвертого брака лишались права на получение прожитка, поскольку четвертый брак по церковным законам того времени не допускался.[39]

Уложению принадлежит особая роль в развитии русского права. Дальний предшественник Уложения - Русская Правда, а также судебники прекратили свое существование, оказав на Уложение довольно скромное влияние. Уложение как действующий кодекс, хотя и дополняемое многими новыми установлениями, просуществовало свыше двухсот лет. Оно обобщило и подытожило основные тенденции в развитии русского права XV-XVII веков, в том числе и в наследственном праве. Вместе с тем закрепило новые черты и институты, свойственные новой эпохе, эпохе наступающего российского абсолютизма. В Уложении впервые была осуществлена систематизация отечественного законодательства, открыта дорога для построения новой, более рациональной и современной правовой системы, не утратив и дальнейшего значения.[40]

Для наследственного права Московского государства, получившего закрепление в Судебнике Ивана III (1497 г.), Судебнике Ивана IV (1550 г.) и Соборном уложении (1649 г.), характерны постепенное расширение круга наследников по закону за счет родственников по боковой линии до пятой степени родства и ограничение правомочий наследодателя за счет изъятия из свободного распоряжения отдельных видов недвижимого имущества (родовых и жалованных вотчин), составлявшего, как правило, основную ценность наследства.

Глава III. Наследственное право в XVIII-XIX веках

§ 3.1 Указ о единонаследии 1714 года

Значительные изменения в порядок наследования были внесены Указом о единонаследии 1714 года "О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах"[41] , изданный Петром I. В самом начале императорского периода мы видим попытку, совершенно перестроить весь наследственный порядок. Этот Указ основывался не на началах, выработанных предыдущей историей русского права, а на примерах западноевропейского, прежде всего английского, права. Законодательство Петра Великого пытается переливать чужеземное большими массами; известно, что он пришел было даже к мысли о полной переделке Шведского Уложения в русский кодекс. Прельщенный примером Запада Петр I указом о единонаследии 1714 года установил переход всего имущества к одному сыну. Раздел наследства представлялся в глазах императора чрезвычайно вредным: раздробление имений уменьшает их экономическую ценность, отягощает крестьян, а вследствие того страдает правильное поступление податей; знатные фамилии, чем более в них делится имение, беднеют и теряют свое значение; наследники, быв обеспечены в своем содержании, уклоняются от государственной службы и предаются праздности. Слив вотчины и поместья в одно понятие недвижимых имуществ, Петр I установил необходимое единонаследие. Таким образом, завещательное право, успевшее значительно развиться, возвратилось к исходному пункту, - свобода завещателя состояла только в выборе члена семьи: завещания в пользу посторонних лиц не допускались. Введение единонаследия означало, что в отношении недвижимого имущества к наследованию, как по закону, так и по завещанию призывался только один, главный наследник. Наследником по завещанию мог быть избран один из сыновей. Дочери наследовали недвижимость по завещанию только при отсутствии сыновей. Законодатель, ориентируясь на западный правовой опыт, пытался внедрить принцип майората, при котором наследовал старший сын. Русская традиция стояла на стороне младшего сына, по обычаю наследовавшего отцу. Практика избрала компромиссный путь - наследование одного сына по выбору завещателя. Остальные дети получали доли движимого имущества в рамках завещательного распоряжения.

При отсутствии детей недвижимое имущество по завещанию могло быть передано родичам (родственникам, носящим ту же фамилию, что и наследодатель, то есть по прежней терминологии - "в род"). Движимое имущество в любых долях могло быть разделено между любыми претендентами, завещатель давал его "кому захочет".

Индивидуальная свобода завещания заметно увеличилась по сравнению с порядком наследования в предыдущий период. Начинается новый период завещательного права: дела о завещаниях изъяты из церковного ведомства и предоставлены ведению светской власти. Но эта перемена сама по себе не могла прибавить юридической определительности к идее о завещаниях, ибо духовная власть в своих определениях имела готовое, хотя и неполное, руководство - Кормчую Книгу, с законами греко-римского права, а суды гражданские лишены были этого руководства. Поэтому завещательное право определилось вследствие реформы только с внешней, обрядовой стороны. Единственной формой завещания стало письменное завещание, подлежавшее удостоверению в особом "крепостном" порядке. Крепостной порядок в начале XVIII столетия был общим для всех актов; этому же порядку подчинялось и совершение завещаний. "Завещание было крепостью, которую необходимо было писать у крепостных дел на общем основании, и записать в книгу "для спора и ведома и справки и для сбора великого государя денежной казны" (Ук.1701 г., янв.30, 1705 г., ноября 6)."[42] В 1726 году разрешено было писать завещания на дому, публичное совершение их у крепостных дел заменилось домашним составлением.

Важнейшую роль в условиях феодализма играло право собственности на землю и крепостных крестьян. Еще в 1712 году последнему в роде запрещалось завещать имущество "сторонним лицам". Указ Петра I о единонаследии 1714 года отменил различия в правовом режиме вотчин и поместий и установил для феодальных земельных владений единый правовой режим недвижимости. В распоряжении, которой устанавливались серьезные ограничения. Завещать ее можно было только одному из сыновей, а при отсутствии сыновей - одной из дочерей, то есть недвижимость не должна была дробиться.

Закон по-прежнему допускал юридическую фикцию из эпохи поместных наследований: для того чтобы недвижимость перешла к дочери, ее муж должен принять фамилию наследодателя, в противном случае недвижимость переходила государству (имущество считалось выморочным).

При отсутствии завещания в силу вступал порядок наследования по закону, и майоратный принцип здесь был непререкаем: недвижимость наследовал старший сын, а движимое имущество делилось поровну между остальными сыновьями.

Если старший сын умирал раньше отца, то главным наследником становился не его сын (внук наследодателя), а следующий по старшинству сын наследодателя.

При отсутствии сыновей главной наследницей по закону становилась старшая дочь. Если она выходила замуж до смерти отца, главной наследницей становилась следующая по старшинству дочь.

При отсутствии детей главным наследником становился старший родственник в ближайшей степени родства.

Бездетная вдова получала пожизненное право на имущество мужа, после ее смерти к наследованию призывались все наследники по закону. С 1716 года этот порядок изменился: вдова стала получать в собственность четвертую часть имущества мужа.

В 1714 - 1716 годах принят ряд актов, нормировавших законный и завещательный порядок наследования для всех сословий. Их введение показало серьезные противоречия в законодательстве. Завещательное право передавать по наследству любое имущество сталкивалось с предписаниями передавать недвижимость только "в род".

В 1716 году специальным актом были регламентированы наследственные доли, которые получали вдовы, в 1725 году закреплено право наследования родственников по восходящей линии (матери, отца, деда, бабушки).

Подводя итог, отметим, что недвижимое имущество по закону передавалось только старшему сыну, движимое имущество делилось поровну между остальными наследниками. По завещанию недвижимое имущество можно было завещать только одному из сыновей по выбору, остальные дети получали часть движимого имущества. При отсутствии сыновей, наследницей недвижимого имущества назначалась одна из дочерей. При отсутствии детей, недвижимое имущество могло быть завещано ближайшим родственникам одной фамилии, а движимое - "кому захочет". При завещании недвижимого имущества лицам женского пола, муж замужней наследницы должен был принять фамилию наследодателя. В случае отказа - имущество переходило государству.

§ 3.2 Развитие наследственного права после отмены Указа о единонаследии 1714 года

Закон о единонаследии встретил сильное противодействие в обществе, потому что затронул стремления изменить самые близкие ему интересы. Был отменен в 1731 году указом императрицы Анны Иоанновны[43] и восстановлен прежний порядок наследования. Официальными мотивами явилось то, что на практике не удавалось достичь экономически оправданного сохранения в неприкосновенности крупных имений. "Понеже отцы, естественно сожалея своих детей, всеми образы тщились, несмотря ни на какие свои убытки и разорения, делить детей своих всех по равным частям и крепили им то продажами и закладами чрез разные руки, а которые того при себе учинить не могли, то другие разные способы к тому искали и подвергали детей своих под великие клятвы, чтобы оставшее после их имение, по смерти их, равно между собою делили, и тем, как между детьми, так и между родственниками, не точию ненависти и ссоры произошли, но некоторые, отважа себя, и до смерти побивали".[44] Впрочем, кроме этих причин, по мнению Победоносцева[45] , отмена петровской системы наследования могла быть вызвана политическим побуждением - предупредить усиление знатных родов, которое могло произойти от единонаследия.

Указом 1731 года были установлены новые правила наследования по закону. Имущество, как движимое, так и недвижимое, переходило в равных долях ко всем сыновьям наследодателя; внуки призывались к наследованию по праву представления и получали долю своего отца, умершего до открытия наследства. Уничтожено отличие вотчинного порядка наследования от поместного, и на всякие недвижимые имущества распространен поместный порядок. При этом родовое недвижимое имущество подлежало наследованию только по закону. Дочери при наличии сыновей получали 1/14 недвижимого и 1/8 движимого имущества отца. При отсутствии нисходящих родственников имущество переходило к братьям наследодателя. Пережившему супругу полагалась 1/7 недвижимого и 1/4 движимого имущества наследодателя. Родители после смерти своих бездетных детей получали обратно в собственность все переданное ими детям, а также право пожизненного пользования их благоприобретенным имуществом.[46]

Указ Анны Иоанновны совершенно не затронул завещательное право, что означало восстановление действия правил Соборного уложения 1649 года и принятых в его развитие узаконений, так называемых новоуказных статей. Наряду с этим наследование по завещанию вплоть до первой трети ХIХ века регламентировалось случайными и казуистичными положениями отдельных указов, относящихся к частным случаям. Так, весьма противоречивыми были положения о завещании родовых имуществ, которое то допускалось вопреки родовому преемству, как это следовало из Указа о единонаследии, то совершенно исключалось. Порядок завещательных распоряжений был регламентирован Положением о духовных завещаниях. В нем были определены лица, имеющие право делать завещания, и лица, в пользу которых допускалось завещание имущества. Свободному завещанию подлежало благоприобретенное имущество, причем как движимое, так и недвижимое. Имущество родовое не могло быть завещано, однако допускалось одно исключение - бездетному владельцу предоставлялось право завещать это имущество своему дальнему родственнику, минуя родственников ближайших степеней родства. Положение предусматривало две основные формы духовных завещаний - крепостное и домашнее. Завещание должно было быть написано рукой завещателя либо иным лицом и собственноручно подписано завещателем. Крепостные завещания писались на гербовой бумаге, домашние - на простой, но обязательно на целом листе. Крепостное завещание должно было быть удостоверено ("явлено") в суде при жизни наследодателя в присутствии двух свидетелей, удостоверяющих тождество личности завещателя. После открытия наследства завещания, как крепостные, так и домашние, подлежали утверждению в уездном суде. Наряду с общим признавался и особый порядок совершения завещаний - походных, морских, заграничных и госпитальных, имевших силу крепостных актов.[47]

При отсутствии наследников или неявке их в срок имущество признавалось выморочным и передавалось в казну. Выморочное имущество офицера или матроса поступало в госпитали, а "гражданских обывателей" по Жалованной грамоте городам - на нужды города.[48]

Итак, новым указом было установлено, что при наследовании по закону к наследованию призывались все сыновья умершего и в наследство включалось все имущество наследодателя как движимое, так и недвижимое. Внуки призывались к наследованию в порядке представления и получали долю своего отца, умершего ранее наследодателя. Вместе с сыновьями к наследованию призывались дочери и переживший супруг (которые получали определенные доли в движимом и недвижимом имуществе). Если не было нисходящих наследников, к наследованию призывались братья наследодателя. При отсутствии вышеназванных наследников или отказе их от наследства, имущество умершего поступало в казну. Также были расширены права завещателя, он мог перераспределять наследственную массу по своему усмотрению.

§ 3.3 Кодификация наследственного права по Своду законов Российской империи 1835 года

Нормы наследственного права, основанные на Соборном уложении 1649 года и последующих узаконениях, были подвергнуты систематизации в Своде законов Российской империи (1835 г.) [49] и на всем протяжении его действия (до 1917 г.) подвергались уже весьма незначительным изменениям. В Своде законов наследственному праву посвящены гл.5 разд. I и гл.1-5 разд. II книги III Свода законов гражданских (т. Х ч.1).

Наследство представляло собой совокупность имуществ, прав и обязанностей наследодателя, среди последних особо выделялись долги умершего. Наследование открывалось со смертью наследодателя либо вследствие его безвестного отсутствия, лишения всех прав состояния, пострижения в монахи. В интересах наследников по инициативе частных лиц, полиции, прокурорского надзора, начальства умершего или по собственной инициативе суд принимал меры по охране оставшегося имущества, заключавшиеся в описи имущества, опечатывании и сохранении его до явки наследников и вызове наследников.[50]

Призвание к наследованию осуществлялось по завещанию и по закону. Наследование по закону имело место в случае, когда у умершего было родовое имущество, когда он не оставил завещательных распоряжений относительно благоприобретенного имущества, либо когда эти распоряжения были признаны судом недействительными, а также когда завещано не все имущество - в оставшейся части имущества, и когда наследники по завещанию не приняли наследства. Наследование по закону основывалось на кровном родстве и осуществлялось по линиям - сначала в пользу нисходящих родственников, а при их отсутствии - боковых и восходящих. При этом не устанавливалось число очередей родственников, призываемых к наследованию. В ст.1121 Свода законов записано: "Порядок наследования по закону между родственниками определяется вообще по линиям. Ближайшее право наследования имеет линия нисходящая; в недостатке оной, наследство обращается или в побочные линии, или в определенных случаях к родителям и восходящим родственникам умершего". Наследником по закону мог быть самый отдаленный родственник (но не свойственник), если не оставалось более близких родственников. В связи с этим законодатель вынужден был приложить к закону соответствующую таблицу, показывающую степень родства.

Родственники ближайшей линии устраняли от наследования дальнейшие линии. В нисходящей и боковой линии допускалось наследование по праву представления без ограничения степеней родства. Родственники одинаковой степени родства делили наследство между собой поровну, а наследники, призывавшиеся по праву представления, делили между собой часть наследства, причитавшуюся их умершему родителю. Единокровные и единоутробные дети наследовали только своим родителям (но не мачехе и не отчиму). Внебрачные дети наследовали только матери. Родовое имущество внебрачные дети и усыновленные вообще не могли наследовать.

До 1912 года дочери призывались к наследованию только при отсутствии сыновей и их нисходящих родственников; дочь при живых сыновьях имела право на получение 1/14 из недвижимого и 1/8 из движимого имущества отца, а сестры при братьях вообще лишались права на наследство.3 июня 1912 года, внесенными в Свод Законов изменениями, дочери были уравнены в наследственных правах с сыновьями, а сестры с братьями, за исключением, однако, наследования земельного внегородского имущества, из которого лица женского пола при наличии братьев могли получить лишь 1/7 часть.

Характерно, что новеллы 1912 года, частично уравнявшие наследственные права женщин и расширившие пределы завещания родовых имуществ, были едва ли не единственными и, во всяком случае, важнейшими изменениями принципиальных положений наследственного права, внесенных в Свод законов гражданских со времени введения его в действие в 1835 году.

Закон не признавал наследниками родителей и других восходящих родственников. Родители получали в пожизненное пользование оставшееся после своих бездетных детей благоприобретенное имущество (за исключением авторского права, которое при этих условиях переходило в их собственность), а также получали в собственность имущество, которое было передано ими своим детям в виде дара.

Свод законов не признавал наследником пережившего супруга, а закреплял за ним лишь "указную долю". Переживший супруг имел право на получение, так называемой, указанной части в размере 1/7 из недвижимого и 1/4 из движимого имущества умершего независимо от наличия у него нисходящих наследников; однако авторское право переходило к супругу как к единственному наследнику в полном объеме, а не в указанной части.

При отсутствии у умершего наследников, а также если никто из наследников не принял наследство в течение 10 лет со дня опубликования сообщения о вызове наследников либо не доказал свое право на наследство, имущество признавалось выморочным и поступало в государственную казну. В случае неявки наследников по истечении полугода имущество поступало в опекунское управление.

Для составления завещания завещатель должен был достигнуть 21 года и находиться "в здравом уме и твердой памяти". Во всех случаях недействительными являлись завещания самоубийц и лиц, лишенных по суду всех прав состояния, а в определенных случаях - и завещания лиц, состоявших под опекой, а также лиц духовного звания. Свобода завещания ограничивалась лишь запретом завещать родовое имущество кому-либо помимо законных наследников, завещание благоприобретенного имущества целиком отдавалось на усмотрение завещателя. Помимо завещания имущества в собственность или пожизненное владение наследников, в завещании могли содержаться распоряжения о назначении душеприказчика, а также о предоставлении завещателем определенных имущественных выгод (отказов) иным лицам. Подназначение наследника не допускалось. Завещание должно было совершаться в письменной форме на бумаге любого формата и размера, составляющей, однако, целый лист; завещание в устной форме ("словесное") не допускалось. Завещание должно было быть подписано завещателем. Если завещатель был неграмотен или не мог подписать завещание в силу болезни, то по его просьбе завещание подписывало другое лицо в присутствии свидетелей. Для действительности завещания необходимы были подписи трех, а в особых случаях - двух свидетелей, которые удостоверяли лишь подлинность завещания и нахождение завещателя при его составлении в здравом уме и твердой памяти. Завещание могло быть составлено без участия должностного лица и в этом случае называлось домашним. При желании завещателя составить завещание в публичном порядке допускалось нотариальное завещание, совершаемое при участии младшего нотариуса. В этом случае завещание заносилось в актовую книгу, а завещателю выдавалась выписка ("выпись") из нее, равносильная подлинному завещанию. Помимо нотариальных завещаний аналогичную силу имели завещания военно-походные, морские, госпитальные и заграничные.

Отмена завещания допускалась в любое время по усмотрению завещателя. При этом нотариальное завещание могло быть отменено только последующим нотариальным завещанием. Отмена домашнего завещания была возможна также путем его уничтожения самим завещателем, а нотариального - путем совершения о том нотариального акта.

После открытия наследства завещание для утверждения к исполнению должно было представляться в суд в течение года с момента смерти завещателя - для лиц, пребывающих в России, и в течение двух лет - для находящихся за границей. По истечении этого срока завещания для утверждения не принимались и считались ничтожными. Исполнение завещания возлагалось завещателем на наследников или на назначенного им душеприказчика.

Для приобретения наследства необходимо было его принять. Принятие осуществлялось наследником либо путем предъявления в суде иска об утверждении его в правах наследования, либо путем совершения таких действий, в которых выражалась его воля владеть и распоряжаться наследственным имуществом и стать субъектом прав и обязанностей наследодателя. Утверждение в правах наследования являлось обязательным при наследовании по завещанию, которое должно было быть утверждено судом, а при наследовании по закону производилось только в случае, если наследники сочтут это необходимым. Однако независимо от оснований призвания к наследованию утверждение являлось необходимым условием для вступления во владение недвижимым имуществом и получения сделанных наследодателем вкладов в банке.

В свою очередь, отказ ("отречение") от наследства был возможен только посредством объявления о том в "надлежащем присутственном месте". Молчание наследника отказом от наследства не признавалось. Наследник, принявший наследство, нес неограниченную ответственность по долгам наследодателя, то есть должен был оплатить их не только соразмерно наследственной доле, но и сверх нее - за счет своего собственного имущества. Ответственность нескольких наследников распределялась между ними пропорционально долям в наследственном имуществе. Ограниченная ответственность наследников была установлена лишь в отношении нескольких частных случаев - например, обязанность возместить причиненные преступлением наследодателя материальные убытки потерпевшему переходила к наследникам в части, покрывавшейся наследственным имуществом.

Характеризуя в целом наследственное право по Своду законов гражданских, необходимо отметить, что, несмотря на объем и подробность регулирования, это право вплоть до начала ХХ века оставалось по своему характеру сословно-феодальным и крайне архаическим с экономической точки зрения. Нельзя не согласиться с пессимистической характеристикой отечественного наследственного права, данной в 1896 году крупнейшим русским цивилистом К.П. Победоносцевым в его "Курсе гражданского права": "Русский закон наследования развивался органически и в полноте лишь относительно порядка, в коем родственники призываются к наследованию, и относительно ограничений наследственного права для некоторых лиц и по некоторым имуществам. Во всем прочем русское наследственное учреждение отличается отсутствием или крайней скудостью определений, и определения, какие есть, имеют вид отрывочный, случайный, без связи с ясно сознаваемой идеей, к которой должны примыкать все определения, возникшие путем органического роста или развития. Эта скудость, впрочем, становится понятной, когда подумаем, что наш наследственный закон возник в крайней простоте и скудости хозяйственного быта, в коем земледелие преобладает над промышленностью, капиталов образуется немного и обращение их медленно. Нынешний наш закон о наследовании есть по началу своему учреждение для высшего владеющего сословия, и ныне имеет практическую важность почти исключительно для меньшинства, по числу незначительного в сравнении с миллионным большинством, для коего закон этот почти не имеет практического значения".[51]

Завершая характеристику этого периода развития нашего отечественного права, хотелось бы отметить, что русскими цивилистами к 1906 году был подготовлен полноценный проект нового Гражданского уложения, книга 4 которого была посвящена наследственному праву. Его регулирование строилось исходя из потребностей динамично развивающегося буржуазного общества с набиравшей силу капиталистической экономикой, каковым безусловно была Россия в начале ХХ века. Это регулирование вобрало в себя не только лучшие достижения отечественной цивилистической мысли, но и новейшие достижения гражданского права Франции, Германии и Швейцарии. К сожалению, из-за затянувшегося согласования проекта в различных государственных учреждениях и обсуждения его в научных кругах, находивших в Уложении наряду с достижениями немало изъянов, которые хотелось исправить непременно до внесения проекта в Государственную Думу, а также из-за начавшейся вскоре Первой мировой войны и последовавшей затем революции проект так и не стал действующим законом.[52]

Заключение

Итак, мы рассмотрели развитие наследственных правоотношений по русскому законодательству с ІХ до начала ХХ века. Уже то, что наследственное право один из самых древних институтов права, говорит о его значении.

Значение наследования и состоит в том, что каждому члену общества должна быть гарантирована возможность жить и работать с сознанием того, что после его смерти все приобретенное им при жизни, воплощенное в материальных и духовных благах с падающими на них обременениями, перейдет согласно его воле, а если он ее не выразит, то согласно воле закона к близким ему людям.

В процессе исследования рассмотрены общие правила наследования на различных этапах развития российского государства. Проведен анализ особенностей основных этапов развития наследования и обозначена взаимосвязь наследственного права с переменами в Российском законодательстве.

На протяжении всего развития наследственного право действуют два основания наследования: по закону и по завещанию. Тенденции развития прослеживается при наследовании по закону в расширении круга наследников от лиц мужского пола первой нисходящей линии до боковых и восходящей линий родственников обоих полов; по завещанию - в круге лиц, имеющих право стать наследниками от наследников по закону до любых лиц, указанных наследодателем в качестве наследников по завещанию. А так же в требованиях, предъявляемых к оформлению завещания - от устной до обязательно письменной и нотариально удостоверенной.

Наследование по древнерусскому праву ограничивалось тесным кругом семьи. Боковые родичи не имели никаких прав на наследство. Этот принцип постепенно меняется, и можно говорить о том, что именно в расширении круга родственников, призываемых к наследованию, состоит, сущность исторического развития русского наследственного права.

Феодальное наследственное право являлось сословным правом. Порядок наследования привилегированных сословий отличался от порядка наследования низших сословий. Находясь под влиянием религии и претворяя в жизнь принципы патриархата, феодальное наследственное право не допускало равенства прав между мужчинами и женщинами (права последних были весьма ограниченными). С целью недопущения дробления недвижимого имущества была введена система майората, согласно которой недвижимое имущество (прежде всего, земля) не подлежало разделу между наследниками, а целиком переходило по наследству к старшему сыну наследодателя.

Соборное уложение обобщило и подытожило основные тенденции в развитии русского права XV-XVII веков, в том числе и в наследственном праве. Вместе с тем закрепило новые черты и институты, свойственные новой эпохе, эпохе наступающего российского абсолютизма. Этому периоду характерны постепенное расширение круга наследников по закону за счет родственников по боковой линии до пятой степени родства и ограничение правомочий наследодателя за счет изъятия из свободного распоряжения отдельных видов недвижимого имущества (родовых и жалованных вотчин), составлявшего, как правило, основную ценность наследства.

Отметим, что с принятием Указа о единонаследии в 1714 году недвижимое имущество по закону передавалось только старшему сыну, движимое имущество делилось поровну между остальными наследниками. По завещанию недвижимое имущество можно было завещать только одному из сыновей по выбору, остальные дети получали часть движимого имущества. При отсутствии сыновей, наследницей недвижимого имущества назначалась одна из дочерей. При отсутствии детей, недвижимое имущество могло быть завещано ближайшим родственникам одной фамилии, а движимое - "кому захочет". При завещании недвижимого имущества лицам женского пола, муж замужней наследницы должен был принять фамилию наследодателя. В случае отказа - имущество переходило государству.

Характеризуя в целом наследственное право по Своду законов гражданских, необходимо отметить, что, несмотря на объем и подробность регулирования, это право вплоть до начала ХХ века оставалось по своему характеру сословно-феодальным и крайне архаическим с экономической точки зрения. Также в нем нашли отражение сочетание сословно-крепостнического права с буржуазным. В период первой русской революции 1905 года, буржуазный характер был несколько усилен за счет сокращения отживших норм феодального права. Русское дореволюционное законодательство не рассматривало наследственное имущество как единое целое, а подразделяло его на две самостоятельные наследственные массы с особым порядком их преемства: родовое имущество могло переходить только к наследникам по закону, а для остального имущества существовал общий порядок наследования.

Список использованной литературы

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации (с гимном) // М.: Изд-во Проспект, 2009. - 32 с.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации: Части первая, вторая, третья и четвертая. // М.: Издательство "Омега-Л", 2008. - 665 с.

3. Новгородская Судная грамота // Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. - М.: Юрид. лит., 1984. - Т.1. Законодательство Древней Руси. - С.300-308.

4. Псковская Судная грамота // Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. - М.: Юрид. лит., 1984. - Т.1. Законодательство Древней Руси. - С.321-343.

5. Русско-византийский договор 911 г. // История России. Мультимедиа-учебник / http://www.history.ru/content/view/1369/87/

6. Русская Правда // Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. - М.: Юрид. лит., 1984. - Т.1. Законодательство Древней Руси. - С.27-46.

7. Свод законов Российской империи 1835 года // СПб., 1835.

8. Соборное уложение 1649 года // Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. - М.: Юрид. лит., 1985. - Т.3. Акты Земских соборов. - С.75-256.

9. Стоглав // Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. - М.: Юрид. лит., 1985. - Т.2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. - С.241-402.

10. Судебник 1497 года // Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. - М.: Юрид. лит., 1985. - Т.2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. - С.54-71.

11. Указ Анны Иоанновны 1731 года // Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. - М.: Юрид. лит., 1987. - Т.5. Законодательство периода расцвета абсолютизма. - С.153-159.

12. Указ о единонаследии 1714 года // Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. - М.: Юрид. лит., 1986. - Т.4. Законодательство периода становления абсолютизма. - С.290-299.

13. Устав князя Владимира Святославича о десятинах, судах и людях церковных // Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. - М.: Юрид. лит., 1984. - Т.1. Законодательство Древней Руси. - С.137-141.

14. Устав Князя Ярослава о церковных судах // Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. - М.: Юрид. лит., 1984. - Т.1. Законодательство Древней Руси. - С.163-171.

Литература

15. Абдуллаева Р.А. История государства и права России (в схемах): Учеб. пособие. - ВолгГТУ, Волгоград, 2006. - 69 с.

16. Алексеев Ю.Г. Псковская судная грамота и ее время. - Ленинградское отделение издательства "Наука". Ленинград, 1980. - 241 с.

17. Алексеев Ю.Г. Судебник Ивана III. Традиция и реформа. - Изд. "Дмитрий Буланин".С. -Петербург, 2001. - 446 с.

18. Батычко В.Т. История отечественного государства и права в вопросах и ответах, 2005г. // Российский Государственный Социальный Университет. Образовательные ресурсы Интернета - Юриспруденция. /http://www.alleng.ru/d/jur/jur182.htm

19. Белковец Л.П. История государства и права России. Курс лекций / Л.П. Белковец, В.В. Белковец. - Новосибирск: Новосибирское книжное издательство, 2000. - 216 с.

20. Владимирский-Буданов М.В. Обзор истории русского права. - Ростов н/Д, "Феникс", 1995. - 640 c.

21. Гражданское право: В 2 т.: Учебник/2-е изд. перераб. и доп. / под редакцией доктора юридических наук, профессора Е.А. Суханова, 2004. - Том 1. // СПС "КонсультантПлюс: ВысшаяШкола".

22. Гражданское уложение. Проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения (с объяснениями, извлеченными из трудов Редакционной комиссии. Книга 4. Наследственное право / под ред. И.М. Тютрюмова. - "Волтерс Клувер", 2008. - 285 с.

23. Гущин В.В. Наследственное право России: Учебник / В.В. Гущин, В.А. Гуреев. - М.: Издательство "Эскимо", 2009. - 416 с.

24. Древнерусское государство и право. Учебное пособие / Под редакцией кандидата юридических наук, доцента Т.Е. Новицкой. - М.: Издательство "Зеркало", 1998. - 96 с.

25. Зимин А.А. Правда Русская. - М.: издательство "древлехранилище" 1999. - 424 с.

26. Исаев И.А. История государства и права России: учеб. - 4-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2009. - 800 с.

27. История государства и права России. Учебник для вузов / Под ред. С.А. Чибиряева. - М., 2000 - 528 с.

28. История государства и права СССР. В 2-х частях / Под общ. ред. проф. К.А. Софроненко. - М., 1967. - 652 с.

29. История отечественного государства и права. В 2-х частях / Под ред.О.И. Чистякова. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2005. - Ч.1 - 430 с.

30. Лекции и исследования по древней истории русского права / В.И. Сергеевич; под ред. и с предисл. В.А. Томсинова. - М.: Зеркало, 2004 - 488 с.

31. Маньков А.Г. Уложение 1649 года - кодекс феодального права России. - Изд.2-е, испр. / Гос. публ. ист. б-ка России. - М., 2003. - 370 с.

32. Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч.2. (По исправленному и дополненному 8-му изд., 1902.) - М.: Статут, 1997. - 530 с.

33. Наследственное право / Булаевский Б.А. и др.; отв. ред.К.Б. Ярошенко. - М.: Волтерс Клувер, 2005. - 448 с.

34. Наследственное право / под общ. ред. Н.А. Волковой. - Издательство: СГУ, 2009. - 453 с.

35. Неволин К. История российских гражданских законов. Т.3. - СПб., - 1851. (Классика российской цивилистики). // СПС "КонсультантПлюс".

36. Огнев В.Н. Институт недостойных наследников в российском наследственном праве: фрагменты истории и современное состояние // Гражданское право. - 2006. - № 4. - С.9-10.

37. Отечественное законодательство XI-XX веков: Пособие для семинаров. Часть I (XI-XIX вв.) / Под ред. проф.О.И. Чистякова. - М.: Юристъ, 1999. - 464 с.

38. Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. - Москва: ООО Издательский дом "Летопись-М", 2000. - 742 с.

39. Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть вторая: Права семейственные, наследственные и завещательные. - М.: "Статус", 2003. - 639 с.

40. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. - Пг.: Изд. юрид. кн. скл. "Право", 1917. - 328 с.

41. Развитие русского права в XV - первой половине XVII вв.: монография / под ред.В.С. Нерсесянца. - М.: Наука, 1986. - 288 с.

42. Развитие русского права второй половины XVII - XVIII вв.: монография / под ред. Е.А. Скрипелева. - М.: Наука, 1992. - 312 с.

43. Развитие русского права второй половины XIX - начале XX века: монография / под ред. В.А. Томсинова. - М.: Наука, 1997. - 368 с.

44. Рассецкая Т.А. Наследственное право. - изд.: "ПРИОР", 2004. - 97 с.

45. Рогов В.А. История государства и права России IX - начала XX вв. Учебник. - 2-е изд., стереотип. - М.: МГИУ, 2008. - 256 c.

46. Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. - М.: Юрид. лит., 1984. - Т.1. Законодательство Древней Руси. - 432 с.

47. Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. - М.: Юрид. лит., 1985. - Т.2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. - 520 с.

48. Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. - М.: Юрид. лит., 1985. - Т.3. Акты Земских соборов. - 512 с.

49. Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. - М.: Юрид. лит., 1986. - Т.4. Законодательство периода становления абсолютизма. - 512 с.

50. Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. Т.5. Законодательство периода расцвета абсолютизма. - М.: Юрид. лит., 1987. - 528 с.

51. Русское гражданское право: Вып.2: Обязательственное, семейное и наследственное право. - 1918. Вып.1-2/Синайский В.И. - 2-е изд., испр. и доп. - Киев: Типо-лит. "Прогресс", 1917. - 567 c.

52. Свердлов М.В. От Закона Русского к Русской Правде. - М.: Юрид. лит., 1988. - 176 с.

53. Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. Изд.2-е, испр. М.: "Статут", 2003. - 558 с.

54. Сизиков М.И. История государства и права России с конца XVII до начала XIX века: Учеб. пособие - М.: ИНФРА-М, 1998. - 320 с.

55. Смоленский М.Б. Наследственное право / М.Б. Смоленский, С.Ю. Акопян. - Ростов н/Д: Феникс, 2007. - 254 с.

56. Стешенко Л.А. История государства и права России: Академический курс. В 2т. / Л.А. Стешенко, Т.М. Шамба. - М.: издательство НОРМА, 2003. - Т.1. V - начало XX в. - 752 с.

57. Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России. - М.: "Проспект", 2000. - 472 с.

58. Толстой Ю.К. Наследственное право: Учебное пособие. - М.: Проспект, 2000. - 224 с.

59. Учебник истории русского права периода империи (XVIII и XIX вв.) / В.Н. Латкин; под ред. и с предисл. В.А. Томсинова. - М.: Зеркало, 2004. - 576 с.

60. Хамицаева Ю.А. Наследственное право: конспект лекций. - М.: Высшее образование, 2008. - 147 с.

61. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / Под ред. Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. - М.: Юрид. лит., 1990. - 480 с.

62. Цитович П.П. Значение договоров русских с греками в истории русского наследственного права // Наследственное право. - 2009. - № 1. - С.9-13.

63. Черемных Г.Г. Наследственное право России. Учебник. - М.: Издательство "Эскимо", 2009. - 512 с.

64. Шершеневич Г.Ф. Наука гражданского права в России. - М.: "Статут", 2003. - 250 с.

65. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. В 2. т. - М.: Статут, 2005. - Т.2. - 462 с.

66. Энгельман И.Е. О давности по русскому гражданскому праву: Историко-догматическое исследование. - М.: "Статут", 2003. - 511 с.

67. Юшков С.В. Труды выдающихся юристов. - М.: Юрид. лит., 1989. - 464 с.


[1] См.: Смоленский М.Б. Наследственное право / М.Б. Смоленский, С.Ю. Акопян. – Ростов н/Д: Феникс, 2007. – С. 13.

[2] См.: Белковец Л. П. История государства и права России. Курс лекций / Л.П. Белковец, В.В. Белковец. — Новоси­бирск, 2000. – С. 15.

[3] Русско-византийский договор 911 г. // История России. Мультимедиа-учебник / http://www.history.ru/content/view/1369/87/

[4] Цитович П.П. Значение договоров русских с греками в истории русского наследственного права // Наследственное право. – 2009. - № 1. – С.13.

[5] Древнерусское государство и право. Учебное пособие. Под редакцией кандидата юридических наук, доцента Т.Е. Новицкой. – М.: Издательство «Зеркало», 1998. – С.45.

[6] Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. – М.: Юрид. лит., 1984. – Т.1. Законодательство Древней Руси. – С. 27-46.

[7] Белковец Л. П. История государства и права России. Курс лекций / Л.П. Белковец, В.В. Белковец. — Новоси­бирск: Новосибирское книжное издательство, 2000. – С. 16.

[8] Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. – М.: Юрид. лит., 1984. – Т.1. Законодательство Древней Руси. – С. 64-79.

[9] См.: История отечественного государства и права. В 2-х частях / Под ред. О.И. Чистякова. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2005. — Ч.1. – С. 31-32.

[10] Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. – М.: Юрид. лит., 1984. – Т.1. Законодательство Древней Руси. – С. 137-141.

[11] См.: Древнерусское государство и право. Учебное пособие. Под редакцией кандидата юридических наук, доцента Т.Е. Новицкой. – М.: Изд. «Зеркало», 1998. С. 45-47.

[12] См.: Белковец Л. П. История государства и права России. Курс лекций / Л.П. Белковец, В.В. Белковец. — Новоси­бирск, 2000. – С. 16.

[13] Российское законодательство X-XX веков. Указ. соч. – С. 163-171.

[14] Там же. – С. 189-193.

[15] Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. – М.: Юрид. лит., 1984. – Т.1. Законодательство Древней Руси. – С. 64-80.

[16] См.: Стешенко Л.А. История государства и права России: Академический курс. В 2т. – Т.1. V – начало XX в. / Л.А. Стешенко, Т.М. Шамба. – М.: издательство НОРМА, 2003. – С. 111-115.

[17] Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. – М.: Юрид. лит., 1984. – Т.1. Законодательство Древней Руси. – С. 300-343.

[18] См.: Батычко В.Т. История отечественного государства и права в вопросах и ответах, 2005г. / Российский Государственный Социальный Университет. Образовательные ресурсы Интернета – Юриспруденция. /http://www.alleng.ru/d/jur/jur182.htm

[19] См.: Стешенко Л.А. История государства и права России: Академический курс. В 2т. – Т.1. V – начало XX в. / Л.А. Стешенко, Т.М. Шамба. – М.: издательство НОРМА, 2003. – С. 158-160.

[20] См.: Зимин А.А. Правда Русская. М.: издательство «древлехранилище» 1999. – С. 314-315.

[21] См.: Стешенко Л.А. История государства и права России: Академический курс. В 2т. – Т.1. V – начало XX в. / Л.А. Стешенко, Т.М. Шамба. – М.: издательство НОРМА, 2003. – С. 158-159.

[22] См.: Белковец Л. П. История государства и права России. Курс лекций / Л.П. Белковец, В.В. Белковец. — Новоси­бирск, 2000. – С. 18.

[23] Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. – М.: Юрид. лит., 1985. – Т.2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. – С. 54-61.

[24] См.: Батычко В.Т. История отечественного государства и права в вопросах и ответах, 2005г. // Российский Государственный Социальный Университет. Образовательные ресурсы Интернета – Юриспруденция. /http://www.alleng.ru/d/jur/jur182.htm

[25] См.: Алексеев Ю.Г. Судебник Ивана III. Традиция и реформа. – Изд. «Дмитрий Буланин». С.-Петербург, 2001. – С. 147-156.

[26] См.: Исаев И.А. История государства и права России: учеб. – 4-е изд., перераб, и доп. – М.: Проспект, 2009. С. 159-160.

[27] Алексеев Ю.Г. Судебник Ивана III. Традиция и реформа. – Изд. «Дмитрий Буланин». С.-Петербург, 2001. – С. 370.

[28] См.: Там же – С. 370.

[29] См.: Исаев И.А. История государства и права России: учеб. – 4-е изд., перераб, и доп. – М.: Проспект, 2009. С. 159-160.

[30] Алексеев Ю.Г. Судебник Ивана III. Традиция и реформа. – Изд. «Дмитрий Буланин». С.-Петербург, 2001. – С. 373-375.

[31] Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. – М.: Юрид. лит., 1985. – Т.2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. – С. 97-128.

[32] Там же. – С. 241-402.

[33] См.: История отечественного государства и права. В 2-х частях / Под ред. О.И. Чистякова. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2005. — Ч.1 – С. 109.

[34] См.: Исаев И.А. История государства и права России: учеб. – 4-е изд., перераб, и доп. – М.: Проспект, 2009. – С 175.

[35] Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. – М.: Юрид. лит., 1985. – Т.3. Акты Земских соборов. – С. 75-256.

[36] См.: Наследственное право / Булаевский Б.А. и др.; отв. ред. К.Б.Ярошенко. – М.: Волтерс Клувер, 2005. — С. 4.

[37] См.: Исаев И.А. История государства и права России: учеб. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2009. – С. 214.

[38] См.: Маньков А.Г. Уложение 1649 года – кодекс феодального права России. – Изд. 2-е, испр. /Гос. публ. ист. б-ка России. – М., 2003. – С. 92.

[39] См.: Маньков А.Г. Уложение 1649 года – кодекс феодального права России. – Изд. 2-е, испр. /Гос. публ. ист. б-ка России. – М., 2003. – С. 94.

[40] См.: Исаев И.А. История государства и права России: учеб. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2009. – С. 215.

[41] Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. – М.: Юрид. лит., 1986. – Т.4. Законодательство периода становления абсолютизма. – С. 290-299.

[42] Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть вторая: Права семейственные, наследственные и завещательные. – М.: «Статус», 2003. – С. 109.

[43] Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. – М.: Юрид. лит., 1987. – Т.5. Законодательство периода расцвета абсолютизма. – С. 153-159.

[44] Шершеневич Г.Ф.Учебник русского гражданского права. В 2. т. – М.:Статут, 2005. – Т. 2. – С. 325.

[45] См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть вторая: Права семейственные, наследственные и завещательные. – М.: «Статус», 2003. – С. 141.

[46] См.: Владимирский-Буданов М.В. Обзор истории русского права. Ростов н/Д, 1995. –С. 488-492.

[47] См.: Неволин К. История российских гражданских законов. Т. 3. СПб.,– 1851.(Классика российской цивилистики) // СПС «КонсультантПлюс».

[48] См.: Белковец Л. П. История государства и права России. Курс лекций / Л.П. Белковец, В.В. Белковец. — Новоси­бирск, 2000. – С. 59.

[49] Свод законов Российской империи 1835 года // СПб., 1835.

[50] См.: Наследственное право / Булаевский Б.А. и др.; отв. ред. К.Б.Ярошенко. – М.: Волтерс Клувер, 2005. — С. 6.

[51] Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть вторая: Права семейственные, наследственные и завещательные. – М.: «Статус», 2003. – С. 281-283.

[52] См.: Наследственное право / Булаевский Б.А. и др.; отв. ред. К.Б.Ярошенко. – М.: Волтерс Клувер, 2005. — С. 10.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему