регистрация /  вход

Декабризм как идеология национального самосознания: взгляд Иванова-Разумника (стр. 1 из 5)

Декабризм как идеология национального самосознания: взгляд Иванова-Разумника

Е. Л. Сараева

В статье анализируются идеи русского историка начала XX в. Иванова-Разумника об идейно-аксиологических основах декабризма, социально-политических условиях его формирования, влияния на последующее развитие русской мысли. Декабризм интересовал Иванова-Разумника, историка начала XX в., как идейное течение в русской мысли, претендовавшее на разработку программ реформирования страны на основе идей Просвещения и решения проблемы «личности и общества». Воззрение Иванова-Разумника на декабризм значимо анализом его идейно аксиологических основ, духовного потенциала, вобравшего в себя лучшие гуманистические идеи своего времени. В декабризме как социальнополитическом явлении российской действительности 1816-1825 гг. и предмете научного исследования Иванов-Разумник выделил такие проблемы, как исторические условия возникновения этого движения, «преемственная связь декабристов с интеллигенцией XVIII в.», особенности интеллектуальной культуры участников этого движения, течения в декабризме и его влияние на развитие национального самосознания. Он осмыслил декабризм как политическую оппозицию самодержавию и систему идей, обусловленных историческими обстоятельствами, идейным наследием, культурой высокообразованного общества, деятельностью его наиболее активной группы. Важным методологическим условием изучения исторического объекта, по Иванову-

Разумнику, должен быть анализ влияния «среды», изменения исторического контекста (в современной терминологии). Социальным условием возникновения декабризма, согласно историку, было «создание новых кадров... интеллигенции», «расчленение» сентименталистов [3, с. 111] - появление различий в их картине мира, сплочение в тесный кружок лиц, соединивших «гуманитет» сентиментализма с глубоким интересом к общественным, экономическим, политическим и правовым проблемам [3, с. 111]. Важнейшими политическими обстоятельствами, побудившими активную часть интеллигенции вступить на путь борьбы за освобождение личности в России, стали, по мнению Иванова-Разумника, военные кампании 1812, 1813-1814 гг., пребывание русской армии в европейских странах, революции, приведшие к конституционному развитию ряда государств, отказ Александра I от проведения политических и социальных реформ в центральной России, разочарование части интеллигенции в правительственном либерализме, сменившемся аракчеевщиной [3, с. 113-116].

Насколько оригинальна оценка Ивановым- Разумником социально-политических условий формирования декабризма? Историк строил свое исследование на анализе источников - воспоминаний, показаний декабристов Следственной комиссии, программных документов тайных организаций. К началу XX в. сложилась традиция изучения истоков декабристского движения. По

В.О. Ключевскому, духовными основами декабризма было воспитание русского великосветского общества, пробуждение патриотического чувства, поиск Бога, потребность «жить своими умом», порыв к изучению родной действительности под влиянием освободительной войны, пробуждение национального движения в 1812 г., участие офицеров в походах 1812-1815 гг., ощущение участия в решении судеб западноевропейских народов, обильный материал в Европе для наблюдений, знакомство за границей с другими порядками, «непосредственное знакомство с чужим миром», возможность узнать о политических отношениях в европейских странах не отдельным лицам, а «массе молодого поколения», сравнение заграничных порядков с русскими, желание быть полезным отечеству, возмущение несправедливостью, на которую спокойно смотрели их отцы, стремление к общему благу. Обобщая, Ключевский выделил обстоятельства, пробуждавшие мысль молодых людей, - «военные события, тяжести похода, заграничные наблюдения, интерес к родной действительности» [4, с. 224-228]. Ключевский заложил традицию изучения нравственных мотивов участия молодых людей в тайных политических обществах, проследив восприятие ими различных событий в России и Европе. Рождение декабризма он рассматривал в контексте культуры «чувств и мыслей» «высшего образованного дворянства» [4, с. 220-221], из которого происходили члены тайных политических обществ. В то же время он выявил особенности «нравственного роста того поколения, представители которого вышли на площадь 14 декабря» [4, с. 223].

М. В. Довнар-Запольский [2], профессор русской истории Киевского университета, в 1906 г. издал фундаментальный труд по истории декабристского движения, а затем работы «Мемуары декабристов»(1906);«Идеалы декабристов» (1906). Ко времени издания этих произведений труд Иванова-Разумника был уже опубликован (1906). Исследование В. И. Семевским [7] идеологии, программы и деятельности декабристских обществ было издано позднее труда Иванова- Разумника. Несколько позже был представлен широкой читающей публике и конспект лекций профессора Петербургского политехнического института А. А. Корнилова по русской истории XIX в., где рассматривалась история создания тайных политических организаций в александровскую эпоху, цели, программа, тактика их деятельности [5].

Можно утверждать, что Иванов-Разумник был среди первых историков декабризма, добросовестно изучивших его идейные истоки и основы. Проблемное поле исследования условий возникновения декабризма в текстах Иванова- Разумника и Ключевского имеет немало общего (влияние военных кампаний, пребывание русской армии в Европе, интерес офицеров к политическим и социальным отношениям в европейских странах, деятельность масонских лож, отказ от политики реформ Александра I) и различия - восприятие декабристами идейного наследия (в работе Иванова-Разумника).

Уже первые исследователи декабризма - Ключевский, Иванов-Разумник, Довнар-Запольский - анализировали его историю в контексте идейнонравственной культуры общества второй половины XVIII - первой четверти XIX в. Ключевскому была присуща мысль о наличии некоторых общих черт и своеобразии культуры сменяющих друг друга поколений. Он представил свой взгляд на проблему сходства и различий в системе ценностей и идеалов вольтерьянцев и декабристов, отметив усвоение последними идей Просвещения, но отличавшихся от «отцов», отчужденных от окружающей жизни, стремлением пожертвовать личными интересами: «Сравнив последние поколения екатерининского времени с тем поколением, представители которого подверглись каре за дело 14 декабря, мы встречаем между ними сходство и различие. Родство между ними было и нравственное и генеалогическое; образ мыслей, который усвоили себе отцы, разделяли и дети; люди 14 декабря, даже в буквальном смысле, - дети людей, принадлежавших к вольнодумцам при Екатерине. Но между ними есть одно существенное различие. Вольнодумство воспитало в вольтерьянцах холодный рационализм, сухую мысль, вместе с тем отчужденную от окружающей жизни; холодные идеи в голове остались бесплодными, не обнаруживались в стремлениях, даже в нравах вольнодумцев. Совсем иной чертой отличалось поколение, из которого вышли люди 14 декабря. В них мы замечаем удивительное обилие чувства, перевес его над мыслью и вместе с тем обилие доброжелательных стремлений, даже с пожертвованием личных интересов» [4, с. 221].

Иванов-Разумник изучил отношение декабристов к интеллектуальному наследию русских мыслителей, подчеркнув усвоение ими некоторых идей новиково-радищевского круга. Ссылаясь на письмо барона Штейнгеля императору Николаю I (11 января 1826 г.), Иванов-Разумник выделил мысль узника Петропавловской крепости о значении Новикова для «просвещения России» и понимания его учениками важности уничтожения рабского состояния в стране [3, с. 112]. На этом основании историк сделал вывод об установлении «преемственной связи декабристов с интеллигенцией XVIII века... ими же самими» [3, с. 112]. В преемственном развитии интеллектуальной культуры, по мнению Иванова- Разумника, определенную роль сыграли межличностные коммуникации (Н. И. Тургенев послужил «живой связью» между интеллигенцией XVIII в. и поколением начала шестидесятых годов XIX столетия) и схожие социокультурные контексты.

Существовала ли преемственная связь между масонами и декабристами? Масонская проблематика в декабристской теме присутствовала во многих исследованиях. Обратившись к этой проблеме, Иванов-Разумник нашел ответ в текстах декабристов, не скрывавших своего участия в деятельности лож. Историк акцентировал внимание на ироническом отношении некоторых декабристов к ложам, где разыгрывалась «бессмыслица» [3, с. 113]. По мнению историка, «связь с масонством у декабристов была не внешняя; была внутренняя идейная связь, но не было и не могло быть тождественности внешних форм.» [3, с. 113]. Предшественники Иванова- Разумника, наоборот, подчеркивали заимствование Союзом спасения у масонов некоторых организационных форм.

Можно ли отнести декабристов к интеллигенции, поставил вопрос Иванов-Разумник? С его точки зрения, идеалы и деятельность декабристов выявляли все основные черты русской интеллигенции: творчество новых форм и идей, их активное проведение в жизнь, ориентация на внесословные интересы, цель деятельности - общественное и личное освобождение - соответствовала направлению развития русской мысли. Декабристы, хотя и принадлежали к дворянству, были группой этически - антимещанской, социологически - преемственной, всесословной, внеклассовой, утверждал Иванов-Разумник, анализируя их программы, предусматривавшие защиту прав человека независимо от принадлежности к той или иной социальной группе [3, с. 121].

Декабристов можно только условно назвать «единым целым», «идейно сплоченной единой группой», утверждал Иванов-Разумник, акцентируя внимание на некоторых их базовых идеях. При наличии общей матрицы - ценностей и идей, декабризм имел инварианты, включал в себя разные «идейные и нравственные типы». Одним из критериев неоднородности движения, по Иванову-Разумнику, является степень оригинальности развиваемых идей. Среди членов тайных обществ были творцы новых идеалов и рядовые участники, воспринимавшие идеи лидеров. В группу интеллигенции историк включал только творцов новых ценностей, программ реформирования страны. Их число было невелико - «два-три десятка действительно внеклассовых и внесословных борцов за идею» [3, с. 122].