регистрация / вход

Антропометрическая идентификация

Обнаружение разыскиваемых преступников и выявление лиц, скрывшихся с мест происшествий. Система антропометрической идентификации. Криминалистика и проблемы судебной идентификации. Полицейская фотография, почерковедческая экспертиза и "словесный портрет".

План

Введение

1. Система антропометрической идентификации

2. Полицейская фотография, почерковедческая экспертиза и "словесный портрет"

Заключение

Список литературы


Введение

Обнаружение разыскиваемых преступников или выявление лиц, скрывшихся с мест происшествий — одна из сложнейших задач правоохранительных органов. Для ее решения в настоящее время разработаны различные методы, обеспечивающие эффективность проводимых розыскных мероприятий. Основы этих методов были заложены еще более 100 лет назад, когда стало ясно, что существовавшие в то время способы регистрации преступников не обеспечивают розыск и установление их личности.

На протяжении длительного времени не имея надежных антропометрических методов идентификации преступника, государство зачастую физически обезображивало его (вырывание ноздрей, клеймение) с целью последующей его идентификации. В XIX в. цивилизованные страны отменили идущую еще от средних веков практику клеймения преступников и другие способы создания искусственных особых примет. В результате полиция стала испытывать большие трудности в выявлении преступников. Их приходилось разыскивать по описаниям, которым соответствовал облик многих совершенно разных людей, и преступникам удавалось выдавать себя за других лиц. В результате они либо избегали наказания, либо получали его как за впервые совершенное преступление.

Необходимой стала разработка научных основ и методик криминалистической идентификации человека в целях установления его личности. В основу этих методик было положено использование наиболее информативных и устойчивых признаков внешности человека, упорядочение и формализация их описания с помощью специальных терминов.

Рассмотрим вклад в создание научных основ криминалистики Альфонса Бертильона, который первым в мире ввел в криминалистику научные методы работы, заимствованные из антропологии и статистики.


1. Система антропометрической идентификации

В 1879 г. в Кабинет судебной идентификации полиции Парижа поступил писарем Альфонс Бертильон. Отупляющая, практически бессмысленная работа с сотнями тысяч карточек, которой изо дня в день занимались Бертильон и его коллеги, тем не менее не отвратила начинающего криминалиста от проблем судебной идентификации. Выросший в семье естествоиспытателей, он попытался применить принципы систематизации при сравнении фотоснимков арестантов. Затем решил начать обмерять регистрируемых заключенных.

В феврале 1883 г. ему впервые удалось идентифицировать арестованного преступника по своей картотеке. И уже через день столичные газеты написали о новом методе опознания.

В итоге А. Бертильону удалось разработать и успешно проверить на практике систему регистрации человека по размерам частей его тела, которой он дал название антропометрической идентификации. Основой этой системы стало положение бельгийского ученого А.Кетле о том, что изменения размеров человеческого тела происходят по определенным закономерностям и что у каждого человека размеры частей его тела строго индивидуальны.

В 1885 году «бертильонаж», он же «гениальный измерительный метод д-ра Бертильона», ввели во всех тюрьмах Франции, а 1 февраля 1888 года бывшего помощника письмоводителя назначили директором полицейской службы идентификации – с собственными помещениями, фотоателье и работниками.

В 1888 г. Бертильон ввел в парижской полиции разработанный им способ измерения частей тела, при котором проводилось 11 измерений: длина тела (рост), расстояние от темени до седалищных бугров (рост сидя), размах рук, длина головы, ширина головы, длина правого уха, ширина правого уха, длина левой стопы, длина среднего пальца левой руки, длина безымянного пальца левой руки, длина левого предплечья (локтя). Все эти данные заносились в специальную антропометрическую карточку, где также отмечались цвет радужной оболочки левого глаза и особые приметы (рубцы, пятна, опухоли, дефекты пальцев, татуировки и др.).

Оказалось возможным проводить измерения и по фотоснимкам, сделанным с соблюдением специальных правил.

Вместо того чтобы располагать карты по именам, Бертильон предложил систему индексации по признакам. Карточки людей с размерами головы выше среднего помещались в одну группу, со средним размером – в другую, а с маленьким размером – в третью. Каждая из этих групп разбивалась на три подгруппы в зависимости от длины среднего пальца арестованного. Дальнейшая дифференциация шла по всем шести предложенным Бертильоном признакам. В результате получилось 3x3x3x3x3x3=729 различных групп.

Когда полицейский составлял карту на очередного задержанного, он должен был просмотреть группу близких по признакам карт, и, если находилась карта, данные которой совпадали с данными задержанного, это означало, что человек уже подвергался аресту, и позволяло установить, не пытается ли задержанный назваться другим именем.

Система Бертильона стала вехой в развитии криминалистики. Человек мог быть арестован и описан одним полицейским и опознан несколько лет спустя другим полицейским в результате обнаружения совпадения признаков после просмотра картотеки. Бертильон создал систему, позволяющую идентифицировать человека по записям, в то время как ранее это мог сделать только человек с хорошей зрительной памятью. Успехи Бертильона и его системы регистрации преступников в целях их последующего распознавания, названной бертильонажем, были настолько впечатляющими, что Париж превратился в мировую столицу передового опыта уголовной регистрации. К Бертильону приезжали криминалисты из многих стран мира, в том числе и из России, чтобы перенять опыт Франции. Везде организовывались антропометрические бюро.

Однако в те же годы появился и другой метод уголовной регистрации — дактилоскопии, позволивший использовать отпечатки пальцев рук в целях идентификации преступников. Этот метод впервые стал применяться в Великобритании, причем вначале наряду с бертильонажем, а затем и заменяя его как более простой и менее трудоемкий.

А. Бертильон, разрабатывая свою систему уголовной регистрации, вряд ли предполагал, что ее вспомогательному методу — словесному портрету — суждена гораздо более долгая судьба, чем ее стержневой части — антропометрической идентификации, от которой стали отказываться в пользу дактилоскопии еще при жизни самого Бертильона.

2. Полицейская фотография, почерковедческая экспертиза и "словесный портрет"

В конце XIX века полицейская фотография была сугубо творческим процессом. Арестантов снимали в разных масштабах, с разных точек и через разную оптику. Узнать преступника по таким снимкам было практически невозможно. В результате собственных экспериментов Бертильон пришел к выводу, что каждого арестованного необходимо фотографировать дважды — в анфас и в профиль. Причем снимать следовало с одинакового расстояния, при одинаковом освещении и так, чтобы голова преступника была зафиксирована в одном и том же положении.

Он же по результатам поиска оптимального способа фотосъемки пришел к выводу, что именно снимок в профиль лучше всего позволяет фиксировать на бумаге неизменяемые или трудноизменяемые черты лица человека, противящегося фотографированию.

Его усилиями была сконструирована и специальная фотографическая установка для производства опознавательной съемки преступников, позволявшая делать их снимки в анфас и в профиль с одинакового расстояния и при идентичном освещении. Эта установка состояла из фотокамеры, вращающегося кресла, снабженного устройством для удерживания головы фотографируемого в заданном положении, и платформы, которая жестко соединяла их друг с другом.

В обобщенном виде свои новшества и рекомендации по применению фотографии в борьбе с преступностью Альфонс Бертильон изложил в своей книге "Судебная фотография", вышедшей в свет в Париже в 1890 г.

Альфонс Бертильон сконструировал несколько моделей специальных крупномасштабных фотоаппаратов, предназначенных для фотографирования мест происшествий, трупов, следов и других вещественных доказательств. Причем некоторые из них были снабжены специальными штативами, позволяющими производить съемку относительно больших площадей и объектов, получая их общий вид сверху.

Им же впервые в криминалистике предложен способ метрической (измерительной) фотосъемки на месте происшествия с применением специальных технических средств и приспособлений, позволяющих определять по фотоснимку размеры предметов и расстояний между ними. В порядке реализации данного способа фотокамера располагалась на определенной высоте в строго горизонтальном положении, а полученные фотоснимки наклеивались на специальные бланки с нанесенными на них шкалами различных делений, предназначенных для определения по ним искомых параметров.

Значителен вклад А.Бертильона и в развитие почерковедческих исследований. В данном направлении отправным пунктом принято считать каллиграфическую экспертизу, осуществляемую каллиграфами - людьми, умеющими красиво (художественно) писать в силу своей профессии (учителя чистописания, приказные дьяки, преподаватели рисования, архивариусы и т.п.). В связи с тем что "сличение почерков" в лучшем случае основывалось на чисто эмпирическом материале и личном опыте самого исследователя, процесс исследования сравниваемых почерков обычно сводился к выявлению сходства в конфигурации одноименных букв. При этом признаки почерка в своем большинстве как внешнее проявление свойств письменно-двигательного навыка исполнителя спорной рукописи оставались для исследователя невидимыми.

Впервые на признаки почерка как приметы (особенности) выполнения пишущим строк, слов, букв, элементов и частей обратил внимание А. Бертильон, который стал основоположником нового направления в судебно-почерковедческой экспертизе - приметоописательного. Он разделил признаки почерка по степени их соподчиненности на общие и частные и ввел понятие повторяемости (устойчивости) признака. Для выявления и оценки признаков почерка им совместно с А.Рейссом был предложен способ их разработки, который и явился первой попыткой объективизации процесса исследования и выводов эксперта.

Данный способ представлял собой графическую разработку, которая размещалась на листе бумаги. Для этого лист бумаги делился посередине на две части: левую и правую. На левую часть листа последовательно в соответствии с алфавитом наклеивались увеличенные фотоизображения букв и слов из исследуемого текста. На правую часть листа наклеивались и те же самые буквы, и слова из образцов почерка подозреваемого лица (лиц). Такой способ позволил не только проанализировать конструктивное строение знаков и особенности их выполнения в словах, но и сделал процесс сравнительного исследования наглядным. Кроме того, порядок размещения букв по алфавиту позволил последовательно изучить каждую из них как в исследуемой рукописи, так и в образцах почерка подозреваемого лица, что свидетельствовало о полноте проведенного исследования[1] .

Этот порядок используется и в настоящее время в экспертной практике при составлении алфавитных разработок частных признаков почерка.

В систему регистрации А.Бертильоном было заложено наряду с антропометрией, сигналетической съемкой и описание внешнего облика регистрируемого, выполняемое по определенным правилам. Оно получило название словесного портрета — точного описания, при помощи специального словаря, форм внешних органов человеческого тела, черт и наружности.

При задержании человека полицией, составлялось его описание, которое затем сравнивалось со словесными портретами ранее зарегистрированных преступников. Если одноименные признаки совпадали, проводилась дополнительная идентификация посредством антропометрии.

Чтобы описание, сделанное одним полицейским, было правильно “прочитано” другим, использовались одни и те же термины. Описание одного и того же человека, сделанное разными людьми, должно было быть одинаково. И методика А. Бертильона позволяла это сделать. Последовательность описания по Бертильону следующая: лоб, нос, правое ухо, губы, рот, подбородок, брови, веки, глазные яблоки, глазницы, межглазье, морщины, полнота лица, овал в профиль и анфас. Чем больше градаций черт внешности удавалось описать, тем полнее оказывался словесный портрет. А. Бертильон писал: “...до тех пор, пока та или другая анатомическая особенность наружности индивидуума, отличающая его от тысячи других лиц и дающая возможность запечатлеть ее в памяти, не получит точного названия, она остается незамеченной и как бы не существует. Уже давно известно, что мы не можем представить себе того, чего не можем выразить словами, также запечатлеть в мозгу то, чего не можем описать”[2] .

Но все же по словесному портрету лучше всего удавалось выявить разыскиваемого тогда, когда в описании имелось указание на особые приметы или крайние степени выраженности признаков внешности.

Для того чтобы сделать словесный портрет более значимым для целей розыска, к описанию элементов лица стали добавлять: особенности осанки — положение головы, изгиб шеи, изгиб спины; характеристику походки, жестикуляции; особенности взгляда (“бегающий”, “угрюмый”, “открытый”), мимики, бытовые привычки; особенности голоса и речи; покрой, фасон одежды и ее состояние..

Методика словесного описания, несмотря на ее четкость и продуманность, оказалась довольно сложной. Только наиболее способные полицейские сотрудники могли полностью овладеть этой методикой и успешно применять ее в ситуациях розыскной работы.

Тем не менее, с небольшими усовершенствованиями метод «словесного портрета» сохранился до настоящего времени.


Заключение

Таким образом, Бертильон первым в мире ввёл научные методы работы в криминалистику.

Он предложил и внедрил в практику методы идентификации преступников по измерениям размеров всех частей тела (метод антропометрической регистрации), сигналитической и метрической фотосъёмки на месте происшествия, системного описания внешности человека с помощью специальной терминологии («словесный портрет»).

Именно он является изобретателем и создателем картотечных систем регистрации людей по каким-либо физиологическим их признакам с целью и возможностью использования этих картотек для опознания, для установления личности. И во многом, пожалуй, именно успехи изобретённого им антропометрического метода подталкивали первых энтузиастов-исследователей дактилоскопии к созданию системы такой регистрации, которая позволяла бы только при наличии лишь отпечатков пальцев рук находить в больших массивах дактилоскопических карт ту, единственную, которая являлась бы «родной» для дактилокарты, являющейся «запросной». Дактилоскопия, с системой регистрации гораздо более надёжной, и положила конец антропометрическому методу.

Многие изобретения Бертильона, в частности «бертильонаж», теперь существует лишь в учебниках по истории криминалистики. Но разработанная им система полицейской фотографии и метод «словесного портрета» живут и сегодня.


Список литературы

1. Бахтадзе Г.Э. Спорные страницы истории использования исследовательской фотографии в судебно-экспертной практике // Эксперт-криминалист, 2009, N 3. С. 39 - 42.

2. Кошманов П.М., Кошманов М.П. Использование разработок признаков почерка в процессе идентификационного экспертно-криминалистического исследования рукописей // Эксперт-криминалист, 2007, N 2. [Электронный ресурс]. СПС "Консультант Плюс", 2010.

3. Юрген Т. Век криминалистики / пер. с нем. Решетников Ф.М. – М.: Прогресс, 1991.


[1] Кошманов П.М., Кошманов М.П. Использование разработок признаков почерка в процессе идентификационного экспертно-криминалистического исследования рукописей // Эксперт-криминалист, 2007, N 2. [Электронный ресурс]. СПС "Консультант Плюс", 2010.

[2] Цит. по: Юрген Т. Век криминалистики / пер. с нем. Решетников Ф.М. – М.: Прогресс, 1991. С. 23.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий