регистрация / вход

Значение неформальных источников для международных торговых отношений

Общие принципы права. Понятие и значение неформальных источников международных торговых отношений. Автономия воли сторон договора. Отдельные виды неформальных источников международных торговых отношений. Типовые проформы и контракты, условия поставок.

Содержание

Введение

Глава 1. Понятие и значение неформальных источников международных торговых отношений

Глава 2. Lexmercatoria. Автономия воли сторон договора

Глава 3. Отдельные виды неформальных источников международных торговых отношений

3.1 Обыкновения

3.2 Общие принципы права

3.3 Типовые проформы, типовые контракты, общие условия поставок

Заключение

Библиография

Введение

Многообразие форм международного общения, в которых участвуют субъекты международного частного права, интернационализация гражданского оборота обуславливают потребность в появлении и совершенствовании институтов и механизмов международного частного права. Наряду с правовыми методами регулирования существуют и неформальные регуляторы международных торговых отношений. Вопрос о правовой природе, месте и значении неформальных источников международных торговых отношений является одним из самых дискуссионных вопросов в международном частном праве.

Бесспорно одно - неформальные источники, или как их еще называют, неправовые регуляторы, играют важную роль в международной торговле и оказывают колоссальное влияние на международные торговые отношения. Потребность в защите прав и законных интересов субъектов международных торговых отношений обуславливают необходимость всестороннего совершенствования неформальных регуляторов. В современной научной литературе также нет единого мнения относительно того или иного источника к категории неформальных регуляторов.

Цель настоящей работы - выявление необходимости существования и признания такого рода источников повсеместно.

Задача работы - изучить на примерах иностранного и Российского законодательств оценить значение неформальных источников для международных торговых отношений, изучить судебную практику по данному вопросу

Структурно работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии. В первой главе рассмотрено понятие международных торговых отношений, определены виды международных отношений. Установлено значение неформальных источников международных торговых отношений. Глава вторая посвящена изучению такого института как lexmercatoria. Детально изучен такой институт как автономия воли сторон. В главе третьей рассматриваются о тдельные виды неформальных источников международных торговых отношений.

Глава 1. Понятие и значение неформальных источников международных торговых отношений

Перед тем, как начать освещать ту или иную проблему, необходимо разобраться в ее терминологических составляющих. В названии рассматриваемой темы работы таких составляющих два: неформальные источники и международные торговые отношения. Что такое неформальные источники? Такое понятие невозможно встретить ни в одном правовом акте, как национального, так и международного характера. Однако в научной и учебной литературе детально освещены понятие источника права, понятие и виды неправовых источников. При употреблении понятия "источник права" под таковым понимают способ, с помощью которого закрепляются нормы права. Принято выделять:

а) источник права в материальном смысле

б) источник права в идеальном смысле

в) источник права в формальном (юридическом) смысле.

Когда говорят об источниках права в формальном смысле, то подразумевают различные способы выражения, объективизации нормативной государственной воли. [1] Следовательно, неформальные источники - это такие формы выражения права, которые регулируют общественные отношения (в частности, международные торговые отношения), не инициированные государством, то есть по общему правилу такие регуляторы не являются источниками права, однако, в случае санкционирования государством их признают таковыми. Таким образом синонимом понятия "неформальные" будет слово "неправовые".

Кроме того, следует определиться с понятием международные торговые отношения, без которых невозможно представить современное мировое сообщество. Международные торговые отношения занимают ведущее место в системе международных отношений. Эта старейшая форма международных экономических отношений. В своей исторической эволюции они прошли путь от единичных торговых сделок до долгосрочного крупномасштабного торгово-экономического сотрудничества. Можно с уверенностью утверждать, что международное частное право во многом обязано международной торговле. Так уже в XIXвеке юристы-международники пришли к выводу, что "международная торговля - это очевидный факт, и притом факт, который породил все международное право". [2] С точки зрения права, феномен международной торговли во многом обусловлен ее комплексным характером: она способна объединить в себе публичное и частное начала, что порождает комплексность в вопросе нормативного регулирования. Сложность и неоднородность международных торговых отношений обуславливают сложную структуру источников регулирования, которая одновременно и едина и противоречива. Кроме того, постоянное усложнение международных торговых отношений, вовлечение в них все большего числа субъектов ведут к усложнению системы регулирования. Элементы этой системы настолько переплетаются, что порой представляется сложным процесс их идентификации.

Мажорина В.М. [3] выделяет два вида подобных отношений в зависимости от наличия публичного и частного элементов в них:

1. Международные торговые отношения;

2. Трансграничные торговые отношения.

К первой группе автор относит отношения публично-правового характера, возникающие между государствами, международными организациями, наднациональными организациями. Предметом таких отношений являются, как правило, правовые режимы товарооборота, принципы защиты рынка, использование тарифных и нетарифных мер регулирования внешней торговли, правовой статус частных лиц, осуществляющих внешнеэкономическую деятельность.

Ко второй группе относятся частноправовые торговые отношения между физическими и юридическими лицами разных государств. Предметом выступают товары, услуги, финансы, ценные бумаги, инвестиции, имущественные и неимущественные права и т.д. Однако ко второй группе логично было бы отнести и торговые отношения с участием государства, так как они носят не публично-правовой, а частноправовой характер.

Объединяющим началом для всех отношений в сфере международной торговли являются торговая сущность отношений и их международный характер.

Вся система международных торговых отношений является объектом нормативного регулирования. Однако при применении регуляторов этой системы возникают сложности, так как в зависимости от принадлежности государства к континентальной или англосаксонской системам права применяются те или иные механизмы регулирования. Современный правовой инструментарий регулирования международных торговых отношений обширен, особенно с учетом "квази-правовых", а также неправовых методов регулирования. Это и международные нормы, внутреннее право государств, обычные нормы, нормы lexmercatoria, нормы транснационального права, нормы морали, технические нормы и другие. Видится необходимость четкой структуризации этих инструментов, так как в связи с различие в понимании и их применение (в частности, применение неформальных источников) не всегда является возможным.

Тем не менее, число неформальных регуляторов крайне велико. Современной тенденцией в системе регулирования международных торговых отношений является все большее увеличение значения форм неправового воздействия. Так Вилкова Н.Г. отмечает, что "выявленная в конце прошлого столетия недостаточная эффективность международных коллизионных и материально-правовых конвенций обусловило поиск новых регуляторов отношений международного коммерческого оборота, что привело к появлению lexmercatoriaи расширению сферы применения торговых обычаев"[4] . Дмитриева Г.К. относит к особенностям регулирования внешнеэкономических сделок "широкое распространение форм так называемого негосударственного регулировния"[5] .

Широкое применение неформальных источников вызывает оживленную дискуссию в науке относительно природы, сущности, форм источников неправового регулирования. Это явление называют транснациональным правом, вненациональным правом, субправом, зачастую именуют lexmercatoria (правом, создаваемым самими участниками международных торговых отношений), иногда в качестве синонима lexmercatoriaиспользуют термин "контрактное право".

В настоящее время применение неформальных источников в международных торговых отношениях настолько велико, что в науке международного права появились такие точки зрения, как отказ от международного права как системы общеобязательных принципов и норм и переход к ориентации на неправовые категории.

В последние годы расширяется практика подготовки международных документов, направленных на регулирование международных коммерческих связей невластного характера, применяемых по соглашению между их участниками. Как пишет Бахин С.В., подобные регуляторы называют "субправом". Они содержат модель регулирования отдельных отношений и представляют собой формулы, описывающие надлежащий порядок действий.

Они не санкционируются государством, но могут действовать в рамках установленного правопорядка лишь по тому, что государство допускает использование подобных правил в рамках своей юрисдикции.

К субправовым документам относят типовые контракты, типовые проформы договоров, формуляры, общие условия, стандартные условия и другие.

Глава 2. Lexmercatoria. Автономия воли сторон договора

К комплексу неформальных источников регулирования международных торговых отношений с уверенностью можно отнести такой институт как lexmercatoria (право международной торговли). Под lexmercatoriaпонимают совокупность правовых норм, которые действуют в сфере отношений, выходящих за рамки собственной национальной юрисдикции и относящихся к международным торговым отношениям. [6] Понятие lexmercatoriaпоявилось еще в XI - XIIвеках в Европе как специфическое купеческое право в связи с ростом торгового оборота и обладало по сравнению с национальным правом особыми чертами:

1. Было основано на торговых обычаях межнационального характера;

2. Его использование обеспечивалось не силой профессиональных судов, а самими купцами, деловой практикой и специализированными торговыми судами;

3. Основными принципами для разрешения споров были свобода договора и рассмотрение дела по справедливости.

Международное частное право и lexmercatoria, в особенности, базируются на автономии воли сторон (lexvoluntatis), в соответствии с которой стороны договорных отношений могут по своему усмотрению не только устанавливать условия и содержание договора, но и определять право, которое будет применяться к заключенному ими договору. Данный принцип действует как на национальном, так и международном уровнях. Согласно Римской конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам 1980 года выбор права сторонами договора должен быть прямо выражен в условиях договора или в обстоятельствах дела или определенно следовать из них. Принцип автономии воли сторон содержится также в таких международных соглашениях, как Гаагская конвенция о праве, применимом к международной купле-продаже товаров 1955 года, Межамериканская конвенция о праве, применимом к международным контрактам 1994 года, Минская конвенция 1993 года, Киевское соглашение 1992 года; в двусторонних соглашениях о правовой помощи.

Автономия воли признается законодательством большинства государств таких, как Австрия, ФРГ, Швейцария. Однако это не означает полной свободы воли сторон при заключении сделок. В реальности существуют допустимые пределы автономии воли сторон, которые везде понимаются по-разному. В одних странах она ничем не ограничивается, в других действует принцип локализации договора: стороны могут избрать право, которое связано с данной сделкой. В случае если стороны не указали применимое право, суд или арбитраж сам растолковывает предполагаемую волю сторон. В Английской судебной практике, как отмечает Дж. Чешир, "суд должен избрать закон так, как это сделали бы справедливые и разумные люди…если бы они подумали об этом при заключении договора"[7] .

Российское законодательство также устанавливает принцип автономии воли сторон в отношении прав и обязанностей сторон договора (ст.1210 ГК РФ, ст.414 КТМ РФ). П.1 ст.1210 ГК РФ устанавливает, что стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору. Принцип автономии воли сторон получил свое закрепление и в ряде других статей части третьей ГК РФ путем применения оговорки "при отсутствии соглашения сторон о надлежащем применении права" (п.1 ст.1211, п.2 ст.1212, п.1 ст.1213 ГК РФ).

В настоящее время прослеживается тенденция увеличения числа заключаемых международных торговых контрактов, содержащих отсылку к lexmercatoria. Как отмечалось ранее, этим термином обозначается концепция, отражающая тенденцию к формированию автономной системы правовых норм, содержащей нормы, предусмотренные в международных конвенциях, общих принципах права, рекомендательных документах международных организаций, обычаях и обыкновениях, арбитражных решениях. Правовую основу lexmercatoriaсоставляют своды единообразных правил, кодифицируемые международными неправительственными организациями, типовые контракты, разрабатываемые торговыми ассоциациями, общие условия поставок, регламенты международных межправительственных организаций, типовые проформы соглашений, кодексы поведения. Комаров А.С. указывает, что наиболее слабой стороной применения на практике концепции lex mercatoria остается недостаточная степень определенности источников, содержащих нормы, которые охватываются этим понятием. [8] На сегодняшний момент сложность современного lexmercatoriaзаключается и в том, что в доктрине отсутствует единое понимание сущности, природы и содержания этого явления. Так Колобов Р.Ю. утверждает, что к lexmercatoriaне стоит относить такую совокупность регуляторов, которая существенно отличается от национальных правовых систем, так как этот термин сегодня приобрел настолько неоднозначное значение, что говорить о каком-то единообразии просто не приходится. Некоторые правоведы вообще ставят под сомнение сам факт существования lexmercatoria. Другие под lexmercatoriaпонимают нормативную систему, некий "третий правопорядок". Однако с последней точкой зрения не возможно согласиться, так как система источников lexmercatoriaне обладает достаточной степенью определенности. Как отмечает Канашевский В.А., "размытость, фрагментарность и непоследовательность данной концепции не позволяет конституировать lexmercatoriaв качестве правовой системы"[9] .

Наиболее удачное определение явления lexmercatoriaдал Б. Голдман: "Lexmercatoria - комплекс общих принципов и обычных норм, возникающих спонтанно, либо вырабатываемых целенаправленно, не имеющий непосредственной правовой связи с конкретной национальной правовой системой"[10] .

Большинство ученых считают, что основная роль в развитии и применении lexmercatoriaпринадлежит арбитражу, что подтверждается современной практикой международных коммерческих арбитражей. Арбитражные центры по всему миру признают оговорку о применимом праве, в случае если в договоре содержится отсылка к lexmercatoria.

Глава 3. Отдельные виды неформальных источников международных торговых отношений

3.1 Обыкновения

Большую роль в праве международной торговли, которое, как считает Ануфриева Л.П., "в самом общем плане иногда используется как синоним правового режима международных торговых отношений"[11] , играют обычаи и обыкновения. Однако если обычай представляет собой сложившееся на практике правило поведения, за которым компетентными государственными органами признается юридически обязательный характер, то обыкновения и обчаи делового оборота - правила поведения, сложившиеся в определенной области предпринимательской деятельности на основе постоянного и единообразного их применения, не являющиеся источником международного частного права и применяющиеся только при условии, что эти правила известны сторонам и нашли отражение в договоре в виде прямой или подразумеваемой отсылки к ним. Так Зыкин И.С. указывает, что "это разнопорядковые явления: обычай - источник права, содержащий нормы права, а обыкновение - часть волеизъявления сторон"[12] .

Пункт 1 статьи 5 ГК РФ определяет обычаи делового оборота как "сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе". Как указывается в п.3 ст.28 Закона РФ о международном коммерческом арбитраже 1993 г.: "во всех случаях третейский суд принимает решения в соответствии с условиями договора и с учетом торговых обычаев, применимых к данной сделке".

Торговые обыкновения рассматриваются судом в качестве составной части заключенного контракта, если такое правило не было исключено сторонами в какой-либо форме. Подтверждением этого тезиса может, в частности, служить п.2 ст.5 ГК Российской Федерации, который устанавливает, что "обычаи делового оборота, противоречащие обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договору, не применяются". П 5 ст.421 ГК РФ: условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, соответствующее условие определяется обычаями делового оборота, применимыми к отношениям сторон.

В современном мире обычаи делового оборота играют второстепенную роль по сравнению с другими источниками права и применяются как дополнение в том случае, когда соответствующее предписание в законе отсутствует или не достаточно полно. Использование обыкновения в качестве нормативного неправового (неформального) регулятора международных торговых отношений возможно, если: а) это вытекает из договора, заключенного сторонами; б) к нему отсылает норма национального законодательства какого-либо государства; в) его применение основывается на положениях международного договора, регулирующего взаимоотношения сторон.

Отграничение правовых обычаев от обыкновений не всегда просто осуществить, тем более, что обыкновения в ходе их применения зачастую перерастают в обычаи. Кроме того, в праве каждой страны существует свой специфический подход как к определению обычая в качестве правовой нормы, так и к вопросу о границе между обычаем и обыкновением.

Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года в ст.9 предусматривает, что стороны связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в своих взаимных отношениях, кроме того ч.2 ст.9 Конвенции требует от сторон знания обычая применимого к их договору или его заключению: "при отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору или его заключению обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли".

Интересен факт того, что в некоторых случаях можно встретиться с кодификациями торговых обычаев, однако такие кодификации не являются нормативными актами. В современной практике кодификацией торговых обычаев занималась Международная торговая палата в Париже, выпустившая сборник под названием TradeTerms (торговые обычаи). В течение многих лет Международная торговая палата вела также работу по систематизации и обобщению терминов, встречающихся в торговых обычаях. МТП в своей работе уделило большое внимание изучению тех расхождений, которые характеризуют применение различных терминов, используемых в таких обычаях, в разных географических регионах. В результате работы, проделанной МТП, в 1936 году были впервые опубликованы международные правила толкования торговых терминов (ИНКОТЕРМС). Затем в 1953, 1967, 1976, 1980, 1990, 2000 в ИНКОТЕРМС вносились дополнения и изменения с целью приведения правил в соответствие с текущей международной практикой. В результате появления ИНКОТЕРМС недопонимания, споры и обращения в суды, вызванные незнанием сторонами контракта различий в торговой практике разных стран сократились в разы. В настоящее время действует ИНКОТЕРМС-2000. По сравнению с редакцией 1990 года в новую редакцию внесено незначительное количество изменений. Появилось толкование таких терминов, как FAS, FCA, DEQ. Вместо выражения "разумный" срок используется термин "обычный", представляемый более удачным, так как во многих случаях достаточно легко определить, какая практика является обычной для международной торговли. Как считает Гетьман-Павлова, "термин "разумный" определить значительно сложнее, поскольку он требует оценки не с точки зрения мировой торговой практики, а с точки зрения принципа справедливости и доброй совести"[13] .

Стороны по своему желанию вправе использовать любую редакцию ИНКОТЕРМС, однако в договоре необходимо однозначно упомянуть именно определенную редакцию.

По правовой природе ИНКОТЕРМС не являются источником международного частного права в объективном смысле, то есть, не выражены как норма права. Однако они могут получить юридически обязательное значение, если в договоре сторонами будет на них сделана ссылка. Такая ссылка придает ИНКОТЕРМС обязывающий характер для сторон, и ИНКОТЕРМС приобретает качество субъективного источника прав и обязанностей сторон. Интересен факт применения ИНКОТЕРМС и без ссылки на них в договоре. Так п.6 ст.1211 ГК РФ устанавливает "если в договоре использованы принятые в международном обороте торговые термины, при отсутствии в договоре иных указаний, считается, что сторонами согласовано применение к их отношениям обычаев делового оборота, обозначаемых соответствующими торговыми терминами". По мнению Ануфриевой Л.П., "без всяких сомнений, это означает придание в силу закона правового характера ИНКОТЕРМС и другим документам рекомендательной природы, существующим ныне в международной деловой практике, а также конкретизацию трактовок их обязывающего характера"[14] . Постановлением Правления Торгово-промышленной палаты РФ от 28 июня 2001 года №117-13 ИНКОТЕРМС-2000 признан в России торговым обычаем.

В Испании и Ираке ИНКОТЕРМС имеют силу закона, во Франции и Германии квалифицируются как международный торговый обычай. В свою очередь, Указом Президента Украины от 4 октября 1994 г. установлено, что при заключении субъектами предпринимательской деятельности Украины договоров, в том числе внешнеэкономических контрактов, предметом которых являются товары (работы, услуги), применяются правила ИНКОТЕРМС.

Между тем в доктрине идет спор об определении места ИНКОТЕРМС в системе правого регулирования. В связи с этим в науке сложились два подхода к решению указанной проблемы. Согласно первому подходу, которого придерживаются Вилкова Н.Г., Комаров А.С. и другие, ИНКОТЕРМС является торговым обычаем. Свои доводы ученые основывают на положениях п.6 ст.1211 ГК РФ, устанавливающей, что если в договоре использованы принятые в международном обороте торговые термины, при отсутствии в договоре иных указаний считается, что сторонами согласовано применение. Из этого вытекает, что даже при отсутствии в кок их отношениям обычаев делового оборота, обозначаемых соответствующими торговыми терминами. Таким образом прямая отсылка к ИНКОТЕРМС необязательна.

Согласно второму подходу в отношении правовой природы ИНКОТЕРМС, которого придерживаются большинство исследователей международного частного права (Дмитриева В.П., Мусин В.А., Зыкин И.С., Рамзайцев Д. Ф.) ИНКОТЕРМС - обыкновения, так как отсутствует такой признак торгового обычая, как санкционирование государствами. Так по мнению Канашевского В.А., ИНКОТЕРМС - это торговые обыкновения, которые применительно к России не имеют самостоятельной юридической силы и могут быть охарактеризованы как примерные условия договора. [15] Копылова А.Н. утверждает, что "…даже, несмотря на то, что Правление ТПП РФ в своем Постановлении от 28.06.2001 г. признало ИНКОТЕРМС как правовой обычай, по своей юридической природе они остаются обыкновениями". [16]

Все термины ИНКОТЕРМС разделены на четыре категории, начиная со случая, когда продавец предоставляет товары покупателю непосредственно в своих помещениях (термины группы Е - EXW). Согласно термином второй группы продавец обязуется предоставить товар в распоряжение перевозчика, который обеспечивается покупателем (термины группы F - FAS, FCA, FOB). Термины третьей группы (С - CFR, CIF, CIP) устанавливают обязанность продавца заключить договор перевозки, однако без принятия на себя риска случайной гибели или повреждения товара или каких либо дополнительных расходов после погрузки товара. Согласно терминам группы Dпродавец несет все расходы и принимает на себя все риски до момента доставки товара в страну назначения (DAF, DES, DEQ, DDU, DDP).

В Российской Федерации при разрешении споров, вытекающих из международных торговых отношений, ИНКОТЕРМС применяются не так широко. Это связано с тем, что очень большое число вопросов, имеющих серьезное значение для договоров купли-продажи таких, как передача права собственности, других вещных прав, последствия нарушения договора остается вне сферы действия ИНКОТЕРМС.

3.2 Общие принципы права

В зарубежных правовых науках к самостоятельным источникам права относят не зависящие от государственной воли общие принципы права. В российском законодательстве, за исключением аналогии права и закона, общие принципы права также не относятся к нормативным источникам.

В соответствии со ст.38 Статута Международного Суда ООН общие принципы права признаются самостоятельным источником международного права. В статуте подчеркивается также, что по желанию сторон Суд может разрешать спор не на основе международного права, а на основе принципов справедливости и доброй совести. Напомним, принцип справедливости и доброй совести является одним из общих принципов права.

Выделение этих принципов в качестве самостоятельного источника международного частного права связано с их двуединой ролью в системе международного частного права. Это одновременно и его основные принципы, и форма существования правовых норм. Общие принципы упоминаются также в таком документе, как Венская конвенция о договорах международной купли-продажи 1980 года. Так в ст.7 Конвенции говориться, что относящиеся к ее предмету вопросы, которые прямо в ней не урегулированы, подлежат решению в соответствии с общими принципами, на которых она основана.

Общие принципы права упоминаются и в российском законодательстве. В частности такие принципы, как принцип добросовестности, разумности и справедливости.

Одним из спорных вопросов в международном частном праве является возможность отнесения к такой категории Принципов международных коммерческих договоров 1994 года, разработанных Международным институтом унификации частного права (УНИДРУА). Многие авторитетные специалисты-международники, такие как Богуславский М.М., Ануфриева Л.П., относят Принципы УНИДРУА к общим принципам права. Они утверждают, что подобный правовой институт было бы неправильно считать как международным соглашением, так и правовым обычаем. Правовая природа и порядок применения таких регуляторов не позволяют это сделать. Принципы УНИДРУА разработаны в рамках международной организации носят характер рекомендательных норм. Считается, что обязательный характер Принципы приобретают тогда, когда стороны специально сделали в контракте на них ссылку. В результате этого содержащиеся в них материальные норма, заключения, исполнения или неисполнения, прекращения (расторжения) договора заменяют собой нормы национального законодательства. Однако указания в тексте самих Принципов УНИДРУА не столь однозначны. В тексте документа устанавливается, что Принципы могут использоваться не только на основе прямого волеизъявления сторон, но и "для решения вопроса, возникающего в случае, когда окажется невозможным установить соответствующую норму применимого права", а также "для толкования и восполнения международных унифицированных правовых документов". Принципы применяются и в таких случаях, когда "поиск этой нормы сопряжен с несоизмеримыми затруднениями и затратами". Подобный подход мотивируется в комментариях к Принципам тем, что применяемое обычно в таких случаях lex fori создает односторонние преимущества для одной из сторон, право которой оказывается задействованным и которой оно более знакомо.

Так, относительно установления применимого права в практике МКАС встречаются дела, разрешаемые на основании Принципов. Например, при рассмотрении спора между болгарской и российской организациями (дело N 229/1996, решение от 05.06.97) [17] МКАС установил, что в болгарское законодательство, которое было признано применимым для его разрешения, неоднократно вносились изменения по вопросу, подлежавшему решению (о снижении размера неустойки). Оценив их и с учетом международно-правовой практики, выраженной в документе УНИДРУА "Принципы международных коммерческих договоров", МКАС вынес решение, отметив его юридическую возможность и справедливость.

Между тем в отечественной международно-правовой литературе, о правовой природе Принципов УНИДРУА существует такое разнообразие точек зрения, на которое нельзя не обратить внимание. Чаще всего Принципы УНИДРУА рассматривают в качестве международного обычая. Однако Дмитриева Г.К. предлагает рассматривать Принципы УНИДРУА как неофициальную кодификацию международных торговых обычаев. По ее мнению, термин "международный торговый обычай" является обобщающим и охватывает все применяемые в международной торговле правила неюридического характера (собственно обычаи, обыкновения, заведенный порядок). [18] При применении термина "неофициальная" Дмитриева подразумевает, что Принципы УНИДРУА и им подобные документы не могут быть отнесены к категории правовых. На таких же позициях стоит и Шестакова М.П., которая отмечает, что они являются "факультативным документом" и должны применяться лишь в случаях, когда между сторонами договора достигнуто соглашение об этом. [19] Существует и другие точки зрения, в частности Федосеева Г.Ю. рассматривает Принципы УНИДРУА в качестве обычных норм, которые не требуют для их применения специальной ссылки в контракте. "Это обусловлено тем, что большинство правил, содержащихся в тексте документа, на практике всегда и так применяются добросовестными участниками при заключении ВЭС. Вместе с тем, с другой стороны, отдельные положения Принципов имеют достаточно конкретное содержание и будут применяться лишь при наличии на них ссылки". [20] В.А. Кабатов[21] видит в Принципах УНИДРУА, с одной стороны, обычаи делового оборота, а с другой - обобщение международной практики. Он отмечает, что в качестве аналога термина "обычай" в российском законодательстве употребляются термины "обычай делового оборота" (ст.5 и 421 ГК РФ) и "торговый обычай" (ст.28 Закона "О международном коммерческом арбитраже"), а в решениях Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ (МКАС) в таком же значении встречаются ссылки на "международную коммерческую практику", "международно-правовую практику". Примером подобного подхода, по мнению В.А. Кабатова, может служить решение, вынесенное МКАС в 1997 г., в котором арбитраж разрешил дело, опираясь на международно-правовую практику, выраженную в Принципах УНИДРУА. Однако и сам МКАС не всегда последователен в трактовке правовой природы Принципов УНИДРУА, поэтому определение правовой природы этого документа со ссылкой на практику его использования МКАС должно осуществляться с особой осторожностью.

Встречается и такая точка зрения, согласно которой Принципы УНИДРУА относятся к образцам и примерным формам для договоров международной купли-продажи. [22] Однако рассматриваемые документы не имеют ничего общего с типовыми контрактами ни по структуре, ни по содержанию.

По своей структуре Принципы состоят из общих положений, положений, относящихся к заключению контрактов, их действительности, толкованию, исполнению.

К общим положениям относятся:

1) свобода сторон вступать в договор и определять его условия;

2) необязательность письменной формы заключения договора и возможность доказывания факта его заключения любым способом, включая свидетельские показания;

3) обязательность договора и возможность его изменения или прекращения только в соответствии с его условиями или по соглашению сторон;

4) приоритет императивных норм применимого права (национального, международного, наднационального) перед положениями Принципов;

5) право сторон, кроме прямо оговоренных в Принципах случаев, исключить применение Принципов, отступить от любых их положений или изменить их действие;

6) учет при толковании Принципов их международного характера и их целей, включая достижение единообразия в применении;

7) решение вопросов, прямо не разрешенных в Принципах, в той мере, в какой это возможно, в соответствии с выраженными в них общими принципами;

8) обязательность для сторон действовать добросовестно и в соответствии со стандартами честной деловой практики в международной торговле;

9) связанность сторон любым обычаем, относительно которого они договорились, и любой практикой, которую они установили в своих взаимных отношениях, а также и любым обычаем, который широко известен и постоянно соблюдается сторонами в международном обороте в соответствующей области торговли, за исключением случаев, когда применение такого обычая было бы неразумным;

10) порядок извещения сторонами друг друга, когда такие извещения требуются.

Ряд положений Принципов текстуально совпадают с Венской конвенцией о договорах международной купли-продажи 1980 года. Однако некоторые вопросы не нашли своего отражения в Конвенции. К таковым относятся положения о необходимости соблюдения добросовестности и честной деловой практики. Согласно ст.2.15 сторона свободна проводить переговоры и несет ответственности за недостижение согласия. Однако сторона, которая ведет или прерывает переговоры недобросовестно, является ответственной за потери, причиненные другой стороне. При этом недобросовестным считается вступление стороной в переговоры или их продолжение при отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной. В соответствии со ст.3.8 Сторона может отказаться от заключенного договора, если он был заключен в результате обманных заявлений другой стороны, включая язык выражения или образ действия, или в результате недобросовестного сокрытия фактов, которые в соответствии с разумными коммерческими стандартами честной деловой практики должны были быть сообщены этой стороной. Ст.7.1.6 не допускает использование оговорки в договоре, которая ограничивает или исключает ответственность одной из сторон за неисполнение или допускает, чтобы одна сторона произвела изменение, существенно отличающееся от того, что другая сторона разумно ожидала, если использование такой оговорки привело бы к явной несправедливости.

Применение этого документа в международных торговых отношениях постоянно освещается в зарубежной и российской литературе и нашло отражение в практике международного арбитража - Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ. Интерес представляет рассмотренное в 2002 году дело о разрешении спора между канадской фирмой и российской организацией. Из материалов дела: контракт был составлен в 1998 году на русском и английском языках с указанием на то, что оба текста имеют юридическую силу. Однако тексты арбитражной оговорки в русском и английском вариантах договора не совпадали. В тексте на русском языке содержалась оговорка о передаче споров на рассмотрение в Арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ, а в тексте на английском языке предусматривалась передача споров "totheArbitrationcourtofRussia". Возникла дилемма, какой конкретный суд имели в виду стороны. Установив, что первоначально текст контракта был подготовлен на русском языке, который затем был переведен на английский язык, состав арбитража использовал указания о толковании на случай лингвистических расхождений в тексте договора составленном на двух или более языках. Согласно ст.4.7 Принципов УНИДРУА в таких случаях предпочтение отдается толкованию в соответствии с вариантом текста договора, который был составлен первоначально. Таким образом, суд пришел к выводу, что в английском тексте были пропущены указанные в русском тексте слова "при Торгово-промышленной палате РФ" ("attheChamberofCommerceandIndustry") [23] .

3.3 Типовые проформы, типовые контракты, общие условия поставок

Другой разновидностью неправовых (неформальных) средств регулирования международных торговых отношений являются типовые контракты, проформы, общие условия, разрабатываемые специальными международными организациями, международными ассоциациями, а также самими участниками торгового оборота, которые со второй половины XXвека приобрели большое значение в международной торговле. Как справедливо отмечает Копылова А.Н., "для внешнеэкономических отношений в целом характерна типизация включаемых в них условий, что выражается в широком использовании различных общих условий, типовых контрактов". [24] Такие типовые документы не предполагают реципирование, одобрение государственной властью и предназначаются для непосредственного использования субъектами международных торговых отношений в качестве документов не нормативно-правовых, а вспомогательного свойства. Как совершенно справедливо отмечает С.С. Алексеев, они "служат основанием для возникновения последствий, предусмотренных в нормах права, и в то же время в индивидуальном поднормативном порядке частично регламентируют содержание данных отношений". [25]

Подобного рода документы в зависимости от субъекта делятся на документы:

1) разрабатываемые на межгосударственном уровне в рамках международных организаций;

2) разрабатываемые в рамках международных неправительственных учреждений, профессиональных и предпринимательских ассоциаций;

3) разрабатываемые непосредственно участниками международных соглашений.

К первой группе относятся типовые (модельные) законы, Общие условия поставок, разнообразные руководства по составлению гражданско-правовых договоров, всевозможные правила.

Общие условия поставок представляют собой готовую форму контрактов в целом и нацелены на торгово-прикладное применение. Такого рода документы рождаются на межправительственном уровне и используются в частноправовой сфере международных отношений. Общие условия поставок носят факультативный характер и применяются в случаях, когда на них сделана ссылка в контракте. При наличии такой ссылки их положениям отдается приоритет по отношению к нормам Венской конвенции о договорах международной купли-продажи 1980 года. В частности это предусмотрено ст.90 Конвенции. Кроме того приоритет Общих условий поставок будет и перед диспозитивными нормами национального законодательства. Однако в случае расхождения положений общих условий поставок с императивными нормами национального законодательства применению подлежат последние. Такой подход наглядно виден на примере рассмотренного в 1999 году дела МКАС между румынской и российской организациями. Сторонами в договоре была сделана ссылка на Общие условия поставок СЭВ 1968\1988 гг., которые на момент заключения контракта утратили нормативные значения. Признав применимым к отношениям по контракту российское материальное право, а Общие условия поставок СЭВ - частью контракта сторон, МКАС не принял во внимание заявление ответчика о пропуске истцом срока исковой давности, предусмотренного Общими условиями поставок СЭВ. При этом было учтено, что в силу императивных предписаний российского права соглашением сторон не могут быть изменены сроки исковой давности и порядок их исчисления, а ОУП СЭВ устанавливают более короткий срок и иной порядок исчисления, чем предусмотренные в российском законодательстве[26] .

В советское время Общие условия поставок носили обязательный характер для членов Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). СЭВ (1949-1991 гг. - международная экономическая организация, целями которой были планомерное развитие народного хозяйства стран-членов, ускорении научно-технического прогресса, углубление и совершенствование экономической интеграции.

При расхождении положений Общих условий поставок и Венской конвенции приоритет отдавался ОУП. Сейчас они потеряли обязательный характер, и в отношении договоров, заключенных после 31 декабря 1990 года действует правило о необходимости ссылки в контракте для партнеров, входивших в СЭВ. Однако на практике встречаются случаи сохранение такого рода документами нормативного характера и без указания на то в контракте. В частности в отношении Общих условий поставок СССР - КНР (вступили в силу с 1 июля 1990 года) и Общих условий поставок СССР - КНДР (вступили в силу с 1 января 1982 года).

Известны также Общие условия поставок принятые в рамках Европейской экономической комиссии ООН (ЕЭК) по экспортным поставкам машинного оборудования; поставкам и монтажу машинного оборудования; для экспорта и импорта потребительских товаров длительного пользования и других металлоизделий серийного производства, а также для зерновых, цитрусовых продуктов, для картофеля, пиломатериалов, топлива, металлопродуктов, для сделок подряда. Всего их существует более трех десятков.

В системе вспомогательных источников регулирования международной торговли выделяют типовые проформы, признанные облегчить осуществление коммерческих операций, которые разрабатываются самими участниками делового оборота, различными организациями. И, как указывает Копылова А.Н., "в этом смысле они созвучны ИНКОТЕРМС". [27]

Применение моделей, созданных для использования в реальной экономической жизни, оказывает действенное унифицирующее влияние на развитие права международной торговли и связанных с ней областей. Таково назначение типовых проектов, на основе которых впоследствии разрабатываются акты национального законодательства. К подобного рода документам относятся Типовой закон ЮНСИТРАЛ о закупках товаров, строительных работ и услуг 1994 года, Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международных кредитных переводах 1992 года, Типовой закон ЮНСИТРАЛ по электронной торговле 1996 года. В настоящее время активно действует в этой области такая международная экономическая организация, как Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), образованная на основе созданного в 1995 году Таможенного союза Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России (Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества был подписан 10 октября 2000г.). ЕврАзЭС были приняты Модельный закон "Об основах внешнеэкономической деятельности" от 04.04.1999г., Типовой проект законодательного акта "Основные принципы электронной торговли" от 28.05.2004г., Модельный закон "Общие принципы экспортного контроля" от 10.12.2000г.

К руководствам по составлению гражданско-правовых договоров относятся подготовленные ЕЭК ООН документы: Руководство по выработке договоров о международной передаче производственного опыта и знаний в машиностроении, Руководство по составлению международных договоров о промышленном сотрудничестве, Руководство по составлению договоров на сооружение промышленных объектов, Руководство по международным договорам о встречной торговле, Руководство по международным компенсационным договорам.

Другим примером неправовых факультативных источников в рамках межправительственных учреждений могут служить разработанные в ЮНКТАД Правила ООН по международному компьютерному обмену для администрирования, коммерции и транспорта (UN EDIFACT). В Международном морском комитете были в 1990 году приняты Унифицированные правила для морских накладных и Правила для электронных коносаментов; в ЮНСИТРАЛ - Правовое руководство во встречной торговле и Правовое руководство по электронном переводу средств 1987года.

Ко второй группе относятся типовые контракты, общие условия, разрабатываемые в рамках международных неправительственных учреждений, профессиональных и предпринимательских ассоциаций.

Особенно богата практика принятия подобного вида документов такой неправительственной организацией как Международная торговая палата (МТП). Так МТП были разработаны:

1. Типовой коммерческий агентский контракт и Руководство по составлению коммерческих агентских контрактов;

2. Типовой дистрибьюторский контракт и Руководство по составлению международных дистрибьюторских контрактов;

3. Типовой контракт купли-продажи готовых изделий, предназначенных для перепродажи;

4. Типовой контракт международного франчайзинга;

5. Типовой контракт случайного посредничества;

6. Образцовые оговорки для коммерческих контрактов по разрешению споров;

7. краткие наставления и рекомендации по форс-мажору, по предотвращению мошенничества в международной торговле и другие документы.

Так, при непосредственной выработке текста Общих условий контракта может приниматься во внимание Типовой контракт купли-продажи готовых изделий, предназначенных для перепродажи,[28] разработанный Международной торговой палатой. Указанный документ исходит из применения к отношениям сторон Венской конвенции 1980 г. и использования базисных условий поставок, основанных на ИНКОТЕРМСЬ - 2000. Содержит он и некоторые положения, выходящие за рамки регулирования Венской конвенции, в частности: по вопросу сохранения права собственности на товар у продавца до полной уплаты покупателем цены; о неустойке при просрочке поставки Типовые контракты и общие условия могут также создаваться в рамках международных ассоциаций. К примеру, Международная ассоциация дилеров по сделкам "своп" и операциям с производными ценными бумагами (ISDA) рекомендовала заключение контрактов на условиях Генерального соглашения о мультивалютных трансграничных операциях 1992 года.

В международной торговой практике широкое распространение получило применение типовых контрактов.

Типовой контракт - это примерный договор или ряд унифицированных условий, изложенных в письменной форме, сформулированных заранее с учетом торговой практики или обычаев, принятых договаривающимися сторонами, после того как они были согласованы с требованиями конкретной сделки. Он применим только к определенным товарам или определенным видам торговли. Типовые контракты используются чаще всего в торговле между партнерами, ведущими регулярные внешнеторговые операции (как и применение общих условий поставки) в часто встречающихся видах сделок на промышленное сырье на долгосрочной основе. Кроме общих положений типовой контракт обычно предусматривает соответствующие графы, подлежащие заполнению в каждом конкретном случае (предмет контракта, количество, требования к качеству, цена и базис поставки, срок поставки, условия платежа).

К третьей группе относятся документы, разрабатываемые непосредственно участниками международных соглашений. Очень часто в торговой практике фирмы разрабатывают так проформы договоров, заключаемых в предпринимательской деятельности и получивших название формуляров. Распространение в торговом обороте формуляров породило ряд серьезных правовых проблем. С одной стороны, разработка формуляра упрощает процесс заключения договора, но, с другой стороны, в формуляр уже включены все условия будущего договора, Продиктованные фирмой-монополистом, на производство того или иного вида товаров или услуг. Формуляры зачастую содержат условия, создающие неравное положение сторон в договоре, в частности ограничивающие право на обращение в суд за возмещением вреда, возникшего в результате поставки товаров ненадлежащего качества. Поскольку такие формуляры охватывают регулирование отношений, возникавших между отдельными субъектами в целых отраслях коммерческой деятельности, включение в формуляры несправедливых условий влекло за собой в ряде случаев трагические последствия в массовом масштабе.

Заключение

Международные торговые отношения являются особенно сложной областью регулирования, которые вовлекают в свою орбиту законодательство более чем двухсот стран, тысячи различных товаров и услуг, миллионы участников. Что приводит к неизбежному обращению к весьма разнообразным источникам регулирования. Международное и национальное законодательство составляют только часть этих источников.

В ходе проделанной работы установлено, что особое место в системе источников правового регулирования внешнеэкономических сделок занимают неформальные источники, которые в последнее время тесно взаимодействуют с правовыми источниками. Неформальные регуляторы международных торговых отношений призваны облегчить осуществление коммерческой деятельности на международном рынке, содействовать международной торговле в широком смысле слова.

Взаимопроникновение неправового и правого методов регулирования приводит к повышению эффективности системы регулирования международных торговых отношений. Рост числа неформальных источников отношений приводит к уменьшению числа пробелов, появлению комбинированных механизмов регулирования. Как следствие, именно в сфере международной торговли унификации и гармонизации приносят наиболее ощутимые результаты. На смену международно-правовому центризму, когда в центре нормотворчества находились государства, заключавшие международные конвенции, приходит полицентризм и появляются частные участники процесса унификации.

Библиография

Нормативные правовые акты Российской Федерации:

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 г. N 6-ФКЗ и от 30 декабря 2008 г. N 7-ФКЗ). "Российская газета" от 21 января 2009 г. N 7.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 N 146-ФЗ (ред. от 30.06.2008). "Российская газета", N 233, 28.11.2001

3. Закон РФ от 07.07.1993 N 5338-1 (ред. от 03.12.2008)"О международном коммерческом арбитраже". // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. №32.

Судебная практика:

4. Арбитражная практика Международного коммерческого арбитражного суда за 1998 год. Москва; СТАТУТ, 1999 г.

5. Арбитражная практика Международного коммерческого арбитражного суда за 1998 год. Москва: СТАТУТ за 1996 - 1997 гг.

Научные и учебные издания:

6. Алексеев С.С. Общая теория права. Т.2.М., 1981г.

7. Ануфриева Л.П. Международное частное право. Том 1. Москва: БЭК. 2002.

8. Ануфриева Л.П. Международное частное право. Том 2. Москва: БЭК. 2002.

9. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. М.: Норма: Инфра-М, 2010г.

10. Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте. М: 2004. С.7

11. Гетьман-Павлова И.В. Международное частное право. М: Эксмо. 2005г.

12. Дмитриева Г.К. Международное частное право: Учебник. М., 2000г.

13. Зыкин И.С. Внешнеэкономические операции: право и практика. М., 1994

14. Карро Д., Жюйар П. Международное экономическое право: Учебник / Пер. с франц.В.П. Серебренникова, В.М. Шумилова. М., 2001г.

15. Комаров А.С. Принципы УНИДРУА как источник регулирования международных коммерческих договоров.

16. Комментарий Инкотермс 2000 в переводе доктора юрид. наук Н.Г. Вилковой см.: Комментарий МТП к Инкотермс 2000: Толкование и практическое применение. Публикация МТП N 620. Серия "Издания Международной торговой палаты" / Пер. с англ. М.: "Консалтбанкир", 2001г.

17. Копылова А.Н. Торговое право зарубежных стран. Москва, 2009г.

18. Копылова А.Н., Сеитова С.А. Правовое регулирование внешнеэкономических сделок в странах ЕврАзЭС // Монография. М.: ГУУ, 2009г.

19. Марышева Н.И. Международное частное право: Учебник для вузов. М., 2000г.

20. Розенберг М.Г. Контракт международной купли-продажи. Современная практика заключения. Разрешение споров. М., 2002г.

21. Тынель А., Функ Я., Хвалей В. Курс международного торгового права. Минск, 1999 г.

22. Федосеева Г.Ю. Международное частное право: Учебник. М., 1999.

23. Goldman B. The applicable law: general principles of law - lex mercatoria, contemporary problems in international arbitration law (ed.). London, 1986. P.125. - Цитата по: Мажорина М.М. Право международной торговли и lex mercatoria в системе регулирования трансграничных торговых отношений. Ученые записки юридического факультета. Вып. 15 (25) / Под ред.А. А. Ливеровского. Санкт_Петербург., 2009г.

Научные статьи:

24. Кабатов В. Применимое право при разрешении споров в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ // Хозяйство и право. 1998. №6.

25. Канашевский В.А. Концепция "Lexmercatoria" в международном частном праве. Российский ежегодник международного права. 2007г.

26. Мажорина М.В. Система регулирования международных торговых отношений // Журнал "Российское право в Интернете". Номер 2009 (04)


[1] Ануфриева Л.П. Международное частное право. Том 1. Москва: БЭК. 2002. С.122; Алексеев С.С. Общая теория права. Т. I. М., 1981. С. 314—317.

[2] Карро Д., Жюйар П. Международное экономическое право: Учебник / Пер. с франц. В.П. Серебренникова, В.М. Шумилова. М., 2001. С. 3.

[3] Мажорина М.В. Система регулирования международных торговых отношений // Журнал "Российское право в Интернете". Номер 2009 (04)

[4] Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте. М: 2004. С.7

[5] Международное частное право: Учебник. Отв. ред. Г.К. Дмитриева. М., 2004. С. 368

[6] Ануфриева Л.П. Международное частное право. Том 1. Москва: БЭК. 2002. С. 217

[7] Чешир Дж., Норт П. Международное частное право. М., 1982. С. 17 - 30

[8] Комаров А. С. Принципы УНИДРУА как источник регулирования международных коммерческих до-говоров. С. 4.

[9] Канашевский В.А. Концепция «Lexmercatoria» в международном частном праве. Российскийежегодникмеждународногоправа. 2007. С.231.

[10] Goldman B. The applicable law: general principles of law – lex mercatoria, contemporary problems in international arbitration law (ed.). London, 1986. P. 125. - Цитата по: Мажорина М.М. Право международной торговли и lex mercatoria в системе регулирования трансграничных торговых отношений. Ученые записки юридического факультета. Вып. 15 (25) / Под ред. А. А. Ливеровского. Санкт-Петербург., 2009. С.36

[11] Ануфриева Л.П. Международное частное право. Том 2. Москва: БЭК. 2002. С.217.

[12] Зыкин И.С. Внешнеэкономические операции: право и практика. М., 1994. С.233

[13] Гетьман-Павлова И.В. Международное частное право. М: Эксмо. 2005. С.205-206.

[14] Ануфриева Л.П. Международное частное право. Том 2.

[15] Канашевский В.А. международный торговый обычай и его место в правовой системе РФ// Журнал российского права. М.: Норма, 2003. №8 с.128

[16] Копылова А.Н., Сеитова С.А. Правовое регулирование внешнеэкономических сделок в странах ЕврАзЭС// Монография. М.:ГУУ, 2009. С.47

[17] Арбитражная практика Международного коммерческого арбитражного суда за 1998 год. Москва: СТАТУТ за 1996 - 1997 гг. С. 209 - 211

[18] Дмитриева Г.К. Международное частное право: Учебник. М., 2000. С. 383-384

[19] Марышева Н.И. Международное частное право: Учебник для вузов. М., 2000. С. 233

[20] Федосеева Г.Ю. Международное частное право: Учебник. М., 1999. С. 131-132

[21] Кабатов В. Применимое право при разрешении споров в Международном коммер­ческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ //Хозяйство и право. 1998. №6. С. 109

[22] Тынель А., Функ Я., Хвалей В. Курс международного торгового права. Минск, 1999. С. 258-259

[23] Арбитражная практика Международного коммерческого арбитражного суда за 1998 год. Москва: СТАТУТ, 1999 год. С.117-119.

[24] Копылова А.Н., Сеитова С.А. Правовое регулирование внешнеэкономических сделок в странах ЕврАзЭС// Монография. М.:ГУУ, 2009. С.48.

[25] Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. М., 1982. С. 165-166.

[26] Практика Международного коммерческого арбитражного суда за 1999-2000 гг. Москва; СТАТУТ. С.76-78.

[27] Копылова А.Н., Сеитова С.А. Правовое регулирование внешнеэкономических сделок в странах ЕврАзЭС// Монография. М.:ГУУ, 2009. С.48.

[28] Комментарий Инкотермс 2000 в переводе доктора юрид. наук Н.Г. Вилковой см.: Комментарий МТП к Инкотермс 2000: Толкование и практическое применение. Публикация МТП N 620. Серия "Издания Международной торговой палаты" / Пер. с англ. М.: "Консалтбанкир", 2001.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий