регистрация / вход

Формальная определенность норм права и ее пределы

Проявление формальности норм права в качестве регулятора общественных отношений и средства социального контроля их развития. Использование преюдиции процессуальном законодательстве. Необходимость толкования стандартных речевых оборотов и формулировок.

Формальная определенность норм права и ее пределы


Право является системой норм функционального характера, призванной оформлять (закреплять) и регулировать общественные отношения. Поэтому оно неизбежно выступает в качестве формы регулируемых отношений, что определяет такое его свойство, как формальность. Формальность права - необходимое качество права как регулятора общественных отношений, определяющее повышение роли и социальной ценности права в правовом государстве. Формальность права проявляется во многих аспектах его существования и функционирования:

· в формальной определимости содержания норм права;

· во внешних способах их формулирования и формах закрепления и выражения с помощью нормативных актов;

· в формальности реализации права.

Право, создаваемое в процессе ценностно-ориентационной деятельности законодателя, неизбежно должно быть особой формой отражения действительности, отличающейся от познавательных гносеологических форм сознания (понятие, суждение, умозаключение). В противном случае оно не могло бы осуществлять свою функцию регулирования общественных отношений. Познавательные образы в ходе правотворчества трансформируются законодателем в соответствии со сложившимися в обществе ценностными представлениями и целями, стоящими перед обществом и государством, в общие, абстрактные формулы должного или возможного поведения людей, подкрепленные возможностью государственного принуждения. Преобразование познавательных образов в формулы поведения (нормы права) неизбежно сопровождается определенной формализацией результата такого преобразования.

Именно формализация норм права позволяет им выступать в качестве масштаба, образца поведения людей и в качестве мерила, критерия оценки их поведения, т.е. в качестве регулятора общественных отношений и средства социального контроля (мерки) за их развитием.

Нормы права могут быть общим масштабом, мерилом, критерием оценки, средством контроля поведения субъектов лишь в том случае, если они представляют собой четкие, достаточно определенные и однозначные формулы должного или возможного поведения. Рыхлость и расплывчатость, неопределенность и неоднозначность, нечеткость и аморфность норм права лишают их свойства формул поведения, свойства быть регулятором поведения.

Указанные отрицательные характеристики норм права не позволили бы привести поведение людей к "общему знаменателю", направить их в "единое русло" и создать определенный порядок в обществе. Поэтому нормы права и выступают в качестве формально определенных правил (формул) поведения.

Как и любая формула , норма права носит общий и абстрактный характер. Абстрактность и общность этой формулы заключается в том, что она относится не к конкретной, единственной в своем роде жизненной ситуации, а ко всем конкретным ситуациям определенного рода.

Формальность права состоит и в том, что его правила, несмотря на их абстрактность, достаточно точно и определенно очерчивают жизненные ситуации и дают четкую, а не расплывчатую формулу поведения, не вызывающую в подавляющем большинстве случаев сомнения в образе должного поведения у участников правоотношений. Формальная определенность, свойственная юридическим нормам, позволяет обеспечить надлежащую организованность общественных отношений: четкость и конкретность прав и обязанностей их участников.

Термином "формальность" обозначаются различные понятия, например: формальность - это внешние требования или условия, обязательно соблюдаемые при исполнении какого-либо дела . В данной работе под формальностью понимается формальная определенность содержания правовых норм.

Четкости урегулирования общественных отношений способствует определенное структурное изложение норм права, при котором одна часть нормы права неразрывно связана с другой, когда точно формально определенные юридические последствия права и обязанности связываются с наличием точно определенных обстоятельств, ситуаций и т.д.

Гипотеза нормы, описывая фактические обстоятельства в общей форме, тем самым охватывает неопределенное число однотипных, но отличающихся друг от друга индивидуальными особенностями ситуаций.

Охватывая множество ситуаций, игнорируя их индивидуальные признаки, гипотеза выделяет у них наиболее существенные с точки зрения правового регулирования признаки. Придавая им юридическое значение, гипотеза в определенной мере формализует эти признаки и в конечном счете приводит их к общему "юридическому знаменателю". Те или иные признаки, характерные для однотипных реально существующих ситуаций, будучи зафиксированными в гипотезе нормы права, превращаются в формально-юридические признаки. Законодатель, отвлекаясь от индивидуальных особенностей конкретных ситуаций, фиксируя в гипотезе лишь их наиболее типичные и существенные с точки зрения права признаки, тем самым придает содержанию гипотезы формально-юридическую определенность.

К еще большей определенности законодатель стремится при формулировании диспозиций и санкций. Именно с их помощью законодатель устанавливает единый масштаб, единую меру поведения субъектов в самых различных ситуациях и обстоятельствах, хотя с юридической точки зрения они являются однотипными.

При формулировании диспозиций и санкций юридические последствия, содержащиеся в них, могут быть различной определенности. Эти последствия могут быть ситуационно определенными в зависимости от юридических свойств конкретной ситуации, относительно определенными или абсолютно определенными. В последнем случае формальная определенность выступает наиболее выпукло, достигает высшей своей ступени, ибо здесь никакие особенности конкретной юридически значимой ситуации не могут оказать влияния на юридические последствия. В этих моментах как раз и проявляется формальная определенность содержания норм права. С помощью норм права многочисленные ситуации приводятся к единой юридической формуле, устанавливается единообразная модель поведения неопределенного числа субъектов в количественно неопределенных ситуациях.

Формальная определенность содержания права не сводится только к вышеизложенному. С целью достижения четкости, определенности и стабильности регулируемых отношений законодатель использует фикции, презумпции и преюдиции.

Фикции используются при формулировании как дефинитивных, так и регулятивных норм. Но фикции и есть чистейшей воды формальные установления, ибо при этом предписывается считать существующие факты не существующими или, наоборот, несуществовавшие или несуществующие - действительными. Однако подобная формализация в праве неизбежна и необходима. Фикции выступают в качестве средства юридической, законодательной техники. Их использование способствует четкости, краткости изложения норм, законодательной экономии, а главным образом преследует цель избежать длительной неопределенности, неурегулированности конкретных общественных отношений, оградить субъективные права граждан и других субъектов от излишнего формализма, защитить эти права, превратить их в реальность. Парадокс, но формальность права при использовании фикций является антиподом ненужного формализма .

Формальность права проявляется также в использовании законодателем презумпций. В этих случаях законодатель предписывает определенные факты считать существующими или несуществующими на основе предположения о их существовании или несуществовании.

Хотя такое предположение основывается на существовании фактов и имеет высокую степень вероятности, это все-таки предположение, и в признании предполагаемых фактов реально существующими безусловно есть определенный элемент формальности. Но и в данном случае формальность выступает как нейтрализатор формализма. Использование презумпции способствует стабильности общественных отношений, охране законных интересов субъектов общественных отношений, процессуальной экономии и т.д.

Устойчивости правоотношений способствует также использование преюдиций. Преюдиция состоит не только в формальной обязательности одних индивидуальных актов при вынесении других, но и в невозможности решения ряда одних дел, если не разрешены другие. В этом проявляется формальная связанность органов, решающих конкретные дела, преюдициальными актами.

Формальная определенность содержанию норм права придается и другими способами. Прежде всего с этой целью законодатель использует при изложении нормативного материала юридические конструкции, представляющие собой модели урегулированных правом общественных отношений. Это идеальные абстрактные модели, которые конструируются из определенных элементов, представляющих собой отвлечение, отражение наиболее существенных признаков и сторон общественных отношений как предмета правового регулирования. Юридические конструкции (состав правоотношения, состав правонарушения, состав сделки и т.д.), будучи моделями, не только выступают как важный метод познания права, но и, как неоднократно отмечалось в нашей литературе, служат средством построения нормативного материала. Они "представляют собой как бы готовые "образцы", "схемы", в которые облекается нормативный материал. Их использование облегчает формулирование юридических норм, придает нормативной регламентации общественных отношений необходимость, четкость и определенность".

Формальная определенность норм права достигается также использованием стандартных речевых оборотов, т.е. определенных речевых формул. Стандартные обороты при изложении норм права следует рассматривать не как недостаток, а как достоинство законодательного стиля. Ибо единообразие в изложении норм права во многом способствует единообразному пониманию и применению закона, единству законности. Стандартность, стереотипность законодательной речи обусловлена не только прагматичностью самого языка как средства общения, но главным образом прагматичностью самих норм права, используемых с целью регулирования общественных отношений, достижения определенных практических результатов. Чем выше степень формализации, стандартизации законодательного языка, тем большим достоинством обладает нормативный акт.

Стандартность речевых оборотов, используемых при формировании норм права, обусловлена самой логикой норм. Нормативные высказывания, к которым относятся и нормы права, характеризуются употреблением таких понятий деонтической логики (нормативных терминов), как "может", "должен", "разрешается" и их синонимов. Без этих терминов не могут обойтись и нормы права. Этим терминам соответствуют и формы правовых предписаний: запрет, дозволение.

В ряде случаев законодатель использует не нормативные предложения, а индикативные, не употребляя указанных нормативных терминов, например: "умышленное убийство наказывается", "министр издает приказы и инструкции" и т.д. Смысл этих предложений не в том, чтобы фиксировать то, что происходит в действительности, а в том, чтобы обязывать и управомочивать совершение определенных действий субъектов права. Дозволение и обязывание скрыто (implicite) содержится в указанных формулировках. Подобные формулировки преследуют цель - краткость формулирования норм права. Однако это обстоятельство тем более требует большой четкости, стандартизации, формально-единообразного употребления речевых оборотов, определенной формализации языка законов.

Формальность выражения норм права заключается и в использовании значительного числа формально-определенных терминов. С помощью специальных дефинитивных норм в гипотезе (или диспозиции) соответствующих регулятивных или охранительных норм законодатель определяет, очерчивает содержание не только многих чисто юридических терминов, но и слов обыденной речи или терминов, употребляемых в различных науках, придавая им четкость и формальную определенность. Зачастую такое формальное определение терминов и слов может расходиться с общеупотребительным их смыслом, этим словам и терминам может быть придано специальное значение .

Иногда формальное определение термина может носить характер фикции. Например, ночным временем согласно п. 22, ст.5 УПК РФ считается промежуток с 22 до 6 часов по местному времени. Однако и с научной и с обыденной точки зрения часть этого времени может быть дневным.

Формальная определенность норм права дополняется документальной письменной формой юридических актов, "дающей возможность максимально точного фиксирования в нормах поведения". Она заключается не только в том, что нормативные акты являются письменными документами, но и в других моментах.

Прежде всего, сами нормативные акты должны отвечать определенным формальным требованиям: издаваться строго определенными органами, в соответствии с формально определенной компетенцией, при их издании должна соблюдаться формально определенная процедура. Они должны иметь определенную форму, содержать необходимые формальные реквизиты.

Между нормативными актами существует формально определенная иерархия, соподчиненность, разграниченность сфер действия в пространстве, во времени, по кругу лиц. С помощью нормативных актов устанавливается и иерархия между содержащимися в них нормами права, определяется сфера их действия, а нормам права придается формальная общеобязательность.

С помощью нормативных актов нормы вводятся в действие, прекращается их действие и т.д. В общем, нормативные акты придают определенную четкость действию норм права.

В упорядочении действия норм права значительная роль принадлежит также различным формам систематизации нормативного материала - инкорпорации, кодификации и консолидации.

Формальная определенность в изложении и закреплении норм предопределяет некоторые моменты формальности в их реализации, т.е. точное и неуклонное соблюдение формулы поведения, предписанной законом. В этом смысле формальность является необходимым условием и требованием законности. Она предполагает отношение к предписаниям права не как к пустым формальным установлениям, которые можно игнорировать, руководствуясь соображениями целесообразности в конкретной ситуации, а как к установлениям, имеющим большую социальную ценность, обеспечивающим упорядоченность общественных отношений, устойчивость и гарантированность прав и обязанностей субъектов права с точки зрения высших интересов и целей всего общества.

Одной из форм реализации норм права являются правоотношения. В большинстве случаев правоотношения могут возникнуть лишь при наличии не любых фактических обстоятельств, а точно указанных, формально очерченных. Зачастую и форма юридических актов точно и формально определена. Отступление от формальных требований фиксирования юридических фактов ведет к тому, что они правом считаются недействительными, т.е. не существующими, не порождающими никаких юридических последствий (несоблюдение формы сделок, договоров, актов государственных органов индивидуального характера и т.д.). Право требует формального фиксирования и фактов состояний (акты гражданского состояния), в том числе состояния в гражданстве (паспорт), фиксирования образования граждан (свидетельства, диплом об образовании и т.п.), состояния на службе (служебное удостоверение личности) и т.п., которые являются необходимой предпосылкой возникновения конкретных правоотношений, реализации прав и обязанностей.

Реализация прав и обязанностей в правоотношении также зачастую сопровождается определенными формальностями. Многие действия, совершаемые с целью реализации субъективных прав и исполнения обязанностей, признаются юридически значимыми, если они определенным образом оформлены (например, исполнение обязательств организациями должно находить соответствующее документальное оформление).

Формальная определенность права наряду со стабильностью должна рассматриваться в качестве основной ценности при такой форме реализации права, как применение. Принятие этой ценности в качестве основополагающей неизбежно должно отвергать концепции, исходящие из противопоставления права и закона, "живого права" и "книжного права". Игнорирование данной ценности права в правоприменительной деятельности государственных органов, которые призваны обеспечивать действие права с помощью принудительных мер, может привести к произволу, бесправию граждан перед органами государства. Поэтому право устанавливает определенные формальные требования и к этой деятельности, которая регулируется специальными процессуальными нормами, детально регламентирующими все действия правоприменительных органов (в особенности судов) и саму форму правоприменительных актов, определяющими сроки совершения процессуальных действий, права и обязанности участников процесса, последствия несоблюдения процессуальных норм и т.д.

Хотя в уголовном процессуальном законодательстве говорится, что доказательствами "являются любые сведения" (ст. 74 УПК РФ), тем не менее устанавливаются определенные формальные ограничения. Так, существует норма о допустимости доказательств: не любые сведения могут быть доказательствами, а только полученные в соответствии с законом. Формально определен и ограничен круг доказательств при решении юридических дел и другими государственными органами. Например, решение о назначении пенсии основывается лишь на фактических обстоятельствах, зафиксированных в соответствующих юридических формальных документах.

Нарушение требований процессуальных норм при разрешении конкретных дел, в том числе формы самого индивидуального акта, может привести к его недействительности или послужить поводом к отмене, несмотря на то что по существу он может быть обоснованным и правильным.

Формальность права, как отмечено выше, обусловлена функциями права как специфического регулятора общественных отношений, который призван закреплять, упорядочивать, оформлять и охранять общественные отношения. Лишение права определенности, четкости и многих других формальных качеств выхолостило бы из права его регулирующую способность, способность к упорядочению общественных отношений.

Формальность права способствует:

· 1) устойчивости, стабильности общественных отношений, регулируемых правом;

· 2) единообразному регулированию однородных общественных отношений;

· 3) упорядочению общественных отношений;

· 4) определенности правового, а следовательно, общественного положения субъектов права;

· 5) гарантированности и охране прав субъектов права;

· 6) исполнимости обязанностей перед обществом и государством;

· 7) четкости, упорядоченности деятельности органов государства;

· 8) реальности и действенности функционирования систем демократии.

Формальность права является, следовательно, необходимым качеством права как регулятора общественных отношений. В формальной определенности права заинтересованы не только субъекты, положение и поведение которых фиксирует и регулирует право, но и само государство. Так, государство лишь с помощью права - нормально определенной системы норм поведения - в состоянии не только формулировать свою волю как общеобязательную, но и придавать ей качество единой, не противоречащей себе самой государственной воли. Только в этом случае оно может использовать право как необходимый инструмент осуществления государственной политики, достижения целей, стоящих перед государством в целом.

Пределы формальной определенности права должны быть обусловлены тем, что в демократии не человек существует для закона, а закон существует для человека. Законом здесь является человеческое бытие.

Право, будучи, в общем и целом формальным установлением, должно содержать в себе определенные предпосылки, которые бы препятствовали превращению его формальности в ненужный формализм.

Формальность, будучи определенным, необходимым и положительным качеством права, обретает свою социальную ценность и достоинство в том случае, если она ограничена рамками, используется в разумных пределах. Излишняя же формализация права может превратиться в формализм, т.е. из положительного качества превратиться в отрицательное, из достоинства - в недостаток, в неразумную "зарегулированность" общественных отношений, при которой инициатива субъектов права при выполнении задач, стоящих перед ними, может оказаться скованной, ограниченной излишним формализмом, при этом исключается возможность учета конкретных обстоятельств, специфических условий при решении конкретных дел.

Излишний формализм права исключает необходимую (в определенных рамках) свободу субъектов в выборе наиболее целесообразных вариантов поведения, принятие государственными органами целесообразных решений, а в конечном счете может противоречить основным задачам права.

Ценность формальной определенности, как и некоторых других свойств права, зависима, производна от его содержания. Если содержание права противоречит общественному прогрессу, интересам трудящихся, то формальная определенность права превращается из ценности в социальное зло. Превращение формальности права как положительного качества в формализм может быть исключено при двух условиях:

· 1) при постоянной обновляемости правовых норм, замене устаревших норм права новыми, правильно отражающими социально-экономические изменения в обществе, учитывающими новые потребности, цели и задачи общества в целом, интересы классов и отдельных социальных групп, личные интересы отдельных членов общества (формальная определенность устаревших норм, не отвечающих потребностям развития общества, неизбежно превращается в ненужный формализм, сковывающий общественную инициативу членов общества, препятствующий общественному развитию);

· 2) при исключении ненужной, излишней регламентации общественных отношений, которая в рамках законности ограничивает выбор наиболее целесообразных решений, исключает инициативу исполнителей законов.

Чтобы избежать излишнего формализма, обеспечить необходимую инициативу исполнителей, целесообразность конкретных решений право использует различные методы правого регулирования.

Во-первых, законодатель, как правило, избегает казуистической формы изложения норм права, предпочитает абстрактный способ их формулирования. Последний в состоянии охватить регулированием более широкий круг однородных общественных отношений, как существующих в момент издания нормативного акта, так и таких, которые могут сложиться, сформулироваться в будущем. Следовательно, этот способ в определенной мере может учитывать динамику, изменение общественных отношений в будущем.

Во-вторых, в необходимых случаях законодатель использует диспозитивные нормы в материальном праве, которые предоставляют субъектам права возможность в определенных рамках самим урегулировать собственные отношения. В процессуальном законодательстве допускается принцип диспозитивности - распоряжения своими процессуальными правами по усмотрению самих субъектов. В уголовном процессе по ряду дел частного обвинения процессуальный механизм начинает действовать лишь с согласия и по инициативе потерпевших.

В-третьих, в ряде случаев юридические последствия очерчиваются нормами права альтернативно или относительно-определенно. Это позволяет субъектам права, в частности государственным органам, вынести наиболее целесообразное решение, отвечающее конкретным обстоятельствам индивидуального дела.

В-четвертых, законодатель при изложении норм права зачастую использует оценочные термины ("существенные нарушения процессуального закона", "тяжкие последствия", "существенный вред", "существенная новизна", "положительный эффект", "лучшее выполнение определенной работы" и т.д.). Их положительная сторона "состоит в том, что они дают возможность учитывать социально-политическую обстановку, конкретные обстоятельства дела, которые невозможно отразить и закрепить в законе или подзаконном акте".

Ту же цель преследует законодатель, формулируя незаконченные, неисчерпывающие перечни обстоятельств, имеющих юридическое значение, например: перечень смягчающих обстоятельств в уголовном праве, перечень оснований возникновения гражданских прав и обязанностей (ст. 8 ГК РФ) и т.д.

В-пятых, законодатель в необходимых случаях прямо предоставляет определенную "свободу усмотрения" исполнителям - государственным органам, преследуя единственную цель - принятие наиболее целесообразных решений с учетом конкретных обстоятельств дела, особенно в сфере хозяйственной деятельности.

В-шестых, при определенных условиях допускается применение права по аналогии, что позволяет разрешать конкретные дела, защищать законные права и интересы субъектов права при отсутствии формальных правовых установлений.

В-седьмых, в большинстве случаев закон не ставит каких-либо формальных препятствий для обращения к государственным органам за защитой своих субъективных прав. В частности, не требуется строго определенной формы исков, заявлений, жалоб, а зачастую и письменной формы.

Для устранения действия формально правильных, но по существу "издевательских" решений, нарушающих законные интересы субъектов, право предусматривает возможность и обязательность их отмены в установленном порядке. Закон, как правило, не стоит на точке зрения формальных доказательств.

В-восьмых, гражданам предоставляется широкий круг прав - реально гарантированных, не ограниченных формальными оговорками, сводящими на нет эти права. Реально гарантированные права дают возможность действовать по своему усмотрению в допустимых законом рамках. Широта прав и свобод граждан, система их гарантии исключают излишний формализм права.

Формальная определенность права, будучи необходимым условием его функционирования, в то же время создает определенные сложности, затруднения в его реализации, в том числе путем применения. Эти сложности вытекают, в частности, из диалектики общего (нормы права) и отдельного (конкретной ситуации, конкретного поведения).

Краткость, абстрактность, стандартность и другие качества нормативных формулировок, а также бесконечное разнообразие фактических ситуаций и действующих в них субъектов, на которых распространяется действие абстрактных норм права, требуют их "привязки" к конкретным ситуациям.

Многообразие конкретных ситуаций в ходе реализации норм права неизбежно выдвигает многообразие вопросов, без ответа на которые невозможна реализация права. Это, в свою очередь, обусловливает неизбежность и необходимость толкования норм права, в ходе которого и должны быть получены ответы на вопросы, возникающие в процессе реализации права.

Формальная определенность содержания правовых норм не только требует их толкования в процессе реализации, но неизбежно оказывает влияние на процесс и результат толкования, предъявляет к толкованию определенные требования.

Одним из наиболее общих и важных требований такого рода является то, чтобы интерпретатор, раскрывая смысл и содержание нормы права путем конкретизирующих суждений о ее смысле, не выходил бы за рамки ее формально установленного содержания.


Литература

Авдюков М.Г. Принцип законности в гражданском судопроизводстве. - М.: Изд-во МГУ, 1970.

Алексеев С.С. Общая теория права. Т.2. - М.,1982.

Байтин М.И. Сущность права. - Саратов, 2001.

Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению законов для начинающих юристов. - М., 1913.

Спиридонов Л.Н. Теория государства и права. - М., 1996.

Теория государства и права,- М.: Юрист, 1997.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему