регистрация / вход

Конституционные права военнослужащих

Конституционные права гражданина: понятие и значение. Особенности правового статуса военнослужащего: военные общественные отношения. Специфика соблюдения конституционных прав гражданина в армии. Военные суды как часть системы судов общей юрисдикции.

Содержание

Введение

Глава 1. Конституционные права военнослужащих

1.1. Конституционные права гражданина: понятие и значение

1.2. Особенности правового статуса военнослужащего: военные общественные отношения

1.3. Специфика соблюдения конституционных прав гражданина в армии

Глава 2. Судебная защита прав военнослужащих

2.1. Военные суды как часть системы судов общей юрисдикции

2.2. Судебная защита конституционных прав военнослужащих

Заключение

Список литературы


Введение

Права и свободы человека и гражданина – важнейшая забота государства. А права и свободы гражданина-военнослужащего – еще и обязанность органов государственной власти. К сожалению, в настоящее время в России не все благополучно в этой сфере.

В последние годы увеличилось количество исков военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы по состоянию здоровья, родственников погибших военнослужащих о возмещении вреда. Необходимо признать, что пенсионное обеспечение, страховые выплаты, компенсации и льготы, установленные военным законодательством, не могут устранить все негативные последствия вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, т.е. не обеспечивают возмещения вреда в полном объеме.

Военнослужащие и лица, потерявшие кормильца, все чаще прибегают к судебной защите своих прав, в частности права на возмещение утраченного заработка, дополнительно понесенных расходов в связи с повреждением здоровья или смертью кормильца, а также на компенсацию морального вреда. Свои требования они основывают на нормах гражданского законодательства о возмещении вреда в полном объеме (гл. 59 ГК РФ). В свою очередь, ответчики (Министерство обороны Российской Федерации, Министерство внутренних дел Российской Федерации, другие федеральные органы исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, воинские части, военные комиссариаты), как правило, не признают заявленных исковых требований. Одна из причин - нерешенность вопроса о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, как в военном законодательстве, так и в практике его применения. В результате - длительные судебные тяжбы.

Основной целью данной дипломной работы является рассмотрение соответствия декларированных прав и свобод военнослужащих реальному положению дел.

Для достижения данной цели необходимо решить следующие задачи:

· Определить, что есть права и свободы гражданина и в чем заключается их специфика применительно к военнослужащим;

· Определить, какими особенными, не свойственными остальным категориям граждан, проблемами озабочены органы защиты прав военнослужащих – суды и прокуратура;

· Показать, какова на сегодняшний день ситуация с судебной защитой прав и свобод военнослужащих и каковы могут быть рекомендации в данной сфере.

При написании данной работы использовались действующие нормативно-правовые акты, судебная практика, монографии, научные работы, статьи, посвященные рассматриваемой тематике.


Глава 1. Конституционные права военнослужащих

1.1Конституционные права гражданина: понятие и значение

Права гражданина – это центральная ось, скрепляющая законодательное устройство любого современного цивилизованного государства. При этом часто в качестве синонимов, например в русском языке, используются термины «права» и «свободы». Эти термины обозначают одну и ту же группу правомочий индивида, гарантируемых ему государством и признаваемых обществом.

Эти две категории прав обычно упоминаются в одной "связке", однако их содержание не тождественно. Права человека проистекают из естественного права, а права гражданина – из позитивного, хотя и те и другие носят неотъемлемый характер. Права человека являются исходными, они присущи всем людям от рождения независимо от того, являются они гражданами государства, в котором живут, или нет, а права гражданина включают в себя те права, которые закрепляются за лицом только в силу его принадлежности к государству (гражданство). Таким образом, каждый гражданин того или иного государства обладает всем комплексом прав, относящихся к общепризнанным правам человека плюс всеми правами гражданина, признаваемыми в данном государстве. Поэтому правомерен термин "гражданские права и свободы", соединяющий обе группы прав и свобод.

Права гражданина — своеобразное ограничение равенства между людьми, поскольку их лишаются лица, живущие в стране, но не имеющие гражданства. Эти права обычно предполагают возможность участия в государственных делах, в выборах высших и местных органов государственной власти, допуска в своей стране к государственной службе. Следовательно, лица, не имеющие гражданства, этих прав в данном государстве не имеют. Такая дискриминация, допускаемая международным сообществом, объясняется правомерным желанием каждого государства предоставить указанные права только лицам, устойчиво связанным с судьбой страны и в полной мере несущим конституционные обязанности. Это не означает, что лица без гражданства не несут никаких обязанностей (например, соблюдать конституцию, уплачивать налоги и др.).

Некоторые права предоставляются исключительно гражданам по соображениям общенародных интересов (например, в Российской Федерации право частной собственности относится к категории прав человека, а право частной собственности на землю сельхозназначения – только право граждан) или в силу особенностей некоторых гарантий (Российское государство в состоянии гарантировать защиту и покровительство за пределами страны только своим гражданам). Равным образом дело обстоит и с обязанностями: обязанность платить налоги распространяется на всех, а обязанность защищать Родину (в том числе быть военнослужащим) – только на граждан. Во многом их права и свободы совпадают, но мы будем рассматривать права и свободы, прежде всего, в ракурсе гражданина – ибо, согласно теме настоящей дипломной работы, военнослужащим может являться только гражданин Российской Федерации. Поэтому все сказанное ниже должно пониматься в первую очередь применительно к гражданам России.

Учение о свободе, составляющее фундамент прав и свобод человека и гражданина, постоянно развивается философами, политологами и юристами, пытающимися найти разумный баланс между свободой и социальной справедливостью, свободой и государственным регулированием. Эти соотношения стали еще более сложными в постиндустриальную эпоху, которая связана с новыми представлениями об идеальном обществе, справедливости и государстве. Однако никакие новации не в состоянии поколебать такие вечные ценности, как свобода и сложившиеся в муках представления человечества о неотъемлемых правах человека.

При всей своей многогранности и сложной детерминированности современное конституционно-правовое учение о свободе может быть кратко выражено в следующих основных постулатах:

1) все люди свободны от рождения и никто не вправе отчуждать их естественные права. Обеспечение и охрана этих прав — главное назначение государства;

2) свобода состоит в возможности делать все, что не приносит вреда другому. Свобода человека, следовательно, не может быть абсолютной, она ограничена таким же состоянием других людей. Равенство возможностей для всех – основа свободы;

3) границы свободы могут быть определены только законом, который есть мера свободы. Свобода и правопорядок не антагонисты, если закон демократический. Следовательно, все, что не запрещено, то дозволено;

4) часть дозволенного определяется через права человека. Закрепление прав необходимо для того, чтобы помочь человеку осознать свои возможности, но ни один набор прав не исчерпывает содержания свободы;

5) ограничение прав возможно исключительно с целью способствовать общему благосостоянию в демократическом обществе.

Это самые общие философские постулаты и притом имеющие прямое значение только для конституционно-правовой концепции. У этого учения есть и другие аспекты, как, например, связь свободы с моралью и политической культурой, без учета которых свобода вырождается в циничную вседозволенность или разрушительную анархию. Но это уже не сфера конституционного права.

Основные постулаты учения о свободе легли в основу новой российской Конституции, а некоторые из них прямо ею закрепляются. Так, в ч. 2 ст. 17 устанавливается, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения, а в ч. 3 — что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Такой подход способствует глобальной унификации прав и свобод, обеспечивает соответствие российских институтов по правам и свободам общечеловеческим ценностям.

Термин "свобода" употребляется в двух значениях, хотя и неразрывно связанных. В общем смысле он обозначает состояние народа и отдельного человека, которое характеризуется возможностью действовать по своему усмотрению. Этот термин в Конституции выполняет роль основополагающего философского принципа, который реализуется через весь комплекс конституционно-правовых норм. Иное дело — свобода как субъективная возможность совершать или не совершать какие-то действия (например, свобода совести, свобода слова и др.). В этом смысле термин "свобода" по существу тождествен термину "субъективное право индивида", а различие объясняется только тем, что такая юридическая лексика сложилась исторически. Но нельзя не учитывать, что свобода в субъективном смысле (как субъективные права) является юридической формой реализации свободы народа и отдельного человека в общем, философском смысле этого слова.

Состояние свободы реализуется через субъективные права, которые указывают направления и формы использования свободы. Эти права тоже носят естественно-правовой характер, а потому неотъемлемы и неотчуждаемы. Они сохраняются за человеком даже тогда, когда он сам от них отказывается. Однако на пути свободы всегда стоит государство, создаваемое людьми для поддержания условий реализации свободы. Государство через законы закрепляет права и свободы человека, и тогда они становятся мерой возможного, т.е. обретают границы дозволенного. Закрепление, охрана, поддержание прав и свобод, создание условий для их претворения в жизнь составляют длительную цепь правовых актов и действий, начало которым кладет конституция.

Конституционные права и свободы — это не все права и свободы, которыми обладает человек, а только основные, или фундаментальные. Почти все демократические конституции при самом полном перечислении прав и свобод в заключение признают, что перечень не является исчерпывающим, т. е. что за человеком и гражданином остаются и другие права и свободы. В Конституции РФ по этому поводу говорится (ч. 1 ст. 55): "Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина". Ясно, что если бы эти "другие", да еще общепризнанные, права и свободы были законодателю известны, то они должны были бы попасть в перечень конституционных. А раз этого нет, то данную формулировку можно толковать только как признание неисчерпаемости свободы и как уважение многогранных прав и свобод, которые при всей их важности не относятся к категории основных. Такие права и свободы неконституционного уровня закрепляются всеми отраслями национальной системы права.

Следовательно, под конституционными правами и свободами понимаются наиболее важные права и свободы человека и гражданина, раскрывающие естественное состояние свободы и получающие высшую юридическую защиту.

Конституционные права и свободы являются главным элементом конституционных правоотношений. Эти правоотношения возникают между человеком (гражданином) и государством, порождая обязанность государства защищать и охранять основные и другие права и свободы каждого отдельного человека (гражданина). Он вправе не просить, а требовать защиты прав, которые государство признало естественными и неотъемлемыми. Правоотношения по поводу основных прав и свобод отличаются от правоотношений по поводу других прав особым механизмом защиты и силой прямого действия конституции.

В то же время конституция связывает основные права и свободы с обязанностями человека и гражданина. Совокупность основных прав, свобод и обязанностей образует конституционно-правовой статус человека и гражданина. Этот статус и есть мера свободы, т. е. сочетание возможного и должного в поведении каждого человека. Этот правовой статус является основой общей правоспособности человека, т. е. открывает ему возможность для любых законных действий.

Понимание отношений человека и государства как правоотношений не означает тотальной зарегламентированности. Для человека смысл этих правоотношений состоит в получении защиты своих прав (при необходимости), а для государства — в обязанности оказать эту защиту. Одновременно человек и государство "выясняют отношения" по поводу конституционных обязанностей человека (гражданина), и тогда государство во имя правопорядка и в законных формах требует (а порой принуждает) соблюдать эти обязанности. Но за пределами своих выполненных обязанностей и в рамках охраняемых государством прав человек остается свободным. Характерно, что миллионы сознательных людей в демократических государствах за всю свою жизнь не имеют ни одного столкновения с властью.

Конституционные права и свободы обладают специфическим набором средств и методов своей защиты. К их числу относятся:

• конституционно-судебный механизм (конституционные суды);

• судебная защита (суды общей юрисдикции);

• административные действия органов исполнительной власти;

• законная самозащита человеком своих прав;

• международно-правовой механизм.

Обязанность государств осуществлять сотрудничество в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам без какой-либо дискриминации была зафиксирована в Уставе Организации Объединенных Наций. Однако потребовалось время, прежде чем появились крупные международно-правовые акты в этой области. Первым из них стала Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. СССР и другие социалистические страны при голосовании воздержались.

Всеобщая декларация прав человека состоит из преамбулы и 30 статей. В ней не делается различия между правами человека и правами гражданина,' и все права трактуются как принадлежащие всем людям. Статья 1 гласит: "Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Далее провозглашаются права на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, другие личные права и свободы, а также экономические, социальные и культурные права, на которые человек вправе претендовать как "член общества" (право на труд, социальное обеспечение, образование и др.). Нормы этого документа имеют декларативный характер, а сам он не содержит механизма обеспечения этих норм. Однако Декларация сыграла и продолжает играть важную роль в утверждении прав человека.

Существуют и другие международно-правовые акты о правах человека: Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации и др. Серьезные документы в этой области — конвенции и рекомендации — приняты специализированной организацией ООН — Международной организацией труда (МОТ).

Указанные международно-правовые акты послужили базисом для соответствующей главы в Конституции России. Часть 1 ст. 17 устанавливает: "В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией". Такая формулировка означает, что любое из прав человека, перечисленных в международно-правовых актах, действует в России только в том случае, если оно зафиксировано в российской Конституции. Но, как отмечалось выше, среди основ конституционного строя действует правило о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Российской Федерации (ч. 4 ст. 15). Налицо очевидное несоответствие. Однако, учитывая, что статус норм, являющихся основами конституционного строя, выше, чем статус других норм Конституции, следует признать, что общепризнанные принципы и нормы международного права в области прав человека имеют в России прямое действие и не требуют механизма имплементации, т.е. закрепления через внутреннее законодательство.

Права и свободы традиционно делятся на три группы:

1) личные;

2) политические;

3) экономические, социальные и культурные.

Эта классификация помогает уяснению относительной целостности прав и свобод каждой группы. В Конституции России такое разделение на группы прямо не делается, но в изложении заметна сгруппированность прав по данным основаниям. Данная классификация в достаточной мере условна, поскольку отдельные права по своему характеру могут быть отнесены к разным группам. Например, свобода слова в равной мере может быть отнесена как к личным, так и к политическим правам. Все права и свободы неразделимы и взаимосвязаны, так что любая их классификация носит условный характер.

Личные права и свободы включают: право на жизнь, свободу, личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, жилища, свободное передвижение и выбор места жительства, свободу совести, свободу мысли и слова, судебную защиту своих прав, юридическую защиту, процессуальные гарантии в случае привлечения к суду и др.

Политические права и свободы включают: право на объединение, проведение собраний, митингов и демонстраций, участие в управлении делами государства, право избирать и быть избранным и др.

К числу экономических, социальных и культурных прав и свобод относятся: свобода предпринимательства, свобода творчества, право частной собственности, право на труд, отдых, забастовку, охрану семьи, социальное обеспечение, жилище, охрану здоровья, образование, участие в культурной жизни и др.

Под гарантиями прав и свобод понимаются правовые средства, обеспечивающие реализацию того или иного права человека и гражданина. Каждое право только тогда может быть реализовано, когда ему соответствует чья-то обязанность его обеспечить. Гарантии, в сущности, и есть обязанности, применительно к конституционным правам и свободам это обязанность государства.

Нередко употребляется выражение "материальные гарантии прав", под которыми понимается совокупность экономических и политических условий, делающих права реальными. Но наука конституционного права изучает преимущественно юридические гарантии, т.е. те, которые вытекают из конституции, законов и других нормативных источников.

В Конституции РФ права и свободы закрепляются в разных формулировках. Некоторые права закреплены декларативно ("каждый имеет право на жилище"), другие — как гарантия ("гарантируется свобода массовой информации"), третьи — как объект охраны или защиты со стороны государства или закона ("право частной собственности охраняется законом", "материнство и детство, семья находятся под защитой государства"). Различие формулировок не умаляет признания тех или иных прав граждан, поскольку Конституция имеет прямое действие, и само по себе закрепление того или иного права есть своеобразная его гарантия, во всяком случае невозможности его отрицания. Однако формулировка "гарантируются" звучит более весомо, она чаще встречается в тех случаях, когда государство обладает системой, способной обеспечить права всех граждан, Например, в одной и той же статье Конституции (ст. 43) о дошкольном и основном общем образовании говорится, что оно гарантируется, и это вызвано тем, что начальных и средних школ достаточно для всех граждан, а получить высшее образование только "каждый вправе", поскольку бесплатно дать такое образование всем гражданам государство не в состоянии. Формулировки "охраняются государством" и "находятся под защитой закона" по существу означают, что соответствующие права обеспечены специальным законом. Существуют также права, которые закрепляются вместе с гарантией их обеспечения, например, право на свободу и личную неприкосновенность сопровождается гарантией от произвольного ареста (ст. 22).

Однако наряду с таким "попутным" решением проблемы гарантий прав Конституция содержит специальные статьи (ст. 45-54), устанавливающие гарантии реализации прав и свобод граждан. Эти гарантии могут быть условно разбиты на две группы: общие гарантии и гарантии правосудия.

Конституция гарантирует государственную защиту прав и свобод человека и гражданина (ч. 1 ст. 45). Это общее правило закрепляет обязанность государства различными правовыми средствами обеспечивать защиту прав и свобод, осуществлять их регулирование. Полномочия законодательных органов по этим вопросам входят как в ведение Российской Федерации (регулирование и защита), так и в совместное ведение Федерации и ее субъектов (защита). Гарантом прав и свобод выступает Президент России. Обязанность осуществлять меры по обеспечению прав и свобод входит в число полномочий Правительства РФ. Эта функция составляет главное назначение судебной системы. Следовательно, в гарантировании прав и свобод участвует весь механизм государства, все органы государственной власти.

Наряду с обязанностью государства обеспечивать защиту прав и свобод существует право человека и самому защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Способы самозащиты многообразны: обжалование действий должностных лиц, обращение в средства массовой информации, использование правозащитных организаций и общественных объединений (профсоюзы и др.). Граждане имеют право защищать свои права с помощью оружия. Федеральный закон об оружии (в редакции от 10 апреля 2000 г.) предоставил гражданам возможность приобретения определенных видов оружия (охотничье оружие, газовые пистолеты и др.). Закон предусматривает право на приобретение и использование огнестрельного оружия для защиты жизни, здоровья и собственности в пределах необходимой обороны и крайней необходимости, но это право подвергнуто многим ограничениям (оружие не подлежит применению в отношении женщин, инвалидов, несовершеннолетних, кроме случаев совершения ими вооруженного или группового нападения). Обо всех случаях применения оружия, повлекших телесные повреждения, требуется сообщать в органы внутренних дел. Определенными условиями обставлено и право на приобретение оружия.

Российская Конституция гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (ст. 46). Такая защита наиболее эффективна и доступна каждому человеку, поскольку в суд могут быть обжалованы любые решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц. Объектом обжалования могут быть законы, действия и указы Президента, постановления Правительства и т. д. Суд, таким образом, осуществляет надзор за законностью в стране, обеспечивает приоритет прав и свобод граждан перед любыми акциями государства. Процедура обращения граждан в судебные органы регулируется Законом об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан (в редакции от 14 декабря 1995 г.).

В ноябре 1995 г. Конституционный Суд РФ вынес постановление по жалобам Р.Н. Самигулиной и А.А. Апанасенко о проверке конституционности ст. 209 УПК РСФСР, которая на практике лишала граждан права обжаловать в судебном порядке постановление о прекращении уголовного дела, позволяя обращаться с жалобой только к прокурору. Суд отметил, что право граждан на судебную защиту относится к таким правам, которые в силу ч. 3 ст. 56 Конституции РФ не могут быть ограничены ни при каких условиях. Между тем по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой положению рассматриваемой статьи, участники уголовного процесса, чьи права и законные интересы затрагиваются прекращением производства по делу, оказались лишенными права обратиться за защитой в суд. Таким образом, значительное число правоприменительных решений, затрагивающих основные права и свободы граждан, вопреки установлениям ст. 46 Конституции РФ выводится из-под судебного контроля. Суд признал данное положение закона неконституционным[1] .

В нескольких статьях Конституции РФ закреплены общепризнанные в цивилизованном мире гарантии, имеющие также значение принципов демократического правосудия. Эти гарантии лежат в основе уголовно-процессуального законодательства и направлены на исключение произвола в судебном разбирательстве. Гарантии правосудия — это гарантии свободы личности, отсюда вытекает необходимость конституционного уровня закрепления этих гарантий. Борясь с преступностью, государство может и должно лишать свободы тех, кто нарушает уголовно-правовое законодательство, но оно обязано делать это с соблюдением демократической процедуры, установленной законом.

Для человека важно, чтобы его дело рассматривалось в том суде и тем судьей, которые в соответствии с законом должны его рассматривать, о чем он заранее должен быть извещен. Определение законом такого суда и судьи называется подсудностью. Изменение подсудности, весьма частое на практике в связи с загруженностью судов или по другим причинам, может поставить человека в невыгодное положение, лишить внутреннего психологического равновесия, необходимого для своей защиты по уголовному обвинению или для выступления стороной по гражданскому делу.

Конституция устанавливает, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Эта гарантия в равной мере распространяется как на уголовное, так и на гражданское судопроизводство.

Важной гарантией демократического правосудия выступает суд присяжных, получивший широкое признание как в дореволюционной России, так и в современной мировой судебной практике. Суд присяжных, состоящий из рядовых граждан, призван самостоятельно, отдельно от судьи, решать только один вопрос: о виновности (или невиновности) подсудимого. Воплощая жизненный опыт присяжных заседателей, этот суд способен дать необходимую оценку доказательствам и личности обвиняемого. Конституция гарантирует обвиняемому в совершении преступления право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом. Эти суды рассматривают дела о наиболее тяжких преступлениях (убийство, бандитизм и др.). Присяжные заседатели избираются по жребию из числа избирателей в возрасте от 25 до 70 лет, при этом стороны вправе немотивированно отвести по два заседателя.

Справедливости ради следует отметить, что суд присяжных еще не вполне прижился в России, он подвергается определенному манипулированию со стороны обвинения, а его результаты практически всегда оспариваются всеми сторонами процесса. Применительно к теме настоящей дипломной работы можно вспомнить рассматривавшийся в военном суде МВО процесс об убийстве А. Политковской. Процесс проходил в военном суде по причине того, что один из обвиняемых – П. Рягузов – был военнослужащим, сотрудником органов ФСБ. Обвиняемые присяжными были оправданы, но приговор обжалован и сейчас в суде МВО проходит процесс в ином составе суда.

Отсюда же вытекает и смежное право – право на юридическую помощь. Юридическая помощь особенно важна для человека, когда его задерживают в связи с подозрением в совершении преступления. Бывает, что такие подозрения оказываются неоправданными, а следственные органы действуют, нарушая права человека. Участие адвоката на ранних стадиях уголовного процесса хотя и затрудняет расследование, но призвано помочь человеку доказать свою невиновность и обеспечить проведение следственных действий с соблюдением закона. Эта концепция уголовно-процессуальной теории, многие годы бывшая предметом острой полемики, нашла свое отражение в Конституции, которая предоставляет каждому задержанному, заключенному под стражу, обвиняемому в совершении преступления право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (ст. 48). Право на защиту производно от права на свободу, т. к. смысл защиты состоит в достижении свободы человека. Отсюда скрупулезное и детальное регулирование этого права для, того, чтобы дать человеку максимум возможностей отстоять свою правоту. В этих же целях Уголовно-процессуальный кодекс подробно регламентирует права и действия адвоката на всех стадиях уголовного процесса.

Право на защиту относится к числу абсолютных прав, поскольку ни при каких обстоятельствах человеку нельзя отказать в ней, если он обвиняется в уголовном преступлении. Такая природа этого права была подтверждена Конституционным Судом РФ.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 27 марта 1996 г. по делу о проверке конституционности ст. 1 и 21 Закона РФ "О государственной тайне" и в связи с жалобами ряда граждан отметил следующее. Отказ обвиняемому (подозреваемому) в приглашении выбранного им адвоката по мотивам отсутствия у последнего допуска к государственной тайне, а также предложение обвиняемому (подозреваемому) выбрать защитника из определенного круга адвокатов, имеющих такой допуск, обусловленные распространением положений ст. 21 Закона РФ "О государственной тайне" на сферу уголовного судопроизводства, неправомерно ограничивают конституционное право гражданина на получение квалифицированной юридической помощи и право на самостоятельный выбор защитника (ст. 48 Конституции РФ, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах). Указанные конституционные права в силу ч. 3 ст. 56 Конституции РФ не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах.

Презумпция невиновности – еще одна гарантия прав и свобод гражданин – запрещает кому бы то ни было обращаться с подозреваемым, обвиняемым или подсудимым, как с преступником, до тех пор, пока не вынесен и не вступил в законную силу приговор суда. Суд и только суд вправе признать лицо виновным в совершении преступления. Без такого признания никого нельзя подвергать уголовному наказанию, ограничивать в правах, бесчестить в прессе и т. д. Формулируя эту важную гарантию, Конституция РФ подчеркивает, что вина должна быть доказана "в предусмотренном федеральным законом порядке", что предполагает соблюдение права на защиту и других процессуальных гарантий обвиняемому.

Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания лежит на прокуроре, следователе и лице, производящем дознание. Неисполнение этих требований закона ведет к прекращению дела и оправданию подсудимого. Даже признание обвиняемым своей вины недостаточно для вынесения обвинительного приговора, оно может быть принято в расчет только при условии, что подтверждено совокупностью доказательств.

Презумпция невиновности имеет еще одну важную грань: неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого. Следовательно, любой факт или приводимое доказательство, вызывающие сомнение, которые невозможно развеять, признаются несуществующими. Все эти конституционные гарантии (ст. 49) способствуют решению одной из главных задач правосудия: не допустить осуждения невиновных.

Важнейшим правом является право потерпевших от преступления и злоупотребления властью на возмещение.

Если в результате преступления или злоупотребления властью человеку причинен моральный, физический или имущественный вред, то этот вред подлежит возмещению. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Так, закон (УПК) охраняет права потерпевших от преступления, предоставляет им определенные процессуальные права (они имеют право участвовать в судебном разбирательстве, знакомиться со всеми материалами дела и др.). Ряд уголовных дел (клевета, оскорбление и др.) подлежит возбуждению только по жалобе потерпевшего, от потерпевшего зависит и прекращение этих дел в случае примирения с обвиняемым. Но некоторые дела, начинаясь по жалобе потерпевшего (изнасилование, нарушение авторских прав и др.), не могут быть прекращены по его желанию вследствие их общественной опасности.

Лицо, понесшее материальный ущерб от преступления, имеет право потребовать возмещения этого ущерба. Соответствующий гражданский иск рассматривается вместе с уголовным делом.

Но права потерпевшего гарантируются Конституцией (ст. 52) также в отношении "злоупотребления властью", что означает возможность судебного обжалования действий должностного лица, которые, не являясь преступлением, нарушают закон. Закрепляя различные права потерпевшего в уголовном, административном и гражданском процессе, государство тем самым создает реальный механизм судебного обеспечения прав потерпевших.

Динамичность жизни порождает потребность в изменении законов. Они могут меняться в сторону усиления или, наоборот, ослабления ответственности за какие-то деяния. Но это порождает опасность того, что человека, совершившего правонарушение, спустя некоторое время привлекут к ответственности по закону, который не действовал в момент совершения правонарушения. Чтобы этого не происходило, Конституция РФ (ст. 54) закрепляет общеизвестную в демократическом праве гарантию: закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. Следовательно, никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением.

Если же принимается закон, отменяющий или смягчающий ответственность, то по принципу гуманизма обратная сила закона как раз признается. Конституционная гарантия в этом случае устанавливает: если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Эти правила действия закона во времени имеют силу для всех отраслей права. Они закреплены нормами уголовного, гражданского, трудового, административного и другого законодательства Российской Федерации.

1.2 Особенности правового статуса военнослужащего: военные общественные отношения

Военнослужащий – всегда гражданин Российской Федерации. Но, помимо этого обязательного требования, для уяснения специфики правового статуса военнослужащего необходимо понимать, откуда вообще возник этот статус, что такое военные общественные отношения, зачем они отличаются от всех остальных и почему им придается такое большое значение. Рассмотрим это подробнее.

В соответствии с п. 1 ст. 1 Федерального Закона РФ «О статусе военнослужащих» от 28.05.1998 № 76-ФЗ[2] статус военнослужащих есть совокупность прав, свобод, гарантированных государством, а также обязанностей и ответственности военнослужащих. На военнослужащих возлагаются обязанности по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита Российской Федерации, которые связаны с необходимостью беспрекословного выполнения поставленных задач в любых условиях, в том числе с риском для жизни.

Цели государства по обеспечению независимости и государственного суверенитета воплощены в функциях государства, которые закреплены в предметах ведения исключительно за Российской Федерацией (ст. 71 Конституции Российской Федерации). К предметам исключительного ведения Российской Федерации, в частности, отнесены: внешняя политика и международные отношения Российской Федерации, международные договоры Российской Федерации; вопросы войны и мира; оборона и безопасность; определение статуса и защита государственной границы, территориального моря, воздушного пространства, исключительной экономической зоны и континентального шельфа и др.

Содержание военной деятельности государства составляет оборона, под которой понимается система политических, экономических, военных, социальных, правовых и иных мер по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита Российской Федерации, целостности и неприкосновенности ее территории (п. 1 ст. 1 Федерального закона "Об обороне"). Военная деятельность государства в соответствии с Федеральным законом "Об обороне" ведется как всеми органами государственной власти на всех уровнях, так и специально для того учрежденными и создаваемыми государственными органами и организациями, в совокупности образующими военную организацию государства. Военная организация государства - это система вооруженных субъектов, а также военно-политических, военно-экономических, военно-научных и других структур государства, имеющих целью обеспечить военную мощь, обороноспособность, национальную безопасность страны на необходимом и достаточном уровне[3] .

Содержание термина "военная организация государства" раскрыто в Военной доктрине Российской Федерации, а ее структурный состав - в ст. 1 Федерального закона "Об обороне". Согласно указанным документам в военную организацию Российского государства входят:

а) Вооруженные Силы Российской Федерации, составляющие ядро и основу обеспечения военной безопасности государства;

б) другие войска (внутренние войска МВД России и войска гражданской обороны МЧС России);

в) воинские формирования (инженерно-технические и дорожно-строительные воинские формирования при федеральных органах исполнительной власти);

г) органы (СВР России, органы федеральной службы безопасности, федеральный орган специальной связи и информации, федеральные органы государственной охраны, федеральный орган обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти Российской Федерации);

д) органы военного управления;

е) создаваемые на военное время специальные формирования;

ж) часть промышленного и научного комплексов страны, предназначенная для обеспечения задач военной безопасности.

Основным предназначением военной организации государства Военная доктрина определяет выполнение задач военной безопасности Российской Федерации, под которой понимается состояние межгосударственной и внутригосударственной военно-политической обстановки, военно-стратегический компонент глобального геополитического противоборства, элемент внутренней и внешней безопасности государства, при котором обеспечиваются независимость, суверенитет, государственная и территориальная целостность, предотвращается военная агрессия против России и ее союзников, уменьшается угроза национальным интересам государства и вероятность вовлечения его в войну или вооруженные конфликты, а в случае возникновения внешней, внутренней или трансграничной военной угрозы жизненно важным интересам государства, общества и личности обеспечиваются условия для их мирного, демократического развития и их вооруженная защита[4] .

Значимость обеспечения военной безопасности государства в современных условиях в большой степени обусловлена и геополитическими факторами, к числу которых современные исследователи, в частности, относят следующие:

1) Российская Федерация, являясь постоянным членом Совета Безопасности ООН, одним из активных участников Организации Договора о коллективной безопасности, имеет интересы, отвечающие ее международным обязательствам и статусу мировой державы;

2) Российская Федерация, являясь правопреемником СССР, унаследовала в том числе внутригосударственные проблемы, связанные с системным кризисом во всех областях общественной жизни, прежде всего в экономике и социальной политике. Нерешенные проблемы в национальной политике повлекли за собой тенденцию "суверенизации" субъектов Российской Федерации, которая привела к возникновению угрозы территориальной целостности Российской Федерации;

3) государственная граница Российской Федерации после 1991 г. имеет протяженность 60932,8 км, из которых 14509,3 км - границы сухопутные, 38807,5 км - морские, а остальные проходят по рекам и озерам. В результате распада СССР, разрушения единого пограничного пространства и системы охраны границ бывшего союзного государства на западных и частично южных пограничных рубежах нашей страны свыше 13,5 тыс. км ее вновь образовавшихся границ оказались не только не оформленными в международно-правовом отношении, но и не оборудованными инженерными средствами, с полным отсутствием необходимой пограничной инфраструктуры[5] .

В связи с изложенным в научной литературе вполне обоснованно констатируется, что предметом военного права являются общественные отношения, складывающиеся во всех структурах военной организации, обеспечивающих военную безопасность и обороноспособность государства, регулируемые нормами различных отраслей права <76>. Общественные отношения, складывающиеся в сфере военной деятельности государства, представляют собой компактное единство и имеют большое общегосударственное значение. Основными объединяющими факторами, которые придают предмету военного права определенное единство, внутреннюю согласованность и взаимосвязь, позволяющими институционализировать военное право в качестве самостоятельной отрасли права, являются:

а) общность цели правового регулирования - обеспечение военной безопасности государства;

б) специфические принципы военной организации - строжайшая централизация, единоначалие и безусловность воинского повиновения, воинская дисциплина, конституционное закрепление воинской обязанности. Эти принципы определяющим образом влияют на характер правовых норм, регулирующих военную деятельность, находят свое отражение в самом содержании военного права и в методах регулирования воинских отношений и обусловливают их особенности;

в) наличие в сфере обороны и безопасности государства специфических отношений, которые не регулируются никакими иными отраслями права, кроме военного права, хотя тесно и связаны с ними. Именно эти и подобные им правоотношения составляют ядро, сердцевину предмета военного права, определяют присущие ему особенности. К их числу можно отнести:

- военно-служебные отношения, которые не входят в сферу норм административного права, не регулируются трудовым правом и какими-либо другими отраслями права;

- воинские уставные взаимоотношения между военнослужащими, охватывающие до мельчайших подробностей весь строй внутренних отношений в Вооруженных Силах, других войсках, воинских формированиях и органах. Данные отношения составляют наиболее отчетливо выраженное специфическое содержание военного права;

- общественные отношения, складывающиеся в процессе выполнения боевых задач в мирное время (несение боевого дежурства, боевой службы, пограничной службы и др.) и боевого применения войск и сил флота в условиях реальных боевых действий (в период войн и вооруженных конфликтов). Военными учеными-правоведами в связи с этим вполне обоснованно ставится вопрос о формировании в военном праве относительно самостоятельной подотрасли - оперативного права, регламентирующего деятельность войск (сил) в условиях вооруженного противоборства[6] .

Таким образом, военному праву присущи единство, универсальность и своеобразие предмета правового регулирования. Однако качественная однородность предмета военного права вовсе не означает, что он не может быть структурирован на множество разнообразных общественных отношений, складывающихся в сфере военной деятельности государства.Следовательно, предметом правового регулирования военного права являются общественные отношения, складывающиеся в области военной деятельности государства, содержание которой составляет обеспечение обороны страны, средство осуществления – военная организация государства, а цель – обеспечение военной безопасности государства.

Отсюда вытекает специфика правового статуса военнослужащего: военнослужащий – это гражданин Российской Федерации, наделенный государством специфическими обязанностями и ограничениями, вытекающими из его постоянной готовности в рамках военной службы к защите государства и, в силу этого, обладающий определенными правами, которыми более никакая категория граждан России не обладает.

Военнослужащий находится на службе круглосуточно, его права и обязанности не прекращаются ни на минуту. Они перестают для него быть обязательными (и то не в полной мере) только после его увольнения в запас. Но и тогда он числится как резервный специалист по своей военно-учетной специальности.

Военнослужащий обязан подчиняться приказам своего прямого начальника и непосредственного начальника. Это обязательное правило, армия существует на основе единоначалия и дисциплины. Сам факт наличия статуса военнослужащего обязывает его подчиняться дисциплинарному уставу и уставам родов войск (видов вооруженных сил).

Вместе с этим военнослужащий наделен и определенными правами. Часть из них вытекает из его специфического статуса: например, он вправе носить и применять оружие. Другая часть вытекает из тех ограничений, которые он несет во время службы: по увольнении в запас государство обязано выделить ему жилье и выплачивать пенсию. Это социальная группа прав.

Данное сочетание прав и обязанностей, вытекающие из специфики правового статуса военнослужащего, уникальны, он не свойственны никакой иной категории граждан Российской Федерации и именно они обусловливают специфику соблюдения и защиты конституционных прав и свобод гражданина в армии. Ниже мы рассмотрим не все прав и свободы, свойственные гражданину, и их защиту, а лишь те, осуществление и защита которых имеет в армии наиболее яркую специфику либо свойственна только гражданам, имеющим или имевшим статус военнослужащего.


1.3 Специфика соблюдения конституционных прав гражданина в армии

В настоящее время вопросам соблюдения конституционных прав военнослужащего в армии и в правоотношениях, связанных с его службой, но возникающими с органами гражданской власти и управления говорится очень много. Основные вопросы касаются соблюдения конституционных прав граждан на жилище применительно к военнослужащим, их избирательного права, права на защиту и квалифицированную юридическую помощь и т.д. Рассмотрим вкратце эти основные моменты и покажем их специфичность по сравнению с таковыми у гражданских лиц.

Реализация военными министерствами и ведомствами социальных прав обеспечивает военнослужащим достойный уровень жизни и их защищенность. Одним из аспектов обеспечения достаточного уровня жизни военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, и членов их семей является предоставление права на жилище. Право на жилище - одно из важнейших социально-экономических прав военнослужащих, поскольку жилище относится к основным материальным условиям жизни любого человека.

Во Всеобщей декларации прав человека говорится, что "каждый человек имеет право на жилище" (ст. 25). Соответственно, ст. 40 Конституции Российской Федерации также определяет в числе основных прав военнослужащих право на жилище как гарантированную возможность быть обеспеченным жильем, включая возможность стабильного пользования жилым помещением, его неприкосновенность, недопустимость произвольного лишения жилища, а также возможность улучшить жилищные условия путем приобретения другого жилья. Закрепленные конституционные положения на практике не реализуются, что является основной причиной, порождающей большое число обращений военнослужащих и членов их семей за несудебной и судебной защитой в соответствующие органы.

Международный пакт "Об экономических, социальных и культурных правах", в свою очередь, указывает, что признается право каждого на достойный жизненный уровень для него самого и его семьи, включающий жилище и непрерывное улучшение условий жизни (ст. 11). Потребность военнослужащего, как и любого человека, в жилище возникает с момента его рождения и сохраняется на всем протяжении его жизни, т.е. имеет постоянный характер. Продолжая вопрос о толковании конституционного права на жилье, следует заметить, что А.В. Кудашкин, в свою очередь, считает, что "право на жилище" носит многоаспектный характер, так как может быть сведено к нескольким основным юридическим возможностям, которые вытекают из ст. 40 Конституции Российской Федерации[7] . Они включают:

- приобретение жилища в пользование или в собственность;

- возможность стабильного пользования занимаемыми жилыми помещениями, независимо от видов жилищных фондов;

- возможность улучшения своих жилищных условий;

- возможность использовать жилое помещение не только для проживания, но и путем предоставления для временного проживания временным жильцам на основании договора коммерческого найма или поднайма.

По мнению автора, необходимо также выделить и возможность охраны, а в случае нарушения жилищных прав и защиты всеми имеющимися способами и средствами. Нецелесообразно также говорить о юридических возможностях, составляющих право на жилище, так как возможностей может и не быть или различные условия, например правовой акт военного ведомства (приказ об исключении из списков очередников или об увольнении), могут помешать их реализации. Следует заметить, что право на жилище будет означать то, что государство должно гарантировать каждому военнослужащему возможность пользоваться имеющимся жильем по правовым основаниям, т.е. охранять имеющееся субъективное гражданское право на конкретное жилье.

Право граждан на жилище может быть реализовано разнообразными способами. Особый статус военнослужащих обуславливает и особые формы реализации их прав на жилье, где особую роль приобретает правотворческая и правоприменительная деятельность военных министерств и ведомств, так как от издания соответствующих подзаконных правовых актов, необходимой обобщенной практики по жилищным вопросам будет зависеть реализация прав военнослужащих на жилье. Под правотворчеством в жилищной сфере можно понимать деятельность федеральных органов исполнительной власти, где законом предусмотрена военная служба по принятию, изменению или отмене соответствующих юридических норм, касающихся жилья военнослужащих и членов их семей. Эта деятельность должна осуществляться в рамках норм федеральных законов (жилищных, процессуальных норм).

Правотворческая деятельность военных министерств и ведомств характеризуется тем, что:

- является важнейшим средством управления в жилищной сфере, совершенствования стратегии жилищного обеспечения;

- осуществляется особым субъектом права - федеральными министерствами и ведомствами, где законом предусмотрена военная служба;

- ориентирована на специфический объект - жилье военнослужащих, жилищный фонд, жилищные права (жилищная сфера);

- основным элементом являются юридические нормы, выражающиеся в подзаконных актах;

- должна осуществляться в рамках законов;

- подготовкой актов должны заниматься компетентные юристы и экономисты;

- должна соответствовать принципу научности с соблюдением юридической техники и т.д.

В своем правотворчестве военные министерства (ведомства) не должны забывать о защите жилищных прав граждан (реагирование на заявления и жилищные жалобы военнослужащих как реализация права на несудебный способ защиты).

Военнослужащие, проходящие (проходившие) военную службу по контракту в России, в соответствии с законодательством должны обеспечиваться жильем в следующих формах:

- служебное жилье: в период прохождения военной службы по контракту, не позднее 3-месячного срока со дня прибытия на новое место службы; военнослужащим и членам их семей, заключившим контракт до 1 января 1998 г. на 5 лет военной службы, - служебные жилые помещения или общежития (в этой сфере следует обратить внимание на формирование фонда служебного жилья, перевод нежилых помещений в жилые и на заключение жилищных договоров с военнослужащими в соответствии с действующим законодательством);

- предоставление в собственность жилых помещений по избранному месту службы (срок службы 20 лет и более, а также при увольнении с военной службы по достижении предельного возраста или состоянию здоровья, организационно-штатным мероприятиям при общей продолжительности службы 10 лет и более);

- обеспечение граждан жильем путем выдачи государственного жилищного сертификата, уволенных с военной службы и вставших на учет "нуждающимися" до 1 января 2005 г., а также военнослужащих, окончивших высшие учебные заведения до 2005 г.;

- накопительно-ипотечная система с 1 января 2005 г., где основное внимание должно быть уделено законному принятию подзаконных актов военных министерств и ведомств в отношении участников этой системы, прослуживших три года и более и изъявивших желание получить целевой жилищный заем для приобретения жилья[8] . В этой сфере важно контролировать деятельность должностных лиц кадровых подразделений, документы (приказ об участии в накопительно-ипотечной системе, о предоставлении займа и т.д.), направляемые в Федеральное управление накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения.

Реализация военнослужащими субъективного права на жилье (ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих") должна подкрепляться правовыми гарантиями. В этой сфере государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение. К сожалению, гарантирует, но не исполняет на практике. Среди гарантий в области реализации прав военнослужащих на жилье можно выделить правовые (закрепленные законодательно в нормативно-правовых актах). К правовым гарантиям в рассматриваемой области можно отнести:

а) гарантии компенсации военнослужащим и членам их семей за наем (поднаем) в случае непредоставления служебного жилья;

б) гарантии защиты нарушенных жилищных прав;

в) привлечение к ответственности виновных должностных лиц;

г) гарантии социальной поддержки военнослужащих, проходящих военную службу в подразделениях особого риска (в регионах с обостренной политической и социальной обстановкой, с риском терактов, подвергшихся радиационному воздействию и т.д.);

д) гарантии обеспечения жильем в приоритетном порядке (должны закрепляться в подзаконных актах военных министерств и ведомств) членов семей военнослужащих, погибших при исполнении служебного долга (Северный Кавказ, Чечня, Таджикистан).

Таким образом, правовые гарантии в области реализации жилищных прав военнослужащих (должны учитываться в правотворческой деятельности) - это правовые средства, закрепленные в законодательстве и в актах правотворческой деятельности военных министерств и ведомств, позволяющие предотвратить и устранить нарушение жилищных прав военнослужащих, восстановить нарушенное право, привлечь виновных к ответственности.

Исходя из положений Федерального закона "О статусе военнослужащих" хотелось бы выделить субъектов правотворческой деятельности: военные министерства и ведомства и их структурные подразделения и субъект, на кого направлена деятельность.

В зависимости от времени участия в военно-служебных отношениях подразделяют на: военнослужащих, заключивших контракт до 1 января 1998 г., - на пять лет служебное жилье, затем постоянное; заключивших после 1998 г. - право на обеспечение на весь период службы служебным жильем, заключивших после 2005 г. – накопительно-ипотечная система). Юридическая техника законодателя такова, что в результате нововведений явное право на обеспечение постоянным жильем не прописывается. При отсутствии прямого указания в законе, неясности применения жилищного законодательства к военнослужащим с января 2005 г. (произведена отмена льгот, оставшиеся заменены компенсациями), например, Центральная жилищная комиссия ФСБ России вообще приостановила постановку на учет военнослужащих, имеющих право на улучшение жилищных условий. Это связано с тем, что по договору социального найма жилье предоставляется малоимущим, а военнослужащие к этой категории не относятся. Целесообразно сказать, что в правотворческой деятельности военных министерств и ведомств существуют проблемы, связанные с правовым пониманием и реализацией на практике норм федеральных законов и иных нормативных актов.

Для понимания вопросов реализации жилищных прав военнослужащих в правотворческой деятельности военных ведомств необходимо остановиться на специфике правовых отношений жилищной сферы. По своей юридической природе право на жилище фактически является государственно-правовым институтом, а конституционные положения о праве на жилище – юридической базой для развития жилищного законодательства. Следовательно, в объективном смысле право на жилье может быть определено в качестве правового института, включающего правовые нормы органов законодательной власти (их специфика раскрывает особый правовой статус военнослужащих), а также правовые нормы, принимаемые военными министерствами и ведомствами в процессе их правотворческой деятельности. Они должны обладать следующими особенностями:

- не противоречить федеральным законам и иному законодательству в жилищной сфере;

- иметь степень обязательности для субъектов (военнослужащих, должностных лиц органов военного управления и т.д.);

- обладать охраной (органами военного управления и их должностными лицами, государственными органами, осуществляющими контроль и надзор за реализацией жилищных прав военнослужащих) и защитой (Конституционным Судом);

- наибольшей степенью стабильности (не ущемлять жилищных прав военнослужащих и членов их семей) и другими.

Таким образом, при всей очевидности неотносимости военнослужащих к малоимущим гражданам, их нуждаемость в жилье также очевидна и государство создает специальные механизмы обеспечения конституционных прав военнослужащих на жилище.

Избирательное право военнослужащих, активное и пассивное, в условиях армейского единоначалия также нуждается в дополнительной защите и в специфических механизмах его реализации.

Основы современного избирательного права Российской Федерации заложены в Конституции РФ. Однако, несмотря на наличие в отрасли конституционного права института избирательного права, все же в самой Конституции отдельной главы, посвященной избирательной системе, нет. Военнослужащие, как и все граждане Российской Федерации, обладая активным и пассивным избирательным правом, участвуют в выборах различных уровней представительной власти.

Конституцией РФ определен круг федеральных государственных органов, органов местного самоуправления, избираемых гражданами России, и проводится разграничение компетенции между Федерацией и ее субъектами в сфере избирательного законодательства, определен механизм защиты избирательных прав граждан (военнослужащих). Действующая Конституция РФ не связывает выборы с процедурой формирования какой-либо одной системы органов власти. В ней выборы предусматриваются как универсальный институт народовластия, атрибутивно связанный с демократией.

Институт избирательного права, касающийся и военнослужащих Вооруженных Сил РФ, устанавливает, что высшим непосредственным выражением власти народа являются свободные выборы, граждане России обладают правом избирать и быть избранными, а значит, непосредственно влиять на принятие законов, касающихся прав и обязанностей военнослужащих. Однако в соответствии с Законом "О статусе военнослужащих" военнослужащие Вооруженных Сил РФ не могут участвовать в политической жизни общества, а значит, не могут быть избраны в парламент страны, представительные органы субъектов Российской Федерации. Данное положение, по нашему мнению, противоречит ст. 32 Конституции РФ, так как граждане России (к которым относятся и военнослужащие) имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Конституция в п. 3 ст. 32 установила исчерпывающий перечень обстоятельств, в соответствии с которыми не имеют права избирать и быть избранными граждане:

а) признанные судом недееспособными;

б) содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда.

Часть юристов считает необходимым избежать политизации Вооруженных Сил Российской Федерации, их возможного участия в вооруженном противостоянии власти либо захвате самой власти или неконтролируемых действий наперекор демократическим процедурам. Не следует считать эти опасения необоснованными, так как новейшая история не подтверждает эти страхи.

Как показала история, российский военнослужащий - самый законопослушный из всех категорий граждан страны. Воспитанный на вековых традициях государственности, любящий Родину, проходящий добросовестно военную службу за минимальные социально-экономические права и льготы, российский солдат никогда не будет противостоять власти. Все события 1991 - 1993 гг., в которые пытались втянуть Вооруженные Силы РФ, показали, что народ и армия - едины. А случаи участия отдельных подразделений в этих событиях, показывают, что именно власть предержащие отдавали неконституционные, неправовые приказы. Так на каком основании военнослужащие Вооруженных Сил РФ лишены пассивного избирательного права?

Законодатели, принимая закон, лишающий военнослужащих конституционных прав (права быть избранным), делали ссылку на то, что якобы ограничение военнослужащих в политических правах не противоречит принципам и нормам международного права. Свое утверждение они обосновывали ст. 22 Пакта о гражданских и политических правах, закрепляющей право каждого человека на свободу ассоциаций, где говорится, что "настоящая статья не препятствует введению законных ограничений пользования этим правом для лиц, входящих в состав вооруженных сил и полиции". В соответствии со ст. 9 Конвенции Международной организации труда N 87 "О свободе ассоциаций и защите права на организацию" "национальное законодательство определяет, в какой мере гарантии, предусмотренные настоящей Конвенцией, будут применяться к вооруженным силам и полиции".

В противовес данной правовой позиции можно утверждать, ссылаясь на нормы международного права о том, что конституционное урегулирование принципов участия военнослужащих в выборах не только внутренне противоречиво, но и не в полной мере согласуется с международными нормами и договорами. Так, в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. (ст. 25) каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации и без необоснованных ограничений право и возможность голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, проводимых на основе всеобщего, равного, прямого избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей.

Думается, никакой закон, ограничивающий избирательные права военнослужащих, не может иметь большую юридическую силу, чем конституционные нормы-принципы (всеобщее, равное, прямое, тайное голосование), в которых нет и намека на возможность лишения военнослужащих избирательных прав, а значит, и лишения права управлять государством, избираясь в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, в представительные органы субъектов РФ.

В современных условиях формирования законодательной власти, когда преобладающей стала пропорциональная избирательная система не только на уровне страны, но и на уровне субъектов РФ, местных органов самоуправления военнослужащие могут оказаться в положении граждан страны, которые выполняют особую государственную задачу, но оказывать влияние на формирование законодательства, высказывать концептуальные направления по оборонным вопросам не смогут, их не услышат.

Поэтому ситуация с избирательным правом военнослужащих требует пристального внимания государства и должна проистекать с соблюдением следующих принципов:

· принцип внепартийности военнослужащих в Российской Федерации следует отменить и разрешить состоять в общественных объединениях, создаваемых в целях осуществления политической власти. С этой целью необходимо внести изменения в Федеральный закон "О статусе военнослужащих".

· субъективное избирательное право военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации во всех его проявлениях - избирать и быть избранными во все выборные органы государственной власти и местного самоуправления - установлено в действующей Конституции РФ в полном соответствии с требованиями и принципами демократии. Однако нижестоящее законодательство, закрепляющее это право, содержит ряд противоречий с Конституцией и не может быть признано безупречным с точки зрения и законодательной техники, и реализации прав военнослужащих как граждан России.

Важнейшим правом для любого гражданина, и военнослужащий здесь не исключение, является право на получение юридической помощи.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина является обязанностью государства. Статья 48 Основного Закона гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи.

Данная правовая норма отражает комплексное конституционное право, которое включает в себя следующие правомочия: на квалифицированную юридическую помощь; на получение бесплатной юридической помощи в случаях, предусмотренных законом; правомочия каждого задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого в совершении преступления пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 28 января 1997 г. № 2-П, "гарантируя право на получение именно квалифицированной юридической помощи, государство должно, во-первых, обеспечить условия, способствующие подготовке квалифицированных юристов для оказания гражданам различных видов юридической помощи, и, во-вторых, установить с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии".

Таким образом, юридические нормы, регулирующие право на получение квалифицированной юридической помощи, являются главными по значимости с точки зрения обеспечения всех прав и свобод гражданина.

Обеспечение конституционного права военнослужащих на квалифицированную юридическую помощь возложено на командиров воинских частей, органы военного управления, военную прокуратуру, адвокатуру, суды.

Выяснение того, что же включает в себя право на получение квалифицированной юридической помощи военнослужащим и что предпринято в настоящее время в Вооруженных Силах Российской Федерации для эффективной реализации военнослужащими конституционного права на квалифицированную юридическую помощь, а также порядка ее предоставления, по нашему мнению, представляет научный и практический интерес.

Федеральный закон "О статусе военнослужащих" от 28 мая 1998 г. N 76-ФЗ определяет права, свободы, обязанности и ответственность военнослужащих, а также основы государственной политики в области правовой и социальной защиты военнослужащих, граждан Российской Федерации, уволенных с военной службы, и членов их семей.

Право военнослужащих на оказание квалифицированной юридической помощи закреплено в ст. 22 Федерального закона "О статусе военнослужащих".

Конституционное право военнослужащих на получение квалифицированной юридической помощи относится к числу прав, которые не подлежат ограничению ни при каких обстоятельствах, поскольку ограничение этого права не может быть обусловлено необходимостью достижения признаваемых Конституцией Российской Федерацией целей, а именно защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Военнослужащим обеспечивается право на защиту в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Юридическая помощь оказывается бесплатно органами военного управления и органами военной юстиции в пределах их функциональных (должностных) обязанностей всем военнослужащим, гражданам, уволенным с военной службы, и членам их семей по вопросам, связанным с прохождением военной службы.

В настоящее время функции органа, оказывающего юридическую помощь военнослужащим, осуществляет юридическая служба Вооруженных Сил Российской Федерации.

Подразделения юридической службы создаются в органах военного управления, соединениях, воинских частях, военно-учебных заведениях, на предприятиях и в организациях Вооруженных Сил Российской Федерации и организационно входят в единую систему органов военного управления. Правовой основой их деятельности является Приказ министра обороны Российской Федерации "О юридической службе Вооруженных Сил Российской Федерации" от 21 марта 1998 г. № 100.

Порядок проведения правовой работы при организации консультирования военнослужащих специалистами юридической службы определен Приказом министра обороны Российской Федерации "Об утверждении Наставления по правовой работе в Вооруженных Силах Российской Федерации" от 31 января 2001 г. № 10.

Руководство юридической службой Вооруженных Сил Российской Федерации осуществляет начальник Главного правового управления Министерства обороны - начальник юридической службы Вооруженных Сил Российской Федерации.

Подразделения юридической службы руководствуются указаниями вышестоящих должностных лиц юридической службы и подконтрольны им по специальным вопросам.

Следующей формой реализации военнослужащими конституционного права на квалифицированную юридическую помощь является оказание юридической помощи адвокатами.

Адвокатская деятельность является основным средством обеспечения гарантируемого ч. 1 ст. 48 Конституции Российской Федерации права каждого на получение квалифицированной юридической помощи.

Данный вид деятельности регулируется Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ.

Оказывая юридическую помощь, адвокат:

- дает консультации и справки по правовым вопросам как в устной, так и в письменной форме;

- составляет заявления, жалобы, ходатайства и другие документы правового характера;

- представляет интересы доверителя в конституционном судопроизводстве;

- участвует в качестве представителя доверителя в гражданском и административном судопроизводстве;

- участвует в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях;

- участвует в качестве представителя доверителя в разбирательстве дел в третейском суде, международном коммерческом арбитраже (суде) и иных органах разрешения конфликтов;

- представляет интересы доверителя в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях;

- представляет интересы доверителя в органах государственной власти, судах и правоохранительных органах иностранных государств, международных судебных органах, негосударственных органах иностранных государств, если иное не установлено законодательством иностранных государств, уставными документами международных судебных органов и иных международных организаций или международными договорами Российской Федерации;

- участвует в качестве представителя доверителя в исполнительном производстве, а также при исполнении уголовного наказания;

- выступает в качестве представителя доверителя в налоговых правоотношениях.

Адвокат вправе оказывать иную юридическую помощь, не запрещенную федеральным законом.

В соответствии с п. 3 ст. 22 Федерального закона "О статусе военнослужащих" адвокаты оказывают юридическую помощь военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, по вопросам, связанным с прохождением военной службы, а также по иным основаниям, установленным федеральными законами, в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Регулирование вопроса предоставления бесплатной юридической помощи военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, нашло отражение в Постановлении Правительства Российской Федерации "О порядке оказания адвокатами юридической помощи военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, по вопросам, связанным с прохождением военной службы, а также иным основаниям, установленным федеральными законами" от 23 июля 2005 г. № 445.

Отсутствие такого нормативного правового акта в значительной степени лишило бы указанную категорию военнослужащих права на квалифицированную юридическую помощь ввиду отсутствия возможности самостоятельно решать вопросы оплаты труда адвокатов.

Вышеназванным Постановлением Правительства Российской Федерации адвокату гарантируется оплата его труда при оказании им юридической помощи военнослужащим, проходящим военную службу про призыву, по вопросам, связанным с прохождением военной службы, а также по иным основаниям, установленным федеральными законами.

Во исполнение указанного выше Постановления Правительства Российской Федерации министром обороны Российской Федерации Приказом от 13 октября 2005 г. № 430 утверждена Инструкция, регулирующая основания и порядок осуществления выплат адвокатам в качестве вознаграждения и компенсации расходов при оказании ими юридической помощи.

Согласно данной Инструкции основанием для принятия решения командиром (начальником) органа военного управления, соединения, воинской части, организации Вооруженных Сил Российской Федерации или военным комиссаром о производстве выплаты является заключенное между военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, или уполномоченным им лицом и адвокатом соглашение об оказании юридической помощи военнослужащему, а также подписанный сторонами акт о выполнении работ.

Юридическая помощь особенно важна для человека, участвующего в уголовном судопроизводстве.

При оказании юридическими консультациями и коллегиями адвокатов юридической помощи военнослужащим оплата труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, определяется в размере, установленном Постановлением Правительства Российской Федерации "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда" от 4 июля 2003 г. № 400 (в соответствии с п. 6 данного Постановления Правительства Российской Федерации Приказом Министерства юстиции Российской Федерации и Министерства финансов Российской Федерации от 15 октября 2007 г. № 199/87н был утвержден Порядок расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, в зависимости от сложности уголовного дела).

Законодательство, регулирующее конституционное право военнослужащих на квалифицированную юридическую помощь, по нашему мнению, нуждается в глубоком совершенствовании.

Несмотря на закрепление права на квалифицированную юридическую помощь в Конституции Российской Федерации, действующее российское законодательство не содержит норм, устанавливающих критерии оценки качества юридической помощи военнослужащим, не определено, какие субъекты и в каком объеме оказывают юридическую помощь, отсутствует понятие "квалифицированная юридическая помощь", не определены требования к лицам, призванным оказывать юридическую помощь, что в значительной степени создает угрозу для эффективной реализации прав и свобод военнослужащих.

Очевидно, что без обеспечения права на квалифицированную юридическую помощь военнослужащих вряд ли возможна эффективная защита государством этого права.

Основная особенность права военнослужащих на квалифицированную юридическую помощь состоит, в частности, в том, что оно используется для защиты других прав и свобод военнослужащих. Ни одна из закрепленных в Федеральном законе "О статусе военнослужащих" социальных гарантий не может эффективно реализовываться без права на получение квалифицированной юридической помощи, которое в науке конституционного права рассматривается как юридическая гарантия всех прав и свобод.

Таким образом, специфика конституционно-правового статуса военнослужащего, его прав и свобод требуют специфичного же способа их регулирования. Отчасти это реализовано на законодательном и правоприменительном уровне, отчасти нет. Однако, следует подчеркнуть, что законодатель и правоприменитель в нашей стране движутся в этом направлении и происходит непрерывное совершенствование законодательства и правоприменительной практики в рассматриваемой сфере.


Глава 2. Судебная защита прав военнослужащих

2.1 Военные суды как часть системы судов общей юрисдикции

Военные суды осуществляют судебную власть в Вооруженных Силах РФ, других войсках, воинских формированиях и федеральных органах исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба.

Количество военных судов и численность судей устанавливаются Верховным Судом РФ. Все военные суды создаются по территориальному принципу по месту дислокации воинских частей и учреждений Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов. Когда воинская часть, предприятие, учреждение или организация Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов дислоцируются за пределами территории Российской Федерации, по месту их дислокации могут быть созданы военные суды, если это предусмотрено, международным договором Российской Федерации[9] .

На организацию и деятельность военных судов полностью распространимо действие всех и каждого из принципов правосудия: осуществление правосудия только судом, назначаемость судей на должность, гласность, состязательность и равноправие сторон, презумпция невиновности, равенство всех перед законом и судом, обеспечение подсудимому права на защиту, сочетание единоличного и коллегиального составов суда при рассмотрении судом гражданских и уголовных дел, независимость судей и подчинение их только закону, национальный язык судопроизводства и др.

Они закреплены в Конституции РФ, УПК и ГПК. Между тем в Законе о военных судах[10] вновь продублирована и уточнена правовая основа двух из них:

· принципа независимости судей и подчинения их только закону (ст. 5)

· национального языка судопроизводства (ст. 6).

Правосудие военные суды осуществляют не только независимо, но и самостоятельно, подчиняясь только Конституции РФ, федеральным конституционным законам и федеральным законам. Недопустимо какое-либо вмешательство в деятельность судей военных судов по осуществлению правосудия.

Своеобразие компетенции военных судов отражается на форме реализации в их деятельности принципа национального языка судопроизводства. В военных судах, как судопроизводство, так и делопроизводство ведутся на государственном языке Российской Федерации — русском языке. Где бы ни располагался суд, какой бы национальности население ни проживало на данной территории, судопроизводство (делопроизводство) в военных судах не может вестись на каком-либо ином языке.

По общему правилу участвующим в деле лицам, не владеющим русским языком, обеспечивается право выступать и давать объяснения на родном языке либо другом свободно избранном языке общения, а также пользоваться услугами переводчика.

Согласно ст. 4 Закона о военных судахобщими задачами военных судов при рассмотрении дел являются обеспечение и защита нарушенных и(или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов:

· человека и гражданина, юридических лиц и их объединений;

· органов местного самоуправления;

· Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Специальные задачи военных судов закреплены в федеральном процессуальном законе. Согласно ст. 2 УПК, ст. 2 ГПК и ст. 1 КоАП военные суды, как и любые иные суды общей юрисдикции, должны решать задачи:

а) быстрого и полного раскрытия преступлений;

б) изобличения виновных;

в) правильного применения закона;

г) правильного и своевременного рассмотрения и разрешения Гражданских дел[11] .

Военные суды по делам, которые им подсудны, осуществляют правосудие в первой, кассационной инстанциях, в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам.

Им подсудны:

а) гражданские и административные дела о защите нарушенных и(или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов, граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений;

б) дела о преступлениях, в совершении которых обвиняются военнослужащие, граждане, проходящие военные сборы, а также граждане, уволенные с военной службы, граждане, прошедшие военные сборы, при условии, что преступления совершены ими в период прохождения военной службы, военных сборов;

в) дела об административных правонарушениях, совершенных военнослужащими, гражданами, проходящими военные сборы.

Помимо того, военные суды рассматривают и разрешают жалобы на применение к военнослужащим и гражданам, проходящим военные сборы, заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно на последующее продление сроков содержания под стражей, а также жалобы на действия (бездействие) военных прокуроров и принятые ими решения по делам, расследуемым в отношении указанных лиц.

В соответствии со ст. 23, 25 Конституции РФ военные суды в пределах своих полномочий рассматривают дела и материалы, связанные с ограничениями конституционных свобод и прав на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на неприкосновенность жилища.

По общему правилу, когда военные суды дислоцируются за пределами территории Российской Федерации, им подсудны все гражданские, административные и уголовные дела, подлежащие рассмотрению федеральными судами общей юрисдикции, если иное не установлено международным договором Российской Федерации.

Военные суды относятся к третьему звену судебной системы, хотя и сами подразделяются на три специфических звена, которые в совокупности и взаимосвязи образуют систему:

Первое звено составляют гарнизонные военные суды.

Ко второму относятся окружные (флотские) военные суды.

К третьему — Военная коллегия Верховного Суда РФ.

Гарнизонные военные суды действует на территории, на которой дислоцируются один или несколько военных гарнизонов. Они образуются в составе председателя, его заместителей и других судей.

По первой инстанции гарнизонные военные суды рассматривают все подсудные военным судам гражданские, административные и уголовные дела, не отнесенные Законом о военных судах к подсудности Военной коллегии Верховного Суда РФ или окружного (флотского) военного суда.

Кроме того, гарнизонный военный суд рассматривает дела по вновь открывшимся обстоятельствам в отношении актов (приговоров, определений, постановлений и т.п.), принятых им и вступивших в силу. Исходя из положений, содержащихся в гл. 2 Конституции РФ, он также принимает решения об аресте, о заключении под стражу, содержании под стражей, об ограничении прав на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на неприкосновенность жилища.

В соответствии с требованиями ст. 46 Конституции РФ гарнизонный военный суд рассматривает жалобы на действия (бездействие), лица, производящего дознание, следователя, прокурора и принятые ими решения в порядке, который установлен федеральным уголовно-процессуальным законом для проверки законности и обоснованности заключения под стражу.

Окружные (флотские) военные суды действуют на территории одного или нескольких субъектов Российской Федерации, на которой дислоцируются воинские части и учреждения Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов.

Состав окружного (флотского) военного суда состоит из председателя, его заместителей (возможна должность первого заместителя), других судей. Здесь всегда есть президиум; могут быть образованы судебные коллегии и (или) судебные составы.

Окружным (флотским) военным судам подсудно рассмотрение в первой инстанции гражданских дел, связанных с государственной тайной, и уголовных дел о преступлениях, влекущих наказание в виде лишения свободы на срок свыше 15 лет, пожизненного лишения свободы или смертной казни.

Ими также рассматриваются (в кассационном порядке) дела по жалобам и протестам на решения, приговоры, определения и постановления гарнизонных военных судов, не вступившие в законную силу. Помимо того, ими в порядке надзора разрешаются дела по протестам на акты гарнизонных военных судов, вступившие в силу, а также на определения и постановления, принятые окружным (флотским) военным судом в кассационной инстанции. По вновь открывшимся обстоятельствам окружной (флотский) военный суд рассматривает дела по своим решениям (приговорам и т.п.), вступившим в силу.

Военная коллегия Верховного Суда РФ – это непосредственная вышестоящая судебная инстанция по отношению к окружным (флотским) военным судам. Она является составной частью Верховного Суда РФ со всеми вытекающими из этого обстоятельства последствиями, связанными с ее полномочиями и порядком назначения судей.

Военной коллегии Верховного Суда РФ подсудны:

1)дела об оспаривании ненормативных актов Президента РФ, нормативных актов Правительства РФ, Министерства обороны РФ, иных федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, касающихся прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы;

2)дела о преступлениях, в совершении которых обвиняется судья военного суда, если им заявлено соответствующее ходатайство, а также дела о преступлениях особой сложности или особого общественного значения, которые Военная коллегия Верховного Суда РФ вправе принять к своему производству при наличии ходатайства обвиняемого.

Военной коллегией также осуществляется правосудие в кассационном, надзорном порядке и по вновь открывшимся обстоятельствам.

Помимо осуществления правосудия Военная коллегия Верховного Суда РФ издает информационный бюллетень военных судов, в котором публикуются решения военных судов по гражданским и уголовным делам, обзоры судебной практики, аналитические материалы и статистические данные о работе военных судов и иные материалы.

В последнее время активно рассматриваются различные возможности реформирования системы военных судов. Так, по словам А.В. Петроченкова, заместителя Председателя Верховного Суда РФ – Председателя Военной коллегии ВС РФ, прорабатывается вопрос об упразднении института прикомандирования применительно к судьям военных судов и Управления обеспечения деятельности военных судов Судебного департамента. При этом, по мнению А.В. Петроченкова, не должны быть ущемлены гарантии социальной защищенности судей (как действующих военнослужащих) и реализация данных предложений не должна отразиться на деятельности военных судов[12] . Представляется важным, и в этом следует согласиться с указанным автором, что судебная защита прав военнослужащих и качество правосудия пострадать не должны.

2.2 Судебная защита конституционных прав военнослужащих

В нашей стране широко применяется практика судебной защиты конституционных прав военнослужащих. Прежде всего, это относится к защите их конституционного права на жилище, но и не только. В этом параграфе мы рассмотрим примеры судебной защиты конституционных прав военнослужащих.

На протяжении последних лет начиная с 1993 г., когда был принят Закон Российской Федерации "О статусе военнослужащих", механизм жилищного обеспечения военнослужащих, увольняемых с военной службы, и лиц, уволенных с военной службы, неоднократно менялся.

Последние существенные изменения данного механизма связаны с принятием и вступлением с 31 августа 2004 г. в силу Федерального закона "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ (далее - Закон № 122-ФЗ).

Указанные изменения стали предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. При этом заявители указали, что в результате произведенной Законом № 122-ФЗ замены льгот в натуральной форме на денежные компенсации обеспечение жильем названной категории граждан осуществляется в настоящее время исключительно путем выдачи органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации государственных жилищных сертификатов; такое регулирование - в той мере, в какой оно, по мнению заявителей, не предполагает возможность выбора ими формы обеспечения жильем, - освобождает органы местного самоуправления от обязанности предоставлять им жилье и возлагает эту обязанность на органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, не предусматривая при этом (в отличие от прежнего регулирования) трехмесячный срок выполнения соответствующих обязательств, умаляет конституционные права и свободы человека и гражданина, не гарантируя бывшим военнослужащим и членам их семей социальную защиту и реализацию права на жилище, и в силу этого противоречит Конституции Российской Федерации.

По результатам рассмотрения было принято Постановление Конституционного Суда Российской Федерации "По делу о проверке конституционности положений пунктов 2 и 14 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и пункта 8 Правил выпуска и погашения государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Государственные жилищные сертификаты" на 2004 - 2010 годы, входящей в состав федеральной целевой программы "Жилище" на 2002 - 2010 годы, в связи с жалобами ряда граждан" от 5 апреля 2007 г. № 5-П (далее - Постановление № 5-П).

Перед Конституционным судом были поставлены достаточно острые вопросы:

1. Насколько соответствует Конституции Российской Федерации изменение законодательства о статусе военнослужащих в части наделения одной и той же категории граждан (увольняемых с военной службы военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы) различными жилищными правами в зависимости от срока увольнения - до и после 1 января 2005 г.?

2. Как можно посредством государственного жилищного сертификата реализовать свое право на жилище за счет средств федерального бюджета?

В законодательстве произошли определенные изменения. Законом № 122-ФЗ была изменена редакция п. 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", касающаяся вопросов обеспечения жильем лиц, увольняемых с военной службы: "Обеспечение жильем военнослужащих - граждан, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилья, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов. Право на обеспечение жилой площадью на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз. Документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации (иному федеральному органу исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) и снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилой площади по избранному месту жительства".

Во-первых, обязанность по обеспечению жильем увольняемых с военной службы в настоящее время лежит только на федеральных органах исполнительной власти, т.е. указанная обязанность была снята с органов местного самоуправления. Во-вторых, было провозглашено, что на момент увольнения бывшие военнослужащие в той или иной форме должны быть обеспечены жильем.

Однако формы жилищного обеспечения увольняемых военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы, Законом № 122-ФЗ были поставлены в зависимость от срока увольнения с военной службы - до или после 1 января 2005 г. состоялось это событие.

Проведем небольшое сравнение норм законодательства до вступления в силу Закона № 122-ФЗ и после 1 января 2005 г.

1. Формы жилищного обеспечения лиц, уволенных с военной службы до 1 января 2005 г., в соответствии с Федеральным законом "О статусе военнослужащих" в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона № 122-ФЗ:

- органы государственной власти, органы местного самоуправления и организации, осуществляющие жилищное строительство, обязаны были принимать и своевременно осваивать ассигнования, передаваемые из федерального бюджета целевым назначением на строительство жилья для военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы (п. 2 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих");

- органы государственной власти, органы местного самоуправления и организации, осуществляющие жилищное строительство, обязаны были продавать указанным лицам квартиры или индивидуальные жилые дома на льготных условиях в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации (п. 2 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих") (указанный механизм Правительством Российской Федерации так и не был разработан);

- лицам, которые на момент увольнения с военной службы имели общую продолжительность военной службы 10 лет и более (в календарном исчислении), при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членам их семей при перемене места жительства гарантировалось не позднее чем в трехмесячный срок со дня прибытия на избранное место жительства обеспечение органами местного самоуправления жилыми помещениями по установленным нормам, в том числе посредством государственных жилищных сертификатов на приобретение и строительство жилья, обеспечиваемых средствами из федерального бюджета, а также внебюджетных источников финансирования (п. 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих").

В Постановлении № 5-П Конституционный Суд Российской Федерации пришел к обоснованному выводу, отметив следующее: "Из приведенных законоположений следует, что до 1 января 2005 года законодатель в качестве основной формы обеспечения жильем граждан, выполнивших возлагавшиеся на них по контракту обязанности военной службы, признавал предоставление им жилья по договорам социального найма органами местного самоуправления из фонда муниципального жилья, а дополнительной формой - приобретение жилья за льготную (доступную) плату либо за счет целевых субсидий по государственным жилищным сертификатам, выдаваемых органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации за счет средств федерального бюджета".

2. Формы жилищного обеспечения лиц, уволенных с военной службы в соответствии с Федеральным законом "О статусе военнослужащих" в редакции Закона № 122-ФЗ (т.е. с 1 января 2005 г.):

- обеспечение жилыми помещениями граждан, уволенных с военной службы, вставших на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г. в муниципальных образованиях, осуществляется за счет средств федерального бюджета путем выдачи государственных жилищных сертификатов органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации по месту постановки на учет (п. 2 ст. 15 Закона "О статусе военнослужащих");

- обеспечение жилым помещением военнослужащих - граждан Российской Федерации, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более (в календарном исчислении), при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов (п. 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих").

Новая редакция Федерального закона "О статусе военнослужащих" с 1 января 2005 г. разделила указанных лиц на две категории: тех, кто уволен до 1 января 2005 г., и тех, кто после, предоставив им при этом неравные жилищные права.

В Постановлении № 5-П отмечается: "Тем самым с 1 января 2005 года граждане, вставшие на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий в органах местного самоуправления до 1 января 2005 года и уволенные с военной службы до этой даты, утратив право на получение жилого помещения в пользование от органов местного самоуправления по договорам социального найма из фонда муниципального жилья, сохранили лишь право на получение государственных жилищных сертификатов как единственно возможную для них форму обеспечения жильем, тогда как те из них, кто был уволен либо подлежит увольнению с военной службы после 1 января 2005 года, могут обеспечиваться жильем либо посредством выдачи государственных жилищных сертификатов, либо в иных формах, в частности посредством приобретения для них жилых помещений федеральными органами исполнительной власти за счет средств федерального бюджета".

3. Форма жилищного обеспечения лиц, уволенных с военной службы до 1 января 2005 г., в соответствии с Федеральным законом "О статусе военнослужащих" в редакции Закона № 122-ФЗ (т.е. с 1 января 2005 г.): приобретение жилья на средства субсидии из федерального бюджета на основании полученного государственного жилищного сертификата.

4. Формы жилищного обеспечения лиц, уволенных с военной службы после 1 января 2005 г., в соответствии с Федеральным законом "О статусе военнослужащих" в редакции Закона № 122-ФЗ (т.е. с 1 января 2005 г.):

- приобретение жилья на средства субсидии из федерального бюджета на основании полученного государственного жилищного сертификата;

- иные формы, в том числе приобретение для указанных лиц жилых помещений федеральными органами исполнительной власти за счет средств федерального бюджета. Такая форма на практике была реализована с принятием Постановления Правительства Российской Федерации "О дополнительных мерах по обеспечению жильем военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации" от 28 апреля 2006 г. № 249 (с изменениями от 26 сентября 2006 г.), которым было поручено Министерству обороны Российской Федерации и Федеральному агентству по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству осуществить в 2006 - 2007 гг. дополнительные меры по обеспечению жильем военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации путем предоставления не менее 18400 квартир в городах Москве и Санкт-Петербурге, а также Калининградской, Ленинградской и Московской областях в соответствии с заданием согласно приложению к Постановлению.

Как следует из Федерального закона "О статусе военнослужащих" (в редакции Закона № 122-ФЗ), приобретение жилья в собственность с помощью государственных жилищных сертификатов для граждан, вставших на учет нуждающихся в получении жилья до 1 января 2005 г., - единственная форма обеспечения жильем, если они были уволены с военной службы до 1 января 2005 г., и приоритетная (но не единственная) форма обеспечения жильем, если они были уволены либо подлежат увольнению с военной службы после 1 января 2005 г.

Основные выводы Конституционного Суда Российской Федерации по данному делу следующие.

1. Законодатель имеет право менять ранее установленные им источники и формы обеспечения жильем граждан, выполнивших возлагавшиеся на них по контракту обязанности военной службы (имеет так называемые дискреционные полномочия, т.е. по своему усмотрению). Но в правовом государстве усмотрение законодателя не может быть абсолютным, поскольку иной подход противоречил бы Конституции Российской Федерации, например, в той ее части, в которой говорится, что Россия является социальным государством. С учетом такого подхода в Постановлении № 5-П отмечается: "Законодатель в силу имеющейся у него дискреции вправе менять ранее установленные им источники и формы обеспечения жильем граждан, выполнивших возлагавшиеся на них по контракту обязанности военной службы. Такого рода законодательные изменения сами по себе не противоречат Конституции Российской Федерации, если ими обеспечивается сохранение и возможное повышение достигнутого уровня социальной защиты этих граждан, а также реализуется принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм. Следовательно, законодатель был вправе освободить органы местного самоуправления с 1 января 2005 года от обязанности предоставлять в трехмесячный срок жилье из муниципального фонда по договору социального найма гражданам, уволенным с военной службы, и - исходя из того, что государство не может произвольно отказываться от выполнения своих публично-правовых обязательств, - возложить обязанность по их обеспечению жильем за счет федерального бюджета на органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации".

К приведенной позиции Конституционного Суда Российской Федерации следует добавить лишь то, что снятие с органов местного самоуправления обязанности по жилищному обеспечению военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы, является оправданным, поскольку именно на них лежит основное бремя жилищного обеспечения малоимущих граждан за счет местного бюджета. Иными лицами, которым федеральным законом или законом субъекта Российской Федерации гарантировано бесплатное или за доступную плату жилье, такое право должно быть реализовано за счет средств соответствующего бюджета (федерального или субъекта Российской Федерации). Поскольку военнослужащие относятся к категории федеральных служащих, постольку вопросы их жилищного обеспечения должны решаться на федеральном уровне, т.е., образно говоря, каждый (имеется в виду уровень власти, его аппарат и служащие) должен "жить по своему карману".

2. Ограничение в социально-экономических правах (в том числе жилищных) должно происходить на основе следующих принципов:

- соблюдение конституционного принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, которое означает, помимо прочего, запрет вводить такие ограничения в правах лиц, принадлежащих к одной категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях);

- вводя новое правовое регулирование, законодатель должен исходить как из недопустимости издания в Российской Федерации законов, отменяющих или умаляющих права граждан, так и из требования предсказуемости законодательной политики в социальной сфере, с тем чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса и действенности государственной защиты наполняющих его прав, т.е. в том, что возникшее у них на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано.

3. Положения п. п. 2 и 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" (в редакции п. 8 ст. 100 Закона № 122-ФЗ), вводящие для граждан, вставших на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий и уволенных с военной службы до 1 января 2005 г., не имеющие конституционного обоснования и обусловленные только датой увольнения с военной службы ограничения в формах обеспечения жильем по сравнению с гражданами, уволенными или подлежащими увольнению с военной службы после 1 января 2005 г., нарушают закрепленное ст. 40 Конституции Российской Федерации право на жилище и противоречат ее ст. 19 (ч. 2), согласно которой государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Кроме того, Конституционный суд сделал и дополнительные выводы из данного положения дел, они заключаются в следующем.

1. О возможности посредством государственного жилищного сертификата реализовать право на жилище за счет средств федерального бюджета.

Заявители утверждают, что замена права на получение жилого помещения в пользование по договору социального найма правом на получение безвозмездной субсидии для приобретения жилья на основе государственного жилищного сертификата не является равноценной, поскольку сумма денежных средств, предоставляемых в виде субсидии, рассчитанная на основании соответствующих нормативов, не позволяет им приобрести жилье в собственность в избранном месте жительства. И это действительно так, поскольку утверждаемая уполномоченным государственным органом стоимость 1 кв. м общей площади жилья для расчета размера предоставляемой по ГЖС субсидии в настоящее время отличается от рыночной в несколько раз в зависимости от региона, что не позволяет реализовать свое право на жилище, предоставляемое бесплатно или за доступную плату. Размер доплаты к сумме субсидии, которую необходимо владельцу ГЖС присовокупить, несоразмерен с его денежным довольствием, что позволяет говорить о недоступности этой формы жилищного обеспечения для увольняемых и лиц, уволенных с военной службы.

В Постановлении №5-П отмечается, что "само по себе использование государственных жилищных сертификатов в качестве формы обеспечения жильем граждан, выполнивших возлагавшиеся на них по контракту обязанности военной службы, не противоречит Конституции Российской Федерации, но только в той мере, в какой с их помощью для этих граждан обеспечивается возможность приобретения жилья в избранном месте жительства как минимум за доступную плату (ч. 3 ст. 40 Конституции Российской Федерации)".

Данный вывод суда является принципиальным, в нем содержится формула реализации конституционного права на жилище. В то же время поскольку разрешение вопроса о соотношении расчетной стоимости 1 кв. м общей площади жилья по Российской Федерации, устанавливаемой уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, и действительной его стоимости на рынке жилья не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, постольку рассмотрение данного вопроса явилось основанием к прекращению в этой части производства по делу.

2. Пробелы правового регулирования в области жилищного обеспечения лиц, уволенных с военной службы, должны быть федеральным законодателем устранены, так как военная служба как разновидность федеральной государственной службы относится к предметам ведения Российской Федерации.

"Переложив обязанность по обеспечению жильем граждан, выполнивших возлагавшиеся на них по контракту обязанности военной службы, с органов местного самоуправления на федеральные органы исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, федеральный законодатель не определил условия и порядок их обеспечения жильем, что требует, как следует из статьи 80 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", устранения пробела в правовом регулировании. В противном случае появляется опасность недопустимого в правовом государстве произвольного усмотрения органов исполнительной власти в сфере реализации жилищных прав указанной категории граждан", - отмечается в Постановлении № 5-П.

Решение Конституционного Суда Российской Федерации. Постановлением № 5-П признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации (ч. 2 ст. 19 и ст. 40) п. п. 2 и 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" (в редакции п. 8 ст. 100 Закона N 122-ФЗ) в той мере, в какой на их основании возможность обеспечения жильем за счет средств федерального бюджета граждан, вставших на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий и уволенных с военной службы до 1 января 2005 г., в отличие от граждан, уволенных или подлежащих увольнению с военной службы после 1 января 2005 г., ограничивается выдачей государственных жилищных сертификатов органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации по месту постановки на учет. Из этого следует, что независимо от срока увольнения с военной службы указанные лица имеют равные права на жилищное обеспечение как путем предоставления ГЖС, так и путем непосредственного предоставления жилых помещений федеральным органом исполнительной власти, в котором они проходили военную службу.

Решения Конституционного Суда Российской Федерации являются окончательными и не подлежат обжалованию, они обязательны для исполнения всеми. Конституционный Суд Российской Федерации предписывает федеральному законодателю урегулировать условия и порядок обеспечения жильем граждан, вставших на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г. и уволенных или подлежащих увольнению с военной службы, путем внесения изменений в действующую редакцию Федерального закона "О статусе военнослужащих".

Таким образом, высший суд нашей страны встал на сторону военнослужащих в вопросе защиты их конституционных прав, что ярко показывает общий вектор движения правоприменительной системы в этом направлении.

Значительной частью судебной практики по защите прав военнослужащих является такая категория дел как дела о возмещении и вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих.

В практике военных судов в 1993 - 1995 гг. в отдельных случаях признавалось право членов семьи военнослужащего на возмещение вреда, причиненного смертью кормильца, в порядке гражданско-правовой ответственности воинской части. В качестве примера можно привести решение по гражданскому иску в отношении военнослужащего Деркача. Так, военнослужащий Деркач, управляя закрепленной за ним специальной машиной, нарушил правила движения, что повлекло за собой гибель старшего прапорщика Бережного. Рассматривая в 1994 г. гражданский иск Бережной - супруги погибшего о компенсации морального вреда, военный суд в удовлетворении иска отказал, сославшись на то, что компенсация причиненного преступными действиями морального вреда в порядке уголовного судопроизводства законом якобы не предусмотрена.

В протесте председателя Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации был поставлен вопрос об отмене судебных решений по делу в части гражданского иска потерпевшей на основании норм, закрепленных в ГК РФ 1994 г. (ст. 151) и Правилах возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденных Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 декабря 1992 г. № 4214-1. Как указывалось в протесте, войсковая часть обязана компенсировать жене погибшего при исполнении служебных обязанностей старшего прапорщика Бережного моральный вред, причиненный источником повышенной опасности - автомобилем этой части, независимо от вины самой части.

Военная коллегия отменила состоявшиеся решения по гражданскому иску и приняла по нему новое решение, согласно которому потерпевшей возмещен моральный вред в размере 2 млн. руб. на основании ст. 151 ГК РФ и ст. 25 Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей.

В 1994 - 1995 гг. в правоприменительной практике имели место отдельные случаи, когда членам семьи военнослужащих возмещалась доля утраченного заработка и компенсировался моральный вред. Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащего, осуществлялось в части, превышающей размеры пенсий, пособий и иных социальных выплат, назначенных членам его семьи в связи со смертью кормильца.

Вступление в действие с 1 января 1995 г. части первой, а с 1 марта 1996 г. части второй ГК РФ позволило упорядочить применение правовых норм о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих, закрепить порядок защиты (реализации) прав граждан (военнослужащих), гарантированных Конституцией Российской Федерации: на жизнь (ст. 20), на социальное обеспечение (ст. 39), на возмещение ущерба, причиненного здоровью экологическим правонарушением (ст. 42), на судебную защиту (ст. 46) и др. В ГК РФ (часть вторая) по сравнению с ГК РСФСР 1964 г. нормы о гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный жизни или здоровью гражданина, а также нормы о компенсации морального вреда содержатся в отдельных параграфах гл. 59, что подчеркивает относительную самостоятельность каждого вида обязательств. Более детально регламентированы основания и условия наступления гражданско-правовой (деликтной) ответственности, установлены способы и порядок определения размера возмещения вреда, соотношение страховых, пенсионных выплат и выплат по возмещению вреда в порядке гражданско-правовой ответственности организации.

Принципиально новое положение закреплено в ст. 1084 ГК РФ, устанавливающей возможность правового регулирования отношений по возмещению вреда с участием военнослужащих на основе правовых норм гл. 59 ГК РФ при условии, что законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 18 Постановления "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" от 14 февраля 2000 г. № 9 указал: "Согласно ст. 1084 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, возмещается по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности. Объем и характер возмещения этого вреда военнослужащим определен в ст. ст. 16 и 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих".

Также право на получение единовременного пособия на основании п. 3 ст. 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих" имеют военнослужащие, которые из-за повреждения здоровья, полученного в связи с исполнением служебных обязанностей, признаны негодными к военной службе и досрочно уволены на основании подп. "в" п. 1 ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе".

Единовременное пособие военнослужащему и членам его семьи выплачивается в случае, если полученное военнослужащим увечье или заболевание либо гибель (смерть) военнослужащего находятся в причинной связи с исполнением им служебных обязанностей, перечисленных в п. 1 ст. 37 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе".

Военно-страховая компания в некоторых случаях отказывала в выплате единовременного пособия членам семей военнослужащих, оспаривая обусловленность гибели (смерти) военнослужащего исполнением им обязанностей военной службы. Так, на основании ст. 18 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" 1993 г. Г. обратилась в суд с иском к Военно-страховой компании о взыскании единовременного пособия и компенсации морального вреда в связи со смертью ее мужа - военнослужащего Главной военной прокуратуры. Как установил суд, полковник юстиции Г. 4 августа 1994 г., находясь в служебном кабинете, около 15 час. 30 мин. потерял сознание, был доставлен в госпиталь, где 5 августа 1994 г. умер от инсульта.

Разрешая спор и отказывая в иске, суд первой инстанции исходил из того, что смерть мужа истицы, учитывая характер его заболевания, наступила не при исполнении обязанностей военной службы, поэтому Г. не имеет права на получение указанного пособия.

Президиум Московского городского суда 4 июня 1998 г., удовлетворяя протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, указал: поскольку болезнь, вызвавшая смерть Г., возникла в период его нахождения на службе на территории Главной военной прокуратуры, а умер он на следующий день в госпитале, вывод суда о том, что смерть Г. наступила не при исполнении им обязанностей военной службы, противоречит закону. В результате суд признал за Г. право на получение единовременного пособия в размере 120 окладов денежного содержания. Здесь мы также видим защиту прав граждан, вытекающих из факта наличия у пострадавшего (умершего) лица статуса военнослужащего.

Кроме того, определенным механизмом защиты прав военнослужащих является механизм страховых выплат вследствие военной травмы. Причинение вреда здоровью военнослужащего (военная травма) при исполнении им обязанностей военной службы дает право на получение страховой выплаты.

Но в то же время факт причинения вреда попадает под "пристальное внимание" вышестоящего командования. Некоторые командиры просто скрывали факт травматизма, тем самым лишая военнослужащего права на получение страховой выплаты. Такие случаи выявлялись в ходе прокурорских проверок. Анализ практики проверок воинских частей прокуратурой Северо-Кавказского военного округа за 1999 г. показывает, что из 620 военнослужащих, получивших травмы, 124 военнослужащих, т.е. каждый пятый, пострадали в результате нарушения правил уставных взаимоотношений. В целом за 1999 г. в 2,8 раза возросло количество преступлений, связанных с превышением власти, в результате которых пострадало 67 военнослужащих. Среди правонарушителей 7 командиров и заместителей командиров воинских частей. Только в одной воинской части в течение 1999 г. 25 военнослужащих не получили гарантированных страховых выплат вследствие сокрытия фактов травматизма.

Следует отметить, что прокурорский надзор является достаточно действенным средством. Обращение в органы прокуратуры не может остаться без ответа. Если факт нарушения прав военнослужащих вследствие злоупотреблений должностных лиц воинской части подтверждается, то прокурор в кратчайшие сроки может принять меры в отношении командира воинской части (внести представление о нарушении законности либо, если есть признаки состава преступления, возбудить уголовное дело).

Таким образом, мы можем видеть, что механизмы судебной защиты и прокурорского реагирования являются действенным средством для реализации свобод и восстановления нарушенных прав военнослужащих – важнейшего вида государственной службы.


Заключение

В настоящей работе мы рассмотрели основы конституционно-правового статуса военнослужащего, специфики существования и реализации его прав, а также механизмов их защиты. По результатам рассмотренного в работе можно сказать следующее.

В каком бы государстве ни находился человек, в месте ли своего постоянного жительства или пребывания (по своим делам и интересам) — он остается свободным существом, находящимся под защитой мирового сообщества, собственного государства, гражданином которого он является, а также государства, в котором он находится. Состояние свободы не даруется какой-либо публичной властью, а принадлежит человеку в силу его рождения. Не исключением в этом смысле является и военнослужащий.

Материал, изложенный в настоящей дипломной работе, показал нам, что современное состояние дел в законодательной сфере урегулирования конституционных прав граждан-военнослужащих существенно опережает таковое в правоприменительной сфере. Именно этим дисбалансом обусловлено то количество судебных дел о защите нарушенных прав, каковое имеет место быть ныне.

Реалии сегодняшнего дня и практика военного строительства в нашей стране позволяют прийти к выводу, что развитие военного законодательства, а также складывающаяся на его основе правоприменительная практика значительно опережают теорию военного права. Несмотря на очевидные достижения отечественной военно-правовой науки, теория российского военного права явно отстает от реальных запросов государственно-правового и военного строительства и одновременно не в полной мере соответствует известным стандартам и принципам современного правового государства.

Общие основы защиты конституционных прав военнослужащих в нашей стране законодательно установлены. Суды выносят все больше решений в пользу людей в погонах. Однако нерешенных вопросов остается куда больше.

В первую очередь самым больным вопросом для военнослужащих является жилищный вопрос. Именно ему посвящены большая часть нормативных актов из области защиты прав военнослужащих и большая часть судебных процессов. При этом является отрадным тот факт, что судебная практика идет по пути детализации норма права и создания прецедентов защиты прав военнослужащих и членов их семей.

Завершая рассмотрение избранной темы, следует определить те направления, которые необходимы для надлежащего приведения в соответствии с требованиями Конституции Российской Федерации текущего состояния дел в сфере защиты прав военнослужащих:

1. Необходимо более детально зафиксировать в действующем законодательстве и подзаконных актах механизм реализации военнослужащими их конституционного права на жилище и механизм более оперативного возложения ответственности на виновных в нарушении этого права лиц;

2. Необходимо детализировать случаи возмещения вреда жизни и здоровью военнослужащего вследствие военной травмы, исключив излишнюю забюрократизированность данного процесса;

3. Необходим комплекс воспитательных мер по отношению к командирам воинских частей по вопросам несокрытия ими фактов нарушения конституционных прав военнослужащих, проходящих службу в их частях.

При реализации данных направлений представляется неизбежным повышение правовой защищенности и фактической гарантированности соблюдения конституционных прав военнослужащих в Российской Федерации.


Список литературы

1. Конституция РФ.

2. Федеральный Конституционный закон «О военных судах РФ» от 23.06.1999 № 1-ФКЗ (в ред. Федерального конституционного закона от 29.06.2009 № 3-ФКЗ). //РГ от 25 июня 1999 г.

3. Федеральный Закон РФ «О статусе военнослужащих» от 28.05.1998 № 76-ФЗ (в ред. Федерального закона от 09.02.2009 № 1-ФЗ). //РГ от 10 февраля 2009 г.

4. Федеральный закон от 20 августа 2004 г. № 117-ФЗ "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих" //Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. № 34. Ст. 3532.

5. Федеральный закон от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации".

6. Федеральный закон от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации".

7. Постановление Правительства Российской Федерации "О дополнительных мерах по обеспечению жильем военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации" от 28 апреля 2006 г. № 249 (с изменениями от 26 сентября 2006 г.).

8. Постановление Правительства Российской Федерации "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда" от 4 июля 2003 г. № 400.

9. Приказ Министерства юстиции Российской Федерации и Министерства финансов Российской Федерации от 15 октября 2007 г. № 199/87н «Об утверждении Порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, в зависимости от сложности уголовного дела».

10. Приказ министра обороны Российской Федерации от 13 октября 2005 г. № 430 «Об утверждении Инструкции о регулировании основания и порядок осуществления выплат адвокатам в качестве вознаграждения и компенсации расходов при оказании ими юридической помощи».

11. Приказ министра обороны Российской Федерации " от 21 марта 1998 г. № 100 "О юридической службе Вооруженных Сил Российской Федерации.

12. Приказ министра обороны Российской Федерации от 31 января 2001 г. № 10 "Об утверждении Наставления по правовой работе в Вооруженных Силах Российской Федерации".

13. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации "По делу о проверке конституционности положений пунктов 2 и 14 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и пункта 8 Правил выпуска и погашения государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Государственные жилищные сертификаты" на 2004 - 2010 годы, входящей в состав федеральной целевой программы "Жилище" на 2002 - 2010 годы, в связи с жалобами ряда граждан" от 5 апреля 2007 г. № 5-П.

14. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. N 9 "О некоторых вопросах применения законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. N 4.

15. Акчурин З.Х. Практика применения военными судами законодательства о жилищном обеспечении военнослужащих при увольнении с военной службы // Право в Вооруженных Силах. 2008. N 4.

16. Артамонов Н.В. Советское законодательство о льготах гражданам в связи с выполнением воинской обязанности и вопросы его совершенствования: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1974.

17. Артамонов Н.В. Правовой статус советских военнослужащих: Дис. ... докт. юрид. наук. М., 1986.

18. 3. Борисевич М.М. Законодательство о льготах советским гражданам в связи с защитой социалистического Отечества в период Великой Отечественной войны: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1988.

19. Баглай М.В. Конституционное право РФ. М., 2001.

20. Борисенко В.М. Судебная защита прав военнослужащих. Теоретико-правовой анализ. СПб., 2002.

21. Военное право: Учебник для военно-учебных заведений Вооруженных Сил Российской Федерации. /Под ред. Н.И. Кузнецова. М., 1996.

22. Гарненко С.А. Правовое регулирование высшего профессионального образования в военно-учебных заведениях Министерства обороны Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004.

23. Дробот О.В. Правовое регулирование льгот, предоставляемых членам семей военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003.

24. Зорькин В.Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2004. N 12.

25. Ивашин А.А. Право военнослужащих на охрану здоровья (организационно-правовые вопросы): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001.

26. Ковешников Е.М. Конституционное право Российской Федерации. М., 2000.

27. Корельский В.М., Перевалов В.Д. Теория государства и права. М., 1997.

28. Коровников А.В. Правовая и социальная защита военнослужащих (теоретико-правовое исследование): Дис. ... докт. юрид. наук. СПб., 2005.

29. Коровников А.В. Социальная защита военнослужащих (теоретико-правовой аспект): Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2000.

30. Королев Г.Н. Правовое регулирование реализации права военнослужащих на свободу вероисповедания: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1994.

31. Корякин В.М. Правовые основы военно-социальной работы в Вооруженных Силах Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998.

32. Кривенко А.М. Военная организация государства (социально-философский анализ). М., 2001.

33. Кузнецов Н.И., Старов Б.Ф. Военная администрация. М., 1998.

34. Кудашкин А.В. Военная служба в Российской Федерации: теория и практика правового регулирования. СПб., 2003.

35. Кудашкин А.В. Жилищное обеспечение военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей. М., 2005.

36. Кудашкин А.В. Конституционно-правовой статус военнослужащих в Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998.

37. Кудашкин А.В. Теоретико-правовые основы военной службы в Российской Федерации. М., 2000.

38. Кудашкин А.В. Военная служба в Российской Федерации: теория и практика правового регулирования. СПб., 2003.

39. Кудашкин А.В., Фатеев К.В. Комментарий к Федеральному закону "О статусе военнослужащих". М., 2005.

40. Кулаков А.В. Система геополитических факторов и ее влияние на пограничную политику Российской Федерации. М., 2000.

41. Лайков В.П. Правовые основы государственной защиты граждан Российской Федерации - участников боевых действий. М., 2001.

42. Ларин А.М. Эффективность применения уголовно-процессуального закона. //Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. М. 1979.

43. Леншин С.И. Правоприменение как форма реализации социально-экономических прав военнослужащих: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003.

44. Линник Л.Н. Конституционное право гражданина Российской Федерации на жизнь. М., 1993.

45. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. М., 1999.

46. Мигачев Ю.И. Конституционные права военнослужащих (сравнительное исследование законодательства Российской Федерации, США, Франции и ФРГ): Дис. ...канд. юрид. наук. М., 1993.

47. Мигачев Ю.И. Правовые гарантии реализации статуса военнослужащих (сравнительно-правовое исследование): Дис. ...докт. юрид. наук. М., 1999.

48. Мигачев Ю.И., Тихомиров С.В. Военное право. М., 2002.

49. Общая теория права и государства. Под ред. В.В. Лазарева. М., 2003.

50. О правосудии, чистоте мундира и не только. Интервью Председателя Военной коллегии Верховного Суда РФ А.В. Петроченкова газете «Красная Звезда». // «Красная Звезда». 2 марта 2006 года.

51. Рыжаков А.П. Правоохранительные органы. М.: Инфра-М, 2008.

52. Сорока Н.Ю. Конституционные права, свободы и законные интересы военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей: вопросы теории и практики реализации: Дис. ... канд. юрид. наук: СПб., 2004.

53. Старцун В.Н. Юридические гарантии реализации прав граждан, уволенных с военной службы: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2000.

54. Сухова Е.В. Юридические средства защиты прав и свобод военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации. М., 2004.

55. Сыроватская Л.А. Трудовое право. М., 1995.

56. Тер-Акопов А.А. Безопасность человека. Теоретические основы социально-правовой концепции. М., 1998. .

57. Фатеев К.В. Военная безопасность Российской Федерации и правовые режимы ее обеспечения (теоретико-правовое исследование). М., 2004.

58. Фатеев К.В. Правовое регулирование обеспечения военной безопасности Российской Федерации. М., 2005.

59. Фортушин В.Е. Право военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005.

60. Царьков В.Н. Права военнослужащих как предмет защиты в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. N 5.

61. Чепурной А.Г. Государственное регулирование правоотношений в сфере социальной защиты инвалидов войн и вооруженных конфликтов в Российской Федерации. М., 2001.


[1] Баглай М.В. Конституционное право РФ. М., 2001. С. 98.

[2] В ред. Федерального закона от 09.02.2009 № 1-ФЗ. //РГ от 10 февраля 2009 г.

[3] Кривенко А.М. Военная организация государства (социально-философский анализ): Диссертация. М., 2001. С. 44.

[4] Фатеев К.В. Правовое регулирование обеспечения военной безопасности Российской Федерации: Диссертация. М., 2005. С. 34.

[5] Кулаков А.В. Система геополитических факторов и ее влияние на пограничную политику Российской Федерации: Автореферат диссертации. М., 2000. С. 36.

[6] Фатеев К.В. Военная безопасность Российской Федерации и правовые режимы ее обеспечения (теоретико-правовое исследование): Монография. М., 2004. С. 348 - 351.

[7] Кудашкин А.В. Жилищное обеспечение военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей. М., 2005. С. 12.

[8] Федеральный закон от 20 августа 2004 г. N 117-ФЗ "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. N 34. Ст. 3532.

[9] Рыжаков А.П. Правоохранительные органы. М., 2008. С. 132.

[10] Федеральный Конституционный закон «О военных судах РФ» от 23.06.1999 № 1-ФКЗ (в ред. Федерального конституционного закона от 29.06.2009 № 3-ФКЗ). //РГ от 25 июня 1999 г.

[11] См.: Ларин А.М. Эффективность применения уголовно-процессуального закона. //Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. М. 1979. С. 223.

[12] О правосудии, чистоте мундира и не только. Интервью Председателя Военной коллегии Верховного Суда РФ А.В. Петроченкова газете «Красная Звезда». // «Красная Звезда». 2 марта 2006 года.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему