регистрация / вход

Система наказаний и его виды в судебной практике России

Понятие уголовного наказания и его признаки. Цели, система наказаний и его виды. Современное состояние системы наказаний. Виды уголовного преследования. Цели и проблемы эффективности назначения уголовного наказания. Меры государственного принуждения.

Содержание

Введение

1. Наказание: его понятие, признаки и цели

1.1 Понятие уголовного наказания и его признаки

1.2 Цели наказания

2. Система наказаний и его виды

2.1 Современное состояние системы наказаний

2.2 Виды наказаний

3. Проблемы эффективности назначения наказания

Заключение

Список использованных источников

Введение

В настоящее время право как регулятор общественных отношений играет большую роль, особенно после отказа от нигилистических воззрений в этой области и начала построения правового государства. Уголовное законодательство - это «цепной пес» современного общества, который охраняет, защищает, обеспечивает реализацию правовых отношений. Оно способствует тому, чтобы общественные регуляторы работали нормально, были наполнены реальным содержанием и справедливо карает каждого правонарушителя, принуждая его к соблюдению установленных общеобязательных правил поведения.

Вопрос о системе наказаний, возможных мерах государственного принуждения, в этой связи, представляется одним из наиболее важных. За последние годы, в процессе реформы уголовного законодательства, появились новые виды наказаний, некоторые из них (например, ограничение по военной службе) уже применяются, некоторые (арест, ограничение свободы) только планируется применять в ближайшем будущем, хотя они уже присутствуют в системе наказаний и санкциях статей Особенной части УК РФ. Назначение, сущность, порядок исполнения некоторых наказаний были изменены. Иные виды уголовных наказаний (высылка, ссылка) были исключены еще в начале правовой реформы. Существенно сужены рамки применения высшей меры наказания - смертной казни через расстрел.

В литературе данная тема, в целом, была изучена достаточно хорошо, что связано, в первую очередь, с тем, что система и виды наказаний, в том или ином виде, существовали во всех уголовных законах, хотя и были наполнены различным содержанием. Одновременно, как следует из приведенных выше обстоятельств, значительная часть работ, как монографий, так и учебников, устарела в большей или меньшей степени. Ниже будет показано, что очень немного наказаний не претерпело существенных изменений после принятия нового Уголовного кодекса РФ. При этом, следует учитывать, что судебная практика по вновь добавленным видам уголовно-правовой ответственности либо пока вовсе отсутствует (ограничение свободы, арест), либо еще не осмыслена и не подытожена (например, обязательные работы). Еще должным образом не изучено смещение акцентов с более тяжких видов наказания, связанных с ограничением свободы к более мягким, с одной стороны, и наблюдающаяся уже полтора десятилетия тенденция к увеличению средних сроков лишения свободы, с другой.

Все это свидетельствует о том, что необходимы новые теоретические правовые исследования в области системы и видов наказаний. Настоящая работа представляет собой одну из попыток проведения такого исследования и сравнительно-правового анализа с целью более точного и глубокого уяснения смысла и различных аспектов системы и видов наказания.

Проблема уголовного наказания является одной из наиболее сложных и многогранных в уголовно-правовой науке. Ее значение определяется тем, что уголовное право реализует себя, прежде всего, угрозой и назначением наказания.

Преступление и наказание тесно связаны. Наказание - это естественная реакция государства на совершенное преступление. Если общественно опасное деяние не влечет за собой наказания, оно не может считаться преступлением. Признак уголовной наказуемости - обязательный признак преступления.

Не может существовать преступление без наказания, и наоборот. Сказанное подтверждают не только вышеприведенные доводы, но и вся история развития преступления и наказания в отечественном уголовном законодательстве[1] .

Так Н. В. Григорьев, осуществляя углубленный анализ исторических аспектов уголовного наказания, приходит к следующему выводу: «Исторический анализ позволяет сделать вывод, что наказание возникает с появлением общественной организации жизни человека»[2] . В ходе проводимого анализа выяснено, что исторически первой формой уголовного наказания (точнее, предпосылкой к появлению такового) была кровная месть, затем возник материальный выкуп, устрашающие и изолирующие виды наказаний.

Необходимо учитывать, что работа по реформированию уголовного законодательства должна вестись постоянно, а в настоящий момент она просто переживает очень активную фазу. Сразу после введения в действие Уголовного кодекса РФ специалисты обнаружили в нем очень много недостатков и пробелов. Как следствие этого, встал вопрос о внесении изменений и дополнений в текст закона, который постепенно решается Федеральным Собранием РФ. В работе подчеркнуты некоторые положения, которые могут подвергнуться расширительному толкованию или быть изменены в ближайшее время.

При выполнении настоящей работы автор использовал следующее источниками: действующее уголовное законодательство Российской Федерации, законодательство РСФСР советского периода, судебную практику, обзоры практики, издаваемые Верховного Суда РФ, комментарии к УК РФ, научную литературу, посвященную дореволюционному законодательству, монографии различных авторов по вопросам системы и видов наказания и другими публикациями.

1. Наказание: его понятие, признаки и цели

1.1 Понятие уголовного наказания и его признаки

При всем многообразии вопросов, решаемых в ходе создания и применения уголовного закона, два вопроса являются центральными: на чем основывается уголовная ответственность, т.е. за что следует наказывать, и от чего зависят размеры ответственности, т.е. как наказывать.

Важно отметить, что развитие уголовного законодательства проявляется в значительной мере в изменениях составов преступлений и санкций. Можно даже утверждать, что интенсивность криминализации может быть определенно обозначена с изменением видов и размеров наказания.

Следует отметить особую значимость уголовного наказания для отображения функций уголовного права.

Некоторые из функций специфичны только для уголовного права, прежде всего, охранительная и социально-превентивная. Между указанными общими функциями уголовного права и уголовного наказания есть определенная связь. Так, в частности, уголовное наказание способствует реализации такой специфической функции уголовного права, как социально-превентивная функция, - общее и специальное предупреждение преступлений[3] .

В отличие от института уголовной ответственности в юридической литературе теоретические проблемы уголовного наказания разработаны более обстоятельно. Они достаточно полно и всесторонне отражены в учебниках и курсах по уголовному праву[4] .

Институт уголовного наказания, способствующий воплощению в жизнь социально-превентивной функции уголовного права (общее и специальное предупреждение преступлений), является одним из важнейших институтов уголовного права.

Вопрос об эффективности уголовного права в значительной мере сводится к вопросу об эффективности уголовного наказания и зависит от правильного определения целей наказания.

До принятия Основ уголовного законодательства вопрос об отличии понятий «уголовная ответственность» и «уголовное наказание» не был предметом специального рассмотрения. Понятие «уголовная ответственность», как отличное от понятия «наказание», появилось впервые лишь в Основах уголовного законодательства 1958 г.

Ранее действовавшее уголовное законодательство не содержало определения наказания. Наиболее существенные его признаки были указаны в ряде норм уголовного права. На основании законодательных положений и обобщения судебной практики такое определение давала теория уголовного права.

Раскрывая содержание ст. 20 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, И.С. Ной отмечал три положения, закрепленных в этой статье: «...во-первых, в ней содержится определенная информация о наказании как социальном институте; во-вторых, определяется результат, который должен быть достигнут при применении наказания, и в-третьих, определяются целенаправленность и характер деятельности по достижению указанного результата»[5] .

Впервые законодательное определение понятия наказания было дано в ст. 28 Основ 1991 г.: «Наказание есть мера принуждения, применяемая от имени государства по приговору суда к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключающаяся в предусмотренных законом лишении или ограничении прав и интересов осужденного».

Были даны и иные формулировки понятия наказания. Так, в процессе создания теоретической модели УК приводилось следующее определение: «Наказание есть мера принуждения, применяемая от имени государства по приговору суда и в соответствии с законом к лицу, признанному виновным в совершениипреступления, и выражающая отрицательную оценку его преступной деятельности»1 (ст. 57).

Заслуживает внимания определение, данное Чучаевым: уголовное наказание - это «мера государственного принуждения, установленная уголовным законом и влекущая лишение или ограничение прав и интересов осужденного; наказание применяется только к лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается от имени государства по приговору суда»[6] .

Меры государственного принуждения разнообразны.

Уголовное наказание - одна из наиболее значительных мер государственного принуждения. Об этом свидетельствует исторический опыт. Так, Чезаре Беккариа в трактате «О преступлениях и наказаниях» писал, что «только законы могут устанавливать наказания за преступления, и власть их издания может принадлежать только законодателю... Никакой судья не может, не нарушая справедливости, устанавливать наказания для других членов общества. Несправедливо наказание, выходящее за пределы закона, т.к. оно явилось бы другим наказанием, не установленным законом».

Обобщая значимые теоретические разработки, ныне действующий Уголовный кодекс РФ закрепил на уровне закона в ст. 3 «принцип законности», где определено, что «преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом».

Статья 43 УК РФ гласит: «Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренном настоящим кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица».

Существенным при этом является то, что законодатель выделил понятие наказания в ч. 1 ст. 43, а цели применения наказания в самостоятельной в ч. 2 этой нормы.

Такая редакция нормы позволила избежать тех трудностей толкования закона, которые имели место в ранее действовавшем УК РСФСР 1960 г.

Так, ст. 20 УК РСФСР оговаривала, что «наказание не только является карой за совершенное преступление, но и преследует цели...».

В редакционном отношении смысловое содержание нормы было изложено неудачно, поскольку сопоставлялись разнопорядковые понятия -содержание и цели наказания. Фактически наказание понималось законодательством как «кара», ибо «но» относилось к формулировке его целей[7] .

Представляется, что исключение из текста закона термина «кара» символично. Так, уже в ст. 10 Руководящих начал 1919 г. нашел свое закрепление принцип отрицания возмездия: «Наказание должно быть целесообразно и в то же время совершенно лишено признаков мучительства и не должно причинять преступнику бесполезных и лишних страданий». Эта формулировка Руководящих начал была воспринята затем ст. 26 УК РСФСР 1922 г., ст. 4 Основных начал 1924 г., ст. 9 УК РСФСР 1926 г.

Однако то, что законодатель использует термин «государственное принуждение», не означает, что последний не придает должной значимости элементу кары.

Сложность познания сущности наказания связана не только с различным подходом в науке к определению места кары в наказании, но и с различными взглядами ученых на природу самой кары.

В юридической литературе нет единообразия в понимании содержания кары как сущности наказания. Многие авторы сводят ее к страданиям и лишениям, которые доставляют наказание осужденному. Так, Шаргородской писал: «Наказание является лишением преступника каких-либо принадлежащих ему благ и выражает отрицательную оценку преступника и его деяния государством. Наказание причиняет страдание тому лицу, к которому оно применяется. Именно это свойство, являясь необходимым признаком наказания, делает его карой»[8] . Как видно, приоритет отдается моментам лишения и страдания. В курсах советского уголовного права при определении понятия наказания кара не упоминается, а упор делается на государственно-принудительный его характер и причинение лишений виновному, а также упоминаются цели наказания[9] .

Следует отметить, что «государственное принуждение» в УК РФ, нельзя отождествлять и с «мерами социальной защиты» (УК РСФСР 1922 г.) или с выражениями «меры социальной защиты судебно-исправительного характера» (УК РСФСР 1926 г.). Государственное принуждение, как прямо указано в ст. 44 УК РФ, состоит в лишении или ограничении прав осужденного.

В ст.ст. 44 - 59 УК РФ перечислены все меры принуждения, являющиеся наказанием. Причем иные меры принудительного воздействия не имеют силы наказания.

Среди наказаний предусмотрен различный уровень правоограничений.

Действующий уголовный закон предусмотрел смертную казнь в общей системе наказаний (п. «н» ст. 44 УК РФ), отменив тем самым ее исключительность. Репрессивность видов наказания определена действующим УК РФ от наказания, связанного с наименьшим объемом кары - штрафом, до обладающего наибольшим - смертной казни.

Статья 6 УК РФ, раскрывая принцип справедливости, в ч. 1 оговаривает, что: «наказание и иные меры уголовно-правового характера, подлежащие применению к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми».

На уровне закона раскрыт процессуальный (внесудебный) порядок применения институтов амнистии, помилования. Представляется значимым, что в диспозиции этих норм указана непосредственная связь амнистии и помилования с освобождением от наказания: «Лица, осужденные за совершение преступлений, могут быть освобождены от наказания, либо назначенное наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания».

Уголовное наказание влечет судимость. Представляется верным редакционное изменение названия статьи.

Статья 86 УК РФ названа «Судимость». При этом законодатель в ч. 1 данной статьи на уровне закона раскрыл уголовно-правовое значение судимости при осуществлении процессуальных действий и указал на связь судимости как правового последствия с назначаемым наказанием: «Судимость, в соответствии с настоящим Кодексом, учитывается при рецидиве преступлений и при назначении наказания».

Судимость определяется по действующему УК РФ как правовое последствие, связанное с вступлением обвинительного приговора в законную силу и действующее до момента погашения или снятия судимости.

Статья 2 УК РФ определяет задачи Уголовного кодекса. В ч. 2 указанной статьи определено, что «настоящий Кодекс определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказания и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступления».

Представляется, что данная статья, как и норма, определенная ст. 3 УК РФ «Принцип законности», свидетельствует о вторичности уголовного наказания по отношению к совершаемым преступлениям: «Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом».

Существенно, что на уровне закона разрешен вопрос о значимости наказания в процессе классификации преступлений. Так, Н.И. Загородников считал, что «в основу классификации преступлений следовало бы положить санкцию (размер и вид предусмотренного в законе наказания)[10] .

Ранее в ст. 3 УК РСФСР 1960 г. также оговаривался этот принцип: «Уголовной ответственности и наказанию подлежит только лицо, виновное в совершении преступления...»

Возможна и иная реакция общества на преступление: так называемые иные меры уголовно-правового характера. Таковые, например, предусмотрены в ст. 90 УК РФ «Применение принудительных мер воспитательного воздействия», ст. 92 «Освобождение от наказания несовершеннолетних», ст. 82 «Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей» и др.

В ч. 1 ст. 44 УК РФ законодатель вновь закрепил положение о том, что эта «мера государственного принуждения назначается только по приговору суда».

УК РСФСР 1960 года в ч. 2 ст. 3 также оговаривал этот принцип: «Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом».

Представляется, что, и УК РФ подразумевает, что наказание назначается от имени государства. Этим подтверждаются конституционные начала судопроизводства. Назначение наказания только судом определено и в ст. 13 УПК РФ: «...Правосудие по уголовным делам осуществляется только судом».

Наказание назначается от имени государства (ст. 300 УПК РФ), т.е. наказание носит публичный характер.

Ранее в ст. 56 УК РССР 1960 г. отмечалось, что освобождение от наказания либо его смягчение, кроме случаев применения амнистии или помилования, производится только судом.

УК РФ не имеет конкретно такого указания. Однако по содержанию норм, помещенных в гл. 12 «Освобождение от наказания», можно сделать вывод о наличии этого принципа.

Поэтому в ст. 15 УК РФ «Категории преступлений» дано подразделение преступлений на преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие, исходя из формы вины и максимального наказания, предусмотренного УК.

Изложенное позволяет определить отличительные признаки уголовного наказания, на основании которых возможно его отграничение от иных видов государственного принуждения:

1) осуждение лица, виновного в совершении преступного деяния, от имени государства;

2) наибольшая острота репрессии (в отличие от административных или гражданско-правовых видов принуждения);

3) применение наказания только к лицам, виновным в совершении преступления;

4) возможность применения уголовного наказания только по приговору суда;

5) судимость - последствие, присущее лишь уголовному наказанию[11] .

1.2 Цели наказания

Произошедшие в уголовном законодательстве изменения сделали актуальным вопрос: в чем заключено социальное назначение наказания? Что должно преобладать при назначении наказания: его карательный элемент или направленность на предупреждение преступления? Настоящий момент требует превращения уголовной политики в социальную политику предупреждения преступности.

Уголовное наказание как особая форма государственного принуждения рассматривается в юридической литературе в качестве правовой категории. Однако по своему содержанию, функциям, характеру и объектам воздействия оно значительно шире, чем общественные отношения, возникающие при назначении, исполнении и освобождении от отбывания наказания. Уголовное наказание затрагивает и ряд социологических аспектов. Необходим учет комплекса мер воздействия принуждения, связанных с влиянием уголовного наказания на личность преступника, других членов общества, да и на само общество в целом. Должная разработка таковых позволит государству более успешно планировать и осуществлять уголовную политику, совершенствовать уголовное и уголовно-исполнительное законодательство. Важной проблемой изучения уголовного наказания как социологической категории являются его социальные функции. Одна из основных функций наказания - предупреждение, применяемое к конкретному лицу за совершенное преступление.

Однако наказание как форма государственного принуждения должно быть сопряжено с ограничительным положением карательного воздействия. По мере стабилизации общества возникает необходимость развития мер воспитательного воздействия на осужденных. Именно поэтому основной социальной функцией наказания следует считать его предупредительную функцию, входящую в качестве составной части в систему мер борьбы с преступностью.

Институт наказания реализует функцию социального контроля с точки зрения как общей, так и частной превенции. Эффективность социального контроля в форме использования наказания в борьбе с преступностью во многом зависит от правильного учета влияния социальных изменений на законодательную регламентацию уголовно-правовых санкций, их применения и исполнения.

Определение целей наказания - один из наиболее принципиальных вопросов уголовного права. «От его решения зависит не только построение многих институтов этой отрасли права, но и целеустремленное применение самого уголовного законодательства»[12] .

Чезаре Беккариа писал: «Цель наказания заключается не в истязании и мучении человека и не в том, чтобы сделать несуществующим уже совершенное преступление... Цель наказания заключается только в том, чтобы воспрепятствовать виновному вновь нанести вред обществу и удержать других от совершения того же».

Н.С. Таганцев, определяя цели наказания, указывал: «Будучи личным страданием, причиняемым виновному за учиненное им деяние, наказание должно быть организовано так, чтобы оно служило или могло служить тем целям, которые преследует государство, наказывая»[13] .

В юридической литературе первых лет Советской власти много внимания уделялось вопросу о целях и задачах наказания. Сложность этой проблемы приводила к тому, что отдельные авторы, удачно сформулировав ту или иную задачу наказания - исправительную, предупредительную или же охранительную, в ряде случаев считали ее единственной, чем искажали действительную роль наказания в Советском государстве. В рассматриваемый период еще только начинали оформляться положения советской теории уголовного права о соотношении принудительной и воспитательной сторон наказания, о соотношении понятий «кара» и «воспитание», «кара» и «наказание».

Цели наказания влияют на существо кары и определяют направленность наказания, главное его назначение. Определяя цели наказания, законодатель указывает на оптимально возможный и желаемый результат выраженной в законе угрозы наказанием и практики его применения в борьбе с преступностью. Для правоохранительных органов, применяющих и исполняющих уголовное наказание, они становятся практическим ориентиром эффективности их деятельности. От целей наказания следует отличать его функции, с помощью которых решаются частные задачи, достигаются промежуточные результаты на пути к цели. Смешение целей с функциями в литературе встречается, и это не только мешает правильному уяснению тех и других, но и приводит к искажению социального назначения наказания, направленности уголовной политики.

Например, такое происходит, когда в качестве цели наказания признается сама кара.

Ранее законодатель отделял кару как основу наказания от его целей указанием на: 1) исправление и перевоспитание осужденных; 2) предупреждение совершения преступлений осужденным; 3) предупреждение совершения преступлений иными лицами (ст. 20 УК РСФСР 1960 г.).

Однако ряд авторов в своих монографических исследованиях в качестве одной из целей ставили кару. При этом Н.А. Беляев пояснял: «Под карой как целью наказания мы понимаем причинение правонарушителю страданий и лишений в качестве возмездия за совершенное им преступление»[14] . Думается, такой подход не согласуется с законом, если не сказать, прямо противоречит ему. И.И. Карпец, отстаивая такую же точку зрения, рассуждал так: «Раз наказание карает и достигает каких-то целей, без чего не бывает, значит, кара является одной из целей наказания»[15] . Аргументы одного и другого авторов неизбежно приводят к выводу, что наказание как кара является самоцелью, чего как раз уголовный закон не допускает[16] .

УК РФ определяет цели наказания в ч. 2 ст. 44: «Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений».

Формулировка ст. 43 УК РФ существенно отличается от текста ст. 20 УК РСФСР 1960 г. Во-первых, в ней отсутствует текст, содержащийся в ч. 2, устанавливающий, что «наказание не имеет целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства».

В УК РФ этим содержанием определен принцип гуманизма (ч. 2 ст. 7).

Во-вторых, в ст. 43 УК РФ отсутствует указание на перевоспитание осужденных как цель наказания.

Ряд авторов убедительно доказали, что уголовно-правовые средства нельзя непосредственно связать с процессом перевоспитания[17] .

Однако законодатель оговорил в норме цель исправления осужденного. В свое время авторы проекта УК отмечали, что «единственным указанием на критерии исправления является положение, содержащееся в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 19 октября 1971 г. «О судебной практике условно-досрочного освобождения осужденных от наказания и замены неотбытой части наказания более мягким». В п. 2 этого постановления говорится, что «доказательствами исправления осужденных служат примерное поведение и честное отношение к труду, а для несовершеннолетних - и к обучению».

Исправлением осужденного Н.А. Стручков считал: «... во-первых, результат определенного воздействия на лицо, совершившее преступления, и во-вторых, специфический воспитательный процесс, протекающий в условиях исполнения наказания и применения мер исправительно-трудового воздействия»[18] .

Н.А. Беляев писал по этому поводу так: «Исправление - это та оптимальная задача, которая должна быть решена при исполнении наказания. Об исправлении преступника можно говорить тогда, когда под влиянием наказания в его сознании происходят изменения, при наличии которых преступник хотя и не превращается в активного, сознательного члена нашего общества, но уже становится безопасным для общества»[19] .

Относясь к указанию в ст. 43 УК РФ на «цель исправления» осужденного как к реальности, следует присоединиться к точке зрения Г.А. Злобина, делающего акцент в функциях уголовного права на «охранительную социально-превентивную».

Представляется, что исправление осужденного возможно с большим эффектом мерами исправительно-трудового воздействия.

Кроме того, возникает вопрос: если достижение надежного исправления осужденного обеспечивает несовершение им новых преступлений, почему отдельно выдвигается еще цель частной превенции?

Итак, уголовное наказание преследует две общепризнанные цели: специальное и общее предупреждение. Буквальное толкование текста действующей ныне ч. 2 ст. 43 УК РФ свидетельствует о том, что законодатель не сделал разграничения на уровне закона на специальное и общее предупреждение. Однако представляется, что их наличие подразумевалось и изначально.

При разработке модели УК отмечалось, что «традиционно наиболее важными целями уголовного наказания считаются общее и специальное предупреждение преступлений»[20] . Причем «в плане общего предупреждения наказание должно устрашать; в плане специального предупреждения -исправлять и перевоспитывать, что необязательно предполагает устрашение».

Касаясь существа цели, надо отметить, что механизм ее достижения заключается в карательном содержании наказания и испытании его осужденным. Если же впоследствии осужденного удерживает от совершения преступления опыт пережитого наказания, то, считается, налицо частное предупреждение[21] . Не имеет значения, что в этом могло больше сказаться: устрашение, страдание, испытание кары, осознание своей вины, перестройка установок или же исправление в подлинном смысле.

Кроме того, частично предупредительный эффект заключен не только во внутренней мотивации поведения осужденного благодаря испытанию наказания. Есть наказания, которые по своему характеру больше или меньше способствуют этой цели. Скажем, такая исключительная мера, как смертная казнь, полностью обезвреживает осужденного. Лишение свободы как наказание больше располагает ресурсами частного предупреждения, но эти ресурсы действуют во время его отбывания. Наказания, не связанные с лишением свободы, или виды условного осуждения в той или иной мере связаны с усилением социального контроля за осужденными, и это обстоятельство служит цели частного предупреждения. Таким образом, не все заключается в том, как прочувствует наказание осужденный. Многое зависит и от внешних обстоятельств его отбывания, и от того, как воздвигаются «барьеры» на пути возможного совершения новых преступлений осужденным.

Таким образом, частнопревентивные ресурсы наказания смыкаются с мерами специально-криминологической профилактики.

При рассмотрении сути общей превенции в литературе встречаются различные подходы. В одних случаях вопрос ставится широко, сторонники такой трактовки исходят из того, что общее предупреждение обращено ко всем гражданам, ко всем членам общества. Уголовное наказание является стимулом правопослушного поведения. Его применение к конкретным лицам, совершившим преступление, предупреждает всех, каковы последствия нарушения уголовно-правового запрета. В то же время общее предупреждение несет в себе воспитательную функцию, внедряя в сознание членов общества недопустимость нарушения уголовных законов и убежденность в неотвратимости уголовной ответственности и наказания в случае совершения преступления.

Приведенная трактовка представляется расширительным толкованием понятия общего предупреждения. Во-первых, здесь имеет место известное смешение воспитательной и предупредительной ролей уголовного права, в целом, и одного из его основных институтов – наказания, в частности. Главное же состоит в том, что преобладающая часть членов общества не совершают преступления не потому, что определенные лица (или лицо) понесли уголовное наказание за конкретное преступление, а вследствие того, что преступление противоречит их мировоззрению, убеждениям, принципам и т.п. Оно неприемлемо для них как явление, несовместимое с их отношением к жизни, к благам и ценностям общества, других людей и т.п.

Поэтому более обоснованной и соответствующей мысли законодателя является позиция, которая трактует общее предупреждение более узко: оно обращено к неустойчивым членам общества, которые по ряду объективных и субъективных факторов (связи с преступной средой, пробелы воспитания, негативное воздействие преступных «авторитетов») имеют искаженные представления о существующих в обществе ценностях и т.п.

Сдерживающее начало в общем предупреждении обусловливается представлением таких лиц о нежелательных последствиях преступления, которые состоят в том, что за каждое преступное деяние установлена уголовная ответственность; степень строгости (наказания) определяется степенью тяжести преступления; ответственность в случае совершения преступления реальна и неотвратима.

Следует иметь в виду, что реальность содержащейся в уголовном законе угрозы наказания проявляется лишь при фактическом его применении. В таких случаях наказание будет восприниматься неустойчивыми элементами как неизбежное следствие преступления, невыгодное для них по своим негативным последствиям.

Не получил однозначного разрешения и вопрос о том, каков при этом механизм удержания иных лиц от совершения преступления. Так, А.И. Марцев утверждает, что «основным рычагом в механизме общего предупреждения преступления является страх перед наказанием, страх перед возможностью пережить тяготы и лишения», и приводит данные проведенного им опроса осужденных лиц, которые, будучи в ситуации возможного совершения преступления, воздержались от него, боясь наказания (70,5%)[22] .

Однако представление о всесилии наказания является эфемерным. Так, по данным того же автора, из 147 обследованных им преступников 90 человек в момент совершения преступления не боялись наказания и относились к нему безразлично[23] . Опрос, проведенный им среди 200 осужденных, показал, что 34% опрошенных в момент совершения преступления рассчитывали на безнаказанность, а 58% - относились к наказанию безразлично. И только 4% опрошенных совершили преступления, думая, что ответственность наступит неизбежно[24] . По данным И.С. Ноя, из 245 человек 64% не думали о наказании при совершении преступления[25] . По данным некоторых исследований, лишь 9% городских жителей ссылаются на страх перед наказанием как на главный удерживающий от преступления мотив[26] .

Применительно к общему предупреждению существенное значение имеет фактор устрашения. Категории лиц, которым адресован этот фактор, различны[27] .

Так, первую категорию составляют люди, для которых устрашение не имеет мотивирующего значения, т.к. они не совершают преступлений в силу сознательности или других обстоятельств, вообще не связанных с уголовным запретом.

Вторую категорию составляют лица, для которых устрашение не имеет мотивирующего значения, т.к. они совершают преступления, несмотря на угрозу неблагоприятных уголовно-правовых последствий.

Третью категорию составляют лица, для которых устрашение имеет мотивирующее значение, т.к. они не совершают преступления из страха перед неблагоприятными уголовно-правовыми последствиями. Они и представляют главный объект превенции.

Известно, что устрашающий эффект наказания зависит от тех лишений, которым подвергается наказываемый.

Однако дело не только в самих лишениях, но также в том, как эти лишения воспринимаются. Степень кары и, следовательно, устрашающий эффект наказания различаются в зависимости от того, в каких условиях живут лица. Чем больше разрыв между условиями жизни населения и теми условиями, в которые ставит осужденного назначенное ему наказание, тем сильнее кара, тем больше устрашающий эффект наказания[28] .

Значение общего предупреждения меняется в связи с изменением круга деяний, объявляемых преступлениями: чем меньше среди них деяний, сурово осуждаемых господствующей моралью, тем больше значение общего предупреждения. Это соотношение меняется также и под влиянием динамики преступности: чем ниже преступность, тем больше значения придается специальному предупреждению.

Лишение свободы представляет собой одно из наиболее распространенных наказаний, которое должно отвечать задачам общего и специального предупреждения. В качестве меры специального предупреждения лишение свободы, как известно, имеет противоречивый характер: ставя перед собой задачу максимально приспособить человека к жизни в обществе, его отделяют от этого общества, желая заменить в сознании человека вредные привычки и представления правильными, его помещают в среду, где опасность «заражения» отрицательными взглядами и чертами наиболее велика[29] .

Противоречива и роль смертной казни. Представляется, что применение данного вида наказания оставляет возможным констатировать лишь кару осужденному и общую превенцию остальным гражданам.

Так, Келина обоснованно пишет: «Цель частного предупреждения - перевоспитание преступника, с тем чтобы он в дальнейшем не совершал новых преступлений, в случаях применения этой меры наказания, естественно, не ставится»[30] .

Особого внимания в связи с решением проблем совершенствования уголовного законодательства заслуживают существующие в общественном мнении противоречия относительно целей наказания. Исследования показывают, что общественное мнение, выступая в целом за расширение уголовной ответственности и за ужесточение санкций в рамках действующего законодательства, одновременно склоняется к тому, что эффективность, например, лишения свободы невелика и отбывание наказания в местах лишения свободы в большинстве случаев не достигает цели исправления и тем более перевоспитания[31] .

Лишение свободы в значительной своей части применяется за преступления, не представляющие большой общественной опасности, а этого, видимо, можно было бы избежать[32] .

Это свидетельствует о том, что назрела необходимость разрешения противоречии между неумеренными карательными притязаниями и случаями весьма либеральной оценки совершения конкретных преступлений, между требованиями усиления уголовной репрессии как главного средства борьбы с преступностью и низкой эффективностью страха перед наказанием в качестве мотива соблюдения закона. Это тем более актуально в условиях, когда общая перспектива постепенного сужения государственного принуждения может проявляться в более высоком стимулирующем воздействии мер поощрения по сравнению с мерами наказания, последовательной линии на смягчение уголовной политики, в дифференциации ответственности, расширении применения мер общественного воздействия и усиления воспитательного начала при исполнении карательных санкций[33] .

В свое время законодатель существенно смягчал участь большого контингента лиц, виновных в совершении преступления. Свидетельством тому служат Указы Президиума Верховного Совета СССР от 8 и 15 февраля 1977 г.3 Об этом же свидетельствует и Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1982 г. «О дальнейшем совершенствовании уголовного и исправительно-трудового законодательства»[34] .

В теории советского уголовного права в последние годы единодушно высказывалась мысль о необходимости внести изменения в систему наказания, в частности, устранить существенный разрыв в степени кары между лишением свободы, с одной стороны, и остальными наказаниями - с другой.

Представляется, что УК РФ в ч. 1 ст. 60 «Общие начала назначения наказания» определенно отражено стремление устранить эту проблему указанием, что «более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается лишь в случае, если менее строгий его вид не может обеспечить достижение целей наказания»[35] .

2. Система наказаний и его виды

2.1 Современное состояние системы наказаний

Формирование новой системы наказаний в отечественном уголовном праве было, в основном, завершено с принятием УК РФ, вступившего в действие 1 января 1997 года.

В УК РФ достаточно много новелл, изменений и дополнений. Значительная часть из них касается системы и видов наказаний. Так, еще в 1993 г. были исключены и соответственно не вошли в УК РФ такие виды наказаний как ссылка и высылка. Изменена вся последовательность системы наказаний - теперь первыми в списке следуют не смертная казнь (которая ранее в общий перечень наказаний включена не была, но фактически открывала систему наказаний ст. 23 УК РСФСР 1960 г.) и лишение свободы, а штраф и другие, более мягкие виды наказаний. По мнению некоторых теоретиков, такое построение перечня будет ориентировать суды на применение более мягкого вида наказания.

Отменены такие виды наказаний как увольнение от должности (по нашему мнению, его более гибко и точно заменяет запрещение занимать определенные должности), общественное порицание (которое следовало бы отнести, скорее, к мерам общественного воздействия, а не уголовного наказания; судами оно применялось очень редко), возложение обязанности загладить причиненный вред (как вид наказания намного удобнее использовать штраф, а для возмещения нанесенного ущерба использовать гражданско-правовые методы, что уже и практиковалось ранее). В то же время старое законодательство не знало таких видов наказания как обязательные работы (ст. 49 УК РФ), ограничение по военной службе (ст. 51 УК РФ), ограничение свободы (ст. 53 УК РФ) и арест (ст. 54 УК РФ). В отдельный вид наказания вынесено пожизненное лишение свободы (ст. 57 УК РФ).

В уголовно-правовую регламентацию известных ранее видов наказания также были внесены существенные изменения. Так, изменения внесены в порядок исчисления штрафа, его предельные размеры, а также в перечень наказаний, которыми может быть заменен штраф в случае злостного уклонения от его уплаты.

При применении лишения воинского звания, почетного звания или классного чина, внесено изменение, позволяющее суду самому лишать осужденного почетного звания (ранее, согласно ч. 2 ст. 36 УК РСФСР 1960 г. суд мог только обращаться с просьбой о лишении почетного звания или наград в соответствующий орган), добавлено указание на возможность лишения классного чина.

Изменена и регламентация исправительных работ - отбывание наказания ограничено в месте работы осужденного, изъяты какие-либо указания на возможность замены этого вида наказания лицам, признанным нетрудоспособными, уточнена правовая природа наказания.

Серьезно изменен также порядок и основания применения содержания в дисциплинарной воинской части (ранее ст. 34 УК РСФСР 1960 г., сейчас ст. 55 УК РФ). Расширен круг лиц, к которым может быть применено данное наказание (за счет контрактников), уменьшается срок лишения свободы, который может быть заменен содержанием в дисциплинарной воинской части с трех до двух лет, сняты ограничения на применение этого вида наказания к лицам, ранее отбывавшим лишение свободы.

Законодатель внес также существенные изменения в уголовно-правовую регламентацию лишения свободы, которая и до этого регулярно подвергалась изменениям и дополнениям. Кроме редакционных и содержательных изменений в статусе некоторых учреждений, нашла свое законодательное закрепление тенденция к увеличению средней продолжительности наказания. Теперь лишение свободы может быть назначено на срок от двух месяцев до двадцати лет (ч. 1 ст. 24 УК РСФСР 1960 г. предусматривала назначение этого наказания на срок от трех месяцев до пятнадцати лет). Кроме того, изменен принцип сложения наказания - его общая продолжительность может достигать двадцати пяти лет (ч. 3 ст. 69 УК РФ). Пожизненное лишение свободы, в основном, сохранило свою регламентацию, за исключением того момента, что теперь оно не может быть назначено тем же лицам, которым не может быть назначена смертная казнь - совершившим преступления в возрасте до восемнадцати лет, женщинам и мужчинам, достигшим шестидесятипятилетнего возраста к моменту вынесения судом приговора.

При этом некоторые из новых видов наказаний, которые будут рассмотрены ниже, еще не применяются, поскольку для этого пока не созданы условия.

Рассмотрев систему наказаний российского уголовного права и изменения, которые она претерпела по сравнению с уголовным законодательством советского периода, обратимся к анализу непосредственно отдельных видов наказания.

2.2 Виды наказаний

Современное уголовное законодательство РФ предусматривает несколько возможных различных наказаний за совершенные преступные деяния. В настоящее время их насчитывается двенадцать, и это позволяет суду выбрать наиболее адекватный вид и меру государственного принуждения в соответствии с принципом индивидуализации уголовной ответственности. Эти возможные виды наказания перечислены в ст. 44 УК РФ: штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, обязательные работы, исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, арест, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы и, наконец, исключительная мера наказания - смертная казнь.

Необходимо отметить, что некоторые виды наказаний не могут быть применены к несовершеннолетним, поэтому для них система наказаний, в соответствии со ст. 88 УК РФ, выглядит следующим образом: штраф, лишение права заниматься определенной деятельностью, обязательные работы, исправительные работы, арест, лишение свободы на определенный срок.

Существует несколько оснований классификаций видов наказаний. Например, по характеру карательного элемента они делятся на наказания, не связанные с лишением или ограничением свободы, наказания, ограничивающие свободу, смертную казнь. Но наиболее часто встречающееся деление связано с возможностью их применения независимо или в зависимости от других. По этому критерию наказания делятся на основные, дополнительные и наказания, которые могут применяться в качестве основных и дополнительных. Такая система несколько неудобна для анализа, поскольку смысл и цели одного и того же наказания, применяемого как основное и как дополнительное (например, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью) различны. Поэтому подробнее мы рассмотрим виды наказаний в таком порядке, в котором они идут непосредственно в тексте уголовного закона.

Штраф

Под штрафом понимается денежное взыскание назначаемое в пределах, предусмотренных ст. 46 УК РФ. Штраф устанавливается в размере от двух тысяч пятисот до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до пяти лет.

Этот вид наказания - один из самых древних, и более того, один из самых распространенных в отечественном уголовном праве. Как уже отмечалось наложение штрафа, (виры) было самым частым наказанием за большинство преступлений по Русской Правде. В последующем его роль снижалась, а в годы советского периода оно вообще исчезло из системы наказаний, появившись снова только в Основах уголовного законодательства Союза ССР и республик 1958 г. (ст. 21) и, соответственно, в Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. (ст.ст. 21, 30).

Штраф направлен на поражение частной собственности осужденного и оказывает воздействие преимущественно на материальные стороны ценностной ориентации его личности. В то же время, суды должны обращать внимание, прежде всего, на материальное положение осужденного, поскольку штраф не должен превращаться ни в средство откупа (богатый осужденный), ни в средство разорения (бедный осужденный).

По общему правилу, штраф в качестве основного наказания применяется в случаях совершения преступлений небольшой и средней тяжести, однако в качестве дополнительного он может применяться и при совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Например; ч. 2 ст. 161 УК РФ предусматривает ответственность в виде лишения свободы и штрафа в размере до десяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца.

Всего около ста пятидесяти составов УК РФ предусматривают применение штрафа в качестве основного или дополнительного наказания. Это значительно больше, чем в УК РСФСР 1960 года, когда таковых составов насчитывалось около 70. Более раннее положение норм, включаемых в институт штрафа также указывает на то, что законодатель вновь рассматривает его одним из наиболее эффективных видов наказаний. Кроме того, штраф, в соответствии со ст. 80 УК РФ, может заменить неотбытую часть наказания, отбывающему лишение свободы. Все это делает штраф значительно более гибким видом наказания.

Размер штрафа как уголовного наказания определен ч. 2 ст. 146 УК РФ и составляет от двух тысяч пятисот до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до пяти лет. Как видно, размеры штрафов сильно изменились по сравнению с УК РСФСР 1960 г., где они по общему правилу составляли от одной второй до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда либо до пятидесятикратной суммы причиненного ущерба. Однако такой штраф не мог служить в достаточной мере серьезным уголовным наказанием - относительно низкий размер приближал его к видам административной ответственности, поэтому в исключительных случаях законодатель шел на серьезное увеличение суммы штрафа. Например; ч. 2 ст. 1622 УК РСФСР 1960 г. устанавливала ответственность от трехсот до пятисот минимальным размеров оплаты труда. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ следит за правильностью назначения размера штрафа и указывает нижестоящим судам на ошибки в назначении наказания[36] .

К несовершеннолетним штраф может быть назначен только в том случае, когда известно, что виновный имеет самостоятельный заработок или имущество, на которое может быть обращено взыскание, так и при отсутствии таковых, при этом размер штрафа должен составлять от одной тысячи до пятидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода несовершеннолетнего за период от двух недель до шести месяцев. Сделано это, как легко догадаться, для того, чтобы не причинить материального вреда родителям или опекунам несовершеннолетнего. Практика также свидетельствует, что суды не назначают штраф подросткам от 14 до 16 лет, даже при наличии у них самостоятельного заработка.

Законодательство устанавливает также порядок уплаты штрафа - он должен быть внесен добровольно по указанию суда в сберегательный банк или в отделение Центрального Банка РФ в течение 30 дней (ст. 31 УИК РФ) или в течение 3-х лет, если уплата штрафа была рассрочена. В случае злостного уклонения от уплаты, штраф может быть заменен в пределах , предусмотренной соответствующей статьей Особенной части УК (ч. 5 ст. 46 УК РФ). Кроме этого, в случае неуплаты штрафа, если суд не заменит осужденному меру уголовного воздействия, сумма штрафа взыскивается судебным исполнителем в принудительном порядке путем обращения взыскания на имущество, принадлежащего осужденному. Единственное ограничение имущества, не подлежащего взыскания, указано в ч. 4 ст. 38 УИК РФ.

Основания для рассрочки (выплаты по частям) штрафа на срок до трех лет также определены в законе - согласно ч. 2 ст. 31 УИК РФ, это отсутствие возможности осужденного одновременно уплатить всю сумму штрафа, подтвержденное заключением судебного исполнителя.

Таким образом, видно, что роль штрафа как уголовного наказания значительно повысилась в современном уголовном законодательстве, по - сравнению с советским периодом. Вероятно, что усиление роли штрафа законодатель связывает с новой экономической реальностью, а, кроме того, с тем фактом, что рецидив среди лиц, подвергшихся штрафу, составляет всего от 6 до 8,5%, т.е. очень невысокий. Это означает, что штраф может способствовать исправлению осужденного без применения мер, ограничивающих его свободу, и сделать невыгодным совершение преступлений, имеющих в своей основе материальную выгоду.

Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью

Это достаточно новые виды наказания. В советский период они существовали, начиная с 1919 г., когда были приняты Руководящие начала по уголовному праву РСФСР. В них предусматривались такие виды наказания, как отрешение от должности и запрещение занимать ту или иную должность, выполнять работу. Являясь изначально механизмом классовой борьбы, который позволял отсекать от управления неполноценных в классовом отношении элементов, впоследствии эти наказания стали достаточно широко применяться для исключения возможности доступа лиц, совершивших преступление, к возможности его рецидива.

Согласно современному российскому уголовному законодательству (ст. 47 УК РФ), данное наказание может назначаться на срок от одного года до пяти лет в качестве основного наказания и на срок от шести месяцев до трех лет в качестве дополнительного. При этом ч. 3 ст. 47 УК РФ предусматривает возможность назначения в качестве дополнительного наказания лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью даже в тех случаях, когда оно отсутствует в соответствующей норме Особенной части УК РФ.

Несмотря на то, что такое положение (хотя и неявно, в ст. 29 УК РСФСР 1960 г.) существовало и раньше, суды нередко до сих пор упускают из вида возможности назначить рассматриваемую меру наказания в качестве дополнительной. На это обстоятельство неоднократно указывал Верховный Суд РФ[37] , и это стало причиной того, что правовая норма, допускающая назначение дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью стала более четко выражена в действующем ныне УК РФ. Тем не менее, Верховный Суд РФ возвращается к этой теме вновь и вновь, что свидетельствует о недостаточно грамотном применении этого вида наказания. Так, при рассмотрении вопроса о мерах ответственности за экологические преступления, Верховный Суд призвал судей обсуждать вопрос о необходимости назначения виновному дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью[38] .

Разница между понятиями занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью состоит в том, что первое состоит в запрещении занятия должностей на государственной или муниципальной службе, а второе - в запрещении осуществлять определенные функции в коммерческой или иной организации.

В теории уголовного права нет единой точки зрения на природу данного наказания. Некоторые авторы утверждают, что данный вид наказания является специальным, поскольку основания их применения определяются как характером совершенного деяния, так и тем, что лицо выступает в качестве специального субъекта[39] . Однако, с нашей точки зрения, в постановлении Пленума Верховного Суда от 29 августа 1980 г. О практике назначения судами дополнительных наказаний четко говорится: то обстоятельство, что к моменту постановления приговора подсудимый не занимал должности или не занимался деятельностью, с которой было связано совершенное преступление, не является препятствием для применения рассматриваемого наказания в качестве дополнительного[40] . Таким образом, говорить о наличии специального субъекта преступления можно далеко не всегда, хотя некоторую специфичность данного наказания необходимо все-таки признать.

Есть различие в сроках исчисления рассматриваемого наказания в зависимости от его вида - основного или дополнительного. Когда лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью назначается в качестве основного наказания, то течение срока начинается с момента вступления приговора суда в законную силу. Если же оно назначается в качестве дополнительного наказания, при этом основное наказание связано с лишением или ограничением свободы, начало течения сроков дополнительного наказания начинается с момента освобождения осужденного из мест лишения свободы. Это вполне логично, поскольку в случае длительных сроков лишения свободы (свыше трех лет) дополнительное наказание просто потеряет смысл, если будет существовать иное положение. Следовательно, можно сказать, что действие лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью сохраняется до периода нахождения на свободе.

Учет осужденных к данному виду наказания ведут уголовно-исполнительные инспекции, при этом необходимо отметить, что рассматриваемое нами наказание вовсе не запрещает работу в той или иной отрасли. Так, если лицо было осуждено по ст. 160 УК РФ (Присвоение или растрата), и ему в качестве дополнительной меры наказания было избрано лишение права занимать материально-ответственные должности, то это не означает, что лицо не может устроиться работать в магазине или ином торговом предприятии в качестве, например, грузчика или охранника. При этом администрация предприятия не вправе привлекать осужденного к тем работам, выполнение которых связано с деятельностью, которая запрещена данному лицу приговором суда. Поэтому суд должен четко назвать должности (они должны быть обозначены нормативно или обладать идентификационными признаками), которые запрещено занимать виновному, с целью недопущения расширительного толкования наказания.

Предупредительная сила данных наказаний несомненна: лицо лишается доступа к той должности или деятельности, которая была использована для совершения преступных деяний. Конечно, говорить об исправлении асоциальных наклонностей личности с помощью только одного этого наказания вряд ли приходится, но суды нередко применяют его в качестве дополнительного, а в качестве основного используют штраф или исправительные работы, способствуя тем самым исправлению лица без применения мер лишения или ограничения свободы.

Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград

Этот вид наказания представляет собой разновидность морального воздействия на осужденного, совершившего тяжкое или особо тяжкое преступление (ст. 48 УК РФ).

История этого наказания очень древняя. Еще до революции широко использовались его «предки» - лишение прав, варьирующееся от выдачи головой (превращения в холопа) до опалы, лишение права заседать в боярской Думе или приказе, как это было, например, по Соборному Уложению 1649 г. Применялись эти наказания, разумеется, только к привилегированным сословиям и напоминали частичное объявление вне закона. В последнем УК советского периода (УК РСФСР 1960 г.) это наказание также существовало, и было предусмотрено ст. 29.

Это наказание применяется только в виде дополнительного, причем оно не предусмотрено ни в одной статье Особенной части УК, поэтому суд назначает его самостоятельно. Единственное ограничение состоит в том, что основное максимально возможное наказание, согласно п. 4 ст. 15 УК РФ, должно быть свыше пяти лет лишения свободы (т.е. преступление должно быть тяжким или особо тяжким).

Необходимо также иметь в виду, что ученые степени (доктора, кандидаты наук и т.п.), спортивные и профессиональные звания не относятся к почетным званиям и суд не может их лишить на основании статьи 48 УК РФ.

Воспитательное воздействие этого наказания на осужденного, с нашей точки зрения, не очень велико, поскольку в большинстве случаев позорящее воздействие наказания (особенно, лишение воинского звания), направленное на психологическую сторону личности осужденного, не достигнет своей цели. Более того, оно может привести к озлоблению осужденного, усилению его асоциальных наклонностей, способствовать его отчуждению от общества (поставлен вне закона). В то же время, данное наказание подчеркивает осуждение преступного поведения виновного судебными органами и государством в целом.

Обязательные работы

Этот вид наказания является новеллой УК РФ, хотя его подобие существовало еще в царской России (общественные работы назначались волостными судами.

По замыслу законодателя, обязательные работы, открывая перечень видов наказания, так или иначе ограничивающих свободу, должны выступать как наиболее щадящий способ непосредственного воздействия на личность, связанные с ограничением свободы. Этот наказание применяется только как основное.

Содержанием этого вида наказания по ч. 1 ст. 49 УК РФ является бесплатный труд, от количества, характера и условий осуществления которого осужденный уклониться не вправе.

Статья 26 УИК РФ устанавливает условия исполнения и отбывания наказания в виде обязательных работ. Так, осужденные к обязательным работам должны соблюдать правила внутреннего распорядка организаций, в которых они отбывают наказание в виде обязательных работ; добросовестно относиться к труду; работать на определяемых для них объектах и отработать установленный для них судом срок обязательных работ; ставить в известность уголовно-исполнительную инспекцию об изменении места жительства.

Законодатель устанавливает в ч. 3 ст. 49 УК РФ возможность и порядок замены этого вида наказания в случае злостного уклонения осужденного от отбывания обязательных работ ограничением свободы или лишением свободы.

Злостно уклоняющимся от отбывания обязательных работ по ст. 30 УИК РФ признается осужденный, который: а) более двух раз в течение месяца не вышел на обязательные работы без уважительных причин; б) более двух раз в течение месяца нарушил трудовую дисциплину; в) скрылся в целях уклонения от отбывания наказания.

В ч. 4 ст. 49 УК РФ установлен перечень лиц, к которым наказание этого вида не применяется. С нашей точки зрения, впоследствии может возникнуть потребность в расширительном толковании этой нормы, поскольку военнослужащий или работник правоохранительных органов по причинам их постоянного нахождения на службе такому наказанию подвергнуты быть не могут.

Наказание в виде обязательных работ исполняют уголовно-исполнительные инспекции по месту жительства осужденных на объектах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями, которые также ведут учет осужденных, разъясняют им порядок и условия отбывания наказания, контролируют поведение осужденных, ведут суммарный учет отработанного осужденными времени и контролируют своевременное перечисление в соответствующие бюджеты финансовых средств за выполненные осужденными работы.

Исправительные работы

До 1933 г. это наказание имело название принудительные работы, а в Исправительно-трудовом кодексе 1933 г. - исправительно-трудовые работы. До этого указания на исправительные работы встречается в первых актах советского периода по уголовному праву (Декрет О суде, Инструкции революционным трибуналам и др.).

По сравнению с УК РСФСР 1960 г., были внесены некоторые изменения в регламентацию исправительных работ - ст. 27 и ст. 28 УК РСФСР 1960 г. объединены в одну – ст. 50 УК РФ, отбывание наказания ограничено осужденными, не имеющими основного места работы, введены новые основания и порядок замены данного вида наказания более строгими, изъяты какие-либо указания на возможность замены данного вида наказания в отношении лиц, признанных нетрудоспособными.

Сущность наказания состоит в том, что из заработка осужденного вычитается в доход государства определенная денежная сумма (от пяти до двадцати процентов). Срок назначения может колебаться, согласно ч. 2 ст. 50 УК РФ, от двух месяцев до двух лет.

В настоящее время исправительные работы - одно из наиболее часто встречающихся в тексте УК РФ наказаний. Применяются они только как основной вид наказания, в случаях, определенных санкциями норм Особенной части УК. В последнее время наметилась тенденция к сокращению применения судами этого вида наказания - в настоящее время менее 25% приговоров включают в себя указания на исправительные работы.

Если лицо уклоняется от исправительных работ, то их, в свою очередь, могут заменить более строгие наказания: арест, ограничение свободы, лишение свободы.

Исправительные работы оказывают психологическое воздействие на осужденного, воплощая в себе упрек государства, ограничивают право на перемену места работы (запрещается увольнение с работы по собственному желанию без разрешения уголовно-исполнительной инспекции) и, в некоторой степени, профессии (государственная служба, банковская сфера и т.п., как правило, недоступны для осужденных), порождают имущественные последствия, уменьшая реальный заработок осужденного. В то же время исправительные работы очень экономичны, с точки зрения государственных расходов, и не связаны с разрывом позитивных социальных связей осужденного.

Сейчас имеются проблемы в применении исправительных работ, поскольку они назначаются только тем, у кого нет постоянного места работы. Это наказание стало схожим с обязательными работами.

Ограничение по военной службе

Этот вид уголовного наказания может быть назначен только военнослужащим, проходящим военную службу по контракту. Согласно ч. 1 ст. 52 УК РФ, срок наказания составляет от трех месяцев до двух лет, во время которых лицо не может быть повышено в звании и которые не засчитываются в выслугу лет, необходимую для присвоения очередного звания.

Специфичность данного вида наказания очевидна - в Особенной части УК оно предусмотрено чуть более чем в десяти статьях УК РФ, расположенных в разд. XI Преступления против военной службы. Данное наказание применяется только в виде основного за преступления, характеризующиеся наличием специального субъекта.

Поскольку применение этого вида наказания как основного (ранее, исправительные работы военнослужащим заменялись содержанием на гауптвахте сроком до двух месяцев), имеет небольшую историю, суды, прежде всего, военные, пока не очень активно назначают эту меру государственного принуждения, даже при наличии к тому оснований. Так, дело лейтенанта А. было рассмотрено военным судом Южно-Сахалинского гарнизона и за уклонение от военной службы согласно ч. 3 ст. 337 УК РФ, ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на один год в колонии общего режима. Между тем, оснований для столь сурового приговора военный суд Дальневосточного военного округа не усмотрел и в кассационном порядке назначил А. наказание в виде ограничения по военной службе на два года, одновременно освободив его от наказания на основании ст. 7 акта об амнистии от 24 декабря 1997 г.[41]

Необходимо отметить, что кроме воздействия на профессиональные стороны личности осужденного, ограничение по военной службе наносит материальный ущерб виновному, поскольку согласно ч. 2 ст. 51 УК РФ, из денежного содержания осужденного производятся удержания в размере до двадцати процентов.

Ограничение свободы

Это новое наказание, появившееся в УК РФ 1996 г. и применяющееся как основное. Сущность его состоит в содержании осужденного в специальном учреждении без изоляции от общества в условиях осуществления за ним надзора. Необходимость такого наказания вызвана тем, что нередко исправления осужденного можно достичь не направляя его в пенитенциарные учреждения и не разрывая его положительных социальных связей. Согласно ч.ч.. 2, 3 ст. 53 УК РФ это наказание назначается за умышленные преступления на срок от одного года до трех лет, а за неосторожные преступления - на срок от одного года до пяти лет. При этом, при замене обязательных работ или исправительных работ ограничением свободы, его срок может составлять менее одного года.

В случае злостного уклонения от отбывания наказания лицом, осужденным к ограничению свободы, оно заменяется лишением свободы, назначенного приговором суда. При этом время отбытия наказания засчитывается из расчета один день лишения свободы за один день ограничения свободы.

Ограничение свободы не назначается лицам, признанным инвалидами первой или второй группы, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, женщинам, достигшим пятидесятипятилетнего возраста, мужчинам, достигшим шестидесятилетнего возраста, а также военнослужащим, проходящим военную службу по призыву.

Арест

Это наказание также является правовой новеллой и заключается в содержании осужденного в условиях строгой изоляции от общества на срок от одного до шести месяцев. В случае замены обязательных или исправительных работ, арест может быть назначено также на срок менее одного месяца. Военнослужащие отбывают арест на гауптвахте (ст. 54 УК РФ).

Согласно ч. 1 ст. 69 УИК РФ, осужденные женщины, осужденные мужчины, осужденные несовершеннолетние, а также лица, ранее отбывавшие наказание в исправительных учреждениях и имеющие судимость, размещаются для отбытия наказания раздельно.

Наказание должно применятся только как основное, в случаях предусмотренных нормами Особенной части УК. Этот вид наказания не может быть назначен лицам, не достигшим к моменту вынесения судом приговора шестнадцатилетнего возраста, а также беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет.

Этот вид наказания, как уже отмечалось выше, пока не применяется, но некоторые подводные камни в нем, а вернее, в несогласованности между нормами Общей и Особенной частей УК уже отмечены. Так, В.М. Степашин приводит в качестве примера гипотетический казус. Допустим, Н., имеющая пятилетнего ребенка, умышленно причиняет легкий вред здоровью Д. при рецидиве. В соответствии с ч. 2 ст. 68 УК срок наказания Н. не может быть ниже двух месяцев ареста (ч.1 ст. 115 УК РФ), но арест к виновной неприменим. В этом случае, по мнению автора, оказывается невозможным само назначение наказания[42] .

Содержание в дисциплинарной воинской части

Этот вид наказания применяется как основной к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту или призыву на должностях сержантского или рядового состава, если они на момент вынесения судом приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву.

Сроки наказания могут варьироваться то трех месяцев до двух лет в пределах санкции статьи Особенной части УК или в порядке замены лишения свободы сроком не более двух лет из расчета один день лишения свободы на один день содержания в дисциплинарной части. Правила отбывания наказания регламентируются гл. 20 (ст.ст. 155 - 171) УИК РФ и приказом министра обороны РФ от 29 июля 1997 г. О правилах отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими. Организационно дисциплинарные части представляют собой отдельные роты или батальоны, в которых и отбывают наказание военнослужащие.

Этот вид наказания на практике применяется обычно судами военных частей и гарнизонов. Устанавливая его, законодатель стремился сохранить существующую в России правовую норму, позволяющую психологически воздействовать на осужденных военнослужащих путем формулирования уголовно-правового упрека, а также возложением на виновного дополнительных тягот, связанных с прохождением службы в части с более жестким режимом.

Лишение свободы на определенный срок

Несмотря на увеличение доли других наказаний в общем числе санкций уголовно-правовых норм, лишение свободы на определенный срок до сих пор является наиболее распространенным видом наказания в РФ (от 30 до 35%). Оно заключается в принудительной изоляции от общества на срок от двух месяцев до двадцати лет (по совокупности преступлений - до двадцати пяти лет, а по совокупности приговоров - до тридцати лет ст. 56 УК РФ). При этом для лиц, совершивших преступление до достижения шестнадцатилетнего возраста, наказание в виде лишения свободы не может превышать шести лет, а остальным – десяти лет ч. 6 ст. 88 УК РФ.

Уголовное и уголовно-исполнительное законодательство устанавливает также вид исправительного учреждения в зависимости от тяжести совершенного преступления, наличия непогашенных судимостей и других юридических фактов.

Так, в соответствии со ст. 58 УК РФ, отбывание лишения свободы назначается лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, а также лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, - в колониях-поселениях; мужчинам, осужденным за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, а также женщинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе при любом виде рецидива, - в исправительных колониях общего режима; мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, а также при рецидиве или опасном рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы, - в исправительных колониях строгого режима; мужчинам, осужденным к пожизненному лишению свободы, а также при особо опасном рецидиве преступлений - в исправительных колониях особого режима.

Кроме того, часть срока может быть назначена в виде отбывания наказания в тюрьме при наличии одного из двух условий: совершение особо тяжкого преступления на срок свыше пяти лет или особо опасном рецидиве преступлений.

Обобщение судебной практики показывает, что суды в целом дифференцированно подходят к назначению наказания в виде лишения свободы, осуществляя на практике принцип индивидуализации наказания. Наиболее часто к лишению свободы приговариваются осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления, таким образом, наблюдается увеличение среднего срока наказания, что уже нашло свое закрепление в уголовном законодательстве. Между тем, количество приговоров, отмененных высшими судебными инстанциями, остается достаточно высоким. Поэтому Пленум Верховного Суда РФ неоднократно обращался к теме назначения наказания в виде лишения свободы, обобщал судебную практику, давал рекомендации нижестоящим судам, особенно в части должной оценки всех обстоятельств дела, могущих повлечь изменения квалификации содеянного виновного, и, следовательно, изменить вид и меру наказания.

В целом, лишение свободы остается одним из наиболее распространенных видов наказаний, причем не только в России и странах СНГ, но и в странах дальнего зарубежья. Этот вид наказания, ввиду его тяжести, должен назначаться лицам, которые представляют значительную угрозу для общества или исправление которых представляется невозможным без применения мер лишения свободы.

Пожизненное лишение свободы

Назначение пожизненного лишения свободы является относительно новым для нашего законодательства и было введено в 1992 г. Верховным Советом РСФСР в порядке помилования при замене смертной казни. Отдельным видом наказания пожизненное лишение свободы стало после введения в действие УК РФ 1996 года. Согласно ст. 57 УК РФ, пожизненное лишение свободы назначается, когда суд сочтет возможным не применять к подсудимому смертную казнь, а применение наказания в виде лишения свободы на определенный срок представляется слишком мягким.

Законодатель сохраняет для лиц, которым назначен этот вид наказания, шанс выйти на свободу при условии исправления (если будет признано, что они не нуждаются в дальнейшем отбывании наказания) и отбытии не менее 25 лет лишения свободы.

По кругу лиц, сохранены те же ограничения, что и для смертной казни - невозможно применять пожизненное лишение свободы к женщинам, лицам, которым на момент совершения преступления не исполнилось восемнадцати лет, и мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора шестидесятипятилетнего возраста.

Смертная казнь

Смертная казнь – это исключительная мера наказания, применяемая только за особо тяжкие преступления против жизни (ч. 2 ст.20 Конституции РФ, ч. 1 ст. 59 УК РФ). Наверно, именно это наказание вызывает сейчас больше всего споров. Его происхождение восходит к наиболее древним временам человеческой истории и кровной мести за оскорбление или убийство кого-либо из рода. В русском уголовном праве смертная казнь присутствовала во всех дореволюционных законодательных сборниках, начиная с Русской Правды, где она применялась, впрочем, не слишком широко. Пик был достигнут после принятия Соборного Уложения, согласно которому более 60 составов преступлений наказывались смертью, и артикулов Петра Первого, когда выделялось уже 123 состава, предусматривающих смертную казнь. Разумеется, это не больше, чем в УК РСФСР 1960 г., но и составов преступлений во второй половине ХХ в.в. было известно несколько больше.

Сразу после революции 1917 г. (26 октября - 8 ноября по новому стилю) смертная казнь была отменена. Но уже менее чем через год, в связи с началом гражданской войны и объявлением красного террора она была восстановлена в виде расстрела 21 февраля 1918 г. (до революции применялось также повешение). Специальным декретом ВЦИК и СНК от 17 января 1920 г. смертная казнь была вновь отменена, что свидетельствовало о затухании гражданской войны, но наступление генерала Врангеля и война с Польшей 1920 г. вновь вызвали необходимость восстановить применение расстрела как меры, применяемой к дезертирам и изменникам. УК РСФСР 1922 г. поместил расстрел в перечне мер наказания, указав на его временный характер и возможность применения вплоть до полной отмены смертной казни.

В 1943 г. была введения новая форма осуществления смертной казни, более жестокая, мучительная и позорящая - повешение, применяемая к наиболее злостным изменникам Родине. 26 мая 1947 г. смертная казнь, Указом Президиума Верховного Совета СССР Об отмене смертной казни вновь была отменена, но уже только в мирное время, а за преступления, наказуемые смертной казнью, в мирное время предполагалось применять лишение свободы сроком на двадцать пять лет. Однако уже через три года тот же орган разрешил применение расстрела к изменникам Родины, подрывникам, диверсантам и шпионам, а в 1954 г. этот список был дополнен лицами, совершившими умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.

Последовавшее за этим принятие Основ уголовного законодательства 1958 г. и УК РСФСР 1960 года подтвердили существование смертной казни через расстрел как высшую, исключительную меру наказания без указания ее временного характера. С нашей точки зрения, это свидетельствовало об окончательном признании Советским государством смертной казни, даже несмотря на завершение сталинского периода репрессий и чисток.

Конституция РФ, как уже отмечалось разрешила ограниченное использование смертной казни, а УК РФ 1996 года детализировал возможности ее применения. В настоящее время этот вид юридической ответственности предусмотрен за пять составов преступлений - убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК РФ), посягательство на жизнь общественного или политического деятеля (ст. 277 УК РФ), посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или проводящего расследование (ст. 295 УК РФ), посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ) и геноцид (ст. 357 УК РФ). Легко заметить, что все эти преступления связаны с большей общественной опасностью, поэтому законодатель, несмотря на протесты Совета Европы, который выступает за полную отмену смертной казни в государствах-членах[43] , счел необходимым в качестве высшей меры указать возможность смертной казни.

В настоящее время смертная казнь в России не применяется, согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1998 г.[44] . Поскольку введение судов присяжных длится уже несколько лет и займет еще очень немало времени, мы можем говорить о том, что один из самых эффективных и действенных видов наказаний, предусмотренный Конституцией РФ и уголовным законодательством, фактически парализован. Те осужденные, которые были приговорены к смертной казни в установленном порядке с участием присяжных заседателей, также подолгу ожидают исполнения приговора. Одни из них пишут просьбы о помиловании в соответствующую комиссию при Президенте РФ, другие, напротив, умоляет сократить ему срок ожидания. Лица, приговоренные к смертной казни, испытывают значительные моральные страдания, поскольку не знают, когда именно приговор в отношении них будет приведен в исполнение.

До тех пор, пока действовала Конституция РФ 1978 г. и уголовное законодательство советского периода, судами смертная казнь чаще всего назначалась за бандитизм (ст. 77 УК РСФСР 1960 г.), изнасилование, повлекшее особо тяжкие последствия (ч. 4 ст. 117 УК РСФСР 1960 г.), посягательство на жизнь работника милиции или народного дружинника (ст. 1912 УК РСФСР 1960 г.). В целом, в конце 80-х - начале 90-х годов ХХ в.в., смертная казнь составляла менее 0,05% в целом по структуре наказаний, а по составам, которые предусматривали применение смертной казни - около 5%.

Высшие судебные инстанции нередко рассматривают дела, связанные с назначением смертной казни в кассационном порядке. Так, в 1997 г. Судебной Коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ было рассмотрено 157 таких дел в отношении 185 человек. Из них отменены приговоры в отношении 11 человек (5,9%). С другой стороны, той же инстанцией на протяжении девяностых годов неоднократно отменялись приговоры ввиду необоснованной мягкости наказания (по несколько десятков приговоров ежегодно), в т.ч. и по статьям, предусматривающим применение смертной казни.

Одним из несомненных плюсов смертной казни является полное отсутствие рецидивов. Моральное облегчение, испытываемое обществом, когда преступник несет заслуженное, с точки зрения социума, наказание также трудно переоценить. Среди недостатков данного вида наказания обычно называют уподобление государства преступнику, упуская из виду необходимость государственного принуждения и обеспечения общественного порядка, невозможность исправления осужденного и ожесточение общества. Однако общество в данных случаях не заинтересовано в исправлении осужденного, а стремится лишь сохранить общественный порядок от особо тяжких на него посягательств, а лучше всего это сделать, физически уничтожив преступника. Опросы общественного мнения показывают, что население поддерживает эту высшую меру наказания. Фонд «Общественное мнение» проводил такие опросы в конце 1997 г. и конце 1998 г. Количество респондентов, высказавшихся за отмену смертной казни было соответственно 21 и 30 процентов, против отмены смертной казни высказались 70 и 64 процента соответственно. Более того, уже после запрещения вынесения смертных приговоров Конституционным Судом РФ, в новом опросе (2 июня 1999 г.) за приведение уже вынесенных приговоров в исполнение высказалось почти 70 % россиян[45] .

Именно поэтому, в современных условиях, учитывая российские правовые традиции, ставить вопрос о полной отмене смертной казни, с нашей точки зрения, нецелесообразно.

3. Проблемы эффективности назначения наказания

Большое внимание следует уделить роли и важности уголовной политики, отсутствию национальной идеологии в стране, что влечет криминализацию общества, распространение экстремизма, расового насилия со стороны молодежи и наркотизации. Этому свидетельством является тот факт, что за период с 1997 по 2005 гг. Верховным Судом РФ принято 55 постановлений, из которых лишь 16 касаются УК РФ. Необходимо оценить основные недостатки и пробелы уголовного законодательства. Так, законодатель в процессе совершенствования УК РФ не всегда последовательно учитывает институт категоризации преступлений. Например, в Федеральном законе от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ стремление законодателя формализовать пределы применения условного осуждения является в целом оправданным, хотя способ внесения этого изменения представляется непоследовательным, т.к. при определении уголовно-правовых последствий содеянного, как правило, объем последних не связывается четко с категорией совершенного преступления. Граница в восемь лет, установленная для лишения свободы, которое может быть назначено условно, сейчас нередко приводит к неоправданному освобождению лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления. Логичнее было бы распространить возможность условного осуждения на лиц, совершивших любые категории преступлений, кроме особо тяжких, то есть максимально наказуемых лишением свободы на срок до десяти (а не восьми) лет. Далее следует указать на то, что законодатель имеет намерение окончательно изъять из текста УК РФ такую форму множественности, как неоднократность преступлений, путем объединения ее с совокупностью преступлений, что более соответствует принципу справедливости. Критически нужно отнестись к реформе института рецидива, который был в прямом смысле изуродован и потерял свое прежнее значение с учетом опасного характера рецидивной преступности. В этой связи нельзя согласиться с уравнительным (недифференцированным) подходом при определении минимального срока наказания независимо от вида рецидива, что также противоречит принципам справедливости и индивидуализации наказания. Нельзя согласиться с нивелированием степени опасности разных видов рецидива при назначении наказания и установлением для всех них одинакового минимального предела от самого строгого предусмотренного в статье наказания (не менее одной трети). Чрезмерно либеральным представляется в контексте данных изменений исключение признака предшествующей судимости из числа квалифицирующих (особо квалифицирующих) признаков в статьях Особенной части УК РФ. В целом, считаю ошибочным установление единых правил назначения наказания за различные виды рецидива и даже саму возможность назначения наказания при любом виде рецидива ниже низшего предела, установленного в санкции. Такое смягчение уголовной ответственности в случаях рецидива не соответствует криминологической реальности.

Далее возникает проблема нормативной регламентации в УК РФ правовых последствий совершения преступлений - назначение наказания, применение иных мер уголовно-правового характера, освобождение от уголовной ответственности. Так, среди новых предусмотренных российским уголовным законом видов наказаний, не связанных с лишением свободы, пристальное внимание привлек арест, об исключении которого из перечня видов наказаний Правительством РФ внесен в Государственную Думу Федерального Собрания РФ соответствующий законопроект, что представляется неправильным. В пояснительной записке приводится довод о том, что для 60 - 70 тыс. человек, которых будут подвергать этой мере наказания, необходимо построить 140 арестных домов для 500 человек каждый, что повлечет за собой огромные расходы - около 700 млрд. рублей. В то же время еще в конце ХХ в.в. краткосрочное лишение свободы менее одного года было признано на различных международных форумах неэффективным (такой общемировой вывод был сделан, в частности, на одном из конгрессов ООН) и поэтому было рекомендовано в качестве альтернативы применять арест до шести месяцев и не связанные с изоляцией от общества обязательные работы и ограничение свободы.

Применительно к пожизненному лишению свободы следует отметить неудовлетворение недавно внесенными изменениями в ст. 57 УК РФ. Была негативно оценена и наметившаяся в последнее время среди российских законодателей тенденция еще больше расширить основания применения этой меры наказания, в частности, к распространителям наркотиков, несмотря на то, что порядок исполнения такого наказания в нашей стране унизителен и заслуживает самой острой критики. Анализ судебной практики показывает, что лишение свободы, несмотря на некоторое сокращение, все-таки остается основной мерой наказания (32% всех приговоров), при этом по 24% приговоров эта мера применяется к лицам, совершившим преступления средней и небольшой тяжести. Наконец, был поднят наболевший вопрос о целесообразности исключения Федеральным законом № 162-ФЗ конфискации имущества из УК РФ, в связи с чем возникает новая необходимость призвать законодателя восстановить ее в ближайшее время именно как вид уголовного наказания, а не как иную меру уголовно-правового характера, которое должно предполагать безвозмездное изъятие в собственность государства орудий и средств совершения преступления; имущества, денег и иных ценностей, полученных в результате совершения преступления, а также любых доходов от этого имущества или соответствующей стоимости имущества и т.п. Следует указать, что исключение конфискации имущества как вида наказания и замена ее крупным штрафом отрицательно воспринимаются как практическими работниками, так и учеными.

В настоящее время существует и проблема ограничения судейского усмотрения при назначении наказания по УК РФ. Необходимо заметить, что основные правила назначения наказания в действующем уголовном законе России в целом соответствуют международным стандартам. Ежегодно судом рассматривается около 30 тыс. уголовных дел о преступлениях, связанных с использованием оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222 УК РФ), и в 70% случаев подсудимые получают условное осуждение. При этом материалы таких уголовных дел свидетельствуют, что далеко не всегда учитывается количество изъятого у преступников оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств, не принимаются во внимание отягчающие степень общественной опасности содеянного многократные факты и попытки сбыта этих опасных предметов, категория совершенного преступного деяния и проч. При таком подходе возникает вопрос о справедливости постановляемых судьями приговоров и даже о наличии их корыстной заинтересованности в определенном исходе дела. Также следует отметить, что ст.ст. 64 и 73 УК РФ предоставляют судьям широкие возможности для дискреции, которая, в свою очередь, варьируется в зависимости от практического опыта конкретного судьи, уровня его правосознания и профессионализма. Полученные статистические данные Судебного департамента Верховного Суда РФ свидетельствуют о широте судейского усмотрения даже при назначении наказания за тяжкие преступления. С 2001 по 2004 гг. лишению свободы ниже низшего предела было подвергнуто 27% подсудимых. От 10 до 13% подсудимых за совершение бандитизма также получают наказание ниже низшего предела. Анализ санкций Особенной части УК РФ позволяет говорить о наличии разрыва от 40 до 60 раз между высшим и низшим пределами предусмотренных в них наказаний. Например, согласно ч. 4 ст. 183 УК РФ незаконное разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе, повлекшее тяжкие последствия, наказывается лишением свободы на срок до десяти лет; таким образом, здесь разрыв между высшим и низшим пределом наказания достиг 60 раз. Подобные ситуации предполагают широкие возможности для судейского усмотрения; в связи, с чем следует проводить более тщательную проработку вопроса об ограничении судейской дискреции по уголовным делам.

Проф. О.Н. Ведерникова сопоставляет российское уголовное законодательство с зарубежным уголовным и международным правом. В УК РФ нашла свое надлежащее отражение общемировая тенденция гуманизации права, в частности, путем закрепления института ювенальной юстиции, института альтернативной юстиции, т.е. применения альтернативных лишению свободы мер воздействия. Еще одним направлением развития уголовного законодательства и уголовной политики стало ужесточение наказаний за коррупцию, терроризм, тяжкие насильственные преступления и организованную преступность. Обратным эффектом такой политики стало резкое увеличение численности «тюремного населения». По мнению проф. О.Н. Ведерниковой, исключение из УК РФ конфискации имущества следует рассматривать как преступное по отношению к обществу и государству, отвечающее так называемым криминальным интересам. Конфискация имущества - это единственный вид наказания, которому вообще уделяется внимание в международных актах, т.к. к остальным наказаниям, в т.ч. к лишению свободы, международное право относится лояльно либо они вообще не используются в текстах международных актов. Восстановления конфискации имущества в системе мер уголовно-правового воздействия требуют и наши национальные интересы борьбы с преступностью. Применительно к смертной казни было отмечено, что это не только гуманитарная или философская проблема, но и правовая. По замечанию О.Н. Ведерниковой, больше половины населения земного шара по-прежнему применяют смертную казнь как вид уголовного наказания (Китай, США, страны мусульманского мира). В качестве одного из аргументов эффективности этой исключительной меры О.Н. Ведерникова привела статистические данные об изменении состояния преступности в США в сторону сокращения, начиная с 1994 г., когда американский президент подписал Закон о борьбе с организованной преступностью, согласно которому было значительно расширено (до 70) количество составов преступлений, совершение которых в случае наступления смерти потерпевшего предполагает применение смертной казни.

Подводя итоги, следует подчеркнуть, что УК РФ, с учетом дискуссионности ряда его положений, сохраняет свое актуальное значение как достижение российской уголовно-правовой и уголовно-политической мысли и как достаточная законодательная основа для борьбы с традиционными и новыми видами преступлений. В то же время можно внести предложения о принятии нового Уголовного кодекса либо подготовке новой редакции действующего уголовного закона, что не исключает возможности ежегодно разрабатывать комплексные федеральные законы о поправках в УК РФ.


Заключение

Уголовное наказание - это мера государственного принуждения, которая содержится в уголовно-правовой норме и может быть применена судом только к лицу, признанному виновным в совершении преступления. Если лицо совершило не преступление, а какое-либо иное нарушение, к нему применяются другие меры правового воздействия. Уголовное наказание является естественным последствием совершенного преступления и должно, по общему правилу, соответствовать его тяжести и общественной опасности.

Необходимо отметить, что на данном этапе развития система уголовных наказаний в нашей стране находится в стадии формирования. Из двенадцати видов наказания, указанных в УК РФ, некоторые не применяются. Совсем недавно в УК РФ, УИК РФ и УПК РФ было внесено множество поправок (только в УК их более 300), которые значительно изменили содержание указанных документов. Это ещё раз подтверждает то, что российское законодательство находится в динамическом развитии, и процесс этот должен быть постоянным, чтобы обеспечивать максимальное соответствие законов состоянию государства и общества.

Мы рассмотрели понятие наказания, его признаки, цели и все современные виды, перечисленные в действующем уголовном законодательстве, а также их систему. Разумеется, практически каждый из видов заслуживает отдельного исследования. Из-за ограниченности объема настоящей работы за ее рамками остались некоторые аспекты применения наказания, замены одних наказаний другими, изучение судебной практики по вопросам назначения наказания.

Однако полагаю, что в целом тема представляется раскрытой. В работе был проведен сравнительно-правовой анализ различных видов наказания, приведена краткая история уголовно-правового принуждения, начиная с Русской Правды и дореволюционного права и заканчивая законодательством советского периода.

В работе была предпринята попытка дать оценку современному состоянию системы наказания, ее истории в советский период, необходимости, положительных и негативных сторон различных видов наказаний, особенностей их применения, а также высказано личное отношение автора к тем или иным мерам государственного воздействия на виновных в совершении преступлений. Отмечено, что из двенадцати предусмотренных УК РФ видов наказания, пока реально действуют только десять, остальные два (арест и ограничение свободы) должны быть введены в уголовно-исполнительную практику, после создания соответствующих условий для их исполнения.

Был проведен сравнительный анализ системы наказаний современного УК РФ и системы наказаний, предусмотренной уголовным законодательством РСФСР, выделены новеллы в уголовном праве, отмечены наказания, которые были исключены из системы наказаний, перечислены те наиболее существенные изменения, которые были внесены законодателем в текст уголовного закона.

Автор придерживается позиции, которую разделяет большинство практиков и теоретиков-правоведов - наказание должно быть индивидуализировано. Это следует понимать, прежде всего, таким образом, что если возможно исправление личности осужденного без применения мер, связанных с лишением свободы, то необходимо использовать более гуманные виды наказания - российские пенитенциарные учреждения оставляют не так уж много шансов на исправление асоциальных наклонностей личности и передача их в ведение Министерства юстиции не сможет быстро решить проблему. Тем более, что современные уголовно-правовые санкции предоставляют судебным органам широкие возможности по применению таких видов наказания как штраф, исправительные работы и обязательные работы за преступления небольшой и средней тяжести. Анализ судебной практики показывает относительно небольшой уровень рецидивов среди тех, кто подвергся таким наказаниям, особенно по сравнению с уровнем рецидивов среди тех, кто был осужден к лишению свободы.

Однако, если правоприменитель уверен в невозможности исправления осужденного, в его постоянной особой опасности для общества, он должен не колеблясь применять высшую меру наказания - смертную казнь, - поскольку содержать осужденного к пожизненному лишению свободы за счет налогоплательщиков негуманно по отношению к последним. Впрочем, применение смертной казни возможно лишь после завершения судебной реформы, а именно, введения судов присяжных.

Разумеется, автор далек от отрицания роли такой распространенной меры наказания как лишение свободы на определенный срок, однако необходимо обратить внимание на более мягкие виды наказания, с помощью которых можно легче достичь целей, стоящих перед уголовным наказанием.

Так, Ч. Беккариа утверждал, что уверенность в неизбежности хотя бы и умеренного наказания производит всегда большее впечатление, чем страх перед другим, более жестоким, но сопровождаемым надеждой на безнаказанность. С этим мнением трудно не согласиться.

наказание виновность кодекс закон


Список использованных источников

1. Нормативные правовые акты и иные официальные документы

1.1.Конституция Российской Федерации. Принята 12 декабря 1993 года // Российская газета. – 1993 - №37 – 25 декабря 1993 год.

1.2. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08 января 1997 года №1-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1997. - №2. - Ст. 198.

1.3. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 года №64-ФЗ // Собрание законодательства РФ. - 1996. - №25. - Ст. 2954.

1.4. Приказ министра обороны РФ от 29 июля1997 года №302 "О правилах отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими" // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.-1998. - №1. - С. 9-35.

2. Специальная литература

2.1. Анденес И. Наказание и предупреждение преступлений. - М., 1979.

2.2. Багрий-Шахматов Л.В., Гуськова В.И. Теоретические проблемы классификации уголовных наказаний. – Воронеж. - 1971.

2.3. Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации.- Л. - 1986.

2.4. Григорьев Н.В. Социально-юридические тенденции в истории уголовного наказания. // Человек: преступление и наказание.- Рязань: Высшая школа МВД РФ. - 1992.

2.5. Гордеев В. О преступности и судимости в СССР // Вестник Верховного Суда СССР. - 1991. - №3. - С. 21-22.

2.6. Ефремов Г.Х., Лежаева Г.Ш., Ратинов А.Р., Шавчуладзе Т.Г. Общественное мнение и преступление. Тбилиси. - 1984.

2.7. Загородников Н.И. Советская уголовная политика и деятельность органов внутренних дел. - М.. - 1979.

2.8. Каминский В.И., Волошина Л.А. Криминологическое значение нравственного и правового сознания. // Советское государство и право. – 1977. - № 1.

2.9. Комментарий к Уголовному Кодексу РФ // Под ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. Изд. 2-е. - М.: Юрист. - 1998.

2.10. Малько А.В. Смертная казнь как правовое ограничение // Государство и право. - 1993. - №1.

2.11. Марцев А. Специальное предупреждение преступлений. – Омск. - 1977.

2.12. Наумов А. Российское уголовное право. Общая часть. - М.: БЕК. - 1996.

2.13. Нечепуренко А. А. Правовые последствия законодательного закрепления идеи условности наказания // Проблемы совершенствования уголовных наказаний. Рязань: Высшая школа МВД РФ. - 1996.

2.14. Преступление и наказание в Англии, США, Франции, Японии. Общая часть уголовного права. - М. - 1991.

2.15. Решетников Ф. Беккариа. - М. - 1987.

2.16. Российское законодательство X - XX веков. В девяти томах. - М.: Юридическая литература. - 1984.

2.17. Сборник пленумов Верховного Суда РФ. - М.: Юридическая литература. - 1998.

2.18. Свердлов М.Б. От Закона Русского к Русской Правде. - М.:, Юридическая литература. - 1988.

2.19. Смертная казнь: за и против. // Под ред. С.Г. Келиной. - М.: Юридическая литература. - 1989.

2.20. Совет Европы. Итоговая декларация второго саммита Совета Европы // Дипломатический вестник. - 1997. - №11. - С. 9-13.

2.21. Степашин В. Назначение наказания // Вестник Омского государственного университета. - 1999. - №2. - С. 163-166.

2.22. Таганцев Н.С. Русское уголовное право, Т. 2. - М.: Наука. - 1994.

2.23. Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. - М.: Наука. - 1987.

2.24. Уголовно-исполнительное право. Учебник // Под ред. Шмарова И. - М. - 1998.

2.25. Уголовное право. Общая часть: Учебник для ВУЗов / Отв. ред. – проф. И. Я. Козаченко, проф. З. А. Незнамова. – М.: Норма. - 2001.

2.26. Уголовное право России. Общая часть: учебник // Под ред. Б. В. Здравомыслова. – М.: Юристъ. - 1996.

2.27. Шаргородский М.Д. Наказание, его цели и эффективность. — Л. - 1973.

2.28. Яковлев А.М. Об эффективности исполнения наказания // Советское государство и право. – 1964. - № 1.

3. Судебная практика

3.1. Обзор судебной работы военных судов гарнизонов и воинских частей за I полугодие 1998 года // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1998. - №8

3.2. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 1998 года // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1998. - №11.

3.3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 27.01.1999 // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1999. - №3. - С.2

3.4. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 1997 год // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1998. - №12. - С. 12.

3.5. Постановление Конституционного Суда №3-П от 02.02.1999 // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1999. - №6. - Ст. 867.

3.6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 04.07.97 №8 // "Российская газета". – 1997. - №138.

3.7. Определение Судебной коллегии Верховного Суда от 09.12.97 // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1998. - №6. - С. 9.


[1] См: Уголовное право. Общая часть: Учебник для ВУЗов // Отв. ред. – проф. Козаченко И. Я., проф. Незнамова З. А.. – М.: Норма, 2001. - С. 316.

[2] Н. В. Григорьев Социально-юридические тенденции в истории уголовного наказания // Человек: преступление и наказание. - Рязань: Высшая школа МВД РФ, 1992. - С. 18.

[3] См: Шаргородский М.Д. Наказание, его цели и эффективность. - Л., 1973. – С.32.

[4] См: Шаргородский М.Д. Наказание по советскому уголовному праву. - М., 1958.- С.56.

[5] И.С. Ной. Сущность и функции уголовного наказания в Советском государстве. – Саратов: Изд. Саратовского ун-та, 1973 - С. 5.

[6] Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. - М., Наука, 1987. - С. 139.

[7] См.: Стручков Н. А.. Рецензия на книгу: И.С. Ной. Теоретические вопросы лишения свободы. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1965. - С. 116.

[8] Шаргородский М.Д. Наказание, его цели и эффективность. — Л., 1973. - С. 16.

[9] См. Курс советского уголовного права. Наказание. - М., Т. 3, 1970 - С. 30; Курс советского уголовного права — Л.,Т. 2, 1970. - С. 193, 208.

[10] Загородников Н.И. Советская уголовная политика и деятельность органов внутренних дел. - М., 1979 - С. 45, 47.

[11] См: Уголовное право России. Общая часть: учебник // Под ред. Здравомыслова Б. В. – М.: Юристъ, 1996. –С. 344.

[12] И.С. Ной. Сущность и функции уголовного наказания в Советском государстве. – Саратов: Изд. Саратовского ун-та, 1973. - С. 52.

[13] Таганцев Н.С. Русское уголовное право, Т. 2. - М.: Наука, 1994. - С. 97.

[14] Беляев Н.А. Цели наказания и средства их достижения. - Л., 1963. - С. 25.

[15] Карпец И.И. Наказание. Социальные, правовые и криминологические про­блемы. – Киев, 1983. - С. 141.

[16] См: Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. - С. 141.

[17] См: Курс советского уголовного права. Часть Общая, Т. 3. Наказание. - М.: Наука, 1970. - С. 39.

[18] Стручков Н.А. Уголовная ответственность и ее реализация в борьбе с преступностью. - Саратов, 1977. - С. 64.

[19] Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. - Л., 1986. - С. 46.

[20] Коган В.М. Социальный механизм уголовно-правового воздействия. - М., 1983. - С. 159.

[21] См.: Анденес И. Наказание и предупреждение преступлений. - М., 1979. - С. 149.

[22] См: Марцев А.И. Уголовная ответственность и общее предупреждение. - Омск, 1973. – С. 59-60.

[23] См: Марцев А.И. Задачи исправительно-трудовых учреждений. Проблемы борь­бы с преступностью. - Иркутск, 1970. Вып. 1. – С. 53.

[24] См: Марцев А.И. Общая превенция преступлений // Правоведение – 1970 - № 1. –С. 18.

[25] См: Ной И.С. Указ. работа. - Саратов, 1973. – С. 153.

[26] См: Каминский В.И., Волошина Л.А. Криминологическое значение нравствен­ного и правового сознания. // Советское государство и право, 1977, № 1. – С.24.

[27] См.: Шаргородский М.Д. Наказание, его цели и эффективность. - Л., 1973. – С. 43.

[28] См.: Гальперин И.М. Социальные изменения и содержание наказания. В кн.: Планирование мер борьбы с преступностью. - М., 1982. – С. 95—96.

[29] См: Яковлев А.М. Об эффективности исполнения наказания // Советское госу­дарство и право – 1964 - № 1. - С. 101.

[30] Келина С.Г. Смертная казнь в системе советской уголовной политики. В кн.Смертная казнь: за и против. С. 322—323.

[31] См: Ефремов Г.Х., Лежаева Г.Ш., Ратинов А.Р., Шавчуладзе Т.Г. Общественное мнение и преступление. Тбилиси, 1984. – С. 165—166, 233.

[32] См: Банников С.Г. Вопросы судебной практики и задачи советского уголовного права. Проблемы советского уголовного права. - 1971. -М., 1973. С. 6. Кудрявцев В.Н. Право и поведение. - М., 1978. - С. 155—161.

[33] Ведомости Верховного Совета СССР. - 1977. - № 7. - С 116; Там же. № 8. – С. 137.

[34] Там же. - 1982. - № 30 – С. 572.

[35] См: Уголовное право России. Общая часть: учебник // Под ред. Б. В. Здравомыслова. – М.: Юристъ, 1996. – С.346.

[36] См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1998. - №6. - С. 9;

[37] См.: Сборник Постановлений Пленумов Верховного Суда РФ. - М., 1999. - С. 188-190.

[38] См: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1999. - №1. - С. 3.

[39] Багрий-Шахматов Л.В., Гуськова В.И. Теоретические проблемы классификации уголовных наказаний. - Воронеж, 1971. - С. 37

[40] См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. - 1980. - №5. – С.7; 1984. - №4. – С.11.

[41] См: Обзор судебной работы военных судов гарнизонов и воинских частей за I полугодие 1998 года от 01 июля 1998. // Система Консультант Плюс.

[42] См: Степашин В. Назначение наказания. // Вестник Омского государственного университета. – 1999. - №2. - С. 164.

[43] См: Итоговая декларация второго саммита Совета Европы // Дипломатический вестник. - 1997. - №11. - С. 9 - 13.

[44] Собрание законодательства Российской федерации. – 1999. - №6. - С. 687.

[45] Архив опросов фонда "Общественное мнение". http://www.fom.ru/archive

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий