регистрация / вход

Роль организатора в совершении преступления

Понятие и признаки соучастия. Виды соучастников преступления. Понятие и роль организатора в совершении преступления, основания и особенности его уголовной ответственности. Эффективность уголовно-правовых норм, регламентирующих данный вид ответственности.

Содержание

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. Понятие и признаки соучастия. Виды соучастников преступления

1.1 Понятие соучастия, его значение

1.2 Виды соучастников преступления

Глава 2. Организатор преступления: понятие и роль в совершении преступления, основания и особенности его уголовной ответственности

2.1 Понятие организатора преступления

2.2 Роль организатора в совершении преступления

2.3 Основание и особенности ответственности организатора преступления

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования этой работы состоит в том, что происходящие в России социально-экономические и политические процессы неизбежно влияют на структуру и динамику преступности. Анализ статистических данных, характеризующих основные показатели преступности, свидетельствует о том, что начало XXI века ознаменовано сохранением сложившихся в последнее десятилетие XX века негативных тенденций. Особое беспокойство вызывает увеличение количества преступных посягательств, совершаемых преступными группами с распределением ролей (соучастие в преступлении).

В преступных группах центральное место занимает организатор преступления. Заранее подготовленное и спланированное преступление, совершенное под руководством организатора, является более общественно опасным и способно причинить больший вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям.

Целями настоящего исследования являются: изучение эффективности уголовно-правовых норм, регламентирующих ответственность организатора преступления, и разработка на этой основе теоретически обоснованных рекомендаций по совершенствованию уголовного законодательства России и практики его применения.

Проведенное мною изучение материалов о статистике убийств в России показало, что деятельность организатора, прежде всего, характерна для тяжких и особо тяжких преступлений, например убийств.Подсчитано, что каждые восемнадцать минут в России совершается убийство, или покушение на убийство, что законом и судебной статистикой расценивается однозначно. Дело не только в том, что усугубляются социальные, экономические, межнациональные проблемы, резко ослаблена общественная дисциплина, процветает правовой нигилизм.

Нередко правоохранительные органы просто не могут установить наличие организатора того или иного преступления или, установив, не могут доказать его виновность и привлечь к ответственности. В результате этого подрывается реализация принципа неотвратимости ответственности за преступление — одного из важнейших принципов уголовной политики. Мировая практика борьбы с преступностью убеждает, что нарушение практики неотвратимости ответственности является сильным катализатором преступности.

Проблема организованной преступности, несмотря на все предпринимаемые усилия, приобретает характер реальной угрозы национальной безопасности страны. Преступная среда консолидируется, увеличивается количество организованных преступных формирований, которые активно внедряются во все сферы жизни общества, осваивают новые экономические отношения, криминализируют современное общество. Повышается профессионализм соучастников, общественная опасность и масштабность их преступных деяний[1] .

Особого внимания заслуживает деятельность правоохранительных органов по использованию норм уголовного законодательства, выполняющих свою предупредительную функцию посредством установления ответственности соучастников преступления, в том числе и организаторов.

Проблема деятельности организатора относится к числу наиболее сложных и значимых проблем Общей части российского уголовного права. Её исследованию уделяли внимание известные юристы: Ф.Г. Бурчак, П.И. Гришаев, А.Ф. Зелинский, В.М. Быков, А.В. Покаместов, М.И. Ковалев, Ю.А. Красиков, П.Ф. Тельнов, А.А. Арутюнов, А.М. Минькова, М.Д. Шаргородский, С.В. Бородин и др. Работы этих и других ученых имеют, безусловно, важное научное и практическое значение. Однако по многим вопросам у криминалистов не сложилось единого мнения, отдельные получили противоречивое разъяснение и требуют не только дальнейшего изучения, но и новых подходов к их разрешению.
Уголовный кодекс Российской Федерации, принятый в 1996 г., также привнес некоторые новшества, которые необходимо учитывать при исследовании проблем соучастия и ответственности организатора преступления. Нормы института соучастия в преступлении были значительно усовершенствованы: уточнены многие старые понятия, даваемые в ранее действовавшем УК РСФСР 1960 г., введены новые, более подробно урегулирован вопрос об основании и пределах уголовной ответственности соучастников преступления, отражены некоторые специальные вопросы соучастия в преступлении.

Объектом исследования работы являются общие закономерности и конкретные правоотношения, возникающие при реализации уголовного закона, содержащего нормы об ответственности организатора преступления и квалификации его действий. Предметом исследования выступают исторические и теоретические аспекты развития отечественного законодательства об ответственности организатора преступления; уголовно-правовые нормы о понятии соучастия в преступлении, определении организатора преступления и нормы, регламентирующие ответственность организатора преступления.

Таким образом, всё вышеизложенное свидетельствует о своевременности и необходимости научного исследования проблем ответственности организатора преступления.

Глава 1. Понятие и признаки соучастия. Виды соучастников преступления

1.1 Понятие соучастия, его признаки и значение

Нормы о соучастии сосредоточены в главе 7 УК РФ (в ст. 32—36). В ст. 32 дается научно-практическое определение самого понятия соучастия в преступлении. В нем сформулированы основные признаки соучастия, которые отражают принятую в России концепцию, выработанную русскими учеными- правоведами еще во второй половине XIX столетия.

Это определение звучит так: "Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления". Данное определение и все последующие постановления закона, развивающие основные положения этого общего правила, полностью соответствуют ключевым положениям Резолюции седьмого Международного Конгресса по уголовному праву. Существует несколько взглядов на саму юридическую природу института соучастия. Основные позиции, которые их разделяют, можно свести к двум основополагающим: а) возможно ли неосторожное соучастие в умышленном или неосторожном преступлении; б) является ли юридическая природа соучастия акцессорной, т. е. базируется ли она на основе исполнения преступления, или же все соучастники, несмотря на их различную роль, являются своеобразными исполнителями преступного деяния, либо среди них центральной является фигура исполнителя, а все остальные соучастники группируются вокруг него, как бы являясь его помощниками. Ответ можно найти в тексте ст. 32 УК[2] . В законе прямо подчеркивается, что соучастием признается умышленное участие нескольких лиц и только в умышленном преступлении. Четкость этого постановления совершенно исключает неосторожное соучастие в умышленном или неосторожном преступлении (речь идет о применении именно постановлений о соучастии в названных обстоятельствах).

В ч. 1 ст. 33 УК "Виды соучастников преступления" сказано: "Соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник". Эта формула лишь очерчивает круг лиц, ответственность которых определяется по правилам, устанавливаемым главой 7 УК, но не раскрывает самой юридической природы соучастия. Думается, что законодательная формула целиком и полностью демонстрирует акцессорную природу соучастия в УК РФ. Суть акцессорной теории заключена в признании того очевидного факта, что ключевой фигурой является исполнитель, ибо без него соучастия нет и не может быть, хотя отсутствие среди действующих лиц организатора, либо подстрекателя, либо пособника не исключает соучастия.

Кроме того, особые условия и формы ответственности соучастников возможны только в том случае, если исполнитель закончил задуманный состав преступления или, по крайней мере, начал его выполнять. А раз это так, то соучастие по самой своей сущности акцессорное, т. е. зависит от действий исполнителя[3] . Об этом свидетельствует уже тот факт, что неудавшееся подстрекательство или пособничество не имеет никакого отношения к соучастию, а квалифицируется по правилам о стадиях преступной деятельности.

Согласно ст. 32 УК соучастием признается лишь умышленная деятельность участвующих в преступлении лиц. Умысел свидетельствует о наличии единства действий участников, не только внешне, но и внутренне сцементированных единой волей и единым стремлением к преступлению. Как известно, при соучастии состав преступления непосредственно осуществляется исполнителем. Действия других соучастников создают лишь благоприятные для этого условия. Поэтому любая их деятельность всегда определенным образом отражается в действиях исполнителя, которые и приводят к преступному результату.

Вторым признаком, указанным в законодательном определении, является совместность участия в преступлении. Совместность означает, что все они участвуют: а) в совершении одного и того же преступления либо как соисполнители, т. е. совместно выполняют объективную сторону преступления, либо одновременно или частью и в разное время; б) в качестве организаторов, подстрекателей и пособников. В этом случае они, как правило, не участвуют в исполнении состава преступления, но либо руководят им (организатор), либо возбуждают в исполнителе решимость совершить его, либо содействуют совершению преступления физически или интеллектуально (подстрекатель и пособник). Соучастие, как правило, с объективной стороны предполагает действия, но в ряде случаев они могут быть совершены и путем бездействия. Такие случаи возможны, если бездействию предшествовало соглашение, заключенное до совершения преступления или в момент его совершения, но всегда до наступления преступного результата. Например, умышленное бездействие должностного лица, обязанного в силу своего служебного положения принимать меры по предотвращению преступления, когда оно заведомо по соглашению с преступником таких мер не принимает.

Первая важная особенность соучастия: оно мыслимо либо до момента совершения преступления, либо как присоединяющаяся деятельность в момент начала преступления и во время его продолжения, но всегда до наступления преступного результата. Второй предпосылкой причинной связи является требование, чтобы соучастники чем-либо активно содействовали преступлению. При этом вновь возникает вопрос о бездействии[4] . В подавляющем большинстве работ о причинной связи считается, что и бездействие в уголовно-правовом смысле может причинять вред, так как любое преступное бездействие всегда представляет собой неисполнение определенных обязанностей, благодаря чему начинают действовать вредоносные силы, причиняющие преступный результат, и причинителем его признается тот субъект, который должен был в данный момент действовать, чтобы предотвратить преступные последствия.

Все соучастники должны иметь представление о преступном характере намерений и действий исполнителя. Не менее важным является вопрос и знания исполнителем других соучастников.

Соучастие возможно там, где у соучастников имеются: а) взаимное знание о преступной деятельности друг друга; б) единое намерение совершить одно и то же преступление, хотя, разумеется, цели и мотивы у них могут быть и разными. В тех случаях, когда закон конструирует состав преступления, предъявляя особые требования к его субъективной стороне, это требование распространяется и на других соучастников[5] .

Лица могут нести ответственность за соучастие в более тяжком преступлении лишь в случае, если они знали о его квалифицирующих признаках. Если исполнитель преступления признан невменяемым или несовершеннолетним, а соучастники не знали об этом, то речь должна идти о покушении на преступление с негодными средствами. Если подстрекатель склоняет исполнителя к умышленному преступлению, а он действует неосторожно, то также нет соучастия, а есть покушение на умышленное преступление; исполнитель же отвечает за неосторожное.

Соучастник, сознавая, что его действия способствуют совершению преступления, не может сознательно допускать, что в нем участвует. Если он содействует преступлению или подстрекает к нему, то он желает этого. Вместе с тем общность намерения всех соучастников совершить преступление не означает общности их целей и мотивов. Наличие у подстрекателя и пособника иных мотивов, чем у исполнителя (исполнитель совершает корыстное преступление, а соучастники действуют из мести), не влияет на квалификацию (участие в корыстном преступлении). Таким образом, юридическая судьба соучастников зависит от исполнителя.

Совершение преступления в соучастии представляет, как правило, повышенную опасность по сравнению с преступлением, совершенным в одиночку. Это объясняется тем, что объединение усилий соучастников делает совершение преступления более продуманным; при этом появляются большие возможности для сокрытия совершенного преступления[6] . Все это делает совершение преступления более легким для соучастников и нередко толкает их на совершение самых тяжких и дерзких преступлений. При совершении преступления в соучастии обычно причиняется больший ущерб и наступают более тяжкие преступные последствия. Естественно поэтому, что в законодательстве соучастию отводится большое место.

1.2 Виды соучастников преступления

соучастие преступление организатор уголовный ответственность

Исполнитель. Согласно части второй ст. 34 УК исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление. Это означает :

- в содеянном лицом должны быть признаки объективной стороны деяния, предусмотренные диспозицией статьи Особенной части УК;

- в виновном отношении лица к содеянному должно найти прямое отражение то обстоятельство, что оно совместно с другими (другим) соучастниками выступило в данном конкретном случае именно как исполнитель (соисполнитель) преступления.

Правильное уяснение обоих отмеченных обстоятельств зависит от специфики содержания тех признаков, с помощью которых в диспозициях статей Особенной части УК описываются деяния, а в ряде случаев и их последствия. Так, например, деяние лица, выразившееся в организации незаконного вооруженного формирования, согласно части первой ст.208 УК, квалифицируется как исполнительская деятельность без ссылки на часть третью ст. 33 УК, где дается определение преступного образа поведения организатора преступления.

Например, исполнителем кражи является, например, не только тот, кто изъял имущество из квартиры потерпевшего, но и тот, кто взламывал для этого дверь; исполнителем убийства является не только тот, кто нанес жертве последний удар, но и тот, кто держал жертву, парализуя сопротивление потерпевшего[7] . Так же, согласно ст. 150 УК, подстрекательские действия становятся исполнительскими действиями лица, совершившего вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность. В отдельных случаях для наличия исполнительского действия достаточно установления в содеянном лицом хотя бы части признаков деяния, описанного в диспозиции статьи Особенной части УК. Так, если на стороне соучастника изнасилования установлено содействие совершению этого преступления путем применения насилия к потерпевшей, то он должен быть признан исполнителем (соисполнителем) независимо от того, совершал он лично половой акт или нет.

Виновное отношение исполнителя к содеянному включает в себя осознание общественно опасного характера своего поведения и присоединяющегося к нему поведения другого соучастника, предвидение общего результата от сложения усилий (интеллектуальный элемент умысла) и согласованность волеизъявления с волеизъявлением другого соучастника (волевой элемент умысла).[8] Статья 33 УК РФ впервые указывает на посредственное исполнение (причинение): «Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом». (Ч.2 ст. 33 УК).

Таким образом, под исполнением преступления следует понимать не только непосредственное совершение действий, образующих состав преступления, и не только использование с этой целью различного рода предметов, приспособлений, механизмов и т. п., но и животных и даже людей при так называемом посредственном причинении, т. е. при использовании людей в качестве орудий преступления.

Организатор. Согласно ч. 3 ст. 33 УК «Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими». Таким образом, наука уголовного права и судебная практика признают наличие двух форм организаторской деятельности, к которым относятся: 1) организация и руководство преступными группами; 2) организация и руководство совершением конкретного преступления.

Ковалев М.И. дает такое определение: «Организаторами являются лица, которые: а) организуют преступление, то есть не только склоняют другое лицо к преступлению, но и сами участвуют в его совершении в качестве непосредственных исполнителей, наряду с лицами, втянутыми ими в преступление; б) руководят непосредственным совершением преступления в качестве главарей, руководителей, распорядителей преступной деятельности, независимо от того, участвуют они при этом в физическом выполнении состава преступления или совершают только действия, которые способствуют успеху преступной деятельности физических исполнителей преступления»[9] .

Естественно, что руководство возможно лишь в преступлениях, совершаемых с прямым умыслом. Содержание умысла организатора определяется как ролью, которую он играл при совершении преступления непосредственно, так и теми руководящими функциями, которые он при этом исполнял. Известно, что он может выступать и в роли исполнителя, и подстрекателя, и пособника, совмещая их или выполняя одновременно либо последовательно. В каждом конкретном случае минимум объема знаний, образующих интеллектуальный момент умысла, может быть различным. Если же он не участвует в совершении самого преступления, а лишь организует предварительную деятельность, то, естественно, он может и не знать многих обстоятельств, но поскольку при подготовке плана реализации преступного замысла обсуждались различные варианты, то знание деталей преступления вовсе не обязательно для него лично.

Если, например, организатор разбойного нападения знает, что исполнители вооружены холодным или огнестрельным оружием, то он должен нести ответственность за любые последствия, связанные с применением этого оружия, даже если он и не знал, при каких обстоятельствах это оружие было применено или, узнав о его применении, неодобрительно к этому отнесся[10] . Личные цели организатора могут и не совпадать с целями конкретных исполнителей; тем не менее, он должен отвечать за все, что соответствует целям, которые были внушены непосредственным исполнителям преступления. Так, лицо, организующее разбой, может лично преследовать цель мести, однако отвечать оно должно за организацию корыстного преступления. Здесь необходимо подчеркнуть, что главным признаком субъективной стороны организатора является намерение совершить преступление.

Подстрекатель. Часть 4 статьи 33 УК гласит: «Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом».

Объективная сторона деятельности подстрекателя характеризуется совершением активных действий, направленных на возбуждение у исполнителя либо иных соучастников решимости совершить преступление. Очевидно, что сам характер подстрекательства исключает его совершение путем бездействия. Законодательство большинства стран, в том числе и российское, в принципе отвергает возможность неосторожного подстрекательства, следовательно, предполагает только умысел, причем прямой, ибо волевая сторона деятельности подстрекателя заключается в желании видеть преступление совершенным[11] . Желание подстрекателя, чтобы исполнитель сделал, как тот подсказал, внушил ему, т. е. видеть преступление совершенным или начатым, является необходимым компонентом подстрекательства.

Законодатель прямо указывает конкретные способы подстрекательства. К ним относятся принуждение и угрозы, приказ, убеждение, обещание вознаграждения или дачу его, обещание выгоды от совершенного преступления, просьбу и др. Следует отметить, что трудно определить в абстрактном плане действенность того или иного способа подстрекательства. Как пишет М. И. Ковалев, «для того, чтобы принудить человека помимо его воли к совершению каких-либо нежелательных действий, порой употребляются весьма жесткие средства, но они разбиваются, натыкаясь на стойкость и несокрушимую волю человека. Однако иногда бывает и так, что незначительный жест, едва заметное движение глаз, вскользь брошенное слово являются достаточными, чтобы человек согласился на самый серьезный по своим последствиям поступок»[12] .

При большом разнообразии способов подстрекательства следует заметить, что формы такой деятельности ограничены. Они определяются способом общения и передачи информации от одного человека к другому. Поэтому формами подстрекательства являются устная или письменная, а также конклюдентные действия. Последняя форма в судебно-следственной практике встречается достаточно редко и в основном используется на месте совершения преступления. Таким образом, со стороны объективной, подстрекательство представляет собой совершение активных действий, направленных на склонение другого лица к совершению преступления.

Со стороны субъективной, в подавляющем большинстве случаев подстрекательство совершается с прямым умыслом, при котором виновный желает наступления общественно опасных последствий и при этом всегда предвидит все фактические обстоятельства, которые образуют преступления, а также развитие причинной связи между своими действиями и совершением преступления.

Пособник. Согласно части 5 статьи 33 УК РФ «Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы».

Объективная сторона пособничества характеризуется совершением деяний (в большинстве случаев действий, но иногда и бездействий) направленных на содействие исполнителю либо иным соучастникам в совершении преступления. По своей объективной роли в преступлении, совершаемом сообща двумя или большим количеством лиц, пособник, за редким исключением, всегда менее опасная фигура, чем другие соучастники. В самом деле, инициатива совершения преступления принадлежит не ему, он не руководит преступной деятельностью других лиц, не выполняет объективной стороны состава преступления, предусмотренной статьями Особенной части. Пособник лишь содействует исполнителю преступления в осуществлении его преступного намерения, не выполняя при этом действий, входящих в объективную сторону состава преступления исполнителя[13] .

Анализ предусмотренных уголовным законом способов совершения пособничества позволяет разделить его на интеллектуальное и физическое. Интеллектуальное пособничество состоит в содействии совершению преступления советами, указаниями, а также в заранее данном обещании скрыть преступника, орудия и средства совершения преступления, а также предметы, добытые преступным путем.

На первый взгляд, интеллектуальное пособничество в виде дачи советов и указаний напоминает подстрекательство к преступлению, способами совершения которого также могут являться дача советов и указаний. Однако эти виды соучастников существенно отличаются друг от друга.

В отличие от подстрекателя, интеллектуальный пособник лишь укрепляет решимость совершить преступление, которая к моменту совершения его действий уже имела место. К интеллектуальному пособничеству относится, как уже говорилось, и заранее данное обещание скрыть преступника, орудия и средства совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем.

Физическим пособничеством признается способствование совершению преступления предоставлением средств или устранением препятствий. Под предоставлением средств для совершения преступления следует понимать активные действия, состоящие в передаче исполнителю либо иным соучастникам любых предметов, использование которых облегчает совершение преступления[14] .

Устранение препятствий, в отличие от предыдущего способа пособничества, может быть выражено как путем активных действий (например, взлом входной двери с целью совершения убийства находящегося в квартире потерпевшего, повреждение сигнализации или отключение электросети для совершения квартирной кражи, нахождение на страже с целью предупреждения чьего-либо вмешательства), так и путем бездействия при несовершении лицом действий, которые он мог и обязан был совершить.

Для понимания сущности пособничества, его объективной роли в совершении преступления важное значение имеет вопрос причинной связи. Дело в том, что пособник может содействовать преступлению лишь в том случае, если его деяния хронологически предшествовали или происходили одновременно с действиями исполнителя. Если же действия пособника относятся ко времени, когда деяние исполнителя было завершено, т. е. не находятся с этим деянием в причинной связи, то они не могут быть признаны пособничеством. Поэтому укрывательство преступления, происходящее уже после того, когда преступление совершено, не может быть признано пособничеством.

Глава 2. Организатор преступления: понятие и роль в совершении преступления, основание и особенности его уголовной ответственности

2.1 Понятие организатора преступления

Согласно УК РФ, лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими (ч. 3 ст. 33 УК). Здесь выделено две разновидности организатора: организатор совершения преступления или руководитель его исполнением и лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество. Однако высказано и иное мнение: «Организатор, согласно ч. 3 ст. 33, в зависимости от формы соучастия может выступать в трех разновидностях: 1) лицо, организовавшее совершение преступления; 2) лицо, руководящее исполнением преступления и 3) лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.

Организация преступления выражается в подборе и подготовке соучастников, снабжении их необходимыми орудиями и средствами, обучении преступным приемам и методам, разработке плана посягательства и т.д. Руководство совершением преступления - это деятельность по направлению действий соучастников, распределение ролей, координация их действий на месте совершения преступления, отдача распоряжений, связанных с выполнением объективной стороны состава преступления, и др.[15] Действия организатора квалифицируются по соответствующей статье Особенной части УК со ссылкой на ч. 3 ст. 33 УК. В ряде составов предусмотрена самостоятельная ответственность за организацию преступления (ч. 1 ст. 208, ч.1 ст. 209, ч. 1 ст. 210, ч. 1 ст. 212 УК и др.). В этом случае действия организатора квалифицируются только по этим статьям Особенной части УК.

Организатор – наиболее опасная фигура, и по общему правилу, должен нести и наибольшую ответственность за совершение преступления. Очевидно, что при совместном участии в преступлении лиц, исполняющих различные роли, наиболее сурового наказания заслуживает организатор. Это связано с повышенной общественной опасностью действий организатора.

Из ст. 33 УК РФ следует, считает С.В. Бородин, что организатор может быть не только в преступной организации (например, в банде), но и при соучастии: простом - без предварительного сговора, а также квалифицированном - с предварительным сговором. [16] Л.Д. Гаухман также полагает, что организатор может быть при любой форме соучастия, притом как с предварительным сговором, так и без такового.[17] Между тем, ст. 33 УК РФ устанавливает, что в группе лиц без предварительного сговора совместно участвуют два или более исполнителя. В этой связи можно полагать возможным наличие организатора в группе лиц по предварительному сговору, организованной группе, преступном сообществе.

3аконодатель выделяет четыре вида организационной деятельности: а) организацию совершения преступления; б) руководство совершением преступления; в) создание организованной группы или преступного сообщества (преступной организации); г) руководство организованной группой или преступным сообществом.Первый и частично третий вид характеризуют этап подготовки к совершению преступления. При пресечении деятельности организатора на этом этапе содеянное образует приготовление к преступлению. Организационные действия здесь могут выражаться в подборе соучастников, разработке планов, выборе объекта преступления, приискании орудий и средств совершения преступления, совершении действий по сплочению соучастников и т. д.

Наиболее опасной является фигура организатора, который создает организованные группы или преступные сообщества либо руководит ими. Такие группы являются уголовно-правовыми формами проявления организованной преступности и занимаются совершением, как правило, тяжких и особо тяжких преступлений (убийств, разбоев, вымогательств, незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, оружия и боеприпасов и т.п.). Законодатель учитывает повышенную общественную опасность названных форм организаторской деятельности и предусматривает в Особенной части УК РФ 1996 г. ряд преступлений (ст. 208,209, 210), в которых сам факт организации формирования, банды или сообщества уже образует оконченное преступление[18] .

Для того чтобы «вести людей», надо обладать определенными качествами, личными особенностями, не последнее место среди которых занимает уверенность в себе, в своих силах, в своем праве на лидерство, в праве предъявлять требования к другим, в умении и желании при необходимости предъявлять эти требования от имени дела, коллектива или от своего имени. Безусловно, что организаторы преступлений, как правило, обладают такими качествами в полной мере[19] .

Изучения позволили выявить многие типичные для них черты: организационные способности, высокие волевые качества, толерантность (устойчивость), аналитический ум, хладнокровие и другие. Это позволяет им контролировать обстановку и управлять группировкой. Хладнокровие и расчетливость, исключающие импульсивность поведения организатора, - это является одной из причин того, что его редко можно привлечь к наказанию за совершение преступления.

2.2 Роль организатора в совершении преступления

Представляется, что желание активно воздействовать на сознание и волю исполнителей преступления при всех условиях характерно для деятельности организатора преступления. Практически невозможно организовать преступление или руководить его совершением, не добиваясь определенного поведения исполнителей, не ставя перед ними конкретных целей, не указывая пути и средства их достижения. Совершенно справедливо по этому поводу указывалось, что создать преступное сообщество или организовать совершение конкретного преступления и руководить им можно только в том случае, когда лицо желает этого, когда все помыслы и воля субъекта направлены на достижение определенной антисоциальной роли. Желание активно воздействовать на сознание и волю исполнителя и других соучастников является характерной чертой содержания умысла организатора. Следовательно, он всегда действует с прямым умыслом[20] . Наконец, организация преступления может быть выполнена только путем активных действий.

Организатор выполняет организаторские функции, которые может осуществлять и в ходе подстрекательства, и при исполнении преступления, и при пособничестве. Он может выступать в нескольких ролях одновременно.
В судебной практике имеются случаи, когда действия организатора необоснованно квалифицируются как соисполнительство.

Руководство совершением преступления состоит в координации действий соучастников (исполнителя, пособника) в процессе преступного посягательства лицом, которое не принимает в нем непосредственного участия. Такого рода организаторская деятельность может, например, состоять в корректировке действий исполнителя в связи с возникновением непредвиденных обстоятельств, установлении последовательности действий соисполнителей, распределении обязанностей между ними и пособниками, информировании соучастников о необходимости приостановления или прекращения преступных действий из-за опасности пресечения преступления. Как правило, организатор при этом находится на месте совершения преступления, но вполне допустимо, что действиями соучастников он руководит из другого места с помощью телефонной или радиосвязи, обеспечивая себе тем самым алиби[21] .

В случае если координатором действий исполнителя (соисполнителей) выступает лицо, которое вместе с ним принимает непосредственное участие в выполнении (даже частичном) объективной стороны преступления, то оно признается соисполнителем. Особенно важно учитывать это обстоятельство по много эпизодным делам, когда в одном случае лицо выполняет «чисто» организаторские функции, а в другом - совмещает их с выполнением объективной стороны конкретного преступления.

Именно такая ситуация сложилась по делу К. и других, рассмотренному Измайловским районным судом г. Москвы. По его приговору К. был осужден за похищение человека, совершенное неоднократно, по предварительному сговору группой лиц и вымогательство. Установлено, что в феврале 1996 г. К. вступил в сговор с двумя сообщниками и направил их в г. Мценск Орловской области, где по его поручению они похитили В. и доставили в Москву. Потерпевшего они держали в разных местах и, угрожая расправой, требовали выкуп. Лично К. в этом участия не принимал, а только руководил действиями соучастников. Затем, в марте 1996 г., К. и те же его соучастники по предварительному сговору, угрожая физической расправой, из квартиры В. в Москве похитили сестру его сожительницы, насильно перевозили ее из одного района города в другой, били и требовали выкуп. По протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ Президиум Московского городского суда изменил квалификацию действий К., с учетом того, что он лично в событиях, связанных с похищением в феврале 1996 г., участия не принимал, а выполнял сугубо организаторскую функцию, руководя похищением В. и последующими действиями соучастников. При таких обстоятельствах квалификация действий К. по данному эпизоду изменена с вменением ему ч.3 ст.33 и п. «а», «3» Ч.2 ст.126 УК РФ.

Организаторская роль соисполнителя непременно должна находить отражение в материалах уголовного дела, так как это имеет важное значение для индивидуализации наказания.

Безусловно, что организатор - главная фигура организованной группы. С позиций социальной психологии это ее лидер. Лидер - это такой член малой группы, который выдвигается в результате взаимодействия ее членов или организует вокруг себя группу, при соответствии его норм и ценностных ориентаций с групповыми, и способствует организации и управлению этой группой при достижении групповых целей. Лидер ведет группу, стимулирует достижение группой ее целей, организует, планирует и управляет деятельностью группы, проявляя при этом более высокий, чем все остальные члены группы, уровень участия и влияния, то есть уровень активности. В литературе выделяют организаторскую, информационную, стратегическую, нормативно-ценностную и дисциплинарную функции лидера [22] .
Деятельность организатора может быть "многогранной". Организатор не только осведомлен о том, что будет совершено преступление, и склоняет исполнителя к его совершению или сам участвует в нем, но и организует преступление. Деятельность организатора может характеризоваться признаками, присущими всем участникам: исполнителю, подстрекателю и пособнику. Может случиться так, что организатор является инициатором преступления, готовит его совершение, участвует в нем и скрывает следы преступления[23] . С учетом сложности оценки латентных для следствия и суда взаимоотношений участников организованной группы, сообщества по большинству таких дел, по предложению О.Д. Ситковской, целесообразно проведение судебно-психологической экспертизы[24] .

На разрешение экспертов в этих случаях могут быть поставлены следующие вопросы: выявление подлинного лидера, оценка психологической мотивации вхождения в группу, наличие или отсутствие существенных ограничений свободы воли при этом, личностные особенности, влияющие на принятие и реализацию поведенческих решений, соответствие вербальных утверждений о собственной роли (и роли других ее членов) в конкретном преступном эпизоде интеллектуально-волевым и характерологическим особенностям .

2.3 Основание и особенности ответственности организатора преступления

Еще в глубокой древности на ответственность смотрели двояко: с одной стороны, как на внешнее наложение воли общества на волю индивида, с другой - как на осознание индивидом своей роли в цепи явлений и влияния на их развитие.

В классической школе уголовного права учение об основании уголовной ответственности покоится на философском учении об основаниях социальной ответственности человека за свои поступки. Согласно этому учению ответственность (любую) следует возлагать только тогда, когда у субъекта была свобода выбора поведения, то есть он мог поступить в соответствии с требованиями закона, но игнорировал эту возможность[25] .

Основанием ответственности является вина лица в широком смысле, понимаемая как совокупность обстоятельств, отрицательно оцениваемых судом и требующих привлечения лица к уголовной ответственности.[26] Некоторые авторы считают основанием ответственности само по себе совершение преступления как юридический факт. В числе других оснований называются общественная опасность деяния, общественная опасность совершившего его лица.

В соответствии со ст.8 УК РФ «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом».

Одним из объективных оснований уголовной ответственности организатора преступления является наличие в деянии основных признаков объективной стороны преступления: общественно опасного деяния (действия, бездействия), общественно опасного последствия, а также причинной связи между деянием и наступившим последствием.

Одной из важных юридических проблем борьбы с организованной преступностью является законодательное оформление пределов и степени ответственности организатора, но прежде необходимо указать на особенности субъективной стороны его деятельности.

Естественно, умысел организатора может быть только прямым. Что касается особенностей интеллектуального момента его умысла, то необходимо напомнить: объективно организатор может выступать в роли любого соучастника - от исполнителя до пособника. Как и во всех других случаях соучастия, характерным для умысла организатора является намерение совершить преступление. Однако ст. 34 Уголовного Кодекса содержит следующие указания: " Уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на статью 33 уголовного кодекса, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления".

Таким образом, общие пределы уголовной ответственности соучастников определяются тем, что совершил организатор, исполнитель, но результат этого дела является коллективным плодом усилий и его соучастников, поэтому они несут ответственность с учетом степени и характера участия каждого из них. Это обстоятельство позволяет утверждать, что все соучастники являются участниками общей вины, но отвечают они не за чужую вину, а за свою собственную и свой вклад в общее преступное дело.

Особенности ответственности организатора преступления определены в ч.5 и 6 ст.35 Уголовного Кодекса. «Лицо, создавшее организационную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее им, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего кодекса, а также за все совершенные организованной группы или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом».

Преступное сообщество как организация представляет наиболее опасную форму соучастия, в силу чего УК РФ предусматривает и более повышенную ответственность ее членов. Так, согласно ч. 5 ст. 35 УК, лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных Особенной частью УК РФ например, создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений (ч. 1 ст. 210 УК РФ), а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом преступления, если они охватывались его умыслом[27] .

Другие же участники организованной группы или преступного сообщества несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных Особенной частью УК РФ, например участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп (ч. 2 ст. 210 УК РФ), а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали. Организатор преступления несет уголовную ответственность за совершение всех преступлений, которые охватывались его умыслом и совершались при его организующей роли. Мотивы и цели организатора могут не совпадать с мотивами и целями других соучастников. Тем не менее, он несет уголовную ответственность за все, что совершено организованной группой либо преступным сообществом в соответствии с теми мотивами и целями, которые были внушены исполнителями преступления[28] .

Таким образом, особенностью ответственности организатора преступления является то что, совершение преступления должно быть охвачено умыслом организатора.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

При написании этой курсовой работы я убедилась, что понятие организатора организованной группы либо преступного сообщества и понятие руководителя таких формирований законодателем не отождествляются. Лицо, создавшее организованную группу, и руководитель организованной группы имеют существенные различия, но объединены законодателем в понятие "организатор организованной группы", поскольку имеют одинаковую степень общественной опасности.

Следует согласиться с В.Б. Малининым, что организатор – это лицо, объединившее и координирующее социально опасное поведение нескольких лиц для достижения совместного результата и планирующее обстоятельства совершения преступления при его подготовке либо исполнении[29] .

Говоря об особенности ответственности организатора преступления нельзя не отметить, что с субъективной стороны организатор характеризуется лишь умышленной формой вины: нельзя объединять, координировать и планировать без волевой направленности на результат.

Объем знаний, образующих интеллектуальный момент умысла организатора, в зависимости от конкретных обстоятельств совершения преступления может быть различным[30] . Обязательным является знание о преступном характере и совместном совершении действий. В некоторых случаях организатор может не знать лично всех иных соучастников или конкретных подробностей совершения отдельных преступлений.

Вопрос об ответственности организатора за совершение преступление является дисскусионным среди юристов и ученных. О том, какое наказание должны нести организаторы преступления существует немало споров и предложений. Понятно, что организатор несет большую ответственность, чем другие соучастники преступления (за исключением эксцесса исполнителя). Я думаю, что стоит усилить наказание организатора преступления и, особенно совершения тяжких и особо тяжких преступлений, и отразить это в законе.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативные акты и юридическая практика

1. Уголовный кодекс Российской Федерации. – М., 1996.(с изменением на 2009 год)

2. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. №10.С.16-17

Специальная литература

1. Гришко Е./ Понятие преступного сообщества (преступной организации) и его место в институте соучастия // Уголовное право. 2000. № 2. С. 17-20.2. Арутюнов А.А. Организатор преступления // Адвокатская практика. 2002.- №5.С.26-30

3. Арутюнов А.А. Системный подход к общей теории соучастия в преступлении // Право и политика. 2001. - № 10. С.63 -70

4. Уголовное право. Общая часть. / Под ред. Козаченко И. А., Незнамова З. А. М.: Юрист, 1997- 576 с.

5. Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. ч. 1. Понятие соучастия. ("Ученые труды" Свердловского юридического института, Т. 3, Серия уголовного права), Свердловск, 1960 - 287 с.

6. Учебное пособие по общей части советского уголовного права. Ефимов М.А., Фролов Е.А.; Отв. ред.: Ковалев М.И. - Свердловск, 1962 - 467 с.

7. Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М., 2001 - 316 с.

8. Антонян Ю.М. Природа организованной преступности // Организованная преступность в России: философский социально-политический аспекты. Материалы научно-практической конференции М., 1999 - 135 с.

9. Царегородцев A.M. Соучастие в преступлении. Рецензия на книгу П.Ф. Тельнова Ответственность за соучастие в преступлении. М., 1974. Сборник. Проблемы борьбы с преступностью. Омск-Иркутск, 1975 - 208 с.

10. Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент, 1991 - 143 с.

11. Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник под редакцией доктора юридических наук, профессора Дуюнова В.К./ М.РИОР 2009 - 664 c.

12. Ситковская О.Д. Психологический комментарий к Уголовному кодексу РФ. М., 1999 - 96 с.

13. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник / Под ред. А.И. Рарога. М., 2008 - 696 с.

14. Наумов А.В. Российское уголовное право. Курс лекций. В 2-х тт. Т. 1. Общая часть. М., 2004 - 590 с.

15. Уголовное право РФ. Общая часть.: Учебник. Практикум/ Под редакцией А.С. Михлина. – М.:Юрист, 2005 - 494 с.

16. Бородин С.В. Преступления против жизни. М., 1999 - 356 с.

17. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1999 - 422 с.

18. Курс Уголовного Права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении. Учебник для вузов. Под ред.доктора юр.наук, профессора Н.Ф. Кузнецовой и кандидата юр.наук, доцента И.М. Тяжковой. – М.: ИКД «Зерцало – М», 2002 - 624 с.

19.Энциклопедия Уголовного права. Т.6. Соучастие в преступлении. – Издание профессора Малинина В.Б. – СПб ГКА,СПб.,2007 - 587 с.

20. Большой Юридический Словарь. http://Wikipedia.org.ru

[1] . Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М., 2001.С.140

[2] Большой Юридический Словарь. http://Wikipedia.org.ru

[3] Арутюнов А.А. Организатор преступления // Право и политика. - 2002.- № 4 С.27-29

[4] Арутюнов А.А. Организатор преступления // Право и политика. - 2002.- № 4 С.27-29

[5] Большой Юридический Словарь. http://Wikipedia.org.ru

[6] Арутюнов А.А. Системный подход к общей теории соучастия в преступлении // Право и политика. 2001. - № 10. С.63 -70

[7] Уголовное право. Общая часть. / Под ред. Казаченко И. А., Незнамова З. А. М.: Юрист, 1997. С.279

[8] Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник / Под ред. А. И. Рарога. М., 2008. С.264

[9] Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. ч. 1. Понятие соучастия. ("Ученые труды" Свердловского юридического института, Т. 3, Серия уголовного права), Свердловск, 1960, С.143

[10] Гришко Е. Понятие преступного сообщества (преступной организации) и его место в институте соучастия // Уголовное право. 2000. № 2. С. 17-20.[11] Уголовное право. Общая часть. / Под ред. Казаченко И. А., Незнамова З. А. М.: Юрист, 1997. С. 281

[12] Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. ч. 1. Понятие соучастия. ("Ученые труды" Свердловского юридического института, Т. 3, Серия уголовного права), Свердловск, 1960, С.151

[13] Учебное пособие по общей части советского уголовного права / Сост.: Ефимов М.А., Фролов Е.А.; Отв. ред.: Ковалев М.И. - Свердловск, 1962. - С.34

[14] Там же. С.34

[15] Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Здравомыслова Б.В. . М., 1999. С. 218

[16] Бородин С.В. Преступления против жизни. М., 1999. С. 287

[17] Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М., 2001. С. 213

[18] Курс УП. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении. Учебник для вузов. Под ред.доктора юр.наук, профессора Н.Ф. Кузнецовой и кандидата юр.наук, доцента И.М. Тяжковой. – М.: ИКД «Зерцало – М», 200, С.409

[19] Антонян Ю.М. Природа организованной преступности // Организованная преступность в России: философский социально-политический аспекты. Материалы научно-практической конференции М., 1999.С. 121.

[20] Царегородцев A.M. Соучастие в преступлении. Рецензия на книгу П.Ф. Тельнова Ответственность за соучастие в преступлении. М., 1974. Сборник. Проблемы борьбы с преступностью. Омск-Иркутск, 1975. С. 164

[21] Энциклопедия Уголовного права. Т.6. Соучастие в преступлении. – Издание профессора Малинина В.Б. – СПб ГКА,СПб.,2007. С.166

[22] Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент, 1991. С. 31

[23] Бородин С.В. Преступления против жизни. М., 1999. С. 287-288

[24] Ситковская О.Д. Психологический комментарий к Уголовному кодексу РФ. М., 1999. С. 84-85

[25] Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник / Под ред. А. И. Рарога. М., 2008. С. 51—52.

[26] Наумов А. В. Российское уголовное право. Курс лекций. В 2-х тт. Т. 1. Общая часть. М., 2004. С. 263.

[27] Уголовное право РФ. Общая часть.: Учебник. Практикум/ Под редакцией А.С. Михлина. – М.:Юрист, 2005. С.154

[28] Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник под редакцией доктора юридических наук, профессора Дуюнова В. К./М.РИОР 2009. С.142

[29] Энциклопедия Уголовного права. Т.6. Соучастие в преступлении. – Издание профессора Малинина В.Б. – СПб ГКА,СПб.,2007. С.171

[30] Курс УП. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении. Учебник для вузов. Под ред.доктора юр.наук, профессора Н.Ф. Кузнецовой и кандидата юр.наук, доцента И.М. Тяжковой. – М.: ИКД «Зерцало – М», 2002. С.441

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий