Правовые основы института компенсации морального вреда как способа защиты в гражданском праве

Анализ понятия "моральный вред". Охраняемые законом неимущественные блага. Наличие вины причинителя вреда. Возмещение морального вреда. Определение размера компенсации морального вреда. Влияние имущественного положения потерпевшего на размер компенсации.

Введение

Общепризнано, что для правового государства характерно наличие высокого уровня обеспеченности прав и свобод человека, верховенство общечеловеческих ценностей. Ряд основополагающих международно-правовых актов, касающихся прав и свобод человека, например Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, предусматривают необходимость обеспечения основных прав человека.

Конституция Российской Федерации ставит право на жизнь, здоровье, честь и достоинство в ранг естественных и неотчуждаемых прав личности, что предполагает, в частности, эффективную охрану и защиту этих прав. Важнейшей задачей правового государства должно быть обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права и (или) возмещение причиненного вреда. Российская Федерация, провозгласившая себя в ст.1 Конституции РФ правовым государством, должна соответствовать этим критериям.

В качестве одного из видов вреда, который может быть причинен личности, в законодательстве выделяется моральный вред, т.е. страдания, вызванные различными неправомерными действиями (бездействием). Российское законодательство предусматривает возможность взыскания денежной компенсации за причиненный моральный вред.

Появлению этого правового института способствовали исследования А.М. Беляковой, С.Н. Братуся, Н.С. Малеина, В.А. Тархова, М.Я. Шиминовой, К.Б. Ярошенко и др.

В отличие от России государства, относящие себя к правовым, имеют, как правило, весьма продолжительный опыт применения этого правового института. Еще в XVII в. выдающийся голландский юрист Гуго Гроций писал: "...возможно, также причинение ущерба чести и доброму имени, например нанесением ударов, оскорблением, злословием, проклятием, насмешкой и другими подобными способами. При них не в меньшей мере, чем при воровстве и иных преступлениях, необходимо отличать порочность поступка от его последствий... Ибо первой соответствует наказание, последним - возмещение причиненного вреда путем признания своей вины, оказания знаков уважения, удостоверения невиновности и тому подобными способами. Хотя и деньги при желании потерпевшего тоже могут оплатить такого рода причиненный достоинству ущерб, потому что деньги есть общее мерило полезности вещей..."[1] .

Итак, одним из видов вреда, который может быть причинен лицу, является так называемый “моральный вред”. Гражданское законодательство России до 1990 г. не предусматривало ни самого понятия морального вреда, ни соответственно, возможности его возмещения. Судебная практика в соответствии с господствующей доктриной отличалась стабильностью в этом вопросе, и суды неизменно отказывали в изредка предъявлявшихся исках о возмещении морального вреда в денежной форме.

И если в начале 90-х годов институт компенсации морального вреда в нашей стране представлял собой слабоизученный «феномен», и регулировался лишь отдельными нормативными актами, то в настоящее время вопросы компенсации морального вреда, в частности, регулируются нормами Конституции РФ, Гражданским кодексом РФ, Трудовым кодексом, Законами РФ "О средствах массовой информации", "О статусе военнослужащих", "О защите прав потребителей " и др. Однако, о том что в судебном порядке можно требовать компенсации морального вреда, сегодня известно чуть ли ни каждому. Данный правовой институт оказался востребованным обществом. Он логично вписался в правовую модель, закрепленную в Конституции РФ, согласно которой права и свободы человека являются высшей ценностью[2] . Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Одним из таких способов защиты гражданских прав выступает компенсация морального вреда. Именно этот способ защиты гражданских прав является предметом изучения курсовой работы.


1. ПОНЯТИЕ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

Прежде чем перейти к анализу понятия «моральный вред» необходимо отметить, что под вредом в гражданском праве понимаются неблагоприятные изменения в охраняемом законом благе, при этом само благо может быть как имущественным, так и неимущественным. Перечень охраняемых законом неимущественных благ указан в Конституции РФ[3] . Это право на жизнь, здоровье, честь, достоинство, доброе имя, свободу, личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, причем в Конституции подчеркивается (п.1 ст.55), что этот перечень не должен толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод личности. Упомянутые права имеют абсолютный характер.

Понятие "нематериальные блага" в ГК объединяет личные неимущественные права и иные принадлежащие гражданину нематериальные блага. И те, и другие могут быть объектами гражданско-правовой защиты. Нематериальные блага, как указано в ст. 150 ГК, принадлежат каждому от рождения или в силу закона.

Нематериальные блага характеризуют социально-правовое положение личности в обществе. Они отражают духовный интерес личности, ее индивидуальность, моральные и эстетические запросы. Примерный перечень их приводится в ст. 150 ГК РФ: "Жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. В случаях и в порядке, предусмотренных законом, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя"[4] .

Основными признаками неимущественных благ (прав) являются лишение их материального (имущественного) содержания и неразрывная связь с личностью их носителя (они не могут отчуждаться или передаваться иным способом другим лицам ни на каком основании).

Гражданское законодательство Российской Федерации довольно четко определяет понятие морального вреда как физического или нравственного страдания[5] . При этом вред будет моральным только тогда, когда он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом. Таким образом, законодатель определил ситуации и возможности, когда может быть компенсирован моральный вред.

Так, например, у гражданина было похищено имущество (путем кражи, грабежа или иным способом) и он ставит вопрос о компенсации морального вреда с виновных лиц. В таком случае суд откажет в удовлетворении данных требований, поскольку ни гражданское, ни иное законодательство не содержат указаний на возможность компенсации морального вреда, причиненного хищением имущества. Вопрос о компенсации морального вреда можно ставить в случае нарушения личных неимущественных прав, а в приведенном примере нарушены имущественные права гражданина, совершены неправомерные действия в отношении его имущественных благ.

В любом случае всегда необходимо помнить, что с вопросом о компенсации морального вреда может обратиться только физическое лицо, а не организация или государственное учреждение, поскольку физические и нравственные страдания может испытать не организация, а только физическое лицо[6] .

Более подробное понятие морального вреда дается в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда"[7] . В нем говорится, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и др.).

Это подробный, но не исчерпывающий перечень действий (бездействия), нарушающих права гражданина и причиняющих ему нравственные или физические страдания и поэтому являющихся основанием для компенсации морального вреда.

Пленум Верховного Суда разъяснил также, что моральный вред может заключаться и в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным, ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, или иным повреждением здоровья в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.

Хотя Верховный Суд РФ не дал общего определения страданий, из приведенного текста Постановления следует, что суд попытался раскрыть содержание одного из видов морального вреда - нравственных страданий. Очевидно, что под нравственными страданиями суд понимает переживания.

Определение содержания морального вреда как страданий означает, что действия причинителя вреда обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию. При этом неблагоприятные изменения в охраняемых законом благах отражаются в сознании человека в форме негативных ощущений (физические страдания) или переживаний (нравственные страдания). Содержанием переживаний может являться страх, стыд, унижение или иное неблагоприятное в психологическом аспекте состояние. Очевидно, что любое неправомерное действие или бездействие может вызвать у потерпевшего нравственные страдания различной степени и лишить его полностью или частично психического благополучия[8] .

Указывая, что моральный вред может заключаться в переживаниях в связи с болью, либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, Верховный Суд РФ, таким образом, допускает возможность компенсации вторичного морального вреда[9] . Например, если в результате распространения не соответствующих действительности порочащих сведений лицо испытывает переживания (нравственные страдания), переносит в результате этого гипертонический криз с болевыми ощущениями (физические страдания), испытывает переживания и по этому поводу вторичные нравственные страдания, то нет оснований не признать совокупным моральный вред, находящийся в причинной связи с противоправным деянием в виде распространения не соответствующих действительности сведений.


2. ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПРАВА НА КОМПЕНСАЦИЮ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

Хотя человек претерпевает страдания во множестве случаев, в том числе и в результате неправомерных действий других лиц, это не означает, что он всегда приобретает право на компенсацию морального вреда. Это право возникает при наличии предусмотренных законом условий или оснований ответственности за причинение морального вреда. Обязательство по компенсации морального вреда возникает при наличии:

1) страданий, т.е. морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага;

2) неправомерного действия (бездействия) причинителя вреда;

3) причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом;

4) вины причинителя вреда.

Если хотя бы одно из этих условий отсутствует, то обязанности компенсировать вред не возникает.

Учитывая, что вопросы компенсации морального вреда в сфере гражданских правоотношений регулируются рядом законодательных актов, введенных в действие в разные сроки, суду, в целях обеспечения правильного и своевременного разрешения возникшего спора, необходимо по каждому делу выяснять истинный характер взаимоотношений сторон и какими правовыми нормами они регулируются, допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений и, если такая ответственность установлена, когда вступил в силу законодательный акт, предусматривающий условия и порядок компенсации вреда в этих случаях, а также когда были совершены действия, повлекшие причинение морального вреда.

Первым условием является наличие морального вреда, то есть наличие негативных изменений в психической сфере человека, выражающихся в претерпевании последним физических и нравственных страданий. Законодатель устанавливает только неправомерные действия в качестве условия ответственности за причинение морального вреда. Должен действовать принцип «презумпции морального вреда», содержание которого можно сформулировать так: «Любое физическое лицо, в отношении которого совершено неправомерное деяние (действие или бездействие), признается потерпевшим моральный вред, если совершивший деяние не докажет обратное»[10] .

В настоящее время применение принципа презумпции морального вреда прямо не вытекает из российского законодательства. Общее правило о распределении бремени доказывания, установленное в п.1 ст.56 ГПК, предусматривает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений[11] . Поскольку для доказывания факта причинения вреда, в отличие от доказывания вины, гражданское законодательство не устанавливает каких-либо особых правил, принцип ст.56 ГПК должен применяться в полном объеме, и с этой точки зрения потерпевший должен был бы доказать факт причинения ему морального вреда, чтобы суд решил вопрос о возмещении в его пользу, однако обзор практики российских судов показывает обратное[12] . Суды фактически применяют презумпцию причинения морального вреда: установив факт совершения неправомерного действия, суды предполагают, что моральный вред причинен, и далее рассматривают вопрос о размере его компенсации в денежной форме. Такая практика даже при сегодняшнем состоянии российского законодательства не лишена законных оснований. В соответствии со ст.55 ГПК средствами доказывания в гражданском процессе являются: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные доказательства, вещественные доказательства, заключения эксперта. Поэтому заявление истца о том, что он претерпел физические или нравственные страдания, является прямым доказательством факта причинения морального вреда, а оценка этого доказательства - прерогатива суда. Прямых доказательств противоположного ответчик, естественно, представить не может. Показания свидетелей и заключение эксперта могут являться лишь косвенными доказательствами причинения морального вреда. Заметим, что назначение экспертизы для установления факта причинения морального вреда встречается в некоторых делах по спорам о его компенсации[13] . Таким образом, суд имеет возможность применять принцип презумпции морального вреда в процессе осуществления предоставленных ему законом полномочий в отношении оценки доказательств.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении N 10 от 20 декабря 1994 г. определил предмет доказывания по спорам, связанным с компенсацией морального вреда, указав, что суду "необходимо также выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя вреда, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора"[14] .

Рассмотрим второе условие – противоправность. Противоправность деяний заключается в их противоречии нормам объективного права. Во многих случаях правонарушитель избегает ответственности за причинение морального вреда только потому, что потерпевший не в состоянии классифицировать происшедшее как правонарушение и не предъявляет соответствующий иск. Относительно видов действий, совершение которых порождает право потерпевшего на компенсацию морального вреда, следует отметить, что необходимым признаком этих действий является нарушение ими неимущественных прав и благ гражданина. Если же неправомерное действие нарушает имущественные права гражданина, то, хотя бы это действие и причинило моральный вред, право на его компенсацию возникает только в случаях, специально предусмотренных законом.

В соответствии со ст. 15 Закона РФ от 7 февраля 1992г. «О защите прав потребителей» (с последующими изменениями и дополнениями) моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины [15] . Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Третье условие ответственности за причинение морального вреда – причинная связь между противоправным действием и моральным вредом. Противоправное действие является необходимым условием наступления негативных последствий в виде физических и нравственных страданий. Таким образом, содержание причинной связи заключается в том, что совершенное неправомерной деяние должно быть причиной, с неизбежностью влекущий причинение морального вреда. Но наличие причинной связи не всегда легко установить. Например, в случае компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровью в виде специфического заболевания, вызванного неблагоприятным воздействием окружающей среды, требуется прежде всего установить наличие причинной связи между заболеванием и неблагоприятным воздействием. Для этого «необходимо решить следующие частные проблемы: установить вредное вещество, вызвавшее заболевание или иное расстройство здоровья, и медицинские аспекты его действия; определить возможные пути и момент проникновения его в организм; определить принадлежность этого вещества какому-то источнику эмиссии»[16] .

Ответственность за причинение морального вреда в общем случае возникает при наличии вины причинителя вреда – это четвертое условие. Вина, то есть психическое отношение причинителя вреда к своим противоправным действиям и их последствиям, может проявляться как в форме умысла, так и неосторожности. Под умыслом понимается предвидение вредных последствий противоправного поведения и желание (прямой умысел) или сознательное допущение их наступления (косвенный умысел). Но правильное определение вида умысла является существенным лишь для определения размера компенсации за причиненный моральный вред. Что касается неосторожности, она может выражаться в самонадеянности или небрежности. Различие между этими видами неосторожности заключается в том, что в случае самонадеянности правонарушитель предвидит возможные вредные последствия своего противоправного поведения, но легкомысленно рассчитывает на их предотвращение, в то время как в случае небрежности он не предвидит этих последствий, хотя должен и может их предвидеть, Несмотря на то, что гражданское законодательство не подразделяет неосторожность на ее виды, оно предусматривает наступление разных правовых последствий в зависимости от формы неосторожности – простой или грубой неосторожности.

Законодательство не всегда определяет вину в качестве необходимого условия ответственности за причинение морального вреда. Статья 1100 ГК устанавливает, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

- вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

- вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

- вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

- в иных случаях, предусмотренных законом.

Владельцы источников повышенной опасности солидарно отвечают за вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.). Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (п.3 ст.1079 ГК)[17] . Из этого следует, что выплата компенсации морального вреда пострадавшему владельцу источника повышенной опасности может быть возложена только на другого виновного владельца источника повышенной опасности.

Следует иметь в виду, что под источником повышенной опасности понимается деятельность граждан и юридических лиц, связанная с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с ней деятельности и др.)[18] .

Впервые в законе установлено, что подлежит возмещению моральный вред, причиненный гражданину в связи с деятельностью правоохранительных органов (суда, прокуратуры, милиции). Причем этот вред компенсируется независимо от вины этих органов лишь в тех случаях, если он причинен гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. Компенсация морального вреда производится в порядке, определенным п. 1 ст. 1070 ГК. В иных случаях ответственность правоохранительных органов за причиненный моральный вред может быть установлена при наличии вины этих органов и возмещается по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 1070 ГК.

Таким образом, гражданский иск о компенсации морального вреда может быть удовлетворен только в том случае, если он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права или посягающими на другие нематериальные блага, принадлежащие потерпевшему (примерами таких преступных деяний являются клевета, оскорбление, нарушение тайны переписки, изнасилование, незаконное лишение свободы и т.п.). Право на компенсацию морального вреда, причиненного иными действиями, может возникнуть у потерпевшего лишь в случаях, специально предусмотренных законом. В то же время вполне очевидно, что любое преступление, нарушающее любые права потерпевшего, причиняет последнему по крайней мере нравственные страдания, если он способен осознавать происшедшее нарушение его прав. Однако, как следует из всего оказанного, далеко не любые преступления порождает право потерпевшего на компенсацию морального вреда, причиненного этим преступлением.


3. РАЗМЕР И ПОРЯДОК ВОЗМЕЩЕНИЯ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

3.1 Общие принципы определения размера компенсации морального вреда

Возмещение морального вреда осуществляется в двух формах: нематериальной и денежной. Данные формы возмещения морального вреда дает уголовно-процессуальное законодательство[19] .

Нематериальной формой компенсации морального вреда служит принесение прокурором от имени государства официального извинения реабилитированному за причиненный ему вред. Возложение этой обязанности именно на прокурора обусловлено тем, что данный участник уголовного судопроизводства от имени государства осуществляет уголовное преследование, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия (ч. 1 ст. 37 УПК РФ)[20] .

Уголовно-процессуальный закон предусматривает обязательное сообщение средства массовой информации о реабилитации лица, если в них были распространены сведения о задержании, заключении его под стражу, временном отстранении его от должности, применении к нему принудительных мер медицинского характера, об осуждении и иных примененных к реабилитированному незаконных действиях. Данное правило касается как публикаций в печати, так и распространения сведений об уголовном преследовании лица по радио, телевидению или в любых иных средствах массовой информации.

Информация о реабилитации лица сообщается по требованию реабилитированного (а в случае его смерти - по требованию его близких родственников или родственников) либо по письменному указанию суда, прокурора, следователя, дознавателя. Средства массовой информации обязаны сделать сообщение о реабилитации в течение 30 суток с момента поступления соответствующего требования или указания.

При отказе средства массовой информации в распространении сообщения о реабилитации реабилитированный может предъявить к нему иск с таким требованием на основании ч. 2 ст. 152 ГК РФ. Нематериальной формой возмещения морального вреда является также направление письменного сообщения о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или месту жительства. Данная обязанность возложена на суд, прокурора, следователя, дознавателя, которые в случае поступления требования реабилитированного, а в случае его смерти - его близких родственников или родственников должны выполнить указанную обязанность в течение 14 суток.

На основании ч. 2 ст. 136 УПК РФ компенсация морального вреда в денежной форме осуществляется в порядке гражданского судопроизводства[21] . Возможность предъявления в этом порядке иска о компенсации морального вреда в денежном выражении предусмотрена ст. 151 ГК РФ.

Проблема компенсации морального вреда в особенности определение размера компенсации в денежной форме, вызывает в настоящее время большие затруднения у судейского корпуса, так как в части размера компенсации морального вреда решение должно быть законным и обоснованным. Проблема отсутствия точно сформулированных критериев и общего метода оценки размера компенсации морального вреда ставит судебные органы в сложное положение. Такая ситуация усугубляется как отсутствием каких-либо значимых рекомендаций или разъяснений Верховного Суда по этому вопросу, так и введением в действие второй части ГК, где в ст.1099-1101 установлены дополнительные требования, подлежащие учету судами при определении размера компенсации. Единственное пока посвященное вопросам компенсации морального вреда постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 не содержит указаний, которые позволили бы суду обоснованно определять размер компенсации при разрешении конкретного дела.

Ст. 151 ГК РФ устанавливает, что «суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда», а ст. 1101 ГК РФ - что «компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом». Этот размер не входит в предмет доказывания по иску о компенсации морального вреда. Предметом доказывания по гражданскому делу является совокупность юридических фактов (юридический состав), образующих основание иска. Основанием иска о компенсации морального вреда является виновное совершение ответчиком противоправного деяния, повлекшего причинение истцу физических или нравственных страданий. Предметом иска является субъективное право истца на компенсацию такого вреда в денежной форме. Содержанием иска является то действие, о совершении которого истец просит суд, то есть в данном случае:

1.признать право истца на компенсацию морального вреда в принципе;

2.определить денежный размер компенсации морального вреда;

3.взыскать с истца компенсацию в определенном судом размере.

В ст. 151 ГК РФ законодатель устанавливает принцип определения судом размера компенсации морального вреда и одновременно указывает ряд критериев, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации (степень вины нарушителя, степень страданий и индивидуальные особенности потерпевшего, иные заслуживающие внимания обстоятельства), но не устанавливает каких-либо правил применения указанных критериев для определения размера компенсации. В ст. 1101 ГК РФ дополняется перечень критериев требованием учета характера физических и нравственных страданий потерпевшего, уточняет, что степень вины является основанием ответственности за причинение морального вреда, и предписывает суду при определении размера компенсации учитывать требования разумности и справедливости[22] .

Один из критериев - степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. Перечень случаев, когда вина не является основанием ответственности, содержится в ст.1100 ГК.

Следующие критерий - это степень и характер физических и нравственных страданий потерпевшего, которые, как следует из анализируемых норм, должны приниматься во внимание во взаимосвязи с рядом других обстоятельств. Так, законодатель предписывает учитывать степень страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего (ст.151 ГК). Такая формулировка может дать основания для предположения, что возможно причинение неправомерным деянием иных, не связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего страданий, но их степень не следует учитывать при определении размера компенсации. Однако подобный вывод вряд ли следует считать соответствующим действительным намерениям законодателя[23] .

Таким образом, индивидуальные особенности потерпевшего в смысле ст.151, 1101 ГК - это подлежащее доказыванию обстоятельство, которое суд должен устанавливать предусмотренными процессуальным законодательством способами и принимать во внимание при оценке действительной глубины (степени) физических или нравственных страданий и определении соответствующего размера компенсации.Законодательство не конкретизирует, какие именно индивидуальные особенности потерпевшего могут влиять на размер денежных сумм, взыскиваемых в порядке компенсации морального вреда

По мнению Эрделевского А.М., требование разумности и справедливости применительно к определению размера компенсации морального вреда следует считать обращенным не только к конкретному судебному составу, но и к судебной системе в целом. Поэтому должны существовать писаные, единые для всех судов базисный уровень размера компенсации и методика определения ее окончательного размера, придерживаясь которых конкретный судебный состав сможет определять размер компенсации так, как это предписывает закон, т.е. с учетом требований разумности и справедливости[24] .

Стоит отметить, что критерии размера компенсационных сумм, предусмотренные ст. 151, 1101 ГК РФ носят оценочный характер. В связи с этим судебная практика вынуждена вырабатывать негласную классификацию по определению размера вреда, которая в силу неразработанности проблемы имеет признаки неадекватности, неясности и новизны[25] . Кроме того, в литературе встречается утверждение[26] , впрочем, об этом свидетельствует и сложившаяся судебная практика, - судьи негласно договариваются о приемлемом размере компенсации морального вреда по конкретным категориям дел. "Суд согласен с мотивировкой, изложенной потерпевшей, полагает, что заявлен иск обоснованно. Но, учитывая сложившуюся судебную практику, удовлетворяет иск частично"[27] . Т.о., представляется, что для учета такого критерия, как степень и характер нравственных и физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен моральный вред, необходимы специальные познания в области психологии и медицины. К примеру, с точки зрения психологии для определения степени и характера страданий индивида необходимо исследовать факторы[28] :

- связанные с особенностями психологической травмы: сила действующего травмирующего фактора; продолжительность действия и временной период, прошедший с момента причинения страдания до рассмотрения дела в суде;

- связанные со свойствами личности индивида, которому причинена травма: его психическими процессами и состояниями до травмы; качества, способствующие тому, что индивиду причинены страдания; качества, определяющие способность индивида пережить страдания (например, эмоциональная устойчивость, психофизиологическая зрелость, развитость психологической защиты личности) или его повышенную чувствительность к ним; качества, определяющие уровень притязаний и поведение индивида во время рассмотрения дела;

- связанные со свойствами личности правонарушителя, его психическими процессами и состояниями: качества, способствующие причинению моральных страданий, осознанность или неосознанность поступка и его последствий.

В связи с этим обстоятельством более чем разумным было бы проведение судебно-психологической экспертизы по факту морального вреда[29] . К сожалению, теория судебно-психологической экспертизы по факту причинения морального вреда сегодня в России находится в зачаточном состоянии. Данный вид экспертизы до сих пор относят к категории новых видов экспертных исследований. И это несмотря на то, что основные принципы данного вида экспертизы были разработаны еще на конференции в Санкт-Петербургском государственном университете в 1996 году[30] .

К компенсации морального вреда не может быть применен принцип эквивалентности (равенства) размера возмещения размеру причиненного вреда, но может и должен быть применен принцип более «низкого» уровня – принцип адекватности (соответствия), т.е. если размер компенсации не может быть равен размеру вреда, то должен хотя бы соответствовать ему. Иными словами: за больший моральный вред – больший размер компенсации и наоборот. Ответственность за причинение морального вреда имеет явно выраженный компенсационный характер. Оценка страданий в деньгах или иной материальной форме невозможна. Материальная компенсация за причинение морального вреда признана вызвать положительные эмоции, которые могли бы максимально сгладить негативные изменения в психической сфере личности, обусловленные перенесенными страданиями.

3.2 Критерии определения размера компенсации морального вреда

Как уже было сказано, современное гражданское законодательство России не содержит универсальных норм, регулирующих многообразные случаи возмещения морального ущерба. Приведенных же, например, в Гражданском кодексе Российской Федерации положений, которыми следует руководствоваться суду при определении размера компенсации морального вреда, явно недостаточно, так как они отличаются неопределенностью и неконкретностью. В связи с этим не выработана единообразная практика решения данного вопроса: судьи вынуждены самостоятельно - исходя из своего понимания права, убеждений и жизненного опыта - определять размер денежной компенсации морального вреда[31] . Результат такого положения в российском гражданском праве - беспорядочность судебных решений и чрезмерное количество предъявляемых исков о возмещении морального вреда. Ярким примером несогласованности в вопросе определения судьями размера компенсации морального вреда могут служить два приговора Гатчинского городского федерального суда Ленинградской области. Так, согласно одному из них (от 11 сентября 1997 г.) с Кабак В.С., осужденного по ч.1 ст. 264 Уголовного кодекса РФ, в пользу потерпевшего Серикова С.В. в качестве компенсации причиненного преступлением морального вреда взыскан 1 млн. неденоминированных рублей[32] . А в соответствии с другим приговором этого же суда (от 19 февраля 1997 г.) с Григорьева А.Н., осужденного по той же ч.1 ст. 264 УК РФ, в пользу потерпевшего Милюкова С.Н. взыскано 30 млн. неденоминированных рублей[33] .

Разработкой методики определения размера морального вреда в России занимается ряд правоведов, чьи мнения представляются достаточно интересными и обоснованными. А.М. Эрделевский в основу своего метода поставил зависимость размера денежной компенсации морального вреда от степени опасности правонарушения, а именно от размеров санкций за то или иное преступление, предусмотренных УК РФ. Для расчетов указанного размера он вводит понятие "базисный уровень", который представляет собой некую единицу вычисления, определенную исходя из уровня страданий, испытываемых потерпевшим при причинении ему тяжкого вреда[34] .

В соответствии с этим уровнем А.М. Эрделевский разработал таблицу, где, например, презюмируемый моральный вред за причинение тяжкого вреда здоровью будет соответствовать 720 МРОТ. При этом данный базисный уровень соответствует уровню заработка гражданина за десять лет при размере месячного заработка в 6 МРОТ.

Для определения же размера морального вреда при различных неимущественных посягательствах автор на основе базисного уровня вводит понятие "презюмируемый моральный вред", определяя его как "страдания, которые, по общему представлению, должен испытывать (не может не испытывать) "средний", "нормально" реагирующий на совершение в отношении него противоправного деяния человек". При этом он допускает, что действительный размер компенсации морального вреда может быть увеличен относительно презюмируемого, но не более чем в четыре раза. Это ограничение, однако, не распространяется на случай изменения действительного размера возмещения морального вреда в сторону уменьшения по отношению к презюмированному.

В соответствии с условиями, которые А.М. Эрделевский считает нужным учитывать при определения размера компенсации морального вреда, приводится формула такого расчета:

┌───┐ ┌───┐ ┌─────┐ ┌────┐ ┌────┐ ┌──────────┐

│ D │ = │ d │ х │ fv │ х │ i │ х │ c │ х │ (1 - fs) │,

└───┘ └───┘ └─────┘ └────┘ └────┘ └──────────┘

где D - размер компенсации действительного морального вреда;

d - размер компенсации презюмируемого морального вреда;

fv - степень вины причинителя вреда, при этом 0 < fv < 1;

i - коэффициент индивидуальных особенностей потерпевшего, при этом 0 < i < 2;

с - коэффициент учета заслуживающих внимание фактических обстоятельств причинения вреда, при этом 0 < с < 2;

fs - степень вины потерпевшего, при этом 0 < fs < 1.

Данная позиция А.М. Эрделевского достаточно обоснованна и отражает основные критерии, основываясь на которых, можно с достаточной точностью определить размер компенсации морального вреда. С этим мнением согласны многие юристы.

Вышеприведенные умозаключения не являются субъективной точкой зрения автора; они основываются прежде всего на уже существующих нормах определения размера компенсации морального вреда в гражданском законодательстве России.

Как видно из приведенной формулы, максимальный размер компенсации действительного морального вреда равен четырехкратному размеру компенсации презюмируемого морального вреда.

При использовании формулы можно сделать следующие допущения относительно степени вины причинителя вреда:

fv = 0,25 - при наличии простой неосторожности;

fv = 0,5 - при наличии грубой неосторожности;

fv = 0,75 - при наличии косвенного умысла;

fv = 1,0 - при наличии прямого умысла.

Поскольку вина потерпевшего fs учитывается в целях снижения размера компенсации только при наличии в его действиях грубой неосторожности, ее значение можно принимать равным 0,5 (fs = 0,5). Эти допущения могут быть использованы, если суд не найдет оснований для применения иных значений этих критериев в установленных пределах. Степень вины потерпевшего fs при наличии любого вида умысла потерпевшего должна приниматься равной 1, что тождественно отказу в компенсации морального вреда (п.1 ст.1083 ГК). Если ответственность причинителя вреда наступаетнезависимо от его вины, то формула приобретает вид:

┌─────┐ ┌─────┐ ┌───────┐ ┌─────┐ ┌─────────┐

│ D │ = │ d │ х │ i │ х │ c │ х │ (1 - fs)│.

└─────┘ └─────┘ └───────┘ └─────┘ └─────────┘

Как можно видеть, в общую формулу не включены какие-либо критерии, отражающие учет требований разумности и справедливости, поскольку они оказываются учтенными заранее в величине размера компенсации презюмируемого морального вреда. Нецелесообразно было бы связывать с применением формулы имущественное положение причинителя вреда, так как это обстоятельство никак не связано ни с самим правонарушением, ни с перенесенными потерпевшим страданиями. Учет имущественного положения причинителя вреда может повлечь лишь снижение размера компенсации, но не отказ в ее взыскании; учет этого обстоятельства в случае причинения вреда умышленными действиями вообще не допускается. В то же время предложенная формула допускает возможность включения в нее коэффициента учета имущественного положенияпричинителя вреда. В таком случае формула приобретает следующий вид:

┌───┐ ┌───┐ ┌─────┐ ┌────┐ ┌──┐ ┌────────┐ ┌──┐

│ D │ = │ d │ х │ fv │ х │ i │ х │ c │ х │ (1 - fs)│ х │ p │.

└───┘ └───┘ └─────┘ └────┘ └──┘ └────────┘ └──┘

Здесь символом p (property - имущество) обозначен коэффициент учета имущественного положения причинителя вреда, который, по мнению Эрделевского А.М.[35] , должен быть помещен в пределы от 0,5 до 1 (0,5 < p < 1).

Существуют и иные точки зрения на порядок определения размера компенсации морального вреда, в основном, однако, дополняющие методику А.М. Эрделевского.

М.Н. Малеина, например, к числу критериев определения размера компенсации за причинение морального вреда предлагает отнести общественную оценку фактического обстоятельства (обстоятельств), вызвавшего вред, и область распространения сведений о происшедшем событии. При причинении физического вреда - вид и степень тяжести повреждения здоровья, длительность или кратковременность расстройства здоровья, степень стойкости утраты трудоспособности и т.д[36] .

К критериям определения размера компенсации морального вреда А.В. Шичанин относит силу причиненного вреда, материальное и социальное положение сторон, а также местные условия и нравы[37] .

Интересен взгляд на вопрос определения размера компенсации морального вреда В.Я. Понаринова, специализирующегося в сфере уголовного судопроизводства. Он предложил два метода оценки морального вреда: "поденный" и "посанкционный"[38] . Посанкционный метод основывается на соотношении размера компенсации морального вреда со степенью меры наказания преступника, что соответствует методу А.М. Эрделевского. Суть же поденного метода сводится к принятию судом во внимание количества дней в году и к учету доли ежемесячного заработка (дохода) виновного, приходящегося на один день. Если суд придет к выводу о необходимости взыскания с ответчика суммы денег в размере семнадцатидневного дохода, то, зная его доход, приходящийся на один день, легко определить и общую сумму денег, подлежащую взысканию с виновного в качестве компенсации морального вреда. Однако (это отмечает и сам В.Я. Понаринов) уязвимость этого метода состоит в том, что он не связан тесно с самим деянием, его правовой оценкой и вызванными им последствиями.

Таким образом, мы видим, что при всей логичности методики (формулы) определения размера компенсации морального вреда А.М. Эрделевского она не является идеальной и требует дальнейшей научной разработки и уточнения.

Кроме того, наряду с вышеприведенными критериями определения размера морального вреда следует принимать во внимание, что, как отмечала К.Б. Ярошенко, "компенсация морального вреда - это одна из форм гражданско-правовой ответственности, и поэтому к ней применимы не только специальные нормы, но и общие нормы, посвященные деликтным обязательствам"[39] . Здесь совершенно справедливо затрагивается тема возможности компенсации морального вреда в зависимости от действий и вины самого потерпевшего, т.е. имеются в виду нормы, установленные п. 1 и 2 ст.1083 ГК РФ. Такое уточнение очень важно, ибо, рассматривая характеристики причинившего вред, не следует оставлять без внимания действия и степень вины самого потерпевшего (например, если он был инициатором конфликта).

Множественность и многогранность условий определения размера компенсации морального вреда делают невозможной точную оценку причиненных душевных страданий. Как отмечают К.И. Голубев и С.В. Нарижний, эта невозможность во многом предопределяет известную еще с прошлых веков доктрину, согласно которой при определении размера денежного вознаграждения свободное и справедливое судейское усмотрение является составной частью института компенсации морального вреда. Так, в английском праве в начале прошлого века данный принцип обосновывался тем, что при компенсации морального вреда суд считается с конкретным данными, конкретной справедливостью, средствами сторон и многими другими обстоятельствами. Соответственно, если бы на этот предмет существовали заранее установленные критерии, обязательные для суда, то богатый человек мог бы сделаться всеобщем мучителем, подобно некоему знатному римлянину, имевшему обыкновение ходить вокруг Форума и бить по щекам каждого встречного, в то время как раб с кошельком следовал за ним, расплачиваясь за удары по установленной в законе таксе[40] .

Итак, можно ли выработать приемлемую методику определения размера компенсации морального вреда и есть ли в этом надобность?

Бесспорно, разработка критериев определения размера компенсации морального вреда более чем необходима. Такие критерии позволят российскому судопроизводству продуктивнее разрешать вопросы о компенсации морального вреда. Следует заметить, что не во всех странах мира выработана универсальная методика определения размера компенсации морального вреда. Нет ее, например, и в таких странах континентальной правой системы, как Германия и Франция, в отличие от стран англо-американского права, основанного на применении прецедентного права, определившего предельные экономические уровни компенсации морального вреда. В связи с этим Россия не может воспользоваться в полном объеме международным опытом, чему сопутствуют и отличие правовой системы, и отсутствие достаточной судебной практики, и нестабильное экономическое и политическое положение нашей страны. Разработка критериев определения размеров компенсации морального вреда позволила бы России вступить на путь создания достаточной практической базы, совершенствования законодательства в данной области и разрешения судебных споров о компенсации морального вреда с наибольшим учетом интересов граждан и соблюдения принципа справедливости.

С момента введения в современное российское право института компенсации морального вреда вопрос о его определении получил довольно широкую разработку, и наиболее жизнеспособные теории подлежат, по мнению Котова Д.В., немедленному внедрению в активную практику[41] .


4. УЧЕТ СТЕПЕНИ ВИНЫ ПРИЧИНИТЕЛЯ ВРЕДА

моральный вред компенсация

Прежде всего, следует отметить, что при так называемой смешанной вине, т.е. при наличии вины потерпевшего в причинении ему морального вреда, должны применяться нормы ст. 1083 ГК. В таких ситуациях должна учитываться и степень вины причинителя вреда (т.е. умысел или грубая неосторожность), а также отсутствие вины причинителя вреда - если он обязан возмещать его независимо от своей вины. Когда лицо, потерпевшее имущественный вред, не было виновным ни в возникновении вреда, ни в увеличении его размеров, вина причинителя вреда не имеет значения при определении размера возмещаемых убытков. Но при компенсации морального вреда вина причинителя вреда учитывается и в таких ситуациях (в ст.ст. 151, 1101 ГК). При этом ст. 151 ГК обязывает суд при определении размера компенсации принимать во внимание "степень вины нарушителя" всегда, а ст. 1101 ГК - учитывать "степень вины причинителя вреда", но лишь в тех случаях, "когда вина является основанием возмещения вреда". Эта последняя оговорка приводит к тому, что если, например, вред причинен распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, то размер взыскиваемой компенсации не зависит от того, действовал ли причинитель вреда умышленно, допустив легкую неосторожность, или даже невиновно[42] . Думается, такая норма неоправданна. Здесь более логичной представляется норма, содержащаяся в ст. 151 ГК: суд всегда должен учитывать наличие или отсутствие вины причинителя вреда, а при наличии вины - учитывать ее степень. Целесообразно, чтобы Верховный Суд РФ в соответствующем постановлении Пленума установил доли (проценты), в пределах которых может быть взыскана компенсация (например, при умышленной вине - 100%, при грубой неосторожности - 50%, при легкой неосторожности - 20%, при отсутствии вины - 10%).


5. ВЛИЯНИЕ ИМУЩЕСТВЕННОГО ПОЛОЖЕНИЯ ПОТЕРПЕВШЕГО НА РАЗМЕР КОМПЕНСАЦИИ

В заключение рассмотрим вопрос еще об одном обстоятельстве, которое на первый взгляд может показаться всегда заслуживающим внимания при определении размера компенсации морального вреда, - об имущественном положении потерпевшего. Это обстоятельство следует принимать во внимание при оценке характера и степени страданий, перенесенных потерпевшим, в специальном случае - при нарушении его имущественных прав. А как обстоит дело в других случаях? В принципе с точки зрения компенсационной функции возмещения морального вреда, т.е. ее предназначения для максимального сглаживания перенесенных потерпевшим страданий, имущественное положение потерпевшего, несомненно, имеет весьма серьезное значение.

Нужно сказать, что существуют различные точки зрения на данный вопрос.

Предположим, двум потерпевшим причинены одинаковые страдания, связанные с одинаковым нарушением личных неимущественных прав (например, каждому причинен легкий вред здоровью). Однако при этом годовой доход одного из потерпевших превышает годовой доход другого в 10 тыс. раз (вполне вероятная ситуация при современном соотношении уровня доходов различных слоев населения).

При использовании предлагаемой Эрдалевским А.М. методики размер компенсации презюмируемого морального вреда составит 24 МЗП. Если годовой доход одного из потерпевших составляет 72 МЗП, а другого соответственно 720 тыс. МЗП, то первому потерпевшему компенсация, очевидно, принесет существенные положительные эмоции в связи со значительным улучшением его материального положения (его годовой доход при этом увеличится более чем на 30%), а для второго сумма компенсации с точки зрения повышения его имущественных возможностей окажется попросту незаметной и не вызовет сколько-нибудь значимых положительных эмоций.

Конечно, и в этом случае у потерпевшего могут возникнуть положительные эмоции в связи с чувством удовлетворения от самого факта возложения на правонарушителя имущественной ответственности, что соответствует штрафной функции компенсации морального вреда. Но, тем не менее, очевидно, что в зависимости от имущественного положения потерпевшего возможна ситуация, когда при выплате компенсации моральный вред останется фактически не компенсированным. Означает ли это, что имущественное положение потерпевшего следует учитывать при определении размера компенсации, повышая размер компенсации соответственно уровню благосостояния потерпевшего? Представляется, что на этот вопрос следует ответить отрицательно.

По мнению Эрделевского А.М., присуждение разных размеров компенсации за одинаковые страдания противоречило бы как принципам разумности и справедливости (ст.1101 ГК), так и общим правилам о возмещении вреда, которые предусматривают возможность учета имущественного положения субъектов деликтного обязательства лишь для целей снижения судом размера ответственности гражданина - причинителя вреда (ст.1083 ГК)[43] .

По мнению Э. Гаврилова, последовательное применение принципа учета индивидуальных особенностей потерпевшего может привести к полному разнобою. А ведь компенсация морального вреда, предположим, за психические страдания, вызванные шрамом на ноге от укуса собаки, должна быть одинаковой как для лица, которое очень заботится о своей внешности, так и для человека, который не очень сильно ею озабочен. В равной степени размер компенсации не должен зависеть от повышенной эмоциональности эстрадного артиста (по сравнению со зрителем), женщины (по сравнению с мужчиной) и т.д[44] .

Возможность повышения размера ответственности в зависимости от имущественного положения потерпевшего или причинителя вреда в ГК не предусматривается. Кроме того, в соответствии со ст.1101 ГК РФ при определении размера компенсации могут приниматься во внимание лишь те фактические обстоятельства, которые сопутствовали причинению морального вреда и при этом связаны с перенесенными потерпевшим страданиями.

В случаях же нарушения личных неимущественных прав страдания потерпевшего не связаны с его имущественным положением; само имущественное положение потерпевшего при определении размера компенсации нельзя относить к числу обстоятельств, сопутствующих причинению морального вреда, так как эффект компенсации зависит от имущественного положения потерпевшего не в момент причинения ему морального вреда, а в момент присуждения определенного судом размера компенсации. Поэтому повышение размера компенсации морального вреда вне связи с характером и степенью перенесенных потерпевшим страданий противоречило бы требованиям закона.

Э. Гаврилов обоснованно указывает на возможность применения положений гл.59 ГК ("Обязательства вследствие причинения вреда") к обязательствам из причинения морального вреда. Законодатель предписывает учитывать доходы потерпевшего лишь при возмещении утраты этих доходов (ст.1085 ГК).

Однако, как считает В. Усков, применительно же к определению размера компенсации морального вреда необходимо во всех случаях учитывать материальное положение лица, которому такой вред причинен[45] . При этом, чем выше доходы потерпевшего, тем большая сумма должна взыскиваться. На первый взгляд такая постановка вопроса грубо нарушает принцип равноправия граждан. Однако необходимость учета материального положения потерпевшего в данном случае продиктована спецификой компенсируемого вреда. Когда лицу причинен материальный ущерб, т.е. лицо лишилось материальной субстанции, имеющей денежную стоимость, затруднения при определении суммы возмещения могут возникнуть лишь в связи с установлением денежной стоимости этой субстанции. Моральный же вред, как категория нематериальная, не может быть оценен денежной суммой, как категорией исключительно материальной. Компенсация морального вреда есть предоставление потерпевшему возможности испытать за счет взысканной суммы положительные эмоции, соразмерные испытанным им физическим или нравственным страданиям.

Естественно, что состоятельному человеку для того, чтобы испытать положительные эмоции, соразмерные причиненному моральному вреду, необходима гораздо большая сумма денег, чем человеку малообеспеченному[46] . Безработный гражданин может испытать точно такие же положительные эмоции от покупки новой рубашки на взысканные деньги, как и обеспеченный человек - от приобретения нового автомобиля. Представляется, что в обоих случаях обоим лицам в равной степени компенсирован причиненный моральный вред, хотя взысканные суммы неодинаковы.

Конечно же, напрашивается вывод, что Верховный Суд РФ должен дать разъяснения по этому вопросу.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Несмотря на сравнительно «юный» возраст института компенсации морального вреда в нашем законодательстве, судами уже рассмотрено довольно большое количество дел данной категории. Значительную долю среди них занимают иски о компенсации морального вреда, связанного с причинением телесных повреждений источниками повышенной опасности, распространением порочащих сведений, рядом других правонарушений. В большинстве решений суда отчетливо видно отсутствие единообразия в подходе к вопросу о размере компенсации морального вреда. Суды либо пассивно следуют за притязаниями истцов в отношении размера компенсации, либо уменьшают заявленный размер компенсации без достаточной мотивировки. То, что в практике российских судов отсутствует единый подход к определению размера компенсации, доказывает, что становление института компенсации морального вреда в российском праве порождает многочисленные проблемы теоретического и правового характера.

Размер компенсации морального вреда должен быть четко определен. Единицей измерения данного размера должна быть не конкретная денежная сумма (как, например, в США или Великобритании), а минимальный уровень жизнеобеспечения человека на единицу времени (предположительно месяц). К сожалению, МРОТ не отражает объективное экономическое положение в стране.

До тех пор, пока суд не определит размер компенсации морального вреда, этого размера не существует, поскольку законодатель не установил какого-либо денежного эквивалента «единицы страданий», оставив решение вопроса о размере компенсации на усмотрение суда. Законодатель указал некоторые качественные критерии, которые суд обязан учитывать при определении размера компенсации: характер и степень нравственных и физических страданий; степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием ответственности за причинение вреда; фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред и иные, заслуживающие внимания обстоятельства; индивидуальные особенности потерпевшего; требования разумности и справедливости. Безусловно, эти критерии могли бы помочь суду определить размер компенсации, если бы был задан некий средний ее уровень, своего рода «отправная точка», придерживаясь который суд мог бы определять окончательный размер компенсации в конкретном деле. Определенную ценность, как в теоретическом, так и в практическом плане, представляет разработанная А. М. Эрделевским методика определения размера компенсации морального вреда. Поскольку потерпевший, предъявляя иск о компенсации морального вреда, вправе выразить в исковом заявлении свое мнение о следуемом ему размере компенсации, этой методикой вполне можно воспользоваться при составлении искового заявления.

Пленум Верховного суда склоняется к тому, что моральный вред может быть причинен и юридическому лицу в случаях распространения сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица и этот моральный вред подлежит возмещению. Однако, следует согласиться с мнением большинства авторов о том, что моральный вред юридическому лицу, исходя из самой категории морального вреда как причинение физических и нравственных страданий, причинен быть не может. Полагаем, что в законе необходимо предусмотреть возможность возмещения вреда, причиненного деловой репутации юридических лиц. Но данный вред не следует считать компенсацией морального вреда.

Также хотелось бы отметить, что иногда суды первой инстанции отказывают во взыскании морального вреда, ссылаясь на обстоятельства, которые могут служить лишь основанием для снижения размера компенсации. Размер компенсации морального вреда может быть сколь угодно малым, вплоть до символических сумм. Но малый размер компенсации и отказ в компенсации – принципиальные вещи, поскольку в компенсации морального вреда может быть отказано лишь в случае отсутствия состава оснований ответственности за причинение морального вреда либо в случае, если грубая неосторожность или умысел потерпевшего способствовали возникновению вреда.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конституция РФ от 12 декабря 1993 г.// Рос. газ. 1993. 25 дек.

2. Гражданский кодекс РФ (часть первая, с изм. и доп.) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ// СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. № 32. Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс РФ (часть вторая, с изм. и доп.) от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ// СЗ РФ от 29 января 1996 г. № 5. Ст. 410.

4. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (с изм. и доп.). // СЗ РФ от 18 ноября 2002 г. N 46. Ст. 4532.

5. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (с изм. и доп.) // СЗ РФ от 24 декабря 2001 г. N 52 (часть I). Ст. 4921.

6. О защите прав потребителей: Закон РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-I (с изм. и доп.) // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ, 1992, 9 апреля, N 15. Ст. 766.

7. Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда: постановление Пленума Верх. Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 3.

8. Архив Гатчинского городского суда Ленинградской области за 1997 г. // Дело N 1-150.

9. Архив Южно-Сахалинского городского суда за 2002 год // Уголовное дело N 1-537/02.

10. Батяев А.А. Возмещение морального вреда. ООО "Новая правовая культура", 2006.

11. Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб., 1997.

12. Васильева М. Возмещение вреда, причиненного здоровью граждан неблагоприятным воздействием природной среды // Законность, 1997. N 7.

13. Владимирова В. Нравственные и физические страдания потерпевшего // "эж-ЮРИСТ". №33, август. 2006.

14. Гаврилов Э. Как определить размер компенсации морального вреда? // "Российская юстиция", 2000, N 6.

15. Голубев К.И., Нарижний С.В. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности: 2-е изд. СПб., 2001.

16. Гуго Гроций. О праве войны и мира. М., 1994.

17. Котов Д.В. Критерии определения размера компенсации морального вреда. // "Адвокат", 2004, N 8.

18. Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: осуществление, защита. М., 2000.

19. Петров А.Н. Как компенсировать моральный вред? // "Вестник Федерального Арбитражного суда Западно-Сибирского округа", 2006, N 6.

20. Понаринов В.Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе России. Воронеж, 1994.

21. Усков В. Как компенсировать моральный вред богатому и бедному? // "Российская юстиция", 2000, N 12.

22. Холопова Е.Н. Правовые основы судебно-психологической экспертизы по факту морального вреда в уголовном судопроизводстве: Монография. Калининград, 2003.

23. Цветкова А.Н. Исследование психологических компонентов морального вреда // Журнал практического психолога, 2002. N 4.

24. Шипшин С.С. Производство судебно-психологической экспертизы // Бюллетень министерства юстиции РФ. 2001. N 4.

25. Шичанин А.В. Проблемы становления и перспективы развития института возмещения морального вреда. Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1995.

26. Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. Научно-практическое пособие. М.: Издательство БЕК, 1997.

27. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. 3-е изд., испр. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2004.


[1] См.: Гуго Гроций. О праве войны и мира. М., 1994. С.425.

[2] См.: Конституция РФ от 12 декабря 1993 г.// Рос. газ. 1993. 25 дек.

[3] См.: Конституция РФ от 12 декабря 1993 г.// Рос. газ. 1993. 25 дек.

[4] См.: Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ// СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. N 32 ст. 3301

[5] См.: Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ// СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. N 32 ст. 3301

[6] См.: Петров А.Н. Как компенсировать моральный вред? // "Вестник Федерального Арбитражного суда Западно-Сибирского округа", 2006, N 6. С. 17.

[7] См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1995, N 3

[8] См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. - 3-е изд., испр. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2004.С. 9.

[9] См.: Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. Научно-практическое пособие. М.: Издательство БЕК, 1997. С.20.

[10] См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. - 3-е изд., испр. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 45.

[11] См.: Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (с изм. и доп.). // СЗ РФ от 18 ноября 2002 г. N 46. Ст. 4532.

[12] См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. - 3-е изд., испр. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 47.

[13] См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. N 11. С. 7-8.

[14] См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 3.

[15] См.: Закон РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей" (с изм. и доп.) // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ, 1992, 9 апреля, N 15. Ст. 766.

[16] См.: Васильева М. Возмещение вреда, причиненного здоровью граждан неблагоприятным воздействием природной среды // Законность. 1997. N 7. С.30.

[17] См.: Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ// СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. N 32. Ст. 3301.

[18] См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. - 3-е изд., испр. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 48.

[19] См.: Батяев А.А. Возмещение морального вреда. ООО "Новая правовая культура", 2006. С. 17.

[20] См.: Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (с изм. и доп.) // СЗ РФ от 24 декабря 2001 г. N 52 (часть I). Ст. 4921.

[21] См.: Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (с изм. и доп.) // СЗ РФ от 24 декабря 2001 г. N 52 (часть I). Ст. 4921.

[22] См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. - 3-е изд., испр. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 98.

[23] См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. - 3-е изд., испр. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 101.

[24] См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. - 3-е изд., испр. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 103.

[25] См.: Владимирова В. Нравственные и физические страдания потерпевшего // "эж-ЮРИСТ". №33, август. 2006.

[26] См.: Шипшин С.С. Производство судебно-психологической экспертизы // Бюллетень министерства юстиции РФ. 2001. N 4. С. 116.

[27] См.: Архив Южно-Сахалинского городского суда за 2002 год // Уголовное дело N 1-537/02.

[28] См.: Васильев В.Л. Юридическая психология. - СПб., 1997. С. 80.

[29] См.: Владимирова В. Нравственные и физические страдания потерпевшего // "эж-ЮРИСТ". №33, август. 2006.

[30] См.: Цветкова А.Н. Исследование психологических компонентов морального вреда // Журнал практического психолога. 2002. N 4. С. 14; Холопова Е.Н. Правовые основы судебно-психологической экспертизы по факту морального вреда в уголовном судопроизводстве: Монография. - Калининград, 2003. С. 17.

[31] См.: Котов Д.В. Критерии определения размера компенсации морального вреда. // "Адвокат", 2004, N 8.

[32] См.: Архив Гатчинского городского суда Ленинградской области за 1997 г. Дело N 1-150.

[33] См.: Там же. Дело N 1-479.

[34] См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. - 3-е изд., испр. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 113.

[35] См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. 3-е изд., испр. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 115.

[36] См.: Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: осуществление, защита. - М., 2000. С.27.

[37] См.: Шичанин А.В. Проблемы становления и перспективы развития института возмещения морального вреда. Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1995. С.4.

[38] См.: Понаринов В.Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе России. Воронеж, 1994. С.56.

[39] См.: Ярошенко К.Б. Научно-практический комментарий к части первой ГК РФ для предпринимателей: 2-е изд. - М., 1999. С. 87.

[40] См.: Голубев К.И., Нарижний С.В. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности: 2-е изд. - СПб., 2001. С. 39.

[41] См.: Котов Д.В. Критерии определения размера компенсации морального вреда. // "Адвокат", 2004, N 8.

[42] См.: Э. Гаврилов. Как определить размер компенсации морального вреда? // "Российская юстиция", 2000, N 6. С. 21.

[43] См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. 3-е изд., испр. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 135.

[44] См.: Э. Гаврилов. Как определить размер компенсации морального вреда? // "Российская юстиция", 2000, N 6. С. 21.

[45] См.:В. Усков. Как компенсировать моральный вред богатому и бедному? // "Российская юстиция", 2000, N 12. С. 25.

[46] См.: В. Усков. Как компенсировать моральный вред богатому и бедному? // "Российская юстиция", 2000, N 12. С. 26.