регистрация / вход

Правосубъектность юридических лиц: спорные моменты

Особенности возникновения правосубъектности юридического лица, ее видов, специфики возникновения специальной правоспособности, в том числе связанной с лицензированием его деятельности. Правовой статус и правила совершения гражданско-правовых сделок.

Реферат на тему

Правосубъектность юридических лиц: спорные моменты

2011

Введение

В реферате проанализированы актуальные вопросы возникновения правосубъектности юридического лица, ее виды, специфика возникновения специальной правоспособности, в том числе связанная с лицензированием его деятельности.

Ключевые слова: правосубъектность юридического лица; общая и специальная правоспособность юридического лица; лицензирование предпринимательской деятельности.

Правосубъектность юридического лица, как и любого субъекта гражданского права, определяет его правовой статус и влияет на особенности правового регулирования участия в гражданском обороте данных субъектов гражданского права, и, прежде всего, правила совершения ими гражданско-правовых сделок.

По мнению исследователей, правоспособность и дееспособность юридического лица возникают одновременно, в момент возникновения самого юридического лица [9, с. 25; 21, с. 18, 23-24; 26]. Поскольку правоспособность и дееспособность юридического лица неразрывно связаны, возникают и прекращаются одновременно, то различие между ними лишается смысла [6].

В настоящее время в юридической литературе существует несколько точек зрения по поводу правоспособности юридического лица. Преобладающая точка зрения сводится к тому, что правоспособность юридических лиц подразделяется на два вида: общую и специальную [18, с. 44; 30; 7, с. 189-190]. Так, например, М.И. Брагинский отмечает, что юридические лица, как предусмотрено ст. 49 ГК РФ, обладают специальной правоспособностью, а их основной вид — коммерческие организации — наделены общей правоспособностью [3, с. 11-21].

Вместе с тем ряд авторов считают, что правоспособность юридического лица всегда специальная, т.е. юридическое лицо правоспособно лишь в пределах той цели, для достижения которой оно установлено. Такой точки зрения придерживались и классики российской цивилистики и современные ученые. Так, В.И. Синайский полагал, что юридическое лицо должно иметь специальную правоспособность, дабы не господствовать над человеком. Это особенно опасно для учреждений, так как в союзах, созданных людьми, они могут господствовать над целью и даже прекращать существование юридического лица, тогда как в учреждениях цель господствует над людьми, и они не могут ее изменять [20, с. 119-121; 13, с. 178-179]. В.К. Андреев считает, что юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности, есть не что иное, как специальная правоспособность [1, с. 22].

Третья точка зрения на природу правоспособности юридического лица сводится к существованию исключительной правоспособности, что означает возможность осуществления определенного вида деятельности и одновременно запрещение осуществления иных видов предпринимательской деятельности [28, с. 58-63; 16, с. 38]. В свою очередь, исключительная правоспособность может иметь два подвида: исключительную и специально-исключительную [21, с. 18, 23-24]. Как нам представляется, данная концепция обоснованна, однако неясно, в чем заключаются существенные различия между понятиями «исключительная» и «специально-исключительная».

В течение длительного времени в доктрине гражданского права признавалось, что все юридические лица обладают специальной правоспособностью, в основе которой рассматривалась цель их деятельности. Принцип специальной правоспособности юридического лица был жестко сформулирован в ст. 26 ГК РСФСР 1964 г. и в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. И представители теоретической доктрины достаточно активно поддерживали данную позицию законодателя [14, с. 35; 25, с. 120; 24, с. 107; 23, с. 136]. С момента же принятия первой части ГК РФ стали выделять общую и специальную правоспособность юридического лица [17]. Правоспособность коммерческих организаций, за исключением унитарных предприятий, а в предусмотренных законом случаях и других коммерческих организаций (п. 1 ст. 49, п. 2 ст. 52 ГК РФ), стала рассматриваться в качестве общей. Правоспособность некоммерческих организаций, унитарных предприятий, а в предусмотренных законом случаях и других коммерческих организаций, по-прежнему рассматривается как специальная.

Современный российский законодатель также ориентирован на специальный характер правоспособности для отдельных видов юридических лиц. Однако, основываясь на анализе нормы ч. 2 п. 1 ст. 49 ГК РФ, можно констатировать, что современный российский законодатель смягчил правила о специальном характере правоспособности для многих видов юридических лиц. Действующая формулировка анализируемой нормы ГК РФ породила в современной юридической литературе различные точки зрения по вопросу об объеме правосубъектности юридических лиц.

Например, В.А. Рахмилович и Е.А. Суханов считают правосубъектность всех коммерческих организаций, в отличие от правосубъектности некоммерческих организаций, общей [26]. Аналогичная позиция выражена в уже упомянутом выше п. 18 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 .

По мнению В. Мозолина, правосубъектность юридических лиц во всех случаях является специальной (целевой): в теории права под общей правосубъектностью понимают способность лица быть субъектом права вообще в рамках системы права, т.е. его возможность иметь любые права и обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности. Специальная (ограниченная, целевая) правосубъектность — способность лица быть носителем лишь определенного объема прав, выступать участником ограниченного (в той или иной степени) круга правоотношений [8].

В отличие от физических лиц, правоспособность которых одинакова (п. 1 ст. 17 ГК), юридические лица не равны в своей правосубъектности. Это неравенство имеет несколько аспектов. Физические лица могут иметь, приобретать и осуществлять любые не запрещенные законодательством гражданские права и создавать, нести и исполнять любые не запрещенные законом гражданские обязанности (ст. ст. 17, 21 ГК). Юридическое лицо может иметь гражданские права, только соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести гражданские обязанности, только связанные с этой деятельностью (п. 1 ст. 49 ГК).

После принятия первой части ГК РФ в юридической литературе наряду с общей и специальной правоспособностью юридических лиц стали выделять и иные виды правоспособности, например, ограниченную, исключительную, дополнительную. На взгляд М. Брагинского и К. Ярошенко, ограничение правоспособности имеет место в случаях: 1) установления учредителями (участниками) запрета на осуществление отдельных видов деятельности в учредительных документах юридического лица, на которое не распространяется правило о специальной правоспособности; 2) в иных случаях, на которые не распространяется принцип специальной правоспособности (осуществление отдельных видов деятельности только на основании соответствующего разрешения (лицензии)); 3) занятия отдельными видами деятельности лишь определенными юридическими лицами (например, деятельность, которая составляет государственную монополию); 4) запрета на осуществление отдельных видов деятельности отдельными организациями, содержащегося в соответствующем акте [4]. Отдельные авторы последнее ограничение обозначают принципом исключительной правоспособности юридических лиц [17].

Значение самоограничений, установленных в учредительных документах юридического лица, имеющего общую правоспособность, состоит в следующем. Как сказано в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», при разрешении споров судам необходимо учитывать, что коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных организаций, предусмотренных законом, наделены общей правоспособностью и могут осуществлять любые виды предпринимательской деятельности, не запрещенные законом, если в учредительных документах таких коммерческих организаций не содержится исчерпывающий (законченный) перечень видов деятельности, которыми соответствующая организация вправе заниматься. На практике данное разъяснение нередко трактуется как возможность установления специальной правоспособности для конкретного юридического лица не только законом, но также его учредительными документами.

Критически можно отнестись к классификации видов правоспособности, предложенной В.В. Кваниной. Автор полагает, что необходимо узаконить общую, специальную и ограниченную правоспособность юридических лиц. И при этом предлагает правоспособность, не ограничиваемую законом, лицензией и учредительными документами, считать как общую; правоспособность, ограничиваемую законом, — как специальную и правоспособность, ограничиваемую учредительными документами или лицензией, как ограниченную. Не споря относительно видов классификации, мы полагаем, что автор слишком расширенно трактует понятие общей правоспособности, как ничем абсолютно неограниченную. В таком варианте ее не закрепляет и законодатель. Общая правоспособность означает возможность для субъекта права иметь любые гражданские права и обязанности для осуществления любых видов деятельности. Именно такой правоспособностью обладают граждане. Полное освобождение юридического лица от любых уставных, законодательных и прочих ограничений привело бы к игнорированию интересов его учредителей, общества да государства в целом. Следствием этого возможна ситуация, когда, например, общество с ограниченной ответственностью потенциально сможет выпускать ракетоносители, производить психотропные и наркотические вещества и т.д.

Однако следует согласиться с В.В. Кваниной в том, что теория о правоспособности юридических лиц в современный период продвинулась далеко вперед по сравнению с уровнем действующего законодательства. И пришло время, на наш взгляд, на законодательном уровне легализовать и осуществить систематизацию видов правоспособности юридических лиц. В литературе отмечается, что разделение правоспособности только на общую и специальную уже не соответствует реалиям времени. Следует согласиться с авторами, которые предлагают узаконить следующие виды правоспособности юридических лиц: общая, специальная, ограниченная. Правоспособность, не ограничиваемая законом, лицензией и учредительными документами, — общая правоспособность; правоспособность, ограничиваемая законом, — специальная правоспособность; правоспособность, ограничиваемая учредительными документами или лицензией, — ограниченная правоспособность. Прочие же виды, предлагаемые в классификацию видов правоспособности, представленных в юридической литературе (исключительная, дополнительная и т.д.), по верному мнению В.В. Кваниной, не приводят к желаемому результату: единообразию в правовом регулировании сходных отношений, то есть не способствуют эффективности правового регулирования. Б.М. Гонгало совершенно верно отметил, что подобного рода построения ведут к засорению понятийного аппарата [5].

Определенное значение для установления правоспособности юридического лица имеет лицензирование. В Федеральном законе РФ от 13.07.2001 «О лицензировании отдельных видов деятельности» установлен перечень видов деятельности, которыми юридическое лицо вправе заниматься только на основании специального разрешения — лицензии (ч. 3 п. 1 ст. 49 ГК РФ). Право на осуществление лицензируемой деятельности возникает с момента получения лицензии либо с момента начала указанного в ней срока и прекращается по его истечении, если правовыми актами не установлено иное (ч. 2 п. 3 ст. 49 ГК РФ).

Как отмечается в литературе, лицензирование предпринимательской деятельности есть правовое средство государственного регулирования рыночных отношений, элемент легитимации определенных видов деятельности предпринимателя [22, с. 5-6]. Лицензируемые виды деятельности обычно требуют специальных знаний, направлены на обеспечение общественных интересов или требуют более тщательного контроля со стороны государства в целях защиты интересов граждан [10, с. 125-128].

По мнению многих правоведов, получение лицензии расширяет гражданскую правоспособность [12, с. 85-86; 29, с. 7; 21, с. 18, 23-24] или даже дееспособность юридического лица, тогда как приостановление, аннулирование либо отзыв лицензии, напротив, являются ограничением его правоспособности или дееспособности. Некоторые исследователи прямо предлагают считать подтвержденную лицензией специальную правосубъектность дополнительной правосубъектностью, поскольку она расширяет деятельность юридического лица по сравнению с общей правосубъектностью [19, с. 9, 17].

В гражданско-правовом смысле лицензия на осуществление отдельных видов деятельности есть не право, а официальное разрешение [15, с. 108-110].

Представляется, что выдача или приостановление (аннулирование) лицензии на осуществление видов деятельности, предусмотренных ст. 17 Закона о лицензировании отдельных видов деятельности, являются актами административного права, которые влекут за собой возникновение (прекращение) у обладающего общей правоспособностью конкретного юридического лица субъективного права, которое дает ему возможность в дальнейшем совершать сделки, иные юридически значимые либо фактические действия в определенной сфере.

Выдача лицензии не превращает общую правоспособность коммерческого юридического лица (индивидуального предпринимателя) в специальную. Строго говоря, получение либо утрата (приостановление, аннулирование) лицензии вообще не влияет на их правоспособность или дееспособность, установленную законом (иными правовыми актами).

Казалось бы, все вышеизложенное носит исключительно характер рассуждений, которые имеют исключительно академический интерес. Но, между тем, вопрос о видах правоспособности имеет как теоретическое, так и практическое значение: от правильного ее выбора зависит решение вопроса о характере совершенной юридическим лицом недействительной сделки (ничтожная или оспоримая). В свою очередь, установление вида правоспособности юридического лица и вида недействительной сделки напрямую связано с: 1) организационно-правовой формой юридического лица; 2) способом ограничения правоспособности (законом, иными правовыми актами, учредительными документами, разрешением (лицензией) на осуществление отдельных видов деятельности).

В.В. Борисов полагает, что в соответствии со ст. 49 ГК РФ правоспособность юридических лиц, так как ее «видит» законодатель в абз. 1 п. 1 ст. 49 ГК РФ, может быть только общей [2, с. 272]. Еще раз обратившись к содержанию данной нормы, видно, что юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности. Обратившись к ст. 50 ГК РФ, видно, что в качестве основных целей деятельности юридических лиц законодатель закрепляет две (кстати, исходя из этого происходит и деление юридических лиц на коммерческие и некоммерческие): извлечение прибыли и не извлечение прибыли, а если все-таки и получение прибыли, то не распределение ее между участниками. Таким образом, в понятие цели деятельности юридического лица вкладывается весьма широкий смысл: получение или неполучение прибыли в процессе своей деятельности. С учетом абз. 1 п. 1 ст. 49 и п. 1 ст. 50 ГК РФ можно сделать вывод, что юридические лица могут осуществлять любые виды деятельности, главное, что бы они осуществлялись в рамках либо извлечения прибыли, либо ее не извлечения. Если обратиться к доктринальному толкованию понятия общей (универсальной) правоспособности, то можно увидеть, что общая правоспособность дает юридическим лицам возможность осуществлять любые виды деятельности, не запрещенные законом, если в учредительных документах таких организаций не содержится исчерпывающий (законченный) перечень видов деятельности, которыми соответствующая организация вправе заниматься.

В этой связи, поскольку что общим принципом для юридических лиц, как и прежде, остается специальная правоспособность, а общая правоспособность носит характер исключения из общего правила (которое, как известно, не может толковаться расширительно) и действует лишь в отношении коммерческих негосударственных юридических лиц, то абз. 1 п. 1 ст. 49 ГК РФ нуждается в некоторой редакции и может излагаться следующим образом: юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям и видам деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности.

Заключительные выводы

Итак, резюмируя вышеизложенное, можно сделать вывод, что содержание и объем правоспособности юридического лица (способности иметь гражданские права и нести обязанности) определяется с помощью двух критериев: цели деятельности и вида деятельности. Наличие цели деятельности, предусматриваемой в учредительных документах, является обязательным условием существования каждого юридического лица. По целям деятельности различаются две категории юридических лиц. Одни из них вправе заниматься любыми видами деятельности, не запрещенными законом, и соответственно иметь все гражданские права и нести обязанности, предусмотренные законом и иными нормативными актами. Такие юридические лица обладают общей правоспособностью.

Другие юридические лица вправе заниматься только теми видами деятельности, которые указаны в их учредительных документах и соответствуют целям их создания. Гражданские права и обязанности таких юридических лиц должны соответствовать их уставной деятельности, а их правоспособность — иметь специальный характер (специальную правоспособность).

В первую категорию входят все коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и других видов организаций, предусмотренных законом. К числу таких организаций относятся, например, банки и организации, занимающиеся страхованием.

Во вторую категорию входят все некоммерческие организации, а также коммерческие организации, исключенные из числа организаций, имеющих общую правоспособность.

Отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании лицензии — специального разрешения органов, уполномоченных на ведение лицензирования. Действие ст. 49 ГК РФ распространяется на юридические лица общей и специальной правоспособности.

правосубъектность гражданский сделка юридический

Литература

1. Андреев В.К. Проблемы правосубъектности в предпринимательской деятельности // Правовое регулирование предпринимательской деятельности: Сб. статей. М., 1995.

2. Борисов В.В. Современные проблемы правосубъектности юридических лиц по законодательству РФ // Terra Economicus. 2010. Т. 8. № 2-2. С. 266-273.

3. Брагинский М.И. Юридические лица // Хозяйство и право. 1998. № 3. С. 11-21.

4. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Граждане (Физические лица). Юридические лица. Комментарий к ГК РФ // Хозяйство и право. 1995. № 2.

5. Гонгало Б.М. Мысли и речи о науке гражданского права // Цивилистические записки: Межвуз. сб. науч. трудов. Вып. 2. М., 2002.

6. Гражданское и торговое право капиталистических государств / отв. ред. К.К. Яичков. М., 1966.

7. Гражданское право: Учебник. Том 1 / под ред. Е.А. Суханова. М., 1998.

8. Гражданское право: Учебник. Часть 1 / под ред. В.П. Мозолина, А.И. Масляева. М., 2004

9. Грибанов В.П. Юридические лица. М., 1961.

10. Дедов Д.И. Конфликт интересов. М.: Волтерс Клувер, 2004.

11. Дедов Д.И. Правовой статус предпринимателя // Предпринимательское право Российской Федерации. — М., 2003. С. 125-128.

12. Залесский В.В. Правоспособность юридического лица // Право и экономика. 1999. № 5. С. 85-86.

13. Иоффе О.С. Советское гражданское право: Учебник для юридических институтов и факультетов. Том 1. — Ленинград: Изд-во Ленинградского университета. 1971.

14. Иоффе О.С., Толстой Ю.К. Основы советского гражданского законодательства. Казань: Изд-во Казанского университета, 1962.

15. Камоликова С. Лицензии на осуществление отдельных видов деятельности: права или разрешения // Хозяйство и право. 1998. № 9. С. 108-110.

16. Кашковский О.П. Правоспособность организаций в сфере выбора видов деятельности // Юрист. 2001. № 10. С. 38—43.

17. Кванина В.В. О видах правоспособности юридических лиц // Предпринимательское право. 2007. № 2.

18. Лаптев В.В. Предпринимательское право: понятие и субъекты. М., 1997. С. 44.

19. Лихотникова Е.П. Некоммерческие организации: правосубъектность и право собственности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004.

20. Синайский В.И. Русское гражданское право. М., 2002.

21. Слугин А.А. Гражданская правосубъектность юридических лиц. Краснодар, 2003.

22. Соболь О.С. Лицензирование предпринимательской деятельности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004.

23. Советское гражданское право: В 2 т. Т. 1 / под ред. О.А. Красавчикова. 3-е изд., да испр. и доп. М.: Высшая школа, 1985.

24. Советское гражданское право: В 2 ч. Ч. 1 / отв. ред. д. ю. н. В.Т. Смирнов, д. ю. н. Ю.К. Толстой, д. ю. н. А.К. Юрченко. 2-е изд., испр. и доп. Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1982.

25. Советское гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. 1 / под ред. В.А. Рясенцева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юридическая литература, 1986.

26. Суханов Е.А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник. В 4 т. Т. 1 / отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 2004.

27. Теория государства и права. Курс лекций / под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М.: Юрист, 1999.

28. Тосунян Г., Викулин А. Исключительная правоспособность банка // Хозяйство и право. 1999. № 5. С. 58-63.

29. Тотьев К. Лицензирование по новым правилам: необходимость и перспективы реформ // Хозяйство и право. 2001. № 12.

30. Ярошенко К., Брагинский М.И. Граждане (физические лица). Юридические лица // Хозяйство и право. 1998. № 3.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему