регистрация / вход

Доказательства и аргументация в ораторской речи юриста

Специфика судебного публичного говорения. Культура приведения доказательств и аргументов на примере речей русских юристов. Логические и лингвистические аспекты юридической аргументации. Логические ошибки в речи юриста, их профилактика и исправление.

КУРСОВАЯ РАБОТА

Тема: «Доказательства и аргументация в ораторской речи юриста»


Введение

«Человечество за долгую историю своего существования выработало различные способы преодоления расхождения во взглядах людей – с помощью насилия, а также (или) угроз по его применению и свободного ответственного диалога, агрессии и сотрудничества, слова и дела. Одним из наименее насильственных (ориентированных на диалог и сотрудничество людей) способов преодоления разногласий является аргументация»[1] .

Поскольку в современной юридической и логической и учебной литературе феномен аргументации нередко отождествляется с процедурами доказательства (доказывания), следует подчеркнуть, что важнейшей целью аргументации является разрешение противоречий (конфликтов) между различными точками зрения. Помимо прочего, аргументация способна заставить человека изменить некоторую точку зрения, либо укрепить её. С её помощью можно достичь консенсуса и не дать перейти конфликту точек зрения в агрессивное противоборство людей.

Данная работа, рассматривает место и роль аргументации и доказательств в ораторской речи юриста. Язык и речь занимают особое место в его профессиональной деятельности. Ведь юрист – это правовед, а право – это совокупность и устанавливаемых и охраняемых государством норм, правил поведения, регулирующих общественные отношения между людьми и выражающих волю государства. Формируя и формулируя правовые нормы, охраняя их в различных многочисленных процессуальных актах, юрист должен безупречно владеть нормами языка и охранять их. Язык – это профессиональное оружие юриста.

Основным качеством речи юриста, является убедительность-обоснованность всех тезисов и выводов. Убедить – значит логическими доводами доказать или опровергнуть какое-либо положение, вызвать уверенность в том, что истинность тезиса доказана. Важными факторами убедительности речи являются убежденность оратора в правоте своей позиции по делу и высокая культура его мышления.

Культура приведения доказательств и аргументов на примере речей русских юристов

судебный культура речь логический

Судебное публичное говорение – одно из самых древних и самых почитаемых на земле занятий, один из древнейших видов ораторского искусства, и каждая эпоха, страна, народ вносят свои изменения в него.

Доказательства и аргументация играют важную роль в ораторской речи юриста. Как доказать правильность своей мысли? «Логическими доводами, использованием убедительных аргументов, компетентных мнений, имеющих целью вызвать убеждение»[2] . Да, безусловно. Убедительность судебной речи во многом зависит от качества аргументов. Судьи оценивают правильность мыслей прокурора и адвоката прежде всего по степени значимости и ценности фактического материала. Только сила аргументов, их убедительность, имеют значение для полного внутреннего убеждения судей. Судебные ораторы должны сделать свою речь убедительной, а это предполагает высокий уровень ораторского мастерства.

Веские аргументы можно найти в речи С.А. Андреевского по делу Мироновича. Адвокат доказывает невиновность Мироновича, подробно анализируя: 1) данные экспертизы; 2) случайность позы Сары Беккер: «Главное положение, что вся драма убийства происходила на кресле, рухнуло. Выяснилось, что Сара принесена на кресло из другого места, положена на него почти мертвой; борьбы здесь не было, потому что чехол остался неподвижен и пятна крови спокойно просачивались с чехла на материю кресла»; 3) спокойное, естественное поведение Мироновича, уехавшего утром после убийства взыскивать деньги с должников: «Ведь если бы он убил, он знал бы, что касса была всю ночь отпертой, что она и теперь открыта, что, может быть, из нее уже все растаскано и он теперь нищий, что там следы его ужасного дела… Где же тут до Пороховникова? Откуда бы взялась прежняя энергия преследовать – должников?»[3] .

Н.И. Холев, защищая Максименко, обвиняемую в отравлении мужа мышьяком, логично и убедительно анализирует обстоятельства дела: Главный вопрос: выздоровел ли Н. Максименко к 18 октября. Проанализировав симптомы брюшного тифа, сроки течения болезни, показания свидетелей, оратор приходит к выводу: 18 октября болезнь была в периоде полного ее развития (Это подтвердило и вскрытие). Далее. Подробнейшим образом исследовав прижизненные симптомы отравления мышьяком и посмертные явления, приводя научные данные и мнения ученых, делает вывод: признаков отравления мышьяком не было.

Веские, убедительные аргументы найдете в речах А.Ф. Кони, П.А. Александрова, в речи Н.П. Карабчевского в защиту Криуна – бывшего капитана парохода «Владимир», в речи И.М. Кисенишского по делу о катастрофе парохода «Адмирал Нахимов».

Особенно необходимы веские доводы в пользу применения той или иной статьи уголовного закона.

В античной риторике аргументы делились на внутренние, то есть логические, и внешние: факты, документы и др., которые веско и убеждающе действуют сами по себе. Кроме того, выделялись иррациональные доводы. Их наиболее распространенные виды: призыв к жалости и симпатиям; обращение к авторитетам, традициям, к чувству почтения; это так называемые аргументы к состраданию, к лицу, а не к существу вопроса; они используются вместо объективной оценки преступления. Большое значение в таких случаях имеет красноречие оратора, его уверенный тон, пафос речи. Такие аргументы находим в речах Ф.Н. Плевако, напр.: «Плевако… вспомнив слова обвинителя, сказал голосом, идущим из души в душу: «Вам говорят, что он высоко стоял и низко упал, и во имя этого требуют строгой кары, потому что с него должно «спроситься». Но, господа, вот он перед вами, он, стоявший так высоко! Посмотрите на него, подумайте о его разбившейся жизни – разве с него уже не достаточно спрошено? Припомните, что ему пришлось перестрадать в неизбежном ожидании этой скамьи и во время пребывания на ней. Высоко стоял… низко упал… ведь это только начало и конец, а что было пережито между ними! Господа, будьте милосердны и справедливы…» Так Ф.Н. Плевако защищал и священника. Психологами доказано, что на процесс убеждения значительное влияние оказывает субъективное отношение слушателей к предмету речи.

Итак, оратор определил целевую установку речи, сформулировал тезис, подобрал аргументы. Теперь следует подумать о расположении их в речи, о способе и методе аргументации – о демонстрации.Демонстрация, или способ доказательства, – это форма логической связи между аргументами и тезисом. Это логическое рассуждение, совокупность умозаключений при выведении тезиса из аргументов. Продемонстрировать – значит показать, что тезис логически обосновывается аргументами и поэтому является истинным.

Обоснование тезиса может осуществляться путем прямого или косвенного доказательства.Прямое доказательство ведется непосредственно с помощью аргументов, без привлечения каких-либо противоречащих тезису допущений: дается прямая ссылка на аргументы, факты, подтверждающие что-либо, ссылка на общепринятую норму. В речи судебного оратора прямое доказательство используется, когда роль аргументов выполняют показания свидетелей, письменные документы, вещественные доказательства. Информационные доказательства (показания свидетелей, письменные документы) должны быть обязательно проверены, и их достоверность должна быть доказана.

Прямое обоснование может принимать форму дедуктивных умозаключений, индукции или аналогии.

Индуктивный метод предполагает изложение от частных фактов к установлению общих положений, это логический переход от аргументов к тезису. Особенно важно, чтобы оратор приводил впечатляющие конкретные факты. Индуктивный метод нередко используют при анализе экспериментальных данных, при оперировании статистическими материалами. Аргументами здесь являются, как правило, фактические данные.

Дедуктивный метод состоит в том, что частные положения логически выводятся из общих положений, правил, законов. Оратор опирается на те или иные известные научные положения, истинность которых не вызывает сомнения, или на нормы права и другие оценочные стандарты.

Демонстрация в форме аналогии – это обоснование тезиса, в котором формулируется утверждение о свойствах единичного явления. Аналогия состоятельна лишь тогда, когда два явления сходны между собой не в любых, а лишь в существенных признаках. На основе аналогии эксперты делают выводы из транс социологических и дактилоскопических экспертиз. Метод избирается судебным оратором в зависимости от материалов дела.

Косвенное доказательство (доказательство от противного) ведется путем выдвижения антитезиса (допущения) и установления его ложности. Затем на основании закона исключенного третьего делается вывод: поскольку тезис и антитезис исключают друг друга, то ложность антитезиса означает истинность тезиса. В качестве примера косвенного способа доказательства, можно привести речь А.Ф. Кони, по делу об утоплении крестьянки Емельяновой ее мужем, речь А.И. Урусова по делу Волоховой, речь Я.С. Киселева по делу Бердникова.

Нередко судебный оратор использует косвенные улики, о трудностях пользования которыми говорил еще Н.П. Карабчевский; он же удачно сформулировал требования, предъявляемые к ним: «Косвенные улики, в отличие от прямых, могут быть очень тонкие, очень легковесные сами по себе, но одно внутреннее качество им обязательно должно быть присуще: они математически должны быть точны. Точны в смысле своей собственной достоверности, качества и размера. Другое непременное условие: чтобы эти малые сами по себе величины давали все-таки некоторый реальный итог, чтобы они составляли собой одну непрерывную цепь отдельных звеньев». Чтобы косвенное доказательство стало достаточным для вынесения обвинительного приговора, необходимо соблюдение следующих условий: 1) факт косвенного доказательства должен находиться в причинной связи с исследуемым преступлением, то есть являться либо одним из условий, вызвавших преступление, либо обстоятельством, сопровождавшим преступление, либо следствием совершения преступления; 2) обоснование тезиса путем косвенного доказательства всегда требует установления нескольких улик по делу, находящихся в соответствии между собой, в определенной связи.

Искусство аргументации предполагает также умение опровергать. Опровержение – это логическая операция, направленная на разрушение ранее состоявшегося процесса аргументации; это критика тезиса, установление ложности, несостоятельности или ошибочности тезиса процессуального оппонента, следственных органов, подсудимого и т.д.

Прямое опровержение тезиса строится в форме рассуждения, получившего название «сведение, к абсурду». Условно допускают истинность выдвинутого оппонентом положения и выводят логически вытекающие из него следствия: Допустим, что оппонент прав и его тезис является истинным, но в этом случае из него следует… Если окажется, что это следствие противоречит объективным данным, то его признают несостоятельным. Далее делается вывод о несостоятельности тезиса.

Логические и лингвистические аспекты юридической аргументации

Аргументация не только применима с учётом специфических особенностей, но и жизненно необходима в любой сфере человеческой деятельности, будь то экономика, политика, право и др., ибо во всех из них человеку нужно отстаивать свою позицию. Практическая польза аргументации раскрывается в её основных функциях: 1) познавательной (предполагающей расширения круга знания как аудитории, так и самого аргументатора); 2) коммуникативной (обеспечивающей контакт и взаимодействие аргументатора и аудитории); 3) регулирующей, которая определяет правила и нормы взаимоотношений аргументатора и аудитории; 4) персуазивной (предполагающей через убеждение воздействие аргументатора на сознание аудитории); 5) оценочной и проверочной (предполагающей особый отбор и испытание аргументов); 6) управленческой (ориентированной на эффективное планирующие, мотивирующие и контролирующие воздействие на сознание аудитории).

Не смотря на то, что аргументация играет важную роль во всех сферах жизни, человека, особенно велика её роль в профессиях, связанных со взаимодействием людей. Напрямую связано с аргументацией, искусство продаж и рекламы, как убеждение покупателя приобрести именно данный товар, по данной цене, в данное время. Искусство политики также значительно зависит от возможности убедить избирателя поддержать его программу и проголосовать за него на выборах. Но особенно значима роль аргументации в деятельности юриста, который не может не стремиться, например, убедить присяжных либо судью в невиновности своего клиента, либо повлиять на аудиторию с какой либо иной целью, непосредственно затрагивающей перспективы человеческой жизни, последняя оказывается прямо зависимой от аргументов, которые должны быть эффективными, действительными, законными, обоснованными, весомыми.

Для юриста важно не только знание объекта и элементов аргументации, но и правил построения её композиции, т.е. группировки составных частей. Голландские учёные Ф. Ван Эемерен и Р. Грутендорст выделяют три вида композиции аргументации – сочинительную, подчинительную и множественную композицию аргументации.[4] При множественной композиции каждый аргумент самостоятелен и не зависит от других, в сочинительной каждый аргумент имеет силу лишь в сочетании с остальными, а подчинительная композиция аргументации предполагает необходимое следование данного аргумента из предыдущего. Правильный и удачный выбор композиции юристом не только облегчает её восприятие аудиторией, но и делает её более эффективной.

Согласно профессору К. Лумеру (Италия), практически значимы следующие принципы представления юридической аргументации: ясность и однозначность; последовательность и логичность; достоверность; имманентность (постоянство); плюрализм и максимальная простота.

Из современной теории аргументации вытекает, что субъект юридической аргументации должен отвечать следующим основным требованиям: компетенции; серьёзности; ответственности; честности; открытости для диалога с аудиторией.

Эти требования значительно расширяют требования к логике юридического рассуждения, поскольку выходят за границы традиционно рекомендуемых для использования юристами законов логики: тождества, требующего, что бы любая мысль имела устойчивое и вполне конкретное содержание; противоречия, запрашивающего ответ «да» и «нет» на один и тот же вопрос, в одно и тоже время, в одном и том же смысле; исключённого третьего, гарантирующего истинность лишь у одного из двух противоречащих друг другу высказываний; достаточного основания, ориентирующего юриста на то, что его утверждения должны быть обоснованными другими истинными положениями. Конкретизируя требования закона достаточного основания в деятельности юриста, теория аргументации обращает внимание не только на необходимость обоснования некоторой точки зрения, но и на то, что бремя её аргументации лежит на её авторе.

Логические ошибки в речи юриста

Логические ошибки могут возникнуть в результате неумелой аргументации. Если аргументы не достоверны, обладают только вероятностью, то с их помощью невозможно обосновать достоверный вывод. Эта ошибка называетсяосновным заблуждением, когда в качестве аргумента используется заведомо ложное положение, несуществующий факт и тому подобное в надежде, что этого никто не заметит. Опытный оратор, обнаружив хотя бы один непроверенный или сомнительный аргумент в речи оппонента, может легко опровергнуть всю систему его рассуждения. Вспомните, как это сделал Я.С. Киселев в речи по делу Бердникова: «В полуправду вкраплены фактик, другой, а то и третий, каждый из них чем-то подтвержден… Часть фактов верна, значит, и другая верна. А это вовсе не так».

В качестве аргументов не могут использоваться недоказанные, высказанные кем-то предположения, например, ложные показания подсудимого, свидетелей. Не является истинным аргумент в следующем примере: Органами следствия установлено / что Соленову / был нанесен удар / ножевое ранение / в поясничную область потерпевшему // Мой подзащитный отрицает / то что у него был нож / и поясняет / он вообще ни у кого / из находящихся с ним / там / Подкуйко и Ноготкова / ножа не видел // Я и считаю / что этот эпизод / совершенно не доказан //[5] .

Доказательство несостоятельно и в том случае, когда аргументы недостаточны для обоснования тезиса: Вину свою он признает частично / мне и думается / что она доказана частично // . Недостаточны аргументы и в таком примере: Вина подсудимого / также подтверждается / заключением судебно-медицинской экспертизы / и другими материалами дела // , так как нет конкретности из-за слова другими.

Ошибки в демонстрации вызываются отсутствием логической связи между аргументами и тезисом. Это так называемоемнимое следование.

Логика рассуждения находит выражение в конкретных языковых средствах, и это делает возможным определить типичные ошибки логики изложения, к которым ведет неточный выбор языковых средств.

Одной из причин нелогичности высказывания являетсяупотребление слов без учета их значения, напр.: В нагрудном кармане его брюк обнаружено две фотокарточки (надо: в переднем кармане).Нечеткая дифференциация понятий, подмена понятий также нарушает логику изложения: Брак изделий – сапоги яловые в количестве 19 штук – возложить на ответчиков. Или: Возвращаясь из рейса, Коротков задремал, что явилось результатом его столкновения со стоящим недалеко от обочины столбом (надо: возмещение стоимости бракованных сапог, в количестве 19 пар;… что явилось причиной его наезда на стоящий…). Сочетание слов не должно быть противоречивым. Нарушение логических связей между словами может создать непреднамеренный комизм: Суд не может удовлетворить просьбу умершего о взыскании денег на погребение. Или: Подсудимый Миров продолжал вместе с умершей мировой злоупотреблять спиртными напитками (надо: Суд не может удовлетворить просьбу родственников умершего; подсудимый Миров продолжал вместе с Мировой, ныне покойной…)[6] .

Заключение

В данной работе мы рассмотрели место и роль аргументов и доказательств судебного оратора, доказав, что аргументация представляет собой социальную, интеллектуальную, вербальную деятельность, служащую для обоснования либо опровержения какой-либо точки зрения, состоящую из совокупности утверждений и направленную на убеждение аудитории.

В заключении следует отметить, юристу крайне важно владеть логикой рассуждения – уметь обосновывать свою правоту и логически доказывать несостоятельность тезисов оппонента. Судебная речь – одна из самых ответственных из всех речей. Ведь за выступлением судебного оратора часто стоит сама жизнь человека. Поэтому основная цель выступления оратора-юриста – воздействовать на суд, на присяжных заседателей, на аудиторию путем раскрытия новых фактов, расстановки соответствующих акцентов и – главное – за счет обращения к воображению и эмоциям слушателей.

Список цитируемых источников

1. Барабаш А.С. Сущность уголовного процесса и его роль в формировании ответственности правонарушителя. Красноярск, 1997.

2. Ван Эемерен, Ф. Гроотендорст Аргументация, коммуникация, ошибки; пер. с английского С.А. Чахоян. – СПБ.: Васильевский Остров 1992 г.

3. Головин К.В. Культура речи. – М., 1989.

4. Граудина Е.В. Культура речи. – М. 1998. С. 328

5. Ивакина Н.Н. Основы судебного красноречия. М., 2000.

6. Ножин Е.А. Мастерство устного выступления. М.: Политиздат, 1989.

7. Поварнин С.И. Спор. О теории и практике спора // Вопросы философии. 1990.

8. Речи известных юристов. М., 1985.

9. Чуешов В.И. основы современной логистики. Минск: Новое знание 2003 г.

10. Шуйская Ю.В. Топика и аргументация в различных теориях риторики М. 2005.


[1] Чуешов В.И. основы современной логистики. Минск: Новое знание 2003 г.

[2] Барабаш А.С. Сущность уголовного процесса и его роль в формировании ответственности правонарушителя. Красноярск, 1997.

[3] Ивакина Н.Н. Основы судебного красноречия. М., 2000.

[4] Ван Эемерен, Ф. Гроотендорст Аргументация, коммуникация, ошибки; пер. с английского С.А. Чахоян. – СПБ.: Васильевский Остров 1992 г.

[5] Ивакина Н.Н. Основы судебного красноречия. М., 2000. С. 84.

[6] Граудина Е.В. Культура речи. – М.. 1998. С. 328.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий