регистрация / вход

Понятие и сущность Конституции

Понятие конституции, ее разновидности и сущность. Особенности Конституции Российской Федерации, основные черты и особенности Конституции РФ 1993 г., содержание юридических свойств и функций. Отражение в Конституции государственного устройства РФ.

Содержание

Введение

1. Понятие Конституции

1.1 Понятие Конституции

1.2 Виды конституций

2.Сущность конституции

2.1 Основные подходы к определению сущности Конституции

2.2 Сущность Конституции Российской Федерации

3. Конституция Российской Федерации 1993 г.

3.1 Основные черты и особенности Конституции Российской Федерации 1993 г.

3.2 Содержание юридических свойств и функций Конституции

3.3 Отражение в Конституции государственного устройства Российской Федерации

Заключение

Список сокращений

Библиографический список литературы

конституция государственное устройство


ВВЕДЕНИЕ

В ряду бесчисленного множества проблем юридической теории и правоприменительной практики особое место принадлежит Конституции. Какие бы правовые вопросы нас ни интересовали — будь то из области гражданского или административного, семейного или трудового права — прямо или косвенно они выходят на Конституцию. Именно требования Конституции являются главным ориентиром в поисках ответов практически на любой вопрос, нуждающийся в правовой оценке, независимо от его масштабности, личной или государственной значимости. К Конституции обращается и ученик, постигая в рамках школьной программы «Основы государства и права» организацию политической власти, права и свободы человека и гражданина в РФ, и депутат парламента, министр Правительства или Президент, полномочия которых определяет Конституция. Если же иностранный гражданин, политический деятель зарубежного государства пожелает получить наиболее точные, «паспортные» данные о нашей стране, ее политической системе и экономическом устройстве, об органах, осуществляющих внешнюю и внутреннюю политику России, и в этом случае необходимо обращаться к Конституции — своего рода паспорту нашего государства.

В чем же секрет такой универсальности и всеобщей значимости Конституции? Благодаря каким своим внутренним свойствам и характеристикам она в состоянии решать подобного рода «сверхзадачи»? И всегда ли их решение является успешным? Иными словами, всегда ли Конституция способна реально, на деле, а не на бумаге выполнять свое высокое предназначение Основного Закона? Чтоб ответить на эти вопросы, необходимо уяснить прежде всего само понятие Конституции, выявить ее глубинные сущностные характеристики, определяющие место и роль Конституции как чрезвычайно сложного и очень важного общественно-политического явления, как юридического акта особого рода, выполняющего в государстве роль «закона законов».

Развитие Российского государства п одтверждает общее правило нашего времени: каждая страна, считающая се бя цивилизованной, имеет свою конституцию . И это закономерно. Конституция важна и необходима для современного государства прежде всего потому, что в ней закрепляются его исходные принципы и назначение, функции и ос новы организации, формы и методы деятельности. Конституция устанавливает пределы и характер государственного регулирования во всех основных сферах общественного развития, взаимоотношения государства с чело веком и гражданином. Самое главное — конституция придает высшую юридическую силу фундаментальным правам и свободам человека, защищает его честь и достоинство. Исключений сегодня практически не существует.

Конституцию справедливо называют главным, основным законом государства. Если пре дставить се бе многочислен ные правовые акты, действующие в стране, в виде определенного организованного и взаимосвязанного целого, некоей системы, то конституция — это основание, стержень и одновременно источник развития всего права. На базе конституции происходит становление различных отраслей права, как традиционных, существовавших еще в прошлом, так и новых создаваемых с учетом перемен в экономике, социальном развитии, политике и культуре.

Конституция Российской Федерации, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1 993 г., — не первая в истории страны . До ее принят ия действовала российск ая конституция 1978 г ода, которая имела своих предшественниц. Но нынешняя Конституция отличается от всех российских конституци й советского времени в первую очередь тем, что является основным законом самостоятельного, действительно суверенного государства. Как отмечается в преамбуле Конституции, ее принятие связано с возрождением суверенной государственности России и утверждением незыблемости ее демократической основы.

Разумеется, Конституция 1993 года не носит учредительного характера, она не создает новое государство. Это государство существовало — в разных границах и при разных формах правления — многие столетия. Идея сохранения исторически сложившегося государственного единства подчеркивается в самой Конституции. Вместе с тем Конституция Российской Федерации 1993 года выделяется в ряду актов такого ранга тем, что с ней связывается новая эпоха в российской истории. Простое подразделение конституций на советские и постсоветские недостаточно для раскрытия сущности происшедш их перемен.

Новая Конституция занимает верховенствующее положение в правовой системе страны. Ее положения являются первичными. Все остальные правовые акты, принимаемые в рамках Российской Федерации, в том числе федеральные законы, конституции республик , уставы краев, областей, городов федерального значе ния, автономной области и автономных округов, должны соответствовать Конституции Российской Федераци и. Это же относится к дог оворам о разграничении предметов ведения и полномочий ме жду федеральными органами государстве нной власти и органами государствен ной власти субъектов Федерации, ибо речь и дет о к онституционном, т. е. внутригосударственном, а не о м еждународном п раве.

Конституция выступае т как юридическая база для ра звития всех отраслей права, составляющих российскую правов ую систему. Кодексы, д ругие федеральные законы, как правило, соде ржат ссылки на дей ствующую Конституцию, что иной раз делается после приведен ия ранее принятых актов в соответствие с ней. Тем самым обеспечиваются единств о и взаимная согласованность отраслей права, общность их исходных принцип ов.

Верховенство Конституции не ослабляется сделанной в ее же тексте записью о примате меж дународного права по отношению к внутригосударстве нному праву, о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, т. е. имеют прямое действие в стране. Более того, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Это установление имеет важное значение при разрешении споров, в деятельности государственных органов, а также для граждан в случаях выявления противоречий между нормами международного и внутригосударственного права.

Основной целью данной работы является характеристика сущности Конституции Российской Федерации.

Соответственно в рамках первой главы будут рассмотрены понятие и виды Конституции как Основного Закона государства, раскрыто понятие Конституции, а также рассмотрены различные виды конституций.

Во второй главе будет дана характеристика сущности Конституции РФ, основные подходы к определению сущности Конституции.

В третьей главе будет рассмотрена Конституция РФ, ее основные черты и свойства, а также функции. Также в данной главе будет показано как в конституции российской Федерации отражено ее государственное устройство.

Нормативной основой данной курсовой работы послужила конституция Российской Федерации, указ Президента РФ № 1400 от 21 сентября 1993 года «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации».


1. ПОНЯТИЕ КОНСТИТУЦИИ

1.1 Понятие Конституции

Конституция - это Основной закон государства, выражающий волю господствующего класса или всего общества и закрепляющий основы общественного и государственного строя, права и свободы человека и гражданина Конституция очеркивает круг функций государства, устанавливает основы его отношений с человеком и обществом.

Термин "конституция" происходит от латинского слова "constitutio" – "устанавливаю, учреждаю". Он встречался еще в законодательстве Древнего Рима и обозначал в то время различные акты, устанавливавшиеся (конституировавшиеся) императором и закреплявшие устройство государства, но не единый основной закон государства, возглавляющий пирамиду законодательства. В связи с этим типичным для недавнего прошлого нашей государственно-правовой науки был вывод о том, что "появление конституций как основных законов связано с приходом к власти буржуазии. В борьбе с феодалами она добивалась закрепления капиталистических отношений (уже сложившихся в рамках феодального строя), ограничения королевской власти учреждением парламента или провозглашением республики, установления прав имущих граждан"[1] .

Термин «конституция» употребляется много столетий, но ни в античном мире, ни в средние века его значение не совпадало с современным. Тогда не существовало основных законов, которые являлись бы юридической базой текущего законодательства (хотя и были некоторые достаточно значимые акты, например, Золотая булла 1222 г. в Венгрии или Великий мартовский ордонанс 1357 г. во Франции, включавшие, как правило, нормы различных отраслей права) Теоретическое обоснование необходимости конституции, разработка ее понятия, принятие первых конституций (США в 1787 г., Франция и Польша в 1791 г.) были связаны с борьбой молодой, революционной буржуазии против феодального строя и феодального права. [2]

Конституция в любом государстве — это правовой акт высшей юридической силы, своеобразный признак государственности, юридический фундамент государственной и общественной жизни, главный источник национальной системы права.

Конституция как Основной закон государства учреждает политическую форму существования общества, систему государственных органов, устанавливает порядок их формирования и способ функционирования, закрепляет права и свободы человека и гражданина.

Закрепляя наиболее важные общественные отношения, принципиальные положения и основополагающие устои общества, политическую форму его существования, конституция служит правовой базой для текущего законодательства. В этом законодательстве преломляются, раскрываются и конкретизируются положения конституции. Причем, важно подчеркнуть, что оно не может и не должно «развивать» или дополнять конституцию. Соответствуя Основному закону государства, текущее законодательство наполняет его положения конкретным содержанием. При этом конституционные нормы сохраняют свою определенность и высшую юридическую силу по отношению к нормам текущего законодательства.

Конституция — прежде всего юридический документ, основа государственности, законности и правопорядка. Именно в этом качестве она составляет предмет науки конституционного права.

В мировой конституционно-правовой теории нет единого взгляда на содержание Конституции. Конституции разных стран являют собой весьма пеструю картину, что отражает различие исторических условий их принятия и уровня конституционного правосознания. В Великобритании, например, вообще нет писаного основного закона, вследствие чего порой трудно определить, имеют ли те или иные акты конституционное значение (формально такого различия между законами может и не быть). В США Конституция действует более двух столетий и адаптируется к меняющимся условиям с помощью судебных толкований — тогда ее содержание выходит за рамки собственно конституционного текста. В Италии, ФРГ конституции были приняты после второй мировой войны с учетом новейшего социально-политического опыта, поэтому их содержание весьма широкое. В бывших социалистических странах (СССР, Польша и др.) конституции были подчинены идеологическим целям правящих компартий, а в развивающихся государствах эти акты в основном заимствуют модели развитых стран, часто не соответствующие местным условиям.

В то же время для мировой конституционной теории и практики характерна определенная унификация представлений о содержании современной конституции на базе утвердившихся общих взглядов на демократию. Ни у кого не вызывает сомнений, что первейшей целью и задачей конституции в любой стране должны стать гарантии прав и свобод человека и гражданина, что устройство государственной власти может быть демократическим и эффективным только при соблюдении принципа разделения властей, что народный суверенитет воплощается через представительную систему, формируемую на основе всеобщего избирательного права, и т. д. Другими словами, мировое сообщество как бы сложило определенную модель демократического государства, соответствующего принципам современной цивилизации. Эта модель указывает, что непременно должно быть включено в конституционный текст, а что является предметом вне конституционного законодательного регулирования или вообще лишним. Такая "селекция" унифицировала и рационализировала конституционную теорию, придала ей более или менее четкие границы. Новейшие конституции в бывших тоталитарных странах (России, Украине, Казахстане, Киргизии, Румынии, Венгрии, Болгарии и др.) почти откровенно базируются на этой модели, что, разумеется, не исключило в каждом случае некоторого отхода от нее с целью учета национальных политических условий.

Сам по себе термин «конституция» имеет глубокую, древнюю историю. Он происходит от латинского понятия constitutio (утверждаю, устанавливаю), которым в Древнем Риме определялись важнейшие императорские указы и установления. Значительно позже, только в XVIII веке, появляется современное понимание конституции как основного закона общества и государства.

Первыми такими документами принято считать Конституцию США 1787 года (хотя фактически первой явилась конституция одного из Северо-Американских штатов — Конституция штата Виргиния 1776 года), Конституцию Франции 1791 года, Конституцию Польши того же года. Эти и все другие конституции первой волны появились с переходом от феодального к буржуазному строю.Теоретическое обоснование необходимости конституции, разработка ее понятия, принятие первых конституций (США в 1787 г., Франция и Польша в 1791 г.) были связаны с борьбой молодой, революционной буржуазии против феодального строя и феодального права.[3] Они были призваны закрепить победу буржуазно-демократических революций и достижение их главных целей: отмену сословных привилегий, провозглашение свободы частнопредпринимательской деятельности и формального равноправия граждан, установление (как общее правило) демократического политического режима в соответствии с идеей народного суверенитета. Все это в той или иной мере имело закрепление уже в первых конституциях, а более последовательно ~ в конституциях более позднего периода, что и составляло их основное содержание.

Характеристика конституции как основного закона бросает лишь подводит нас к пониманию ее сущности. Но этого недостаточно для анализа интересующей нас проблемы, для понимания того, почему основной закон является таким, а не другим. И здесь важное значение приобретает следующий вопрос: существует ли в государстве сила, которая оказывала бы влияние на содержание конституции, предопределяла бы ее основные параметры и обеспечивала бы ее действие в заданных рамках?

На этот вопрос следует дать утвердительный ответ: такая сила существует. И сила эта, в соответствии с социологическим подходом, заключена в фактическом соотношении социальных сил, присущих всякому обществу и делающих конституцию такой, как она есть, и никакой другой. В этом плане конституция является по своей социальной сущности выражением действительного соотношения сил в стране, а сами общественные отношения, выражающие это соотношение сил, составляют фактическую конституцию. Писаная же конституция как основной закон страны является юридической конституцией, которая призвана закреплять и отражать на правовом уровне конституцию фактическую[4] . В том случае, если юридическая конституция соответствует фактической, совпадает с ней, основной закон носит реальный характер, он подкреплен не только формально-юридическими механизмами обеспечения, но действительным (фактическим) соотношением сил в обществе. Если же фактическая и юридическая конституции не совпадают, последняя в этом случае носит фиктивный характер, превращается в пустую бумажку и в лучшем случае является свидетельством ничем не подкрепленных конституционных иллюзий определенной части общества; иллюзий, которые в любой момент могут быть сметены реально существующей в обществе социальной силой, подавлены и уничтожены армией и пушками.

В разграничении понятии фактической и юридической конституции состоит основной смысл социологического подхода к анализу сущности этого сложного общественно-политического явления. Его рациональность очевидна, так как позволяет выявить глубинные конституционные истоки, коренящиеся в реальных общественных отношениях, закрепить на высшем правовом уровне значительно более широкий крут важнейших общественных отношений, чем это имело место, например, в Конституции США. Следует однако признать, что ни во второй половине XIX века, ни на протяжении первых десятилетий XX столетия такой подход в чистом его виде не получил своего практического конституционного воплощения. И это объясняется прежде всего тем, что в соответствующий период он претерпел существенные деформации под влиянием марксистко-ленинской идеологии классовой борьбы. В результате сущность конституции стала рассматриваться исключительно сквозь призму классовой борьбы как юридическое средство закрепления ее итогов, показатель победы одного класса #ад другим, то есть одной части общества над другой. Именно с этих политико-идеологических позиций разрабатывались и принимались все ранее действовавшие в нашей стране советские конституции, равно как и конституции бывших социалистических стран Восточной Европы.

Современный подход, характерный для конституционализма стран развитой демократии, основан не признании того фактора, что сущность конституции демократического государства должна проявляться в юридическом закреплении согласованных интересов и воли всех социальных групп, наций и народностей, составляющих государственно-организованное общество. Согласование, приведение к общему знаменателю соответствующих интересов и воли различных групп общества происходит на основе объективно складывающегося соотношения социальных сил в обществе. Однако показателем этого соотношения и его результатом должна быть не классовая, национально-этническая, религиозная или иная борьба одной части общества с другой, а достижение гражданского мира и согласия в обществе. Сущностная же характеристика конституции в этом случае проявляется в том, что она является юридически узаконены балансом интересов всех социальных групп общества.

Поэтому и в юридическом плане конституция - это основной закон не только государства, но и общества. Она должна выражать интересы не только и не столько государства или какой бы то ни было ветви государственной власти, сколько гражданского общества в целом. Оставаясь выражением сложившегося соотношения сил, она является показателем не их противостояния и борьбы, не выражениям воли господствующий социальной силы в лице определенного класса, партии и т. п., а мерой свободы, достигнутой в обществе и являющейся достоянием всего общества, каждого его члена. В этом как раз и состоит не только социологический, но и общегуманистический подход к сущности конституции с позиции признания приоритета интересов и самоценности человеческой личности, других общедемократических и общегуманистических идеалов.

Наоснове проведенного анализа сущности конституции можно дать и определение этого понятия. Конституция - это обладающий высшей юридической силой основной закон государства и общества, закрепляющий в соответствии с объективно сложившимся соотношением социальных сил согласованную волю всех социальных групп общества и являющийся мерой достигнутой свободы, правовым выражением баланса политических, социально-экономических, национально-этнических, религиозных, личных и общественных иных интересов в гражданском обществе и правовом государстве.

Таким образом, понятие Конституции чрезвычайно сложно выразить в краткой дефиниции, имеющей универсальное значение, необходим учет ее различных аспектов, причем в зависимости от конкретных обстоятельств тот или иной срез может оказаться превалирующим и играть доминирующую роль в интерпретации соответствующего конституционного положения.

Конституция есть основной закон государства. Она регламентирует также основы социально-экономической и духовной жизни общества и его политической системы. При этом, однако, несмотря на широту ее нормативного содержания. Конституция не представляет собой всеобъемлющего акта, который отличался бы завершенностью или системной законченностью, ибо регулирует, причем нередко в достаточно общих чертах, лишь наиболее важные сферы общественных отношений. В ней возможны явные или скрытые пробелы, в принципе неизбежные в любой Конституции, а также действительные или мнимые противоречия. Их преодоление, конкретизация конституционных положений, в том числе и в процессе правоприменения, или детальное урегулирование многих сфер общественных отношений осуществляется иными правовыми средствами и способами, которые должны быть адекватны духу и букве основного закона.

1.2 Виды конституций

Многообразие конституций, явившееся следствием длительного исторического развития, требует их классификации по каким-то существенным признакам.

По формам закрепления государственного устройства конституции подразделяются на федеральные и унитарные. Федеральная конституция закрепляет принципиальные устои образования федеративного государства: цели объединения субъектов в единый государственный союз, государственно-правовой статус целого и частей (федерации и субъектов), разграничение полномочий между ними. Федеральными являются конституции США, Германии, России, Индии, - унитарными – конституции Италии, Испании, Китая, Франции, республик в составе России[5] .

В зависимости от соответствия или несоответствия тем фактическим общественным отношениям, которые сложились и господствуют в обществе, конституции подразделяются на фиктивные и действительные. Фиктивные конституции не выражают общественные отношения, которые функционируют в стране. Они оторваны от действительности и сугубо формальны. Действительные же конституции являются адекватным выражением и воплощением фактических общественных отношений, которые сложились в обществе. Именно они служат правовым критерием социальной природы политической власти и государства, способа их организации и деятельности на соответствующей территории, фактического статуса человека и гражданина.

Различаются, например, писаные и неписаные конституций. В большинстве стран мира существуют единые писаные конституции, принимаемые в определенном порядке. В наше время сложилось общее представление о необходимости принимать конституции именно в такой форме. Но есть страны (Великобритания, Швеция и др.), в которых под конституцией понимают несколько правовых актов и даже обычаи (конституционные соглашения), а единого писаного акта нет. Такая система, сложившаяся в конкретных исторических условиях, отнюдь не свидетельствует о слабости конституционного строя в этих государствах - напротив, этот строй часто гораздо прочнее, чем, например, в странах, где писаные конституции меняются "как перчатки".

Конституции классифицируются по порядку принятия. Различаются октроированные (дарованные сверху) конституции — обычно так называют те основные законы, которые были "дарованы" народу монархом (Лихтенштейн, Непал). Такой характер носили также конституции, данные Великобританией своим колониям в ходе деколонизации африканского континента.

Общепризнанные легитимные способы принятия конституции— с помощью учредительного собрания и референдума. Первым способом, например, была принята ныне действующая Конституция США (Конституционным конвентом в 1787 г.), а также Италии 1947 г.), Индии (1948 г.), Болгарии т Румынии (1990, 1991 гг.), а вторым — Франции (1958 г.). Всенародное голосование (референдум) стало способом принятия Конституции Российской Федерации 12 декабря 1993 г. Но в подавляющем большинстве государств политические условия позволяли принимать конституцию обычным парламентским путем, хотя после этого они иногда выносились на референдум (Испания, 1978 г.).

Отмеченные способы принятия конституции сами по себе не свидетельствуют о большей или меньшей легитимности. Каждый из них так или иначе связан с тайным голосованием избирателей, а следовательно, обеспечивает волеизъявление народа. К этому не имеют отношения пародии на "всенародное обсуждение" конституции, свойственные тоталитарному государствуй - когда с помпой собираются сотни тысяч "поправок" к проекту, а учитывается, и то формально, менее десятка. Именно так обставлялось, например, принятие советской Конституции в 1977 Т.

С порядком принятия конституции связан термин "харизматическая конституция" (от греческого слова "харизма" - божественный дар). Этим термином обозначают конституцию, в разработке и принятии которой ведущую роль играет одаренный политический лидер, имеющий большое влияние, или диктатор той или иной страны, своей личностью окрашивающий политический режим. В коммунистических государствах на эту роль претендовали генсеки правящих партий, вследствие чего в СССР, например, в свое время утвердились термины "сталинская Конституция", "брежневская Конституция". Но это возможно ив демократических странах. Во Франции, «например, смена парламентской формы правления на президентскую в 1958 г. произошла благодаря усилиям генерала де Голль, вследствие чего и Конституция получила название "деголлевской". Возможно, по аналогии с этим Конституция Российской Федерации 1993 г, будет названа «ельцинской».

По порядку изменения различаются конституции "гибкие" и "жесткие". Первые изменяются и дополняются так же, как обычные законы — таких теперь немного; вторые — с соблюдением определенных условий (рассмотрение поправки спусти определенное время после ее внесения, наличие квалифицированного большинства, обязанность ратификации субъектами федерации и др.), т. е. создаются трудности на пути внесения изменений и поправок. В СЩА, например, за более чем двухсотлетнюю историю Конституции в нее включили только 27 поправок, хотя обсуждалось несколько тысяч. К числу "жестких" конституций слезет отнести и Конституцию Российской Федерации; "Жесткий" порядок способствует большей стабильности конституции, хотя решающее значение здесь имеют политические условия.

В правовой литературе встречаются также классификации, где и конституции делятся на монархические и республиканские, унитарные и федеративные, но по существу это повторение классификации основных форм правления и форм государственного устройства, которые составляют самостоятельный институт конституционного права.

Различаются постоянные и временные конституции. Последние характерны для переходных периодов, обычно наступающих после государственных переворотов.


2. СУЩНОСТЬ КОНСТИТУЦИИ

2.1 Основные подходы к определению сущности Конституции

Если понятие конституции определяет те общие черты, которые выделяют ее как особое правовое явление, то раскрытие сущности конституции связано с познанием ее глубинной природы, с решением вопроса о том, чью волю конституция выражает.

Вместе с тем само по себе содержание конституции далеко не всегда отвечает на вопрос о главном назначении этого документа, о его внутренней политической и правовой природе (ведь не случайно Наполеону приписываются слова, что язык закона должен быть таким, чтоб с его помощью можно было скрыть истинное сот держание закона). Главное в характеристике конституции любого государства - это ее сущность.

Несмотря на различие конкретных подходов и характеристик, под конституцией обычно понимали и понимают законодательный акт, которым определяется организация высших органов государства, порядок призвания их к отправлению своих функций, их взаимоотношения и компетенция, а также основы положения индивида по отношению к государственной власти[6] . С формальной точки зрения конституция может совпадать с иными законами государства, но в практике современного конституционализма она обычно отличается от них по способу издания, внесения изменений и дополнений, а юриспруденцией признается ядром правовой системы соответствующего государства. Она обладает высшей юридической силой и поставлена над иными законами и нормативными актами, определяет деятельность законодательной, исполнительной и судебной власти.

Одним из распространенных представлений является трактовка сущности Конституции как общественного договора. Предполагается, что все члены общества заключили договор, воплощенный в Конституции, о том, на каких основах учреждается данное общество, по каким правилам оно живет. По этим концепциям Конституция - выражение суверенитета народа, проявление его единой воли.

Теологические теории видят сущность Конституции в воплощении божественных предписаний человеческому обществу о правилах жизни, считают, что в ней воплощаются идеи высшей справедливости, разума.

Марксистско-ленинская теория, которая являлась теоретической основой советской государственно-правовой науки, усматривала сущность Конституции в том, что она выражает волю не всего общества, не всего народа, а волю господствующего класса, т.е. что Конституция является классовой по своей сущности.

Классическое для сложившейся в советский период конституционно-правовой доктрины определение сущности конституции было дано В.И. Лениным в работе "Как социалисты-революционеры подводят итоги революции и как революция подвела итоги социалистам-революционерам":

"Сущность конституции в том, что основные законы государства вообще и законы, касающиеся избирательного права в 'представительные учреждения, их компетенции и пр., выражают действительное соотношение сил в классовой борьбе"[7] . Гипертрофия классового подхода и классовых оценок, проявившаяся в данном определении и во многом оправданная для соответствующего исторического периода, до последнего времени оставалась неизменной в конституционно-правовой доктрине нашей страны. Между тем вступление человеческой цивилизации в "межформационную фазу" настойчиво требовало существенных корректив в подходах к оценке сущности современных конституций. Характерные для индустриальной цивилизации общие проблемы и противоречия объективно обусловливают возрастание значения общих для всего народа ценностей и интересов. Современные конституции независимо от особенностей различных государств не могут не закреплять присущие всему обществу ценности и интересы, имеющие общее значение для всех классов и социальных слоев.

С позиций современного опыта можно утверждать, что для адекватной оценки сущности конституции необходим учет ее проявлений как внутри страны, так и в сфере международных отношений. В сущности конституции отражаются не только ее связи с социальной структурой общества или характером и организацией власти и управления делами общества и государства, но и занимаемое государством в международном сообще-

При этом сущность конституции не есть нечто раз и навсегда данное и неизменное. На различных этапах общественного развития она претерпевает значительные изменения. Они объективно обусловлены социальной структурой общества, потребностями его демократизации, характером международных отношений, которые нуждаются в адекватном восприятии в теории и практике конституционного строительства. А это требует новых подходов, преодоления устаревших или не оправдывающих себя взглядов и представлений, которые тормозят' переосмысление концепции общественно-исторического прогресса и роли в нем конституции. В практически-политическом плане речь идет в настоящее время о закреплении в основном законе такого видения общественного прогресса, которое способно наиболее полно раскрыть гуманистический потенциал общества.

Между тем в государственно-правовой теории до недавнего прошлого неизменным оставался акцент не на цели, ценности и интересы, свойственные обществу и его членам независимо от их классовой принадлежности, а на пролетарски-классовый подход к оценке сущности и содержания основного закона. Гипертрофия классовых оценок в их нередко вульгарно социологическом истолковании вела к обеднению сущностных характеристик конституции, игнорированию и даже прямому противостоянию новой системе закономерностей социально-исторического развития как в национальном, так и в интернациональном масштабах. Не случайно законодательство в течение десятилетий предусматривало, а наука и массовое общественное сознание оправдывали неприятие и даже насильственное подавление "классово чуждых" интересов, не вписывавшихся в изжившую себя модель общественного развития. Впрочем, рецидивы такого подхода не изжиты и по настоящее время.

Сказанное не означает исчезновения или растворения классовых интересов или соответствующих оценок сущности конституции. Но несомненно, что воплощенные в ней интересы и потребности различных классов и социальных слоев не могут быть осуществлены в противопоставлении с общенародными интересами и потребностями. Именно эти интересы способны интегрировать общество и направить активность его различных социальных и национальных структур в русло общих закономерностей социально-исторического прогресса.

В этом контексте конституция может и должна выступать в качестве юридически узаконенного баланса интересов всех классов и социальных слоев общества, а также наций и этнических групп, образующих единую государственно-правовую общность – многонациональный народ Российской Федерации, от имени которой выступает государство. Не узкоклассовые вожделения, а справедливое сочетание и взаимодействие разнообразных интересов, существующих в государстве, благо народа должны быть основой конституции.

Иными словами, объяснение сущности Конституции определяется отношением исследователя к прошлому и настоящему теории классовой борьбы и форм ее проявления в социальной практике, а также роли государства в этой борьбе. Если в качестве методологической основы исследования в современных условиях принять теорию классовой борьбы, то государство действительно выступает не чем иным, как машиной классового подавления, находящейся в распоряжении господствующего класса, осуществляющей свои функции посредством насилия, а конституция является политико-правовым воплощением результатов этой борьбы и способом поддержания классового господства.

Если же методология исследования определяется идеей социального сотрудничества, то государство должно способствовать достижению общественного согласия и компромисса, формированию баланса многообразных интересов, имеющихся в обществе. Соответственно и Конституция в этом случае выступает как легитимация социального согласия и партнерства, гражданского мира, а не как средство достижения победы того или иного класса. "Общечеловеческое предназначение государства в более широком смысле состоит в том, чтобы быть инструментом социального компромисса, смягчения и преодоления противоречий, поиска согласия и сотрудничества различных слоев населения и общественных сил; обеспечения общесоциальной направленности в содержании всех осуществляемых им функций"[8] .

2.2 Сущность Конституции Российской Федерации

Преамбула Конституции Российской Федерации начинается со слов "Мы, многонациональный народ Российской Федерации..." Понятия "многонациональный народ", "власть народа" неоднократно встречаются в тексте Конституции Российской Федерации, но в ней невозможно найти понятия "класс", "классовое господство". Напротив, в ней содержатся прямые запреты на разжигание социальной и иной розни. В статье 13 Конституции такой запрет адресован общественным объединениям, а в статье 29 – каждому, то есть всем физическим лицам, включая граждан, иностранцев или лиц без гражданства, пребывающих на территории России. Весьма определенно "внеклассовый" характер Конституции России выражен в ее положениях, посвященных свободе и правам человека. Речь идет именно о правах человека безотносительно к его социальному статусу. Конституция пользуется терминами: "человек", "все", "каждый", "личность", "лицо", "никто", "гражданин", "граждане и объединения граждан", "дети", "трудоспособные дети", "родители", "нетрудоспособные родители", "население", "должностное лицо", "обвиняемый", "гражданин Российской Федерации, обладающий гражданством иностранного государства", "иностранный гражданин", "лицо без гражданства" и др., но в ней нет понятий "классы", "рабочие", "крестьяне", "классовая борьба" и пр. Нивелировке классовых различий служит и провозглашение Российской Федерации социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (часть 1 статьи 7 Конституции РФ).

В результате взаимодействия интересов различных социальных слоев и групп населения, политических и этнических общностей формируются общие для всего народа интересы, которые и обусловливают волю народа, лежащую в основе Конституции и определяющую ее общеобязательность. Интересы многонационального народа России есть не простое сложение интересов индивидов или их ассоциаций, а нечто новое, складывающееся в результате диалектического взаимодействия всего многообразия интересов, связывающих общество воедино. Непременной характеристикой этого общего интереса и лежащей в его основе общей воли народа является то, что в этом интересе находят выражение перспективы общественного развития[9] .

В более конкретном плане применительно к Конституции речь, как представляется, идет о ее программном характере. Конституция представляет собой продуманную модель организации социума, и в этом смысле она есть определенная программа, которая носит для всех субъектов права юридически обязательный характер. Программные свойства действующей Конституции Российской Федерации выражаются в различных формах.

Во-первых, в самой Конституции содержится указание на конкретные цели, преследуемые Конституцией и ее нормами. К примеру, в преамбуле Конституции содержится положение о "стремлении обеспечить благополучие и процветание России". Дважды термин "цель" встречается непосредственно в тексте Конституции в статьях 13 и 55, согласно которым к числу постоянно защищаемых ценностей относятся основы конституционного строя, нравственность, здоровье, права и законные интересы граждан, обороноспособность страны и безопасность государства, которые можно рассматривать и как определенные критерии правоустановительной и правоприменительной деятельности государства, его органов и должностных лиц.

Во-вторых, в Конституции закреплены такие положения, которые, будучи нормами прямого действия, в то же время заключают в себе определенную программу. В частности, статья 1 Конституции провозглашает, что Российская Федерация есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. Однако и демократия, и правовое государство не есть нечто застывшее в своем развитии, это не конечный результат, а движение, процесс, который не может игнорироваться государством без риска утраты своей легитимности. Еще более определенно программный характер Конституции выражен в упомянутой статье 7, согласно которой Россия есть социальное государство. В данной статье прямо говорится о том, что политика государства направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В каждый данный момент мера должного, объем и виды этих условий определяется самим государством в лице законодательной или исполнительной власти, а в случае возникновения конституционного спора – Конституционным Судом.

В-третьих, нормы Конституции в соответствии с представлениями ее создателей служат формированию необходимых предпосылок социально-исторического прогресса. Несомненно, что в данное время и в данной стране возможна только та конституция, которая соответствует условиям ее социальной и политической жизни. Юридическая конституция должна соответствовать фактической конституции, сложившимся в обществе конституционным отношениям. В противном случае самые совершенные юридические формулы останутся не более чем фикцией. Конституция, если она не фиктивна, вбирает в себя эти условия и предписывает всем субъектам права нормы поведения, соответствующие этим условиям. Но одновременно конституция в той мере, в какой она соответствует объективным закономерностям общественного развития, открывает простор для развития этих условий; в противном случае она может стать не стимулятором, а тормозом общественного прогресса. Разумеется, речь идет не о том, что в конституции нарисован какой-то идеальный образ будущего, а лишь о том, что зерна будущего должны быть посеяны в настоящем, ибо оно всегда вырастает из настоящего.

Предлагаемый подход к оценке сущности конституции не носит абстрактно-теоретический характер. Он основывается на Конституции Российской Федерации, получил прямое позитивное закрепление в тексте Основного Закона и соответствует истолкованию его нормативного содержания. Другой вопрос, в какой мере народ (либо часть народа, участвовавшая в референдуме 12 декабря 1993 года) осознавал свои действительные интересы. Обязанность государства, его органов и должностных лиц всегда следовать воле народа или его представителей, выраженной в законе или на референдуме, не тождественна безошибочности решения, освященного волей народа.

Обратимся, однако, к тексту Конституции России. Как отмечалось, начинается она словами: "Мы, многонациональный народ Российской Федерации..., принимаем настоящую Конституцию Российской Федерации". Тем самым волей народа легитимируется та модель организации власти, суверенитета, свободы и прав человека, которая получила закрепление в Основном Законе. Согласно его статье 3 "носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ". И далее в названной статье Конституции определяются формы осуществления народом своей власти: непосредственно – через референдум и свободные выборы и опосредованно – через органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также запрещается присвоение власти кем бы то ни было за исключением специально уполномоченных на то органов и должностных лиц.

Из изложенных положений Конституции в зависимости от аспектов исследования возможны различные выводы. Не претендуя на полноту суждений и с учетом только той проблемы, которая составляет предмет изучения, обратим внимание на следующее. Прежде всего надо подчеркнуть, что народ является субъектом конституционных правоотношений, в которых обязанной стороной выступают государство, его органы и должностные лица, а также все иные субъекты права, на которых распространяется запрет на захват власти или присвоение властных полномочий под угрозой преследования по федеральному закону.

Народ обладает учредительной властью, которая не может передаваться кому бы то ни было. Государственная же власть – законодательная, исполнительная или судебная – это власть, учреждаемая народом, действующая от имени народа, им уполномоченная. Отсюда следует, что государственный суверенитет вторичен по отношению к суверенитету народа, поскольку пределы государственной власти, ее "свободного" усмотрения определяются народом и не могут быть нарушены государством без риска утраты своей легитимности.

Народ передает государству не саму власть, а право на власть. В силу этого осуществление власти ее конкретными носителями оправдано постольку, поскольку они выражают воплощаемые в Конституции интересы народа в принимаемых ими актах законодательной, исполнительной и судебной власти.

Как представляется, конституционная реформа была призвана прежде всего юридически обеспечить примат общества перед государством. Проблема состоит в конституционном закреплении приоритета гражданского общества и определении форм его самоуправления. В данном контексте может оказаться полезной концепция двойственной социально-юридической природы Основного Закона. Конституция может и должна выступать основным законом государства, регламентирующим поведение субъектов права. Но одновременно в ней должны быть заложены качества основного закона общества, установленного народом и регламентирующего деятельность государства, который определяет пределы государственной власти и гарантирует общество и его структуры от произвола государства. В самом деле, действующая Конституция России закрепляет принцип политического плюрализма и провозглашает свободу деятельности общественных объединений, регулирует отношения собственности, брака, семьи, образования, творчества, культуры и т.п. и тем самым устанавливает некоторые принципы и нормы организации и функционирования общества. И в силу этого она выступает основным законом не только государства, но и общества.

В связи с этим надо говорить и о конституционных гарантиях от режима личной власти, не подконтрольной народу и создаваемым им органам, от верховенства аппарата над выборными органами власти народа. Проблема состоит в юридическом закреплении такой социально-экономической и государственной структуры, которая сделала бы невозможным возникновение культа личности, авторитарности, сохранение командно-административных методов управления обществом. Формула народного суверенитета, провозглашенная в статье 3 Конституции Российской Федерации, должна быть наполнена реальным содержанием. На это особенно важно обратить внимание в связи с тем, что Конституция Российской Федерации не содержит достаточных гарантий от авторитаризма, основывающихся не на личных качествах человека, избранного на должность Президента России, а заложенных в самой системе организации власти. Главной формой воплощения народовластия и гарантом демократического развития общества являются не исполнительная или судебная власть, не президент или правительство, а народное представительство. Именно в актах народного представительства, а не в указах и распоряжениях президента или постановлениях правительства, выражается воля народа.

В условиях авторитаризма общество ставится в зависимость от личности президента. Энергичный и талантливый глава государства способен при этом более последовательно проводить социальные, экономические и политические преобразования. Но поле для личного усмотрения и административного произвола, являющихся антиподом конституционного государства, слишком широко, ибо конституция не гарантирует общество от возможного произвола государства и его агентов.

Но это только один из аспектов сущностной характеристики конституции – негативный. Между тем есть и другой – позитивный – аспект, ибо социальное и юридическое назначение Основного Закона не сводится лишь к гарантированию общества от развития неблагоприятных процессов и тенденций или от дестабилизации его социально-экономической и политической природы. Главное на современном этапе конституционного строительства – в адекватном определении форм экономической, политической, социальной и духовной организации общества, способных обеспечить его саморегуляцию и саморазвитие. Конституция должна быть основным правопорядком государственной и общественной организации взаимодействия людей и их объединений, а также способом интеграции социальной активности субъектов общественного действия в русло совместно определяемых всем обществом и закрепляемых в самой конституции целей.

В связи с этим прежде всего возникает проблема пределов конституционного регулирования. Западные конституции в своих прежних классических формах традиционно ограничивались установлением системы государственных органов и их компетенции, а также закреплением статуса личности, главным образом ее политических и личных прав и свобод. Конституционная доктрина и практика нашей страны изначально строились на значительно более широком толковании пределов конституционного регулирования общественных отношений. Общеизвестно, что в Конституции РСФСР 1918 года в качестве ее первого раздела была помещена Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа, тем самым в орбиту конституционного регулирования включались не только политическая, но и экономическая и социальная системы общества.

Современный этап конституционного строительства требует переосмысления пределов конституционного регулирования. Прежде всего в задачу конституции не входит нормативное определение детальных перспектив общественного развития. Общество пришло к осознанию того, что не нужно выдумывать заманчивый образ будущего и потом навязывать его жизни.

Но конституция, будучи результатом субъективной деятельности людей, должна быть объективной по содержанию. Общество нуждается в том, чтобы в конституции с учетом ее относительной стабильности и стимулирующего воздействия на прогрессивные общественные отношения были закреплены основные закономерности не только политического, но и экономического, социального и культурного развития общества и взаимодействия его структур. Современная конституция не есть лишь способ или форма регламентации отношений между личностью и государством, определения их взаимных прав и обязанностей, это продуманная модель организации всех сфер жизни социума. Степень конкретизации в каждой из этих сфер различна – от детального определения организации государственной власти до провозглашения лишь общих принципов, на которых основываются экономическое развитие или культура.

Необходимо иметь в виду, что экономика и политика, а также социальное развитие и культура тесно взаимосвязаны и взаимозависимы. Между ними возможны только определенные комбинации. По замечанию лауреата Нобелевской премии по экономике (1976 г.) М.Фридмана, "не известно ни одно существовавшее когда-либо и где-либо общество, которое отличалось бы большой степенью политической свободы и в то же время не пользовалось бы для организации значительной части экономической деятельности неким подобием свободного рынка"[10] . Политическая свобода предполагает такую экономическую организацию общества, которая сама основана на свободе участников экономических отношений[11] . Напротив, жесткое централизованное планирование, сопряженное с принуждением участников экономических отношений, ведет к сужению политической свободы, что влечет за собой слияние экономической и политической власти, и они не могут служить взаимным противовесом.

В контексте нового Основного Закона Российской Федерации речь идет прежде всего о конституционной регламентации суверенитета (народного, национального и государственного) с присущими ему суверенными правами и разграничении компетенции между Российской Федерацией и ее субъектами. Проблема состоит в выработке конституционных гарантий зависимости государственной власти от волеизъявления народа и одновременно – в конституционном обеспечении ее суверенности от власти иных социальных структур, прежде всего политических партий.

Действующая Конституция Российской Федерации основывается на доктрине делегирования народом своей власти, точнее – права на власть, которым пользуются органы государства и должностные лица, осуществляя принадлежащие им по Конституции и законам полномочия. С этой точки зрения народ, избирая депутатов Государственной Думы, Президента Российской Федерации и т.п., делегирует им не всю полноту своей власти. Это так называемое простое делегирование: законодательному органу передается конституционная власть, которая может и должна осуществляться в предусмотренных конституцией формах и установленных ею пределах. Не случайно согласно статье 135 Конституции Федеральное Собрание не вправе пересматривать положения глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации. Оно обладает лишь конституционной властью действовать в соответствии с положениями Основного Закона, содержащимися в указанных главах Конституции, но не может менять их. Учредительная власть сохраняется за народом.

В отличие от простого делегирования чрезвычайное делегирование означает предоставление права изменять существующие конституционные положения специальному органу, созываемому народом и обладающему специальным поручением. Этот орган представляет по существу чрезвычайный конвент, или учредительное собрание, которое по выполнении возложенной на него задачи прекращает свое существование. Так, согласно Конституции, если предложение о пересмотре положений глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации будет поддержано тремя пятыми голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, то в соответствии с федеральным конституционным законом созывается Конституционное Собрание.

Конституционное Собрание либо подтверждает неизменность Конституции Российской Федерации, либо разрабатывает проект новой Конституции Российской Федерации. Такой проект может быть принят самим Конституционным Собранием двумя третями от общего числа его членов или вынесен на всенародное голосование (статья 135). Что же касается поправок к главам 3–8 Конституции Российской Федерации, то они принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации (статья 136 Конституции).

Конституционный Суд Российской Федерации, обратившийся к этой проблеме в связи с запросом Государственной Думы о толковании статьи 136 Конституции РФ, пришел к выводу, что положения статьи 136 Основного закона могут быть реализованы только в форме специального правового акта о конституционной поправке, имеющего особый статус и отличающегося как от федерального закона, так и от федерального конституционного закона. Согласно п. 1 резолютивной части постановления суда от 31 октября 1995 года поправки в смысле статьи 136 Конституции РФ принимаются в форме особого правового акта – закона о поправке к Конституции Российской Федерации, который, как известно, текстуально не закреплен в Конституции Российской Федерации, но, по мнению Суда, вытекает из нее[12] .

Как видим, теория делегирования власти в современной конституционной практике России имеет свои модификации, но общая ее посылка остается прежней: учредительная власть отлична от власти законодательной. Как и последняя, она имеет своим источником народ, но для ее делегирования требуется прямое волеизъявления народа в форме избрания делегатов Конституционного Собрания и его созыва в установленном законом порядке, а не в форме обычных выборов.

Истины ради отметим, что данная теория, смысл которой сводится к тому, что право создавать конституцию принадлежит только собранию, специально избранному для этого, либо самому народу, не имела в прошлом и не имеет теперь всеобщего признания. Напротив, конституционная практика многих государств исходит из того, что вопрос об изменении конституции является лишь вопросом процедуры, который с успехом может быть решен обычной законодательной властью. В начале нынешнего столетия видный французский государ-ствовед М.Ориу писал, что "эта теория делегирования учредительной власти, являвшаяся логическим дополнением доктрины делегирования суверенитета и имевшая в свое время огромный успех, в настоящее время совершенно дискредитирована"[13] . В немалой степени эта позиция обусловливалась тем, что теория делегирования учредительной власти не раз проявляла себя в прошлом в качестве опасного орудия диктатуры. Тот же М.Ориу писал, что нет гарантий от того, что какая-либо политическая организация или какой-нибудь глава государства не возьмут инициативу пересмотра конституции, прибегнут к плебисциту, чтобы добиться делегирования необходимого мандата от народа и затем снова подвергнуть плебисциту сочиненную ими конституцию. Посредством такого ловкого фокуса делегирование национального суверенитета приведет к диктаторской конституции[14] .

Представляется, что это опасение имеет под собой достаточно серьезные основания и не может игнорироваться и теперь. Тем не менее после второй мировой войны данная доктрина получила более широкое признание. Конституционная практика ряда государств вновь вернулась к ней и с теми или иными модификациями закрепила ее в текстах основных законов.

Согласно Конституции Российской Федерации учредительная власть принадлежит народу, он является единственным источником власти и носителем суверенитета (статья 3). Никакой орган или должностное лицо не могут претендовать на осуществление учредительной власти, которая выражается в том, что только народ может принять решение о конституционном проекте, одобрив либо отвергнув его, или избрать Конституционное Собрание (Учредительное собрание, Национальное собрание, конституанту), предоставив ему право на создание конституции. Но и в этом случае учредительная власть остается за народом, поскольку участники Конституционного Собрания остаются лишь представителями учреждающего народа. Конституционное Собрание может само принять новую Конституцию лишь при условии, что оно специально уполномочено народом на принятие Конституции. В противном случае проект Конституции выносится на всенародное голосование.

Таким образом, законодательная, исполнительная и судебная власть есть не учредительная, но учреждаемая власть, пределы которой ограничены суверенной волей народа, выраженной в Конституции, особенно в тех ее положениях, которые составляют фундаментальные основы конституционного строя и отражают природу и внешний облик политической и правовой организации народа. С другой стороны, общество стоит перед настоятельной необходимостью формирования надежного механизма сочетания и взаимодействия суверенитета Российской Федерации и компетенции республик, а также краев, областей, автономных образований в ее составе. Основой такого разграничения выступает Конституция Российской Федерации, Федеративный и иные договоры о разграничении предметов ведения и полномочий (статья 11, часть 3 Конституции РФ).

В принятых республиками декларациях о государственном суверенитете провозглашается верховенство республиканских конституций и законов на всей их территории. Одновременно некоторыми из них устанавливается, что действие актов Российской Федерации, вступающих в противоречие с суверенными правами республик, ими на своей территории приостанавливается. Конституция и Федеративный договор основаны на признании верховенства актов республик, принимаемых в пределах их полномочий, с одновременным признанием верховенства актов Российской Федерации, принимаемых по вопросам, переданным республиками в ведение общефедеральных органов. Согласно статье 73 Конституции РФ вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти.

Практическая реализация декларируемого некоторыми республиками права нуллификации федеральных актов, то есть их аннулирования или признания недействительными, способна подорвать федеративную основу России, которая в этом случае рискует трансформироваться из государственно-правового образования в международно-правовое объединение. Гарантией от подобного искажения государственно-правовой природы Российской Федерации выступает норма статьи 4 Конституции, согласно которой суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию, и в силу этого федеральная Конституция и федеральные законы имеют на этой территории верховенство. Весьма определенно содержание статьи 76 Конституции Российской Федерации: федеральные конституционные законы и федеральные законы, принимаемые по предметам ведения Российской Федерации, имеют прямое действие на всей территории РФ, то есть не нуждаются в ратификации или какой-либо иной форме подтверждения субъектами РФ; вне пределов ведения РФ и совместного ведения РФ и ее субъектов последние осуществляют собственное правовое регулирование; законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения РФ и по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов, а в случае такого противоречия действует федеральный закон.

Вместе с тем в статье 76 (часть 6) Конституции РФ установлено следующее правило: в случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным по предметам ведения субъекта РФ и в пределах его полномочий, действует нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации. Из этого правила не вытекает право субъекта РФ нуллифицировать федеральный закон, даже если, по мнению субъекта РФ, федеральный законодатель вышел за рамки своих полномочий и вторгся в ту сферу, урегулирование которой по Конституции принадлежит властям субъекта Российской Федерации. Для разрешения разногласий между федеральными органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов Российской Федерации Президент РФ может использовать согласительные процедуры. Если согласованное решение не достигнуто, Президент РФ может передать разрешение спора на рассмотрение соответствующего суда (статья 85 Конституции РФ), который и обладает правом нуллифицировать не соответствующий федеральной Конституции закон или иной правовой акт.

Новому видению социального и политического назначения конституции и современному мировому конституционному опыту соответствует закрепление в Основном Законе общих принципов организации и функционирования экономической, политической, социальной систем. В Российской Федерации гарантируется единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности, конституционно признается равноправие разнообразных форм собственности.

В политической сфере с учетом современного опыта конституционного развития закреплено правовое государство, разделение законодательной, исполнительной и судебной власти, достаточно четкое разграничение функций государственных и общественных органов и организаций, политический и идеологический плюрализм, следовательно, конституционность оппозиции при соблюдении ею установленных Конституцией условий (статья 13, часть 5), широкое народное самоуправление на основе сочетания интересов различных самоуправленческих структур и граждан.

Конституционное воздействие на социальную систему сводится к провозглашению Российской Федерации социальным государством (статья 7).

Конституционное провозглашение России социальным государством вызвало неприятие со стороны ряда участников Конституционного совещания, позицию которых наиболее выпукло выразил С.С.Алексеев. По его мнению, на завершающем этапе работы над проектом Конституции РФ в нем появились "известные просоветские элементы, т.е. элементы, связанные с советским видением Конституции... Появилось "социальное государство", а это уже идеологический подход, потому что "социальное государство" – это социал-демократическое видение всей этой материи. В нас еще сильны постулаты прежней идеологии"[15] .

По существу в Конституции закрепляются принципы гуманизма, предполагающие сочетание и взаимодействие индивидуального и коллективного начал в организации общественной жизни, взаимную ответственность общества и личности, обеспечение условий для развития социальной и интернациональной природы общества в соответствии с объективными закономерностями исторического прогресса, а не субъективным усмотрением отдельных лиц или группировок и создаваемыми ими моделями. В соответствии со своим видением потребностей демократического развития общества создатели Конституции закрепили в ней также положения об организации государственной власти, национально-государственном устройстве и некоторые иные традиционные для мировой конституционной практики институты.

Важнейшее место в Основном Законе занимают права и обязанности человека и гражданина, определяющие сферу индивидуальной автономии личности и закрепляющие взаимные обязательства государства и гражданина. Можно отметить деидеологизацию закрепляемых в Конституции прав и обязанностей, упрочение системы юридических гарантий, стремление создать более надежный правовой механизм их осуществления и т.п. Основными по своему значению и месту в системе общественных ценностей стали право на собственность, на свободу экономической деятельности, право на здоровую окружающую среду, свобода информации, право на подачу конституционной жалобы, обязанность платить налоги и др., что также нашло отражение в действующей Конституции РФ. Небезынтересно отметить, что в главе 2 "Права и свободы человека и гражданина" Конституции Российской Федерации содержится 48 статей, тогда как в соответствующих частях Конституции РСФСР 1937 года содержалось 16 статей, а в Конституции РСФСР 1978 года – 37 статей.

Проблема, однако, не сводится лишь к количественным изменениям в системе прав и обязанностей личности или закреплению в Основном Законе конституционных обязанностей государства, главное место среди которых занимает обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина (статья 2 Конституции РФ). В широком социальном и юридическом плане речь идет о превращении прав и обязанностей человека и гражданина из средства и способа регулятивного воздействия на общественные отношения извне в часть правового механизма внутренней саморегуляции и саморазвития общества, высшую ценность которого составляет человек, его права и свободы.

Тем самым Конституция призвана трансформироваться из средства и способа узурпации права относительно небольшим по численности слоем общества в средство и способ легализации права обществом и во имя интересов общества и его членов. Из закона, установленного государством и ограничивающего права общества и его членов, она должна превратиться в закон, установленный народом и предусматривающий обязательства государства перед человеком, различными социальными структурами и обществом в целом. По существу это – продуманная модель юридического оформления наиболее важных сторон жизни общества.

Вместе с тем, Конституция таким образом формирует механизм сочетания национальных ценностей и идеалов с процессами, характерными для современной цивилизации в целом независимо от социальных, национальных или территориальных рамок, в которых она развивается. В связи с этим логическая система познания сущности Конституции требует учета и ее международного аспекта. Речь в этом случае идет о том, насколько точно в Основном Законе отражается занимаемое государством в международном сообществе место, о целях его внешнеполитической деятельности, характере и принципах взаимоотношений с другими участниками международного общения.

В широком социальном плане проблема заключается в возрождении самых тесных связей нашего общества как части современной цивилизации с мировым развитием, преодолении самоизоляции страны и учете общих для всего международного сообщества закономерностей общественно-исторического развития. Что касается юридического аспекта этой проблемы, то он состоит, с одной стороны, в признании за принципами и нормами международного общения политико-правообразующего значения, а с другой стороны, – в конституционном закреплении ориентации Российской Федерации на широкое международное сотрудничество со всеми странами во имя достижения мира, безопасности, свободы, самоопределения народов.

В связи с этим в преамбуле Конституции Российской Федерации отмечается приверженность многонационального народа Российской Федерации общепризнанным принципам равноправия и самоопределения народов и осознание себя частью мирового сообщества. Согласно статье 15 Конституции общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются частью ее правовой системы и, следовательно, непосредственно порождают обязанности государства, его органов и должностных лиц. Права и свободы человека и гражданина в РФ также признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ (статья 17). Согласно статье 63 общепризнанные нормы международного права выступают критерием предоставления Российской Федерацией политического убежища иностранным гражданам и лицам без гражданства.

Таким образом, общепризнанные принципы и нормы международного права, которые могут рассматриваться как юридическая форма выражения общечеловеческих целей, ценностей и интересов, имеют правообразующее значение и обязательны для Российского государства в той же мере, в какой они обязательны для всех других субъектов межгосударственных отношений. Сказанное, однако, не означает отказа России от собственных приоритетов и целей внешней политики. Во внешней политике не могут не учитываться совпадение, близость или различие интересов государства с интересами других участников международных отношений, генетически и по существу обусловленные совпадением или различием их природы, коренных целей, геополитических и прочих условий. И Конституция России с большей или меньшей степенью формальной определенности выражает и на самом высоком юридическом уровне закрепляет основные цели и принципы внешней политики Российской Федерации, которые основываются на общепризнанных и общеобязательных началах международного общения.


3. КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 1993 г.

3.1 Основные черты и особенности Конституции Российской Федерации 1993 г.

Конституция России – это нормативный правовой акт высшей юридической силы, закрепляющий основы конституционного стоя; основы правового статуса человека и гражданина; федеративное устройство; систему, принципы организации и деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления.[16]

Принципиальная особенность Конституции Российской Федерации от 12 декабря 1993 года определяется тем, что она имеет качественно новую концептуальную основу по сравнению со всеми ранее действовавшими Советскими Конституциями. Она решительно отказалась от политического и идеологического монополизма, от закрепления классово-политических приоритетов и ориентируется на общедемократические ценности, выработанные мировым конституционализмом. В соответствии с этим впервые закрепляются основы конституционного строя как правовое выражение гражданского общества; в качестве высшей социальной и конституционной ценности провозглашаются человек, его права и свободы; признаются и получают свою реализацию принципы разделения властей, политического и идеологического плюрализма, многообразия форм собственности и форм хозяйствования, федерализма, местного самоуправления и т, д. При всей сложности и противоречивости процесса разработки и принятия новой Конституции РФ следует признать, что она имеет качественно новую для нас сущностную характеристику: это юридическое средство поддержания и обеспечения гражданского мира и согласия в обществе на основе объективно сложившегося в нынешних условиях соотношения сил.

Характерной чертой Конституции России является также ее прямое действие. В соответствии с этим конституционные нормы не нуждаются в каком либо ином правовом подтверждении. Это придает им действительную высшую юридическую силу и служит гарантом от их искажения.

Наконец, для Конституции Российской Федерации характерны незыблемость и обеспечение прав и свобод человека и гражданина. Это выражается в том, что Конституция провозглашает, что "признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства"[17] . При этом особо подчеркивается, что "человек, его права и свободы являются высшей ценностью". В Конституции закрепляются и гарантируются права и свободы человека и гражданина в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права.

Наконец, Конституция 1993 года обладает и такими, важными юридическими характеристиками, как реальность (проявляющаяся в соответствии юридической Конституции реальным общественным отношениям, составляющим фактическую конституцию российского общества); ее учредительный характер, благодаря которому Конституция 1993 года возвела на правовой уровень и придала юридическое значение фактически сложившимся новым институтам и учреждениям демократической российской государственности в формирующейся рыночной экономики. Важной является и такая юридическая характеристика Конституции 1993 года, как ее повышенная (особенно по сравнению со всеми прежними Советскими Конституциями) стабильность. Материальной предпосылкой стабильности Конституции является ее реальность, а юридической - особый, усложненный порядок пересмотра и внесения конституционных поправок.

Принципиально новая концептуальная основа Конституции 1993 года и, соответственно, ее новое содержание а также новые юридические характеристики этого документа и должны обеспечить реализацию функций Конституции Российской Федерации как Основного Закона государства и общества.

Таким образом, характерной чертой Конституции РФ 1993 г. является ее адекватный характер складывающимся в обществе общественным отношениям. Она отражает переходный характер российского общества, противоречивый способ его существования. К характерной черте Конституции РФ 1993 г. относится наличие в ней основополагающих положений. Она содержит нормы, регулирующие наиболее важные общественные отношения и служащие правовой основой для текущего законодательства. Поэтому по своему содержанию они предельно абстрактны, ибо имеют своей целью закрепление самого главного в общественных отношениях.

3.2 Содержание юридических свойств и функций Конституции

Роль конституции в обществе реализуется и в ее функциях. Можно выделить три ее функции: политическую, правовую и гуманистическую.

Конституция 1993 года обладают важными юридическими свойствами, которые позволяют ей осуществлять функции Основного Закона государства и общества. Во-первых, она обладает высшей юридической силой и пользуется повышенными гарантиями и средствами правовой защиты (особое значение в ряду этих средств имеет конституционный контроль за соответствием Конституции всех других нормативно-правовых актов, осуществляемый Конституционным Судом РФ). Во-вторых, Конституция 1993 года, имеет «прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации»[18] . Это означает, что все конституционные нормы должны получать свою реализацию в повседневной деятельности всех государственных органов и должностных лиц независимо от того, имеют ли эти нормы Конституции свою конкретизацию в отраслевом законодательстве.

Роль конституции в обществе реализуется в ее функциях.Политическая функция Конституции РФ заключается прежде всего в признании и закреплении политического многообразия, многопартийности, идеологического плюрализма. Предоставляя политическим силам равные возможности в борьбе за государственную власть, конституция только запрещает действия, направленные на насильственное изменение основ конституционного строя, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

Конституция не допускает вмешательства общественных объединений в деятельность органов государства и тем более создание политических организаций в их структурных подразделениях. В свою очередь и государственные органы не должны вмешиваться в деятельность общественных формирований.

Следующая функция Конституции РФ - правовая. Она заключается в том, что Конституция выступает ядром правовой системы общества, учреждает основополагающие правовые положения, являющиеся исходными и определяющими для различных отраслей права. Конституция как бы стягивает действующее законодательство в единую целостную систему, придавая ему согласованный характер. Обладая высшей юридической силой, она обеспечивает упорядочение и надлежащее правовое регулирование общественных отношений с помощью системы взаимосвязанных и внутренне соподчиненных нормативных актов государства. А в основе их реализации лежат такие краеугольные положения конституции как государственный суверенитет, права и свободы человека и гражданина, верховенство законов, принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную и т.д.

Целевое назначение Конституции Российской Федерации выражается и в ее гуманистической функции. Она состоит в том, что в Конституции воплощаются общечеловеческие ценности, закреплены права и свободы, характерные для цивилизованного общества, объявляются составной частью правовой системы государства общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, провозглашается, что человек, его судьба являются высшей ценностью. При этом конституция возлагает на государство обязанность обеспечения его достойного и цивилизованного существования.

Основные черты и юридические свойства конституции отражают ее особое место в системе права, специфику механизма конституционного регулирования общественных отношений. К числу этих характеристик можно отнести следующие: легитимность, перспективность, преемственность, верховенство, стабильность, особый порядок принятия и пересмотра конституции, внесения в нее поправок[19] .

Легитимный характер Конституции РФ 1993 года заключается в том, что она была принята конституционным референдумом, который проводился впервые за всю историю существования России. Гражданам предоставлялся проект, предложенный Президентом РФ и одобренный Конституционным совещанием.

В этом выражается еще одна существенная черта конституции: в наличии особого субъекта – народа, который устанавливает конституцию и от имени которого она принимается. В Конституции Российской Федерации 1993 года наиболее последовательно, по сравнению с предшествующими, отражена рассматриваемая черта, в ее преамбуле сказано: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации … принимаем КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».

Конституция является своего рода моделью для регулирования новых общественных отношений. Вот почему ей присущ прогностический характер, такая черта как перспективность. Поэтому наряду с закреплением итогов достигнутого в Конституции Российской Федерации 1993 года отражаются стремления и цели, представляющие задачи будущего, исторические перспективы.

Важной чертой конституции является ее преемственность. Она обусловлена непрерывностью исторического развития государственности. Она обусловлена непрерывностью исторического развития государственности.

Ядро преемственности федеральной Конституции 1993 года – российский народ, суверенная государственная власть, государственное единство России.

Идея преемственности новой российской Конституции содержится в ее преамбуле, где выражена воля народа к сохранению исторически сложившегося государственного единства, незыблемости демократического строя, осознание ответственности за свою Родину перед нынешними и будущими поколениями.

Важной чертой конституции правового государства является ее реальность. Главным критерием для оценки реальности конституции служит соответствие ее действительности. Если конституция и действительность находятся в единстве, если обеспечивается соответствие конституционных предписаний социально-экономическим условиям развития общества, можно говорить о реальности конституции.

Юридические свойства - это правовые признаки конституции как основном закона государства. Рассмотрим, какими свойствами она обладает.

В Конституции Российской Федерации 1993 года впервые в истории страны получил закрепление принцип верховенства. Ни в одной из предыдущих конституций России такого положения не содержалось. Установление в Конституции 1993 года принципа верховенства на всей территории России[20] означает прежде всего утверждение в нашей стране конституционного строя, стремление к созданию правового государства. В признании верховенства Конституции заложена не свойственная прежним, советским конституциям идея подчинения государства конституции, праву.

В ст. 15 Конституции Российской Федерации закрепляется, что Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории России.

Высшая юридическая сила Конституции означает не только то, что законы и иные нормативные акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции России, но и то, что органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения должны соблюдать Конституцию Российской Федерации.

Таким образом, высшая юридическая сила Конституции характеризует ее место в иерархии нормативных правовых актов, действующих в российской Федерации.

Конституция России является ядром правовой системы государства и системы права. Именно Конституция определяет сам процесс правотворчества - устанавливает, какие основные акты принимают различные органы, их наименования, юридическую силу, порядок и процедуру принятия законов.

Именно Конституция определяет сам процесс правотворчества – устанавливает, какие нормативные акты принимают различные органы, их наименования, юридическую силу, порядок и процедуру принятия законов. В самой Конституции названы многие федеральные конституционные законы и федеральные законы, которые должны быть приняты в соответствии с ней.

К юридическим свойствам Конституции Российской Федерации относится ее особая охрана, в которой задействована вся система органов государственной власти, осуществляющих эту охрану в различных формах.

Конституции закрепляет, что Президент Российской Федерации является ее гарантом. В своей присяге он обязуется соблюдать и защищать Конституцию Российской Федерации[21] .

Президент вправе приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в случае противоречия их федеральной Конституции. Президент, Совет Федерации и Государственная Дума Федерального Собрания могут инициировать процедуру разрешения дел в Конституционном Суде России о соответствии Конституции нормативных актов, указанных в ст. 125 Конституции.

Конституционный суд играет важную роль в охране Конституции. Он рассматривает дела о соответствии Конституции Российской Федерации законов и иных нормативных актов как федеральных органов власти, так и субъектов Федерации. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу, а не соответствующий Конституции российской Федерации международный договор не подлежит введению в действие и применению.

Конституцию Российской Федерации отличает и особый, установленный порядок ее пересмотра и внесения в нее поправок.

В действующей Конституции, в отличие от предшествующих, отсутствует положение о том, что право принятия Конституции относится к компетенции какого-либо органа государственной власти. Устанавливается, что принятие и изменение Конституции Российской Федерации составляет предмет исключительной компетенции Федерации[22] . Тем самым была принята концепция установления конституции особой, учредительной властью, а не обычной, законодательной властью.

Принятие новой Конституции отнесено к полномочиям Конституционного Собрания, которое только и может принять ее 2/3 голосов от общего количества его членов или вынести на всенародное голосование. При проведении референдума Конституция считается принятой, если за нее проголосовало более половины избирателей, принявших участие в голосовании, при условии, что в нем приняло участие более половины избирателей.

В заключении, необходимо отметить, что Конституция является фундаментом системы права, главным системообразующим фактором базой для кодификации и систематизации законодательства. На основе Конституции Российской Федерации и конституций республик в ее составе осуществляется упорядочение всей системы законодательства, его расистка и освобождение от устаревших норм. Комплексное развитие всех отраслей законодательства на базе новой Конституции обеспечивает наилучшие условия для формирования демократического правового государства, упрочения режима законности и правопорядка.

Таким образом, можно сделать вывод: юридическая природа Конституции РФ проявляется в ее чертах и юридических свойствах, которые отражают специфику ее нормативно-правового содержания. Каждая черта Конституции РФ характеризует определенный аспект ее содержания как сложного, многопланового правового феномена. Только взятые вместе эти черты и свойства дают исчерпывающее представление о Конституции РФ в целом.

Основные черты и юридические свойства Конституции взаимосвязаны и взаимозависимы, существуют не изолированно друг от друга и проявляются в системе, оказывая друг на друга влияние. Они представляют собой не простую совокупность, а органическое единство, целостную систему и выражают качественную определенность содержания Конституции.

3.3 Отражение в Конституции государственного устройства Российской Федерации

Федеративному государству свойственна конституционная система, состоящая из федеральной конституции и конституций субъектов федерации. Каждая федерация является объединением государственных образований, которые обладают определенными признаками государства, и прежде всего — правом принимать свои конституции. Так, в США каждый штат имеет свою конституцию, в ФРГ — каждая земля, в Швейцарии у каждый кантон и т. д. Встречаются, хотя и редко, федерации, в которых субъекты не имеют своих конституций — в Индии, например, конституция принята только в штате Джамму и Кашмир.

Принятие конституций субъектами федерации не является свидетельством их полного суверенитета — сам по себе факт вхождения в федеративный союз означает отказ от основных суверенных прав (в области обороны, финансов, внешних сношений). Поэтому конституционная теория и практика в федеративных государствах не рассматривает субъекты федерации как суверенные государства и не признает право их выхода из федерации, а конституции этого и не закрепляют. Исключение составляла советская федерация, в которой союзные республики рассматривались как суверенные государства с правом выхода, что в практической жизни значения не имело, но юридически способствовало распаду СССР.

Ныне в Российской Федерации также возникло положение, когда конституции ряда ее субъектов (Республики Татарстан, Башкортостан, Марий Эл) закрепили суверенитет своего государства, а конституция самопровозглашенной Чеченской Республики — Ичкерии объявила государство не только суверенным, но и равноправным субъектом; в системе мирового содружества наций. Однако, если рассматривать такое положение не с политической, а с юридической точки зрения, то станет ясным противоправный характер попыток обосновать суверенный характер субъектов Российской Федерации. Ни один из них не имеет корней государственной независимости и никогда не обладал правом выхода из Российской Федерации. Конституции этих республик в данном случае закрепили положение, которое в его полном значении нельзя квалифицировать иначе, как юридически несостоятельное.

Сосуществование федеральной конституции и конституций субъектов федерации всегда порождает вопрос об их соотношении. В самой общей форме он решается на основе верховенства федеральной конституции и обязанности конституций субъектов федерации соответствовать ей. Но при этом есть ряд конкретных вопросов, требующих ответа. Это, прежде всего, вопрос о разграничении компетенции федеральных органов государственной власти и соответствующих органов субъектов федерации. Он решается путем установления исключительной компетенции как федерации, так и ее субъектов, а также — их совместной компетенции. Фактически это означает, что конституционная система федеративного государства утверждает полный суверенитет союза и ограниченный (остаточный) суверенитет субъектов. При этом конституции субъектов федерации устанавливают свою систему органов государственной власти, судебную систему, систему органов местного самоуправления.

Содержание конституций субъектов федерации весьма неоднородно. В прежних тоталитарных федерациях (СССР, Югославии) они просто повторяли положения федеральной конституции, вследствие чего не имели большого значения. В демократических федерациях, где субъекты, как правило, не представляют национальную государственность, их конституции в основном преследуют цель как бы разукрупнить федеральную власть. Практически не встречаются расхождения с федеральной конституцией по вопросам прав и свобод человека, а механизм власти функционирует в пределах точно очерченной компетенции. Конституции поэтому внешне кажутся малозначительными, но на деле весьма важны для предотвращения чрезмерной концентрации власти, способной угрожать свободе людей. В то же время в этих конституциях подчас заметно увлечение законодателей местной государственной символикой (закрепление своего флага, гимна, "официальных" птиц или рыб в ряде штатов США и др.), а также включение в тексты малозначительных и даже парадоксальных положений (кантоны в Швейцарии).

Конституции субъектов Российской Федерации теоретически призваны выразить особенности национальной государственности, но они все же не содержат чего-либо принципиально национального (кроме, пожалуй, названий законодательных органов, закрепления того или иного языка в качестве государственного, государственной символики). Многие из этих конституций принимались под сильным давлением националистических сил, главным образом стремившихся воплотить в них национальный суверенитет. При этом ряд конституций оказался в противоречии с федеральной, вследствие чего процесс создания конституционной системы Российской Федерации пока нельзя считать завершенным.

Различия между конституциями в известной мере объясняются тем, что они были приняты в различное время. Такконституции Кабардино-Балкарии, Карелии, Чувашии, Мордовии, Марий Эл были приняты в конце 70-х гг., хотя затем изменялись и дополнялись.

Конституции республик как и уставы других субъектов РФ, закрепляют права и свободы граждан практически в том же объеме, что и Конституция РФ, так что смысл такого закрепления, имея в виду действие федеральной Конституции на всей территории Российской Федерации, не особенно велик. Он, однако, объясним, когда дело заключается в установлении дополнительных гарантий конституционных прав или в их расширении, но это встречается крайне редко - гораздо чаще устанавливаются непредусмотренные федеральным законодательством и международными обязательствами России ограничения избирательных прав граждан (например в Республике Калмыкия), свободы передвижения и выбора места жительства (Республика Саха— Якутия, Ставропольский край, Ростовская область), искусственное сужение перечня объектов, которые могут находиться в собственности физических лиц. Уставами некоторых субъектов РФ предусматривается возможность ограничения прав и свобод граждан этих территорий областными законами, хотя регулирование прав и свобод человека и гражданина находится в исключительном ведении Российской Федерации, т. е. они могут быть ограничены только федеральным законом[23] . Субъектами РФ принято много нормативных актов, определяющих правовой статус личности, но в результате возникли различные стандарты по вопросам, касающимся депутатской неприкосновенности, занятия предпринимательской деятельностью, регистрации приобретенных в собственность жилых помещений и др.

Во многих конституциях и уставах не обеспечивается равноправие граждан независимо от национальности, места жительства и других обстоятельств. В них, в частности, права и свободы человека и гражданина увязываются с гражданством или особым статусом жителя, устанавливаются ограничения на передвижение и выбор места жительства, устанавливается предельный возрастной ценз для глав администраций (55 или 60 лет), ценз оседлости для избирательного права (свыше года), иммиграционные квоты и т. д., хотя регулирование прав и свобод, в том числе гражданства, относится к исключительному ведению Российской Федерации.

В подавляющем большинстве конституций и уставов закрепляется признание верховенства Конституции РФ. Однако часто положения о верховенстве и приоритете конституций, уставов, законов и иных нормативных правовых актов субъекта РФ на его территории формулируются без учета положений Конституции РФ о верховенстве и действии Конституции РФ и федеральных законов на всей территории Российской Федерации без каких-либо ограничений[24] .

Конституции по-разному определяют статус республики. Так, в Конституции Республики Северная Осетия—Алания закреплено, что эта республика является "государством» добровольно входящим в состав Российской Федерации", а в конституциях республик Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Калмыкия, Коми, Ингушетия, Саха (Якутия) — что они являются субъектами Российской Федерации. Конституцией Республики Тывы устанавливается вхождение этой республики в состав Российской Федерации на основе Федеративного договора, но провозглашается право на выход из состава Федерации по итогам всенародного референдума. Республика Татарстан идет дальше, определяя себя как "суверенное государство, субъект международного права, ассоциированное с Российской Федерацией — Россией на основе Договора о взаимном делегировании полномочий и предметов ведения".

Кроме Ингушетии и Калмыкии, все республики конституционно закрепили статус суверенных государств. Некоторые республики закрепили положение, согласно которому их отношения с Российской Федерацией строятся на делегировании части своих полномочий в пользу федерации (Бурятия, Башкортостан, Саха (Якутия)).

Основные законы (уставы) других субъектов РФ (краев, областей и др.) менее претенциозны. Они закрепляют равноправие всех субъектов РФ, подчеркивая этим, что ничем не отличаются от республик, но в отличие от республик не закрепляют государственный суверенитет или статус государства. Встречаются» правда, формулировки, закрепляющие статус самостоятельного государственного образования (Ставропольский край) или государственно-территориального образования в составе Российской Федераций (Оренбургская область). В разных формах уставы краев и областей декларируют отсутствие права выхода из Российской Федерации, почти все закрепляют верховенство Конституции РФ на своей территории.

Определенной спецификой отмечены уставы городов Москвы и Санкт-Петербурга, Они обладают статусом субъектов РФ как "города федерального значения", хотя данное понятие в отношении Санкт-Петербурга никакими правовыми актами не раскрывается. В отличие от других субъектов РФ, законодательные и исполнительные органы этих городов являются одновременно органами государственной власти субъекта РФ и органами городского (местного) самоуправления, что и закрепляется в их уставах.

Почти во всех конституциях и уставах в разделах о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти субъекта РФ и федеральными органами государственной власти имеются отклонения от соответствующих положений Конституции РФ. Так, часто устанавливается верховенство субъекта РФ в отношений национальных богатств, его исключительная собственность на землю и ее недра, воды, леса, растительный и животный мир, другие природные ресурсы, находящиеся на его территории. Субъекты РФ относят к своему ведению право осуществлять финансовое, банковское, валютное, денежно-кредитное регулирование. Вместо осуществления международных и внешнеэкономических связей к ведению субъекта РФ нередко относят международные квнешнеэкономические отношения и соответствующие договоры.

Многие конституции и уставы проявляют явное непонимание принципа разделения властей, распространяющееся не только на федеральную власть, но и на систему органов государственной власти субъектов РФ. Так, во многих из них не только отдается приоритет законодательному (представительному) органу государственной власти субъекта РФ в: законодательном процессе, но и сам процесс кадрового формирования органов исполнительной власти относится к Полномочиям законодательного (представительного) органа государственной власти. Руководители органов исполнительной власти субъектов РФ иногда наделяются полномочиями, которыми они не могут обладать согласно Конституции РФ, например, правом введения на территории или в отдельных местностях субъекта РФ чрезвычайного положения или правом помилования

Таким образом, важнейшей задачей в федеративном государстве, в частности в Российской Федерации, является соответствие республиканских конституций федеральной Конституции.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В завершении данной курсовой работы необходимо подвести некоторые итоги проведенного исследования.

Российская Конституция - это документ своего времени. Она рассчитана по меньшей мере на переходный период развития России, о продолжительности которого еще идут жаркие споры. Одна из важнейших исходных задач при разработке проекта Конституции состояла как раз в том, чтобы создать механизмы, обеспечивающие устойчивость государственного экономического, общественного строя именно с учетом особенностей переходного периода. Другая не менее характерная черта проявляется в провозглашении принципов, которые еще предстоит внедрить в жизнь. Вряд ли можно сегодня сказать, что Конституция 1993 г. действует в полную силу, поскольку ее реализация сталкивается с массой трудностей, порождаемых экономическими, социальными, политическими и другими факторами. На конституционном развитии несомненно сказывается нерешенность многих главных задач, стоящих перед страной, отсутствие должной стабильности.

Со временем проявляются как сильные, так и слабые стороны самой Конституции, обнаруживаются "белые пятна" и несогласованности. Конечно, далеко не все можно было предусмотреть на этапе подготовительной работы, да и обстановка того времени накладывала отпечаток на темпы и результаты разработки Конституции. Новое законодательство, деятельность Конституционного Суда, конституционная практика в целом, само время снимают многие вопросы. Но жизнь постоянно привносит много нового и порой неожиданного. В этих условиях обновление комментария призвано облегчить понимание изменяющейся ситуации, четче видеть связь времен, легче прогнозировать будущие нововведения.

В рамках первой главы было сформулировано само понятие Конституции как Основного Закона страны, выражающего волю господствующего класса или всего общества и закрепляющий основы общественного и государственного строя, права и свободы человека и гражданина. Были представлены различные в мировой конституционно-правовой практике взгляды на содержание Конституции и ее сущности. Определены основные юридические свойства Конституции: в верховенстве конституции, ее высшей юридической силе, особой охране Конституции, особом порядке ее принятия и пересмотра Конституции, внесения в нее поправок.

"Сущность конституции", рассмотренная во второй главе – многоплановая категория, имеющая различные аспекты и состоящая из ряда "модулей". Выступая универсальной объективной характеристикой конституции, она не остается неизменной, а, напротив, претерпевает значительные изменения, обусловленные развитием социальной и интернациональной структуры общества и его местом в международном сообществе, и поэтому для правильной оценки содержания этой категории в современных условиях необходим учет как национальных, так и общецивилизационных ценностей и интересов. На новом этапе конституционного строительства Конституция должна выражать и закреплять интересы не какого-либо класса, социального слоя, группы или политической партии, а сочетание и сбалансированное взаимодействие экономических, политических, социальных и культурных интересов, целей и ценностей всех классов и социальных слоев, наций и народностей страны, граждан и государства, а также сочетание и сбалансированное взаимодействие внешнеполитических интересов и целей Российской Федерации с целями и интересами других участников международного общения с учетом общих для всего международного сообщества принципов и норм межгосударственных отношений.

Это – главные направления и аспекты сущностной характеристики Конституции. Они присутствуют во всех конституционных институтах и нормах и с большей или меньшей степенью формальной определенности выражаются в государственно-правовой регламентации власти, суверенитета и свободы личности в нашем обществе, которые и составляют три кита российского конституционализма.

Более подробно основные черты, сущность, принципы и юридические свойства были рассмотрены в третьей главе работы на примере Конституции Российской Федерации.

В частности, в данной главе подчеркивается, что основные черты и юридические свойства Конституции взаимосвязаны и взаимозависимы, существуют не изолированно друг от друга и проявляются в системе, оказывая друг на друга влияние. То есть они представляют собой не простую совокупность, а органическое единство, целостную систему и выражают качественную определенность содержания Конституции.

Юридическая природа Конституции РФ проявляется в ее чертах и юридических свойствах, которые отражают специфику ее нормативно-правового содержания. Каждая черта Конституции РФ характеризует определенный аспект ее содержания как сложного, многопланового правового феномена. Только взятые вместе эти черты и свойства дают исчерпывающее представление о Конституции РФ в целом.

Высшая юридическая сила Конституции характеризует ее место в иерархии нормативных правовых актов, действующих в российской Федерации.

Конституция России является ядром правовой системы государства и системы права. Именно Конституция определяет сам процесс правотворчества - устанавливает, какие основные акты принимают различные органы, их наименования, юридическую силу, порядок и процедуру принятия законов.

Конституция является фундаментом системы права, главным системообразующим фактором базой для кодификации и систематизации законодательства. На основе Конституции Российской Федерации и конституций республик в ее составе осуществляется упорядочение всей системы законодательства, его расистка и освобождение от устаревших норм. Комплексное развитие всех отраслей законодательства на базе новой Конституции обеспечивает наилучшие условия для формирования демократического правового государства, упрочения режима законности и правопорядка.

В современных условиях Российского федеративного государства наивысшая юридическая сила перешла к Конституции РФ. Она подлежит применению на всей территории России; конституции республик в составе Российской Федерации, акты иных ее субъектов не могут противоречить Российской Конституции.

Нынешние республики в составе РФ — это бывшие автономные республики, в которых действовали соответствующие конституции. Но все они приняли декларации о своем государственном суверенитете и на основе деклараций разработали (или разрабатывают) новые республиканские конституции, закрепляющие статус этих республик в составе Российской Федерации. Кроме того, образован ряд республик из бывших автономных областей. Некоторым из них предстоит разработать и принять собственные конституции.

Важнейшей правовой проблемой современности является достижение соответствия республиканских конституций федеральной Конституции, недопустимость противоречия ей корённых положений конституций республик, равно как уставов и других правовых актов остальных субъектов Российской Федерации. Пределы самостоятельности в осуществлении государственной власти республик и иных субъектов ограничиваются едиными основами конституционного строя Российской Федерации и общими принципами организации представительных и исполнительных органов власти, из чего и должны исходить республиканские конституции. К сожалению, не всегда конституционное законодательство республик отвечает единым основаниям и общим принципам Российской Конституции, что порождает конституционные коллизии и требует приведения в действие соответствующих механизмов разрешения возникающих разногласий.

Современные условия развития Российской Федерации создали явно выраженную потребность в обеспечении регулирования изменившихся общественных отношений и поставили общество перед необходимостью подготовки новой Конституции. Принятая всенародным голосованием Конституция РФ 1993 года явилась тем основополагающим источником права, который создал юридическую базу для всей последующей правотворческой деятельности государства.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации. М. 1993 г.

2. Указ Президента РФ № 1400 от 21 сентября 1993 года «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. № 39. Ст. 3597.

Научная литература

3. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1998.

4. Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право Российской Федерации: учебник для юридических вузов и факультетов. М.: Изд. группа ИНФРА. М - КОДЕКС, 1996.

5. Гаджиев ТА. Защита основных экономических прав и свобод предпринимателей за рубежом и в Российской Федерации. М., 1995 г.

6. Государственное право Российской Федерации. Учебник/ Под ред. О.Е. Кутафина. – М.: Юрид литература , 1996 г.

7. Ежегодное Послание Президента России «О действенности государственной власти в России //Российская газета. 1995 г. 17 февраля.

8. Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб, 1908.

9. Керимов Б.Ф. Основы философии права. М., 1992 г.

10. Коваленко А.И. Конституционное право России. Учебник. – М.: Закон и проавопорядок, 1997г.

11. Козлова Е.И. Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник. – М.: Юристъ, 1998 г.

12. Конституционное право России. Учебник. – Под ред. В.Г. Стрекозова, Ю.Д. Казанчева. – М.: Новый Юрист, 1997 г.

13. Конституционное совещание. Информационный бюллетень. № 3. Декабрь. 1993.

14. Конституция Российской Федерации: Научно-практический комментарий. /Под ред. акад. Б.Н. Топорина. – М.: Юристь, 1997 г.

15. Кутафин О.Е. Государственное право Российской Федерации: учебник. М.: Юридическая литература , 1996.

16. Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 17.

17. Ориу М. Основы публичного права.

18. Советское государственное право /Под ред. С.С.Кравчука. М., 1975.

19. Стрекозов В.Г., Казанчев Ю.Д. Конституционное право России: учебник. М.: Новый Юрист, 1997.

20. Топорин Б.Н. Конституция Российской Федерации: научно-практический комментарий. М.: Юристь, 1997.

21. Фарбер И.В., Ржевский В.А. Вопросы теории советского конституционного права. Саратов. 1967 г.

22. Фридман М., Хайек Ф. О свободе. Минск, 1990.

23. Чиркин В.Е. Основы государственной власти. - М.: Юристъ, 1996 г.

Материалы юридической практики

24. Постановления Конституционный Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. "По делу о толковании статьи 136 Конституции РФ" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации, 1995, № 6.

Размещено на http://www.


[1] Советское государственное право /Под ред. С.С.Кравчука. М., 1975. С.55.

[2] В.Е. Чиркин. Основы государственной власти. –М.: Юристъ, 1996. – С.56

[3] Чиркин В.Е. Основы государственной власти. М.: Юристъ, 1996 г. С.56

[4] Фарбер И. В., Ржевский В. А. Вопросы теории совет­ского кон­ституционного права. Саратов. 1967 г. С. 181.

[5] Государственное право РФ. Учебник. / Под ред О.Е. Кутафина. – М.: Юридическая литература,1996. С.43.

[6] Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб, 1908. С.371.

[7] Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 17. С.345.

[8] Байтин М.И. Сущность и типы государства //Теория государства и права /Под ред. Н.И.Матузова, А.В Малько. Саратов, 1995. С.41.

[9] Керимов Б.Ф. Основы философии права. М., 1992 г. С. 134.

[10] Фридман М., Хайек Ф. О свободе. Минск, 1990. С. 10.

[11] Гаджиев ТА. Защита основных экономических прав и свобод предпринимателей за рубежом и в Российской Федерации. М., 1995 г. С. 54.

[12] Постановления Конституционный Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. "По делу о толковании статьи 136 Конституции РФ" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации, 1995, № 6, С. 12-13.

[13] Ориу М. Основы публичного права. С.630.

[14] Ориу М. Основы публичного права. С.632.

[15] Конституционное совещание. Информационный бюллетень. № 3. Декабрь. 1993. С.7

[16] Государственное право РФ. Учебник./ Под ред О.Е. Кутафина. М.: Юридическая литература, 1996 г. С.44

[17] Конституция Российской Федерации. М. 1993 г. ст. 2.

[18] Конституция Российской Федерации 1993 г. ст. 15.

[19] Коваленко А.И. Конституционное право России. Учебник. – М.: Закон и проавопорядок, 1997 г. С. 215.

[20] Конституция Российской Федерации. М. 1993 г. ч. 2 ст. 4.

[21] Конституция Российской Федерации. М. 1993 г. ст. 80, ст. 82.

[22] Конституция Российской Федерации. М. 1993 г. ст. 71.

[23] Конституция Российской Федерации. М. 1993 г. ст. 55.

[24] Конституционное право России. Учебник. – Под ред. В.Г. Стрекозова, Ю.Д. Казанчева. – М.: Новый Юрист, 1997 г. С 284.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий